BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-833

Share with friends in SM

"...Нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, что не было бы узнано".

Мф. 10 : 26

Перу выдающегося деятеля социалистического движения начала XX столетия, одного из вождей Ноябрьской революции 1918 г. и создателей Коммунистической партии Германии К. Либкнехта (1871-1919) принадлежит книга "Исследования законов общественного развития" 1 , в которой были подвергнуты краткие воззрения К. Маркса 2 . Эта критика касалась не каких-либо второстепенных теоретических вопросов, а самых коренных проблем марксистского учения - материалистического понимания истории, теории стоимости и прибавочной стоимости. Именно благодаря открытиям К. Маркса в этих областях социализм, по словам Ф. Энгельса, перестал быть утопией и превратился в науку 3 .

Серьезность критических суждений Либкнехта нельзя рассматривать как "случайную обмолвку" "заблудившегося" в теоретических исканиях марксиста. По существу, в рассматриваемом случае речь идет во многом о двух разных мировоззренческих позициях, двух философских и социологических направлениях, системах взглядов по коренным теоретическим проблемам социальной жизни.

На протяжении 10-15 лет отечественная историческая наука постепенно освобождалась от штампов и стереотипов, сложившихся десятилетиями и отнюдь не способствовавших выяснению исторической истины. Настало время сказать всю правду и о К. Либкнехте.

Свои философско-социологические идеи Либкнехт обстоятельно изложил в упомянутой книге "Исследования законов общественного развития", до сих пор почти неизвестной российскому читателю. Она не издавалась на русском языке и не была включена в 9-томное собрание сочинений Либкнехта в ГДР 4 . Это вполне логично может быть объяснено тем, что изложенная в ней философская и социологическая концепция существенно отличается от Марксовой, а в ряде пунктов прямо противостоит ей. Тем самым разрушается утвердившийся в марксистской историографии образ Либкнехта как "правоверного", последовательного марксиста, твердо стоявшего на позициях учения Маркса и руководствовавшегося на практике теоретическими постулатами марксизма.

Либкнехту не удалось полностью завершить книгу. Он создавал ее на протяжении 25 лет, в крайне сложных условиях, главным образом во время заключения в тюрь-


Айзин Борис Аронович - доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник-консультант Института всеобщей истории РАН.

1 Liebknecht К. Studien dber die Bewegungsgesetze der gesellschaftlichen Entwicklung. Munchen, 1922.

2 См. Айзин Б.А. Неизвестный К. Либкнехт. Критика взглядов К. Маркса. - Новая и новейшая история, 2000, N 5.

3 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 19. с. 209.

4 Liebknecht К. Uesammelte Reden und Schriften, Bd. I-IX. Berlin, 1958-1968.

стр. 86


мах. По свидетельству жены Либкнехта, Софьи Борисовны Либкнехт (девичья фамилия Рисе), работу над давно задуманным исследованием Либкнехт начал во время заключения в крепости Глац в 1907-1909 гг. 5 . Здесь условия были сравнительно сносные для исследовательских занятий: Либкнехт имел свободное время и располагал возможностью получать необходимую литературу.

Затем последовал длительный семилетний перерыв в 1909- 1916 гг., когда Либкнехт был полностью поглощен политической, а также адвокатской деятельностью.

Первый вариант рукописи был безвозвратно утерян, и Либкнехт возобновил работу над книгой заново в каторжной тюрьме в 1916-1918 гг. Там работа, как отмечала Софья Борисовна, была крайне затруднена - не только тяжелыми условиями заключения, крайней нехваткой свободного времени, но, главное, очень ограниченной возможностью получения необходимой литературы. Книгу пришлось писать почти заново, в значительной мере по памяти.

Как и в крепости Глац, Либкнехт фиксировал свои мысли в нескольких тетрадях и на множестве отдельных крошечных листков, которые частично удавалось переправлять "на полю" во время посещений жены 6 .

В 1922 г., уже после гибели Либкнехта, сохранившиеся материалы рукописи удалось издать отдельной книгой. С тех пор произведение Либкнехта было переиздано лишь один раз - в 1974 г. западногерманским ученым O.K. Флехтхеймом 7 .

Либкнехт придавал своему исследованию очень большое значение: идеи книги составляли основу всего мировоззрения ее автора, служили теоретической базой его кипучей деятельности. Передавая жене из тюрьмы свои рукописные материалы, он был очень озабочен их сохранностью. "Все время беспокоюсь, - писал он из тюрьмы жене в начале апреля 1917 г., - сумела ли ты сложить, проверить и сохранить мои теперешние записки... Это намного важнее, чем мое физическое здоровье. Если и эта моя работа, этот строительный материал - полуфабрикат для более обширного замысла, - пропадет, как пропало уже столь многое, мне это повредит впоследствии больше, чем физическое недомогание" 8 . В одной из своих справок, приложенных к архивным материалам Либкнехта, Софья Борисовна также отмечала, какое огромное значение он придавал своей рукописи. "Незавершенное произведение можно критиковать, - замечала она, - однако оно теснейшим образом связано со всем существом самого К. Либкнехта и совершенно неотделимо от его мировоззрения" 9 .

Знакомство с исследованием Либкнехта коренным образом меняет наше представление о его подлинных теоретических взглядах и убеждениях. "Кто не знает книгу "Законы развития", - справедливо замечал один из первых исследователей жизни и воззрений Либкнехта - Г. Шуманн, - тот по существу не знает Карла Либкнехта" 10 . Эта "первая и единственная самая крупная философская работа" Либкнехта, была, подчеркивал Шуманн, по существу его "главным произведением" 11 .

Лишь детальный, обстоятельный анализ содержания книги Либкнехта позволяет понять не только сущность самих его теоретических воззрений, но также - природу критических суждений по поводу некоторых философских, социологических и экономических взглядов К. Маркса. Либкнехт ни в коей мере не отвергал все теоретические, и политические постулаты марксизма, а, напротив, стремился сохранить то ценное, по его мнению, значительное, что в нем содержалось, прежде всего его диалектику, его практически- политическую доктрину и, разумеется, сформулирован-


5 Российский Государственный архив социально- политической истории (РГАСПИ), ф. 210, оп. 1, д. 1500, л. 1-2.

6 Оригинальные рукописные материалы книги хранятся в РГАСПИ, ф. 210, оп. 1.

7 Liebknecht К. Studien liber die Bewegungsgesetze der gesellschaftlichen Entwicklung. Hamburg, 1974.

8 Либкнехт К. Мысли об искусстве. М., 1971. с. 304.

9 РГАСПИ, ф. 210, оп. 1,д. 1500, л. 11. Свидетельство С.Б. Либкнехт от 21.III. 1961 г. "О создании книги" Studien liber die Bewegungsgesetze der gesellschaftlichen Entwicklung"".

10 Schumann H. Karl Liebknecht. Eine unpolitische Weltanschauung. Dresden, 1923, S. 171.

11 lbid., S. 167.

стр. 87


ную им "конечную цель". "Стоит пота", - писал он, выделить в марксистском учении "самое главное, важнейшее, наиболее сильно действующее" при исследовании законов общественной жизни, и тем самым "одновременно сохранить ядро" этого учения 12 .

Однако Либкнехт не принял марксизм, в особенности в том препарированном и деформированном виде, какой он приобрел в интерпретации многих его приверженцев к началу XX столетия - после того, как ушли из жизни основоположники этого учения: в истолковании эпигонов марксизма, многих социал-демократических лидеров оно в большей мере утрачивало свою изначальную революционную суть, все больше теряло свою адекватность запросам времени.

Либкнехт считал поэтому необходимым создание новой, "более конститутивной", "конструктивной": теоретической системы, способной, "в отличие от Марксовой" 13 , послужить надежным фундаментом для эффективной политической борьбы в новых условиях. Он был убежден, что созданная им "универсальная" теоретическая философско- социологическая конструкция, охватывающая все элементы бытия - от органического мира человека до космоса - ни в коей мере не уступает в практической


12 Liebknecht К. Studien, S. 231.

13 Ibid., S. 27.

стр. 88


значимости и в пропагандистской силе Марксовой теоретической схеме 14 и способна дать сильнейший импульс дальнейшему успешному развитию социал- демократического движения, придать ему "второе дыхание".

Богатое теоретическое содержание книги Либкнехта может быть понято лишь в общем контексте развития философской и историко-социологической мысли, в особенности второй половины XIX - начала XX в., хотя многими своими корнями ее идеи уходят далеко в глубь веков, к самым истокам античной философии.

В истории философской мысли неоднократно предпринимались попытки так или иначе выйти за пределы двух противоположных мировоззренческих направлений - материалистического и идеалистического, преодолеть их "односторонность" на основе, в частности, пантеистических и гилозоистских идей и понятий. Представители этого течения, воспринимавшие мир как органическое единство, "синтез" духа и материи, как некую материально-духовную "тотальность", пытались сконструировать особое философское понятие бытия как одушевленной материи или, наоборот, материализованного, имманентного материи духа.

К этому, так называемому "третьему" философскому направлению принадлежали многие мыслители прошлого. Среди них - Ксенофан, Августин, Дж. Бруно, Николай Кузанский, Б. Спиноза, Г.В. Лейбниц, И.В. Гете и др. 15 К этому направлению тяготел и К. Либкнехт.

Дистанцируясь от "крайностей" противоположных философских систем, он в своих построениях пытался возвыситься над этими системами, исходя из "органического", "сунщостного" единства объективного и субъективного, материального и идеального, бытия и сознания. При этом, однако, во многих его социологических конструкциях, подобно системам многих других представителей "третьего" направления, со всей очевидностью прослеживалось влияние самых разных, подчас прямо противоположных по своей мировоззренческой сущности, систем, теорий и школ. Во второй половине XIX - начале XX в. такие системы и школы появились в особенно большом количестве и получили широкое распространение во многих странах Европы и за ее пределами.

На фоне нараставшей в мире, в особенности в начале XX в., социальной напряженности и развернувшейся революции в естествознании развивались сложные, крайне противоречивые процессы во всей духовной жизни общества, в философских и социологических воззрениях того времени.

С одной стороны, быстро распространялось диалектическое, последовательно-материалистическое учение, основатели которого, Маркс и Энгельс, были исполнены глубокой веры во всесилие человеческого разума, в закономерный характер общественной эволюции и в общественный прогресс. Эти главные черты, главный пафос марксистского учения полностью разделял Либкнехт.

Характерными для возникших во второй половине XIX - начале XX в. многочисленных, противостоявших прежде всего марксизму, философских и социологических теорий и школ были общая идеалистическая направленность, метафизика и агностицизм, отрицание закономерного характера общественного развития и, как правило, утрата веры в исторический прогресс. К ним принадлежали разного рода иррационалистические теории, в частности так называемая "философия жизни", "интуитивизм", "имманентное" философское направление, "социально-психологическая школа", неокантианское течение, "прагматизм", позитивизм, махизм, "физический идеализм", "энергетизм", "социальный дарвинизм", "неовитализм" и другие подобные им школы и направления.

Наиболее последовательные приверженцы марксизма пытались противодейство-


14 Ibid.. S. 204.

15 Жесткое противопоставление философских полюсов - материализма и идеализма - вообще неправомерно и не действует 'за пределами основного вопроса философии. Также весьма условна и грань между философскими конструкциями представителей материалистического и идеалистического течений, с одной стороны, и представителей "третьего" направления, с другой.

стр. 89


вать распространению влияния на социалистическое движение этих учении и школ, отстоять первозданную "чистоту" завещанного им Марксом и Энгельсом учения.

Однако значительная часть так называемых "ортодоксов", а в особенности ревизионистские теоретики, заявлявшие себя марксистами, готовы были воспринять многие идеи этих течений и школ с тем, чтобы "дополнить" ими марксизм, существенно ослабляя тем самым его активный, революционный потенциал.

Иным путем пошел Либкнехт. Выход из сложившейся ситуации он видел в создании совершенно новой, отличной от Марксовой, теоретической конструкции, новой философско- социологической базы для более активных и адекватных новым условиям практических политических действий.

В предисловии к книге, характеризуя основы своего исследовательского метода, он подчеркивал, что исходил из "непосредственного знания", добытого "здравым человеческим разумом", опираясь на принцип "наивного антропоцентризма" или даже "эгоцентризма", и используя прежде всего индуктивный метод исследования 16 . По его мнению именно такой подход должен был придать его труду особенную доказательную силу, избавив его от суждений и выводов, основанных на разного рода абстрактных, бездоказательных, "метафизических" спекуляциях. К ним Либкнехт относил, в особенности, всевозможные теоретические построения и конструкции представителей махистского направления, к которому относился крайне отрицательно, равно как и к "туманно- расплывчатым" "путаным" воззрениям И. Дицгена и к некоторым другим "чернокнижным лжеучениям" 17 .

Одновременно, руководствуясь принципом мировоззренческой "универсальности" и основываясь на философии "третьего" пути, Либкнехт старался воспринять и использовать в своей теоретической конструкции также все позитивное, что, как он считал, содержалось в многочисленных новейших философских и социологических учениях, в завоеваниях естественных наук. В результате в ткань его исследования оказывались включенными самые разные, порой несовместимые, даже противоположные по своему характеру идеи и теоретические построения. В его книге, в частности, присутствуют, наряду с элементами материалистических, марксистских воззрений, также телеологические и социал-дарвинистские, виталистские, "энергетические", позитивистские, "социально- психологические" и прочие иррационалистические идеи, что с позиций адептов последовательно полярных философских направлений не могло не выглядеть иначе, как чистая эклектика. Но Либкнехт категорически отвергал такое понимание его взглядов. Свой исследовательский метод он определял единственно верным, как он полагал, термином - "универсализм". "Не эклектицизм, а универсализм, - заявлял Либкнехт в предисловии к своей книге, - есть способ рассмотрения, с помощью которого осуществляется последующее исследование. Не эклектицизм, а универсализм есть жизненный лозунг и психологически-духовный элемент автора" 18 .

В предлагаемой вниманию читателя статье дается общий аналитический очерк содержания первого раздела книги К. Либкнехта, излагаются главные его идеи в их соотношении с другими философскими и социологическими теориями и с учением Маркса.

ОРГАНИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ И ЧЕЛОВЕК КАК ВЫСШЕЕ ЕЕ ПРОЯВЛЕНИЕ

Свою книгу Либкнехт начал с рассмотрения некоторых общих проблем развития органической природы и прежде всего ее высшего представителя - человека. Именно человек, подчеркивал Либкнехт, является основным и главным объектом его исследования 19 .


16 Ibid., S. 27.

17 Ibid., S. 30.

18 Ibid., S. 28.

19 Ibid., S. 38.

стр. 90


Уже первые суждения автора дают определенное представление об общих особенностях его труда. Вполне очевидны пантеистическая, гилозоистская, виталистическая его основа, тенденция к натурализации, биологизации социальной жизни, влияние идей энергетизма. В гносеологии автора присутствуют элементы агностицизма. "Естественное бытие и становление, - писал Либкнехт, - в основе и сущности своей представляют для человеческого познания (а познание есть познание явления в его основе и сущности) абсолютную загадку"20 . Особенно загадочна, по мнению автора, органическая природа, отделенная от природы неорганической "непроходимой пропастью", содержащая в себе "совершенно иррациональный элемент". Органическая жизнь, писал Либкнехт, представляет собой глубокую "тайну: тайну среди тайн" 21 . Хотя органическая природа, как и неорганическая, подчинена определенным закономерностям, эти законы неизмеримо сложнее законов органической природы: к объективным закономерностям здесь добавляются субъективные, сливающиеся с объективными и составляющие в них "телеологический элемент". Именно эти внутренние, субъективные закономерности, подчеркивал Либкнехт, а не какие-либо внешние влияния, прежде всего являются основой и побудительной причиной органического развития. Организм, состоящий из материи "особого рода", представляет собой "органическую сущность", соединение энергии, силы и развития по своим особым законам 22 . "Органическая сущность есть осуществляющаяся по собственным законам энергия, энергетический принцип в своей собственной закономерности" 23 . "Развитие, - писал Либкнехт, - есть органическая энергия в движении... Причина самого движения, органической энергии, есть инициативная закономерность, инициативный принцип органической сущности. Выяснить сущность этого принципа, - добавлял Либкнехт, - так же невозможно, как вообще невозможно обоснование органической сущности и установление какой-либо силы природы - гравитации, химического сродства и т.д." 24 Одна из особенностей "органической сущности", "энергетического принципа" - ее формообразующий характер: "она определяет направление и вид, в котором действует приведенная в движение инициативным принципом органическая энергия" 25 .

Уже в начале своего исследования Либкнехт отчетливо сформулировал чрезвычайной важности для всей его теоретической концепции мысль об изначально активной природе "органической сущности", присущей ей динамичной, "самодвижущей" мощи. Этот тезис выражал в первоначальной, зародышевой форме одну из коренных составляющих всей философской концепции Либкнехта - мысль об активной, побуждающей роли идеальной, духовно- психической основы человеческой личности. В представлении Либкнехта целеустремленная активность, неукротимый динамизм самодвижения, активности человека, заложена уже в самом фундаменте, в глубинной основе органической природы.

Для своей жизнедеятельности, продолжал Либкнехт, организм нуждается в окружающей среде, с которой он находится в постоянном взаимодействии, которую активно и целенаправленно использует, ассимилирует или ведет с ней борьбу, и которая со своей стороны определенным образом воздействует на организм. "Собственная сила организма в ее собственной закономерности и целеустремленности есть внутренний мир, все находящееся вне его - независимо от того, органического или неорганического рода - называется внешним миром" 26 . Мир внутренний и мир внешний, подчеркивал Либкнехт, тесно связаны между собой, принадлежат один другому и являются непременным условием существования друг друга - наподобие энтелехий или монад


20 Ibid., S. 31.

21 Ibid., S. 32.

22 Ibid., S. 33.

23 Ibid., S. 33.

24 Ibidem.

25 Ibid., S. 34.

26 Ibid., S. 36.

стр. 91


Лейбница 27 . Между этими взаимосвязанными и взаимозависимыми мирами существуют весьма сложные взаимоотношения, при которых совершаются изменения как во внешней среде, так, прежде всего в самом организме, происходит процесс его развития.

Сущность "органического принципа", его "цель", его собственная закономерность развития имеют вполне четкое назначение, а именно, они направлены "на жизнь - на определенную форму бытия, известного нам по опыту, хотя и не познанного в его сущности и основе" 28 . При этом, подчеркивал Либкнехт, жизнь не может быть сведена к происходящим в организме химическим и физическим (физиологическим) процессам, хотя они и составляют важную часть жизнедеятельности человека 29 . Жизнь обладает способностью самовоспроизводства - осуществления жизни через жизнь. Вместе с тем имеет место тенденция организма не только воспроизводить, но и умножать себя, наращивать органическое за счет неорганического, превращать неорганическое в органическое. Это - "стремление к завоеванию" в отношении неорганического мира, стремление к расширению жизни". "Жизнь, - делал вывод Либкнехт, - явление более объемное, чем только сохранение жизни" 30 . "Органический принцип" включает в себя при этом не только способность к более высокому развитию, но и стремление к такому развитию.

Рассуждения Либкнехта о сущности и закономерностях развития органической жизни, о взаимоотношениях между "внутренним" и "внешним" миром в органической природе свидетельствуют, как отмечалось выше, о близости взглядов Либкнехта к теориям представителей виталистского философского направления, в определенной мере созвучно некоторым идеям так называемой "философии жизни".

Вместе с тем суждения Либкнехта об отношении между органической жизнью и внешним миром, и шире - между человеком, человеческим обществом и природой - свидетельствуют о серьезном отличии позиции Либкнехта от взглядов Маркса.

Маркс и Энгельс многократно писали о нераздельном единстве органического мира и внешней среды, природы и человека, об их неразрывной связи и постоянном взаимодействии. Однако главная особенность Марксовой концепции сводилась к тому, что общество, человек, взаимодействуя с природой, с внешним миром, создают свою собственную материальную среду, свой специфический "очеловеченный" материальный внешний мир, в рамках которого и протекают главные процессы социальной жизни. Решающую роль Маркс и Энгельс отводили при этом практике, трудовой деятельности человека, развитию материального производства. Такое понимание взаимодействуя человека и природы, общества и внешней среды по существу исключало возможность какой-либо биологизации или натурализации процессов общественной жизни.

Иной была позиция Либкнехта. Подобно Марксу и Энгельсу, он неоднократно говорил о труде как об одной из особенностей человека, о воздействии труда на окружающий мир, однако в социологической конструкции Либкнехта фактически отсутствовало такое решающее звено, каким для Маркса была искусственно созданная человеком, его трудовой деятельностью, внешняя производственная среда 31 . Конструкция Либкнехта предполагала в значительной степени достаточность непосредственного контакта с естественной, "первозданной" внешней средой и не содержала в себе такого важного элемента, каким является созданная человеком специ-


27 Ibid. S. 39. В противоположность этой "энтелехии" (монаде), которую он обозначает еще как "сфера", включающая все сущее - от молекулы до вселенной, универсума, космоса, Либкнехт подробно рассматривает категорию "часть системы". См. ibid., S. 49-55.

28 Ibid., S. 36.

29 Ibidem.

30 Ibid., S. 37-38.

31 Роль общественного производства и трудовая деятельность человека - важнейшего агента производства - специально не рассматривались в работе Либкнехта. Поэтому проблема "отчуждения" труда, которой Маркс придавал столь большое значение, не нашла отражения в книге Либккехта.

стр. 92


фическая среда обитания. Тем самым появлялась возможность для распространения закономерностей природы на сферу общественной жизни, ее биологизации и натурализации.

Это в полной мере проявилось в понимании Либкнехтом сущности самого человека. Человек - наиболее сложный и развитый из всех организмов - сформировался, как подчеркивал Либкнехт, в результате длительного функционирования связей и отношений между органическим внутренним миром и органическим и неорганическим внешним миром. Переступив порог животного состояния, человек привнес с собой в свое "человеческое существо" окружающий мир, в какой-то мере преобразованный в соответствии с его человеческими жизненными потребностями.

Одна из существенных особенностей человека при этом с самого начала состояла в том, что человек, подчеркивал Либкнехт, по природе своей существо во многих отношениях общественное - поскольку добывание пищи, защита, общение с помощью языка возможны лишь в обществе. В этом Либкнехт следовал одному из давно сложившихся в философской науке направлений.

Еще в античности сформировались две традиции в объяснении сущности человека и человеческого общества. Согласно одной из них, человек, будучи по природе своей созданием альтруистическим, является существом социальным, а общество - естественным образованием. Согласно другому пониманию человек - существо эгоистическое, антисоциальное, а общество - образование искусственное.

В дальнейшем оба эти направления, видоизменяясь и усложняясь, продолжали развиваться в разных комбинациях и вариантах. Маркс разделял идеи первого направления. Тех же взглядов придерживался Либкнехт. "То, что мы называем "человеком", - писал он, - уже телесно и духовно (а также технически), и по методу производства жизненных средств и прочего общественного производства и защиты и т.д. является существом общественным" 32 .

Но Либкнехт при этом шел значительно дальше. Он подчеркивал генетическое единство не только человеческого рода, но всего органического мира - от животного и растительного - до человека. Отношения поддержки и дополнения между отдельными организмами, утверждал он вслед за П.А. Кропоткиным 33 , существуют не только в человеческом обществе, но и в животном и в растительном мире, образуя в этом отношении "непрерывный ряд". Принципиальное отграничение этих царств друг от друга - весьма произвольно и может служить лишь "вспомогательной конструкцией". "Нонсенсом было бы считать, - подчеркивал Либкнехт, - что социальное и культурное развитие началось только со становления человека" 34 .

Здесь вновь выступает важное отличие в понимании сущности человека Либкнехтом от того, как представлял его себе Маркс: у Маркса человек - существо главным образом и прежде всего социальное, у Либкнехта - не столько социальное, сколько биологическое, неразрывно связанное со всем органическим, в том числе - с растительным миром (и шире - с космосом 35) и лишь затем - существо социальное.

Подобно любому живому организму, отмечал Либкнехт, человек под воздействием внутренних и внешних причин подвержен постоянным изменениям в своих физических и психических характеристиках: в зависимости от обстоятельств он может быть либо очень пассивным, либо проявлять крайнюю активность. Интенсивность его действий, например, может многократно возрастать в случае внешней угрозы, в условиях, когда человек вынужден вести борьбу за существование 36 .


32 Ibid.. S. 39.

33 Кропоткин П.Л. Взаимная помощь среди животных и людей. М., 1922.

34 Liebknecht К. Studien, S. 39.

35 Либкнехт, развивая эту мысль, определял сущность человека как "микрокосмос". Такое представление о человеке, высказывали еще мыслители античности, позднее - Августин, Дж. Бруно, Николай Кузанский и другие.

36 Во время общественных кризисов, отмечал Либкнехт, "массовое сознание может возвыситься до понимания общественных потребностей, массовая этика - до принесения в жертву индивидуальных, частных интересов в пользу общего интереса", может произойти "подъем массового мужества до героизма, массовой силы и стойкости до гигантских размеров, до непреоборимости". - Liebknecht К. Studien, S. 40.

стр. 93


Однако, при всей изменчивости духовно-психического содержания человека, в нем неизменно наличествует некая постоянная его сущность, возникшая в ходе органического эволюционного процесса и являющаяся стабильной частью его общей природы, его "габитуса" 37 .

Любому организму, в частности, человеку, отмечал Либкнехт, присущи определенные, направленные на осуществление жизнедеятельности побуждения или стремления (потребности). Эти побуждения имеют своим источником силы двоякого рода: так называемые "накопительные", связанные со стремлением к расширению, к более высокому и полному развитию жизни, к наслаждению ею, и "необходимые" - направленные на поддержание, сохранение жизни - питание, защиту, секс, деторождение, сохранение потомства, воспитание детей 38 . Такие побуждения теснейшим образом переплетены между собой, помогают или создают препятствия друг другу. Их осуществление дает отдельному человеческому организму и всему человеческому роду жизненное наслаждение, а все препятствия преодолеваются трудом. Этим стремлениям соответствуют в обществе различные сферы, из которых главными являются накопительная, сферы питания, защиты (обороны), сексуальная. Все потребности или стремления и сферы тесно связаны друг с другом и находятся в сложном взаимодействии, составляя вместе некую органическую тотальность" 39 .

Подобно Э. Дюркгейму и другим философам, Либкнехт связывал жизнь человеческого общества также с возникновением и действием разного рода общественных функций и их носителей, с многообразными отношениями между ними.

В начале общественной жизни, писал он, социальные функции не дифференцированы, но постепенно, с увеличением многообразия и специализации общественных потребностей, возрастает дифференциация и специализация этих общественных функций, происходит "существеннейший в культурном развитии процесс дифференциации" 40 . Вся история человечества, подчеркивал в этой связи Либкнехт, представляет собой "по большей части историю борьбы за разделение социальных функций, за освобождение от угнетающих и невлиятельных функций и приобретение функций удобных, удовлетворяющих и влиятельных" 41 . При этом сами функции, их содержание постепенно меняются, утрачивают значение старые функции, возникают новые, распределение которых происходит "соответственно изменению соотношения сил" 42 . "История и повседневный опыт, - писал Либкнехт, - дают массу примеров того, как из социальных функций, первоначально оцениваемых весьма низко, ...и лишенных всякого влияния... постепенно вырастают функции, занимающие властные позиции... происходит изменение соотношения сил между общественными классами" 43 . Сила различных общественных слоев и классов, использование и исполнение ими социальных функций, прежде всего - функций управления с необходимостью определяют их общественный статус, их руководящее или подчиненное, господствующее или угнетенное положение в обществе. При этом Либкнехт рассматривал общество как некую целостную систему, как единый, в высшей степени сложный организм, все многообразные элементы которого тесно взаимосвязаны и каждый жизненно необходим для нормального функционирования и успешного развития общества в целом.

Представление об обществе как особом, специфическом организме, зародилось в обществоведческой науке давно. В XVII-XVIII вв. общество представлялось единым, функционирующим на основе ньютоновского закона всемирного тяготения, меха-


37 Liebknecht К. Studien, S. 41.

38 Ibid., S. 42.

39 Ibid., S. 45-46.

40 Ibid., S. 55. О такой дифференциации писал, в частности, немарксистский социолог Г. Зиммель.

41 Liebknecht К. Studien, S. 56.

42 Ibidem.

43 Ibid., S. 58-59.

стр. 94


низмом. Об обществе как особом социальном организме писали Т. Гоббс, Ж.Ж. Руссо и другие мыслители той эпохи. Системный подход к обществу как единому живому организму глубоко разработали в XIX в. основоположники позитивизма - О. Конт, Г. Спенсер и другие, выдвинувшие идею "социальной солидарности". Аналогичных взглядов придерживались многие другие философы XIX - начала XX столетия - Э. Дюркгепм. В. Парето, Р. Авенариус и др. Также и Маркс рассматривал общественно-экономическую формацию (понятие, заимствованное из геологической науки) как некий целостный организм, все составляющие которого постоянно находятся в тесной диалектической взаимосвязи и взаимодействии.

Рассматривая вслед за Марксом и другими мыслителями общество как систему или особый сложный организм, функционирующий и развивающийся по своим собственным, специфическим законам, Либкнехт, в частности, обращал внимание на "несовершенства" и "перекосы", неизбежно возникающие в структуре этого организма в процессе его жизнедеятельности и исторической эволюции. Общество, подчеркивал он, представляет собой "органическое социальное единство (единый организм) также и в сословном, классовом отношении" 44 , несмотря на неравное разделение общественной силы, общественного богатства, распределения продуктов общественного труда - короче: несмотря на все "несправедливости" - такие, как экономическое неравенство, эксплуатация, приобретение в результате ее богатства верхними слоями общества, политический гнет и т.п. 45 "Отношения эксплуатации, - писал Либкнехт, - сами по себе столь же мало, как и отношения подавления, уже являются также антисоциальными отношениями насилия" 46 . Более того, эти "несправедливости", на определенном этапе даже необходимы обществу, являются "общественной совокупной потребностью", - пока, подчеркивал Либкнехт, производительность труда еще недостаточна для преодоления этих "несправедливостей" 47 . В этой связи Либкнехт отмечал, что, несмотря на расчлененность общества на различные составляющие его слои, та или иная общественная культура, включающая в себя такие факторы, как производительность труда, меновая стоимость продуктов труда и т.п. - есть результат совокупных усилий общества в целом, всех его членов, а не какой-либо его части. Разделение же совокупного общественного материального и духовного богатства осуществляется г? соответствии с тем или иным соотношением социальных сил 48 .

Рассуждения Либкнехта о "закономерности", объективной обусловленности и даже необходимости в определенные исторические периоды тех или иных "общественных перекосов", "социальных несправедливостей", в частности, - эксплуатации, о "правомерности" которой Либкнехт, вслед за Г. Спенсером, Г. Зиммелем и другими социологами, писал в своей книге неоднократно, могут показаться шокирующей апологией социального зла.

В действительности же это не более чем вывод беспристрастного мыслителя из многовекового опыта истории, объективная оценка этого опыта.

Отталкиваясь от этих предварительных суждений в начале книги, Либкнехт переходил к подробному рассмотрению ряда конкретных проблем кардинальной важности, составивших главное содержание его философско-социологической концепции.

ДИАЛЕКТИКА ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ

В сформулированной Либкнехтом концепции исторического процесса чрезвычайно важная роль отводилась диалектике. Проблема диалектики - одна из ключевых в его книге. Принципы диалектики были при этом положены им не только в основу


44 Понимая общество как некое целостное социальное единство, Либкнехт писал: "Определенная принадлежность к организму в целом присуща классу, независимо от его воли или воли других классов". - Либкнехт К. Избранные речи, письма и статьи. М., 1961, с. 149.

45 Liebknecht К. Studien. S. 60.

46 Ibid., S. 144.

47 Ibid., S. 60.

48 См. подробнее: Новая и новейшая история, 2000, N 5, с. 158.

стр. 95


его теоретического философского анализа, он руководствовался ими также во всей практической деятельности, использовал ее как мощное оружие политической борьбы.

Диалектика как наиболее полное, богатое содержанием, противостоявшее метафизике учение о развитии, своими корнями уходит далеко в глубь веков. В античности ее наиболее крупными представителями были Гераклит, Сократ, Платон, Аристотель, Плотин. Позднее значительный вклад в ее развитие внесли Бруно, Спиноза, Лейбниц, Кант, Фихте и особенно Гегель, представивший в своей грандиозной диалектико-идеалистической системе, как писал Энгельс, "весь природный, исторический и духовный мир в виде процесса... и сделал попытку раскрыть внутреннюю связь этого движения и развития" 49 .

Воспринятая Марксом и Энгельсом и материалистически переработанная ими диалектика, в особенности гегелевская, была положена ими в основу их учения. В XIX в. попытка материалистического истолкования диалектики была предпринята также в России А.И. Герценом, В.Г. Белинским, Н.Г. Чернышевским.

Со времени возникновения марксизма интерес к диалектике в образованных кругах имущих классов значительно упал. На передний план все больше выдвигались многочисленные течения и школы - позитивизм, неокантианство, прагматизм и другие, представители которых объявили диалектику "софистикой", "логической ошибкой", "болезненным извращением духа" и проповедовали идеи мирной, бесконфликтной, эволюционной формы развития, возрождая метафизику и идеализм. Основатели возникшего тогда же "неогегельянского" течения - Б. Кроче, И. Лукач, Дж. Мантагарт, в России - Б.Н. Чичерин, Н.Г. Дебольский, И.А. Ильин и другие - со своей стороны усиленно старались реанимировать наиболее слабые стороны гегелевской философии.

Все это оказывало влияние на духовные процессы, развивавшиеся в то время в рабочем движении. "Ортодоксальные" теоретики и вожди II Интернационала, заявлявшие о своей приверженности марксизму, старались защищать марксистскую диалектику от ее многочисленных противников. С защитой революционной марксистской диалектики особенно активно выступали Р. Люксембург, В.И. Ленин, Г.В. Плеханов, Д. Блатоев, подчеркивавшие ее огромное значение для практической деятельности социалистических партий.

И все же марксистская диалектика, как и марксистская философия в целом, не была понята и оценена должным образом подавляющим большинством социалистических вождей. Во многих случаях она рассматривалась ими лишь как один из возможных методов исследования процессов прежде всего социальной жизни, что означало существенное снижение сферы се действия, отрицание ее всеобщности, ее универсального характера как науки о наиболее общих законах развития общества, природы и человеческого мышления. Подчас игнорировалась, а то и прямо отрицалась объективная, материалистическая природа марксистской диалектики. Таких взглядов придерживались М. Адлер, в ряде случаев - К. Каутский и другие теоретики II Интернационала. Подобно тому, как философский материалистический монизм нередко подменялся "теорией факторов", диалектика подменялась эклектикой и софистикой. Обычными были отступления от диалектики к механистическому пониманию действительности, к позитивистскому эволюционизму. Многие деятели II Интернационала, заявлявшие о своей приверженности диалектике, на практике оказывались, однако, не диалектиками, были не в состоянии применить ее при анализе изменявшейся объективной ситуации, использовать в политической борьбе.

В рядах социал-демократии было немало откровенных противников диалектики, и их голоса звучали все громче. С особой силой обрушился на Марксову диалектику Э. Бери штейн, во многом повторявший аргументы, выдвинутые в свое время против


49 Маркс К. и Энгельс Ф Соч., т. 20, с. 23.

стр. 96


нее Е. Дюрингом. Объявив диалектику "предательским элементом" в марксизме, опасным "пережитком гегельянщины", якобы связанным с одиозными бланкистскими идеями, Бернштейн призывал заменить революционную диалектику "спокойной", мирной эволюцией, а Гегеля - Кантом. "Очищать" марксизм от "гегельянщины" принялись и многие единомышленники Бернштейна - К. Шмидт, К. Форлендер, П. Барт, Э.Б. Бакс, Ж. Сорель, Ж. Жорес и другие.

Либкнехт был среди тех, кто твердо стоял на почве диалектики и во всем руководствовался ее принципами, прежде всего положением о всеобщей взаимосвязи и взаимодействии явлений реального мира и их глубоко противоречивой сущности. В этом Либкнехт был особенно близок к Марксу, хотя и сформулировал собственное понимание диалектики.

Многие публичные выступления Либкнехта свидетельствуют о том, с каким мастерством применял он диалектику в своей общественно-политической деятельности. Так, уже в первой теоретической статье "Новый метод" (1902 г.) Либкнехт упрекал Жореса и его единомышленников как раз в недооценке всей глубины противоречий современного общества, в особенности антагонизма между пролетариатом и буржуазией и считал безусловной их ошибкой то, что они выступали против революционного развития общества, за "мирный", "бесконфликтный", постепенный путь движения к социализму 50 .

Развивая диалектическую идею о неизбежной смене капиталистической общественной системы более высоким строем социальной жизни, Либкнехт писал в книге "Милитаризм и антимилитаризм..." (1907 г.): "Исторический материализм - учение о диалектическом развитии - является учением об имманентной необходимости возмездия. Каждое классовое общество представляет собой силу, постоянно желающую зла и постоянно создающую добро..., это зло лежит в основе его классового характера; хочет оно того или не хочет, оно должно сотворить Эдипа, которому суждено убить его" 51 . Вся капиталистическая культура, писал в той же книге Либкнехт, содержит в себе множество противоречивых, взаимно уничтожающих друг друга элементов, и подобно этому также милитаризм "содержит в себе множество зародышей самоуничтожения, разложения" 52 .

На социал-демократическом партийном съезде в Хемнице в сентябре 1912г., полемизируя с Паннекуком и Леншем о разоружении и народной милиции, он указывал, что его оппоненты "оказались во власти несколько механистического представления об обществе и его развитии". "Мы не должны, - говорил он, - рассматривать капитализм в изолированном виде... помещать его под стеклянный колпак, в отрыве от существующих одновременно антикапиталистических сил и стремлений... все временно необходимо и ничто не является постоянно необходимым... Существующее является необходимым лишь до тех пор, пока не развились противоположные тенденции, которые ведут к изменениям и переменам" 53 . Либкнехт сформулировал при этом глубоко диалектический по своему характеру политический тезис: "Мы можем сказать: если мы хотим мира между народами, мы должны готовить войну, борьбу классов и вести ее и разжигать в большей степени" 54 . Именно этой революционной диалектической тактики Либкнехт и его соратники придерживались в годы разразившейся вскоре мировой войны, противопоставив войне между народами войну гражданскую - против существующего строя. "Гражданская война, а не гражданский


50 Liebknecht К. Gesammelte Reden und Schriften, Bd. 1. Berlin, 1958, S. 17.

51 Либкнехт К. Милитаризм и антимилитаризм в связи с рассмотрением интернационального движения рабочей молодежи. М.. 1960, с. 65-66.

52 Либкнехт К. Милитаризм и антимилитаризм, с. 164. Исходя из диалектики развития военной техники, Либкнехт пророчески предсказал, что она в будущем "настолько усилит власть человека над самыми мощными силами природы, что применение смертоносной техники окажется вообще невозможным". - Там же, с. 22.

53 Liebknecht К. Gesammelte Reden und Schriften, Bd. IV. Berlin, 1963, S. 404-405.

54 Ibid., S. 406.

стр. 97


мир, - требовал Либкнехт,.. - интернациональная классовая борьба за мир, за социалистическую революцию" 55 .

Диалектически ставил Либкнехт в годы войны вопрос о единстве социалистического движения. Только единство, заявлял он, дает пролетариату силы исполнить его историческую миссию, о которой писал Маркс. Но, замечал Либкнехт, "не всякое "единство" придает силу. Единство между огнем и водой гасит огонь и испаряет воду: единство между волком и ягненком отдает ягненка в пасть волка; единство между пролетариатом и господствующими классами отдает им на заклание пролетариат; единство с предателями ведет к поражению... Силы, действующие в разных направлениях, сковывают" 56 .

В самый разгар Ноябрьской революции 1918 г. в Германии, когда далеко не всем современникам были ясны ее характер, ее истинная природа, Либкнехт дал точное определение ее сущности, обнаружил глубоко противоречивое ее содержание. "Между существующими доныне политической формой и социальным содержанием германской революции, - писал он в "Роте фане" 21 ноября 1918 г., - есть вопиющее противоречие, которое необходимо разрешить и в разрешении которого заложено дальнейшее развитие революции. По своей политической форме она является пролетарским выступлением, по своему социальному содержанию - буржуазной реформой" 57 .

Лишь спустя десятилетия, в результате кропотливых исследований и множества дискуссий этот вывод Либкнехта, сформулированный в разгар событий, был признан многими историками единственно верным.

Эти и другие факты из политической практики Либкнехта свидетельствуют о том, что в его лице германское и международное рабочее движение имело одного из самых ярких и глубоких представителей диалектического мышления и радикального диалектического действия.

Духом диалектики проникнута и вся книга Либкнехта "Исследования законов общественного развития". В ней он изложил понимание диалектики как науки о всеобщих взаимосвязях и взаимозависимости явлений объективного мира, его движения в соответствии с диалектическими законами, прежде всего - законом развития через противоречия - от низшего к высшему, от простого к сложному, от менее совершенного к более совершенному, с законом отрицания, "триады" - движения по формуле: "тезис - антитезис - синтез". При этом, в отличие от многих своих соратников по партии, Либкнехт исходил из признания универсально-всеобщего и объективного характера диалектики, принципы которой, по его убеждению, действуют во всей вселенной, включая животный и растительный мир, социальную жизнь и духовно-психическую сферу человека.

Однако проблемы диалектики, подобно другим важным философским проблемам, Либкнехт оценивал с позиций "третьего" пути, допускавшего возможность использования, наряду с марксистскими, идей и воззрений представителей иных - натуралистических, социально-психологических школ и течений. При этом не все главные законы диалектики, как они были сформулированы Гегелем, Марксом и Энгельсом, нашли отражение в книге Либкнехта.

И в рассматриваемом случае, как и в случае с "теорией насилия" Дюринга 58 ,


55 Либкнехт К. Избранные речи, письма и статьи, с. 303. "Основная заповедь освободительной пролетарской борьбы гласит", - писал Либкнехт, поясняя эту мысль, - интернациональная классовая борьба важнее, чем межгосударственная война. Интернациональная классовая борьба против войны между государствами - это тот практический вывод, который в условиях войны должен быть сделан из понимания общего антагонизма: социализм против империализма; без указанного вывода оценка основного противоречия опускается до уровня аполитичных рассуждений". - Там же, с. 309.

56 Там же, с. 436.

57 Liebknecht К. Gesammelte Reden und Schriften, Bd. IX. Berlin, 1968, S. 604.

58 См.: Новая и новейшая история, 2000, N 5, с. 155. Не нашли специального освещения в книге Либкнехта и проблемы гносеологии: Марксова теория познания - теория отражения по существу оказалась вне поля зрения автора "Исследований законов общественного развития".

стр. 98


создается впечатление, будто ему удивительным образом не был знаком труд Энгельса "Анти-Дюринг", в котором в классической форме изложено содержание открытых Гегелем законов диалектики. В книге Либкнехта не нашел отражения, в частности, важный закон перехода количественных изменений в качественные - путем перерыва постепенности, через диалектический скачок. Вряд ли это можно объяснить незавершенностью его исследования или, возможно, недостаточным усвоением им учения Маркса. Скорее, это связано с самой сутью его социологической концепции, с особым пониманием им категорий "революция" ("скачок") и "эволюция", соотношения и связи между ними, о чем подробнее будет сказано ниже.

Специально рассмотрению вопросов диалектического развития человеческого общества, человека Либкнехт посвятил главу 3 второго раздела книги: "О контрасте и потребности в завершенности и совершенстве". В теоретическом анализе Либкнехт исходил из главного в диалектике - из тезиса о противоречии, антагонизме, или, по его терминологии, - "контрасте", как единственном источнике всякого движения, любого изменения и развития 59 . Рассмотрение закона противоречия или "закона контраста", его действия в природе и обществе является лейтмотивом данной части книги Либкнехта, особо подчеркнувшего решающую роль и значение именно этого, центрального пункта диалектики, ее "ядра". "Имманентный физический и физиологический контраст, - писал он, - есть вечная причина всех явлений, всякого движения, всех изменений, любой эволюции - от космоса до общественного развития" 60 .

Ответы на вопросы о законах развития социальной, вообще - органической жизни, об общественной диалектике Либкнехт искал, подобно некоторым мыслителям прошлого, в особенности - античной эпохи, прежде всего в действии коренного, присущего всей вселенной, общего противоречия или антагонизма, "контраста". Он исходил при этом из положения о сущностном единстве бесконечного и вечного универсума, о взаимосвязи всех его элементов и взаимовлиянии каждой отдельной части, каждого организма со всем космосом. По Либкнехту, космический диалектический антагонизм определяет собой эволюцию как каждого отдельного индивида, так и человеческого общества в целом. "Организм, - писал он, - есть физический и духовно- психический продукт универсума: вполне в смысле лейбницевской монадологии он есть микрокосмос. Все сущее (тела, силы), все происходившее в прошлом и происходящее в настоящем действует на него и в нем. И не в меньшей степени его воздействие в свою очередь распространяется на все сущее и происходящее. Физически и духовно-психически он находится во временной, пространственной причинной бесконечной взаимосвязи с общим содержанием универсума" 61 .

Здесь отчетливо проявляется очень важное отличие методологии Либкнехта от методологии Маркса, двух разных подходов к определению коренных движущих сил исторического процесса, характера могущественных рычагов, приводящих в движение громадный и многосложный механизм общественной жизни. Согласно Марксу, анализировавшему проблему с последовательно-материалистических позиций, в основе общественного развития лежит материальное производство, и главной движущей силой общественной эволюции является действие противоречий именно в производственной практике людей, находящее свое выражение в классовой борьбе.

Иной была позиция Либкнехта. Исходя из своего стремления создать "более конститутивную" и "конструктивную" по сравнению с Марксовой социологическую систему 62 , и используя идеи натуралистических, социально- психологических течений и школ, он рассматривал проблему в иной плоскости. Для него производственная, экономическая сфера была важным, но отнюдь не решающим движущим фактором


59 Понятия "диалектического противоречия" или "антагонизма" Либкнехт, как правило, идентифицировал с понятием "контраст", что, однако, не в полной мере соответствует тому, как понимали противоречие Гегель или Маркс.

60 Liebknecht К. Studien, S. 103.

61 Ibid., S. 111.

62 Ibid., S. 27.

стр. 99


истории. Всеобщее имманентное космическое противоречие, глобальный конфликт, антагонизм или "контраст", проникающий во все сущее, в том числе - в общество и самого человека, его духовно-психическую микрокосмическую природу, является, по мысли Либкнехта, подлинным движущим началом социальной эволюции, главным стимулирующим фактором исторического развития.

В силу тесной, органической взаимосвязи всех элементов и частей вселенной, их взаимовлияние, действие имманентных контрастов и противоречий разного рода, отмечал Либкнехт, порождает в универсуме постоянное напряжение, беспокойство, непрекращающееся "брожение" и "трение", ведет к непрерывному, незатухающему противоборству между всеми его элементами.

Либкнехт сравнивал при этом процессы, происходящие во вселенной, с движением звуковых волн, проводил аналогию между дисгармонией последних и контрастной, противоречивой сущностью бытия: в обоих случаях, писал он, имеет место непрерывное "трение" и "борьба" 63 . Дисгармония, подчеркивал Либкнехт, пронизывает, по существу, весь универсум и составляет одну из главных и характерных его особенностей. "Наряду с внутренней дисгармонией самого движения, - отмечал он, - существует дисгармония между всеми различными движениями вселенной и дисгармония между движением и покоем" 64 . "Остается верным, - продолжал Либкнехт, - что диссонанс изначально наполняет универсум, внося беспокойство и одновременно стимулируя, и что диссонанс принадлежит к сущности человеческого внутреннего и внешнего мира, он означает также отношение между человеческой потребностью в гармонии и дисгармонией внешнего и внутреннего мира, - движущий вперед, стимулирующий диссонанс" 65 . Как раз на почве этого диссонанса, имманентной дисгармонии, "дифференциации" и контраста вырастает движение вперед, развитие -к гармонии и "полноте", к относительному покою, из которого вырастает новая дисгармония и новое "беспокойство". И именно стремление всех частей вселенной, включая каждый отдельный организм, к "полноте" и к совершенству, к более высокой ступени гармонии, необходимой для самого их существования, заключен источник вечного движения и развития по восходящей линии 66 . Либкнехт рассматривал ряд


63 Внутренняя дисгармония звуковых волн является образцом для закономерностей во всей природе, писал Либкнехт, демонстрацией "энергетического принципа", лежащего в основе космогонии и всего огранического и неорганического становления и изменения - подобно тому, как отклонение при падении по вертикали атомов - по Эпикуру - служит основанием для объяснения движения - Ibid., S. 103. При этом действуют законы диалектики: "каждый тон есть тезис, антитезис, синтез". - Ibid., S. 104. И то, что характеризует тоновые волны, относится к сущности и других волновых движений, к другим физическим явлениям и фактам - теплу, свету, электричеству, магнетизму, а также и к человеческому организму. - Ibid., S. 105.

64 Ibid., S. 104. "В каждом звуке, - писал Либкнехт, продолжая свою аналогию, - в каждой звуковой волне содержится момент отклонения, бесконечного беспокойства, влекущий вперед, стимулирующий момент, который объясняет космические изменения в результате начавшегося движения". - Ibidem.

В этой связи Либкнехт давал определение сущности движения и доказывал факт вечности и бесконечности вселенной, отвергая тем самым логику приверженцев деизма, прибегавших к понятию божественного "первотолчка". Либкнехт, напротив, утверждал, что "началом движения не может быть покой, движение является первоначалом всего бытия, даже при наличии фазы относительной гармонии. Все топа продолжатся не только в бесконечном будущем, но они происходят из бесконечного, безначального прошлого; их начало для нашего восприятия, для нашего опыта только кажущееся... То, что нашему восприятию представляется их возникновением, является только его передачей". - Ibidem.

Рассуждения Либкнехта о вечности и бесконечности движения, всей вселенной совпадают с мыслями Энгельса, высказанными им в незавершенном труде "Диалектика природы", о которых Либкнехт, разумеется. знать не мог: работа Энгельса была опубликована лишь после смерти Либкнехта - в 1925 г.

65 Ibid.. S. 105.

66 Потребность в гармонии есть существенное свойство организма, - писал Либкнехт. - Функция потребности в гармонии направлена на то, чтобы облегчить существование организма, вообще сделать возможным это существование, - поскольку он стремится осуществить постулируемую гармонию". - Ibid., S. 110.

Вместе с тем, подчеркивал Либкнехт, потребность в совершенстве, и полноте является отражением всеобщей связи и взаимозависимости в универсуме. "Потребность в совершенстве есть физическое выражение этой взаимозависимости, потребность в полноте - духовно- психическое выражение, рефлекс этого универсального действия на организм и сопутствующее явление этого обратного действия организма на универсум... В обеих потребностях отражается в виде тенденции стремление к снятию разобщения, инстинкт, интуиция, чувство, сознание того, что, напротив, существует единство вселенной, а реализация этого единства, осуществление всеобщей связи универсума означает более высокое, прогрессивное развитие". - Ibidem.

стр. 100


главных противоречий или "контрастов" не только в природе, но и в обществе, в том числе - в духовно-психической сфере человека, ведущих именно к этому более высокому развитию, к "гармонии" и "полноте". "Противоречие между элементарной физической потребностью в совершенстве, - писал Либкнехт, - равно как элементарной духовно-психической потребностью в завершенности (специально: в полноте и гармонии), с одной стороны, и несовершенством действительности внутреннего и внешнего мира, с другой стороны, охватывает все противоречия диалектического развития. Это - всеобщий глубинный антагонизм, всеобщий внешний и внутренний стимулятор органического развития; в нем заключен стимулятор элементарного органического развития по восходящей линии" 67 .

Дисгармония, отмечал Либкнехт, "есть путь к более высокой гармонии... она беспокоит человека и побуждает его в борьбе за гармонию служить этой цели" 68 Поскольку организм нуждается в гармонии, являющейся его потребностью как конечной сущности, то "для него возникает еще один бесконечный, абсолютно всеобщий, непрерывный контраст с естественным внешним миром, сущностью которого является дисгармония, беспокойство" 69 .

Этот беспокоящий человека контраст существует не только во взаимоотношениях человека с внешним миром, но "также в физиологической и психически-духовной сущности самого человека, которая подчинена действию тех же законов, что и естественный внешний мир, частью которого он является. Так человек "совершенно особым образом стимулируется, подталкивается вперед, побуждается к вечным изменениям, к развитию" 70 .

Вместе с тем, существует также противоречие или "контраст" между пространственной и временной конечностью человека и пространственной и временной бесконечностью универсума. "Человек, - писал Либкнехт, - в своей ограниченности требует и ищет гармонии для материального, пространственного и временного атома своего бытия; желает для части того, что может и что в состоянии предложить только целое. Его потребность в гармонии тщетно обращена к гармонии вселенной, стремясь вобрать ее в себя или расширить себя до ее пределов, чтобы сжать бесконечное до конечного или раздвинуть конечное до бесконечного; бесконечная гармония предлагает ему только конечную дисгармонию, из которой он сложен"71 .

В существе органического развития вообще и развития человека, в частности, заложен также еще один антагонизм или "контраст" - между тенденциями инерции и изменения, из которого вырастает потребность в физическом совершенстве и в духовно-психическом стремлении к полноте, и в итоге - к более высокому развитию 72 . "Контрасты тенденции инерции и изменений лежат в основе антагонистического характера органического развития", - писал Либкнехт 73 . Это - две по-


67 Ibid., S. 103.

68 Ibid., S. 106. "И частью этой борьбы, - добавлял Либкнехт, - является искусство, а в области тона - музыка".

69 Ibidem.

70 Ibid., S. 106.

71 Ibid., S. 106-107. Здесь, добавлял Либкнехт, отчетливо выступает гармонизирующая роль искусства, в частности, музыки, с помощью которого человек стремится превратить дисгармонию окружающего и внутреннего мира в гармонию.

72 Ibid., S. 107.

73 Ibidem.

стр. 101


стоянно борющиеся между собой стороны, и их противоположность составляет главное содержание "закона контраста" 74 .

Исследуя глубинные контрасты и антагонизмы социального развития, Либкнехт исходил из своего понимания структуры общества и характера его компонентов. Согласно его схеме, во многом близкой пониманию структуры общества некоторыми немарксистскими социологами (Г. Зиммель, Ж.А. Гобино, А. Смолл), борьба в обществе бесконечно многообразна и не сводится, как полагал Маркс, преимущественно к борьбе классов, определяемой в действительности намного шире и многообразнее, считал Либкнехт, и происходит между самыми различными частями общества - группами, слоями, индивидами, классами, полами, профессиями и т.д. В отличие от Маркса, связывавшего понятие класса с той или иной формой собственности, с его местом в процессе общественного производства, Либкнехт при определении природы отдельных социальных функционеров (в том числе классов), исходил прежде всего из критериев социально-психологического характера и с учетом этих критериев исследовал законы общественного развития. Он выделял при этом три основных закона, определявших, как он писал, всю "тотальность диалектического общественного развития" 75 .

Эти законы относятся, по классификации Либкнехта, прежде всего к противоречиям между отдельными общественными группами, слоями, классами. Они охватывают, далее, контрасты внутрислоевые, внутригрупповые, внутриклассовые, составляя так называемые "дополняющие течения" 76 .

Третий социально-психологический контрастный закон включает в себя следующие один за другим, развивающиеся во времени контрасты. Этот закон, отражающий динамику социального развития, смену ступеней и уровней культурной эволюции, имеет, по мнению Либкнехта, особенно важное значение для прогрессивного движения общества, для развития всей общественной культуры 77 . Либкнехт связывал этот закон с открытиями немецкого философа и психолога (также придерживавшегося "третьего" философского направления) В. Вундта, относившимися к психологии индивида, но возведенного Либкнехтом на уровень социальной закономерности 78 .

В этом контексте Либкнехт сформулировал еще один - собственный так называемый "психологический фундаментальный закон" - по аналогии с известным, сформулированным Э. Геккелем, "биологическим фундаментальным законом", филогенезом, очень высоко ценимым Либкнехтом, отнесенным им к величайшим "граничащим с фантастикой , открытиям 79 .

Итак, подводил итог Либкнехт, развитие антагонистического исторического процесса, развертывание социальных контрастов и противоречий, социальные и психологические перемены разного рода, сдвиги и перевороты осуществляются в условиях и в форме всеобщей, повсеместной и непрерывной борьбы между самыми различ-


74 Ibid., S. 108.

75 lbid., S. 114.

76 В этой связи Либкнехт формулировал особый закон "социально-психологического дополнения". Каждый слой, группа людей, класс, пояснял он, состоит из множества подвидов с различными дифференцированными свойствами, и все вместе они составляют нечто единое, обладающее совокупными групповыми или классовыми характеристиками. "Подобно тому, - писал Либкнехт, - как белый солнечный свет состоит из лучей различного цвета и рода. они дополняют друг друга, образуя совокупный общий тип". - Ibid., S. 113. Эти факторы дифференциации и специализации, добавлял Либкнехт, существенно влияют на интенсивность общественного развития, значительно повышая ее.

77 Ibid., S.113-114.

78 Ibid., S. 113. Во взглядах Вундта нашли отражение философские воззрения Спинозы, Канта, Лейбница. Гегеля, идеи которых привлекали особое внимание и были во многом близки также взглядам самого Либкнехта.

79 Либкнехт считал возможным применить закон филогенеза не только к человеку, к человеческому обществу, но и к жизни всех живых существ. "В действительности дело обстоит так, что развитая психика длительное время охватывает и сохраняет в себе обстоятельства прошлого - вплоть до совершенно бессознательного, интенсивного, растительного вида, пусть даже в подсознании, интуитивной, импульсивной жизни". - Ibid.. S. 115.

стр. 102


ными элементами и частями общества - в соответствии с диалектической формулой: "тезис-антитезис-синтез" 80 . Борьба в самых различных ее формах и многообразных проявлениях, охватывающая все звенья общественной структуры, составляет, писал Либкнехт, "всеобщую форму социального развития" 81 . Это - диалектика истории "в полном объеме. Это - Маркс? с головы поставленный Гегель? Это оба, и Гегель и Маркс, их новый синтез" 82 .

Так, исследуя закономерности исторического процесса, Либкнехт, по существу, сформулировал - вполне в духе своего принципа "универсализма", с позиций "третьего" философского пути - собственное понимание сущности диалектики как некоего "нового синтеза" самых разных и даже диаметрально противоположных в своей мировоззренческой основе диалектических систем.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КУЛЬТУР ТРАГИЧЕСКИЕ "ИЗДЕРЖКИ" ИСТОРИИ

Либкнехт не разделял Марксово понимание исторического процесса как смены общественно-экономических формаций. Он противопоставил этой схеме конструкцию, согласно которой история представляет собой эволюцию культуры (цивилизации), последовательную, прогрессивную смену отдельных ее этапов и эпох 83 .

Такое понимание исторического процесса было широко распространено в немарксистской социологии и философии. При этом культура, ее развитие по большей части ассоциировались с духовным и моральным совершенствованием общества и его членов, а также - с эволюцией разного рода государственно-политических институтов. Производство и экономика оставались, как правило, вне поля зрения теоретиков культуры. В особенности со времени немецкого философа-просветителя И.Г. Гердера (вторая половина XVIII - начало XIX в.), рассматривавшего развитие культуры, ее многообразных компонентов, прежде всего как прогрессивное раскрытие потенций человеческого ума, социологи и философы в основном понимали исторический процесс как единую, охватывающую все человечество и общую для него линию его культурной эволюции.

В конце XIX - начале XX вв. прежнее понимание культуры было подвергнуто критике прежде всего со стороны представителей субъективистского неокантианского направления (В. Виндельбанд и Г. Риккерт - с их отрицанием законов истории и "индивидуализирующим" методом, М. Вебер - с его теорией "идеальных типов и др.), иррационалистической "философии жизни" (Ф. Ницше, Г. Зиммель), а также - приверженцев теории "культурных кругов" (Я. Фробениус, Ф. Гребнер) и "психологической школы" (У. Самнер).

Все эти и подобные им теории и концепции культуры противостояли прежде всего Марксову пониманию сущности исторического процесса и природы самой культуры, складывающейся и функционирующей в соответствии с закономерной сменой общественно-экономических формаций и сдвигами в классовой структуре общества. Пониманию культуры как единого общечеловеческого явления была противопоставлена концепция "локальных цивилизаций", самобытных и замкнутых культурных образований, обособленных, изолированных организмов (Н.Д. Фюстель де Куланж, Ж.-А. Гобино, Н.Я. Данилевский, О. Шпенглер). При этом все явственнее звучал мотив о неизбежном упадке и гибели отдельных культур и цивилизаций - подобно закономерному процессу упадка и умирания живого организма.

Социал-демократические лидеры в целом разделяли Марксово понимание законов всемирно-исторического развития. А. Бебель и другие специально выступали с защитой марксистской теории общественно-экономических формаций. П. Лафарг кри-


80 Ibid., S. 114.

81 Ibid., S. 115.

82 Ibid., S. 114.

83 Подробнее см.; Новая и новейшая история, 2000, N 5, с. 147.

стр. 103


тиковал сторонников теории "локальных цивилизаций", доказывал универсальность открытых Марксом законов общественного развития и эволюции культуры. Аналогичных взглядов придерживались К. Каутский, Ф. Меринг, Д. Благоев, А. Лабриола, Р. Люксембург, К. Цеткин, Г.В. Плеханов, В.И. Ленин.

Не приемля Марксову теорию общественно-экономических формаций, Либкнехт вместе с тем далеко не был согласен и с оппонентами Маркса. Так, понимая культуру как некий объективно данный феномен, включающий в себя множество разнообразных духовных и материальных, физических компонентов, он решительно дистанцировался от теории "локальных цивилизаций", от идеи существования изолированных и не зависящих друг от друга, полностью самостоятельных культур. Напротив, он всемерно подчеркивал взаимозависимость и взаимовлияние культур, развивающихся, по его убеждению, в направлении создания единой, всеохватывающей общечеловеческой культуры.

Либкнехт детально рассматривал вопрос о самом содержании понятия культуры, исследовал проблему закономерностей культурного развития человечества, связывая его с накоплением и ростом материальных, физических и духовных ценностей -"фойдумов" 84 . В главе 4 первого раздела книги: "Влияние культуры, поглощение и заимствование" Либкнехт подробно раскрыл механизм функционирования отдельных элементов культуры, характер и особенности развития феномена культуры в целом. Он подробно анализировал такие социальные явления культурного взаимодействия, как "поглощение" (по его терминологии - "социализация") обществом тех или иных достижений культуры - открытий, изобретений, разного рода новаций, приобретений, и их "заимствование" от других социальных групп или обществ. Как он подчеркивал, именно явления "поглощения" и "заимствования" составляют основу культурного развития, всего социального процесса.

В обществе постоянно имеют место различные открытия, без которых невозможна социальная жизнь. Однако любые индивидуальные открытия или изобретения получают социальную значимость лишь в том случае, если они реально воспринимаются и поглощаются (или заимствуются) обществом, либо той или иной значительной его частью. "То, что индивидуально познано или может быть познано, узнано, понято, открыто, обнаружено и использовано, - писал Либкнехт, - только по одному этому еще не является никаким фактором общественной культуры, общественного развития. Чтобы стать таковым, необходимо впитывание, присвоение, восприятие, короче: поглощение индивидуального приобретения "обществом", т.е. всем обществом или существенной для его общего состава и его развития частью" 85 . Без социального поглощения никакое индивидуальное человеческое завоевание не существует для общества, для его развития. "Социальное поглощение есть, следовательно, фундаментальная предпосылка всего социального прогресса, т.е. всего воздействия этих завоеваний и фактов на общественное развитие... Таким образом, поглощение в целом есть разновидность развития вообще" 86 .

Либкнехт подробно рассматривал различные виды, способы, условия, варианты поглощений - во временной связи, "объективной" и "субъективной" готовности общества к поглощению, целей и степени, "инертности" поглощения, особенностей самого объекта поглощения. Он отмечал при этом, что определенной, стабильной, абсолютной способности общества к поглощению не существует, но эта способность закономерно расширяется по мере повышения уровня культуры. Общество, замечал Либкнехт, способно к поглощению лишь в том случае, если поглощение полезно его развитию и если все общество или существенная его часть осознает эту полезность и способны его осуществить, что при глубоко диалектическом, антагонистическом характере общественного развития имеет место далеко не всегда. "Все зависит от того попадает ли данное приобретение в планы группы, которая желает этого


84 См.: Новая и новейшая история, 2000, N 5, с. 147- 149.

85 Liebknecht К. Studien, S. 117.

86 Ibidem.

стр. 104


приобретения, понимает его возможности и в состоянии его реализовать. В противном случае данное приобретение, несмотря на наличие объективной способности к его поглощению, будет потеряно, не будет поглощено вследствие субъективной неспособности общества к поглощению или инертности" 87 .

Другим фактором культурного прогресса, по Либкнехту, является так называемое "заимствование". В отличие от "поглощения", "заимствование" означает восприятие обществом или его частью уже "социализированной", поглощенной культурной продукции, перенимание - в противоположность взятию" 88

В том или ином обществе время от времени совершаются открытия, которые могут быть использованы в другом обществе, они заимствуются, перенимаются, вместо того, чтобы создаваться вновь. Такое заимствование, писал Либкнехт, означает не самостоятельное развитие, а развитие "с помощью чужих костылей", хотя оно и означает определенную экономию сил 89 .

Либкнехт подробно рассматривал различные виды, формы, условия заимствования, указывал на существенные различия между заимствованием всем обществом и частью его ("классовое заимствование"). Даже если заимствование осуществляется всем обществом, каждая его часть воспринимает его по-своему 90 . Сложный процесс заимствования, отмечал Либкнехт, может иметь также различное действие: он может быть полезным или вредным для культурного развития общества, может осуществляться с целью усиления эксплуатации, принуждения, тунеядства; может быть запоздалым или преждевременным, полным или неполным, может осуществляться из всего общества или из части его, из настоящего или из прошлого 91 . В книге обстоятельно исследовался вопрос о соотношении и взаимодействии между поглощением и заимствованием 92 .

Понятия "поглощения" и "заимствования" Либкнехт использовал при рассмотрении проблем культурной эволюции общества и, в частности, - взаимодействия и взаимовлияния различных культур. Он использовал при этом такие категории, как "аккультурация", "декультурация" и "инфлюация". По сравнению с заимствованием аккультурация, отмечал Либкнехт, понятие более широкое. Декультурация - категория, противоположная аккультурации, связанная с проблемой "издержек истории" 93 ; инфлюация, в понимании Либкнехта - взаимовлияние различных культур. В зависимости от того, развивает ли данное общество (или часть общества) культуру самостоятельно или заимствует ее элементы от другого общества или народа, эти культурные общества либо эндогенны, либо экзогенны. Причем чистых эндогенных и экзогенных культур не бывает: "также и здесь различия лишь относительные - в рамках пестрого, неразрывного всеобщего переплетения человеческих культур" 94 .

В зависимости от того, способно ли общество собственными силами развивать свою культуру или эту возможность предоставляет ему другое общество, можно говорить о самостоятельных или "примыкающих" в тех или иных сферах жизни культурах. При этом "примыкание" неизменно связано с отношениями зависимости "примыкающей" культуры от той, к которой данная культура "примыкает" 95 . Закономерность


87 Ibid S. 124.

88 Ibid.,S. 117.

89 Ibid., S. 129.

90 Либкнехт приводил пример: Французская революция XVIII в. оказала влияние, в частности, на общество отсталой в то время России, но это влияние проявилось по-разному в разных слоях российского общества, вызвав у части его революционные настроения - вплоть до восстания декабристов. - Ibid., S. 130.

91 Ibid., S. 130-131.

92 "Всякое заимствование, - писал он, - есть одновременно поглощение", и "хотя может быть поглощение... без заимствования, но не бывает никакого заимствования без поглощения". - Ibid.. S. 137. Важную роль в данном случае играет общественный опыт, оказывающий воздействие на активность процессов поглощения и заимствования. - Ibid., S. 138.

93 Ibid., S. 140. Либкнехт приводил примеры декультурации: уничтожение римской культуры германцами, уничтожение государства ацтеков и пр.

94 Ibidem.

95 В качестве "примыкающих", зависимых культур в экономической сфере по Либкнехту являются малые страны как части мирового капиталистического хозяйства - Швеция, зависящая от Франции, Германии и Италии; Бельгия, зависящая от Франции и Германии. Как подчеркивал Либкнехт, утрата малыми странами самостоятельности и возрастающая зависимость их от крупных, экономически мощных держав составляет одну из особенностей отношений между странами и народами в империалистическую эпоху. - Ibid., S. 141.

стр. 105


развития, однако, такова, отмечал Либкнехт, что то или иное влияние со временем иссякает, в результате чего испытывающий влияние может постепенно приобрести самостоятельность и даже превзойти по своей значимости влияющую сторону 96 .

В этой связи Либкнехт касался вопросов о роли меценатов и меценатства (спонсорства) в процессе культурного развития человеческого общества. Меценатской деятельности он придавал большое значение, считал ее закономерным и общественно необходимым явлением, играющим особенно важную роль именно в переходные эпохи. Меценатство Либкнехт определял как "существенное звено в причинной цепи эволюции" 97 .

Те или иные господствующие круги общества могут осуществлять поддержку творчества других слоев данного общества ("внутриобщественное меценатство"), либо - других обществ ("межобщественное меценатство").

Меценат оказывает содействие общественному развитию не лично, но через социальные силы, использование которых осуществляется в интересах той или иной общественной группы или класса, к которому меценат принадлежит. Если при этом личный интерес мецената или интерес слоя, с которым он связан, совпадает с интересами общественного развития в целом, тогда это содействует культурному развитию общества. Но меценатская поддержка может быть также общественно вредной, если она способствует развертыванию творческих сил не в направлении общественного развития, например роста производства, а содействует росту коррупции, отвлекает в сторону от закономерного пути развития 98 . Однако даже если меценатство содействует общественному развитию, оно может быть закономерно использовано даже и в эксплуататорских целях, поскольку эксплуатация, как не раз подчеркивал Либкнехт, "на известной стадии развития общественно необходима" 99 .

Рассматривая различные аспекты взаимоотношений и взаимодействия культур, их влияния на социальные процессы, на развитие общества в целом, Либкнехт акцентировал внимание специально на проблеме "издержек истории", ее колоссальных трудностей, трагических подчас ее сторон, и подробно осветил эти проблемы в своей книге 100 .

Культурное заимствование и культурное влияние, являющиеся своеобразным


96 Это, пояснял Либкнехт, касается и отношений между крупными капиталистическими державами. Так, английский капитализм до конца XIX в. активно проникал в Германию, экономика которой в большой мере являлась придатком экономики английского капитализма. Затем, по мере роста капиталистической мощи Германии, роли этих держав стали существенным образом меняться. "Этот пример с Англией и Германией, - делал вывод Либкнехт, - типичен для закономерно происходившей до сих пор межобщественной аккультурации; и останется типичным для отношений аккультурации в эпоху империализма". - Ibid., S. 145. "Из слуг вырастают господа, из объекта использования конкуренты". - Ibidem.

В этой связи Либкнехт характеризовал современную ему эпоху как воплощение самых разных элементов поглощения и заимствования - из настоящего и прошлого, из разных эпох и народов, громадного разнообразия, конгломерат материальных, политических, идеологических, научных элементов, позволяющих поставить все сокровища, созданные до сих пор человечеством и создаваемые в настоящее время на службу господствующим классам и слоям общества, развитию производства, созданию материального и духовно-психологического богатства, глобальной идеологической надстройки. "Это - научное, идеологическое отражение империалистической эпохи, - писал Либкнехт. - Не синтез, а нагромождение". - Ibid., S. 140.

97 Ibid., S. 144.

98 "Только способствующая развитию общества поддержка по определению является спонсорством, - писал Либкнехт, - всякая иная поддержка с целью развертывания и использования чужой силы есть социальное насилие". - Ibid., S. 144.

99 Ibid., S. 144.

100 Этой теме он посвятил, в частности, параграф 23 главы 4 второго раздела книги: "Расточительство "материалов" и "сил" в культурном развитии человечества; инволюция и атавизм". - Ibid., S. 142-143.

стр. 106


"разделением труда", писал Либкнехт, несомненно означают определенную "экономию сил". Но при этом особенно отчетливо видно также, какое огромное число открытий, изобретений, духовных завоеваний и приобретений, сделанных отдельными людьми, остаются невостребованными обществом при жизни этих людей - либо в силу того, что общество не созрело в тот момент для их восприятия, либо потому, что открытия остались неизвестными, либо по другим причинам. "Поистине трагическими героями истории являются те неизвестные или неоцененные личности, которые остались неизвестными и неоцененными лишь потому, что еще не созрело время понять или оценить их" 101 . "Лишь тот, кто пришел в должное время, был и будет в свое время услышан и оценен" 102 .

Многие открытия, отмечал Либкнехт, при этом просто теряются, пропадают бесследно, и возникает необходимость повторять их снова и снова 103 . "Сколько знаний, опыта, умения, техники, идеологии, приобретенных отдельными индивидами исчезает вместе с ними, так как они остались неизвестными... или были использованы где-то во вне страны! Сколько таких открытий... социально не было воспринято потому, что "время" не "созрело", т.е. они оказались не готовыми к тому, чтобы быть воспринятыми... Так остаются они индивидуальными и потерянными в социальном плане на длительное время или, по крайней мере, до той поры, пока счастливый случай не пробудит в благоприятный момент окаменевшие свидетельства для последующего заимствования или поглощения. Открытие должно быть сделано дважды или несколько раз - и притом в условиях и в момент, пригодный для поглощения. Сколько таких открытий попадают лишь в узкие слои общества и теряется... Сколько уже специально поглощенных открытий потеряны вместе с упадком культуры... Сколько великих мощных культур с достойными восхищения совершенствами были обращены в прах и пепел, рухнули под ударами извне..., не оставив нам ни малейшего о себе свидетельства, ни единого камня! Об этой трагедии человеческого рода, целых народов и культур не могут дать даже самого отдаленного, самого малейшего представления все вместе взятые раскопки. Для человеческого сообщества - целых народов, рас, культур та же трагедия - лишь в гигантских размерах, симфония глубочайших бедствий и невзгод тысячекратно превосходящих те, какие испытывают люди, оставшиеся неизвестными, потерянными и забытыми" 104 .

Так, наряду с эволюцией обществ, его поступательным движением, прогрессивным развитием отмечал Либкнехт, в истории очень часто имеют место гигантские понятны движения, происходит инволюция, наряду с усовершенствованиями, движением вперед - падения, разрушения, варваризация, крушение уже достигнутых высот культуры 105 .

Такое понимание исторического процесса, всего социального развития в определенной степени отличалось от того, как представляли его себе Маркс и Энгельс. Они также отмечали факты регресса, застоя или развития того или иного общества вспять, но лишь как отдельные, малосущественные в целом для истории эпизоды в общей оптимистической картине прогрессивного развития человечества.


101 Ibid..S. 128.

102 Ibid., S. 117. При этом, чтобы быть услышанным и оцененным, писал Либкнехт, не обязательно быть гением, "самой выдающейся личностью своего времени". Так дело обстояло, например, с выступлением Лютера. "Почему оно нашло такой отклик? - спрашивает Либкнехт. - Потому, что оно не содержало ничего нового. Потому, что оно имело бесчисленных более великих предшественников и современников. Потому, что оно отвечало сознанию и интересам широких народных масс и было поддержано могущественными заинтересованными силами. - Ibid., S. 128. Перечислив другие имена - Арнольда Брешианского, П. Вальдуса, Франциска Ассизского, Виклифа, Савонаролы, он замечал: "Насколько выше были их личные действия! По это не может быть историческим масштабом; им должна быть прежде всего степень влияния на общество". - Ibidem.

103 Ibid., S. 118, 128.

104 Ibid., S. 142-143.

105 Ibid.. S. 143.

стр. 107


В отличие от этого, Либкнехт с собственной силой подчеркнул как раз огромные трудности исторического процесса, его колоссальные издержки, тяжелую и мрачную, подчас трагическую для человеческого рода, сторону его бытия 106 .

В результате исследования явлений поглощения и заимствования, аккультурации, декультурации и инфлюации, эволюции и инволюции, Либкнехт приходил к общему выводу о внутреннем, органическом содержательном единстве и однородности всей человеческой культуры, о схожести и параллельности культурного развития разных народов мира. В своем физическом и психически-духовном существе внутренний мир одного человека не похож на внутренний мир другого человека, замечал Либкнехт. Тем не менее, подчеркивал он, внутренний мир каждого отдельного человека, каждого индивида подвержен действию единых, общих законов - прежде всего во взаимодействии с внешним миром. Единосущность людей, принадлежащих к различным культурам, проявляется в особенности и прежде всего в их трудовой деятельности. Их однородность выражается в том, что "в отношении трудовой цели существует значительное согласие среди людей разных культур, что по возможности избираются при этом одинаковые материалы и силы, что на окружающий мир и его возможности повсюду следует приблизительно одинаковая осмысленная, волевая и деятельная реакция" 107 .

И внешний мир, подчеркивал Либкнехт, также при всем его громадном разнообразии и бесконечной сложности, включающий в себя, согласно учению Лейбница, и космические, звездные сферы, подвержен действию неких общих, единых законов. Внешний и внутренний миры неразрывно связаны друг с другом, между ними происходит непрерывное взаимодействие - "бесконечный процесс взаимовлияния, причем наше сознание не в состоянии определить и реконструировать его начало или его конец" 108 .

Так философская мысль Либкнехта, исследовавшего сугубо "земные" проблемы человеческой культуры, закономерностей ее развития, снова поднималась до уровня философских абстракций космического масштаба. Лишь в возвышении до космического уровня теоретической абстракции видел Либкнехт единственный путь достижения истины, решения проблем человеческого "микрокосмоса", неотделимого от бесконечного вселенского "макрокосмического" начала. И в этом находил свое выражение также "универсальный" метод автора "Исследований законов общественного развития".

Как мы видим, опираясь на достижения исторической, философской и социологической мысли прошлого, на выводы общественных и естественных наук новейшего времени, Либкнехт стремился выработать собственную, целостную, во многом отличную от Марксовой, оригинальную концепцию исторической эволюции, сформулировать более "широкое", более "емкое" понимание закономерностей развития социальной жизни. Многие элементы созданной им теоретической концепции сохраняют свою актуальность и в наше время.

Однако рассмотренными в нашей статье проблемами далеко не исчерпывается содержание книги Либкнехта: изложенное составляет лишь часть заключенного в книге теоретического богатства. Для полного его освещения необходимы дополнительные исследования.


106 На эту особенность историко-социологической концепции Либкнехта обратили внимание некоторые исследователи, см.: Flechtheim O.K. Karl Liebknecht. Studien fiber die Bewegungsgesetze der gesellschaftlichen Entwicklung. Hamburg, 1974, S. 15; Trontow H. Karl Libknecht. Eine politische Biographic. Koln, 1980, S. 302.

107 "Этим, - писал Либкпехт, - объясняется то, что "законы" ("правила"), которым работники всех времен и культур, по сути. эмпирически следуют, столь близки в главных чертах, объективно обусловлены обстоятельствами внешнего мира: окружающий мир предстает как законодатель!". - Ibid., S. 147-148.

108 Ibid., S. 146.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/К-ЛИБКНЕХТ-О-ЗАКОНАХ-ИСТОРИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

АЙ3ИН Б. А., К. ЛИБКНЕХТ О ЗАКОНАХ ИСТОРИИ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 22.01.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/К-ЛИБКНЕХТ-О-ЗАКОНАХ-ИСТОРИИ (date of access: 29.02.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - АЙ3ИН Б. А.:

АЙ3ИН Б. А. → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
47 views rating
22.01.2020 (38 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Источники по истории детского крестового похода 1212 г.
Catalog: История 
3 days ago · From Беларусь Анлайн
Лейб-гвардии Конный полк в кампании 1814 г.
3 days ago · From Беларусь Анлайн
Путешествие и открытия Д. Г. Мессершмидта на р. Томи
3 days ago · From Беларусь Анлайн
Военнопленные Четверного союза в России
3 days ago · From Беларусь Анлайн
Н. А. БАГРОВНИКОВ. Памятники книжной культуры Нижней Германии эпохи Возрождения и Реформации
Catalog: История 
3 days ago · From Беларусь Анлайн
Франциск І Валуа
Catalog: История 
4 days ago · From Беларусь Анлайн
Ордосская культурная традиция в гунно-сарматское время
Catalog: История 
4 days ago · From Беларусь Анлайн
Е. А. ОСИПОВ. Внешняя политика Франции в период президентства Жоржа Помпиду (1969-1974)
4 days ago · From Беларусь Анлайн
Идейные основы "Земли и воли" в 1870-х гг.
Catalog: Философия 
4 days ago · From Беларусь Анлайн
Х. А. Винклер и его взгляды на воссоединение Германии
4 days ago · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
К. ЛИБКНЕХТ О ЗАКОНАХ ИСТОРИИ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones