BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-900

Share with friends in SM

Г. А. Винклер является наиболее ярким представителем социал-демократического направления в германской историографии: известный ученый, профессор, крупнейший специалист по германской истории. Его работы известны за пределами Германии; о Винклере много пишут и российские историки, вокруг его работ идет оживленная дискуссия.

Учился Винклер в Мюнстере, Гейдельберге и Тюбингене, где изучал историю, философию и общественное право. В 25 лет (в 1963 г.) защитил диссертацию на тему "История Немецкой прогрессивной партии в 1861 - 1866 гг.", а в 32 года в Свободном университете Берлина - докторскую диссертацию. На формирование его взглядов оказали влияние такие маститые немецкие историки, как Х. Ротфельс, Т. Шидер, В. Конце и др.

Свою карьеру молодой ученый начал в 1964 г. в Западном Берлине ассистентом в Институте им. Отто Зура, а в 1972 г. стал профессором Фрайбургского университета. Винклер дважды побывал на стажировке в Гарвардском университете (США): в 1967 - 1968 гг. и 1970 - 1971 гг. 19 лет, проведенные в университете Фрайбурга, были, пожалуй, самыми продуктивными в научном плане. Здесь он написал и опубликовал трехтомник по истории рабочего движения в Германии 1918 - 1933 гг.1 и фундаментальный труд по истории первой германской республики2. Благодаря этим работам Винклер стал одним из ведущих специалистов по истории Веймарской республики.

После объединения Германии в 1991 г. он занял должность профессора кафедры новейшей истории Гумбольдского университета в Берлине, где ему и его коллегам пришлось перестраивать весь процесс обучения и преподавания истории.

"Новый" берлинский период в жизни и творческой деятельности ученого примечателен появлением двух двухтомников: "Долгая дорога на Запад"3 и "История Запада"4. Они свидетельствуют о его необычайном трудолюбии и масштабном взгляде на германскую и всеобщую историю. Публикация этих трудов вызвала положительные отклики. Двухтомник "Долгая дорога на Запад" посвящен решению германского вопроса на про-


Ерин Михаил Егорович - доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой всеобщей истории Ярославского государственного университета им. П. Г. Демидова.

1 Winkler H.A. Von der Revolution zur Stabilisierung. Arbeiter und Arbeiterbewegung in der Weimarer Republik. 1918 bis 1923. Berlin - Bonn, 1984; idem. Der Schein der Normalitat. Arbeiter und Arbeiterbewegung in der Weimarer Republik. 1924 - 1930. Berlin - Bonn, 1985; idem. Der Weg in die Katastrophe. Arbeiter und Arbeiterbewegung in der Weimarer Republik. 1930 bis 1933. Berlin -Bonn, 1988 - 1990.

2 Winkler H.A. Weimar 1918 - 1933. Die Geschichte der ersten deutschen Demokratie. Munchen, 1993. См. рецензию на русское издание книги В. П. Любина в N 5 нашего журнала за 2013 г.

3 Winkler H.A. Der lange Weg nach Westen. Bd. 1. Deutsche Geschichte vom Ende des Alten Reiches bis zum Untergang der Weimarer Republik; Bd. 2. Deutsche Geschichte vom "Dritten Reich" bis zur Wiedervereinigung. Munchen, 2000.

4 Winkler H.A. Geschichte des Westen. Von den Anfangen in der Antike bis zum 20. Jahrnundert. Munchen, 2009; idem. Geschichte des Westen. Die Zeit der Weltkriege. 1914 - 1945. Muinchen, 2011.

стр. 66

тяжении 184 лет, вплоть до начала 90-х годов XX в., а "История Запада" - обобщающей истории Европы и США. По мнению автора, в центре германской истории XIX-XX в. -проблема "соотношения демократии и нации в Германии"5. Для германской истории характерно наличие имперской идеи, которая обосновывала уникальность государственного образования, объединившего немцев. Имперская идея оказалась связующим звеном между А. Гитлером и образованной частью Германии.

30 января 1933 г. рейхспрезидент П. Гинденбург назначил Гитлера рейхсканцлером. Сам факт назначения наносил удар по демократической республике: в результате передачи власти Гитлеру Германия перестала быть конституционно-правовым государством. Винклер считает, что альтернатива Гитлеру-канцлеру существовала вплоть до последнего дня. Гинденбург мог предотвратить катастрофу, просто предпочтя другого канцлера на пост главы правительства. Вплоть до января 1933 г. президент противился канцлерству Гитлера. Но под давлением ближайших советников изменил свою позицию. Вероятно, сыграло свою роль личное разочарование канцлером К. Шлейхером. Таким образом, Винклер возлагает на Гинденбурга и его окружение большую часть ответственности за назначение Гитлера канцлером6. По его мнению, республика ни в коем случае не распалась бы сама по себе, ее намеренно выдали смертельным врагам. Чтобы предотвратить катастрофу 1933 г., нужно было добиться согласия между президентской властью и демократическим меньшинством парламента. Но даже этот минимум не был достигнут, что и открыло Гитлеру путь к власти.

Винклер считает, что парламентская демократия рухнула только там, где она была провозглашена в 1918 - 1919 гг., в старых демократиях фашистские движения не смогли получить массового базиса, как это случилось в Германии или Италии. Не случайно он признает связь Ноябрьской революции 1918 г. с установлением нацистской диктатуры 1933 г., объясняя ее незавершенностью буржуазно-демократических преобразований, не затронувших позиций монополистической буржуазии и крупных аграриев7.

Трудно не согласиться с мнением ученого, что жестокая борьба двух рабочих партий - Коммунистической партии Германии (КПГ) и Социал-демократической партии Германии (СДПГ), - раскол рабочего движения облегчили триумф Гитлера. Католическая партия Центр и Баварская народная партия поддержали "национальное правительство" Гитлера, считая его "наименьшим злом" по сравнению с ушедшим в отставку рейхсканцлером Шлейхером, заявляя при этом, что он добился власти "легальными средствами". Лидеры СДПГ также не видели оснований для акций против правительства Гитлера, считая, что оно было создано на основе конституции. Правда, пишет автор, в январе 1933 г. от решений социал-демократов уже ничего не зависело8.

Винклер признает, что только коммунисты сочли необходимым выступить против национал-социалистов. ЦК КПГ призвал СДПГ, свободные профсоюзы, Союз служащих провести совместно генеральную стачку против фашистской диктатуры Гитлера, А. Гутенберга, Ф. Папена, против разгрома рабочих организаций за свободу рабочего класса. К сожалению, этот призыв не поддержали. Оправдывая позицию СДПГ, Винклер пишет, что 30 января 1933 г. единый пролетарский фронт был таким же безнадежным риском, как и 20 июля 1932 г., когда был осуществлен государственный переворот в Пруссии. С этим трудно согласиться. При этом автор винит во всем только коммунистов: их действия в случае объявления генеральной стачки привели бы к гражданской войне, которая могла бы закончиться только кровавым поражением рабочих9. Вместо рабочих вечером 30 января на улицы Берлина и других городов вышли "коричневые батальоны" Гитлера.


5 Winkler H.A. Der lange Weg nach Westen, Bd. 1, S. 1.

6 Winkler H.A. Geschichte des Westen. Die Zeit der Weltkriege, S. 632.

7 Winkler H.A. Weimar 1918 - 1933, S. 601.

8 Winkler H.A. Die Vermeidung des Bturgerkrieges. Zur Kontinuitat sozialdemokratischen Politik in der Weimarer Republik. - Nation und Geselschaft in Deutschland. Munchen, 1996, S. 303.

9 Winkler H.A. Der lange Weg nach Westen, Bd. 1, S. 548.

стр. 67

Немецкие историки выделяют этапы развития нацистской диктатуры. Так, Н. Фрай пишет о трех фазах развития "государства фюрера": формирование, завершившееся "ночью длинных ножей" (январь 1933 - конец июня 1934 г.), консолидация (1935 - 1938 гг.) и жесткая радикализация после начала Второй мировой войны10. Винклер весь период существования Третьего рейха называет "немецкой катастрофой". Анализируя фашизм, историк, по его мнению, должен найти ответы на три вопроса: чем объясняется тот факт, что в одних государствах установились фашистские режимы, в других - либерально-демократические институты сумели отстоять свою власть? в чем специфическое содержание фашистской политики и какими факторами оно определяется? каково историческое место фашизма и его взаимодействие с другими властными структурами11? Отвечая на эти вопросы, автор делает два важных вывода: первый, фашизм победил в тех странах, где сложились своеобразные обстоятельства, вытекающие во многом из прошлой истории; второй, условия возникновения фашизма связаны с феодализмом и абсолютизмом настолько же, насколько с капитализмом12. Винклер отмечает, что кризис европейской демократии в межвоенный период не ограничивался только государствами, перешедшими к авторитарным или фашистским диктатурам, он охватил также большинство стран старых диктаторских традиций.

В своих работах Винклер особо выделяет период с 30 января по 14 июля 1933 г., назвав его "захватом власти". Именно в этот период нацисты уничтожили все демократические институты Веймарской республики, все политические партии и организации, развязали террор против своих политических противников, установили однопартийную диктатуру. Гитлер, пишет ученый, рассматривался в Германии как спаситель немцев и германской расы. А спасать немцев он хотел не только от позора Версальского договора, марксизма, либерализма и парламентаризма, но также от зла, которое совершалось под различными масками, чтобы скрыть свою разрушительную суть: международного еврейства. Гитлер утверждал, что марксизм помог еврейству обуздать рабочий класс. Поэтому вырвать рабочего из-под влияния международного марксизма и склонить его на защиту нации могут только нацистское движение и фюрер13.

Винклер, рассуждая о диктатурах XX в., дает негативную характеристику государственным режимам фашистской Италии, Советского Союза и нацистской Германии, считая, что это были тоталитарные режимы - диктатуры нового типа. При этом автор не отмечает, чем отличался сталинский режим в СССР от фашизма в Италии и национал-социализма в Германии14.

Что же было общего между итальянским фашизмом и национал-социализмом? Обе страны весьма поздно завоевали свое национальное единство во второй половине XIX в., еще позднее стали колониальными державами, имели регионы, сильно различавшиеся по развитию: в Италии это Север и Юг, в Германии - Запад и Восток. Заметим, что в Германии не было такого сильного регионального отличия, как в Италии. Накануне 1914 г. они пережили лишь частичную демократизацию. Италия, правда, была парламентской монархией и в 1912 г. получила новый избирательный закон, предоставлявший избирательное право грамотным мужчинам с 21 года, прочим - по достижении или 30 лет, или после прохождения службы в армии. В Германии же всеобщее равное избирательное право для мужчин было провозглашено в 1918 г., а парламентской монархией рейх стал только в октябре 1918 г., когда пришло понимание неизбежности военного поражения. В революции 1919 г. речь шла о большей демократии: о введении избирательных прав для женщин, демократизации избирательного права в отдельных землях и полном преобразовании парламентской правительственной системы. В обе-


10 Фрай Н. Государство фюрера. Национал-социалисты у власти. Германия: 1933 - 1945. М., 2009.

11 Winkler H.A. Revolution. Staat. Faschismus. Jottingen, 1978, S. 67.

12 Ibid., S. 6 - 7, 83.

13 Winkler H.A. Der lange Weg nach Westen, Bd. 2, S. 1.

14 Winkler H.A. Geschichte des Westen. Die Zeit der Weltkriege, S. 1211, 1204, 1205, 1206.

стр. 68

их странах процветали радикальный национализм, антимарксизм, антилиберализм, наблюдалась милитаризация внутриполитической жизни, насаждался культ мужества и силы. Оба движения обязаны своим происхождением унизительным итогам Первой мировой войны: национал-социалисты винили в поражении в войне "ноябрьских преступников", нанесших "удар кинжалом в спину", а итальянские фашисты считали, что у Италии была "украдена победа", она стала "побежденной среди победителей". Италия избежала революции, но пережила острейший кризис, вошедший в историю страны под названием "красного двухлетия". Итальянский фашизм и немецкий национал-социализм вследствие проигранной войны придерживались крайнего национализма.

Обе партии понимали необходимость борьбы с "красной революцией по образцу русских большевиков", успешно используя для этого раскол марксистского рабочего движения. Обе партии с невероятной жестокостью расправлялись с политическими противниками, пропагандировали культ героизации своих вождей, прославляли мужественность и солдатскую добродетель, создали режимами видимость плебисцитарной законности. Так, по мнению Винклера, национал-социализм был не только "германским фашизмом", но и политической религией, претендовавшей на умы всех слоев населения. Он был в любом отношении более экстремистским и тоталитарным, обладал абсолютной монополией власти, чем римский образец, который был вынужден до конца договариваться с монархией и военными. Итальянский фашизм не питал фанатической ненависти к евреям, которая была центральным пунктом в "мировоззрении" Гитлера15.

Винклер утверждает, что еще до 1913 г. Гитлер стал антисемитом, а в поражении Германии в Первой мировой войне винил марксизм и евреев, непримиримым же врагом евреев он стал тогда, когда решил стать политиком. Конечной целью Гитлера было непоколебимое стремление вообще ликвидировать евреев. "Позитивной" стороной такой политики была борьба за расовую чистоту великого германского рейха в будущем16.

Автор считает, что "социализм" нацистов долгое время отпугивал многих буржуазных избирателей. НСДАП своим успехом обязана больше демагогическим способностям своего фюрера и его сторонников, чем финансовой поддержке промышленников и банкиров17. Историк выступает против тезиса о том, что фашизм являлся инструментом монополистического капитала. Однако он не объясняет, откуда же поступали столь значительные средства на проведение нацистами многочисленных избирательных кампаний, на содержание партийной армии СА, на издание партийной прессы. Ведь все это требовало колоссальных расходов.

Успеху нацистов способствовали требования ревизии послевоенного международного порядка, находившие широкую поддержку у населения. Нацисты настаивали в радикальной форме на объединении с Австрией, нарушая таким образом статьи Версальского и Сен-Жерменского договоров. По мнению Винклера, со времен Первой мировой войны все политические направления, за исключением убежденных марксистов, говорили о "народном сообществе": консерваторы, либералы, профсоюзные лидеры, социал-демократические реформаторы. Но только нацисты стали радикальными представителями этого лозунга. Они заявили о необходимости уничтожить марксизм, потому что призыв к классовой борьбе исключался из "народного сообщества". Кроме того, нацисты истолковывали (это отличало их от всех других партий Веймарской республики) "народное сообщество", с точки зрения расовых представлений: в национал-социалистическом "народном сообществе" не будет места ни евреям, ни цыганам, ни другим гражданам, признанным неполноценными, а только "арийским" немцам. К этому следует добавить, что нацисты в спекулятивных целях использовали броское понятие "третий рейх", позаимствовав его у одного из идеологов "консервативной революции" Артура Мёллера Ван ден Брука. После Священной Римской империи германской нации и малогерманского рейха, созданного О. Бисмарком, вновь должен быть создан


15 Ibid., S. 1206 - 1209.

16 Winkler H.A. Der lange Weg nach Westen, Bd. 2, S. 2 - 3, 4.

17 Ibid., S. 5.

стр. 69

Великогерманский третий рейх немцев, куда должна быть включена Австрия. Миф о "тысячелетнем рейхе" Гитлер попытался поставить на службу своего господства18.

Винклер убежден, что фашистская верхушка - клика деклассированных авантюристов, манипулирующих по своему усмотрению одураченной массой и навязывающих свою волю традиционным элитам. Но это вовсе не означает, что национал-социализм можно объяснить исключительно личностью Гитлера, хотя полностью игнорировать эту фигуру также было бы неверным. Он читает, что в Гитлере своеобразно переплелись три социальных общественных типа. По мировоззрению - он мелкий буржуа, проникнутый духом германского национализма и антисемитизма. В психологическом ракурсе он воплощал тип человека, который ненавидел буржуазное общество в силу своего люмпенского происхождения, но одновременно жаждал не только быть признанным в этом обществе, но и повелевать им. Наконец, война навсегда отравила его ядом милитаризма. Только учитывая все эти объективные и субъективные факторы, можно найти ответ на вопрос - почему в фашизме так много иррационального, неподвластного разумной логике. Во многом, по мнению Винклера, это вызвано тем, что политика, основанная на чисто идеологических принципах, в конце концов подчинила себе экономику и опрокинула расчеты представителей промышленной буржуазии и земельной аристократии, которые решающим образом содействовали приходу фашистов к власти, но не смогли удержать их под своим влиянием и контролем в дальнейшем. Стратегические цели нацизма не были продиктованы конкретными экономическими интересами ни крупного капитала, ни средних слоев. Хотя идеология национал-социализма имела среднесословные корни, политические цели руководителей фашистского движения не выражали ничьих интересов, кроме собственных. А поскольку это была группа деклассированных элементов, то вопрос социальной природы нацизма лишается смысла вообще19. Трудно с этим согласиться. В своем дальнейшем рассуждении Винклер верно отмечает, что Гитлер воспользовался диктаторскими полномочиями рейхспрезидента, чтобы чередой радикальных мер в феврале и марте 1933 г. уничтожить основные демократические права. На следующий день после провокационного поджога рейхстага 27 февраля президент Гинденбург подписал печально известный "Указ о защите народа и государства", отменявший важнейшие демократические статьи Веймарской конституции. Этот указ стал важнейшим законом нацистского режима, заменившего правовое государство. Он никогда не отменялся и действовал вплоть до 1945 г. Террор и оглушительная нацистская пропаганда определили результаты выборов в рейхстаг 5 марта: НСДАП получила 43,9% голосов, а Немецкая национальная народная партия (НННП), партнер по коалиционному правительству Гитлера, 8% голосов. Набрав вместе 51,9%, национал-социалисты назвали эту победу "национальной революцией".

Ее последствиями стали "унификация" земель, завоевание власти в городах и общинах, назначение своих рейхскомиссаров. Все эти мероприятия сопровождались жесткими репрессиями. По свидетельству Винкера, только в Пруссии в марте 1933 г. было арестовано и оказалось в тюрьмах 20 тыс. человек. В конце июля, когда репрессии пошли на убыль, во всем рейхе насчитывалось 27 тыс. "арестованных"; в Пруссии еще оставалось около 15 тыс. человек. Статистики о том, сколько в первые месяцы Третьего рейха было убито в пыточных подвалах СС и СА, нет20. К "национальной революции" относится также бесчисленное количество погромов.

Мощный удар по парламентской правительственной системе был нанесен 23 марта 1933 г., когда рейхстаг проголосовал за предоставление правительству Гитлера чрезвычайных полномочий (441 - за, против - 94). Рейхстаг лишился роли высшего законодательного учреждения государства. Более того, рейхспрезидент был теперь почти


18 Ibid., S. 6 - 7.

19 Winkler H.A. Revolution. Staat. Faschismus, S. 65 - 117.

20 Winkler H.A. Der lange Weg nach Westen, Bd. 2, S. 10. По свидетельству самого историка, до конца 1934 г. было убито около 2 тыс. коммунистов. В 1933 - 1934 гг. число арестованных коммунистов составило около 60 тыс., а в 1935 г. еще 15 тыс. - Ibid., S. 42.

стр. 70

лишен власти, хотя в законе и говорилось, что его права остаются неприкосновенными. Веймарская конституция по существу перестала действовать, да и самого конституционного государства уже не стало. Это был важный этап на пути консолидации и укрепления диктатуры Гитлера, с тех пор правительство держало в руках всю исполнительную и законодательную власть. Ни один депутат из рядов католических и либеральных парламентариев, пишет историк, не голосовал против закона о чрезвычайных полномочиях, опасаясь не только за свою жизнь, но и за существование своих партийных организаций. Они, видимо, надеялись, что закон о чрезвычайных полномочиях удовлетворит аппетиты Гитлера и укрепит "государство" в противовес "движению".

Только депутаты от СДПГ, пишет ученый, смогли сказать "нет" закону о чрезвычайных полномочиях и спасти не только собственную честь, но также честь социал-демократии, первой немецкой республики и вообще немецкой демократии21. При этом он отмечает любопытный факт: некоторые депутаты от СДПГ в кулуарах даже благодарили депутатов-центристов за их "да" во время голосования по закону о чрезвычайных полномочиях. В случае провала закона с большой долей вероятности можно предположить, что с рейхстагом расправились бы. Видимость легальности способствовала видимости законности и гарантировала нацистскому режиму лояльность большинства, в том числе, и это особенно важно, чиновничества.

После принятия закона о чрезвычайных полномочиях последовала первая большая акция: бойкот 1 апреля еврейских магазинов. По мнению Винклера, нацистское руководство хотело, во-первых, "выпустить пар", разрядив таким образом обстановку в "низах", во-вторых, продемонстрировать свою реакцию на резкую критику со стороны еврейских организаций, а также либеральных и социалистических газет во всем мире на мартовские погромы. Следующим шагом стало принятие 7 апреля закона о государственных служащих, который был направлен против всех чиновников Веймарской республики, состоявших или поддерживающих левые партии, а также против "неарийцев". Закон позволил уволить неугодных нацистам служащих. По мнению Винклера, им закончилась фаза "диких чисток" государственной службы и началась "упорядоченная" и обширная чистка государства.

Жертвами этой чистки стали сотни преподавателей высших учебных заведений. Берлинский и Франкфуртский университеты потеряли почти треть преподавательского корпуса, Гейдельбергский - одну четвертую, университет в Бреслау - более одной пятой. Свое место по расистским и политическим причинам потеряли известные физики, химики, философы, юристы, социологи, экономисты, психологи и многие другие, а ведь среди них были лауреаты Нобелевской премии. Большинство уволенных эмигрировали, ряд институтов был распущен22. Чистка коснулась и студенчества. Избавлялись от "неарийских" студентов, членов КПГ или симпатизировавших ей. Неугодные ректоры заменялись теми, кто принял нацистский режим. Война велась против всех, кого нацисты считали "ненемцами", "декадентами" и "разложившимися". Чистке были подвергнуты радио, кино, театры, пресса. Власть Гитлера и НСДАП стремительно расширялась. Оппозиция была раздавлена. В результате уничтожения всех политических партий и массовых организаций 14 июля 1933 г. правительством Гитлера был принят закон, который закрепил полную политическую монополию НСДАП и провозгласил однопартийное государство. Сам Гитлер, казалось, был удивлен, как мирно скончалось многопартийное государство. Это был новый триумф Гитлера и важный этап на пути нацистской унификации и укрепления гитлеровского режима.

В трудах немецких историков события лета 1934 г. считаются рубежными. Речь идет о "путче 1934 г." и смерти 2 августа рейхспрезидента Гинденбурга. Акция против штурмовиков Э. Рёма 30 июня закончилась истреблением сторонников Гитлера самим же Гитлером и его приближенными Герингом, Геббельсом и Гиммлером. По мнению Н. Фрая, после 30 июня 1934 г. завершился процесс формирования нового государс-


21 Winkler Н. А. Der Weg in die Katastrophe, S. 906.

22 Ibid., S. 15.

стр. 71

тва и открылась эпоха консолидированного господства23. "Ночь длинных ножей", пишет Винклер, многие немцы рассматривали как акт возмездия. Победителями же в результате помимо самого Гитлера оказались рейхсвер и СС. Охранные отряды СС Гиммлера стали превращаться в государство в государстве, а руководство рейхсвера добивалось своей монополии как оруженосца нации. Кровавую расправу Гитлера полностью оправдывал известный юрист Карл Шмит, профессор государственного права. Он даже опубликовал статью под названием "Фюрер защищает право". В ней профессор обосновывал, почему Гитлер "верховный судья": "истинный вождь всегда является также судьей", "из вождизма вытекает судейство", "фюрер не подчиняется правосудию, но сам является высшей справедливостью"24. Таким образом, закон в Третьем рейхе представлял собой не более чем "юридическую формулировку исторической воли фюрера"25.

Смерть Гинденбурга, замечает Винклер, дала Гитлеру шанс значительно расширить принцип фюрерства. Последнее пожелание Гинденбурга восстановить монархию Гогенцоллернов "господин рейхсканцлер", конечно, не выполнил, она была несовместима с его мнением о собственном фюрерстве. Пост президента был объединен с постом рейхсканцлера. Личная полнота власти Гитлера со 2 августа 1934 г. достигла масштаба, которого не было со времени абсолютизма. "Захват власти" институционально закончился26.

О том, как Гитлер готовил и развязал Вторую мировую войну, рассказано в разделе "Немецкая катастрофа, 1933 - 1945". Путь к войне оказался недолгим. Начиная с 1935 г. Гитлер грубейшим образом нарушал условия Версальского мирного договора. Первым стало введение 16 марта 1935 г. всеобщей воинской повинности и комплектование на этой основе полумиллионной армии (конкретно 550 тыс. человек) из 36 дивизий, т.е. в пять раз больше численности, разрешенной Версальским договором. Теперь германские вооруженные силы - рейхсвер - сменили и название: появился вермахт.

7 марта 1936 г. германские войска вторглись в Рейнскую демилитаризованную зону. Авантюра Гитлера удалась, а расчет на бездействие гарантов Версальского и Локарнского (1925 г.) договоров оказался верным. Рейнский кризис оказался прелюдией к безудержной экспансии, к мировой войне. Автор отмечает, что внутри Германии эта неожиданная акция и ее успех невероятно подняли авторитет Гитлера, став его триумфом. На "съезде чести" в сентябре 1936 г. фюрер выступал как "национальный спаситель", олицетворявший мифическое единство вождя и народа, "спасителя немцев и мира от "большевизма"".

К началу "съезда чести", уверен Винклер, Гитлер уже имел тайный военный план. В секретном меморандуме к Четырехлетнему плану перестройки всей германской экономики (август 1936 г.) ставились две задачи: германская армия в течение четырех лет должна стать боеспособной, а германская экономика - быть готовой к войне. Чтобы успешно воевать, Германия до 1940 г. должна достигнуть полномасштабной автаркии -это необходимое условие для завоевания нового жизненного пространства. Четырехлетний план, заключает ученый, означал переход к национал-социалистическому государственному капитализму: влияние режима на экономику приобрело новое качество27.

Заметной вехой на пути к войне были события конца января - начала февраля 1938 г. В последнюю неделю января Гитлер уволил двух высших военачальников: военного министра фельдмаршала В. фон Бломберга и главнокомандующего сухопутными войсками генерал-полковника барона В. фон Фрича. Благодаря афере вокруг Бломберга и Фрича, полагает Винклер, Гитлер как верховный главнокомандующий сконцентрировал в своих руках всю полноту власти. В начале февраля произошла замена в руководстве министерства иностранных дел и экономики.


23 Фрай Н. Указ. соч., с. 73.

24 Winkler H.A. Der lange Weg nach Westen, Bd. 2, S. 37 - 38.

25 Кершац Я. Гитлер. Ростов-на-Дону, 1997, с. 117.

26 Winkler H.A. Der lange Weg nach Westen, Bd. 2, S. 39.

27 Ibid., S. 51.

стр. 72

Неожиданным для всех стал аншлюс 13 марта 1938 г. Австрии. Никакого военного сопротивления оказано не было, и Австрия превратилась в провинцию германского рейха. Это стало поворотным событием для крушения Версальской системы. В марте 1938 г. появился Великогерманский рейх. Гитлер выполнил страстное желание всех немцев.

Гитлер расценивался теперь многими немцами, которые до сих пор не доверяли ему, как государственный деятель, который закончил дело Бисмарка, упразднил надлом 1866 г. и навел мост к первому рейху немцев, погибшему в 1806 г. Фюрер ликвидировал Версальский и Сен-Жерменский договоры, осуществил право немцев самим решать свою судьбу. Таково было преобладающее мнение тех, кто отдал за него свои голоса 10 апреля 1938 г. во время "свободного плебисцита"28.

По мнению Винклера, серьезная опасность большой европейской, а, возможно, и Второй мировой, войны привела к тому, что впервые летом 1938 г. влиятельные военные, дипломаты и известные консерваторы выступили против планов Гитлера захватить чешские земли, поскольку считали, что Германия неспособна противостоять западным державам. Оппозиция, похоже, и не предполагала, что Англия и Франция поступятся собственными интересами и скорее принесут Чехословакию в жертву, чем вступят в войну. Историк признает, что для консервативного правительства в Лондоне консервативная оппозиция в Берлине была не особенно привлекательной альтернативой Гитлеру, поскольку в нацистской Германии оно видело бастион против большевизма. Если кто-либо и проявлял симпатии в консервативных кругах Запада к Третьему рейху Гитлера после 1933 г., то только по причине воинствующего антибольшевизма.

О Мюнхенской конференции Германии, Италии, Англии и Франции 29 сентября 1938 г. и соглашении, подписанном по ее окончании 30 сентября, написано много. Итогом конференции, как известно, стало расчленение Чехословакии. То, что осталось от нее, было оккупировано Германией 15 марта 1939 г. в нарушение самого Мюнхенского договора. Эту конференцию называют "прологом Второй мировой войны", "коронацией войны", "сговором западных держав с Гитлером", "капитуляцией перед Гитлером", "наглядным проявлением пагубной политики умиротворения агрессора", "одним из самых позорных эпизодов британской истории". Винклер не разделяет мнение историков, считающих, что в сентябре 1938 г. Великобритания, Франция и Италия стремились спасти мир в Европе. Оценивая позицию Гитлера по отношению к Мюнхенскому соглашению, он полагает, что фюрер был одновременно и победителем, и проигравшим. Он хотел взять голыми руками, т.е. не встречая сопротивления, не только заселенную немцами Судетскую область. Гитлер планировал нападение вермахта на Прагу, полное уничтожение чехословацкого государства и присоединения к Третьему рейху Богемии и Моравии. Он этого не добился из-за посреднической позиции Муссолини, его лишили военного триумфа, который принесла бы локальная война с чехами. Однако конференция убедила Гитлера в своей безнаказанности29.

Автор отмечает, что, к сожалению, для Чехословакии итог Мюнхенской конференции был просто катастрофическим: она была брошена западными державами в качестве жертвы на алтарь "умиротворения", потому что они не были готовы противостоять Германии, полагая, что можно "откупиться" от войны Чехословакией, удовлетворив экспансионистские притязания Гитлера. Советский Союз не был приглашен на Мюнхенскую конференцию. Западным державам казалось, что они смогут легко преодолеть политические противоречия между демократией и фашизмом и быть заодно против СССР.

После подписания Мюнхенского соглашения большинство немцев верило, что Гитлер справился с тяжелым международным кризисом без войны. Иначе думал диктатор, поскольку знал, что это не конец пути, а только начало и "следующая война будет войной мировоззренческой, т.е. осознанно войной народной и расовой"30.


28 Ibid., S. 55.

29 Ibid., S. 60, 61.

30 Ibid., S. 63.

стр. 73

Винклер в своих работах избегает сопоставления и противопоставления Мюнхенского договора и пакта Молотова - Риббентропа (23 августа 1939 г.), как это делается во многих исследованиях. Отметим, что спор историков вокруг пакта продолжается31, высказываются взаимоисключающие оценки, а последствия договора до сих пор оказывают влияние на современные международные отношения. Пакт Молотова - Риббентропа, пишет Винклер, формально толкал Гитлера к нападению на Польшу - перспектива, которая не пугала Сталина. Ведь он получал не только огромную территорию, чего не мог предложить ему Запад, но выигрывал время, чтобы дальше вооружаться и лучше подготовиться на случай, если Гитлер вернется к своей цели: расширить германское жизненное пространство за счет СССР. Предотвратил бы Сталин осенью 1939 г. войну, если бы подписал соглашение с Англией и Францией, - неизвестно. Идеологически было трудно обосновать союзный договор с Германией Гитлера. Ведь фюрер никогда не скрывал, что "Германия является бастионом Запада против большевизма". По мнению автора, Гитлеру в отличие от Сталина, которому удалось быстро склонить многих недовольных коммунистов на Западе к поддержке пакта, было нелегко объяснить своим возмущенным поклонникам союз с мировоззренческим противником. 31 августа Гитлер отдает приказ о начале 1 сентября 1939 г. в 4 часа 45 минут войны против Польши. В Германии, считает историк, воля к миру была сильнее, чем к войне. Преобладающее большинство соотечественников ожидало, что фюрер не развяжет воину32.

Тема войны в трудах ученого детально проанализирована. Он масштабно показал преступления нацизма. Война и экспансия были неразрывно связаны с выживанием нацистской диктатуры, поэтому вину за развязывание Второй мировой войны фюрер возложил на западные демократии и евреев. Связь между евреями и войной занимала доминирующее место в рассуждениях диктатора. Не английский народ в целом несет ответственность за войну, а "еврейско-плутократические и демократические господствующие слои", которые ненавидят новый германский рейх и хотят видеть все народы мира только в качестве послушных рабов33.

Война с Польшей была недолгой. Вермахт нанес быстрый сокрушительный удар по противнику, впервые осуществив блицкриг. Последовал четвертый в истории раздел Польши, а польское государство на время исчезло с исторической арены. Между нацистской Германией и Советским Союзом были установлены сферы влияния на Европейском континенте. Война против Польши не была более европейской "нормальной войной", а первой "фёлькише" войной в Европе34. Винклер кратко, но ярко показал бесчинства, творимые немецкими войсками в Польше, направленные на физическое устранение тысяч поляков и польских евреев. Нацисты, да и многие немцы, считали поляков и "восточных евреев" недочеловеками, расово неполноценными существами.

В апреле 1940 г. началось вторжение германской армии в Норвегию и Данию, завершившееся их капитуляцией. В результате шестинедельной войны были завоеваны Нидерланды, пала Бельгия, разгромлена французская армия. Череда побед смыла позор 1918 г. и Первой мировой войны. Вход немецких войск в Париж вызвал небывалое ликование во всех частях рейха. Лето 1940 г. стало кульминацией популярности Гитлера. Как отмечает Винклер, академическая Германия была не в меньшем восторге от его успехов. В подтверждение он цитирует известного немецкого историка Ф. Майнеке, "разумного республиканца", с большим предубеждением относившегося к Гитлеру и национал-социализму, который выражает свои радость, восхищение и гордость за немецкую армию и возвращение Страсбурга: "Как не может от всего этого не биться сер-


31 Международный кризис 1939 года в трактовках российских и польских историков. М., 2009.

32 Winkler H.A. Der lange Weg nach Westen, Bd. 2, S. 68, 70.

33 Ibid., S. 72.

34 Ibid., S. 75.

стр. 74

дце. Это все же удивительно и, вероятно, является большим позитивным достижением Третьего рейха, за четыре года заново создать такую миллионную армию и сделать ее способной к таким успехам"35. Нацистский режим и войну поддержали многие, если не большинство немецких историков.

Опираясь на документы, Винклер справедливо пишет о захватнических планах Германии в отношении СССР, о "расово-идеологической войне на уничтожение", "о решающей борьбе двух мировоззрений и рас". Гитлер предупреждал свое военное руководство, что война на Востоке будет вестись иначе и резко отличаться от войны на Западе. Война против СССР должна вестись с "неслыханной жестокостью" (a'la Сталин). На Востоке сама жестокость - благо для будущего36. Речь Гитлера весной 1941 г. вновь напоминала "боевые времена" 1933 г. Винклер не разделяет тезис о превентивной войне вермахта против Советского Союза, согласно которому будто Гитлер опередил нападением на СССР уже запланированное нападение Сталина на Германию37.

Большинство немцев, подчеркивает автор, были ошеломлены новым развитием событий и оказались под сильным впечатлением первых и быстрых военных успехов вермахта над Красной Армией. Среди тех, кто радовался нападению на Советский Союз, были евангелические и католические священники, благодарившие Гитлера за то, что он призвал "немецкий народ и народы Европы к решающему военному походу против смертельного врага любого строя и всей западно-христианской культуры", на "священную войну за отечество и народ, за веру и церковь, за Христа и его святой крест". Справедливый характер войны против безбожного большевизма доказывал К. А. граф фон Гален, епископ Мюнхена, одобряя действия фюрера и рейхсканцлера, разорвавшего "русский пакт"38.

Моральную поддержку Гитлер получил также от немецкой исторической науки. Историки обосновывали "европейский поход против большевизма" необходимостью цивилизовать восточное пространство и приобщить его к европейской культуре. Винклер отмечает искренность их позиции, подчеркивая, что историки не во всем были согласны с Гитлером39.

Большое место в работах отводится проблеме Холокоста. При этом отмечается, что принятие в сентябре 1935 г. Нюрнбергских расовых законов против евреев не встретило протестов со стороны немцев, так как законная форма была соблюдена. В то же время еврейские погромы во время "хрустальной ночи" 9 ноября 1938 г. не пользовались популярностью, а вот передача еврейской собственности арийцам, массированное перераспределение еврейских состояний находило массу стронников. Вторжение в СССР Винклер связывает с уничтожением европейских евреев. "Окончательное решение еврейского вопроса" было одной из целей войны против Советского Союза. Через три недели после нападения на СССР, 15 июля 1941 г., Гиммлер как имперский комиссар по укреплению германского народного духа представил первый вариант "Генерального плана Ост" - проекта гигантского "выселения" народов Восточной Европы. Впоследствии план уточнялся. 31 млн. населения следовало изгнать в Западную Сибирь, а 14 млн. "расовополноценных" оставались на своих местах проживания.

"Айнзатцкоманды" совершали на оккупированной территории страшные преступления. Приводимые цифры свидетельствуют, что за первые пять месяцев Восточной кампании было уничтожено примерно 500 тыс. евреев. Состоявшаяся в Ванзее 20 января 1942 г. конференция руководства СС обосновала геноцид и взяла курс на уничтожение


35 Ibidem.

36 См.: Vernichtungskrieg. Verbrechen dem Wehrmacht 1941 bis 1944. Hamburg, 1995, S. 29; Откровения и признания. Нацистская верхушка о войне "третьего рейха" против СССР. Секретные речи. Дневники. Воспоминания. Смоленск, 2000, с. 140.

37 Winkler H.A. Der lange Weg nach Westen, Bd. 2, S. 82.

38 Ibidem; Бровко Л. Н. Церковь и Третий рейх. СПб., 2009, с. 319 - 320.

39 Winkler Н. А. Der lange Weg nach Westen, Bd. 2, S. 84.

стр. 75

всех евреев Европы. Общее число убитых евреев по приказу нацистов в годы Второй мировой войны оценивается, по мнению Винклера, в 5 - 6 млн. человек40.

История немецкого Сопротивления нацистскому режиму исследована достаточно хорошо как в отечественной, так и в германской историографии. Винклер в своей работе тоже затронул эту тему, отдавая должное мужеству и духовной стойкости людей, которые выступили против психологического и физического насилия, пытаясь приблизить конец нацистского режима. Правда, основное внимание он уделяет буржуазно-консервативной группе Сопротивления и заговору против Гитлера 20 июля 1944 г. Попытка переворота провалилась. Если бы Гитлер тогда был убит, полагает Винклер, это еще не означало бы победу заговорщиков. Согласно официальному сообщению, большинство немцев было возмущено тем, что генералы приняли участие в покушении на фюрера, и радовалось, что Гитлер только легко ранен. Многие нацисты были убеждены, что только фюрер сможет справиться со сложившейся ситуацией, а результатом его смерти были бы хаос и гражданская война, которая привела бы к политическому и военному краху41.

Винклер уверен, что после смерти Гитлера началась бы борьба среди ведущих национал-социалистов. Через контакты с И. Попитцем, одним из заговорщиков, сам Гиммлер был "втянут" в тайны заговора. С другой стороны, ничто не говорит за то, что вооруженные силы оказались бы на стороне заговорщиков. Поразительно, что после казни многих высших генералов, одного фельдмаршала, двое других покончили жизнь самоубийством, офицерский корпус стремился любой ценой продемонстрировать преданность Гитлеру, пресмыкаясь перед ним, а "миф фюрера" даже испытал временно известный ренессанс.

По мнению Винклера, фюрер в одном действительно оказался пророком. В первый день начавшейся войны он заявил в рейхстаге, что ноябрь 1918 г. никогда не повторится в Германии. Действительно, во время Второй мировой войны в Германии не было ни стачек, ни мятежей, ни тем более революции. Автор объясняет это не только возросшими репрессиями, но прежде всего нещадной эксплуатацией оккупированных территорий, что дало возможность уберечь Германию от голода и бедственного положения времен Первой мировой войны. Благосостоянию германского населения способствовала и бесчеловечная эксплуатация миллионов насильственно угнанных иностранных гражданских рабочих, военнопленных и заключенных концлагерей, нового субпролетариата. Причем с "восточным рабочим" обращались необычайно жестко, чего нельзя сказать о "западном рабочем", а для евреев труд должен был быть средством истребления. Каторжный и рабский труд иностранцев позволял не перенапрягать силы немецких рабочих, о соблюдении норм труда которых следил лично Гитлер42.

Весной 1945 г. Гитлер даже мысли не допускал о капитуляции, пусть и ценой полного уничтожения Германии. Когда 30 апреля 1945 г. он покончил жизнь самоубийством, его миф уже сильно померк. Германия к этому времени была почти полностью оккупирована союзниками по антигитлеровской коалиции. Винклер попытался передать психологическое состояние немцев с падением нацистского режима и тотального поражения. Немцы почувствовали, что стали жертвой Гитлера. "Жертва" должна была испытать конец господства насилия как настоящее "освобождение". Однако весной 1945 г. этого не было. Крах касался не только политического и экономического состояния оккупированной страны, но также надежды, которая раньше связывалась с Гитлером. Руины городов, нужда и нищета беженцев и эвакуированных, подробности о концлагерях и убийствах евреев: все это говорило против Гитлера и против любого возврата к национал-социализму43.


40 Ibid., S. 95.

41 Ibid., S. 104.

42 Ibid., S. 106. 43Ibid., S. 110.

стр. 76

Какое место занимает 1945 г. в мировой и германской истории? Этот вопрос особенно волнует Винклера, и выводы, к которым ученый приходит, заслуживают внимания. Он считает, что крушение гитлеровского Великогерманского рейха в 1945 г. было более важной вехой в германской истории, чем падение кайзеровской империи. Да и цена, которую немцы заплатили за политику нацистов, была несоизмерима с потерями 1918 г. Нацистская диктатура с ее преступлениями психологически и морально оказала сильное воздействие на немцев и послужила мощным аргументом в пользу демократии и свободы. Слишком очевидным было то, что нацистская Германия развязала Вторую мировую войну и была повержена только благодаря превосходящей мощи союзников. После краха в 1945 г. только западная часть Германии получила шанс строить демократическое государство44.

1945 г., рассуждает Винклер, отмечен концом одного типа тоталитарной диктатуры, фашистской, но еще не концом тоталитарного господства. Германская капитуляция подвела окончательную черту не только под 12-летней историей Третьего рейха, но также под 75-летней историей германского рейха. С Третьим рейхом Гитлера погиб германский рейх, созданный Бисмарком. Вообще Винклер считает, что до 1945 г. на германскую историю наложили глубокий отпечаток три главных фактора: Священная Римская империя германской нации и миф о рейхе, духовный раскол в XVI в. и дуализм двух германских держав - Австрии и Пруссии45. Господство Гитлера было апогеем германского протеста против политических идей Запада, с которыми Германию культурно и общественно все-таки многое связывало. Победа антигитлеровской коалиции радикально упростила мировую ситуацию, остались только две мировые державы: США и СССР, от их воли к взаимопониманию и сотрудничеству зависело прежде всего будущее сохранение мира во всем мире. Великобритания и Франция были так ослаблены войной, что не верилось в их быстрое возрождение. К тому же Великобритания материально сильно зависела от США. За четыре года войны (1941 - май 1945 г.) удалось кое-как примирить идеологические противоречия между западными демократиями и тоталитарной советской системой под знаком совместной борьбы с другим тоталитарным режимом, национал-социализмом. В этот период, утверждает историк, англосаксонским державам пришлось поступиться своими принципами. Однако с окончанием войны они опять возобладали, что привело к расколу Европы46.

С крахом Третьего рейха закончилась Европа, которая доминировала над миром. Развязывание Второй мировой войны было для Германии второй схваткой за господство в Европе в XX в. Прослеживается связь Второй мировой войны с Первой, и это дает историческое право говорить о второй Тридцатилетней войне с 1914 по 1945 г.47

С падением Третьего рейха пал также германский рейх, названный Т. Манном "безбожным германским рейхом прусской нации", а еще "рейхом войны". После безоговорочной капитуляции власть и принятие решений о будущем Германии перешли в руки оккупационных держав: США, СССР, Англии и Франции. В отличие от 1918 г. в 1945 г. политическое и военное руководство Германии было отстранено от власти и - если его представители еще были живы - отданы под суд в рамках Международного военного трибунала в Нюрнберге. Особенно негативно оценивалась роль Пруссии в германской истории, как "злого духа Германии", "этого носителя милитаризма и реакции". Без "мифа Пруссии" и культа Фридриха Великого австриец Гитлер не подчинил бы Германию своему влиянию и не смог бы привести немцев к войне. Германские мифы, которые Гитлер подчинил себе, были им же основательно разрушены. В этом заключалось очистительное воздействие падения Гитлера, осознать которое немцам было дано не сразу, а лишь с течением времени48.


44 Winkler H.A. Weimar 1918 - 1933, S. 613.

45 Winkler H.A. Der lange Weg nach Westen, Bd. 2, S. 640.

46 Winkler H.A. Geschichte des Westen. Die Zeit der Weltkriege, S. 1211 - 1212.

47 Winkler H.A. Der lange Weg nach Westen, Bd. 2, S. 647, 116.

48 Ibid., S. 115.

стр. 77

Гибель нацистского режима, пишет Винклер, положила конец германским претензиям на мировое господство. В 1945 г. закончился антизападный особый путь германского рейха. В 1990 г. закончился постнациональный "особый путь" старой ФРГ и интернациональный "особый путь" ГДР49.

Какие же уроки были извлечены из трагического опыта падения Веймарской республики и проигранной войны? Главный урок, о чем пишет Винклер, это разработка Парламентским советом в 1948 - 1949 гг. основного закона ФРГ. В результате была создана такая конституция, при которой невозможно повторение ситуации 1933 г. Стало невозможным устранить демократический порядок легальным путем, запрещалось главе государства брать на себя функции законодателя. Устранялась также плебисцитарная конкуренция парламентской демократии, тем самым усиливался бундестаг в качестве законодательного органа. Моральный разрыв с предшествующим режимом, совершенный многими немцами после 1945 г., был совсем иным, чем после 1918 г., вот почему "Бонн" не "Веймар".


49 Ibid., S. 655.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/АНАЛИЗ-НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ-ДИКТАТУРЫ-В-РАБОТАХ-НЕМЕЦКОГО-ИСТОРИКА-Г-А-ВИНКЛЕРА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

М. Е. ЕРИН, АНАЛИЗ НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ДИКТАТУРЫ В РАБОТАХ НЕМЕЦКОГО ИСТОРИКА Г. А. ВИНКЛЕРА // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 07.02.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/АНАЛИЗ-НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ-ДИКТАТУРЫ-В-РАБОТАХ-НЕМЕЦКОГО-ИСТОРИКА-Г-А-ВИНКЛЕРА (date of access: 25.11.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - М. Е. ЕРИН:

М. Е. ЕРИН → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
205 views rating
07.02.2020 (292 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Российско-прусский договор 1743 г.
Catalog: История 
9 days ago · From Беларусь Анлайн
Р. А. ГОГОЛЕВ. "Ангельский доктор" русской истории. Философия истории К. Н. Леонтьева: опыт реконструкции
Catalog: Философия 
9 days ago · From Беларусь Анлайн
Организация репетиторского агентства
10 days ago · From Беларусь Анлайн
Русско-американские разногласия по вопросу о полосе отчуждения КВЖД. 1906 - 1917 гг.
Catalog: История 
12 days ago · From Беларусь Анлайн
Кадровый состав и внутриармейские отношения в вооруженных формированиях в годы гражданской войны
Catalog: История 
12 days ago · From Беларусь Анлайн
Генрих VIII Тюдор
Catalog: История 
28 days ago · From Беларусь Анлайн
О. Шпенглер и "консервативная революция" в Германии
Catalog: История 
33 days ago · From Беларусь Анлайн
М. КЛИНГЕ. Тень Наполеона. Европа и Финляндия на переломе 1795-1815 гг.
Catalog: История 
35 days ago · From Беларусь Анлайн
Отто Дибелиус и проблема христианской ответственности
35 days ago · From Беларусь Анлайн
Война и общество в XX веке
35 days ago · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
АНАЛИЗ НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ДИКТАТУРЫ В РАБОТАХ НЕМЕЦКОГО ИСТОРИКА Г. А. ВИНКЛЕРА
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones