BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-477

Share with friends in SM

Почти 200 лет назад, после принятия конституции США 1787 г., в Соединенных Штатах начался процесс становления федеральной государственности. Молодая буржуазная республика стала быстро расширять арсенал средств, с помощью которых осуществлялось политическое господство основных эксплуататорских групп тогдашней Америки - торгово-финансовой буржуазии Северо-Востока и плантаторов Юга. Именно тогда сложились предпосылки для возникновения института, существование которого не предусматривалось ни в построениях "отцов-основателей", ни в тексте федеральной конституции. Речь идет о политических партиях.

"Господствующий класс буржуазного государства имеет в своем распоряжении богатый арсенал средств идеологического воздействия, но основную роль в этом играют буржуазные политические партии"1 , - отмечают советские исследователи. Американская двухпартийная система - это комбинация буржуазных партий, функционирующих в тесном взаимодействии и взаимозависимости, имеющих как принципиально общие, так и частные задачи, решаемые, однако, различными методами в зависимости от их понимания теми социальными группами, интересы которых представляет и выражает каждая из партий.

За последние годы советские обществоведы ответили на многие вопросы, возникающие при анализе истории и современного состояния двухпартийной системы США. В американской историографии и политологии интерес к этой проблематике в связи с 200-летием США также заметно возрос. На книжном рынке США появилось множество работ апологетического характера, в которых двухпартийная система изображается как уникальный политический институт, способный эволюционным путем решать практически любые социально- экономические проблемы, как некая "надклассовая сила", действующая в интересах "общественного благосостояния и прогресса", как своеобразный общественно- политический эталон демократии для всех стран2 .

Хотя советская американистика накопила определенный опыт в сфере исследования этой многоплановой проблематики, назрела необходи-


1 Ильинский И. П., Мишин А. А., Энтин Л. М. Политическая система современного капитализма. М. 1983, с. 108.

2 См.: Gelb J., Palley M. Tradition and Change in American Party Politics. N. Y. 1975; Ladd E. C., Hadley C. D. Transformations of the American Party System: Political Coalitions from the New Deal to the 1970's. N. Y. 1975; Feigert F. B., Conway M. Parties and Politics in America. Boston. 1976; Party Organization in American Politics. N. Y. 1984; Kayden H., Mahe E. The Party Goes On: The Persistence of the Two-Party System in the United States. N. Y. 1985; Pierce D. Bringing Back the Parties. Washington. 1985.

стр. 50


мость обобщить и в ряде случаев дополнить наши представления о той роли, которую играл партийный тандем на протяжении всей политической истории США вплоть до наших дней. Не претендуя на исчерпывающий анализ всего комплекса вопросов, авторы данной статьи сосредоточили основное внимание на таких важных и пока сравнительно мало исследованных аспектах проблемы, как причины возникновения и факторы устойчивости двухпартийной системы США, ее классовые функции на различных этапах развития американского капитализма.

Глубинные причины образования и становления буржуазных политических партий в США связаны с характером взаимоотношений между господствующими социальными слоями и народными массами в капиталистическом обществе. Так, если при предшествовавших капитализму общественно-экономических формациях политическая основа угнетения одного класса другим зиждилась на методах внеэкономического принуждения и закреплялась в сословных привилегиях имущих слоев посредством религиозных и правовых норм, то при буржуазном строе складывается иная ситуация. Провозглашение формально-юридического равенства, предоставление избирательного права сравнительно обширной части общества, передача части функций по управлению страной представительным органам власти вносят принципиально новые черты в организацию классового господства, в первую очередь в плане вовлечения эксплуатируемой части общества в рутинный политический процесс. Как подчеркивал В. И. Ленин, если демократизирован политический строй государства, "капиталистам приходится искать опоры в массах" 3 . К тому же и сам господствующий класс обычно отнюдь не един в своих субъективных устремлениях. Необходимость урегулирования конфликтных ситуаций внутри правящей элиты и выработки политического курса, отвечающего совокупным интересам собственников, также стимулировала появление партий.

От различных узкоэлитарных социально-политических фракций внутри господствующих классов, характерных для добуржуазных формаций, буржуазные политические партии нового и новейшего времени, как правило, отличаются рядом сущностных черт. Прежде всего они обладают более или менее долговременной программой, разработку которой берут на себя партийные лидеры.

Следующей чертой, отличающей партии от различных допартийных политических образований, является наличие у них массового избирательного корпуса (электората). Даже ранние буржуазные партии США, федералисты и джефферсоновские республиканцы, доминировавшие на политической арене страны в 1790 - 1810-е годы, имели хотя и ограниченную, но все же относительно массовую (особенно в сравнении с единственными оформившимися к тому времени политическими партиями Европы - английскими тори и вигами) базу, включавшую мелких земельных собственников - фермеров - Северо-Востока и Среднего Запада США, часть ремесленников городов атлантического побережья, мелких розничных торговцев и т. п.

Третьей характерной чертой партий следует назвать наличие у них разветвленной организационной структуры, обеспечивающей связь между национальным руководством и электоратом. Специфика организационной структуры буржуазных партий, особенно американских, состоит в том, что она ориентирована на максимальную мобилизацию избирателей во время предвыборной борьбы и непосредственно в ходе выборов. Организационной структуре буржуазных партий США в ее историческом развитии свойственна тенденция к известной централизации с возрастанием роли высшего, национального эшелона внутрипартийной иерархии при


3 Ленин В. И. ПСС. Т. 23, с. 188.

стр. 51


сохранении автономии местных партийных организаций (особенно в штатах).

Важнейшей особенностью развития основных буржуазных партий США и их современного состояния является наличие устойчивого элемента системности в их взаимоотношениях. Двухпартийный характер всей структуры взаимоотношений между различными слоями американской буржуазии, его закрепление в политической культуре США, социальной психологии рядовых американцев накладывают весьма существенный отпечаток на ту роль, которую эти массовые политические организации сыграли и продолжают играть в жизни страны.

Главные причины возникновения в США именно двухпартийной системы следует искать в особенностях социально-политической ситуации, сложившейся в этой стране к началу 90-х годов XVIII века. Решительное поражение американских лоялистов в ходе войны за независимость уничтожило всякую возможность для появления аристократической организации конституционно-монархического толка. В свою очередь, разгром восстания Д. Шейса и выступления пенсильванских фермеров значительно подорвали шансы на создание леворадикальной партии, которая строила бы свою деятельность на чисто эгалитаристских принципах. Таким образом, к началу появления первых общенациональных партий в США практически не осталось сколько-нибудь серьезной социальной почвы для легальной деятельности массовых организаций, отстаивавших какой-либо иной, чем буржуазный, путь развития. "Соединенные Штаты, - писал Ф. Энгельс, - современны, буржуазны уже с самого их зарождения"4 .

Необходимо учитывать, что политико-правовые воззрения "отцов-основателей" США формировались под сильным влиянием английского опыта, британской политической традиции, в которой принцип двухпартийное? укоренился уже достаточно прочно. Копирование английских форм ведения политической борьбы, конечно, не могло долго продолжаться. Очень быстро те политико-правовые формы, которые были перенесены на американский континент из Англии, были наполнены новым, конкретно-национальным содержанием, в результате чего США вскоре значительно опередили бывшую метрополию в деле строительства общенациональных партий. Однако внешние формы, и прежде всего принцип двухпартийности, прижились в США. Этот принцип оказался очень удобным для их правящей элиты и постепенно закрепился в политической философии и практике.

Объяснение причин успеха этих усилий и устойчивости двухпартийной системы в целом следует искать в комплексе факторов, порожденных спецификой социально- экономической и государственно-правовой среды, в которой протекало становление и развитие двухпартийной системы США. Как известно, к власти в новом государстве пришел блок, состоявший из двух компонентов - торгово- финансовой буржуазии Севера и плантаторов-рабовладельцев южных штатов. Считая буржуазный путь единственно возможным для США, идеологи этих социальных групп по-разному представляли себе набор средств, с помощью которых они рассчитывали создать оптимальные условия для реализации своих замыслов. Это и обусловило появление двух основных концепций развития американского общества5 , на долгие годы определивших стер-


4 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 39, с. 128.

5 Суть первой концепции, автором которой являлся А. Гамильтон, заключается в том, что основополагающие принципы, зафиксированные в конституции США, могут быть воплощены в жизнь только на путях ускоренного развития торгово-промышленного капитала. Именно в этом он видел залог успеха и процветания молодой республики. Его оппоненты во главе с Т. Джефферсоном считали, что политико-правовые идеалы, закрепленные в конституции, могут быть в полной мере реализованы лишь в случае утверждения в США демократической республики мелких и средних независимых фермеров (подробнее см.: Согрин В. В. Идей-

стр. 52


жень партийно-политической борьбы. Тот факт, что были сформулированы две конкурирующие программы достижения общих целей, оказал большое воздействие на последующую эволюцию партийного механизма. Изначальное ограничение всей полемики достаточно жесткими рамками этих двух концепций неизбежно стимулировало становление и закрепление традиций двухпартийности в политической культуре США.

После победы Севера над Югом в Гражданской войне и проведения Реконструкции последние социально-экономические (и, соответственно, политические) диспропорции, негативно влиявшие на развитие американского капитализма, исчезли. Капиталистическая экономика определяла соответствующую социально- классовую структуру американского общества, постепенно сводя к минимуму роль и влияние тех социальных сил (крупных землевладельцев, ремесленников, мелких розничных торговцев и т. п.), которые еще сохранялись со времени разложения феодализма. В силу этого и при капитализме они тяготели к некоторой партийно- политической обособленности, выливавшейся в партийный плюрализм - характерную черту политической жизни большинства развитых стран Западной Европы последней трети XIX - начала XX в. (за исключением Англии). В то же время отмеченная еще К. Марксом подвижность классовых границ в США, сохранявшаяся на протяжении всего XIX в.6 , относительная слабость революционного рабочего движения помогали лидерам обеих буржуазных партий удерживать контроль над "многоцветными" по своему социально-классовому составу коалициями избирателей, способствуя формированию даже среди пролетариата, по словам Ленина, "традиций в голосовании за буржуазных политиканов"7 .

К важным особенностям развития американской политической системы должна быть отнесена и непрерывность ее эволюции: США сегодня, как и 200 лет назад, - буржуазно-демократическая республика с сильной президентской властью, без ответственного перед законодательным органом правительства и с федеральной структурой распределения власти. Разумеется, непрерывный характер развития американской государственности нельзя абсолютизировать и считать уникальным, как это нередко делали и делают консервативные историки8 . Напротив, она испытала и постоянное накопление новых черт и явлений (рост числа штатов в союзе - с 13 до 50, создание новых министерств и ведомств в центральном правительстве и в штатах, появление новых исполнительных органов в местных органах управления и т. д.), и резкие качественные скачки, отчасти менявшие ее сущность (важнейший из них - Гражданская война и Реконструкция, а кроме того, т. н. прогрессивная эра, "новый курс", буржуазные реформы 1960-х годов, консервативное контрреформаторство нынешней администрации).

Вместе с тем формальная структура американской государственности оставалась неизменной, что в немалой степени обусловливает преемственность в истории основных институтов политической системы США9 . Именно эта преемственность и служит одним из источников для существования такого важнейшего фактора политической жизни США, как глубоко укоренившиеся в ней традиции партийно-политических процессов, устойчивые, передающиеся из поколения в поколение стереотипы политической культуры и социальной психологии больших групп избирателей.


ные течения в американской революции XVIII в. М. 1980; Ушаков В. А. Америка при Вашингтоне. М. 1983).

6 См. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 8, с. 127.

7 Ленин В. И. ПСС. Т. 15, с. 235.

8 См., напр.: Boorstin D. The Americans. The National Experience. N. Y. 1965; ejusd. The Americans. The Democratic Experience. N. Y. 1974.

9 Борисюк В. И. Политическая система США: особенности формирования и тенденции эволюции. В сб.: Эволюция политической системы США. М. 1984.

стр. 53


Комплекс иных черт и особенностей политической системы США дополняет и усиливает влияние тех, которые названы выше. Известно, что такие особенности конституционно-правового устройства США, как мажоритарная избирательная система, единоличное представительство от избирательного округа и т, д., в целом благоприятствуют складыванию двух-, а не многопартийной системы. Заслушивает специального упоминания детерминированная конституцией федеральная структура всей политической системы США, ибо благодаря ей американские буржуазные партии, оставаясь относительно едиными на национальных выборах, при избрании должностных лиц в органы власти в штатах и на местах - в зависимости от конкретных региональных и субрегиональных условий - могут вести себя по-разному. Этим, в частности, объясняется известная гибкость американских буржуазных партий, их сравнительная жизнестойкость.

Наконец, принцип двухпартийности закрепляется и известной особенностью социальной психологии американцев. Узкий прагматизм - одна из важнейших черт их повседневного поведения независимо от социального статуса, образовательного уровня и т. п. В политическом процессе прагматизм определяет существенные свойства мышления и действий партийных активистов. Твердая приверженность определенным принципам часто рассматривается как проявление непрактичности, тогда как успех в решении текущих вопросов выступает как чуть ли не единственный критерий эффективности политической деятельности. Не случайно патриарх американской либеральной историографии Г. Коммэйджер утверждал: "Достоинством американской партийной системы является то, что она не ставит народ перед необходимостью бороться за принципы"10 .

В силу того, что стратегические установки явно остаются на втором плане, когда речь идет о решении практических задач, связанных с борьбой за власть на том или ином уровне, а выборы различных должностных лиц в США происходят постоянно, задача достижения на них победы любой ценой доминирует над всеми остальными помыслами, определяя линию поведения партийных теоретиков и функционеров. Естественно, что решать эту задачу проще в рамках сложившегося и отлаженного двухпартийного механизма, который, как говорится в одной из американских работ, "обеспечивает удобную для политической элиты предсказуемость"11 всего политического процесса. Создание же новой партии требует длительных усилий, связано с большим риском, как правило, не может принести сиюминутных дивидендов. Не случайно в периодически возникающей в США полемике вокруг вопроса о целесообразности создания третьей партии данный аргумент неизменно превращается в мощное оружие в руках противников такого шага12 .

Таким образом, относительно сформировавшийся характер общества как чисто буржуазного, ряд особенностей государственного устройства США, политической культуры и социальной психологии американцев создали благоприятную почву для появления на политической арене молодой республики в конце XVIII - начале XIX в. такого института, как двухпартийная система. А эффективность ее в деле охраны и защиты интересов правящего класса превратила этот институт в неотъемлемый атрибут политического механизма американского общества, постоянно побуждала правящую элиту страны к закреплению принципа двухпартийности.

В ходе исторического развития за этим институтом классового господства американской буржуазии утвердились вполне определенные


10 Annals of America. Vol. 17. Chicago. 1968, p. 11.

11 The American Party Systems. Stages of Political Development. N. Y. 1967, p. 6.

12 Маныкин А. С., Язьков Е. Ф. Роль третьих партий в партийно- политической системе США. - Вопросы истории, 1981, N 2.

стр. 54


функции. Среди важнейших можно выделить управленческую, т. е, связанную с конкретно-политической реализацией совокупной воли правящего класса (разработка и воплощение идейно-политических программ, которые консолидируют буржуазный правопорядок и устраняют политические факторы, подрывающие его), электоральную (т.. е. сплочение и мобилизация избирателей в поддержку программ и кандидатов буржуазных партий) и, наконец, адаптивную (т. е. приведение элементов надстройки в соответствие с меняющейся социально- экономической средой). Сочетание этих функций, а главное, способы их практического воплощения никогда не носили статичного характера, а обусловливались конкретными потребностями правящей элиты и особенностями того или иного исторического периода.

На разных этапах истории США наряду с названными выше базовыми функциями на первый план выдвигались некоторые специфические, характерные для каждого данного периода задачи, стоявшие перед двухпартийной системой. Так, на стадии ее становления было чрезвычайно важно выработать и внедрить нормы легитимного политического процесса и преодолеть унаследованные от прошлого глубокие секционные различия. Позднее перед новой партийной комбинацией "демократы - виги" встала задача демократизации политической системы, приведение ее в соответствие с заметно трансформировавшейся социальной структурой общества. Но, пожалуй, нигде так часто не менялись задачи, стоящие перед двухпартийной системой, как в сфере разработки идейно-политических концепций, используемых для управления государством.

История США дает немало ярких примеров глубокого влияния партийных идейно- политических установок на правительственный курс. Уже с момента своего возникновения политические группировки, заложившие в дальнейшем основу двухпартийной системы, заняли активную позицию по вопросу о консолидации молодого государства, разрабатывая рекомендации по снижению социальной напряженности, легализации политической активности оппозиционных сил и учету разнообразных интересов различных категорий имущих слоев. Все это обеспечило весомую роль двухпартийной системы в решении дел государственного управления страной. Конечно, масштабы, формы, эффективность воздействия партий на деятельность государственной машины на различных этапах истории были неодинаковыми, но их влияние на выработку и проведение правительственного курса - постоянный фактор политической истории США.

В рамках статьи не представляется возможным подробно разобрать все социально- экономические и политические доктрины, выработанные в рамках двухпартийной системы за время ее существования, тем более что многие сюжеты, связанные с этой проблематикой, достаточно полно изучены в советской историографии13 . Некоторые из этих доктрин очень сильно повлияли на политическую мысль США и эволюцию американского общества. Так, меры, осуществлявшиеся администрацией США в 1790-е годы, несли на себе отпечаток концепции форсированного торгово-промышленного развития страны, авторами которой были лидеры федералистов во главе с А. Гамильтоном, министром финансов в правительстве Дж. Вашингтона. В основе взглядов Гамильтона лежал тезис о необходимости расширения социально-экономических функций буржуазного государства14 .

Эти идеи уже с конца XVIII в. стали частью политического арсенала некоторых слоев крупной американской буржуазии. Политика


13 См. Дементьев И. П., Согрин В. В. О роли идеологии в истории двухпартийной системы США. - Новая и новейшая история (далее - ННИ), 1980, N 6.

14 Согрин В. В. Ук. соч., с. 293.

стр. 55


Соединенных Штатов первых двух десятилетий XIX в. испытала определяющее влияние теорий лидера республиканцев Т. Джефферсона. Его концепции вытекали из идеала буржуазно-демократической фермерской республики, что выражалось в лозунгах максимального упрощения и ограничения прерогатив федерального правительства при расширении прав местного самоуправления вплоть до "прямой демократии" мелких (преимущественно земельных) собственников, что в контексте социально-экономического развития США давало политические импульсы для укрепления фермерского пути как главной тенденции эволюции американского сельского хозяйства15 .

Джефферсоновская доктрина "простого аграрного общества" в 20-е годы XIX в. была модернизирована применительно к новым условиям следующим поколением американских политиков. Бурное, взаимосвязанное развитие трех процессов - освоение Запада, хлопковый бум на Юге, начало промышленного переворота на Севере - выдвинуло на авансцену политической жизни иные проблемы, требовавшие пересмотра традиционных взглядов, привычных штампов решения социально-экономических вопросов. Новые социальные силы, пришедшие в большую политику в тот период, усиленно искали такие политические рецепты, которые бы давали им максимальные преимущества в борьбе со своими конкурентами. Поскольку добиться этого в одиночку было невозможно, то их лидеры интенсивно искали союзников, что вело к многочисленным идейно- политическим компромиссам, резко усложняло процесс становления новых партийных установок, делало их гораздо более расплывчатыми, менее идеологизированными, чем те доктрины, которыми руководствовались первые общенациональные партии. В 30-е годы XIX в. эти дискуссии вернулись в привычное русло споров о двух путях развития капитализма (хотя содержание этих дебатов заметно изменилось)16 .

В 20-е годы прошлого века ситуация была гораздо более запутанной. В правящем истэблишменте выделилось несколько группировок. Одна из них, возглавляемая Э. Джексоном и М. Ван Бюреном, отражавшая интересы сложного конгломерата социальных сил, связывала необходимость новаций с увеличением политического веса фермерства и новых слоев буржуазии Среднего Запада. Партнеры демократов по двухпартийной системе - виги во главе с Г. Клеем и Д. Уэбстером пытались аккумулировать запросы максимально широких групп буржуазии и части плантаторов. Дополнив концепции джефферсоновских республиканцев построениями Гамильтона, они выработали доктрину "американской системы", включавшую в себя лозунги протекционизма, стимулирования развития промышленности и внутренней торговли, "внутренних улучшений" (развития транспортной инфраструктуры). Наконец, преемники джефферсоновских республиканцев из рабовладельческих штатов Юга, предводительствуемые Дж. Кэлхуном, развивая тезис о "южной исключительности", довели джефферсоновскую идею защиты прав штатов до экстремистских лозунгов выхода из Союза в случае угрозы системе плантационного рабства.

1840-е годы отмечены постепенным распространением антирабовладельческой идеологии в США. Призывы к отмене или ограничению рабства, первоначально высказывавшиеся представителями ряда третьих пар-


15 См.: Севостьянов Г. Н., Уткин А. И. Томас Джефферсон. М. 1976; Согрин В. В. Ук. соч., с. 206 - 296; Печатное В. О. Гамильтон и Джефферсон. М. 1984.

16 Манякин А. С. История двухпартийной системы США. М. 1981; Терехов В. И. Борьба течений в республиканской партии в эру "доброго согласия". В кн.: Политические партии США в новое время. М. 1981; Дубовицкий Г. А. Двухпартийная система "демократы - виги": особенность и роль в политическом развитии США в 30 - 50-е годы XIX в. В кн.: Из истории внутриполитической борьбы и общественной мысли США. Куйбышев. 1981.

стр. 56


тий (партией свободы, фрисойлерами), к концу десятилетия нашли себе отдельных сторонников уже в самой двухпартийной системе - в партии вигов, некоторые лидеры которых, в том числе и А. Линкольн, искали выгодные темы для полемики с прорабовладельчески настроенными демократами. Середина 1850-х годов характеризовалась появлением на авансцене страны новой активной политической силы - республиканской партии, которая, объединив под своими знаменами большинство противников южного рабовладения, смогла на выборах 1860 г. обеспечить победу своего кандидата на пост президента и поставила тем самым вопрос об ограничении распространения рабства на колонизируемые западные земли в конкретную повестку дня17 .

Для республиканской и демократической партий, скрепленных в системный механизм во второй половине 1870-х годов, было характерно обоюдное признание безусловной и непреходящей ценности всех без исключения социально- экономических институтов США, их политической структуры в том виде, в котором она сложилась в эпоху "свободной конкуренции". Главным и для ведущих политиков обеих партий стали призывы к обеспечению максимально благоприятной обстановки для частнопредпринимательской деятельности в стране при полном отказе правительства от какого-либо ее ограничительного регулирования18 .

"Позолоченный век" американского капитала был временем подъема организованного рабочего и фермерского движений, которые к 1890-м годам заметно приблизились к тому, чтобы играть самостоятельную роль в политической жизни страны19 . В ходе борьбы за свои жизненные права американские рабочие и фермеры сформулировали ряд социально-экономических требований: частичная или полная национализация железных дорог и средств связи, регулирование деятельности оптовых скупщиков сельскохозяйственной продукции, ограничение рабочего дня восемью часами, охрана труда, компенсация за производственные травмы, облегчение доступа к кредитам и смягчение долговых обязательств фермерства.

В 1892 г. на платформе, вобравшей большую часть из перечисленных требований, образовалась массовая партия популистов, распространившая в том году свой контроль над 8,5% электората и получившая представительство как в федеральном конгрессе, так и в органах власти штатов. Авторитет партии среди трудящихся рос, и к 1896 г. двухпартийная система встала перед выбором: либо искать способы приручения этой новой политической силы, либо предпринять шаги по ее подавлению. Позаимствовав у популистской партии ряд умеренных требований, в первую очередь предложения о свободной чеканке серебряной монеты наряду с золотой в соотношении курсов 1:16 (т. е., в сущности, идею "дешевых денег", представлявшую в своей основе неосознанное требование инфляционного бюджетного планирования в интересах должника), демократы сумели в 1896 г. добиться фактического слияния обеих партий и их совместного выступления против республиканцев. Это имело два важных последствия. С одной стороны, с политической арены была устранена мощная радикальная мелкобуржуазная партия, а с другой - в общественной жизни США получили права гражданства концепции весьма умеренных, ограниченных буржуазными идейными канонами реформ. Процесс усвоения реформистских лозунгов в 1900-е годы затронул и республиканскую партию.


17 Кормилец А. А., Поршаков С. А. Кризис двухпартийной системы США накануне и в годы Гражданской войны (конец 1840-х - 1865 г.). М. 1987.

18 Валюженич А. В. Американский либерализм: иллюзии и реальность. М. 1976, с 104 - 113.

19 Куропятник Г. П. Фермерское движение в США. От грейнджеров к Народной партии, 1867 - 1896. М. 1971, с. 47 - 85, 86 - 118, 173 - 240, 310 - 351; Сивачев Н. В. США: государство и рабочий класс. М. 1982, с. 9 - 33.

стр. 57


В общем, мелкобуржуазный радикализм стараниями обеих партий, входивших в двухпартийную систему, превратился в теорию весьма умеренного буржуазного реформаторства, предполагавшую консолидацию финансовой системы страны, ограниченное регулирование трестов, железнодорожных тарифов и иных условий транспортировки грузов, признание за профсоюзами прав юридического лица без соответствующих гарантий их осуществления, отдельные меры по пресечению наиболее вопиющих случаев произвола производителей пищевых продуктов, создание национальных парков, лесозащитных полос и некоторые другие20 . Иными словами, республиканцами, равно как и их коллегами-демократами, в ход была пущена политика, смысл которой вскрыт в ленинской формулировке: "Не либерализм против социализма, а реформизм против социалистической революции - вот формула современной "передовой", образованной буржуазии"21 .

После Великой Октябрьской социалистической революции наиболее дальновидные американские буржуазные политики, признавая новую реальность - появление государства, которое ставило перед собой задачу установить социальную справедливость на основе создания общества, исключающего эксплуатацию человека человеком, - призывали лидеров обеих ведущих партий США считаться с этим историческим событием и соответствующим образом скорректировать идейные каноны двухпартийного тандема. К примеру, видный политический обозреватель Дж. Рекорд писал президенту В. Вильсону в марте 1919 г.: "Вы не можете бороться с этими (коммунистическими. - Авт.) идеями путем замалчивания, поношения или заключения в тюрьмы их сторонников. Единственная возможность противопоставить им что-либо заключается в выработке более привлекательной программы избавления нашего общества от вопиющего неравенства... в социальных отношениях"22 .

Однако после первой мировой войны в обеих партиях возобладала иная точка зрения, получившая концентрированное выражение в лозунге возврата к "нормальным" - с точки зрения традиционного буржуазного правопорядка - идейно-политическим догмам "твердого индивидуализма"23 . 20-е годы, как отмечал Н. В. Сивачев, знаменательны "явным преобладанием не государственно-, а частномонополистических принципов во всех сферах общественной жизни". Добродетели "твердого индивидуализма" на этом этапе вновь стали в США "реальным методом деятельности и мышления буржуазии и преобладающей части общества"24 .

Среди важнейших экономических и социальных предпосылок такого переворота выделяются заметное укрепление позиций американских монополий, нажившихся на военных заказах, и разочарование широких слоев американских трудящихся в половинчатых реформах, проведенных администрацией Вильсона в 1913 - 1916 годах. Начавшаяся в 1923 г. полоса временной и частичной стабилизации капитализма (сразу же окрещенная идеологами обеих партий как период бесконечного "процветания") еще в большей степени закрепила эти тенденции. "Просперити" создавало и в правящих кругах, и в электорате иллюзии, что американский капитализм, и особенно его движущая сила - большой бизнес, - в силу своей "исключительности" не нуждается в государственном регулировании. Обе партии, но особенно правящая, республиканская,


20 См.: Белявская И. А. Буржуазный реформизм в США. М. 1968; Согрин В. В. Истоки современной буржуазной идеологии в США. М. 1975.

21 Ленин В. И. ПСС, Т. 20, с. 305.

22 Цит. по: Graham O. The Great Campaigns. Reform and War in America (1900 - 1928). Englewood Cliffs. 1971, p. 346.

23 Кертман Г. Л. Борьба течений в республиканской партии США. В кн.: Политические партии США в новейшее время. М. 1982.

24 Сивахев Н. В. Государственно-монополистический капитализм США. - Вопросы истории, 1977, N 7, с. 33,

стр. 58


усиленно культивировали эти идеи. Президент К. Кулидж в одном из своих посланий конгрессу заявлял: "Эпоха совершенства еще не наступила, но опасность задержать ее приход заключается не столько в недостатке законодательных мер, сколько в ошибках правительственной деятельности"25 .

Впрочем, реакционный консерватизм господствовал в политических курсах как республиканцев, так и демократов сравнительно недолго. Глубочайший экономический кризис 1929 - 1933 гг., породивший исключительно острые классовые конфликты и поставивший под угрозу сами частнокапиталистические устои, заставил обе партии в чрезвычайном порядке начать поиски новых подходов к решению кардинальных социально-экономических проблем, встававших перед американским обществом. В наэлектризованной кризисом политической атмосфере страны начала "бурных 1930-х годов" реалистично прозвучали слова Ф. Рузвельта: "Страна нуждается, и, насколько я правильно понимаю ее настроение, страна требует смелого, настойчивого экспериментирования... Миллионы нуждающихся не будут до бесконечности оставаться безмолвными свидетелями нашего бездействия"26 . В первой половине 30-х годов демократы во главе с Рузвельтом смогли выработать этатистские идейно-политические установки, предполагавшие активное вмешательство государства в социально-экономическую жизнь страны при известных уступках рабочему, фермерскому и другим массовым демократическим движениям27 .

Эта концепция, условно обозначаемая в советской американистике как доктрина неолиберализма, с определенными модификациями была положена в основу социально-политического курса демократической партии и в 40 - 70-е годы. В противовес ей республиканцами была постепенно разработана т. н. неоконсервативная доктрина, предполагавшая значительно более умеренное государственное вмешательство в социально-экономические процессы, возлагавшая большую долю ответственности за решение внутриполитических проблем на власти штатов и нацеливавшая ВСБО мощь государственного аппарата на жесткое регулирование деятельности профсоюзов и других демократических организаций28 . Таким образом, идейные установки обеих ведущих буржуазных партий в 40 - 70-х годах, признавая возросшую роль государства в жизни США, содержали и некоторые различия в ее конкретной трактовке.

Подводя итоги анализу роли двухпартийной системы в определении конкретно- политического курса правящих кругов США, возможно сделать следующие выводы. На разных этапах эволюции американского капитализма значение двухпартийной системы в политической жизни США заметно менялось. На ранних стадиях развития буржуазного общества - приблизительно до 70-х годов XIX в. - двухпартийная система в целом играла конструктивную роль, внося весомый вклад в решение ряда кардинальных задач, стоявших перед молодой республикой. В частности, она способствовала изживанию политического партикуляризма бывших английских колоний, консолидации общественно-полити-


25 The State of the Union Messages of the Presidents of the United States. Vol. 3. N. Y. 1966, p. 2(364

26 The Public Papers and Addresses of F. D. Roosevelt. 1928 - 1936. Vol. 1 - 5. N. Y. 1938. Vol. 1, p. 646.

27 Содержание идейно-политических изменений 1930-х годов проанализировано в ряде работ И. В. Сивачева, В. Л. Малькова и других (см. напр.: Сивачев Н. В. Политическая борьба в США в середине 30-х гг. XX в. М. 1966; Мальков В. Л. "Новый курс" в США. Социальные движения и социальная политика. М. 1973).

28 Сивачев Н. В. Идейно-политические предпосылки послевоенной реакции в США. - ННИ. 1972, N 2; Маныкин А. С. У. Уилки и генезис "нового республиканизма". - Американский ежегодник, 1980. М. 1981; Борисюк В. И. США: у истоков современной антирабочей политики. М. 1982; Терехов В. И. Республиканцы у власти: социально-экономическая политика правительства Д. Эйзенхауэра (1953 - 1960). М. 1984.

стр. 59


ческой жизни страны в рамках единого государства, путем выдвижения, обсуждения и решения национально значимых проблем, внесла главную лепту в разработку и осуществление программ социально-экономического развития страны, особенно в плане победы фермерского пути в сельском хозяйстве, добилась значительной - вероятно, максимальной по тем временам - демократизации политического процесса. Однако по мере складывания монополий, укрепления позиций финансовой олигархии и особенно с победой социалистической революции в России, положившей начало общему кризису капитализма, роль двухпартийной системы стала существенным образом меняться. Постепенно она превратилась в силу, консервирующую капиталистические общественные отношения и ищущую альтернативу реальному социализму на путях расширения масштабов государственно-монополистического регулирования социально-экономических процессов. Показательно, что даже маститые буржуазные политологи США, вроде У. Чемберса, окидывая взглядом историю воздействия двухпартийной системы на ход политического развития США, не могут, хотя бы косвенно, не признать этого сдвига в роли партий от "новаторства" к "латанию и приспособлению"29 .

Участием в выработке идейно-политических концепций, используемых для управления страной, не исчерпывается роль двухпартийной системы в обеспечении жизнедеятельности государственного механизма. "Функционирование современной системы "сдержек и противовесов" немыслимо без главных буржуазных партий США, составляющих двухпартийную систему... Все составляющие элементы "сдержек и противовесов" - конгресс, президент и Верховный суд - формируются при прямом или косвенном участии республиканской и демократической партии"30 . Действительно, если не считать самых общих постулатов, формальные нормы государственного права в США никогда не регулировали порядка отбора высших руководящих кадров для государственного аппарата. В известной степени буржуазные политические партии заполняют данную брешь. Именно в недрах двухпартийной системы политики, домогающиеся места у кормила государственной власти, заявляют о себе, проявляют свои способности в деле защиты классовых интересов американской буржуазии сначала на второстепенных должностях и лишь затем попадают в правящую элиту. Именно такой путь в XX в. прошли президенты США В. Вильсон, Ф. Рузвельт, Г. Трумэн, Дж. Кеннеди, Л. Джонсон и Дж. Форд, государственные секретари Р. Лансинг, Ч. Хыоз, Г. Стимсон, К. Хэлл, Дж. Бирнс, Дж. Ф. Даллес, Д. Раек, У. Роджерс, С. Вэнс, Э. Маски и Дж. Шульц, подавляющее большинство высших должностных лиц американской администрации.

Разрабатывая идейно-политические установки, обеспечивая их реализацию в форме конкретного правительственного курса и осуществляя при этом определенный отбор кадров для комплектации всех звеньев государственного механизма, буржуазные партии США стремятся смягчить остроту социальных конфликтов и иными средствами. К настоящему времени они накопили в своем организационно-пропагандистском арсенале обширный набор методов закрепления идейно-политического влияния буржуазии среди трудящихся. К их числу относится проведение массовых избирательных кампаний, в ходе которых реализуется электоральная функция партийного тандема. Именно в ходе этих акций простые американцы усилиями двухпартийной системы оказываются,


29 The American Party Systems, pp. 22 - 23.

30 Мишин А. А. Принцип разделения властей в конституционном механизме США. М. 1384, с. 162. Под системой "сдержек" и "противовесов" понимается конституционная практика перекрестного контроля различных органов законодательной, исполнительной и судебной властей, который суммируется в их совместном влиянии на ход политического процесса в стране.

стр. 60


в сущности, втянутыми в буржуазный политический: процесс. Осуществляется это различными путями.

Во-первых, у народных масс заимствуются популярные идеи и лозунги, не угрожающие основам капиталистического правопорядка. В первой половине и в середине XIX в. такое заимствование носило прогрессивный характер, ибо объективно способствовало качественным сдвигам в социально-экономическом развитии страны (лозунги облегчения, а затем и свободного доступа к земле, идеи ограничения, в дальнейшем - отмены рабства) и углублению демократизма политической системы США того времени (идеи расширения избирательных прав, демократизации процедуры избрания президента и т. п.). Процесс интеграции популярных лозунгов с конца прошлого столетия стал постепенно приобретать все более и более противоречивое содержание, сдерживая темпы общественного развития страны. Активное социальное маневрирование партийного руководства вело к внедрению в массовое сознание электората буржуазно-реформистских иллюзий. Особо заметную роль в этом плане сыграл период "нового курса". Апелляции к социально-политическому опыту двухпартийной системы, которая якобы в 1930-е годы путем "ответственного, респектабельного и позитивного" маневрирования не допустила "чрезмерной разрушительной радикализации" народных масс, сегодня являются общим местом в трудах американских буржуазных историков, работающих в русле всех основных направлений исторической науки США31 .

Во-вторых, избирательные кампании создают условия как идейно-политического, так и социально-психологического порядка для демонстрации межпартийной борьбы как таковой, подчеркивают элемент состязательности партий. Важным инструментом подобного идеологического воздействия на избирателей являются предвыборные платформы партий. Их сквозной контент-анализ, охватывающий период 1840 - 1968 гг., статистически подтверждает как самое связь содержания платформ с актуальными: проблемами различных исторических этапов, так и наличие определенной идейно-политической "дистанции" между позициями обеих партий, заметно увеличивающейся в периоды перестройки партийной системы32 . Характерна и явно выраженная в последние годы тенденция к резкому расширению объема и детализации платформ, отражающая стремление партийной верхушки усилить свое воздействие на избирателей в условиях повышения уровня их образования и информированности, а также растущей политизации общественной жизни.

Вместе с тем, при всех обстоятельствах, за исключением 1860 г., когда в стране была налицо революционная ситуация, пути смягчения кризисной обстановки мыслились идеологами и политиками двухпартийной системы как пути чисто эволюционные. При таком исходном согласии (консенсусе) по вопросу об общей направленности развития общества допускались лишь некоторые специфические оттенки (альтернативы), отражавшие различия в методах достижения политических целей основными буржуазными партиями страны. По описанной схеме, в более мелких, разумеется, масштабах, происходит и повседневная межпартийная дуэль в периоды, отделяющие одну избирательную кампанию от другой. Итак, консенсусно-альтернативыый принцип взаимоотношения партий, скрепленных в системный механизм, и составляет одну из важнейших основ партийного тандема США33 .


31 См. подробнее: Галкин И. В. Партийно-политическая история США 1920 - 1930-х гг. в освещении американской буржуазной историографии. - НИИ, 1983, N 5.

32 См. Grinsberg B. Elections and Public Policy. - American Political Science Review, March 1976, vol. LXX, N 1, pp. 43 - 44.

33 Дементьев И. А. и др. О некоторых принципах функционирования двухпартийной системы США. - Вестник МГУ, серия 8, история, 1981, N 6; Маныкин А. С., Сивачев Н. В. Двухпартийная система в США: история и современность (некоторые методологические проблемы исследования). - ННИ, 1978, N 3.

стр. 61


Анализируя место двухпартийной системы в политической истории США, нельзя не остановиться на таком исключительно важном аспекте, как способы адаптации этого института к меняющейся социально-экономической среде. Нередко в тех случаях, когда в американском обществе накапливался обширный спектр противоречий, чреватых глубокими социальными потрясениями, в недрах двухпартийной системы начиналась обширная партийная перегруппировка. Среди важнейших элементов этого явления выделяются комплекс изменений, затрагивающих социальный облик и структуру массовой базы партий, глубокие сдвиги в их политическом курсе, пересмотр большинства идейных канонов, неадекватных данному уровню развития общества, и выработка новых идейно- политических концепций, объективно более соответствующих задаче сохранения классового господства в руках американской буржуазии.

Термин "партийная перегруппировка" широко употребляется как буржуазными, так и марксистскими исследователями. Содержание этого явления трактуется ими далеко не одинаково. Первые, как правило, сводят суть такой перегруппировки к радикальному и долгосрочному перераспределению голосов избирателей между партиями34 .

Авторы указанной концепции в большинстве своем не поднимаются до признания того неоспоримого факта, что партийные перегруппировки являются отнюдь не следствием "критических выборов", а конкретным результатом кризисных или переломных моментов в развитии американского капитализма. Разумеется, в реальной жизни такая связь может выражаться и нечетко, будет проявляться, скорее, опосредованно. Однако, по мысли Ленина, именно такие переломные моменты "определяют на много лет и даже десятилетий партийную группировку общественных сил данной страны"35 . Этого-то и не хотят признавать буржуазные политологи. Узость подобного формально-статистического подхода ныне признается и некоторыми крупными американскими авторами36 . Не случайно в последние годы в буржуазной политологии США наметился сдвиг к более широкому и углубленному пониманию партийных перегруппировок - делаются попытки связать происходящие в эти периоды процессы электоральных изменений со сдвигами в правящих кругах и в различных "ветвях" государственного механизма37 .

Другой порок основного потока американской литературы по этому вопросу - явно апологетический взгляд на возможности двухпартийной системы как своего рода безотказного автоматического регулятора, обеспечивающего эффективное приспособление политической системы к меняющимся условиям, - своеобразного "американского суррогата революции". При этом игнорируются как крайне неравномерный, сопряженный с кризисами и срывами, характер партийных перегруппировок, так и их сугубо надстроечная природа, не устраняющая коренных противоречии капиталистического строя38 .


34 Key V. O., jr. A Theory of Critical Elections. - Journal of Politics, 1955. February, p. 4; Burnham W. D. Critical Elections and the Mainsprings of American Politics. N. Y. 1970, p. 10.

35 Ленин В. И. ПСС. Т. 21, с. 276.

36 Так, Дж. Клабб, У. Фланниген и Н. Зингейл прямо указывают, что одним из основных недостатков теории перегруппировок было чрезмерное сосредоточение внимания ее сторонников лишь на одном компоненте этого процесса - на поведении избирателей (см. Clubb J., Flannigan W., Zingale N. Partisan Realignment: Voters, Parties and Government in American History. Beverly Hills - Lnd. 1980, pp. 39 - 41).

37 См.: Realignment in American Politics: Toward a Theory. Austin. 1980; Clubb J., Flannigan W., Zingale N. Op. cit.; Sinclair B. Congressional Realignment, 1925 - 1978. Austin. 1982.

38 The American Party Systems, p. 289. Подробнее критику этих концепций см.: Станкевич С. Б. Современные тенденции в развитии "новой политической истории" в США. - Американский ежегодник, 1983, М. 1983, с. 225 - 226.

стр. 62


Партийные перегруппировки охватывают все уровни политической жизни страны. Их содержание заключается в появлении принципиально новых элементов в массовой базе партии и нередко в размывании традиционных оплотов электоральной стабильности, в долговременной смене одной партии другой у кормила власти, в приходе на ключевые посты в обеих партиях нового поколения политиков, в заметных изменениях государственной политики и социально- психологических стереотипов, бытовавших достаточно длительное время в политической культуре различных слоев американского общества.

Советские американисты выделяют в истории двухпартийной системы США три завершенные и одну незаконченную перегруппировки39 . Первая завершенная партийная перегруппировка охватывает период с середины 1810-х по середину 1830-х годов. В ее результате на место архаичных, во многом элитарных как в социальном, так и в идейно-политическом плане политических образований пришли новые партии современного типа - демократы и виги. Как вигская, так и демократическая партии, оставаясь под контролем буржуазно-плантаторского блока, представили в своем лоне место практически всем социальным группам тогдашних США (за исключением рабов и женщин) - различным категориям фермерства, складывавшемуся пролетариату, торгово-финансовой и нарождавшейся промышленной буржуазии, городским мелким собственникам, плантаторам-рабовладельцам. Данная перегруппировка была обусловлена глубокими социальными изменениями в структуре американского общества, вызванными начавшимся переходом от мануфактурной стадии развития буржуазных отношений к промышленной40 .

Вторая перегруппировка принципиально отличалась от первой" т. к. была одним из следствий революционного способа разрешения антагонистических противоречий между капиталистическим Севером и рабовладельческим Югом. Хронологически охватывая 50 - 70-е годы XIX в., она началась с полного краха всей прежней модели партийной системы демократы-виги. Зримыми проявлениями этого краха стали: исчезновение вигов, замещение их в системном механизме республиканской партией, трансформация демократов и, наконец, раскол этой партии и сецессия южных штатов. Следует подчеркнуть, что на сей раз содержание перегруппировки с самого начала было гораздо шире, чем просто замена одной устаревшей модели двухпартийной системы другой, более соответствовавшей новому уровню развития частнособственнических отношений. Если в 1850-е годы она разворачивалась по ранее встречавшейся в политической истории страны схеме, то в 1860-е годы она приобрела качественно иную направленность и содержание, обусловленные тем, что без решительного разрыва с принципом преемственности оказалось немыслимым снять базисные противоречия, порожденные конфликтом между рабовладельческим производством и потребностями ничем не ограниченной экспансии буржуазных отношений41 .

Подобный разрыв в рамках существовавших партийно-политических структур оказался невозможен. На сей раз все важнейшие вопросы решались вооруженным путем, ибо речь шла не об адаптации партийной структуры к новым условиям, а о полном устранении всех препятствий, в том числе и в политической сфере, на пути развития капитализма в США. После того как в ходе Гражданской войны рабство было отменено, процесс перестройки политической структуры общества постепенно вернулся в русло собственно партийной перегруппировки, которая и завершилась к концу 70-х годов XIX в. скреплением двух ранее антагонистических партий - республиканцев и демократов - в системный механизм,


39 Дементьев И. П. и др. Ук. соч.

40 См. Терехов В. И. Борьба течений внутри республиканской партии в эру "доброго согласия".

41 Кормилец А. А., Поршаков С. А. Ук. соч.

стр. 63


находящийся под прочным контролем крупного капитала и нацеленный на создание оптимальных условий для его всевластия в стране.

Своя специфика была и у третьей партийной перегруппировки, охватившей США в годы "нового курса"42 . Основным ее содержанием стал переход двухпартийного тандема на государственно-монополистическую платформу. К числу важнейших особенностей этой перегруппировки следует отнести ее быстрый, "взрывной" характер. В самом деле, начавшись в 1932 г., она к 1938 - 1940 гг. в общих чертах уже завершилась. За какие-нибудь 6 - 8 лет существенным образом изменились партийная идеология, баланс сил внутри партий и между ними, сферы их регионального влияния, электоральная база. Вторая особенность данной перегруппировки заключалась в неравномерности процессов адаптации составных компонентов двухпартийной системы к условиям форсированного развития государственно-монополистических институтов. Если демократы быстро и достаточно прочно освоили этатистскую методику решения социально- экономических вопросов (что позволило им уверенно взять на себя всю полноту ответственности за судьбу капитализма в США)43 , то с их оппонентами по двухпартийной системе дело обстояло значительно сложнее. Вплоть до выборов 1936 г. они вели себя так, будто страна не пережила ни грандиозного кризиса, ни гигантского по своим масштабам и интенсивности подъема рабочего и демократического движения, ни энергичного социально-экономического реформаторства первых лет "нового курса". Результатом такого положения дел стало то, что республиканцы к середине 1930-х годов очутились в плачевном состоянии, что существенно ослабило общие позиции двухпартийной системы на политической арене страны.

Третья особенность этой перегруппировки состояла в том, что неравномерный характер перестройки партии привел в середине 30-х годов к их резкой поляризации и, как следствие, к нарушению баланса сил между составными компонентами системы. Еще одна особенность данной перегруппировки заключалась в том, что главные события разворачивались в идейно-политической сфере. Именно перестройка идеологии и политики партий определяла все остальные параметры перегруппировки. Если идейно-политические характеристики партий претерпели кардинальную трансформацию, то организационная структура партий оказалась практически не затронутой. Наконец, отмеченные выше особенности перегруппировки сказались на длительности цикла и на характере следующей фазы эволюции системы - этапе ее консолидации, который растянулся почти на полтора десятилетия. Хотя к выборам 1940 г. контуры современной модели двухпартийной системы в основном определились, в ее организме еще оставались довольно устойчивые аномальные тенденции, возникшие в разгар перегруппировки, что заметно тормозило процесс консолидации механизма двухпартийной системы и неоднократно нарушало рутинный ход его функционирования.

Политическая жизнь США последних лет дает некоторые свидетельства наличия в двухпартийной системе ряда тенденций, могущих привести к очередной партийной перегруппировке. По данным выборов 1980 и 1984 гг., республиканцы заметно увеличили свое влияние на отдельные важные отряды избирателей, прежде всего из средних слоев и отчасти верхушки квалифицированных рабочих, в результате чего им удалось обеспечить себе большинство в избирательном корпусе на уровне президентских выборов. Соответственно сужается социальная опора демократов, утрачивающих свою былую репутацию "партии экономическо-


42 См.: Сивачев Н. В. Перегруппировка в двухпартийной системе в годы "нового курса". В кн.: Политические партии США в новейшее время; Маныкин А. С. Двухпартийная система в годы участия США во второй мировой войне. - Там же.

43 См. Печатнов В. О. Демократическая партия США: избиратели и политика М. 1980.

стр. 64


го роста и благосостояния". Происходят заметные перемены в социально- политическом курсе обоих составных компонентов двухпартийной системы, отражающие процесс переосмысления традиционных этатистских постулатов, что выражается, в частности, в отказе ряда ведущих группировок американских буржуазных политиков от неолиберальных концепций.

Вопрос о том, произошла или еще нет следующая партийная перегруппировка, более десятка лет оживленно дебатируется политиками и учеными США44 , но концентрируются эти дебаты опять-таки лишь на внешней, электоральной стороне процесса (в плане изменения соотношения сил между партиями), а более важные политико-идеологические аспекты этих сдвигов упускаются из виду. Особую позицию при этом занимают те историки и политологи, которые считают, что при нынешнем уровне общего ослабления электоральной базы двухпартийной системы и снижения роли партий как регуляторов поведения избирателей исключается сама возможность возрождения устойчивых связей между избирателями и партиями, необходимых для новой партийной перегруппировки45 . Так или иначе было бы преждевременным утверждать, что на сегодняшний день в США произошла очередная перегруппировка в том смысле, в каком выше определялось это понятие: закрепления статуса республиканцев как партии стабильного большинства на всех уровнях пока не произошло (что подтвердили, в частности, и результаты промежуточных выборов 1986 г.), и, что самое главное, не выработаны адекватные рецепты смягчения остроты сложнейших социально-экономических проблем, стоящих ныне перед США, на базе которых можно было бы сплотить вокруг партийного руководства новые устойчивые избирательные коалиции.

В общем, при всем различии конкретного хода и объективных результатов партийных перегруппировок в их содержании просматривается ряд общих черт, позволяющих говорить о наличии некоторых устойчивых, закономерных сторон данного явления, присущего американской политической истории. Во-первых, как уже отмечалось выше, перегруппировки по своей сути нацелены на адаптацию устаревшей партийно-политической структуры к изменившейся социально- экономической обстановке. Во-вторых, перегруппировка, как правило, сопровождается глубокой трансформацией существовавших до нее партийно- политических структур, охватывающей в той или иной мере все стороны функционирования партийного механизма. В-третьих, будучи одной из форм изменчивости надстроечных институтов буржуазного общества, перегруппировки с различной степенью полноты отражают процессы, происходящие в области базисных отношений американского капитализма. И, наконец, в-четвертых, выступая в качестве инструмента частичного разрешения существующих при капитализме противоречий, перегруппировки объективно имеют жесткие пределы ломки отживших партийно-политических структур, замены их новыми, нарождающимися. Такие пределы определяются частнособственническим характером американского общества и, допуская известные надстроечные новации, исключают коренные социально-экономические сдвиги, имеющие целью выход за рамки буржуазных общественных отношений. Коренная ломка всей системы взаимоотношений между


44 Phillips K. The Emerging Republican Majority. N. Y. 1969; ejusd. The Post- Conservative America. N. Y. 1983; Sundquist 1 Dynamics of Party System. Washington. 1973; ejusd. The 1984 Election: How Much Realignment? - The Brookings Review, 1985, Winter; Ladd E., jr. On Mandates, Realignments and the 1984 Presidential Election. - Political Science Quarterly. 1985, Spring.

45 Burn ham W. D. The End of American Party Politics. - Political America. The Cutting Edge of Change. N. Y. 1973, pp. 129 - 130; History of U. S. Political Parties. Vol. 1 - 4. N. Y. - Lnd. 1973. Vol. 1 (1789 - 1860. From Factions to Parties), p. LIII; The American Constitutional System under Strong and Weak Parties. N. Y. 1981, pp. 120 - 121.

стр. 65


антагонистическими классами не может принять форму партийной перегруппировки, т. к. в условиях последней сохраняются неизменными базовые компоненты политического господства американской буржуазии.

В последние годы для развития двухпартийной системы США характерно сложное переплетение дестабилизирующих и противоборствующих тенденций. Так, к концу 70-х годов выявилось явное несоответствие традиционного размежевания партий, сложившегося в годы "нового курса" вокруг вопросов о социальной роли государства, новым проблемам и противоречиям американского общества- "стагфляции", падению эффективности и конкурентоспособности промышленности США, кризису частнокапиталистического накопления, ослаблению международных позиций американского империализма, новому комплексу острых социальных проблем. Демократы и республиканцы не только не выдвинули реалистических путей решения этих проблем, но и не смогли занять по ним четких альтернативных позиций. Это породило "кризис доверия" к двухпартийной системе, резко ослабило электоральную базу обеих партий. Иными словами, наметилось явное устаревание, или "истощение"46 партийной группировки, сложившейся в годы "нового курса", что в условиях длительной задержки с приспособлением двухпартийной системы к новым проблемам можно было характеризовать как нарушение обычного цикла образования, эволюции и чередования двухпартийных группировок. Этот процесс усугублялся параллельной тенденцией структурного порядка - общим ослаблением роли партийного аппарата в таких важных сферах деятельности партий, как контроль над поведением электората, проведение избирательных кампаний и выдвижение кандидатов47 .

Подобное сочетание циклического и структурного кризиса двухпартийной системы вызвало серьезную озабоченность буржуазных идеологов и политиков48 , стимулировало теоретический и практический поиск путей укрепления партий, усиления их роли в политическом процессе. Не случайно в 70 - 80-е годы резко усилились процессы нормативно-правового закрепления доминирующей роли двухпартийной системы на политической арене США49 , их организационно-финансового укрепления, централизации деятельности партийных органов. Эти меры несколько сгладили остроту структурного ослабления двухпартийной системы, хотя и не устранили его глубинных корней.

Главной попыткой преодолеть циклический кризис сложившейся партийной группировки в 80-е годы стала сама политика правящих республиканцев, нацеленная на решительную перегруппировку сил между партиями за счет создания "нового республиканского большинства" на основе ультраконсервативной платформы. Отражая сдвиг вправо в настроениях монополистических кругов и буржуазно-обывательской среды, спекулируя на кризисе либерально-этатистских подходов, пользуясь временным улучшением экономической конъюнктуры и ослаблением демократических сил, республиканцы смогли укрепить свою электоральную базу и одержать победы на президентских выборах 1980 и 1984 годов.

Годы правления консервативного крыла республиканцев ознаменовались серьезными изменениями в пользу монополий, военно-промышленного комплекса и зажиточных слоев, затронувшими систему националь-


46 Petrocik J. Party, Coalitions, Realignments and the Decline of the New Deal Party System. Chicago - Lnd. 1981, p. 162.

47 Печатнов В. О. Некоторые новые тенденции функционирования двухпартийной системы в 70-х - начале 80-х годов. В кн.: Проблемы американистики. М. 1983.

48 См., напр.: Bell D. The End of American Exeptionalism. - Public Interest, 1975, Fall, p. 226; Scott R., Hrebenar Р. Parties in Crisis. Party Politics in America. N у. - Toronto. 1979, pp. 10 - 19; Party Renewal in America: Theory and Practice. N. Y. 1980; Polsby N. Consequences of Party Reform. N. Y. - Toronto. 1983, pp. 182 - 183.

49 Марченко М. Н. Очерки теории политической системы современного буржуазного общества. М. 1985, с. 65 - 85, 129 - 164.

стр. 66


ных приоритетов, социально-экономическую и военную политику СНА. Многие из этих изменений обладают значительной инерцией и будут иметь долгосрочные последствия для американского общества50 .

Вместе с тем республиканцы не смогли решить основных проблем страны. Падение жизненного уровня миллионов трудящихся продолжается, социально-классовая поляризация общества усиливается. "Рейганомика", как признает сейчас и большинство специалистов в самих США51 , не дала ответа на коренные долгосрочные вопросы американской экономики: как совместить устойчивый экономический рост и высокую занятость со стабильными ценами и как повысить конкурентоспособность США на мировых рынках? Вместо этого она еще более обострила проблемы дефицита федерального бюджета и внешней торговли, а также внешней задолженности страны. Не оправдались надежды консерваторов и на "новый федерализм", с помощью которого они рассчитывали снять с правительства ответственность за решение острых социальных проблем, отдав их на откуп местным властям и частной благотворительности. Внешняя и военная политика республиканцев хотя и временно ослабили в стране ощущение "отступления Америки", не привели к усилению военной угрозы и растущей изоляции США в мире. Недовольство избирателей провалами и крайностями "рейганизма" отразилось на результатах промежуточных выборов 1986 г., в которых республиканцы утратили контроль над конгрессом. Милитаристская, реакционно- индивидуалистская направленность модернизированного американского консерватизма вступает во все большее несоответствие с объективными долгосрочными тенденциями внутреннего и международного развития, с реальными потребностями и возможностями самих США.

Какой бы вариант развития двухпартийной системы ни был в дальнейшем реализован, по своей сути она по-прежнему останется тисками, "в которые государственно-монополистический капитализм стремится зажать классовую борьбу и социальные проблемы, обеспечивая тем самым незыблемость своей власти"52 . Исходя из этого, американские коммунисты, выражая коренные интересы трудящихся США, выдвигают на повестку дня задачу создания широкой антимонополистической коалиции, которая смогла бы лишить двухпартийный тандем его господствующих позиций в политической жизни, что подготовило бы почву для проведения глубоких структурных реформ, подрывающих всевластие крупного капитала.


50 См.: The Reagan Presidency and the Governing of America. Washington. 1984, pp. 16 - 25; The New Direction in American Politics. Washington. 1985, pp. 25 - 30.

51 Perspectives on the Reagan Years. Washington. 1986, pp. 111 - 112.

52 Новая программа Коммунистической партии США. - США: экономика, политика, идеология, 1983, N 3, с. 125.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ДВУХПАРТИЙНАЯ-СИСТЕМА-В-ПОЛИТИЧЕСКОЙ-ИСТОРИИ-США

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ж. В. ГАЛКИН, А. С. МАНЫКИН, В. О. ПЕЧАТНОВ, ДВУХПАРТИЙНАЯ СИСТЕМА В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ США // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 28.01.2019. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ДВУХПАРТИЙНАЯ-СИСТЕМА-В-ПОЛИТИЧЕСКОЙ-ИСТОРИИ-США (date of access: 07.12.2019).

Publication author(s) - Ж. В. ГАЛКИН, А. С. МАНЫКИН, В. О. ПЕЧАТНОВ:

Ж. В. ГАЛКИН, А. С. МАНЫКИН, В. О. ПЕЧАТНОВ → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
202 views rating
28.01.2019 (312 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Как выбрать хорошее бюро переводов?
2 days ago · From Беларусь Анлайн
ЛИБЕРАЛИЗМ КАК ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОЙ ЗАПАДНОЙ ИСТОРИОГРАФИИ
Catalog: История 
31 days ago · From Беларусь Анлайн
МЕМУАРЫ НИКИТЫ СЕРГЕЕВИЧА ХРУЩЕВА
Catalog: История 
31 days ago · From Беларусь Анлайн
ТЕХНОЛОГИЯ ВЛАСТИ. ПРОДОЛЖЕНИЕ
32 days ago · From Беларусь Анлайн
МАКС ВЕБЕР И СОЦИАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ
32 days ago · From Беларусь Анлайн
МОИ ЗАМЕТКИ. ПРОДОЛЖЕНИЕ
Catalog: История 
32 days ago · From Беларусь Анлайн
ЦИК СОВЕТОВ НАКАНУНЕ ПЕТРОГРАДСКОГО ВООРУЖЕННОГО ВОССТАНИЯ
Catalog: История 
32 days ago · From Беларусь Анлайн
Р. А. КИРЕЕВА. К. Н. БЕСТУЖЕВ-РЮМИН И ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX В.
Catalog: История 
32 days ago · From Беларусь Анлайн
ТЕХНОЛОГИЯ ВЛАСТИ
32 days ago · From Беларусь Анлайн
ПРОТОКОЛЫ ЦК КАДЕТСКОЙ ПАРТИИ ПЕРИОДА ПЕРВОЙ РОССИЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
32 days ago · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ДВУХПАРТИЙНАЯ СИСТЕМА В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ США
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2019, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones