BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-1087

Share with friends in SM

Проблемы отбора, подготовки и движения кадров военной контрразведки в период Великой Отечественной войны недостаточно исследованы. Авторы работ, посвященных истории "Смерш" в основном рассматривают мероприятия по ликвидации агентуры противника, зафронтовые операции, радиоигры с немецкими разведорганами и лишь частично затрагивают при этом вопросы кадрового обеспечения самой контрразведки1. Между тем анализ причин изменения численности сотрудников, уровня их образования и спецподготовки, возрастного состава, факторов служебного роста, объемов поощрений позволяет выявить реальное состояние и потенциальные возможности фронтовой контрразведки.

С 1941 по 1943 г. органы советской военной контрразведки трижды подвергались реорганизации. В феврале 1941 г. военная контрразведка была выведена из подчинения Наркомату внутренних дел (НКВД) и передана Наркомату обороны (НКО). 17 июля по решению Государственного комитета обороны военная контрразведка вновь перешла в систему НКВД и армейские контрразведывательные органы были опять переименованы в особые отделы НКВД. 19 апреля 1943 г. очередной раз военная контрразведка была переподчинена Наркомату обороны и Наркомату Военно-морского флота, получив наименование "Смерш". При этом она продолжала решать те же задачи, что и особые отделы, а поэтому реорганизация не затронула основную массу сотрудников низового и среднего звена. "Смерш" унаследовал от особых отделов НКВД не только сформировавшийся уже в военное время кадровый состав, но и его проблемы.

С первых дней войны получил ускорение процесс роста численности сотрудников военной контрразведки: формирование новых частей и соединений в ходе мобилизации предполагало увеличение количества отделов контрразведки; кроме того, в начальный период войны отделы несли очень большие потери. Для укомплектования новых органов контрразведки и восполнения потерь срочно требовались новые контингента чекистов. Составленные до войны мобилизационные планы предполагали полное обеспечение потребностей армейской контрразведки в кадрах за счет призыва сотрудников госбезопасности2.

В отделы контрразведки направляли следователей и оперативников территориальных органов НКВД-НКГБ, пограничников, призванных из запаса и реабилитированных чекистов. Например, сотрудник НКВД с многолетним стажем Я. А. Едунов в


Греков Николай Владимирович - доктор исторических наук. Омский государственный университет путей сообщения.

стр. 136

1939 г. был уволен из органов "по служебному несоответствию" и до начала войны трудился в проектной конторе. В июле 1941 г. он был восстановлен на службе и направлен в военную контрразведку. Впоследствии генерал Едунов возглавлял управления "Смерш" Северо-Западного и 2-го Белорусского фронтов. Майор госбезопасности И. Г. Булатов в 1940 г. был осужден за незаконные методы ведения следствия. В 1942 г. его досрочно освободили из лагеря и отправили на фронт, где он воевал пулеметчиком в пехоте. По ходатайству командования, в 1943 г. с Булатова сняли судимость, восстановили в правах и до конца войны он служил в "Смерш"3.

Дополнительной возможностью укомплектования штатов стал прием в контрразведку армейских командиров и политработников.

Кадровый состав армейской контрразведки военного времени фактически начал формироваться в первые месяцы войны, когда еще не было специалистов, умеющих работать во фронтовых условиях. Комплектование штатов шло в ускоренном режиме. Многие из призванных не были знакомы с особенностями ведения оперативной работы в войсках и на практике осваивали специфику армейской контрразведки. Для подготовки оперативных работников в 1941 - 1942 гг. была спешно создана сеть краткосрочных курсов, на основе которых позже возникла система школ контрразведки "Смерш". В результате к 1943 г. были определены основные каналы пополнения контрразведки, оптимизированы методы отбора кадров и сформирована адекватная система подготовки. Поэтому образование "Смерш" не было связано с радикальным качественным изменением состава военной контрразведки. Зато в ходе реорганизации увеличилось количество подразделений, что неизбежно повлекло дальнейший рост численности сотрудников4. Только центральный аппарат военной контрразведки увеличился почти в 2,8 раза5.

По утвержденному в 1943 г. штату каждое управление "Смерш" фронта, в составе которого действовало свыше пяти армий, должно было насчитывать 130 сотрудников, если менее пяти, то - 112. Штат отделов "Смерш" стрелковых армий определялся в количестве 57 человек, воздушных - 21, танковых - 31. В отделе "Смерш" стрелковой дивизии должен был служить 21 человек, кавалерийской - 12, авиадивизии и танковой бригады по 7 человек6. Общая численность личного состава органов "Смерш" фронтов не была постоянной, а колебалась от 1500 до 3300 человек в зависимости от количества объединений и соединений, действовавших в составе фронта. Сотрудники контрразведки (оперработники и технической персонал) составляли в среднем не более 0,2 - 0,3% численности войск фронта.

Наряду с передислокацией войск на изменение численности личного состава фронтовых органов "Смерш" влияли боевые потери. В 1943 г. органы контрразведки Калининского (с октября 1943 г. - 1-го Прибалтийского) фронта потеряли убитыми, раненными и пропавшими без вести 15% состава. В том же году контрразведка 4-го Украинского фронта потеряла 26% личного состава7.

Значительная общая убыль сотрудников из-за боевых потерь, откомандирований, переводов, увольнений превращала процесс подбора, подготовки и переподготовки кадров в одно из главных направлений деятельности "Смерш". К 1943 г. подбор кандидатов среди военнослужащих превратился из вспомогательного в основной способ пополнения рядов фронтовой контрразведки. Заполнять вакансии отделы старались за счет "собственных ресурсов", отбором кандидатов в "обслуживаемых" частях. Вместе с тем начальник отдела кадров Управления "Смерш" 1-го Прибалтийского фронта подполковник Цапалов в мае 1944 г. выражал озабоченность по поводу того, что "подбор кадров, проводимый среди военнослужащих частей фронта, не покрывает потребности существующего некомплекта"8.

Постоянное перемещение армий и корпусов порождало высокую "текучесть" органов "Смерш", подчиненных фронтовым управлениям. Получалось, что только управление контрразведки фронта оставалось неподвижным. Значительная часть отделов представляла собой "переменный состав" и была подчинена конкретному фронтовому управлению лишь на период вхождения обслуживаемых ими объединений и соединений в состав фронта. Устойчивые контакты сохранялись между контрразведывательными органами в цепи армия - корпус - дивизия. Это означает, что проблему поиска кандидатов для службы в контрразведке должны были решать низовые отделы "Смерш" бригад и дивизий под руководством отделов армий.

стр. 137

По роду службы, предшествующей зачислению в контрразведку, личный состав "Смерш" условно можно разделить на две группы. Первую составляли работники НКВД и НКГБ с довоенным стажем. Их сильной стороной являлось знание методов агентурно-оперативной работы, четкое понимание сущности функционирования спецслужб. Эти сотрудники являлись носителями традиций, форм и приемов работы, усвоенных на прежнем месте службы. Однако методы мирного времени часто теряли эффективность во фронтовых условиях и далеко не всем сотрудникам удавалось быстро адаптироваться к меняющейся обстановке. Вторую группу составили те, кто пришел в органы контрразведки из войск, не имея опыта чекистской работы. Как правило, они обладали боевым опытом, были хорошо знакомы с фронтовой повседневностью, но отсутствие навыков оперативной работы, незнание механизмов и правил функционирования контрразведывательной структуры являлось их слабой стороной. В годы войны удельный вес сотрудников этой группы - бывших военнослужащих в общей массе оперсостава "Смерш" неуклонно возрастал. В 1943 г. в контрразведку Калининского (1-го Прибалтийского) фронта пришли 406 новых сотрудников, в том числе из армейских частей и политотделов - 299 человек (74%), из территориальных органов НКВД - НКГБ - 45 человек (15%), из школ "Смерш" - 25 (6%), по направлению отделов кадров НКВД СССР и ГУКР "Смерш" НКО - 14 человек (3,4%)9. В конечном итоге выходцы из войск по численности превзошли другие категории сотрудников "Смерш". Например, в контрразведке 1-го Украинского фронта на 1 января 1945 г. 43% (1230 человек) всего личного состава являлись бывшими военнослужащими, 57% - сотрудниками НКВД и НКГБ с довоенным стажем (30,5% - сотрудники территориальных органов и 26,5% - сотрудники особых отделов, то есть кадровые военные контрразведчики). На 2-м Украинском фронте 53% состава являлись бывшими военнослужащими, 47% имели довоенный стаж работы в структурах НКВД - НКГБ (30% прежде служили в территориальных органах, 17% - в особых отделах)10.

Требования к кандидатам в контрразведку предъявляли высокие, поэтому в результате последовательных проверок контингент военнослужащих, первоначально намеченных к приему, поэтапно сокращался. За пять месяцев 1944 г. отделы "Смерш" четырех армий 1-го Прибалтийского фронта представили материалы на 42 кандидатов, из которых 11 были сразу забракованы. Управление "Смерш" 2-го Украинского фронта в течение 1944 г. подготовило материалы для оформления на 515 человек. Затем в ходе проверок были отсеяны 228 человек. Главными причинами стали обнаруженные спецпроверкой компрометирующие материалы, плохое состояние здоровья, малограмотность и т.д. Например, была отклонена представленная отделом 6-ой Гвардейской танковой армии кандидатура В. Причиной послужили два обстоятельства: В. ранее исключался из партии, хотя и был восстановлен, и кроме того в его личном деле имелся "меморандум" письма, в котором В. упоминал о каком-то темном пятне в своей биографии.

В соответствии с приказом начальника ГУКР "Смерш" НКО от 31 июля 1943 г., органам военной контрразведки был запрещен прием сотрудников без санкции отдела кадров ГУКР11. Поэтому личные дела кандидатов, прошедших фронтовое "сито" направляли в центр, где проверки и отсев продолжались. Главным критерием годности кандидата к службе в "Смерш" являлась безоговорочная и доказанная преданность политическому режиму. Это подтверждают данные о партийной принадлежности "новобранцев". Среди принятых в "Смерш" 1-го Прибалтийского фронта в 1943 г. члены и кандидаты в члены ВКП(б) составили 91%, члены ВЛКСМ - 8% и только 1% - беспартийные12.

Высокий уровень образования не был обязательным при приеме на службу. Среди зачисленных в "Смерш" Калининского (1-го Прибалтийского) фронта в 1943 г. доля лиц с высшим образованием составляла 6%, со средним - 49%, "низшим" - 45%. Контрразведка Степного (2-го Украинского) фронта в течение шести месяцев 1943 г. приняла молодое пополнение, 8% которых имело высшее образование, 76% - среднее и 16% - начальное13. Вероятно, кадровые службы не задавались целью во что бы ни стало обеспечить высокие показатели образованности сотрудников контрразведки, нужны были безукоризненные исполнители.

Нараставший приток в контрразведку профессионально неподготовленных людей выдвигал на первый план проблему быстрого и качественного их обучения азам

стр. 138

ремесла. Сотрудники спецслужб - это всегда "штучный товар", появляющийся в результате длительного и дорогостоящего процесса подготовки. Война создала не только дефицит кадров, но и дефицит времени.

Переподготовку и подготовку оперсостав проходил в школах и на курсах контрразведки. В течение 1943 - 1944 гг. начали работу 8 школ "Смерш". Общее число слушателей шести школ (без учета Ленинградской и Саратовской) одновременно достигало 2000 человек. Распоряжением И. В. Сталина срок обучения в школах контрразведки был увеличен с четырех до 6 - 9 месяцев. Учили в них оперативно-розыскной работе и военному делу, но не забывали и про основы марксизма-ленинизма. Ветеран контрразведки М. Ф. Гололобов вспоминал о своей учебе в 1-й Московской школе "Смерш": "Кроме спецдисциплин изучались в очень урезанном виде уголовное право, уголовный процесс и, конечно, "Краткий курс истории ВКП(б)". К чтению лекций по уголовному праву и процессу привлекались ученые, в том числе и доктора наук, а по спецдисциплинам - опытные сотрудники центрального аппарата"14. При управлениях "Смерш" фронтов действовали краткосрочные курсы и семинары. Конечно, о том насколько теоретическое обучение способствовало росту эффективности работы контрразведчиков судить трудно. Тем не менее, спецподготовка ускоряла освоение новичками методов работы контрразведки.

Многое из того, что узнавали молодые армейские командиры на курсах и в школах контрразведки выходило далеко за рамки их прежних представлений о новой службе. Офицер "Смерш" О. Г. Ивановский вспоминал: "Нам откровенно объяснили, что главным методом нашей работы будет работа с агентурой, с осведомителями. Об этом ведь нигде не писали... А здесь прямо говорили - вы должны подбирать людей среди военнослужащих, которые могут вам при необходимости сообщать о каких-либо безобразиях..."15.

Количественные показатели работы школ и курсов были весьма внушительны и все-таки недостаточны. На 1 января 1945 г. только 35% личного состава "Смерш" 1-го Украинского фронта и 31% сотрудников "Смерш" 2-го Украинского фронта прошли обучение в школах, на оперативных курсах и первичных семинарах контрразведки16.

Таким образом, всех охватить учебой не удавалось и значительной части молодых сотрудников приходилось осваивать новую для себя сферу деятельности на практике методом проб и ошибок. Следует учесть, что сеть школ "Смерш" с добротным многомесячным сроком обучения была развернута лишь к концу 1943 г., а значительные контингента обученного пополнения начали поступать на фронт лишь в середине 1944 года. До этого ситуация была особенно сложной. Начальник отдела кадров 1-го Прибалтийского фронта весной 1944 г. так оценивал подготовку сотрудников: "Молодняк, пришедший в наши органы в период Отечественной войны, свой чекистский опыт повышает только на практической работе". В соответствии с приказом начальника ГУКР "Смерш" НКО от 31 июля 1943 г. начальники отделов должны были прикреплять молодых оперативников к опытным работникам для "повышения чекистских знаний и оказания им практической помощи". Но и в январе 1945 г. начальник отдела кадров управления "Смерш" 2-го Украинского фронта признавал: "Плохо поставлена работа по обучению молодого оперсостава, недавно пришедшего в органы "Смерш". Часто их работе с агентурой не учат и помощи никакой не оказывают"17. Методом наставничества компенсировать отсутствие у молодых сотрудников серьезной систематической подготовки было трудно. Это не могло не отразиться на уровне профессионализма значительной части военных контрразведчиков.

Каковы были характерные черты личного состава органов "Смерш"? Для ответа на этот вопрос использованы усредненные количественные показатели по органам контрразведки 1-го Прибалтийского, 1-го и 2-го Украинских фронтов. Подсчетами установлено, что в 1944 г. доля членов и кандидатов в члены ВКП(б) в оперсоставе трех фронтов была равна 95,7%, членов ВЛКСМ - 4,3%. Из 5750 оперативных работников фронтов только трое были беспартийными. Распределение оперработников по возрастным категориям было следующим: сотрудников до 20 лет - 1,3%, в возрасте от 20 до 30 лет - 49,9%, от 31 до 40 лет - 41,2%, от 41 до 50 - 6,15%, свыше 51 года - 1%. Очевиден высокий удельный вес сотрудников наиболее продуктивных возрастов при значительной доле молодежи. Важным (хотя и формальным) показателем

стр. 139

компетентности личного состава является градация сотрудников по стажу работы в военной контрразведке. К 1944 г. в органах "Смерш" тех же фронтов 43% сотрудников имели стаж от 1 до 3 лет (среди них было много кадровых сотрудников НКВД с многолетним опытом, переведенных в военную контрразведку), 27% имели стаж от 4 до 6 лет, 18% - от 7 лет и выше. Наименьшей была группа со стажем до 1 года - 12%. Высшее образование имели 8% оперсостава, незаконченное высшее - 6%, среднее - 49%, неполное среднее и начальное - 37%18. Например, у главы "Смерш" генерал-полковника В. С. Абакумова было за плечами только 4 класса городского училища, его заместитель генерал-лейтенант И. Я. Бабич окончил лишь церковно-приходскую школу; только начальное образование имели и некоторые руководители управлений "Смерш" фронтов19.

Несмотря на постоянный рост количества принимаемых на службу в контрразведку и значительные усилия по их подготовке, фронтовые отделы "Смерш" все же испытывали нехватку сотрудников. Некомплект личного состава органов контрразведки Калининского фронта на 1 февраля 1943 г. составлял 360 человек или 17,3% штатной численности сотрудников, на 1 сентября 1943 г. - 194 человека (10%), на 1 ноября 1943 г. - 217 человек (11%). В органах "Смерш" 2-го Украинского фронта к 1 января 1945 г. численность личного состава была ниже штатной нормы на 9,2%, в органах 1-го Украинского - на 10%20. Очевидно, некомплект существовал всегда, менялся лишь его размер. После интенсивных сражений и боев нехватка кадров возрастала, затем, благодаря пополнению отделов новичками и вернувшимися из госпиталей, несколько сокращалась, но не исчезала. Постоянно недоукомплектованными были также отделы контрразведки дивизий и бригад. Причем их оперсостав нес наибольшие потери. Это означало, что на оставшихся в строю ложилась дополнительная нагрузка. Например, по состоянию на 1 января 1944 г. отделы "Смерш" пятнадцати танковых бригад 2-го Украинского фронта были недоукомплектованы оперсоставом на 30%, отделы "Смерш" тридцати девяти стрелковых дивизий 1-го Прибалтийского фронта - на 17%21. Дефицит кадров сохранялся даже в тех случаях, когда численность пополнения превосходила убыль личного состава22. Нехватка ощущалась и в среде административно-канцелярского персонала отделов. Постоянно ниже нормы была численность делопроизводителей, машинисток, шифровальщиц и т.д.

Постоянное наличие вакансий означало, что отделы фронтовой контрразведки не становились прибежищем лиц, укрывавшихся от передовой. Иначе, как минимум, все технические должности были бы заняты. В целом оставались вакантными 6 - 8% должностей руководящего состава контрразведки. Например, на 25 декабря 1943 г. оставались свободными 20 должностей руководящего состава "Смерш" 1-го Прибалтийского фронта, в том числе - заместителя начальника управления фронта, начальника отдела корпуса, начальников двух отделов дивизий23.

К причинам недоукомплектовонности всех категорий личного состава фронтовой контрразведки помимо боевых потерь можно отнести специфическую кадровую политику высшего руководства "Смерш", увольнение или предание суду части сотрудников, переводы сотрудников в НКВД - НКГБ, перемещение внутри структур контрразведки, а также длительность процедур проверки и оформления материалов на принимаемых в органы сотрудников.

Принято считать, что уже сам факт принадлежности к спецслужбам ставит человека в привилегированное положение по отношению к основной массе населения страны24. С этих позиций вполне логично было бы предположить, что и в период войны сотрудники контрразведки должны были представлять собой "фронтовую аристократию" с присущими ей претензиями на исключительность, правами на быстрое продвижение по службе, ускоренное получение званий, наград и, главное, гарантией сохранения жизни на войне. Однако как и все общество, спецслужбы в военное время начинают жить по особым правилам, а поэтому офицер, зачисленный во фронтовую контрразведку, сколько-нибудь заметных преимуществ перед основной частью бывших сослуживцев не получал. Конечно, всегда у сотрудников спецслужб имелась возможность использовать служебные полномочия в корыстных целях, но официально это признавалось преступлением.

Быстро пробиться наверх, "сделать карьеру" в "Смерш" во время Великой Отечественной войны было крайне сложно, особенно новичку. Специфика неформаль-

стр. 140

ной стратификации оперсостава военной контрразведки создавала множество непреодолимых барьеров. Сообщество армейских контрразведчиков расслаивалось на два уровня: рядовой оперсостав и руководящий ("номенклатурный") оперсостав. На нижних ступенях иерархии контрразведки располагались исполнители - оперуполномоченные, следователи, старшие оперуполномоченные, старшие следователи. Верхний уровень заполнял руководящий состав, к которому были отнесены начальники отделов, их заместители, начальники отделений и т.д. Иначе эту группу в документах именовали "номенклатурный состав", поскольку назначение на должности этого уровня было возможно только с одобрения ЦК ВКП(б) и ГУКР "Смерш". На долю руководителей приходилось в среднем около 20% общей численности оперсостава. Так, в 1943 г. в органах "Смерш" 2-го Украинского фронта 462 человека (20,3%) занимали должности руководящего состава, 1813 человек (79,7%) - должности рядового оперсостава.

В пределах нижней группы оперсостава у новичков была возможность некоторого роста. Оперуполномоченный или следователь при удачном стечении обстоятельств мог подняться на одну ступень и занять должность старшего оперуполномоченного или старшего следователя. В среднем за год на этот уровень поднимались до 13% оперуполномоченных и следователей25. Ф. А. Абрамов, известный советский писатель, получивший признание в 1970-е годы, в период войны служил в "Смерш". 17 апреля 1943 г. он был принят на должность оперуполномоченного резерва, в августе становится следователем, а в июне 1944 г. - уже старшим следователем26.

Однако реально продвинуться вверх по служебной лестнице - означало войти в группу руководящего состава. На это могли рассчитывать немногие. В мае - сентябре 1943 г. из 1176 рядовых оперработников Калининского фронта на руководящие должности было выдвинуто 48 человек (4%). За 1944 г. в органах "Смерш" 2-го Украинского фронта сумели подняться на уровень руководителей 5% рядовых сотрудников27.

Как правило, введенных в руководящий состав, первоначально назначали на должности заместителей и помощников начальников отделов различного уровня, реже - начальниками отделов дивизий и бригад. Случалось, что карьерный лифт мгновенно возносил простого оперативника на высокую номенклатурную должность. Например, в 1943 г. один из 425 старших оперуполномоченных 2-го Украинского фронта, миновав едва ли не полтора десятка ступеней, оказался сразу на должности заместителя начальника отдела фронтового управления "Смерш"28. Но подобное случалось редко. Резкий карьерный взлет был скорее исключением из правил, чем нормой продвижения по службе во фронтовой контрразведке. Факты такого восхождения даже кадровые службы оценивали как единичные примеры проявления незаурядных качеств особо успешных офицеров, а заодно и зоркости самих кадровиков.

Кроме того, стремительный прорыв на высокие руководящие должности возможен был только в 1943 г., когда шла реорганизация военной контрразведки, связанная с выводом ее из системы НКВД. Часть офицеров, занимавших руководящие посты в отделах фронтовой контрразведки, была возвращена в территориальные органы НКВД и поэтому пришлось срочно заполнять вакансии выдвиженцами из рядового оперсостава. Например, в органах контрразведки 2-го Украинского фронта в мае-декабре 1943 г. была произведена смена сотрудников на 43% должностей руководящего состава. Позже, в 1944 - 1945 гг., движение кадров приобрело планомерный, предсказуемый характер. Ежегодные перемещения затрагивали 23 - 24% лиц руководящего состава.

Оказавшись внутри группы руководителей, даже самые перспективные офицеры успевали продвинуться только на одну, редко две позиции. Будущий председатель КГБ СССР, генерал армии В. В. Федорчук до сентября 1943 г. возглавлял отдел "Смерш" танковой бригады, а в 1944 - 1945 гг. служил в должности заместителя начальника и начальника отделов "Смерш" тыловых гарнизонов. Чаще всего передвижения внутри номенклатурного состава шли не по вертикали, а по должностной горизонтали. Генерал-майор Е. Н. Горяинов в 1942 - 1945 гг. служил в должности заместителя начальника Особого отдела НКВД Сталинградского фронта, заместителя начальника УКР "Смерш" 4-го Украинского, 3-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов. Полковник В. М. Казакевич всю войну также провел фактически на одной должности, хотя и на разных фронтах29.

стр. 141

У подавляющего большинства оперработников, даже весьма опытных, оснований надеяться на быстрое продвижение по карьерной лестнице было мало. При этом у тех, кто пришел служить в контрразведку из армии уже после начала войны, шансов оказаться в руководящем составе было еще меньше. По состоянию на 1 января 1945 г. в органах "Смерш" 2-го Украинского фронта 62% рядового оперсостава было принято на службу в годы войны и 38% явились кадровыми чекистами. Резко менялось соотношение этих групп на уровне руководящего состава: новичков из войск было лишь 8%, а 92% составляли кадровые чекисты. На 1-м Украинском фронте на тот же момент 97% руководителей были кадровыми сотрудниками НКВД с довоенным стажем. Более того, в данной группе, несмотря на репрессии конца 1930-х гг., значительным был удельный вес чекистов с многолетним опытом работы в органах. В 1944 г. 35% номенклатурного руководящего состава 1-го Прибалтийского фронта имели чекистский стаж от 6 до 12 лет и 25% - более 12 лет. К 1945 г. 39% руководящего состава "Смерш" 2-го Украинского фронта имели стаж от 7 до 15 лет, а 13,5% - более 16 лет30.

Как видно, в руководящих звеньях "Смерш" несли службу весьма опытные люди, пришедшие в органы госбезопасности в 20-е - 30-е годы XX в., сумевшие пережить чистки 1937 - 1938 гг., а потому новички-армейцы вряд ли способны были составить им конкуренцию. В результате армейцы оседали на нижних ступенях должностной лестницы, а верхние делили кадровые сотрудники НКВД.

Ускоренное получение воинских званий офицерами "Смерш" также было явлением редким. Младшие офицеры составляли 80 - 85% оперработников. Например, к началу 1945 г. в органах "Смерш" 2-го Украинского фронта служили 1592 младших офицера, 210 майоров, 36 подполковников, 9 полковников и 1 генерал. Ясно, что перспективы роста для большинства молодых сотруднков были ограничены и становились призрачными после получения майорского звания. Более того, отдельные оперативники, по признанию отделов кадров, имели заниженные воинские звания из-за неточностей при оформлении документов. Так, оперуполномоченным отдела "Смерш" 322-й стрелковой дивизии Котову и Колотилину в сентябре 1943 г. было присвоено всего лишь звание "лейтенант", хотя оба служили в контрразведке с первых дней войны. Присвоение очередных воинских званий офицерам "Смерш" часто шло с большим опозданием из-за бюрократических проволочек: на 1 сентября 1943 г. в отделах "Смерш" Калининского фронта имели заниженные воинские звания или вовсе их не имели 168 сотрудников; в органах контрразведки 1-го Прибалтийского фронта к началу 1944 г. 45 оперуполномоченных не имели воинских званий - причиной тому стала задержка представления аттестационных материалов из-за передислокации частей31.

Таким образом, принятые в "Смерш" офицеры должны были расстаться с надеждой на легкую карьеру. Их ожидала тяжелая, малозаметная ежедневная работа.

Ко всему прочему переход на службу в контрразведку вовсе не гарантировал офицеру сохранение жизни на войне. Оперуполномоченные "Смерш" (особисты) находились на передовой вместе с "обслуживаемыми" частями, а поэтому участвовали в боях и погибали наравне с другими командирами. Многие особисты погибали в течение нескольких месяцев службы, едва начав работу. По состоянию на 1 марта 1944 г. значились убитыми 3725 сотрудниов фронтовой контрразведки, пропавшими без вести - 3092, ранеными и выбывшими в госпитали - 3520. За годы войны около 11 тыс. сотрудников военной контрразведки были убиты или пропали без вести32. Конечно, у офицера "Смерш" шансов уцелеть было несколько больше, чем у простого пехотинца или командира взвода. Но и потери "Смерш" были высоки: 2-й Украинский фронт за период проведения Днепровско-Карпатской наступательной операции по освобождению Правобережной Украины с 24 декабря 1943 г. по 17 апреля 1944 г. потерял убитыми, ранеными и пропавшими без вести 44,8% личного состава33, а его органы "Смерш" за весь 1944 г. - 19,5% состава. Однако если учесть, что основные потери контрразведки приходились на оперсостав дивизий и бригад, то при сопоставлении количества выбывших из строя в ходе боев с численностью этой группы доля потерь возрастает до 37%34. Всего в ходе войны погибло, умерло от ран, пропало без вести и попало в плен 35% общего числа офицеров Красной армии и Военно-морского флота35.

стр. 142

Кроме гибели существовали и другие причины исключения сотрудников из рядов "Смерш". В архивных документах они обозначены так: "по материалам спецпроверки", "за морально-бытовое разложение", "по должностным преступлениям", "пребывание в плену или окружении". В 1944 г. 7 сотрудников "Смерш" 1-го Украинского фронта были арестованы за совершенные преступления и преданы суду военного трибунала, 33 уволены "с передачей в Красную армию за невозможностью дальнейшего использования", двое уволены как вышедшие из окружения. На 2-м Украинском фронте в том же году девять сотрудников попали под трибунал, 62 были уволены как находившиеся в окружении, 59 уволены "с передачей в РККА" вследствие "обнаружения на них компрометирующих материалов.

Правда, на увольнение из "Смерш" провинившихся сотрудников руководство шло неохотно и только по серьезным причинам. Как представляется, в основном складывались достаточно "щадящие", "ресурсосберегающие" внутрислужебные отношения. Диапазон наказаний за проступки был широк: от самых деликатных форм воздействия до решительного понижения в должности. В 40-й армии 2-го Украинского фронта "почти всех проштрафившихся" оперуполномоченных в качестве наказания из боевых частей отправляли на тыловые объекты. За пять месяцев 1943 г. 13 сотрудников контрразведки Калининского фронта были понижены в должности, в том числе 3 начальника отделов дивизий, 2 заместителя начальников отделов и т.д.36.

Иногда от негодных (или неугодных) сотрудников начальство пыталось избавиться путем выдвижения их на более высокую должность в другом органе "Смерш". Начальник отдела "Смерш" 34-й танковой бригады в служебной характеристике представил своего заместителя капитана К. только с отрицательной стороны, а в выводах указал, что тот заслуживает выдвижения на должность начальника Особого отдела дивизии. При утверждении этой характеристики начальник отдела "Смерш" армии выразил несогласие с продвижением К., но, в свою очередь, ходатайствовал о назначении его помощником начальника отдела корпуса37.

Достаточно скромными были объемы награждений сотрудников "Смерш" орденами и медалями. К наградам военных чекистов могло представлять либо свое руководство за успехи в контрразведывательной работе, либо армейское командирование - за отличие в бою. До 1943 г. армейских контрразведчиков награждали крайне скупо. В первый период войны вообще и в армии, и на флоте к наградам представляли немногих. В 1941 г. награжденные составили 1% численности действующей армии, в 1942 г. - 7%. Из 2053 человека, состоявших на 1 января 1944 г. в органах "Смерш" 1-го Прибалтийского фронта только 92 человека (4%) имели ордена, полученные в 1941 - 1942 годах38. В 1943 г. стратегическая инициатива постепенно перешла в руки Красной армии, а победы предполагали рост масштабов поощрения. Численность награжденных в 1943 г. достигла 32% состава действующей армии. В соответствии с реальным вкладом военной контрразведки в борьбу с противником необходимо было увеличить и количество награждений ее сотрудников. 27 октября 1943 г. Абакумов направил записку на имя Сталина в которой отмечал, что за прошедший период войны армейские чекисты "не награждались правительством, за исключением некоторых из них". В итоге в ноябре были награждены сразу 1656 оперативных сотрудников военной контрразведки, в том числе 1218 человек - орденами39. Но это вовсе не означало, что с данного момента на армейских чекистов обрушился неиссякаемый ливень медалей и орденов. По-прежнему награды имели немногие. Даже Абакумов получил свой первый за время войны орден только в 1944 году. В целом количество награжденных в действующей армии за 1944 г. достигло 65% личного состава, а в подразделениях "Смерш", например, 1-го Украинского фронта были награждены 14,8% сотрудников40.

Как и во всякой иерархизированной структуре в контрразведке действовал универсальный закон прямой зависимости количества и весомости наград, полученных сотрудником, от высоты его служебного положения. В органах "Смерш" 2-го Украинского фронта к 1945 г. имели награды 100% полковников, 100% подполковников, 87% майоров, 67% капитанов, 40% старших лейтенантов, 30% лейтенантов и 23% младших лейтенантов. При этом 5 орденов имел только начальник управления "Смерш" фронта генерал-лейтенант Н. А. Королев (единственный из чекистов фронта кавалер ордена Ленина), по 4 ордена имели 7 офицеров в звании от полковника до майора,

стр. 143

еще 19 старших офицеров имели по 3 ордена, 13% личного состава - по 2 ордена и 36% - 1 орден41.

Сложившаяся во время войны система награждений, по оценке современных исследователей, была далека от совершенства, в ней было много несправедливостей. Не всегда награды соответствовали реальным заслугам, и не всегда проявившие доблесть в бою попадали в списки награжденных42. Так было и в "Смерш". 13 октября 1944 г. группа из 5 сотрудников "Смерш" 2-го Прибалтийского фронта во главе с капитаном М. А. Поспеловым проникла в еще занятую отступавшими немцами Ригу, захватила картотеку агентуры подразделения германской разведки "Абверштелле-Остланд", а затем вела бой с противником до подхода частей Красной армии. Все члены группы были представлены к наградам, но раненый капитан попал в госпиталь и был забыт при награждении. Лишь спустя тридцать лет исправили ошибку, вручив Поспелову орден "Красного Знамени"43. 16 ноября 1944 г. оперуполномоченный "Смерш" Д. И. Вологин своим примером под огнем поднял в атаку батальоны 343-го стрелкового полка, погиб в том бою и был представлен армейским командованием к присвоению звания Героя Советского Союза. В высоких штабах награду сначала заменили на более скромную, а затем и вовсе наградные материалы на убитого оставили без движения. Многие подвиги фронтовых контрразведчиков не были отмечены, как и подвиги сотен тысяч солдат, сражавшихся за Отечество, не думая о наградах. Поэтому есть основания утверждать, что рядовой оперсостав фронтовой контрразведки не превосходил большинство армейских офицеров объемом привилегий.

Подводя общий итог, следует отметить, что кадровую основу "Смерш" составляли работники НКВД с довоенным стажем (сотрудники особых отделов и территориальных управлений). На низовом уровне увеличение численности аппарата и восполнение потерь шло преимущественно за счет армейского элемента, который встраивался в существующую систему и действовал по ее законам. Это свидетельствует о том, что "кадровой революции" в контрразведке с образованием "Смерш" не произошло. Существовала преемственность кадров между спецслужбами госбезопасности мирного времени и контрразведкой "Смерш", а значит - преемственность принципов и методов работы. С другой стороны, на деятельность контрразведки не мог не повлиять массовый приток новых людей из войсковой среды. Карьера тех, кто находился в составе высшего и среднего звеньев руководства контрразведки, строилась по правилам, определявшим "выживаемость" в эпоху чисток и ликвидации врагов народа. Поэтому в военный период в действиях личного состава "Смерш" было неизбежно соединение прежних образцов поведения, основанных на самосохранении, и новых, воинских поведенческих типов, предполагавших жертвенность во имя исполнения долга. В данном случае свойства разнородных частей порождали новое качество целого.

Примечания

1. АБРАМОВ В. Смерш. Советская военная контрразведка против разведки Третьего рейха. М. 2005; БАРАНОВ В. И. СМЕРШ. Будни фронтового контрразведчика. М. 2008; ИВАНОВ Л. Г. Правда о "Смерше". М. 2007; ИВАНОВСКИЙ О. Г. Записки офицера "Смерша". В походах и рейдах гвардейского кавалерийского полка. 1941 - 1945 гг. М. 2006; СЕВЕР А. "Смерть шпионам!" Военная контрразведка "Смерш" в годы Великой Отечественной войны. М. 2009; "Смерш". Исторические очерки и архивные документы. М. 2003 и др.

2. СЕВЕР А. Ук. соч., с. 30.

3. ЛАЗАРЕВ В. И. Руководители органов военной контрразведки МГБ СССР послевоенного периода. - Исторические чтения на Лубянке. 2004 г. М. 2005, с. 142; "Родина". 2008, N 12, с. 118; СЕВЕР А. Ук. соч., с. 376 - 377.

4. КОРОВИН В. В. Советская разведка и контрразведка в годы Великой Отечественной войны. М. 2003, с. 74.

5. АБРАМОВ В. Ук. соч., с. 71; Энциклопедия секретных служб России. М. 2004, с. 244; "Смерш". Исторические очерки и архивные документы, с. 75.

6. "Смерш". Исторические очерки и архивные документы, с. 75; Архив Управления Федеральной службы безопасности по Омской области (АУ ФСБ ОО), ф. 78, оп. 1, д. 11, л. 37; д. 12, л. 19, 21.

стр. 144

7. АУ ФСБ ОО, ф. 78, оп. 1, д. 11, л. 63 - 66; д. 12, л. 31; СЕВЕР А. Ук. соч., с. 36.

8. АУ ФСБ ОО, ф. 78, оп. 1, д. 12, л. 50.

9. Там же, л. 30.

10. Там же, д. 11, л. 63 - 66; д. 13, л. 10 - 13.

11. Там же, л. 60, 70об., 73.

12. Там же, д. 12, л. 30.

13. Там же, д. 11, л. 35.

14. "Смерш". Исторические очерки и архивные документы, с. 75, 78; СЕВЕР А. Ук. соч., с. 42.

15. ИВАНОВСКИЙ О. Г. Ук. соч., с. 82.

16. АУ ФСБ ОО, ф. 78, оп. 1, д. 13, л. 10 - 12; д. 11, л. 63 - 66.

17. Там же, д. 11, л. 70, 73; д. 12, л. 50.

18. Там же, д. 11, л. 49 - 52; д. 12, л. 46; д. 13, л. 3 - 6.

19. АБРАМОВ В. Ук. соч., с. 465, 471; СЕВЕР А. Ук. соч., с. 377, 394, 395, 401.

20. АУ ФСБ ОО, ф. 78, оп. 1, д. 11, л. 24 - 27, 31 - 66; д. 12, л. 1 - 58.

21. Там же, д. 11, л. 48; д. 12, л. 32.

22. Там же, д. 11, л. 57, 66.

23. Там же, д. 12, л. 28.

24. ВОДОЛЕЕВ Г. С. Люди и спецслужбы. СПб. 2008, с. 97.

25. Подсчитано по: АУ ФСБ ОО, ф. 78, оп. 1, д. 11, л. 1 - 4; д. 13, л. 3 - 9.

26. "Смерш". Исторические очерки и архивные документы, с. 80.

27. АУ ФСБ ОО, ф. 78, оп. 1, д. 11, л. 59; д. 12, л. 10, 17, д. 13, л. 3 - 9.

28. Там же, д. 11, л. 33.

29. СЕВЕР А. Ук. соч., с. 385, 397, 398, 457.

30. Подсчитано по: АУ ФСБ ОО, ф. 78, оп. 1, д. 11, л. 63, 69; д. 12, л. 55; д. 13, л. 10 - 12.

31. Там же, д. 11, л. 68; д. 12, л. 16, 33, 49.

32. АБРАМОВ В. Ук. соч., с. 72; "Смерш". Исторические очерки и архивные документы, с. 57; ИВАНОВ Л. Г. Ук. соч., с. 39.

33. Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. М. 1993, с. 198.

34. АУ ФСБ ОО, ф. 78, оп. 1, д. 11, л. 58.

35. Гриф секретности снят..., с. 315.

36. АУ ФСБ ОО, ф. 78, оп. 1, д. 13, л. 8.

37. Там же, д. 11, л. 70; д. 12, л. 10, 49.

38. СМЫСЛОВ О. С. История советских наград. М. 2007, с. 133, 134; АУ ФСБ ОО, ф. 78, оп. 1, д. 12, л. 34.

39. СМЫСЛОВ О. С. Ук. соч., с. 147; "Смерш". Исторические очерки..., с. 57.

40. СМЫСЛОВ О. С. Ук. соч., с. 183; АУ ФСБ ОО, ф. 78, оп. 1, д. 13, л. 1.

41. АУ ФСБ ОО, ф. 78, оп. 1, д. 11, л. 68, 69.

42. См.: ЛЕБЕДИНЦЕВ А. З., МУХИН Ю. И. Отцы-командиры. М. 2006, с. 459, 466, 472; СМЫСЛОВ О. С. Ук. соч., с. 190, 191, 247; и др.

43. СЕВЕР А. Ук. соч., с. 143.



Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/Кадровый-состав-органов-Смерш-1941-1945-гг

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. В. Греков, Кадровый состав органов "Смерш". 1941-1945 гг. // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 22.07.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/Кадровый-состав-органов-Смерш-1941-1945-гг (date of access: 28.10.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Н. В. Греков:

Н. В. Греков → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
404 views rating
22.07.2020 (98 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Генрих VIII Тюдор
Catalog: История 
58 minutes ago · From Беларусь Анлайн
О. Шпенглер и "консервативная революция" в Германии
Catalog: История 
5 days ago · From Беларусь Анлайн
М. КЛИНГЕ. Тень Наполеона. Европа и Финляндия на переломе 1795-1815 гг.
Catalog: История 
7 days ago · From Беларусь Анлайн
Отто Дибелиус и проблема христианской ответственности
7 days ago · From Беларусь Анлайн
Война и общество в XX веке
7 days ago · From Беларусь Анлайн
Либеральные реформы во Франции в 1860-х гг.
7 days ago · From Беларусь Анлайн
Ф. М. Идеи и его труд "Положение бедных" (1797 г.)
Catalog: История 
7 days ago · From Беларусь Анлайн
Александр Николаевич Пыпин
Catalog: История 
13 days ago · From Беларусь Анлайн
Документы наблюдения за П. Н. Милюковым из Архива префектуры парижской полиции
Catalog: История 
13 days ago · From Беларусь Анлайн
А. Б. МАЗУРОВ, А. Ю. НИКАНДРОВ. Русский удел эпохи создания единого государства: Серпуховское княжение в середине XIV - первой половине XV в.
Catalog: История 
16 days ago · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Кадровый состав органов "Смерш". 1941-1945 гг.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones