BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-1048

Share with friends in SM

Долгое время историография практически игнорировала проблему участия рабочих в монархическом (черносотенном) движении. Затрагивая попытки крайне правых привлечь рабочих на свою сторону, советские историки делали это с целью доказать их безрезультатность1. Только С. А. Степанов, исследуя социальный состав черносотенных союзов и организаций, отметил активное участие в них пролетариата2. Как правило, повторялись выдвинутые дореволюционной публицистикой положения о том, что консерваторы добивались успеха на этом поприще в основном с помощью социальной демагогии, ориентированной на темные, неразвитые слои рабочего класса и люмпен-пролетариат.

В современной российской историографии политическая практика монархистов в рабочем вопросе затронута в работах Степанова и А. М. Белова, а идеологические конструкции - в трудах А. В. Репникова3. При этом последняя проблема чаще всего рассматривается через призму идейно-теоретического наследия Л. А. Тихомирова4. Несмотря на очевидные успехи, достигнутые в последнее десятилетие, перечисленные выше работы все же не исчерпывают темы.

Консерваторы5 долгое время не хотели замечать факт развития капиталистических отношений и, соответственно, отрицали существование рабочего вопроса в России, считая его актуальным лишь для западной цивилизации. Даже в начале XX в. многие из них не признавали существования в России пролетариата как особого общественного класса. Редактор "Московских ведомостей" и будущий председатель Русской монархической партии (РМП) В. А. Грингмут в 1903 г. утверждал, что "русские рабочие не пролетарии, они сохранили свою тесную родственную связь с деревней, они сыновья нашего православного крестьянства, они, подобно отцам своим, беззаветно преданы батюшке-царю и готовы грудью стоять за Русь святую". "Известно, - писал член Союза русских людей (СРЛ), известный историк Д. И. Иловайский, - что особого рабочего сословия в России почти нет, что наши заводско-фабричные рабочие суть те же крестьяне, которые не находят себе доста-


Омельянчук Игорь Владимирович - доктор исторических наук, доцент Владимирского государственного университета.

стр. 22

точно занятий в деревне". По мнению внепартийного идеолога правых Тихомирова, "огромнейшее большинство" российского пролетариата - "собственники, имеющие то надельные земли, то дворовые участки с избами"6. Поэтому русский рабочий (в отличие от английского и немецкого) "через год даже и не рассчитывает быть рабочим, а мечтает только купить лошадь и заняться сельским хозяйством"7.

Консерваторы полагали, что революционные настроения пролетариата не обусловлены социально-политическими условиями его существования, а являются следствием революционной пропаганды левых. Даже начало революции в 1905 г., одним из главных действующих лиц которой стал пролетариат, не побудило правых признать актуальность рабочего вопроса. В октябре 1905 г. в обращении к избирателям в I Государственную думу "сторонники прочного порядка и законности" по-прежнему утверждали, что рабочий вопрос выдвинут на первое место искусственно8. По мнению Иловайского, "рабочего вопроса у нас не было бы, если бы его искусственно не возбуждала противурусская часть интеллигенции с помощью еврейской печати"9. Программа казанского Царско-народного русского общества утверждала, что "рабочий вопрос в России не может считаться вполне самостоятельным отдельным вопросом: в основных своих чертах он разрешается попутно с вопросом сельскохозяйственным"10.

Черносотенцы исходили из того, что существование класса, лишенного собственности, всегда будет представлять опасность для государства. В представлении одного из лидеров "Русского собрания" князя М. Л. Шаховского, пролетариат является "самым вредным классом для каждого государства, независимо оттого, как оно управляется"11. Тихомиров, противопоставляя "пролетария" и "гражданина", утверждал, что гражданин "есть член своего гражданского общества, имеет в нем права и обязанности, нравственно с ним связан, материально заинтересован в его благосостоянии". Пролетарии же, по его мнению, стоят "вне гражданского общества по недостатку собственности", являющейся "великим обеспечением права". "Гражданин, борясь против эксплуататоров, старается создать гармонию интересов, обеспечение жизни и права всех членов. Пролетарий, проклиная общество, заботится только о своих "товарищах"". Отсюда вытекала и цель: "Чтобы пролетариат не только не стал господствующим классом, но совершенно исчез, и чтобы рабочие сделались материально обеспеченными и политически самостоятельными согражданами людей всех других классов"12.

Одним из краеугольных камней консервативной идеологии являлось сохранение сословного деления общества. Волжско-Камский областной патриотический съезд (Казань, 1908 г.) провозгласил, что только при сословном строе "возможна равноправность перед царем всех сословий и справедливое распределение между ними тяготы государственных и общественных расходов". По Тихомирову, взаимозависимость сословий, основанная на общественном разделении труда, создает необходимые условия для перехода от классовой борьбы к социальному партнерству13.

Но было очевидно, что существовавшая к началу XX в. сословная структура уже не соответствовала реальным общественным отношениям. По словам правого публициста А. Эрфурта, "фактическая сословная группировка русских людей... приняла совершенно своеобразную форму, притом настолько уродливую, что нельзя не задуматься над вопросом о должном преобразовании у нас законодательства по этому вопросу". "На бумаге" у нас "одно крестьянское сословие", но "население горнопромышленное отличается от него уже весьма существенно. Население фабрично-промышленное - еще более, так что в настоящее время уже почти нет такой государственной меры,

стр. 23

которая была бы одинаково нужна и полезна для всех слоев этого некогда единого сословия", - писал Тихомиров. Указывая на "несомненную нужду" "нарождающегося класса рабочих в правильном сословном устроении", он полагал, что "чем скорее начнется это устроение, тем легче будет поставить его на почву русского идеала, идеала не "борьбы классов", а всеобщего союза сословий под общей властью всем им одинаково принадлежащего государства"14.

Председатель СРЛ князь А. Г. Щербатов в своем "Обращении" к фабрично-заводским рабочим (1907 г.) утверждал, что создание собственного сословия позволит рабочим "объединиться в областных, городских и посадских обществах, иметь свои самостоятельные общественные управления... и ходатайствовать на законном основании от имени своего общества или всего сословия перед правительством об удовлетворении своих потребностей". По мнению Щербатова, "объединение рабочего населения в сословном строе даст ему возможность установить равноправные отношения с капиталом". Кроме того, "сословным строем устраняется необходимость в забастовках", так как царь "явится беспристрастным судьей между заинтересованными сторонами". Тихомиров также считал, что объединение рабочих в самостоятельное сословие существенно уменьшит влияние интеллигенции на пролетариат. "Ни один народный слой не попадал в Европе под такую власть интеллигенции, как городской рабочий, бывший орудием ее революций", - писал он. "Но повсюду, где этот слой мог сколько-нибудь самостоятельно организовывать свои силы во имя своих интересов, этот "пролетариат", прежде столь покорный интеллигенции, начинал вырабатывать своих вожаков, свои авторитеты, свою сословную интеллигенцию, и как ни слабо еще это явление, однако и оно уже довольно заметно потрясло социальный демократизм"15.

Правые признавали, что большая часть российского пролетариата, особенно в годы революции, оказалась на стороне оппозиции. Поэтому на III Всероссийском съезде русских людей (Киев, 1906 г.) железнодорожный мастер Д. Г. Попов обратился к собравшимся с просьбой "выработать меры, которыми можно было бы вырвать рабочий класс из разъедающей его крамолы"16. Делегаты следующего, IV съезда монархистов (Москва, 1907 г.) вынуждены были признать, что "современное положение русского рабочего на фабриках, заводах, мастерских, а равно и положение кустаря необходимо признать особенно тяжелым". Причинами этого они считали в первую очередь "недостаток просвещения общего и профессионального", а также "несовершенства в нашем фабричном законодательстве и фабричной инспекции". Понимая, что при существующих порядках пролетариат не в состоянии отстаивать свои интересы в борьбе с предпринимателями, участники съезда нашли, что "правительству и обществу русскому необходимо прийти на помощь русскому рабочему". В качестве первоочередной меры предлагалось установить "правительственное наблюдение за справедливою расценкою труда". Кроме того, рабочим они предложили самостоятельно заняться "устройством мастерских, взаимовспомогательных касс, потребительских лавок" и т.п.17 Такая кооперация, по мнению делегатов съезда, должна была улучшить положение наемных работников.

Накануне выборов во II Думу Союз русского народа (СРН) предложил ввести "государственное страхование рабочих на случай смерти, увечий, болезни и старости" и даже затронул вопрос о "возможном сокращение рабочего дня"18. Киевский Союз русского народа, ставший в 1907 г. самостоятельной организацией, выступал за введение пенсий и государственного страхования рабочих и мелких служащих, а также требовал "упорядоче-

стр. 24

ния" условий их труда19. Программа Всероссийского национального союза (ВНС) предполагала "насаждение учреждений, обеспечивающих всяких тружеников в случае болезни, увечья, старости"20.

Но требования сокращения рабочего дня не находили поддержки у правых. СРЛ накануне выборов в I Государственную думу в обращении к заводским и фабричным рабочим выразил недоумение по поводу требований увеличения заработной платы и сокращения рабочего времени до 8 часов в день: "Как же можно сделать, чтобы работать меньше, а получать больше?"21 Пензенские черносотенцы считали, что продолжительность рабочего дня должна быть не менее 12 часов, а участие в стачке следует карать немедленным увольнением с предприятия, правда при этом рабочий должен иметь право, с согласия хозяина, периодически пользоваться трехнедельным отпуском с сохранением 50% заработка22.

Конфликты между рабочими и владельцами предприятий правые намеревались урегулировать путем переговоров, достигая "полюбовного соглашения". В "Основоположениях Союза русского народа" (1906 г.) говорилось: "СРН призывает как хозяев, фабрикантов и их уполномоченных, так и рабочих, в особенности фабричных городских, железнодорожных, всемерно стараться разрешить возникавшие между ними недомолвки, споры, раздоры полюбовно, по-божию, следуя заповедям господним, а не безбожному учению врагов христианства, приведшему к страшным бедствиям, постигшим наше многострадальное отечество в 1905 году". Так же предлагала решать рабочий вопрос и "программа ближайших действий", принятая Третьим частным совещанием представителей отделов СРН (Ярославль, 8 - 11 марта 1909 г.). "Лгут все, кто проповедует борьбу труда и капитала... капитал и труд должны быть союзниками, членами одного организма, а не врагами", - говорилось в "Обращении к русским рабочим" от имени Предвыборного комитета правых партий в сентябре 1912 года. "Экономические законы не нами выдуманы, и нарушать их безнаказанно нельзя. Раз начинается борьба между капиталом и трудом - конец один, и другого быть не может: разорение рабочего, разорение всей промышленности... и разорение той страны, в которой вы живете", - утверждали авторы этого документа23.

Но главными противоречиями российского общества черносотенцы считали не классовые, а национальные антагонизмы. Представитель Русского народного союза имени Михаила архангела (СМА) Н. Д. Облеухов утверждал, что на предприятиях, где администрация состоит из иностранцев, эксплуатация рабочих самая беспощадная. Русский же фабрикант, по его мнению, видит в русском рабочем прежде всего своего соотечественника. "Против воли, вопреки эгоистическому интересу патрона, он его любит и уважает. Так или иначе экономический антагонизм сглаживается единством происхождения"24.

В своих выступлениях и программных документах правые указывали, что улучшения положения пролетариата следует добиваться в рамках существующей социально-политической системы и исключительно законными средствами. "Облегчить труд рабочих, повысить их заработок, обеспечить их самих на случай болезни и старости и семейства их в случае смерти семейного рабочего - все это не только возможно и желательно при существующих государственных и общественных условиях, но даже необходимо", - заявил Грингмут на объединенном собрании Московского СРН и РМП в августе 1907 года25. В уставе иваново-вознесенской Самодержавно-монархической партии, выставлявшей себя как "руководителя и советника среди рабочего и крестьянского люда и борца за его интересы", подчеркивалось, что бороться нужно "путем закона и справедливости"26. В предвыборном "Обращении к

стр. 25

русским рабочим" правых 1912 г. говорилось, что "интересы рабочего должны и будут защищаться законами и правительством... Закон должен обеспечить и рабочие часы, и безопасность рабочего, и охрану его здоровья, и хорошую квартиру и пищу, и страхование от несчастий, и школы детям, и пенсию на старость. Закон и никто другой должен обеспечить полную свободу как предпринимателю, так и рабочему"27.

Последняя оговорка не случайна. Черносотенцы считали, что в защите нуждается не только русский рабочий, но и русский предприниматель. Союз русских рабочих (СРР) призывал вести "борьбу мирными и законными средствами со всеми видами несправедливого и незаконного отношения как работодателей к рабочим и их труду, так и рабочих к работодателям"28. Программа предтечи ВНС - "Группы националистов" - призывала к "взаимному ограждению интересов труда и капитала"29.

Идеологическая платформа консерваторов, предусматривавшая постепенное повышение жизненного уровня рабочих, поначалу находила отклик в среде пролетариата. Но в условиях широкого распространения социалистических идей правым, чтобы удержать рабочие массы на своей стороне, приходилось выдвигать и более радикальные лозунги, что противоречило приверженности лидеров правого движения тактике "малых дел" в решении социальных проблем, а также "охранительной" политической сущности черносотенства. Однако слишком активная защита рабочих грозила обернуться недовольством предпринимателей, которые могли в этом случае стать опасным противником самодержавия, как и пролетариат. Поэтому в рабочем вопросе правые ограничились требованями полумер, таких как введение государственного страхования рабочих, создание товариществ и касс взаимопомощи, потребительских союзов, а также попытками наладить партнерские отношения между рабочими и предпринимателями, игнорируя их противоположные классовые интересы.

Монархисты и сами признавали слабость своей идейной платформы в рабочем вопросе, правда, объясняя это использованием левыми "сладких, полных лести и лжи" популистских обещаний. В "Обращении к русским рабочим" подчеркивалось, что консерваторы и не рассчитывают "на массовый прилив голосов рабочего люда в поддержку кандидатов правого направления", так как за несколько недель нельзя изменить "созданное давно для вас... политическое течение в сторону социалистических миражей"30.

Тем не менее традиционалистская часть пролетариата ответила на усиление революционного движения в 1905 г. стихийным созданием рабочих монархических организаций. Уже весной этого года в Кишиневе "среди русских рабочих" возник "патриотический кружок" численностью до 800 человек, ставивший своей целью "противодействие революционной пропаганде". Возглавил эту организацию рабочий И. Пассат. В документах Департамента полиции упоминается действовавшая в Тифлисе летом 1905 г. Лига русских патриотов, в которую входило до тысячи рабочих, а также группа рабочих железнодорожных мастерских станции Великие Луки, именовавшая себя "Русской национальной партией". В г. Михайлове (Рязанская губ.) существовал Кружок рабочих-монархистов31.

В конце 1905 г. в Киеве по инициативе типографского рабочего К. И. Цитовича было создано "Содружество патриотических русских рабочих", впоследствии переименованное в Союз русских рабочих. Со временем СРР превратился во всероссийскую монархическую организацию. Принятая в 1906 г. программа провозглашала цели Союза: "а) объединение [рабочих] всех разрядов, а равно и всех других лиц различных сословий и состояний обоего пола в деле служения и защиты православия, самодержавия, русского монарха, русской народ-

стр. 26

ности, единой и неделимой России, б) споспешествование всеми законом дозволенными средствами, в особенности же на началах взаимопомощи, развитию материального, умственного, религиозно-нравственного благосостояния русских рабочих, в) предотвращение законными же средствами всех видов деятельности лиц и учреждений, направленной к разорению государства и уничтожению промышленности и прекращению правильного течения работ на фабриках, заводах, в мелких ремесленных промышленных заведениях и частных мастерских". Кроме политических, СРР преследовал и чисто экономические цели, в частности ограждение своих членов от конкурентной борьбы с "инородцами". Поэтому в Союз охотно вступали и ремесленники, которым более всего угрожала конкуренция со стороны еврейских мастеровых. В одной из листовок СРР призывал русских рабочих "прийти на помощь благим начинаниям Союза пожертвованиями, сдачами работ слесарно-кузнечных, водопроводных, малярных, штукатурных, печных, шоссейно-бетонных, каменных, замощения тротуаров, дворов, изготовления обуви, портняжных работ"32. В 1906 г., по данным Департамента общих дел МВД, Киевский СРР насчитывал в своем составе около 3000 рабочих, а к декабрю 1907 г., согласно донесению киевского вице-губернатора, - 650033.

Имеются сведения о существовании 22 филиалов Союза - в Петербурге, в Бердичеве; в Екатеринославской губернии (на Александровском заводе Брянского общества - около 4000 членов, в Каменском - 3000 членов, на рудниках Ауэрбаха - 300 членов, в Александровске, Горловке, Енакиеве, Луганске и Павлограде); в Киевской (в Чигирине - 85 членов и Смеле), в Московской (в Раменском - 5000 членов), в Подольской (в Каменец-Подольске - 512 членов, в местечке Дунаевцы Ущицкого уезда - 78 членов); в Таврической (в Мелитополе и Симферополе); в Харьковской (в Харькове во главе с С. Наливайко, Ф. Коняевым и в Славянске), а также в Костроме, Курске (115 членов) и Ростове34. Данные о численном составе имеются только по 9 отделам с 19 590 членами, общая же численность СРР, видимо, достигала 30 тысяч.

6 декабря 1905 г., в день тезоименитства императора, в Уфе было создано Патриотическое общество мастеровых и рабочих Уфимских железнодорожных мастерских, насчитывавшее 1200 членов, а к началу 1906 г. - 1400, что составляло 64% от общего числа занятых на предприятии. Согласно уставу, Общество ставило своей целью: "1) Взаимно проповедовать мир, порядок и труд. 2) Способствовать распространению образования среди рабочих и их детей. 3) Стремиться к сокращению пьянства. 4) Подавать примеры нравственности молодому поколению и воспитывать его в страхе божьем. 5) Стремиться к обеспечению нашего труда и к улучшению его условий. 6) Оказывать законными средствами сопротивление забастовкам, сделавшимся за последнее время обычным явлением, но крайне опасным для нас самих и для наших семейств"35.

В Иваново-Вознесенске с 23 декабря 1905 г. действовала Самодержавно-монархическая партия (председатель - И. П. Борисов), провозглашавшая своей целью "соблюдение полной неприкосновенности самодержавной власти государя императора на основах манифеста от 17 октября 1905 г." и "помощь правительству... в борьбе против гибельных начинаний крайних левых партий". Ближайшей своей задачей иваново-вознесенские монархисты считали "объединение под своим знаменем рабочего и крестьянского классов"36. В 1906 г. партия вошла в состав СРН на правах отдела, сохранив свое название и устав. Численность ее в этот период по разным оценкам составляла от 7500 до 16 500 рабочих37.

стр. 27

Много рабочих вступило в состав самой массовой черносотенной организации - Союза русского народа, созданного 8 ноября 1905 года. В Петербурге на Путиловском заводе работало более 1500 членов СРН, в Экспедиции заготовления государственных бумаг - 700, Семянниковский завод и завод быв. Розенкранца имели отделы Союза по 300 человек. Существовали организации СРН на Адмиралтейском, Ижорском, Обуховском, Балтийском заводах, Новой бумагопрядильне и Александровском вагоностроительном заводе. В Ярославле в 1906 - 1907 гг. отделы СРН были созданы на Корзинкинской мануфактуре (около 2000 членов), на спичечной и табачной фабриках наел. Дунаева, на табачной фабрике "Феникс", на фабрике наел. Вахрамеева, заводах Комарова и общества Вестингауз38. В подмосковных Мытищах в СРН вступили около 400 местных рабочих. В 1907 г. на станции Икша Дмитровского уезда при Покровской мануфактуре был создан Покровский отдел СРН39. В Одессе к СРН присоединилось свыше 600 рабочих из Партии правового порядка, прекратившей свою деятельность после выборов в I Думу; еще 1350 человек работало в организованных Союзом портовых артелях грузчиков40. На Краматорском механическо-металлургическом заводе (Харьковская губ.) был создан Краматорский (заводских рабочих) отдел СРН (председатель Ю. А. Ананьев). Существование при Харьковском отделе Союза "Кассы взаимопомощи рабочих - членов Харьковского СРН" свидетельствует об активном участии рабочих в деятельности этой организации41.

Выделившееся из состава СРН в конце 1905 г. "Общество активной борьбы с революцией и анархией" (ОАБР), которое его руководители Л. Н. Дезобри и В. Н. Степанова называли "внепартийной рабочей организацией", в Петербурге насчитывало 2000 членов. В Тверской губернии на Морозовской мануфактуре был создан отдел Союза истинно русских людей (около 700 рабочих)42.

Наибольшую активность в создании монархических организаций проявили рабочие и служащие железных дорог. В 1905 г. к "Тульскому союзу за царя и порядок", ставшему впоследствии отделом СРН, присоединились более тысячи рабочих, служащих всех служб станции Тула43. В Одессе открылся железнодорожный отдел СРЛ44. В Киеве, отмечало губернское жандармское управление, "рабочие в железнодорожных мастерских, за исключением молодежи, все элемент консервативный". Здесь действовали четыре железнодорожных отдела: два входили в СРН (один отдел присоединился к "обновленческой" фракции Союза, второй - к "дубровинской"), третий отдел ("железнодорожный и извозопромышленный") находился под эгидой СМА, еще один являлся филиалом самостоятельного Киевского СРН45. В Москве также существовало четыре железнодорожных отдела, входивших в состав Русского монархического союза. В дальнейшем количество железнодорожных отделов СРН продолжало увеличиваться, и на VI Всероссийском съезде русских людей (Петербург, 1913 г.) были представлены 38 отделов46.

Популярность правых идей в рабочей среде имела свои объективные причины. К концу 1905 г. забастовочное движение, охватившее фактически всю страну, не могло не сказаться на благосостоянии пролетариата. Только в Московской губернии в 1906 г. 351 фабрика прекратила свое существование, а прочие сократили свою деятельность. В течение 1905 г. из-за участия в забастовках рабочие потеряли 17,5 млн. руб. заработка47.

Наибольшие потери несли, естественно, хорошо оплачиваемые квалифицированные рабочие. Именно они, как правило, и становились инициаторами создания монархических рабочих организаций, выступавших за возобновление производства. В Одессе активными черносотенцами являлись главным образом старшие рабочие, пожилые, "обжившиеся на заводах... и

стр. 28

заинтересованные в том, чтобы все оставалось по старому"48. Но контрреволюционную активность проявляли и малоквалифицированные рабочие, как правило, недавние выходцы из деревни. Если в Петербурге потомственных рабочих было больше половины (54%), то в Ярославской, Тульской губерниях, Иваново-Вознесенском промышленном районе лишь около трети. До 1917 г. в 31 губернии Европейской России 31% рабочих имели землю, из них 21% вели свое хозяйство с помощью членов семьи49. Рабочие с низкой квалификацией, как правило, не имели сбережений, и прекращение выплаты заработной платы в связи с забастовкой ставило их в безвыходное положение. До начала революционных событий рабочий на 30 руб. в месяц "жил сыто и имел сбережения в кассе", а начавшиеся забастовки не давали заработать, "сбережения пришлось проесть во время забастовок, проевши же их - голодать", - писала правая газета "Московские ведомости"50.

Рабочий нередко приводил за собой на фабрику не только детей и жену, но и других родственников, а также односельчан. Постепенно на заводах подбирался состав рабочих из близких друг к другу волостей и даже из одной и той же волости51. Вместе с людьми патриархальные нравы деревенской общины переходили в город, нанимавшиеся молодые рабочие попадали под власть авторитета своих старших земляков, давно уже работавших на данном предприятии и не желавших терять заработок.

Таким образом, из среды промышленного пролетариата черносотенные организации привлекали в свои ряды высокооплачиваемых рабочих и малограмотных недавних выходцев из деревни, сохранявших монархические иллюзии. Согласно показаниям члена боевой дружины Петербургского отдела СРН Г. С. Ларичкина, угрозы со стороны революционеров вынудили в начале 1906 г. часть боевиков-союзников разъехаться "по деревням, на родину"52.

Средний слой фабрично-заводских рабочих, зачастую уже во втором поколении работавших на предприятии и обладавших более высоким уровнем грамотности, но не имевший доходов "рабочей аристократии", был более подвержен революционной пропаганде.

В общем числе занятых в промышленности доля высокооплачиваемых квалифицированных рабочих в среднем составляла 1,1%, рабочих средней квалификации - около 35%, а малоквалифицированных и неквалифицированных - более 60%53, то есть социальная база правых партий объективно была самой многочисленной. В Сормове Нижегородской губернии с его машиностроительным заводом, где насчитывалось к 1914 г. 11 тыс. рабочих, имелись отдел и подотдел СРН общей численностью 420 человек54, или около 4% от всей численности местного пролетариата.

В Иваново-Вознесенске, крупнейшем центре текстильной промышленности, требования к квалификации рабочих были намного ниже. По данным на 1897 г., грамотными среди них были только 38% (в механическом цехе Сормовского завода этот цифра была в два раза выше - 77%), и лишь около трети были потомственными пролетариями55. Наиболее широкой социальной базой в регионе обладали именно правые. Следствием этого стало создание в городе с населением около 60 тыс. человек, из которых, по данным городской думы, около 40 тыс. составляли рабочие (включая приходивших из окрестных сел), отдела СРН (до середины 1906 г. - Иваново-вознесенской самодержавно-монархической партии), объединявшего в своих рядах до 16,5 тыс. членов и подотдела при станции Иваново численностью 150 человек56.

В период высшего подъема забастовочного движения в Иваново-Вознесенске (лето 1905 г.) многие рабочие сохраняли монархические убеждения. 13 июля рабочие завода Дьяконова не согласились с требованием пришлых

стр. 29

агитаторов прекратить работы, и даже едва не избили их. В начале 1906 г. от имени 10 тыс. рабочих фабрик Горбуновых, Скворцова и Клементьевой на имя премьер-министра С. Ю. Витте была отправлена телеграмма с требованием покончить с забастовками. В 1907 г. в Кольчугине той же губернии во время митинга оратор "начал читать высочайший манифест о роспуске II Государственной думы, причем в конце чтения с насмешкой добавил: "Николай неграмотный, а по его неграмотности расписался министр Столыпин". Присутствовавшие на митинге, слыша такие выражения, стали расходиться"57.

Неудивительно, что в Центральном промышленном районе значительную часть активистов черносотенных организаций составляли именно рабочие (например, во Владимирской губернии из 20 749 членов правых партий, 19 282 (93%) принадлежали к городским организациям Владимира, Мурома, Коврова, Иваново-Вознесенска, Переславля и Шуи. В Калужской губернии в СРН состояло 1375 членов, из которых в городских отделах и подотделах числился 1161 человек (84%)58. Этот факт признавали и марксисты, убежденные в революционности пролетариата. В. И. Ленин главной причиной таких консервативных настроений в "исконно русских" губерниях не без оснований считал "менее развитые формы крупной промышленности, охватившей громадные массы рабочих, но менее порвавшие связи с землей, менее концентрировавшей пролетариев в интеллектуальных центрах; и большая удаленность от заграницы; и отсутствие национальной розни"59.

Монархические настроения были обусловлены не только социально-экономическими, но и психологическими факторами. Стремление к радикальным изменениям традиционной социально-политической системы не могло не породить в обществе и ответную реакцию, направленную на сохранение этой системы, что и послужило почвой для возникновения консервативного политического движения, выдвигавшего в качестве приоритетов "государство", "порядок", то есть сохранение привычного уклада жизни. Поэтому рабочие, сохранявшие приверженность традиционным ценностям и нормам, вступали в черносотенные организации, защищая, быть может, не столько самодержавие, сколько свой привычный мир.

Но объединение пролетариата в рамках пусть и лояльных к властям монархических организаций было обоюдоострым оружием. Некоторые рабочие видели в черносотенных организациях прежде всего профсоюз, призванный защищать их интересы в борьбе с предпринимателями. Юго-Западное Охранное отделение в январе 1911 г. получило сведения, что "рабочие А. Шулика и А. Донец, руководители Лебединского отдела СРН (Чигиринский уезд Киевской губернии. - И. О.) предполагают агитировать за устройство забастовки, в случае если правление больничной кассы сахарного завода будет назначено, а не избрано". Эти рабочие заявили, что "не хотят, чтобы в правление кассы были назначены четыре лица, уполномоченные фабрикантом... а чтобы все без исключения были избраны рабочими". Их требования не были удовлетворены, и 44 человека демонстративно отказались участвовать в "выборах" больничной кассы60.

Правые не могли также не учитывать и возможности проникновения в монархические союзы радикально настроенных рабочих, а вместе с ними и революционной идеологии. Учитывая печальный опыт зубатовского "полицейского социализма", черносотенцы стремились поставить рабочие монархические организации под свой контроль, назначая туда властного руководителя, порой к пролетариату никакого отношения не имевшего. Например, должность председателя Киевского СРР с 1908 г. до своей смерти в 1913 г. исполнял генерал-майор в отставке А. И. Евский, являвшийся членом Русского собрания и членом-учредителем киевского Клуба русских национали-

стр. 30

стов. На III Всероссийском съезде русских людей (Киев, 1906 г.) петербургский Союз русских рабочих представлял князь М. Н. Волконский61.

Кроме того, консерваторы старались придать деятельности правых рабочих организаций исключительно экономическое направление, убеждая рабочих в том, что именно тред-юнионизм под эгидой самодержавного царя, а не политическая борьба и забастовки защитят их от произвола предпринимателей. Тихомиров указывал, что "действительное разрешение "рабочего вопроса"... дается вовсе не социализмом, а системой профессиональной организации", образцом которой, по его мнению, являлись английские тред-юнионы, делающие "для рабочего очень много". Благодаря совершенной профессиональной организации английские рабочие не только не подпали под власть "социалистической интеллигенции", но и "выдвинули ряд своих собственных блестящих деятелей, внушивших английскому обществу почтение к рабочему классу, а не один страх, возбуждаемый пролетариатом", - писал он62. Участники IV Всероссийского съезда русских людей (Москва, 1907 г.), признав необходимость создания рабочих организаций, считали, что "союзы и общества рабочих должны принять по преимуществу практическое направление"63, а отнюдь не стремиться к политической деятельности.

Характерна в этом отношении эволюция Союза русских рабочих. Если создатели этой организации в конце 1905 г. преследовали в первую очередь политические цели (защита самодержавия), а затем уже экономические, то в Петербургском СРР (председатель П. Ф. Папенгут), ставшем самостоятельным в 1908 г.64, приоритеты поменялись. Согласно уставу, главной задачей новой организации являлось развитие "умственного, религиозно-нравственного и материального благополучия русских рабочих и их семейств", а также социальная защита своих сочленов, в том числе "сирот, старцев и утративших способность к физическому труду". Кроме того, Союз намеревался противодействовать "произволу при расчете и увольнении служащих и устранению рабочих от работ без уважительных причин", а также "негуманному отношению работодателей к рабочим". Лишь во вторую очередь организаторы преследовали политические цели, главными из которых являлись поднятие у рабочих "сознательного отношения к политической деятельности на началах глубокого патриотического чувства, долга и ответственности перед отечеством, обществом и семьей" и противодействие забастовкам "всеми законом дозволенными средствами"65.

Созданный в январе 1909 г. под эгидой СМА 1-й Российский экономический рабочий союз (РЭРС) был вообще объявлен беспартийным. Согласно уставу, организация, "не преследуя никаких политических целей, ставит своей задачей содействовать объединению рабочих всех категорий и улучшению их быта", для чего предполагалось развитие кооперации в рамках Союза, устройство бюро труда "для подыскания мест и должностей безработным", а также основание учреждений, "обеспечивающих членам общества спокойную старость, больным и сиротам помощь". Руководителем РЭРС стал П. К. Павлов (с осени 1909 г. - А. Ф. Вожаков). Но чтобы сохранить свое влияние на эту организацию, В. М. Пуришкевич оставил за собой пост почетного председателя66. Несмотря на официально заявленную аполитичность РЭРС, темы лекций, читаемых видными правыми деятелями на его собраниях, явно несли политическую нагрузку. Архиепископ Волынский Антоний свое выступление назвал "Слово против тех, которые говорят, что Господь Иисус был революционером", К. Ф. Головин выступил с докладом "О социалистах", лекция Н. Е. Маркова называлось "Оправдание богатства"67.

Для привлечения рабочих в свои ряды монархические организации стремились создавать различные учреждения социальной защиты, наиболее по-

стр. 31

пулярными из которых стали кассы взаимопомощи. В уставе такой кассы при иваново-вознесенской Самодержавно-монархической партии говорилось, что она создана с целью "способствовать благосостоянию своих членов и их семейств, дабы жизненно осуществлялся божественный завет любви делом и истиною". Собирая небольшие членские взносы (1 руб. в год, вступительный - 50 коп.) касса, по уставу, должна была выдавать пособия "как заимообразные из 4% годовых, так и безвозвратные беспроцентные". Демонстрируя образец социальной защиты рабочих; эта организация брала на себя еще и трудоустройство своих членов, обеспечение их жильем, дешевыми лекарствами и медицинской помощью, устройство их детей в учебные заведения, создание временного пристанища для бесприютных членов, а также пенсионных и похоронных касс. Предполагалась даже выплата пособий по безработице: "Члены кассы, впавшие в крайнюю нужду и не состоящие на службе, могут получать периодические пособия (ежемесячно) в размере не свыше 30 руб. и не долее как в течение шести месяцев"68.

При Патриотическом обществе мастеровых и рабочих Уфимских железнодорожных мастерских была создана ссудо-сберегательная касса. Ее целью был установлен "прием от участников на сбережение денежных вкладов и выдача заимообразных ссуд нуждающимся из них, а также, в несчастных случаях, безвозвратных пособий участникам и их семействам". Каждый вступающий в кассу вносил 10% месячного оклада, а в дальнейшем - ежемесячно от 2 до 10% заработка, по желанию. Ссуды выдавались на срок до 12 месяцев, из 6%69.

Еще одной задачей правых рабочих организаций являлось урегулирование трудовых споров. Иногда достигнуть "полюбовного" соглашения действительно удавалось. Примером могут служить события в Екатеринославе, где на Александровском заводе Брянского общества в апреле 1907 г. анархистами был убит глава администрации. В ответ на террористический акт завод был закрыт, 20 тыс. рабочих и членов их семей остались без средств к существованию. Тогда Союз русских рабочих предложил свою помощь в урегулировании конфликта в обмен на поголовное вступление рабочих завода в Союз. Переговоры закончились успешно, завод заработал, а в Екатеринославе был создан отдел СРР70.

Но такие случаи были скорее исключением, чем правилом. Даже сами монархисты не всегда стремились к достижению компромисса в конфликтах с рабочими, особенно, когда дело затрагивало их личные деловые интересы. В начале 1906 г. рабочие типографии "Надежда", где печатался орган СРН "Русское знамя", потребовали от руководства Союза оплачивать дни простоя типографии. Обращенная к председателю СРН А. И. Дубровину просьба разрешить конфликт мирным путем не дала результата, более того, в ответ последовало увольнение недовольных рабочих. 1 мая 1907 г. наборщики этой типографии вышли на маевки, за что также получили расчет, и персонал типографии в дальнейшем состоял только из членов СРН71. 22 февраля 1909 г. забастовали рабочие националистической типографии "Содружество", директором которой был член Государственной думы (фракция умерено-правых) С. Н. Алексеев. Под угрозой оказался выход следующего номера газеты "Голос Руси". Хозяева типографии никаких шагов к достижению "полюбовного соглашения" не сделали, директор "звонил в охранное отделение... чтобы оно четырех рабочих выслало из Петербурга" и "пристращал рабочих, что если они забастуют, то будут высланы в 24 часа"72.

Социальная защита рабочих и урегулирование трудовых споров не стали основной задачей подобных организаций. Лидеры правого движения видели в них в первую очередь орудие борьбы с забастовками. Наиболее успешно в

стр. 32

этом направлении действовали монархические организации в столице и на железных дорогах, где высокий уровень зарплаты рабочих делал их финансовые потери от прекращения работ особенно ощутимыми.

Члены Патриотического общества мастеровых и рабочих Уфимских железнодорожных мастерских заявляли: "Бастовать... мы не согласны; если мы остановим чугунку, то всех разорим, семьи свои в голод вгоним". По мнению губернатора А. С. Ключарева, именно членам общества "более чем кому-либо, жители Уфы обязаны как неудачей декабрьской стачки [1905 г.]... так и безрезультатностью дальнейших попыток внести расстройство в железнодорожное движение". За заслуги в восстановлении железнодорожного сообщения 110 членов Общества были награждены серебряными медалями73.

Один из членов-учредителей петербургского Общества активной борьбы с революцией и анархией инженер-путеец С. Д. Кузьмин в докладной записке на имя министра внутренних дел сообщал: "С самого начала деятельность наша была исключительно направлена на заводы и вообще на предприятия, где имелось скопление рабочих масс, - и на многих заводах и фабриках... нам удалось добиться того, что забастовка срывалась и работы продолжались". Активистка Литейно-Рождественского отдела СРН (Петербург) О. Н. Морозова в письме в Департамент полиции, перечисляя заслуги правых, указывала, что "забастовки, особенно железнодорожные и почтовые, союзниками срывались"74. Киевский филиал ОАБР, перешедший под юрисдикцию СМА, доносил в главную палату Союза о том, "что отделом приняты меры к соорганизации контингента железнодорожных агентов для противодействия забастовке"75.

В Одессе члены СРН препятствовали забастовкам в порту и на других предприятиях. Характерный эпизод произошел на чайном складе Высоцкого, где рабочие потребовали прибавки к зарплате, мужчинам по 3 руб., а женщинам по 2 руб. в месяц. Владельцы склада согласились удовлетворить эти требования лишь наполовину, на что рабочие пригрозили забастовкой. В ответ "администрация пригласила семь человек союзников, которым поручила один из столов таможенного отделения, заявив, что и в будущем будет приглашать союзников. Рабочие, видя забастовку сорванной, просили управляющего Тауэра отказать союзникам, обещав работать на прежних условиях". По свидетельству современников, в Одесском порту в случае забастовок члены СРН также "заступают места бастующих рабочих и тем делают невозможным прекращение работ"76.

На этой почве между монархистами и остальными рабочими возникали конфликты, порой переходившие в ожесточенные стычки. Член боевой дружины СРН в Петербурге И. А. Лавров свидетельствовал: "Я стал замечать, что завод знает тех рабочих, которые состоят союзниками... и нас стали преследовать и убивать". Член Главного совета СРН В. П. Соколов отмечал, что записываться в Союз рабочие приходили "вечером и даже ночью... опасаясь, конечно, мести или репрессий со стороны революционно настроенной части"77. В Ярославле 23 сентября 1906 г. на промышленных предприятиях "начались единичные избиения "черносотенцев"", а затем 27 сентября "толпа организованных сознательных рабочих начала насильственно снимать с работ и нещадно избивать ненавистных ей членов союза, что продолжалось и 28 сентября. Всего снято с работ и избито до 50 человек членов Союза"78.

Рабочие-союзники Одесского порта, много сделавшие для предотвращения забастовок, просили градоначальника дать им "охрану, ввиду того, что нас не допускают наши же рабочие (забастовщики) приступать к работам"79. В прошении союзников на имя великого князя Константина Константиновича говорилось: "Мы, безработные члены Союза русского народа,

стр. 33

в числе 131 человека, почти целый год находимся обреченными на произвол судьбы, изгнанные крамольниками и революционерами из заводов, фабрик и разных казенных правительственных учреждений за то, что мы причастны к упомянутому союзу"80. В письме членов Путиловского отдела СРН члену Государственной думы Ф. Ф. Тимошкину говорилось, что на столичных предприятиях "союзников притесняют или же и совсем не принимают на работу... даже в чернорабочие поступить никуда нельзя, так как "товарищи" заявляют всегда протест"81.

Противодействуя забастовкам, рабочие-союзники оказались заложниками своей деятельности и встречных шагов со стороны хозяев так и не дождались. Владельцы предприятий, пользуясь отсутствием забастовок, понижали заработную плату, повысившуюся вследствие успешной борьбы пролетариата за свои экономические права в период революции 1905 - 1907 годов. По сведениям большевистской "Правды", положение низших служащих на Николаевской железной дороге за последние 4 - 5 лет "весьма изменилось. Стрелочники, получавшие в 1905 - 1906 гг. 27 р. 50 коп. в месяц, в настоящее время получают только 25 рублей". То же явление наблюдалось и на судостроительном заводе в Николаеве, где, "несмотря на наличность заказов по постройке судов, положение рабочих за последнее время значительно изменилось к худшему"82.

После окончания революции 1905 - 1907 гг. отход рабочих от монархических организаций приобрел массовый характер. Созданный в 1907 г. отдел СРР на Александровском заводе Брянского общества первоначально объединял в своих рядах около 4000 членов. К августу 1908 г., по данным губернатора, эта организация, в состав которой входили уже и рабочие железнодорожных мастерских, а также Трубного завода быв. Шодуар, насчитывал всего 1500 членов. В Уфе в 1907 г. местная пресса сообщала о том, что некоторые рабочие, вступившие в СРН, начали возвращать нагрудные значки Союза и требовать возвращения уплаченной суммы взносов83.

Рассматривая причины падения популярности монархических идей в рабочей среде, нельзя не учитывать и то, что после спада революционной волны многие рабочие-монархисты уже не видели смысла в активной политической деятельности. Некоторые члены Тамбовского СРЛ полагали, "что деятельность союза временная, что он служит только противовесом революционной вспышке, и с погасанием последней естественным образом должна прекратиться"84; устав иваново-вознесенской Самодержавно-монархической партии предполагал закрытие организации, когда "отпадет надобность" в ее деятельности85.

Из-за утраты влияния в рабочей среде правые в период нового революционного подъема (1912 - 1914 гг.) не смогли оказать какого-либо серьезного противодействия забастовочному движению. По данным Департамента полиции, в 1912 г. в Москве произошло 370 забастовок (5 экономических, 256 политических и 109 первомайских), а в Петербурге - 1015 (100 экономических, 265 политических и 650 первомайских)86.

Идеология российских консерваторов, будучи антикапиталистической по своей сути, до начала первой российской революции фактически игнорировала рабочий вопрос, считая пролетариат лишь временной и вынужденной формой существования крестьянства. Лишь активное участие рабочего класса в событиях 1905 - 1907 гг. заставило консерваторов, наконец, обратить внимание на рабочий вопрос и выработать меры для его разрешения. Но взгляд на Россию как на "страну аграрную", игнорирование существования объективных противоречий между трудом и капиталом, а также стремление к "постепенности" в решении социальных проблем не позволили правым на

стр. 34

идеологическом поприще успешно конкурировать с оппозиционными социалистическими партиями, предлагавшими немедленное и радикальное решение рабочего вопроса.

Тем не менее события революции 1905 - 1907 гг., поставившие под угрозу существование самодержавия, вовлекли в политическую борьбу широкие слои населения, в том числе и рабочий класс. Нараставшие вследствие забастовок экономические трудности и предпринятый революционной пропагандой "штурм стереотипов", лежавших в основе патриархального мировоззрения значительной части пролетариата, подтолкнули многих рабочих к вступлению в контрреволюционные организации, выступавшие за твердый порядок. На стороне "черной сотни" в основном оказались представители "рабочей аристократии" либо низкооплачиваемые рабочие, не имевшие денежных сбережений, преимущественно недавние выходцы из деревни, сохранявшие приверженность традиционным ценностям как в бытовом, так и в социально-политическом отношении. Поддержка этих слоев обеспечила монархическому (черносотенному) движению весьма широкую социальную базу в рабочей среде, что послужило одной из причин его массовости в начале XX века.

Однако отсутствие в российском обществе традиции социального партнерства, несовершенство трудового законодательства и финансовая слабость монархических рабочих союзов и организаций не позволили им добиться успеха ни в вопросах социальной защиты своих сочленов, ни в урегулировании трудовых споров, что ослабляло их влияние на рабочие массы. К тому же более результативная деятельность этих организаций, направленная против стачечного движения, также не способствовала укреплению монархического начала в сознании пролетариата, облегчая предпринимателям отстаивание своих экономических интересов. Эти факторы, а также снижение политической активности населения по окончании революции 1905 - 1907 г. способствовали значительному сокращению численности рабочих в рядах правых.

Примечания

1. БРУСЯНИН В. В. Черная сотня на фабриках и заводах Петербурга в годы реакции. - Красная летопись, 1929, N 1 - 2; СЫСОЕВА Е. К. Политика идеологического воздействия черносотенных партий на рабочих в годы первой русской революции: по материалам Москвы и Московской губернии. Канд. дисс. М. 1978.

2. СТЕПАНОВ С. А. Численность и состав черносотенных союзов и организаций. В кн.: Политические партии в России в период революции 1905 - 1907 гг. Количественный анализ. М. 1987.

3. СТЕПАНОВ С. А. Черная сотня в России (1905 - 1914 гг.). М. 1992; ЕГО ЖЕ. Рабочие и черносотенные организации. 1905 - 1917. В кн.: Рабочие и интеллигенция. Россия в эпоху реформ и революций. СПб. 1997; БЕЛОВ А. М. Политические партии и рабочие Центрального промышленного района в революции 1905 - 1907 годов. Кострома. 1997; РЕПНИКОВ А. В. Социальная проблематика в работах русских консерваторов начала XX в. В кн.: Призвание историка. Проблемы духовной и политической жизни России. М. 2001; ЕГО ЖЕ. Рабочий вопрос в "зеркале" монархической публицистики. В кн.: Рабочие - предприниматели - власть в XX веке. Кострома. 2005.

4. СУХОРУКИХ А. В. Рабочий вопрос в России: монархическая альтернатива Л. А. Тихомирова. В кн.: Страницы истории и историографии отечества. Воронеж. 1999; РЕПНИКОВ А. В. Л. А. Тихомиров о рабочем вопросе. В кн.: Предприниматели и рабочие России в трудах историков XX в. Ч. 1. Кострома. 2001; МИЛЕВСКИЙ О. А. Л. А. Тихомиров и рабочий вопрос в России. В кн.: Консерватизм в России и мире. Ч. 2. Воронеж. 2004.

5. Здесь и далее понятия "консерваторы", "правые", "монархисты" и "черносотенцы" употребляются как синонимы.

6. ГРИНГМУТ В. А. Объединяйтесь, люди русские! М. 2008, с. 202 - 203; Кремль, 19.X.1906, NN 26 - 28; ТИХОМИРОВ Л. А. Россия и демократия. М. 2007, с. 322 - 323.

стр. 35

7. Цит. по: АВРЕХ А. Я. П. А. Столыпин и судьбы реформ в России. М. 1991, с. 114.

8. К избирателям в "Государственную думу" от сторонников прочного порядка и законности. - Мирный труд, 1905, N 10, с. 240.

9. Кремль, 19.X.1906, NN 26 - 28.

10. МИХАЙЛОВА Е. М. Правые партии и организации в Поволжье: идеологические концепции и организационное устройство. М. 2002, с. 67.

11. ШАХОВСКОЙ М. Л. Мелкая земская единица. - Мирный труд, 1904, N 4, с. 72.

12. ТИХОМИРОВ Л. А. Ук. соч., с. 320, 321, 319.

13. Мирный труд, 1909, N 1, с. 114; ТИХОМИРОВ Л. А. Ук. соч., с. 316.

14. Мирный труд, 1905, N 10, с. 115; ТИХОМИРОВ Л. А. Ук. соч., с. 312, 316.

15. Правые партии. Документы и материалы. Т. 1. М. 1998, с. 367; ТИХОМИРОВ Л. А. Ук. соч., с. 308.

16. Третий всероссийский съезд русских людей в Киеве. Протоколы. Киев. 1906, с. 24.

17. Тверское Поволжье, 16, 18.V.1907, NN 163, 164.

18. КИРЬЯНОВ Ю. И. Правые партии в России. 1911 - 1917 гг. М. 2001, с. 331.

19. Центральный государственный исторический архив Украины в г. Киеве (ЦГИАУ), ф. 442, оп. 636, д. 647, ч. 5, л. 345.

20. ЦГИАУ, ф. 1439, оп. 1, д. 1377, л. 1.

21. Правые партии. Т. 1, с. 87.

22. МИХАЙЛОВА Е. М. Черносотенные организации Среднего Поволжья в 1905 - 1917 гг. Чебоксары. 2000, с. 73.

23. Союз русского народа. М. 1906, с. 15; Почаевские известия, 21.III.1909, N 718; Правые партии. Т. 2, с. 264, 265.

24. КИРЬЯНОВ Ю. И. Ук. соч., с. 330.

25. ГРИНГМУТ В. А. Ук. соч., с. 317.

26. Государственный архив Владимирской области (ГАВО), ф. 14, оп. 4, д. 2833, л. 2, 2 об.

27. Правые партии. Т. 2, с. 265.

28. ЦГИАУ, ф. 838, оп. 4, д. 72, л. 1.

29. КОЦЮБИНСКИЙ Д. А. Русский национализм в начале XX столетия: Рождение и гибель идеологии Всероссийского национального союза. М. 2001, с. 394.

30. Правые партии. Т. 2, с. 265.

31. Мирный труд, 1905, N 7, с. 191; Исторический архив, 2001, N 5, с. 136, 137; Тверское Поволжье, 18.III.1907, N 138.

32. ЦГИАУ, ф. 838, оп. 4, д. 72, л. 1; д. 73, л. 1.

33. Российский государственный исторический архив (РГИА), ф. 1284, оп. 187, д. 157, 1906 г., л. 135; Вопросы истории, 1997, N 8, с. 94.

34. Воинство святого Георгия. СПб. 2006, с. 355; КИРЬЯНОВ Ю. И. Ук. соч., с. 38; Вопросы истории, 1999, N 11 - 12, с. 103; 1997, N 6, с. 94, 112, 117, 120; N 8, с. 94; СТЕПАНОВ С. А. Черная сотня, с. 190, 226; Третий всероссийский съезд русских людей в Киеве, с. 7; Мирный труд, 1907, N 11, с. 200.

35. Московские ведомости, 9.II.1906, N 37; МАКСИМОВ К. В. Патриотическое общество мастеровых и рабочих Уфимских железнодорожных мастерских (1905 - 1917). Уфа. 2003, с. 25, 70.

36. ГАВО, ф. 14, оп. 4, д. 2833, л. 2, 2об.

37. ШЕВЦОВ А. В. Издательская деятельность русских несоциалистических партий начала XX в. СПб. 1997, с. 243; Черная сотня. Историческая энциклопедия 1900 - 1917. М. 2008, с. 219.

38. Вопросы истории, 1997, N 8, с. 103; СТЕПАНОВ С. А. Черная сотня, с. 190, 226, 227, 229, 230.

39. КИРЬЯНОВ Ю. И. Ук. соч., с. 93; Вопросы истории, 1996, N 4, с. 147.

40. РГИА, ф. 1284, оп. 187, д. 157, 1906 г., л. 194; СТЕПАНОВ С. А. Черная сотня, с. 227.

41. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), ф. 116, оп. 1, д. 553, л.1об.; КИРЬЯНОВ Ю. И. Ук. соч., с. 189, 203.

42. СТЕПАНОВ С. А. Черная сотня, с. 216, 226; Государственный архив Тверской области (ГАТО), ф. 927, оп. 1, д. 1184, л. 36.

43. Московские ведомости, 9.II.1906, N 37.

44. Союз русского народа по материалам Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства 1917 г. М.-Л. 1929, с. 293.

45. ЦГИАУ, ф. 442, оп. 861, д. 259, ч. 1, л. 47об.; ф. 274, оп. 4, д. 209, л. 55, 56; ф. 275, оп. 1, д. 2534, л. 133.

46. Вопросы истории, 1996, N 3, с. 152; Правые партии. Т. 2, с. 304.

47. ДЖУНКОВСКИЙ В. Ф. Воспоминания. Т. 1. М. 1997, с. 194; ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 22, с. 27.

48. КАРПУХИН Д. В. "Черная сотня": вехи осмысления в России. М. 2009, с. 130.

49. ИВАНОВА Н. А. Промышленный центр России 1907 - 1914 гг. М. 1995, с. 251, 253.

стр. 36

50. Московские ведомости, 9.II.1906, N 37.

51. ИВАНОВА Н. А. Ук. соч., с. 247; ЗАСОСОВ Д. А., ПЫЗИН В. И. Из жизни Петербурга 1890 - 1910 гг. Л. 1991, с. 226.

52. Национальная правая прежде и теперь. Приложение к ч. 1 - 3. СПб. 1992, с. 134.

53. ИВАНОВА Н. А. Ук. соч., с. 269.

54. Вопросы истории, 1997, N 6, с. 124.

55. ИВАНОВА Н. А. Ук. соч., с. 267, 271.

56. ГАВО, ф. 14, оп. 5, д. 1434, л. 63; Вопросы истории, 1997, N 6, с. 111.

57. ГАВО, ф. 14, оп. 5 Д. 1434, л. 170; ф. 704, оп. 1, д. 604, л. 22; Московские ведомости, 9.II.1906, N 37.

58. Подсчитано по: Вопросы истории, 1997, N 6, с. 111, 119.

59. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 11, с. 313.

60. ЦГИАУ, ф. 276, оп. 1, д. 492, л. 6; ф. 442, оп. 861, д. 259, ч. 2, л. 100.

61. Киевлянин, 12.IX.1913, N 255; Третий всероссийский съезд русских людей в Киеве, с. 7.

62. ТИХОМИРОВ Л. А. Монархическая государственность. М. 1998, с. 382; ЕГО ЖЕ. Церковный собор, единоличная власть и рабочий вопрос. М. 2003, с. 274; ЕГО ЖЕ. Россия и демократия, с. 326.

63. Тверское Поволжье, 16.V.1907, N 163.

64. ГАРФ, ф. 102, 4-е д-во, оп. 121, 1912 г., д. 210, л. 10, 13.

65. Устав Санкт-Петербургского Союза русских рабочих. СПб. 1908, с. 3 - 4.

66. ГАРФ, ф. 117, оп. 1, д. 94, л. 3 - 5, 10.

67. Там же, л. 42, 44; Правые партии. Т. 1, с. 539.

68. ГАРФ, ф. 116, оп. 1, д. 91, л. 1, 3, 4, 8.

69. МАКСИМОВ К. В. Ук. соч., с. 74, 75.

70. СТЕПАНОВ С. А. Черная сотня, с. 190.

71. ШЕВЦОВ А. В. Ук. соч., с. 163.

72. Вопросы истории, 1999, N 9, с. 25.

73. МАКСИМОВ К. В. Ук. соч., с. 28, 33, 38, 39.

74. СТЕПАНОВ С. А. Черная сотня, с. 216; Вопросы истории, 1999, N 11 - 12, с. 107.

75. ГАРФ, ф. 117, оп. 2, д. 8, л. 74.

76. ЦГИАУ, ф. 268, оп. 1, д. 132, л. 46; ф. 419, оп. 1, д. 5829, л. 6.

77. Союз русского народа по материалам Чрезвычайной следственной комиссии, с. 63, 29.

78. СТЕПАНОВ С. А. Черная сотня, с. 229.

79. ЦГИАУ, ф. 335, оп. 1, д. 79, л. 112.

80. РГИА, ф. 538, оп. 1, д. 72, л. 271.

81. Вестник Русского собрания, 18.XI.1910, N 33.

82. Правда, 22.IV. 1912, N 1.

83. Вопросы истории, 1997, N 8, с. 117; МАКСИМОВ К. В. Ук. соч., с. 48.

84. Мирный труд, 1911, N 1, с. 216, 220.

85. ГАВО, ф. 14, оп. 4, д. 2833, л. 4.

86. ГАРФ, ф. 102, 4-е д-во, оп. 121, 1912 г., д. 209, л. 20, 20об.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/Рабочий-вопрос-в-идеологии-и-практике-российских-консерваторов-начала-XX-в

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

И. В. Омельянчук, Рабочий вопрос в идеологии и практике российских консерваторов начала XX в. // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 25.04.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/Рабочий-вопрос-в-идеологии-и-практике-российских-консерваторов-начала-XX-в (date of access: 30.11.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - И. В. Омельянчук:

И. В. Омельянчук → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
419 views rating
25.04.2020 (218 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Русские контакты Д. Дидро: эволюция исследования проблемы
2 days ago · From Беларусь Анлайн
Российско-прусский договор 1743 г.
Catalog: История 
13 days ago · From Беларусь Анлайн
Р. А. ГОГОЛЕВ. "Ангельский доктор" русской истории. Философия истории К. Н. Леонтьева: опыт реконструкции
Catalog: Философия 
13 days ago · From Беларусь Анлайн
Организация репетиторского агентства
14 days ago · From Беларусь Анлайн
Русско-американские разногласия по вопросу о полосе отчуждения КВЖД. 1906 - 1917 гг.
Catalog: История 
16 days ago · From Беларусь Анлайн
Кадровый состав и внутриармейские отношения в вооруженных формированиях в годы гражданской войны
Catalog: История 
16 days ago · From Беларусь Анлайн
Генрих VIII Тюдор
Catalog: История 
33 days ago · From Беларусь Анлайн
О. Шпенглер и "консервативная революция" в Германии
Catalog: История 
38 days ago · From Беларусь Анлайн
М. КЛИНГЕ. Тень Наполеона. Европа и Финляндия на переломе 1795-1815 гг.
Catalog: История 
39 days ago · From Беларусь Анлайн
Отто Дибелиус и проблема христианской ответственности
39 days ago · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Рабочий вопрос в идеологии и практике российских консерваторов начала XX в.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones