BIBLIOTEKA.BY - электронная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: BY-358
Автор(ы) публикации: Д. Н. АЛЬШИЦ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Объективная, научно обоснованная оценка исторической роли российского самодержавия на всех этапах его существования приобретает в условиях современной идеологической борьбы важное значение. Отрицание исторической правомерности социалистической революции в России неизменно обосновывается в трудах западных советологов с помощью искаженного изображения дореволюционной истории. Большое внимание уделяется при этом самодержавию как некоей надклассовой силе, будто бы сплачивавшей своих подданных, без различия их сословной и классовой принадлежности, на основе "общенационального идеала", единства веры и извечной морали. Подобные представления буржуазная историография нередко связывает с начальным периодом истории самодержавия, чему способствует недостаточная изученность этого периода.

В науке нет единства взглядов даже по такому вопросу, как время возникновения самодержавного строя. Одни исследователи относят установление самодержавной монархии к концу XV в., другие - ко второй половине XVII века. Некоторые усматривают ее начало в XVI веке.

Спорными, противоречивыми суждениями отмечена также и историография опричнины: нет единого мнения о смысле ее учреждения и сроках существования, о ее роли и значении в истории Русского централизованного государства. Отсутствие ясности в решении обеих этих проблем - возникновения самодержавия и действительной исторической роли опричнины - в значительной степени обусловлено тем, что проблемы эти не поставлены в непосредственную связь между собой.

Дворянская историография "стеснялась" опричнины, старалась отделить ее от истории самодержавия, изобразить явлением, чужеродным царизму, не характерным для него. Буржуазные историки, не расстававшиеся с конституционно-монархическими иллюзиями, хотя и рассматривали опричнину как значительное социально-политическое явление, тем не менее тоже считали, что она не имела никаких последствий для дальнейшей истории монархии.

Представление об опричнине как о бессмысленном порождении личной прихоти Ивана Грозного восходит к сочинениям А. М. Курбского и публицистике начала XVII в. - либо к прямым родичам казненных, либо к людям, выросшим в среде, живо и болезненно помнившей опричный террор1 . Многие историки, опираясь на непроверенные, зачастую фантастически преувеличенные свидетельства иностранцев об опричном терроре, также видели главную причину возникновения оп-


1 Памятники древней русской письменности, относящиеся к Смутному времени. СПб. 1891; Временник Ивана Тимофеева. М.-Л. 1951; Пискаревский летописец. В кн.: Материалы по истории СССР. Т. 2. М. 1955, с. 56.

стр. 45


ричнины в личной жестокости Ивана IV. "Пьяный, развратный, кровожадный тиран"2 , охваченный манией преследования, опираясь на таких "злейших врагов всех честных граждан", как Басманов, Малюта Скуратов, Вяземский3 , установил "бессмысленную тиранию"4 и "привел государство к разрухе"5 . Наиболее ярко в дореволюционной историографии выразили эту точку зрения Н. М. Карамзин и В. О. Ключевский6 .

Другие историки, начиная с В. Н. Татищева, при всем различии их взглядов и позиций, настойчиво искали реальные причины разразившегося во второй половине XVI в. конфликта между царской властью и ее слугами7 . С. Ф. Платонов видел в опричнине борьбу Грозного с феодальной аристократией, в результате которой царь сумел ликвидировать вотчинное землевладение8 . При этом, по его мнению, Грозный вел борьбу против аристократии не так, как следовало. "Ее прямой смысл был затемнен непонятными и страшными способами действия". Конечный вывод Платонова таков: "тяжких обстоятельств", приведших страну к кризису, "открытой смуте", т. е. к классовым битвам начала XVII в., не было бы, если бы методы внутренней политики были иными, менее "крутыми", "грубыми", необдуманно жестокими9 .

Как видим, у представителей домарксистской историографии были свои основания для того, чтобы локализовать значение опричнины узкими временными рамками. Воспользовавшись терминологией Гегеля, можно сказать, что они рассматривали опричнину как факт, равный самому себе, т. е. не имеющий корней в прошлом и не повлиявший на дальнейшее развитие самодержавного строя. Такой подход не мог не сказаться на обращении с источниками и фактами. Труды даже наиболее выдающихся представителей дворянской и буржуазной историографии, посвященные начальной истории самодержавия, в частности опричнине, изобилуют примерами произвольных выводов, противоречащих источникам. Еще дореволюционная публицистика обращала внимание на такое положение в этой области историографии, указывая на "удивительные курьезы" в литературе об Иване Грозном: "Солидные историки, отличающиеся в других случаях чрезвычайной осмотрительностью, - писал Н. К. Михайловский, - на этом пункте делают решительные выводы, не только не справляясь с фактами, им самим хорошо известными, а... даже прямо вопреки им; умные, богатые знанием и опытом люди вступают в открытое противоречие с самыми элементарными показаниями здравого смысла; люди, привыкшие обращаться с историческими документами, видят в памятниках то, чего там днем с огнем найти нельзя, и отрицают то, что явственно прописано черными буквами по белому полю"10 .


2 Костомаров Н. И. Личность царя Ивана Васильевича Грозного. В кн.: Костомаров Н. И. Собр. соч. СПб. 1895. Т. 13, кн. V, с. 447.

3 Устрялов Н. Г. Русская история. Изд. 3-е. Ч. I. СПб. 1845, с. 245.

4 Иловайский Д. И. История России. Т. III. М. 1890, с. 263 - 264.

5 Щербатов М. М. История Российская с древнейших времен. Т. 5, ч. 2. СПб. 1902, с. 483 - 484.

6 Карамзин Н. М. История государства Российского. Т. IX. СПб. 1897, с. 130- 131; Ключевский В. О. Соч. Т. 2. М. 1957, с. 183 - 184, 186.

7 Ср.: Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Кн. 3. М. 1960, с. 707; Бестужев-Рюмин К. Н. Русская история. Т. II. СПб. 1895, с. 261 - 262; Белов Е. А. Об историческом значении русского боярства до конца XVII в. - ЖМНП, 1896, N 1 - 2, с. 234; Середонин С. М. Сочинение Джильса Флетчера "Of the Russe Common Wealth" как исторический источник. СПб. 1891, с. 81 - 86; Платонов С. Ф. Очерки по истории смуты в Московском государстве XVI - XVII вв. (Опыт изучения общественного строя и сословных отношений в смутное время). М. 1937, с. 105 - 106, 110.

8 Платонов С Ф. Ук. соч., с. 106, 138 - 139; его же. К истории опричнины XVI в. - ЖМНП, 1897, N 10, с. 261.

9 Платонов С. Ф. Очерки, с. 139, 105.

10 Михайловский Н. К. Полн. собр. соч. Т. VI, СПб. 1909, с. 186 - 187.

стр. 46


Новый этап в исследовании истории самодержавия связан с марксистско- ленинским учением о государстве как о продукте непримиримых классовых противоречий.

Известно, что В. И. Ленин характеризовал государственный строй России XVII в. как "самодержавие... с боярской Думой и боярской аристократией"11 . Следует обратить внимание на контекст, в котором находятся процитированные слова. Полемизируя против конституционных иллюзий эсеров, критикуя с этой точки зрения их анализ итогов революции 1905 - 1907 гг., Ленин говорит о русском самодержавии лишь как об одном из примеров, подтверждающих высказанное им общее положение ("например, русское самодержавие"). Ленин требовал не смешивать те или иные формы организации власти господствующего класса, ту "оболочку", в которой эта власть выступает на том или ином этапе своего исторического развития, с ее классовым содержанием. Русское самодержавие Ленин и рассматривает в качестве примера, показывающего, что, несмотря на изменения "оболочки" (развитие самодержавия с Боярской думой и боярской аристократией в сторону различных видов абсолютизма), классовая сущность власти оставалась неизменной12 . Учитывая это, неправомерно отождествлять момент перехода от одного этапа развития самодержавия к другому (в частности, от самодержавия с Боярской думой к абсолютизму) с моментом возникновения самодержавия.

Нельзя упускать из виду также и то, что Ленин противопоставляет самодержавие XVII в. с Боярской думой и боярской аристократией отнюдь не монархии XVI в., а, напротив, более поздней абсолютистской монархии XVIII века. Ленину "было хорошо известно.., что Боярская дума и боярская аристократия характеризовали собой не только самодержавие XVII в., но и самодержавие XVI в.", - подчеркивает в этой связи Н. М. Дружинин13 . Как отмечала М. П. Павлова-Сильванская, нет оснований считать, будто, по мнению Ленина, "самодержавие возникло в XVII в."14 .

Н. М. Дружинин проанализировал причины возникших в этой области заблуждений. "Корень ошибок - в отсутствии конкретного анализа исторических явлений: Боярской думы и боярской аристократии, "просвещенного абсолютизма",.. в изолированном, чисто формальном использовании мыслей В. И. Ленина об эволюции русского государственного строя". Принципиальные обобщения классиков марксизма он призывал "неразрывно и крепко" соединить с накопленным фактическим материалом и подвергнуть этот материал "самостоятельному научному анализу"15 .

Сегодня, в условиях значительного притока в научный оборот новых фактов, неприемлемость иного подхода к высказываниям Ленина о ранних этапах становления самодержавия, - когда "одни и те же... цитаты кочуют из статьи в статью, из книги в книгу"16 , - становится все более очевидной. Против использования ленинской мысли о государственной централизации России на капиталистической основе в


11 Ленин В. И. ПСС. Т. 17, с. 346.

12 Там же.

13 Дружинин Н. М. О периодизации истории капиталистических отношений в России (К итогам дискуссии). - Вопросы истории, 1951, N 1, с. 68 - 69.

14 Павлова-Сильванская М. П. К вопросу об особенностях абсолютизма в России. - История СССР, 1968, N 4, с. 75. Ср.: Зимин А. А. Проблемы истории России XVI в. в свете ленинской концепции русского феодализма. В кн.: В. И. Ленин и историческая наука. М. 1968, с. 322.

15 Дружинин Н. М. Ук. соч., с. 68 - 69.

16 Шмидт С. О. В. И. Ленин о государственном строе России XVI - XVIII вв. (О методике изучения материалов к теме). В кн.: В. И. Ленин и историческая наука, с. 331.

стр. 47


XVII в. для отрицания факта политической централизации, имевшей место уже в XVI в., решительно выступил и Л. В. Черепнин17 .

В литературе встречаются сетования на "загадочность" (и даже на "великую загадочность") опричнины18 . Эти недоумения как раз и возникают из убеждения ряда авторов, будто самодержавие возникло Лишь в середине XVII в. и что начало его отдалено от опричнины на три четверти века. В условиях же сословно-представительной монархии, которая, согласно такой периодизации, будто бы существовала и при Грозном во второй половине XVI в., опричнину иначе как кратковременную и притом весьма загадочную аномалию трудно рассматривать.

Исключительное значение для понимания истории становления самодержавия имеют ленинские положения о том, что в основании государственной централизации лежат непреоборимые требования экономического развития19 , а в основе всех преобразований и реформ, проводимых "сверху" (в частности, в период становления самодержавия), лежит классовая борьба эксплуатируемой части народа против эксплуататоров. Ленин указал на лицемерие монархического учения, будто "самодержавная власть царя... выражает всеобщие интересы всего народа 20 .

На основе марксистско-ленинского учения о государстве советская историография провела всесторонний анализ социальных конфликтов, имевших место в Русском государстве во второй половине XVI века. Созданы капитальные труды по начальной истории самодержавия, выявлены и опубликованы источники, расширяющие представление об эпохе Грозного21 . Тем не менее споры о времени возникновения самодержавия, "о значении опричнины и ее влиянии на политическое развитие России далеки от своего завершения"22 .

В свое время С. Б. Веселовский смело и бескомпромиссно выступил против идеализации личности и деятельности Ивана Грозного, в котором некоторые писатели, кинорежиссеры и ученые "после многих веков наветов и клеветы" разглядели наконец "подлинную фигуру борца "за светлое царство"23 . Разделяя пафос осуждения антинаучной идеализации Грозного и кровавых методов утверждения им своей власти, трудно согласиться с предложенной С. Б. Веселовским альтернативой. Вслед за Н. М. Карамзиным и В. О. Ключевским он утверждает, что опричнина не имела сколько-нибудь серьезного государственного смысла,


17 Черепнин Л. В. Вопросы методологии исторического исследования. Теоретические проблемы истории феодализма. М. 1981, с. 52 - 53.

18 Скрынников Р. Г. Начало опричнины. - Ученые записки Ленинградского пединститута им. А. И. Герцена, 1966, т. 294, с. 3; Веселовский С. Б. Исследования по истории опричнины. М. 1963, с. 58, 118.

19 Ленин В. И. ПСС. Т. 16, с. 312.

20 Там же, Т. 11, с. 181; т. 9, с. 333 - 334; т. 6, с. 266.

21 Смирнов И. И. Иван Грозный. Л. 1944; Садиков П. А. Очерки по истории опричнины. М.-Л. 1950; Полосин И. И. Социально-политическая история России XVI - начала XVII в. Сб. ст. М. 1963; Веселовский С. Б. Ук. соч.; Бахрушин С. В. Иван Грозный. В кн.: Бахрушин С. В. Научные труды. Т. 2. М. 1964; Зимин А. А. Опричнина Ивана Грозного. М. 1964; Скрынников Р. Г. Начало опричнины; его же. Опричный террор. - Ученые записки Ленинградского пединститута им. А. И. Герцена, 1969, т. 374; его же. Россия после опричнины, Очерки политической и социальной истории. Л. 1975; Носов Н. Е. Становление сословно-представительных учреждений в России. Изыскания о земской реформе Ивана Грозного. Л. 1968; Шмидт С. О. Становление российского самодержавства. Исследование социально- политической истории времен Ивана Грозного. М. 1973; Черепнин Л. В. Земские соборы Русского государства в XVI - XVII вв. М. 1978.

22 Скрынников Р. Г. Самодержавие и опричнина (Некоторые итоги политического развития России в период опричнины). В кн.: Внутренняя политика царизма (середина XVI - начало XX в.). Л. 1967, с. 69.

23 Веселовский С. Б. Ук. соч., с. 36 - 37. См. также: Зимин А. А. Академик С. Б. Веселовский и образ Ивана Грозного в художественной литературе. В кн.: История и историки. Историографический ежегодник. 1971. М. 1973.

стр. 48


свелась к истреблению лиц и "подействовала сильнее на нервы и воображение современников, чем на государственный порядок"24 . Особой точки зрения на опричнину придерживается В. Б. Кобрин. По его мнению, опричнина не была направлена против крупного феодального землевладения, а "традиционные представления" о борьбе между боярством и дворянством, по его мнению, лишены реальных оснований и теряют своих приверженцев25 . Большинство современных исследователей считает, что в основе внутриполитической борьбы, разразившейся в правление Грозного, в частности в основе опричнины, лежит значительный социальный конфликт. Свыше 40 лет назад Г. Н. Бибиков уверенно утверждал: "То, что режим опричного террора направлен был в первую очередь против боярства, представляет собой настолько установившееся мнение, что вряд ли в настоящее время кто-нибудь будет против него возражать"26 . Обратившись и к более поздним трудам, мы встретимся с тем же толкованием смысла опричнины. Характеризуя ее как "столкновение между могущественной феодальной аристократией и поднимающейся самодержавной монархией", Р. Г. Скрынников замечает: "Конфликт, вообще говоря, обычный"27 . Именно так - конфликт абсолютно "обычный" в том, однако, смысле, что историки, усматривающие в основе опричнины реальный социальный конфликт, видят его обычно таким: на одной стороне - царь, опирающийся на новое служилое дворянство, на другой - родовитые вельможи - вотчинники и их вассалы.

Между тем количество фактов, не укладывающихся в прокрустово ложе теории "обычного конфликта", весьма внушительно. Это давно уже делало ее уязвимой для критики. Царь "бил не одних бояр и даже не бояр преимущественно", - отмечал Ключевский28 . Веселовский показал, что политика земельных конфискаций также была направлена главным образом не "против старого землевладения бывших удельных княжат"29 . Жертвами земельных конфискаций оказывались многочисленные представители худородной служилой массы, интересы которой, согласно классической схеме, Иван Грозный будто бы защищал30 . Исследование земельных переустройств времен опричнины подкрепило мнение Веселовского о том, что политика земельных конфискаций была направлена в основном не против крупного землевладения31 .

Еще сравнительно недавно С. Б. Веселовский призывал ученых, изучающих опричнину, приняться "за постройку нового здания". Это сравнение можно продолжить таким образом: пока "новое здание" строится, современные исследователи опричнины, обогащенные новыми фактами и наблюдениями, размещаются в "старом фонде" выводов и обобщений. Одни - в кабинетах Карамзина и Ключевского, другие, в еще большем числе, - у Соловьева и Платонова. Разумеется, интерьеры изменились, на книжных полках много новых книг, другие перегородки... Но капитальные стены все те же, а из окон видна та же перспектива, которая открывалась глазам прежних почтенных обитателей этих помещений. Иначе говоря, выводы общего характера, делаемые ныне с иных позиций, во многом все же сближаются с традиционными суждениями дореволюционных историков об опричнине.

Обоснование более широкого, чем теория "обычного конфликта",


24 Веселовский С. Б. Ук. соч., с. 15 - 16, 26, 28, 53, 148.

25 Кобрин. В. Б. Власть и собственность в средневековой России (XV - XVI вв.). М. 1985, с. 10, 199, 215, 218.

26 Бибиков Г. Н. К вопросу о социальном составе опричников Ивана Грозного. - Труды ГИМ, 1941, вып. 14, с. 19.

27 Скрынников Р. Г. Начало опричнины, с. 3.

28 Ключевский В. О. Ук. соч. Т. 2, с. 184 - 185.

29 Веселовский С. Б. Ук. соч., с. 29 - 35, 65, 70, 143, 155, 178.

30 Скрынников Р. Г. Опричный террор, с. 227, 228, 248.

31 Кобрин В. Б. Ук. соч., с. 29 - 31.

стр. 49


взгляда на характер внутриполитической борьбы в Русском государстве на начальном этапе истории самодержавия, взгляда на опричнину не как на своего рода "эпизод", а как на закономерное явление, сыгравшее необходимую роль в становлении и укреплении самодержавной монархии, потребовало существенного расширения источниковой базы, разыскания новых документальных материалов. Многолетняя работа в этом направлении дала свои результаты. Были обнаружены новые материалы XVI в.: Список служилых людей двора Ивана Грозного 1573 г. и Официальная разрядная книга московских государей - оформленный в виде книги архив государева Разрядного приказа за весь XVI век. С исключительной полнотой, в связном, хронологическом порядке в ней предстает взору исследователя история Русского государства XVI в., свободная от выборочности и тенденциозности летописей. Удалось также разыскать и неизвестную ранее повесть XVI в. про царя Ивана Васильевича и купца Харитона Белоулина, которая в яркой образной форме отразила конфликт самодержавной власти с верхушкой городского посада32 .

Появление на Руси царя опередило установление царского строя. В систему власти, которую позднее стали называть этим именем, Русскому централизованному государству тогда еще только предстояло организоваться. Акт венчания великого князя на царство не сразу положил конец боярскому правлению. На управление страной продолжали оказывать влияние боярские клики. Став царем, Иван IV, как и прежде, должен был прислушиваться к голосу распоряжавшихся в Боярской думе представителей аристократических кланов. Положение не изменилось, когда власть в думе захватили родичи его матери Глинские.

"Боярским" царем Иван IV оставался до восстания московского "черного" люда в июне 1547 года. Народное восстание было для юного Ивана огромным потрясением. Чуть ли не вчера звучали торжественные славословия и молитвенное пение, сопровождавшие его венчание на царство, празднично гудели колокола, сияли бесчисленные свечи. Только вчера при его появлении восторженная толпа подданных падала на колени и склонялась в земном поклоне... И вдруг внезапно все так страшно переменилось. Вместо "свещного огня" - "огнь пожарный", вместо курения фимиама - удушливый дым: в пламени вся Москва. Вместо торжественного перезвона - неумолчный гул набата. Вместо коленопреклоненных покорных людей - разъяренные толпы вооруженных горожан. Они врываются в церковь, выволакивают и побивают камнями дядю царя, требуют выдачи других его родственников. В угрожающих кликах толпы звучит и царское имя. Защитить царя и его семью от ярости восставших практически некому. Собственного войска у царя нет, и он, "узрев множество людей, удивися и ужасеся". "От сего убо вниде страх в душу мою и трепет в кости моя и смирися дух мой", - признал он через несколько лет на Стоглавом соборе33 .

Объективным результатом восстания было высвобождение царя из-под тяжелой опеки прежних боярских правителей. В его окружение смогли выдвинуться новые люди, говорившие от лица "всей земли", выражавшие интересы служилого дворянства и верхушки городского посада, с требованиями которых феодальной аристократии приходилось все больше считаться34 . "Так создавались предпосылки для образования


32 Альшиц Д. Н. Новый документ о людях и приказах опричного двора Ивана Грозного после 1572 года. В кн.: Исторический архив. Т. 4. 1949; его же. Разрядная книга московских государей XVI в. В кн.: Проблемы источниковедения. Т. 6. М. 1958; его же. Древнерусская повесть про царя Ивана Васильевича и купца Харитона Белоулина. - ТОДРЛ. Т. 17. М.-Л. 1960; его же. Об официальном характере "Книги разрядной великих князей и государей московских". В кн.: Археографический ежегодник за 1978 год. М. 1979.

33 Стоглав, СПб. 1863, с. 30 - 31; Ср.: Послания Ивана Грозного. М.-Л. 1951, с. 522.

34 См. Скрынников Р. Г. Начало опричнины, с. 74; его же. Россия после опричнины, с. 7.

стр. 50


правительства компромисса", в которое вошли представители как наиболее дальновидных кругов боярства, так и дворянства35 , а также духовной иерархии. Царь Иван также был участником этого компромисса в качестве одной из его сторон.

Дух умиротворения витал поначалу над этим общефеодальным союзом. Царь и митрополит Макарий собирали соборы примирения, участники которых - в первую очередь царь и бояре - каялись в своих прежних "преступках". Цель всех этих усилий царь выразил в таком словосочетании: "Смирити всех в любовь"36 .

"Покаяния" царя и "всех людей" были по существу обязательством не допускать впредь произвола и грабежа со стороны власть имущих, провести реформы, отвечающие в основном требованиям служилой массы и верхушки городского посада.

Расширение социальной базы государства, обновление аппарата управления, активная внешняя политика - все это требовало исполнителей, способных взять на себя решение столь значительных задач. Круг людей, выдвинувшихся после потрясений 1547 г. к руководству государством, был в тот момент для молодого царя, беспомощного в бурном потоке событий, поистине спасательным кругом, за который он и вынужден был держаться до тех пор, пока не почувствовал под ногами твердую почву.

Деятельность правительства компромисса характеризуется рядом значительных реформ и внешнеполитических успехов. Вместе с тем многие реформы и установления этого фактического правительства вели в перспективе к опричнине, создавали предпосылки и условия для перехода к ней. Несение военной службы стало государственной обязанностью. Неисполнение ее влекло наказание, иногда очень суровое. Арбитром в решении местнических споров стал глава государства37 . Служебное начало при назначении на должность было поставлено выше родового38 . Установление в 1556 г. прямой зависимости между "количеством" службы (один вооруженный воин со 100 четвертей земли) и земельным владением служилого человека любого звания неизбежно влекло за собой зависимость между "качеством" службы - верностью, преданностью, храбростью, искусностью - и земельным владением этого человека. Без подобной меры переход к земельной политике опричнины был бы невозможен.

Для последовательного перераспределения земель и неукоснительного выполнения большими и малыми феодалами обязанностей государственной службы политика "внутриклассового мира", проводившаяся правительством компромисса, была, разумеется, недостаточной. Для этого потребовалась бескомпромиссная рука опричнины. Однако практическое начало "огосударствления" отношений всего класса феодалов с центральной властью было положено реформами конца 40 - 50-х годов XVI века.

В основу новой организации исполнительной власти на местах было положено избрание самими подданными чиновников для несения государственных, "казенных", функций. Замена множества местных "царьков" органами местного самоуправления, непосредственно связанными с правительством и выполнявшими его предначертания, превращала жителей бывших уделов в подданных государства, подчиненных его зако-


35 Зимин А. А. Реформы Ивана Грозного. Очерки социально- экономической и политической истории России середины XVI в. М. 1960, с. 311; ср.: Шмидт С. О. Становление, с. 118 - 119.

36 Шмидт С. О. Становление, с. 143 - 145, 134.

37 Альшиц Д. Н. Разрядная книга московских государей XVI в., с. 130 - 151.

38 Шмидт С. О. Становление, с. 276 - 279; Скрынников Р. Г. Начало опричнины, с. 84.

стр. 51


нам. Суды по существу становились сословно-представительными учреждениями при назначенном центральной властью наместнике39 .

Судебные установления правительства компромисса в середине XVI в. оказались во многих отношениях выше попыток преобразовать суд в течение трех последующих столетий, предпринимавшихся, в частности, при Петре I и Екатерине II40 . Перестройку суда в 50-х годах XVI в. можно в известном смысле назвать далекой предшественницей судебной реформы 1864 года. Она была проведена до окончательного оформления крепостничества, исключавшего судебно-правовой порядок, при котором присяжные, избираемые крестьянами, играли бы столь значительную роль в судопроизводстве. В свою очередь, судебная реформа 60-х годов XIX в. могла быть принята лишь после падения крепостного права. В обоих случаях предпринятая сверху известная демократизация суда носила вынужденный характер и приходила в решительное противоречие с самодержавным строем. Многие наиболее значительные судебные реформы 60-х годов XIX в. были довольно скоро взяты царизмом назад. И в XVI в., как только самодержавие обрело в 60-х годах свою сущность, стало самим собой не по названию, а и по сути, многие судебные установления реформ конца 40 - 50-х годов были обречены на гибель. Реформы и проекты реформ XVI в., близкие по времени к восстанию 1547 г., носят значительно более демократический характер, чем проведенные позднее.

Учреждением в конце 40-х годов XVI в. Челобитного приказа правительство хотело Создать впечатление, будто государственная власть - союзник каждого жителя страны против любого сановника, допустившего злоупотребления. Таким образом, уже в начальный момент становления царизма в народную почву были брошены зерна наивной веры в "царя-батюшку". Она сыграла не последнюю роль в том, что в момент перехода к единовластию царю так легко удалось поднять московский люд на защиту царской власти против всех, кто, по его утверждениям, на нее покушался - против Боярской думы, правительственных чиновников и даже против церковных иерархов.

Кто бы позднее ни "нашептал" Ивану IV идею создания опричнины - Алексей Басманов или жена-черкешенка Мария Темрюковна (подобные объяснения, "корней" опричнины встречаются в литературе) - впервые эта идея была высказана публицистами правительства компромисса - правительства Адашева - Сильвестра - Ивана Грозного. В Сказании о Магмете-салтане - произведении, несомненно, близком А. Ф. Адашеву, - прямо говорится о необходимости создать специальное войско для охраны внутренней безопасности государства41 . Описанный там охранный корпус, состоящий из преданных и хорошо оплачиваемых воинов, во многом похож на будущую опричнину. Правительство компромисса провело ряд практических мер в духе этих предначертаний. Создание личной охраны царя - трехтысячного корпуса стрельцов "огненныя стрельбы" - одна из них.

Советники и воспитатели царя - Сильвестр и Адашев - объективно внесли немалый вклад в обоснование будущего опричного террора. Многократно (девять раз) повторены в Сказании о Магмете-салтане призывы к государю быть грозным, казнить и жечь провинившихся под-


39 "В древней России управление и суд всегда шли рука об руку", - замечает известный исследователь русского права Ф. М. Дмитриев (Дмитриев Ф. М. История судебных инстанций и гражданского апелляционного судопроизводства от Судебника до учреждения о губерниях. В кн.: Дмитриев Ф. М. Соч. М. 1859, с. 7) Ср.: Носов Н. Е. Становление, с. 53 - 54; Романов Б. А. Комментарий к Судебнику 1550 г. В кн.: Судебники XV - XVI веков. М.-Л. 1952, с. 251, 279; Смирнов И. И. Очерки, с- 320.

40 "XVI столетие, столь значительное в политическом отношении, составляет также эпоху и в истории русского права", - писал Ф. М. Дмитриев (ук. соч., с. 5).

41 Сочинения И. Пересветова. М.-Л. 1956, с. 156.

стр. 52


данных. Пользуясь известным сравнением, можно сказать, что Адашев и Сильвестр высадили в "цветочном горшке" политического компромисса "зерно баобаба". Зерно это упало на исключительно благодатную почву, ибо переход к самодержавию был уже подготовлен предшествующим историческим развитием. Речь идет о таких сложившихся к середине XVI в. объективных факторах, как обширность территории страны; многонациональный состав ее населения; малое число и географическая разобщенность больших городов и, соответственно, политическая слабость городского посада; необходимость создания могучего, централизованно управляемого войска, способного обеспечить оборону государства и его внешнеполитические задачи; неизбежная в этой связи победа помещичьей формы землевладения над вотчинной; и главное - классовая заинтересованность феодалов в сильной централизованной власти, способной подавлять сопротивление эксплуатируемого населения, прежде всего крестьянства, феодальному гнету.

Для решения всех этих задач ранее сложившиеся формы централизованного управления страной были недостаточны. Речь идет о традиционном разделении власти между великими князьями, Боярской думой, церковным синклитом и укрепляющимися земскими учреждениями. Таким образом, становление единовластия, неделимой самодержавной формы государственного управления, было обусловлено глубокими объективными причинами.

Политический компромисс - фактическое правительство Адашева и Сильвестра - был последней попыткой укрепить и сохранить традиционное соединение властей. Однако реальная действительность толкала и их к укреплению единовластия царя. Это привело к неизбежным последствиям: политический компромисс треснул и распался на свои составные части.

Трудно найти в мировой истории фигуру монарха, который обладал бы столь же ярким талантом политического писателя-публициста, совершенно неколебимого в приверженности единовластию, в отрицании всех и всяческих, исторических и современных ему форм ограничения власти государей, как первый русский царь.

Одним из важнейших направлений в идеологической борьбе Ивана IV за установление единовластия было историческое обоснование извечности русского самодержавия. Грозный насаждал представление, будто венчание на царство было для него не чем иным, как принятием родительского, прародительского и вообще исконного царского венца русских самодержцев42 . Официальные московские книжники под руководством, а иногда и при непосредственном участии Ивана Грозного создали ряд монументальных историко-литературных памятников: многотомные Летописные своды, Степенную книгу, Казанскую историю... Все эти сочинения имели целью дать историческое обоснование исключительному праву московских государей на русское единодержавие43 .

Другим важнейшим направлением идеологической борьбы, которую вел Грозный, была неустанная критика любых форм ограничения власти самодержца. Ивана IV неотступно преследовал призрак парламентаризма (в его тогдашних формах). Впрочем, только ли призрак? Стоило обратить взор на запад, и перед глазами вставали те самые системы государственного устройства, которых он во что бы то ни стало хотел


42 Послания Ивана Грозного, с. 9 - 19, 226; ПСРЛ. Т. XIII, ч. 2. СПб. 1906, с. 392. 43 См.: Альшиц Д. Н. Источники и характер редакционной работы Ивана Грозного над историей своего царствования. - Труды ГПБ им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, т. I (IV), 1957; его же. Легенда о Всеволоде - полемический отклик XVI в. на "Слово о полку Игореве". - ТОДРЛ. Т. 14. М.-Л. 1958; его же. Что означает "пирогощая" русских летописей и "Слова о полку Игореве". В кн.: Исследования по отечественному источниковедению. М.-Л. 1964; его же. "Слово о погибели Рускыя земли" и "Казанская история". В кн.: Летописи и хроники. Сб. ст. 1974, М. 1974.

стр. 53


избежать в своей стране44 . "Тамо особь каждо о своем печеся",45 - утверждал Грозный, верно подмечая, что представительные учреждения государств Западной Европы - всевозможные парламенты, ассамблеи, генеральные штаты - призваны прикрыть личиной "всенародства" эгоистические эксплуататорские интересы феодалов и безудержное стремление к наживе нарождающейся буржуазии. Сам он фанатически верил, что единодержавие государя, неподвластного чьим бы то ни было частным или сословным интересам, гарантирует соблюдение всегда и во всем только общегосударственных интересов.

Царь видит угрозу самодержавию со стороны различных сил. Одна из них - удельная фронда, выступавшая с позиций "вчерашнего дня". Поскольку борьба против "ленивых богатин" и "изменных бояр" находила понимание и поддержку всех неаристократических слоев населения, царь и его окружение сознательно "обояривали" -именовали боярскими доброхотами и соучастниками боярских заговоров - всех, кого обвиняли в измене или "не прямой" службе царю46 . Этот маневр имел успех как у современников Ивана Грозного, так и у ряда историков. В действительности же царь опасался не только "самоуправства знати". Его представление о надклассовом (вернее надсословном - поскольку понятием "класс" он не располагал) характере самодержавной власти Имело своей оборотной стороной представление о надклассовом (надсословном) характере оппозиции царской власти, сливающейся воедино и способной угнездиться в любых слоях общества.

Иван IV приводит множество примеров гибели тех царств, где управляли священники - "попы". Из-за них, утверждает он, погибли Израиль, Рим и Византия 47 .

Слой недовольных то и дело вздымала над собой и служилая масса с ее постоянными требованиями жалования и притязаниями на земли, с ее стихийными вооруженными выступлениями, с ее мятежными колебаниями при сборах царского войска в походы. Служилая масса была главной политической и военной опорой самодержавия, его социальной базой. Именно поэтому ее необходимо было организовать и укрепить, привести к полной покорности.

Высказываясь против всякого ограничения своей власти, царь говорит и о средствах для ее защиты. Необходимость "грозы" для утверждения власти самодержца он подтверждает ссылками на международный опыт и на опыт истории. Власть, по его словам, должна внушать страх: "Хощеш ли бо не боятися власти? Благое твори; аще ли злое твориши, бойся, не туне бо мечь носит, в месть убо злодеям, в похвалу же добродеем", - пишет царь Курбскому. "Боятися" власти должны все подданные, независимо от их общественного положения: "Дати слабость вельможе - ино и простому". Царь делит подданных только на две категории: на "благих" и на "злых", на преданных ему и на изменников. Жалование первых и наказание вторых - главная добродетель христианского царя. Бояре, как и все прочие группы и сословия подданных, делятся на "наших бояр" - "угодных", т. е. преданных, и "наших" же бояр, но мятежных и изменных48 .

Теория (апология) самодержавия Грозного пронизана идеей опричнины. Она предполагает разделение государевых слуг на тех, кто "слугует "близко", и на тех, кто не столь надежен и "слугует" "отдалее".


44 Ср.: Черепнин Л. В. Земские соборы Русского государства в XVI - XVII вв., с. 96 - 100; Алпатов М. А. Русская историческая мысль и Западная Европа XII - XVII вв. М. 1973, с. 209 - 210.

45 Послания Ивана Грозного, с. 62.

46 Ср.: Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским. Л. 1979, с. 233 (комментарий).

47 Послания Ивана Грозного, с. 23.

48 Там же, с. 20, 173, 36.

стр. 54


Первые "слугуют" близко к царю для того, чтобы охранять его от "лиходеев", чтобы неусыпно и беспрекословно выполнять царскую волю, быть, по существу, орудием ее воплощения.

Важнейшим обстоятельством, ускорившим окончательный переход к единодержавию, была Ливонская война. Она диктовала необходимость сосредоточения в едином центре военного, политического и экономического управления. Переход к предельно централизованному, самодержавному правлению встал в порядок дня.

Сама форма перехода к единовластию в значительной степени зависела от личности властителя. Окажись на месте Грозного другой государь, он, надо полагать, не ввел бы термин "опричнина", возможно, обошелся бы без отъезда из столицы, окружил бы себя другими "Басмановыми" и "Малютами". Тем не менее развитие монархии в сторону установления единодержавия естественно и неизбежно вело к такому порядку, который по своей сути был бы близок к опричнине Ивана IV.

Многие историки представляют себе отъезд царя из Москвы 3 декабря 1564 г. как паническое бегство насмерть перепуганного человека, не отдающего себе отчета даже в том, куда ему направить свои стопы. Подоплеку подобного рода "побегов" царя вскрыл П. А. Садиков, напоминавший, что в 1567 г. Иван IV вознамерился бежать с семьей в Англию, "но вместо этого он энергично принялся за искоренение всех своих "изменников"49 . Во всех таких случаях и следует интересоваться не столько тем, собирался ли царь в самом деле куда-то "бежать", сколько тем, что он делал "вместо этого".

Перед отъездом из Москвы Грозный в течение двух недель самолично изымал в церквах и монастырях Москвы "святость" - самые ценные иконы, драгоценную утварь, совершенно не опасаясь, что церковники сумеют возмутить против него население столицы. Надежная личная охрана царя - "полк сатанинский" - была уже тщательно "прибрана" и сформирована50 .

Немаловажен и вопрос о том, когда были созданы те документы, которые царь прислал из Александровской слободы в Москву - до его отъезда или после того, как он покинул столицу, уже в слободе? Ни в русских, ни в иностранных свидетельствах, пересказывающих содержание этих царских посланий, нет ни малейших следов тех событий, которые происходили после царского отъезда из Москвы. Зато эти послания текстуально близки к ответу царя Курбскому, написанному еще летом 1564 года. Это наводит на мысль, что присланные из слободы в столицу документы (указ о введении опричнины, послания - одно правительству, другое московскому посаду) были заготовлены заранее, т. е. еще до отъезда в слободу.

В момент установления самодержавия его классовая сущность была особенно густо затемнена. Борьба самодержца с носителями традиционных феодальных отношений выглядела как борьба против феодальной несправедливости и находила поэтому поддержку широких масс населения, прежде всего верхов посада. Царь, относившийся с нескрываемым презрением к "мужикам", "холопам", "рабам" и всяким "черным людям", не побрезговал включить посадский люд в свои расчеты в качестве важнейшего слагаемого51 . Как политический шахматист, он сумел в данном случае посмотреть на много ходов вперед. Занося над головами противников опричный "молот" - воинскую силу, сконцентрированную


49 Садиков П. А. Ук. соч., с. 32.

50 Послания И. Таубе и Э. Крузе. - Русский исторический журнал, 1922, кн. 8, с. 32 - 33; ПСРЛ. Т. XIII, ч. 2, с. 391 - 392; Скрынников Р. Г. Начало опричнины, с. 232.

51 "В летописном рассказе есть косвенное указание на то, что после отъезда царя из Москвы его агенты вели соответствующую замыслам Ивана агитацию" (Веселовский С. Б. Ук. соч., с. 136).

стр. 55


в слободе, - царь подготовил и "наковальню". С нескрываемым торжеством описывает официальный летописец триумфальный успех этого замысла. Горожане твердо заявили, что защищать или поддерживать "лиходеев" и "изменников" они не намерены - они "за тех не стоят" и всякого, на кого им укажет царь, уничтожат своими руками: "сами тех потребят"52 .

Оказавшись в безвыходном положении, бояре, приказные люди, священный собор, воеводы - словом, те, кто представлял прежнюю государственную власть, признали за царем право наказывать любого из них по своему усмотрению: "А которые бояре и воеводы и приказные люди дошли до государьские великие измены, до смертные казни, а иные дошли до опалы, и тех животы и статки взяти государю на себя. Архиепископы же и епископы и архимандриты и игумены и весь священный собор и бояре и приказные люди, то все положили на государьской воле"53 . "Государьская воля" была признана единственным источником власти и права. Вполне очевидно, что подобный "общественный договор" не мог ни состояться, ни закрепиться без того орудия принуждения, которое сумело выковать окрепшее самодержавие, т. е. без опричнины. "Под давлением обстоятельств дума и высшее духовенство санкционировали указ об опричнине, установивший в стране новый режим"54 . Именно так: в стране был установлен новый режим, который уже для того времени справедливо именовать - царским. Установление самодержавия совершилось.

В отмене и бесследном (как многие полагают) исчезновении из источников самого имени "опричнина" некоторые историки видят подтверждение своего взгляда на нее как на бессмысленную затею, обреченную на скорое исчезновение. "Факт уничтожения опричнины без подмены ее "двором", - говорит Веселовский, - настолько важен, что при правильном понимании его упраздняет большинство несложных и "остроумных" концепций (опричнины. - Д. Л.), созданных различными авторами"55 . С. Б. Веселовскому, который "отказался видеть в опричнине вообще исторический смысл"56 , "отменить" ее было не трудно, Р. Г. Скрынникову, напротив, было труднее, чем кому-либо, "отменять" опричнину, поскольку он глубже, чем многие другие исследователи, проник в ее подлинную сущность. Скрынников указывает, что "в опричнине царь получил неограниченные полномочия для проведения репрессий против дворян и членов думы, на земельные конфискации и прочие мероприятия, которые в обычных условиях не могли быть осуществлены без согласия на то "совета крупных феодалов". В опричнине царь избавлялся от обычной опеки со стороны думы и высшего духовенства"57 . Разумеется, ни с чем из этих своих завоеваний Иван IV не расстался бы и не расставался. С этой точки зрения утверждения Скрынникова об отмене опричнины58 приходят в противоречие с его оценками внутриполитической структуры власти в Русском государстве после 1572 года. Объективность требует отметить, что Скрынников вопреки названию собственного труда - "Россия после опричнины" привел именно в этой книге большой материал, свидетельствующий о том, что опричнина фактически продолжала существовать под именем "двора"59 . Исследователь прав, когда утверждает, что некоторые стороны оприч-


52 ПСРЛ. Т. XIII, ч. 2, с 392 - 393.

53 Там же, с. 395.

54 Скрынников Р. Г. Россия после опричнины, с. 7.

55 Веселовский С. Б. Ук. соч., с. 195.

56 Зимин А, А. Опричнина, с. 45.

57 Скрынников Р. Г. Опричный террор, с. 229; его же. Россия после опричнины, с. 7 - 8; его же. Россия накануне "смутного времени". М. 1980, с. 9, 46 - 47.

58 Скрынников Р. Г. Опричный террор, с. 176 - 189, 233; его же. Россия после опричнины, с. 7 - 8.

59 Скрынников Р. Г. Россия после опричнины, с. 26 - 28, 63 - 68, 72, 107.

стр. 56


нины "заключали как бы в зародыше все последующее развитие дворянско- бюрократической монархии"60 . Но зародыш, как известно, "отменить" невозможно. Уничтожение "зародыша" означало бы отмену дальнейшего развития. Но такого не произошло.

Как видим, Веселовский и Скрынников "отменяют" далеко не равнозначные политические институты. Между тем арсенал доказательств, выдвигаемых этими и другими историками в подтверждение отмены опричнины, во всех случаях один и тот же. Старейшим аргументом в пользу отмены опричнины является наблюдение, сделанное еще Н. М. Карамзиным. Из разрядных росписей с осени 1572 т. исчезли слова "воеводы из опричнины", "опришнинские полки", "опришнинский разряд"61 . Однако перемена "вывески" отнюдь не означала ликвидации опричнины как системы государственного правления. Известно, что уже через год после ее учреждения, в 1566 г., в дипломатических посланиях ив наказах послам стремились "доказать, что все новые порядки в государстве исконны, что "опричнины" никакой не существует"62 .

В 1572 г. появился особо серьезный повод отрицать существование опричнины. 7 июня умер польский король Сигизмунд II Август. В качестве претендентов на польский престол фигурировали Иван IV и его сын Иван. Грозный, хорошо знавший приверженность польской шляхты к ее вольностям, не мог рассчитывать на свое избрание, не изобразив отказа от опричных методов правления. Напомним в этой связи, что эпопея фиктивной передачи царской власти Симеону Бекбулатовичу, затеянная Грозным позднее, в 1575 - 1576 гг., хронологически совпадала с временем второго польского бескоролевья.

Была и еще одна веская причина для отказа от наименования "опричнина". В конце 1564 - начале 1565 г. царь хотел подчеркнуть, что удаляется в "опричнину" - в сиротский, вдовий удел, отдавая все государство - "земщину" - в управление боярам. Стоило, однако, ему утвердиться самодержцем, подлинным хозяином страны, как уничижительный смысл слова "опричнина" пришел в противоречие с действительным положением. Именно потому, что опричнина как система означала не разделение власти, а, напротив, ее небывалую консолидацию в руках царя, "сиротский" термин "опричнина" стал все более изживать себя по существу. Таким образом, отказ от слова "опричнина" свидетельствует не о ее отмене, а, напротив, о превращении опричнины из чрезвычайной, временной меры в существенную часть системы государственного управления.

Л. М. Сухотин первым высказал предположение, что в 1572 г. был издан царский указ об отмене опричнины, который до нас не дошел63 . Это предположение основывается главным образом на заявлении Штадена, что "опричнине пришел конец", а земским возвратили их вотчины64 . Исследование этого источника, однако, показало, что, во-первых, Штаден никогда не служил в опричнине и, во-вторых, его свидетельства об отмене опричнины не заслуживают ни малейшего доверия65 . Других


60 Скрынников Р. Г. Опричный террор, с. 238.

61 Карамзин Н. М. Ук. соч., с. 131

62 См.: Садиков П. А. Ук. соч., с. 61, 66 - 68; Шмидт С. О. Становление, с. 227; Полосин И. И. Ук. соч., с. 107; Скрынников Р. Г. Начало опричнины, с. 357; его же. Опричный террор, с. 16; Послания Ивана Грозного, с. 270 - 271.

63 Сухотин Л. М. К пересмотру вопроса об опричнине. Вып. I. Белград. 1931, с. 21; вып. II - VI. Белград. 1936, с. 49.

64 Штаден Г. О. Москве Ивана Грозного. Записки немца-опричника. М. 1925, с. 110; Скрынников Р. Г. Опричный террор, с. 189; Веселовский С. Б. Учреждение опричного двора в 1565 г и отмена его в 1572 году. - Вопросы истории, 1946, N 1, с. 102; его же. Исследования, с. 63, 195.

65 Альшиц Д. Н. Записки Генриха Штадена о Москве Ивана Грозного как исторический источник. В кн.: Вспомогательные исторические дисциплины. Вып. XVI. Л. 1985, с. 134 - 148.

стр. 57


источников, "ясно и определенно" говорящих об отказе от опричнины, вообще не существует. На это указывал сам С. Б. Веселовский, отстаивавший тем не менее гипотезу об отмене опричнины66 . До нас не дошел не только сам указ об отмене опричнины, но не дошло и никаких его следов. Нет ни единой ссылки на такой указ ни в известных нам дипломатических документах, ни в каких-либо других официальных материалах. Нет ни одного случая ссылки на опричнину как на "бывшее" учреждение. Все претензии по поводу несправедливых решений местнических споров, принятых "в опричнине", появляются только после смерти Грозного.

В системе доказательств отмены опричнины фигурируют и упомянутый указ 1572 года о возвращении старинных вотчин земским дворянам и многочисленные будто бы случаи возвращения прежним владельцам их конфискованных в опричнину земель67 . Однако в источниках нет никаких признаков изменения земельной политики, существовавшей во время опричнины, ни в 1572 г., ни позднее, в течение всего царствования Грозного. Возвращение некоторых вотчин вернувшимся из ссылки было объявлено указом об амнистии казанским ссыльным, но он был издан в 1566 г., т. е. в самый разгар опричнины68 . Историки указывали до настоящего времени лишь на один пример такого возврата после 1572 г., относящийся к 1574 - 1575 годам. Речь идет о старинных вотчинниках Переяславского уезда Таратиных69 . Впрочем, и с этим единственным фактом приходится расстаться. Дело в том, что Таратины получили назад свою вотчину в опричном Переяславском уезде именно потому, что вступили в опричнину70 . Этот факт свидетельствует о том, что земли в опричных уездах возвращали бывшим земским тогда, когда они вступали в опричнину71 . Таким образом, история служилого землевладения того периода не дает никаких свидетельств в пользу предположений об отмене опричнины.

В системе доказательств отмены опричнины важное место занимает истолкование событий, связанных с нашествиями Девлет-Гирея на Москву в 1571 и 1572 годах. Утверждают, что после сожжения Москвы крымскими татарами в мае 1571 г., когда опричное войско якобы не оправдало надежд царя и вызвало его гнев, деление армии на опричную и земскую прекратилось72 . Такое истолкование военных событий 1571 и 1572 гг. не соответствует данным источников. В мае 1570 г., еще до подхода главных русских полков, опричный воевода Д. И. Хворостинин "крымских воевод побил"73 . Поход хана на Москву был сорван. В мае 1571 г. Москву защищали от крымцев земские полки. И только один полк опричников стоял за рекой Неглинной, охраняя новый царский дворец. Подошедшие к предместьям столицы войска хана подожгли городские посады. Москва и южные уезды страны, по которым прошла орда, были разорены дотла74 . При розыске о "боярской измене", начавшемся в связи с этим поражением русской армии, никто из деятелей опричнины обвинен не был. Через год, в момент но-


66 Веселовский С. Б. Учреждение опричного двора, с. 86 - 104; его же. Исследования, с. 58, 63 - 65, 144, 195.

67 Веселовский С. Б. Учреждение опричного двора, с. 102; его же. Исследования, с. 63 - 65, 199, 203 - 237; Скрынников Р. Г. Опричный террор, с. 181 - 182.

68 Скрынников Р. Г. Начало опричнины, с. 290 - 291, 317 - 327.

69 Веселовский С. Б. Исследования, с. 199.

70 Список Двора Ивана Грозного 1573 года. - РО ГПБ, Эрм., д. 542, лл. 23, 24, Ср.: Альшиц Д. Н. Новый документ, с 46. 47.

71 Садиков П. А. Ук. соч., с. 166 - 169.

72 Веселовский С. Б. Исследования, с. 195; Ср.: Сухотин Л. М. Ук. соч. Вып. I, с. 17 - 21.

73 РО ГПБ, Эрм. 390. Разрядная книга 1375 - 1605 гг. (далее - Разряды), л. 357. Ср.: Скрынников Р. Г. Опричный террор, с. 77.

74 Разряды, лл. 369 - 370; Ср.: Скрыиников Р. Г. Опричный террор, с. 127, 128.

стр. 58


вого нашествия Девлет-Гирея опричные полки формируются по своим отдельным опричным росписям и действуют под командой своих воевод из "опричнины". Выдающуюся роль в разгроме врага в битве при Молодях и тем самым в спасении Русского государства сыграли воины-опричники во главе с тем же опричным воеводой Хворостининым75 .

Л. М. Сухотин полагал, что составление в мае 1570 г. совместных разрядных росписей опричных и земских полков - признак того, что правительство Грозного уже тогда приняло курс на ликвидацию опричнины76 . Этот довод также безоснователен. Совместные службы опричных и земских, часто без указания на то, что данные полки и воеводы являются опричными, имели место с первого же года существования опричнины77 . Небывалое до той поры усиление опричной прослойки в командовании войсками произошло именно в 1569 году. И это не случайно. В 1568 г. был раскрыт широко разветвленный заговор боярина И. П. Федорова. Заговорщики хотели во время Ливонского похода 1568 г. окружить земскими силами царские опричные полки, перебить опричников, а Ивана выдать польскому королю78 . Заговор показал, что изолированное положение опричных полков и опричного командования таит в себе опасность, и после этого случая "слияние" земских войск с опричниками, т. е. прослаивание земского командования воеводами из опричнины, вошло в обычай.

Одновременно происходило прослаивание опричниками земского административного аппарата. С 1564 г. Боярская дума вообще перестает быть боярской. Появляется новый чин - думные дворяне. В их числе были видные опричники Малюта Скуратов и Василий Грязной. Не случайно и то, что последними думными дворянами Грозного были видные опричники - Василий Зюзин, Афанасий Нагой, Деменша Черемисинов, Баим Воейков, Роман Пивов, Михаил Безнин, Игнатий Татищев, Борис Годунов и Богдан Вельский. Такова та генеральная линий, по которой шло при Грозном "слияние" земских с опричниками79 . Да и само логическое построение - совместные действия означают слияние - искусственно в своей основе. Совместные действия в любой области человеческой деятельности потому и называются совместными, что совмещают усилия разных лиц или учреждений.

Значительно более важным для решения вопроса, сохранялась ли опричнина после 1572 г. или нет, раз уж такой вопрос поставлен, является тот факт, что продолжало существовать обособление опричнины, разделение полков, земель, городов, финансовых и прочих сборов на опричные и на земские, сохранялись особые служебные функции опричников. Свидетельства источников об этом в полном смысле слова неисчислимы80 .

А. М. Курбский в своей "Истории о великом князе московском", законченной в 1573 - 1574 гг. (а по мнению С. А. Елисеева даже в


75 Разряды, л. 464; Ср.: Буганов В. И. Новый документ о сражении на Молодях в 1572 году. В. кн.: Исторический архив. Т. 4. М. 1959; Бурдей Г. Д. Молодинская битва 1572 года. - Ученые записки Института славяноведения, 1963, т. XXVI, с. 50 - 69; Скрынников Р. Г. Опричный террор, с. 170 - 174.

76 Сухотин Л. М. Ук. соч. Вып. VII - VIII. Белград. 1940, с. 166 - 177.

77 Разряды за 1567 г., лл. 341 - 347 об., за 1568 г., лл. 348 - 349 об., за 1569 г., лл. 351 - 354.

78 Р. Г. Скрынников подробно рассмотрел многочисленные источники, сообщающие о заговоре Федорова, отметив противоречивость их показаний (Скрынников Р. Г. Начало опричнины, с. 373 - 379).

79 Зимин А. А. Состав Боярской думы в XV - XVI веках. В кн.: Археографический ежегодник за 1957 год. М. 1958, с. 72 - 76, 80; Скрынников Р. Г. Опричный террор, с. 233 - 234.

80 Разряды, лл. 338 - 341 об., 361 - 365 об.; 369. 375 - 375 об., - 378 об., 385 об., 388 об, - 393, 395 - 397, 426, 429 - 430, 432, 437 - 440, 453, 457 - 458 об-, 483 - 483 об., 487 об., 491 об., 508 - 508 об., 513 - 524 об., 528 об., 533 - 534 об., 545 - 546, 560 об., 566, 568 и др.

стр. 59


1582 - 1583 гг.), пишет об опричнине как о существующем учреждении81 : В третьем послании Ивану Грозному, написанном в сентябре 1579 г., Курбский пишет: "Вместо избранных и достойных мужей... окружил себя сквернейшими прихлебателями и маньяками... вместо храброго воинства кромешниками, опричниками кровоядными, которые несравнимо отвратительнее палачей"82 . Как видим, Курбский, который непременно отметил бы провал и уничтожение опричнины, продолжает до конца жизни бороться за ее уничтожение. Он ни в какой мере не поддается обману - отрицанию и сокрытию опричнины.

Г. Н. Бибиков в результате проделанной им кропотливой работы смог сказать, что ему "известны имена 234 опричников". Исследователь выразил надежду: "Может быть, какая-нибудь счастливая находка и увеличит число известных нам сподвижников царя Ивана. Но пока ее нет"83 . Через восемь лет был обнаружен и опубликован список служилых двора Ивана Грозного, в котором числится 1854 человека с указанием размеров жалованья для лиц высшего состава и с определением для рядовых служилых их обязанностей, оплаты и "корма". Жалованье всем им выдается на год, о чем многократно упоминается в документе. В списке отмечены все "новики" - лица, вновь принятые в состав двора - одни "по родству", другие "в умерших место"84 . Это значит, что все остальные дворовые 1573 г., т. е. подавляющее большинство, - опричники 1572 г., оставшиеся на своих местах и при своем жалованьи. Перед нами, таким образом, список опричного двора Грозного 1573 года85 .

Для правильной оценки сущности опричнины необходимо расстаться с некоторыми устоявшимися представлениями. Прежде всего с представлением о том, будто опричнина и в самом деле разделила ("рассекла") государство на две части ("на полы"). Царь действительно выделил себе "особый" двор, поначалу отдельно "испоместил" своих опричников на земле, создал отдельные опричные полки, устроил у себя в слободе опричные приказы. Опричники были одеты в особое, отличающее их от прочих служилых людей облачение86 и пользовались особыми привилегиями. Однако все эти "разделения", и прежде всего разделение государства на "земщину" и "опричнину", были по существу не чем иным, как созданием верхнего этажа власти. Прежние, исторически сложившиеся институты, сохранившиеся в земщине, включая Боярскую думу, были тем самым все разом подчинены власти самодержца.

Решительное подавление непокорных было, как показано выше, заранее идеологически обоснованной и законодательно утвержденной политикой укрепления единовластия. Земельная политика опричнины значительно расширяла размах террора в его обычном смысле. Достаточно


81 Курбский А. М. История о великом князе московском. СПб. 1913, стб. 352. Ср.: Елисеев С. А. История о великом князе московском А. М. Курбского. Автореф. канд- дисс. М. 1984.

82 Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским, с. 178 - 179.

83 Бибиков Г. Н. Ук. соч., с. 8. К сожалению, в распоряжении историков нет даже тех 234 имен, о которых писал Бибиков, поскольку составленный им список опричников не был опубликован.

84 Альшиц Д. Н. Новый документ, с. 3 - 71.

85 Против мнения о том, что список "дворовых 1573 года" является списком опричников, вскоре после опубликования источника выступила О. А. Яковлева. Она не упомянула при этом имени автора, выводы которого оспаривала, не указала ни шифра, ни названия, ни страниц того архивного дела, на основании которого рассуждает и которое, очевидно, сама не держала в руках, ибо приняла позднюю запись документа в копийную книгу за заглавие самого документа (Яковлева О. А. К вопросу о списке служилых людей 7081 (1573) г. - Записки научно-исследовательского ин-та при Совете Министров Мордовской АССР, Саранск, 1951, N 13, с. 234 - 236). На это необходимо указать, поскольку некритическое отношение к выступлению О. А. Яковлевой вызвало у ряда серьезных исследователей недоверие к столь ценному источнику, каким является список служилых людей двора Ивана Грозного 1573 года.

86 Садиков П. А. Ук. соч., с. 23 - 24.

стр. 60


было объявить данную территорию опричной, чтобы началось изгнание оттуда неугодных. Объектами земельных конфискаций становились землевладельцы всех категорий. В этом уравнении в правах, а точнее, в бесправии, родовитого вельможи с безродным служилым человеком - ярко проявила себя политическая сущность опричнины. Конфискация земли у каждого, кто не "близок", выбивала, в буквальном смысле этого слова, почву из-под ног всякой оппозиции.

В начале 70-х годов Грозный ополчился на посадские верхи Новгорода, Москвы, Пскова, Твери и других городов как на еще одну силу, противостоявшую неограниченной власти самодержца. Царь в конечном счете ликвидировал как политическую, так и экономическую независимость русских "торговых людей". Новгородскую торговую сторону он взял в опричнину силой. Вслед за новгородцами он подавил "самовольство" в Пскове, расправился с непокорными из московских купцов.

Назовем основные объективные последствия политики опричного террора Грозного. Разгром церковной оппозиции: сведение с митрополии и убийство Филиппа Колычева, расправа с новгородскими архиепископами Пименом и Леонидом. Разгром земской оппозиции: ликвидация заговора И. П. Федорова, казни 1570 года. Ликвидация внутридинастической опасности: казнь Владимира Старицкого и его родичей. Уничтожение последних уделов. Окончательная ликвидация самоуправления Великого Новгорода. Этими политическими акциями, проведенными с помощью опричнины, утверждался царский режим, суть которого и состояла во всеобщем и безусловном подчинении царю всех сословий и всех властей, в превращении всех жителей страны в верноподданных.

К ситуации, сложившейся при Иване IV, применимы слова Карамзина: "Внутри самодержавие укоренилось. Никто, кроме государя, не мог ни судить, ни жаловать: всякая власть была излиянием воли монаршей. Жизнь, имение зависели от произвола царей, и знаменитейшее в России титло было не Княжеское, не Боярское, но титло слуги Царева". "Правда, - говорит далее историк, - и у нас писали: "Государь указал, Бояре приговорили", но сия законная пословица была на Руси... панихидой на усопшую аристократию Боярскую"87 .

Исследования П. А. Садикова, А. А. Зимина, Р. Г. Скрынникова показали, что в опричнине существовали важнейшие приказы: Разряд, Ямской, Дворец государев, Казна. Опричный Разрядный приказ ведал формированием привилегированной, сопровождающей самого царя части войска, как сказали бы позднее, царской "гвардии". Опричному двору с самого начала и до конца дней Грозного принадлежало верховное руководство всеми главными службами и учреждениями государства, он воплощал практически власть самодержца.

Система единовластия, созданная Иваном Грозным, не умерла вместе с первым царем, а стала основой для дальнейшего укрепления и развития аппарата власти неограниченной монархии. Опричнина сыграла важную роль в консолидации класса феодалов вокруг царской власти. Единство было достигнуто благодаря подчинению интересов всех слоев этого класса интересам самого большого и могущественного его слоя - служилых людей, помещиков. В результате класс феодалов и его государство смогли провести прикрепление крестьян к земле. Полное подчинение единовластию, всеобщее "похолопление" феодалов всех степеней - признание над собою абсолютного, неограниченного господства царской воли и власти - такова была та цена, которую они должны были уплатить за порабощение в их пользу крестьян.

Крепостническое самодержавие не "моложе" крепостного права, а "старше" его. Самодержавие провозгласило крепостное право и провело


87 Карамзин Н. М. Записка о древней и новой России. СПб. 1914, с. 12, 65.

стр. 61


в жизнь. Обеспечение интересов феодалов-крепостников - таков основной классовый смысл установления и существования самодержавия. Относить возникновение самодержавия к более позднему времени - к середине XVII в. - представляется неправильным и с этой точки зрения.

Крестьянская война начала XVII в., династический кризис, интервенция явились сильнейшими ударами по системе самодержавной власти. Однако изменения, внесенные в общественную структуру Русского государства за годы царствования Ивана Грозного, оказались необратимыми. Речь идет о таких важнейших социально-политических сдвигах, как введение крепостничества, превращение поместного землевладения в социально-экономическую базу господствующего класса; реорганизация воинской службы; подчинение церкви государству; установление административной регламентации и налогового обложения торговли; создание единой государственной налоговой системы. Укрепление царской власти в середине XVII в., отразившееся в Уложении 1649 г., было по существу реставрацией пошатнувшихся в годы названных выше кризисов основ самодержавия, заложенных в правление Грозного, их дальнейшим развитием. И не случайно середина XVII в. отмечена исключительным интересом и вниманием к времени Ивана IV. Достаточно, не вдаваясь в подробности, указать на то, что большая часть письменных источников его эпохи (Судебник 1550 г., сочинения Грозного, Пересветова, Курбского) дошла до нас благодаря тому, что они сохранились в многочисленных списках середины XVII в., когда их переписывали и распространяли.

Необоснованные выводы о скорой отмене опричнины, утвердившиеся в историографии, затрудняют реальную оценку этого явления и его значения в истории самодержавия.

Исторические деятели того времени, в том числе и облеченные высшей властью, вольны были создавать и отменять те или иные политические учреждения, давать им наименования, хотя бы самые произвольные, каким и является наименование "опричнина", они могли по-всякому, порой весьма театрально, обставлять создание этих учреждений, могли формировать и изменять их личный состав. Но ни породить своей волей, ни отменить объективное историческое развитие они не могли.

Как и всегда, когда "складывается государство, создается особая сила, особые отряды вооруженных людей"88 . С этой точки зрения опричнина перестает быть порождением личной прихоти Ивана Грозного, кратковременным зигзагом его внутренней политики, не имевшим под собой каких-либо серьезных оснований, и находит свое место в качестве закономерного этапа становления и укрепления самодержавия.

История создания самодержавного государства в России - яркое подтверждение марксистско-ленинского положения о том, что государство является продуктом непримиримости классовых противоречий. Не случайно усиление консолидации класса феодалов, приведшее к опричнине в середине XVI в., и усиление консолидации феодалов в середине XVII в., отразившееся в Уложении 1649 года, происходили под прямым воздействием антифеодальных народных движений. Более всего пострадали от опричнины не бояре и не дворяне, не богатые "гости" и не сановитые церковники, как это любила изображать дореволюционная историография. От укрепления царского строя с самого начала его истории более всего страдал трудовой народ - крестьянство, вынесшее на себе опричное разорение и попавшее в крепостное ярмо. Социальное происхождение самодержавия неразрывно связано с опричниной и крепостничеством. А происхождение, как известно, можно отрицать, но нельзя отменить.


88 Ленин В. И. ПСС. Т. 33, с. 10.

Orphus

© biblioteka.by

Постоянный адрес данной публикации:

http://biblioteka.by/m/articles/view/НАЧАЛЬНЫЙ-ЭТАП-ИСТОРИИ-САМОДЕРЖАВИЯ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Беларусь АнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: https://biblioteka.by/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Д. Н. АЛЬШИЦ, НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП ИСТОРИИ САМОДЕРЖАВИЯ // Минск: Белорусская электронная библиотека (BIBLIOTEKA.BY). Дата обновления: 22.08.2018. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/НАЧАЛЬНЫЙ-ЭТАП-ИСТОРИИ-САМОДЕРЖАВИЯ (дата обращения: 16.12.2018).

Автор(ы) публикации - Д. Н. АЛЬШИЦ:

Д. Н. АЛЬШИЦ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Беларусь Анлайн
Минск, Беларусь
105 просмотров рейтинг
22.08.2018 (116 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СИМПОЗИУМ "ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ И СОВРЕМЕННОСТЬ"
Каталог: История 
26 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
КОНГРЕСС ВИЗАНТИНИСТОВ
Каталог: История 
26 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ПРОБЛЕМЫ РУССКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ МЫСЛИ КОНЦА XV - ПЕРВОЙ ТРЕТИ XVI В. В СОВЕТСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ
Каталог: Философия 
26 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
СТРАТЕГИЯ УСКОРЕНИЯ И НОВАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ ОБЩНОСТЬ ЛЮДЕЙ
Каталог: Социология 
26 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ПЕТРОГРАДСКИЙ ПРОЛЕТАРИАТ И ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫЙ ВОПРОС
Каталог: Экономика 
26 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
САМОДЕРЖАВИЕ И ПЕЧАТЬ (60 - 70-Е ГОДЫ XIX В.)
Каталог: Журналистика 
37 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
УСКОРЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СССР В ПЕРИОД ПЕРЕХОДА ОТ КАПИТАЛИЗМА К СОЦИАЛИЗМУ
Каталог: Экономика 
37 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Рецензии. З. С. НЕНАШЕВА. ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЧЕХИИ И СЛОВАКИИ В НАЧАЛЕ XX в. ЧЕХИ, СЛОВАКИ И НЕОСЛАВИЗМ. 1898 - 1914
Каталог: Политология 
42 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ТЕНДЕНЦИИ СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ В ЕВРОПЕЙСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАНАХ
Каталог: Политология 
42 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Историческая наука в СССР. КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ ПРЕДПРИЯТИЙ СССР
Каталог: Экономика 
42 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП ИСТОРИИ САМОДЕРЖАВИЯ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Белорусская электронная библиотека ® Все права защищены.
2006-2018, BIBLIOTEKA.BY - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK