BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-648
Author(s) of the publication: В. А. ТЕСЕМНИКОВ

Share with friends in SM

Балканские государства, прежде всего Турция, Болгария, Югославия и отчасти Греция, были странами, куда после гражданской войны в первую очередь устремился поток белоэмигрантов с российского Юга. Югославия и Болгария были в то время единственными странами, в которых отношение к ним оставалось доброжелательным со стороны как подавляющей части местного населения, так и официальных органов. В отличие от западноевропейских стран в Югославии свидетельства и дипломы об образовании, военные звания, полученные в России до Февральской революции 1917 г., а также научные степени считались имеющими законную силу.

Помощь русским эмигрантам и покровительство им со стороны правящих кругов объяснялись не только классово-политическими мотивами, но и объективными национально-государственными интересами только что возникшего (1 декабря 1918 г.) Югославского государства. Оно остро нуждалось в создании и увеличении государственно-административного аппарата, научно-технических кадров и работников просвещения. Из-за огромных людских потерь в годы первой мировой войны и весьма неспокойной обстановки на границах Югославии нужны были и квалифицированные военные. Из прибывших в страну русских эмигрантов 62% составляли люди со средним образованием, 13% - с высшим. Приток русских инженерно-технических, военных и научных кадров, бесспорно, пошел на пользу Югославскому государству.

В привилегированном положении оказались бывшие придворные и сановники "его императорского величества", представители высших чиновных и военных кругов царской России, особенно те, кто сумел вывезти с собой значительный капитал. Кроме т. н. семейных драгоценностей, принадлежавших отдельным лицам, и весьма значительных сумм, выданных врангелевцам в виде кредитов и займов западными державами, в руки белогвардейской элиты попали огромные ценности бывшей Петербургской ссудной кассы (ломбарда). Они были доставлены в июне 1920 г. в югославский приморский город Херцегнови и поступили под контроль врангелевской камарильи.

Относительно быстро были решены вопросы трудоустройства тех, кто задолго до прибытия в Югославию снискал себе мировую и европейскую известность в области науки, культуры, просвещения или искусства. Но нелегко пришлось рядовым эмигрантам. Четыре тысячи врангелевцев, торжественно встреченных на пограничной станции Джевджелия, были тут же направлены на строительство горного шоссе Вранье - Босильград - Гостивар - Дебар. Руководил этим строительством русский инженер- путеец Сахаров, возглавлявший затем в 1921 - 1925 гг. югославское Управление строительства горных дорог. Шоссе, имевшее огромное стратегическое значение, прокладывалось в исключительно трудных условиях. Оно должно было пройти через горный перевал Бесна Кобила на


ТЕСЕМНИКОВ Владимир Алексеевич - кандидат исторических наук, доцент Исторического факультета Московского университета.

стр. 128


высоте около 2 тыс. м, что было в то время необычайно сложной инженерно- строительной задачей.

О том, в какое положение попали гражданские лица, не имевшие протекции со стороны белоэмигрантского руководства и связанных с ним правящих югославских кругов или же не сумевшие вывезти с собой значительные денежные средства либо ценности, можно судить но объявлениям, публиковавшимся из номера в номер журналом "Русский архив": "Бюро трудоустройства "Земгор"1 бесплатно рекомендует государственным и общественным организациям и частным лицам работниц разных специальностей, как то: учительницы, преподавательницы музыки и иностранных языков, кассирши, секретари-машинистки, няньки, продавщицы, портнихи, модистки, официантки, поварихи и др. Рекомендуются также специалисты, начиная от высококвалифицированных инженеров, профессоров, учителей, бухгалтеров, писарей и кончая столярами, красильщиками и обычными рабочими"2 .

Не случайно поэтому после декрета Советского правительства от 3 ноября 1921 г. об амнистии, распространявшейся на значительную часть участников белого движения, тысячи солдат и некоторая часть офицеров вернулись на родину. В конце августа 1923 г. в Советский Союз реэмигрировали из Югославии свыше 2 тыс. человек. Широкую известность приобрело возвращение в Советскую Россию двух бывших врангелевских летчиков, офицеров Ивана Лойко и Павла Качана, которые захватили на аэродроме военной учебной школы королевской армии самолет и поднялись на нем в воздух. Из- за нехватки горючего им пришлось приземлиться в Румынии. Оттуда, хотя и с большими трудностями, они добрались до родины. Служба во врангелевской армии была им прощена, и летчики много лет служили затем в советской авиации.

Что касается руководства белой эмиграции, то оно оставалось на контрреволюционных позициях. Имевшиеся в его руках средства, а также поддержка со стороны югославской буржуазии и правящих кругов позволили ему создать в Югославии ряд антисоветских организаций. С полного согласия ее властей и вопреки протестам прогрессивной общественности, в г. Сремска-Карловцы разместился штаб генерала П. Н. Врангеля, насчитывавший 200 человек (без членов семей)3 . В Сремска-Карловцы находился и созданный Врангелем 1 сентября 1924 г. Российский общевоинский союз (РОВС), который в 20 - 30-е годы был постоянным источником антисоветизма. Его филиалы были основаны во многих странах. После того как штаб РОВС был переведен в 1927 г. в Париж, в Югославии остался т. п. IV отдел РОВС во главе с генералом Бербовичем. Этот отдел (наряду со многими другими "функциями") вел также учет членов своей организации. В Югославии в 1934 г. их насчитывалось свыше 25 тыс. человек.

9 марта 1923 г. власти разрешили в Белграде деятельность одной из самых реакционных белогвардейских организаций - "Союза галлиполийцев", югославские филиалы которого объединяли 4,5 тыс. человек. Только в Белграде проживало 600 "галлиполийцев". 16 декабря 1923 г. там же начал свою деятельность основанный еще в 1919 г. на юге России "Союз первопоходцев", объединявший участников т. и. ледового похода генерала Л. Г. Корнилова. Из общего числа 1 тыс. человек в Югославии насчитывалось 300 "первопоходцев". В Белграде находился и


1 Международная общественная организация русских эмигрантов, провозгласившая себя наследницей Главного по снабжению армии комитета Всероссийского земского и городского союзов, возникшего в 1915 году.

2 Руски архив. Часопис за политику, културу и привреду Русиjе, Београд. 1928, N 2, с. 217; 1930, N 9, с. 192.

3 Лозо С. Од двоглавог орла до кукастог крста. - Политика Експрес, Београд, 26.I.1976; Пауновиh М. Београд кроз векове. Београд. 1971, с. 865.

стр. 129


главный центр "Объединения офицеров генерального штаба", имевшего своих членов во Франции, Бельгии, Германии, Болгарии, США, ряде других стран. Наряду с названными существовали "Объединение русских офицеров в Югославии", "Союз русских офицеров - участников мировой войны".

В состав "Союза административных служащих Российской империи" входили в основном бывшие служащие царской полиции; его главой был Т. П. Гусев, бывший одесский полицейский. Руководство "Союза административных служащих Российской империи" поддерживало постоянные контакты с полицейскими органами Югославии, а многие его члены поступили на службу в югославскую полицию. В 1931 г. по инициативе руководителей союза и при полной поддержке королевских властей были открыты Высшие полицейские курсы, где бывшие царские жандармы передавали свой "опыт" югославским коллегам. Откровенно антисоветский характер имел созданный в Югославии в 1930 г. "Национально-трудовой союз нового поколения", возглавленный ярыми антисоветчиками М. А. Георгиевским и В. М. Байдалаковым.

Особое место среди белоэмигрантских организаций занимали военные школы - кадетские корпуса, формально находившиеся, как и русские гимназии и школы, в ведении Державной комиссии по делам русских беженцев, но фактически подчинявшиеся военному министерству Югославии. Официальным руководителем системы кадетских корпусов и разного рода военных школ и курсов считался бывший военный агент России в Сербии генерал В. А. Артамонов. В начале 20-х годов в Югославии из числа бывших учащихся кадетских корпусов дореволюционной России (примерно 1,5 тыс. человек) были сформированы Русский кадетский корпус в г. Сараево, Крымский кадетский корпус в окрестностях г. Птуй и Донской императора Александра III корпус в г. Билеча. В 30-е годы все три корпуса были объединены в Русский кадетский корпус в г. Белая Церковь. Он просуществовал до 1944 года. К концу 30-х годов из 1336 кадетов 500 окончили Югославскую военную академию и стали офицерами королевской армии.

Периодическая печать русских белоэмигрантов в основном оставалась на контрреволюционных, антисоветских позициях. Дезинформация и разного рода прогнозы о скором крахе "большевистского режима" были непременными атрибутами публикаций в эмигрантских газетах Югославии. Этих газет существовало множество, но срок их жизни редко превышал два-три года. Справочник Русского заграничного исторического архива при Министерстве иностранных дел Чехословацкой республики приводит названия 13 газет, выходивших в Югославии с 1921 по 1936 год. Об их идейном содержании и политической направленности красноречиво говорят сами наименования: "Вера и верность", "Русский стяг", "Старое время", "Царский вестник" и т. п.

На контрреволюционных позициях находились и руководители русского церковного зарубежья, возглавленного митрополитом Антонием, главой т. н. эмигрантского синода. Своим постоянным местопребыванием он, как и Врангель, избрал тот же г. Сремска-Карловцы. Почти 25 лет оттуда раздавались призывы к "священной борьбе" против большевизма и благословлялось всякое оружие, направленное против СССР.

Однако не все русские эмигранты и в Югославии, и в других странах были "галлиполийцами", "первопоходцами", ревностными членами "союзов" бывших жандармов или постоянными читателями "Царского вестника". Вернувшийся в Советский Союз знаток "русского зарубежья" Б. Н. Александровский в своих воспоминаниях пишет, что значительное число русских за рубежом в конце концов полностью отмежевалось от всякой политики, носящей антисоветскую направленность. Очень многие из них не принимали никакого участия в том бесновании, в той "толчее в ступе", которые были столь характерны для т. н. активной белогвар-

стр. 130


дейской эмиграции4 . Кроме того, русским людям, приехавшим в чужое государство, пусть даже и в традиционно дружественную славянскую страну, где любовь к России воспитывалась столетиями, приходилось подчас в довольно нелегких условиях привыкать к новой социальной среде, выполнять тяжелую работу, общаться с людьми непривычных им профессий. Все это во многом способствовало политическому отрезвлению, пересмотру прежних взглядов, иному отношению к событиям, происходившим в Советском Союзе, авторитет которого на международной арене все более возрастал.

Для молодого, подраставшего поколения русских эмигрантов в Югославии было характерно стремление получить высшее или среднее образование. В 1924/25 уч. г. в Югославии в 17 русских (или русско-сербских) средних, средних специальных и начальных учебных заведениях, включая три кадетских корпуса, обучалось около 3 тыс. человек. Число преподавателей, в большинстве своем из русских эмигрантов, составляло более 200 человек. Всего же учащихся школьного возраста от 6 до 18 лет было свыше 4 тыс. человек. Число детей дошкольного возраста русского происхождения равнялось в то время около 1,3 тысячи5 . Русские учебные заведения находились в ведении Учебного совета Державной комиссии по делам русских беженцев или созданного в 1924 г. югославского отделения уже упоминавшегося "Земгора" (обычно именовавшегося - ВСГ). Контролировали и финансировали учебные заведения Державная комиссия и частично "Земгор". Школы последнего отличались определенной самостоятельностью, но уступали школам Державной комиссии как по оплате труда учителей, так и по количеству учащихся и преподавателей.

Существовали также учебные заведения для эмигрантов: Мариинский Донской институт (г. Белая Церковь), Харьковский девичий институт (г. Нови-Бечей), Русско- сербская женская гимназия-интернат (г. Белград), Женская прогимназия ВСГ (г. Земун), Реальное училище ВСГ (г. Загреб), Реальное училище ВСГ (г. Нови-Сад), Детский дом и курсы ВСГ (г. Панчево), Гимназия ВСГ (вблизи г. Марибор), Детский дом ВСГ (г. Сараево), Геодезические курсы Державной комиссии (г. Земун), Слесарно- монтажные курсы Державной комиссии (г. Крагуевац). Все образовательные русские средние учебные заведения имели восемь классов. Учебная программа в целом была копией соответствующих программ начальных школ, гимназий и реальных училищ царской России, дополненных изучением сербско-хорватского языка и различного рода "анафем" в адрес Советской России в курсе отечественной истории. Экзамены на аттестат зрелости проходили в присутствии представителя югославского министерства просвещения. Свидетельство об окончании русского среднего учебного заведения давало право на поступление в высшие учебные заведения Югославии.

Педагоги русских учебных заведений были объединены в профессиональные союзы, которые, однако, не являлись стабильными ни по времени существования, ни по составу, как и большинство других эмигрантских объединений. С 1921 г. по 1926 г. в Югославии работали, например, Союз русских педагогов в Королевстве СХС, Русское педагогическое общество, Союз деятелей русской демократической школы на Балканах, Общество преподавателей русских учебных заведений, находящихся на территории Королевства сербов, хорватов и словенцев, и др. Более продолжительной в 20 - 30-е годы была деятельность таких общественных организаций, как Русский научный институт в Белграде, Союз русских инженеров в Югославии, Русско-сербское врачебное общество, а также Научное отделение "Земгора", выпускавшее с 1928 г. журнал "Русский


4 Александровский Б. Н. Из пережитого в чужих краях. М. 1969, с. 85 - 86.

5 Русский учитель в эмиграции. Сб. ст. Прага. 1926, с. 43 - 45.

стр. 131


архив", многие статьи которого выгодно отличались от одиозных материалов, публиковавшихся в газетах белоэмигрантов. В годы второй мировой войны возглавлявшие журнал Ф. Е. Махин и В. Лебедев стали борцами Сопротивления.

Образовательный ценз русских преподавателей был достаточно высоким. Подавляющее большинство учителей обладало опытом преподавательской работы. Однако их материальное положение далеко не было благополучным. Зарабатывали они в основном от 500 до 1100 динаров в месяц. При росте цен на жилье, одежду, обувь, отопление и продукты питания это была весьма ограниченная плата. Особенно тяжело жилось учителям, имевшим семью, хотя в большинстве своем русские преподаватели были одинокими. Державная комиссия и в какой-то степени "Земгор" оказывали помощь русским студентам, обучавшимся в высших учебных заведениях, но помощь эта была мизерной. Большинство студентов, стремясь найти дополнительный заработок, занималось тяжелой физической работой или давало частные уроки.

С высшими учебными и научными учреждениями Югославии связана судьба многих оказавшихся в эмиграции русских ученых. Они внесли весомый вклад в развитие науки и культуры Югославии. В межвоенный период и после войны звания действительных членов Сербской академии наук были удостоены Ан. Д. Билимович, К. П. Воронец, С. М. Кульбакин, В. Д. Ласкарев, Г. А. Острогорский, Н. Н. Салтыков, Е. В. Спекторский, Ф. В. Тарановский, В. В. Фармаковский, Я. М. Хлытчиев. Институт машиностроения САН, которым ряд лет руководил специалист по механике В. В. Фармаковский, назван его именем. Высоких правительственных наград за заслуги перед народами Югославии были удостоены академики Г. А. Острогорский и К. П. Воронец.

В стенах Белградского университета в 1920 - 1930 гг. вели научную и преподавательскую деятельность 45 русских профессоров и преподавателей; во втором по величине Загребском университете их было 9, в Люблянском 11, в университете г. Скопле 4. Значительна роль русских специалистов в развитии здравоохранения Югославии. В 20 - 30-е годы в ее городах и селах работало около 350 русских медиков. Они оставили по себе добрую память. Благодаря им получили развитие многие отрасли югославской медицины, были созданы клиники и больницы. В Белграде профессор А. И. Игнатовский организовал и долгое время руководил терапевтической клиникой при Медицинском факультете Белградского университета. На том же факультете долгое время возглавлял кафедру хирургии профессор С. К. Софотеров. Биолог доктор С. К. Рамзин, крупный специалист в области эпидемиологии, был одним из ведущих медиков гигиенического отделения Белградского муниципалитета.

Русские ученые-медики работали и в другом крупнейшем научно-культурном центре Югославии - Загребе. Профессор М. Н. Лапинский организовал в местном университете кафедру невропатологии и клинику при медицинском факультете. Во главе Загребского патолого-анатомического института с 1922 г. в течение многих лет стоял известный патологоанатом профессор С. Н. Салтыков. В Загребе же начал исследования в области бактериофагии выпускник медицинского факультета Загребского университета Н. А. Булгаков.

Весомым был вклад русских ученых и преподавателей в развитие инженерно- технических наук, математики, геологии, химии. Плеяда русских ученых, крупных специалистов в названных областях науки, плодотворно работала в югославских научных центрах, прежде всего в Белграде. Профессор машиностроительного факультета Белградского университета Н. М. Обрадович пишет, что в Сербии, опустошенной первой мировой войною и остро ощущавшей недостаток преподавателей по инженерно-техническим дисциплинам, "оказались бывшие преподаватели различных русских университетов, многие из которых выразили желание

стр. 132


поступить на работу в Белградский университет. Используя сложившуюся ситуацию, Совет технического факультета вынес решение на заседании 17 мая 1919 г. предоставить несколько преподавательских ставок русским профессорам и доцентам"7 .

С того времени надолго связали свою судьбу с Белградским университетом многие русские ученые и преподаватели: Г. Н. Пио-Ульский, В. В. Фармаковский, А. А. Лебедев, А. И. Косицкий, П. Э. Зайончковский, Я. М. Хлытчиев, К. Д. Серебряков, К. Б. Марков, А. А. Брандт. Позже в этом университете успешно работали известный математик Н. Н. Салтыков; геолог и почвовед, ученый с мировым именем, внесший большой вклад в развитие геологии, профессор В. Д. Ласкарев; крупный специалист в области химии профессор Н. А. Пушин; знаток фауны Югославии профессор Ю. Н. Вагнер; талантливый геодезист и топограф профессор И. С. Свищев, и мн. др. Большое влияние на развитие математики и воспитание научных кадров оказал профессор Белградского университета академик Ан. Д. Билимович - автор многих научных работ, секретарь Сербской академии наук в 1936 - 1939 гг., ее президент в 1946 г., директор Математического института после второй мировой войны.

В Белградском университете начали свою научную и учебно-педагогическую деятельность многие его русские выпускники, ставшие впоследствии известными учеными, - В. С. Жардецкий, В. Г. Демченко, В. П. Воронец, Г. В. Орлов, К. Ф. Тарановский и др. Все они в 1923 - 1946 гг. защитили в стенах Белградского университета докторские диссертации.

В коллективной монографии, посвященной 100-летию философского факультета Белградского университета, названы имена и фамилии 32 русских профессоров и доцентов, преподававших на факультетах университета и вырастивших не одно поколение югославских специалистов и ученых. Многие из названных выше лиц внесли заметный вклад не только в югославскую, но и в русскую науку. Так, профессор Г. Н. Пио-Ульский, специалист в области морских паровых трубин, разработал турбины крупнейших для своего времени дредноутов "Кинбурн" и "Измаил", построенных вскоре после русско-японской войны. Профессор А. А. Лебедев был организатором первой в России лаборатории для испытания двигателей внутреннего сгорания. Он же был конструктором авиамоторов крупнейшего бомбардировщика периода первой мировой войны "Илья Муромец", созданного известным авиаконструктором И. И. Сикорским. Н. А. Пушин, посвятивший много своих работ исследованию химической природы металлических сплавов и соляных смесей, будучи профессором Электротехнического института в Петербурге, первым экспериментально доказал влияние больших давлений на равновесие в бинарных системах. Многие годы работали и преподавали в университетах Белграда, Любляны, Скопле, других городов Югославии С. М. Кульбакин, Ф. В. Тарановский, Е. В. Спекторский, Г. А. Острогорский, Е. В. Аничков, А. Л. Погодин, А. В. Соловьев, В. А. Мошин, еще до эмиграции зарекомендовавшие себя как видные специалисты в области истории, филологии, права.

Мировой известностью пользовался Г. А. Острогорский. Его труды по византиноведению, значение которых трудно переоценить, особенно многотомная "История Византийского государства", переведены на многие языки. Весомым был вклад в исследование современных и древних славянских языков и ряда историко- литературных памятников С. М. Кульбакина - продолжателя дела А. А. Шахматова. Большим специалистом в области славянской филологии и истории являлся А. Л, Погодин, свыше 20 лет преподававший в Белградском университете русский язык и литературу. Ему принадлежит ряд работ по языкознанию и истории юж-


7 Обрадовиh Н. М. У спомен сто година науке о машинама. Београд;. 1973 с. 114 - 115.

стр. 133


ных славян, в том числе изданная в Белграде в 1932 - 1936 гг. "Русско-сербская библиография 1800 - 1925 гг.". Из работавших в Белградском университете русских историков, чьи труды получили широкое признание еще до их эмиграции в Югославии, выделяются А. В. Соловьев и Ф. В. Тарановский - знатоки письменных памятников средневековой Сербии, Хорватии, Византии, занимавшиеся также вопросами истории русско-югославских связей.

Лишь немногие из русских ученых, система взглядов которых сложилась в условиях царской России, сумели правильно оценить то, что происходило в Советской России. Это обусловило ошибочность и даже реакционность сделанных ими обобщений. Такого рода выводы содержались в работах Г. Н. Пио-Ульского, Е. В. Спекторского, профессоров Белградского и Люблянского университетов Н. В. Краинского, Т. В. Локота, А. В. Маклецова, Ал. Д. Билимовича, жившего некоторое время в Югославии П. В. Струве. Нужно учесть при этом и отсутствие у русских в Югославии должной информации. Во времена абсолютистского режима короля Александра одно лишь обладание книгой советского писателя могло обернуться для югославского подданного потерей работы или даже арестом.

Русская эмиграция внесла вклад и в развитие культуры и искусства Югославии. Особенно ощутимые результаты дала деятельность выходцев из России в области драмы, балета, оперы, классической музыки и хорового искусства. М. Вукдрагович, известный югославский композитор и дирижер, профессор Белградской консерватории, пишет: "Среди русских эмигрантов было значительное число артистов оперы и балета, режиссеров, режиссеров-постановщиков. Молодой Белградский оперный театр принял их с распростертыми объятиями, сознавая, что без них становление театра проходило бы со скоростью черепахи. Рассматривая это явление сейчас, 60 лет спустя, не будет преувеличением сказать, что эта мощная струя мастеров русской оперы и своим числом, и артистическим уровнем, и беззаветной преданностью искусству стала частью фундамента, на котором зиждется Белградская опера"8 .

В Белграде успешно выступали такие мастера балета, как Н. Кирсанова, А. Фортунато, А. Жуковский. Особым успехом пользовались выступления Е. Д. Поляковой, ставшей затем балетмейстером Белградского народного театра. Ею была основана балетная школа, подготовившая многих мастеров хореографии. За заслуги в развитии югославского балета Полякова была награждена орденами Королевства Югославии. В Загребе большим успехом пользовались выступления русской балерины М. Фроман. Современные югославские историки отмечают, что русские мастера заложили основы балета в Белграде, "другие представители искусства помогли опере, Жедринский - костюмографии. То же было и в Словении, и в Хорватии, хотя и не в столь большой степени"9 .

Особое место в культурной жизни Белграда занимал Ю. А. Жуков, Благодаря его усилиям была создана существующая поныне музыкальная организация "Югоконцерт". Помощь "Югоконцерта" и его директора Жукова в организации гастролей многих известных европейских музыкальных коллективов в Югославии, а югославских - в ряде зарубежных стран трудно переоценить. Прочно вошло в историю музыкальной жизни Белграда 20 - 30-х годов трио братьев Слатиных. Илья - великолепный пианист и дирижер, Владимир - скрипач, Александр - виолончелист. Они и жены двух первых братьев - С. Давыдова и Л. Троицкая прославились своими концертами камерной музыки.

Среди режиссеров многих югославских драматических театров было немало русских: А. Сибиряков и Л. Мансветова - в Сараево, Ю. Раки-


8 Вукдраговиh М. Музички живот Београда тих година. Београд. 1983, с. 70.

9 Islorija Jugoslavije. Beograd. 1972, s. 449.

стр. 134


тин - в Белграде. В Белградском народном театре работали художник Л. М. Браиловский и его жена, художница Р. Браиловская. Учениками Браиловского были Жедринский, Загорешок, Исаев, Вербицкий и известный художник С. Баложанский, оформлявший почти все спектакли югославского драматурга Нушича. Нушич был хорошо знаком с русскими режиссерами Андреевым, Ракитиным, Верещагиным, с бывшими артистами Художественного театра В. М. Гречем и П. А. Павловым.

Группа актеров Художественного театра, в силу обстоятельств оказавшаяся за рубежом, дала ряд спектаклей во многих странах. Гастроли в Югославии (конец 1920 - начало 1921 г.) продолжались несколько месяцев. Спектакли группы МХТ в Белграде и Загребе проходили с огромным успехом, вызывая большой интерес к русской драматургии и восхищение русской театральной школой со стороны не только зрителей, но и профессиональных артистов. В спектаклях МХТ были заняты В. И. Качалов, О. Л. Книппер-Чехова, И. Н. Берсенев, М. М. Тарханов, Н. О. Массалитинов. "Как можно не любить народ, у которого такие артисты"10 , - писали тогда югославские газеты. Часть труппы артистов МХТ в конце 20 - начале 30-х годов долгое время выступала в театрах Югославии.

Внесли свою лепту в развитие югославского песенного искусства, получившего сегодня всемирное признание, русские певцы и музыканты. Во многих городах и селах Югославии эмигрантами были основаны любительские и профессиональные хоровые и музыкальные коллективы. Бесспорная их заслуга - знакомство нескольких поколений Югославии с русским песенным наследием. Очень многие хоровые и музыкально- певческие ансамбли эмигрантов имели продолжительную историю, создаваясь и распадаясь, выступая в составе церковных хоров, работая в многочисленных ресторанах и кафешантанах городов и сел Югославии. "В народные массы Франции, Германии, Англии, Америки, балканских стран влилась русская народная, а напоследок и советская массовая песня"11 . Огромная заслуга в деле популяризации русских песен и романсов в Югославии принадлежит О. П. Янчевецкой. Свыше полувека выступала она на югославской эстраде с концертами русской песни, пела по радио и телевидению. Ее учениками считают себя многие звезды югославской эстрады.

Оставили след в истории югославской живописи и русские художники. Кроме Браиловского и других театральных художников, можно назвать проживавшего многие годы в Риеке С. И. Кучинского. Он в течение 29 лет (умер в 1969 г.) играл заметную роль в художественной и театральной жизни этого старинного города на Адриатике. Множество его рисунков запечатлели красоты и уходящую старину Риеки. Другому старинному югославскому городу - Дубровнику посвятил ряд картин художник- маринист А. Ханзен.

В разное время в Югославии жили такие известные русские писатели, лингвисты и поэты, как А. И. Куприн, С. Р. Минцлов, И. Северянин (И. В. Лотарев), И. А. Голенищев-Кутузов, И. И. Толстой, А. П. Дураков. В октябре 1925 г. в Белграде был даже основан Союз русских писателей и журналистов Югославии, почетными членами которого были избраны И. А. Бунин и В. И. Немирович-Данченко.

1941 год стал годом тяжелейших испытаний для народов СССР и Югославии. Война и фашистское вторжение в эти страны окончательно разделили русских эмигрантов. Значительная часть белогвардейской эмиграции стала на путь сотрудничества с оккупантами. Из ее рядов был сформирован костяк т. н. Русского охранного корпуса, который возглавил генерал Б. А. Штейфон, бывший начальник штаба у небезызвестного


10 Цит. по: Жуков Д. А. Бранислав Нушич. М. 1972, с. 279.

11 Александровский Б. Н. Ук. соч., с. 252.

стр. 135


деникинского генерала А. П. Кутепова. Вступление белогвардейцев в корпус, стяжавший мрачную известность зверскими расправами с югославскими антифашистами, благословил митрополит Антоний12 .

Однако многие русские эмигранты или их дети приняли участие в борьбе народов Югославии с фашистскими захватчиками и местными предателями. Еще в начале 20-х годов оказались в Югославии Ф. Е. Махин и В. Смирнов. Судьба Махина во многом напоминает судьбу героя романа А. Н. Толстого "Хождение по мукам" Рощина. В прошлом полковник царской армии, выпускник Академии Генерального штаба, кавалер многих боевых наград первой мировой войны, он в должности начальника связи с сербскими частями штаба русской армии, сражавшейся в Добрудже, был награжден высшей военной наградой сербской королевской армии - орденом Белого Орла. Революцию 1917 г. встретил членом партии эсеров. Суть событий Октябрьской революции не понял, был членом Уфимской директории, контрреволюционного органа, созданного в 1918 году. После того как она была разогнана Колчаком, уехал в Китай, затем в Западную Европу. В Югославию перебрался из Праги в качестве представителя "Земгора" в 1924 году. С 1928 г., будучи заведующим югославским отделением "Земгора", стал инициатором издания журнала "Русский архив".

Статьи Махина в этом журнале поразительны своей объективностью и прозорливостью, особенно статья "Стратегическое положение Германии" в N 37 - 38, в которой дан анализ и точный прогноз будущих направлений гитлеровской агрессии. В 1939 г. бывший офицер царской армии Махин вступил в ряды находившейся в глубоком подполье Компартии Югославии (КПЮ), а с 1941 г. - он в рядах югославских партизан и воинов Югославской народно-освободительной армии (НОАЮ). Всю войну Махин был одним из руководителей отдела пропаганды Верховного штаба НОАЮ и начальником его исторического отдела. Он стал автором ряда книг и статей о Красной Армии, ее истории, победах в годы Великой Отечественной войны. Умер Махин в июне 1945 г. в звании генерал-лейтенанта НОАЮ. Его именем названа улица в Белграде.

В. Смирнов родился в 1899 г. в Ташкенте. В Югославии окончил технический факультет Белградского университета, работал инженером. В 1941 г. он вступает на путь борьбы с фашизмом, в 1942 г. становится членом КПЮ, в годы войны возглавляет технический отдел Верховного штаба НОАЮ, участвует в ожесточенных сражениях, удостаивается ряда высших боевых наград. За великолепное знание военно- инженерного и взрывного дела и личное мужество югославские партизаны прозвали его "Влада Рус-Мостоубийца". После войны генерал-подполковник Смирнов занимал ряд руководящих постов в Югославской народной армии.

В дело борьбы югославских патриотов с фашизмом внес заметный вклад известный бактериолог, доктор медицины Н. Чернозубов, начальник Отделения эпидемиологии Верховного штаба НОАЮ, кавалер многих высших наград Народной Югославии. В послевоенные годы он продолжал научную деятельность, преподавал на медицинском факультете Белградского университета. В марте 1943 г. капитан Гаврилченко, мобилизованный в армию марионеточного государства Хорватии, захватив артиллерийскую батарею, перешел к югославским патриотам. Впоследствии он неоднократно отличался в боях с фашистами. Всю войну в рядах югославских борцов- антифашистов находились главный врач 9-й дивизии НОАЮ Беляков, боец батальона сопровождения Верховного штаба НОАЮ Н. Баков.

С 1942 г. начал боевой путь антифашист Г. Скригин - артист, автор серии фотографий о борьбе югославских партизан, один из создателей партизанской театральной труппы, впоследствии кинорежиссер. Из


12 Там же, с. 208.

стр. 136


г. Ужице к югославским патриотам пришел 11-летний сын русских эмигрантов Лев Попов, отважно воевавший в рядах 2-й пролетарской бригады. 16 октября 1944 г. погиб, выполняя 24-й вылет и повторив подвиг советского летчика Н. Ф. Гастелло, сын русских эмигрантов командир звена военно-воздушных сил НОАЮ майор А. И. Попов. Сражаясь вместе с югославскими товарищами по оружию, пал на поле боя Н. Немирович-Данченко. Отдали свои жизни за свободу народов Югославии Яковенко, Герсдорф, Рябов, Гаврилова, многие другие. Были зверски замучены фашистами студентка И. Бердяева, медсестра Пятницкая, врач Е. Шеремет.

В годы фашистской оккупации в Белграде, где проживало наибольшее число русских эмигрантов, был создан Союз советских патриотов. Накануне освобождения югославской столицы Союз насчитывал около 120 человек и являлся частью антифашистского подполья. Одним из руководителей Центрального комитета Союза был доктор В. Лебедев, директор издательства журнала "Русский архив", автор ряда напечатанных в нем антифашистских статей. Среди членов ЦК Союза были поэт и литературовед, бывший доцент Белградского университета, доктор филологии И. А. Голенищев-Кутузов, литературный критик Тумин, доктор юридических наук профессор Алексеев. В августе 1944 г. был арестован и героически погиб руководитель Союза Ф. Высторопский. Прикрывая отход своих товарищей - югославских партизан, был убит талантливый поэт А. П. Дураков.

Многие русские эмигранты, не принимая непосредственного участия в борьбе с фашизмом, отказывались от сотрудничества с оккупантами, что тоже требовало немалого мужества. Так поступил бывший врангелевский генерал В. Ткачев, один из лучших русских летчиков в годы первой мировой войны. Он "в период гражданской войны являлся самым сильным организатором и практиком в применении авиации"13 . Накануне фашистского вторжения в Югославию Ткачев работал преподавателем лицея. Знавший его еще на заре русской авиации один из первых красных летчиков генерал-майор советских ВВС И. К. Спатарель пишет о нем: "Наотрез отказался сотрудничать с гитлеровцами. В 1945 г. не бежал на Запад, а явился к Советской власти с повинной. Был осужден, отбыл срок наказания, а когда некоторые лица в Париже стали хлопотать ему иностранный паспорт, он не захотел уезжать из России. Уж Ткачев-то слишком хорошо знал, что значит потерять Родину, и остался в Советском Союзе"14 .

В оккупированном Белграде фашисты настойчиво предлагали продолжить концертную деятельность О. П. Янчевецкой. Вспоминая то время, она, по словам встречавшегося с нею советского писателя и переводчика Л. Гинзбурга, сказала: "Я в политику не лезла, я актриса. Я в политику не вмешивалась, но когда вижу такое дело - против России война, я петь им не стала. А уж как меня упрашивали! Немецкий офицер - он большой был знаток цыганской музыки - из Берлина приезжал ко мне. Это был единственный случай, когда я в политику влезла"15 . Эти факты, свидетельствуют о том, что тысячи русских в Югославии осознали в те годы, что один и тот же враг стремится уничтожить все, что дорого патриотам Советского Союза и Югославии. Они поняли, что только в борьбе с оккупантами можно отстоять жизнь и свободное будущее народов их старой и новой Родины.


13 Спатарель И. К Против черного барона. Кишинев. 1972, с. 128.

14 Там же, с. 252.

15 Гинзбург Л. Разбилось лишь сердце мое. - Новый мир, 1981, N 8. с. 101.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/РОССИЙСКАЯ-ЭМИГРАЦИЯ-В-ЮГОСЛАВИИ-1919-1945-гг

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. А. ТЕСЕМНИКОВ, РОССИЙСКАЯ ЭМИГРАЦИЯ В ЮГОСЛАВИИ (1919 - 1945 гг.) // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 13.08.2019. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/РОССИЙСКАЯ-ЭМИГРАЦИЯ-В-ЮГОСЛАВИИ-1919-1945-гг (date of access: 19.10.2019).

Publication author(s) - В. А. ТЕСЕМНИКОВ:

В. А. ТЕСЕМНИКОВ → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
237 views rating
13.08.2019 (67 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
НА РОКОВОМ ПОРОГЕ (ИЗ АРХИВНЫХ МАТЕРИАЛОВ 1939 ГОДА)
Catalog: История 
an hour ago · From Беларусь Анлайн
МАРК-АНТУАН ЖЮЛЬЕН
Catalog: История 
an hour ago · From Беларусь Анлайн
СЛАВЯНОВЕДЕНИЕ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ. ИЗУЧЕНИЕ ЮЖНЫХ И ЗАПАДНЫХ СЛАВЯН
an hour ago · From Беларусь Анлайн
Г. ДЖОНСОН. ЮГ В РЕВОЛЮЦИИ. ИССЛЕДОВАНИЕ РЕГИОНАЛЬНЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ РАЗЛИЧИЙ. 1789 - 1793
an hour ago · From Беларусь Анлайн
М. ШТЕЙНМЕЦ. ПУТЬ ТОМАСА МЮНЦЕРА К АЛЬШТЕДТУ. ИССЛЕДОВАНИЕ ЕГО РАННЕГО РАЗВИТИЯ
Catalog: История 
an hour ago · From Беларусь Анлайн
КАК ОТОЙТИ ОТ ПРИВЫЧНЫХ СТЕРЕОТИПОВ?
Catalog: История 
an hour ago · From Беларусь Анлайн
Н. К. КРУПСКАЯ - ПОЧЕТНЫЙ ЧЛЕН АН СССР
Catalog: История 
2 hours ago · From Беларусь Анлайн
АМЬЕНСКАЯ ХАРТИЯ
Catalog: Право 
2 hours ago · From Беларусь Анлайн
ВСТРЕЧА С ЧИТАТЕЛЯМИ
Catalog: История 
2 hours ago · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
РОССИЙСКАЯ ЭМИГРАЦИЯ В ЮГОСЛАВИИ (1919 - 1945 гг.)
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2019, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones