Libmonster ID: BY-1231
Author(s) of the publication: Э. Е. ПИСАРЕНКО

Герой этого очерка Г. Л. Скадовский (1817 - 1919) - человек необыкновенный. Необычны сами по себе три ипостаси его личности: латифундист, общественный деятель, ученый. Поражает и число его "пересечений" с биографиями таких известных деятелей, как А. Д. Цюрупа или И. И. Мечников. Многие даже не догадываются, какую большую роль сыграли раскопки Скадовского в изучении археологии Северного Причерноморья. И в наши дни, любуясь экспонатами Эрмитажа и Государственного исторического музея, доставшимися науке благодаря многолетним его трудам, посетители и даже многие музееведы не подозревают, какой колоритной и разноплановой была эта личность. Его роль общественного деятеля и выдающейся личности до сих пор во многом остается загадкой. Не вполне ясны его политические взгляды, каково было его отношение к юриспруденции, его этическая программа. Публицистических статей, за редкими исключениями, Скадовский не писал, большая часть эпистолярного наследия погибла, позднейшие мемуары современников создавались с оглядкой на цензуру (как царскую, так и советскую), и имя Скадовского по разным мотивам, как правило, вычеркивалось.

Изучая историю крупных российских землевладельцев конца XIX - начала XX столетия, нельзя не вспомнить прекрасный опыт многоотраслевого хозяйства, которое многие годы так успешно вел в своем имении Скадовский. И нельзя забывать, что в 1909 - 1910 гг. подпись Скадовского мелькала на страницах газет "Русское слово", "Биржевые ведомости", "Родной край", "Одесские новости", "Одесский листок", а также журнала "Современный мир". При этом каждая его информация, как правило, сопровождалась пространным общественно-публицистическим комментарием.

Можно сказать, что Скадовский прожил несколько жизней. Свыше 35 лет он верой и правдой служил в земстве, будучи гласным с июня 1874 года. На протяжении ряда лет вел археологические раскопки на Белозерском городище, в Глубокой Пристани и, что особенно важно, на острове Березани в Днепровско-Бугском лимане. Его полевые дневники отличаются скрупулезной педантичностью, исключительной точностью, могут быть образцом и для современных археологов. Полтора десятилетия (1895 - 1910 гг.) Скадовский был предводителем дворянства Херсонского уезда, то есть фактически первым человеком в этом уезде. Что же касается самого драматического периода его жизни (1909 - 1919 гг.), то он до сих пор покрыт тайной и мраком неизвестности.


Писаренко Эрнст Ефимович - кандидат экономических наук.

стр. 54


Георгий Львович Скадовский родился 3 апреля 1847 г. в имении своего отца, потомственного помещика-латифундиста Льва Бальтазаровича в селе Белозерка Херсонского уезда Херсонской губернии. С этим имением неразрывно связана вся жизнь Георгия Львовича, его научные и общественные интересы. Расположенное на берегу живописного озера Белого, это село возникло как имение генерал-цейхмейстера Ивана Абрамовича Ганнибала - героя Чесмы и Наварина, основателя города Херсона, брата деда А. С. Пушкина по матери. В 1780 г. он получил 12 тыс. дес. земли в устье Днепра на берегу р. Кошевой, у Днепровского лимана. Выйдя в отставку 22 февраля 1784 г. и покинув Херсон, Ганнибал, уже будучи в Петербурге, продал свое имение вместе с осевшими здесь людьми за 3 тыс. руб. крупному екатерининскому вельможе А. А. Безбородко. Сопровождая Екатерину II в ее путешествии на юг России, Безбородко в мае 1787 г., во время пребывания двора в Херсоне, торжественно принимал императрицу в Белозерке. Официальный протокол от 14 мая 1787 г. (ст. ст.) свидетельствует: "Всемилостивейшая государыня и граф Фалкенштейн (под этим именем путешествовал тогда с Екатериной II австрийский император Иосиф П. - Э. П. ) изволили отобедать в 15 верстах от Херсона, в слободе Белозерке, принадлежащей гофмейстеру и тайному советнику графу Александру Андреевичу Безбородьку: быв угощены самим хозяином и, обозрев тамошнее приятное местоположение, возвратились в город (Херсон. - Э. П. ), пополудни в 5 часу"1 . Легенды об этом приеме передавались из уст в уста несколькими поколениями местных жителей.

В 1798 г. имение приобрел богатый землевладелец Л. Б. Скадовский, после чего село получило наименование Скадовка, хотя в официальных документах фигурировало как Белозерка. В конце XVIII в. там было 205 жителей: 126 мужчин и 79 женщин2 . Благодаря предприимчивости помещика успешно развивалось товарное хозяйство, прежде всего овцеводство и коневодство. Через общественные и научные организации Скадовские пропагандировали в Новороссийском крае занятие экономически выгодными отраслями сельского хозяйства, например, шелководства3 . Немалый доход давали винокурня и обширные рыболовные угодья. Уже в 1859 г. в Белозерке, ставшей в 1847 г. местечком, насчитывалось 107 дворов с 719 жителями4 . После обнародования манифеста 19 февраля 1861 г. крестьяне стали лично свободными. В мае 1863 г. Скадовский предложил им подписать уставную грамоту. Летом крестьяне работали в экономии помещика, пасли овец, которых насчитывалось свыше 100 тыс. голов, а по окончании сельскохозяйственных работ плели из рогожи различные изделия, изготовляли камышовые маты, конскую сбрую5 .

Когда 1 мая 1865 г. в Одессе открылся Новороссийский университет, Георгий Львович Скадовский одним из первых стал студентом его физико-математического факультета и решил посвятить себя естествознанию. С перерывом он учился в университете до 1872 года. Одесса и ее окрестности, Приднепровье, Черное море, необозримые новороссийские степи все более привлекают его как объект научных наблюдений и опытов. Лекции талантливых профессоров И. И. Мечникова, Л. С. Ценковского, бесценные богатств одесских библиотек и книжных развалов букинистов помогали молодому Скадовскому реализовать свои научные планы. Богатейшая фауна и флора Крыма все больше привлекают его, перед ним открылся совершенно новый и яркий мир. Алупкинский парк, Бахчисарай, Севастополь, Козьмо-Дамиановское ущелье, знаменитый Чатырдаг стали его любимыми местами. В донесении начальника Таврического губернского жандармского управления полковника Степановского в III Отделение собственной Его Императорского Величества канцелярии от 2 октября 1871 г. говорилось, что в окрестностях почтовой станции Мисхор, в трех верстах от имения князя Воронцова Алупки и в пяти - от Ливадии, были задержаны четыре молодых человека, среди которых были Николай, Георгий и Иван Скадовские, "единственной целью поездки их было ближайшее знакомство с природою Крыма и снятие наиболее замечательных видов, почему они и предприняли это путешествие на собственных лошадях". Студенческие документы молодых людей оказа-

стр. 55


лись не в порядке, и им грозили серьезные неприятности, но когда поступила телеграмма о кончине отца Скадовских, братьям было разрешено выехать в Одессу6 .

Смерть отца сделала Георгия крупным землевладельцем, которому еще нужно было завершить высшее образование. В университете его учителем стал талантливый ботаник, протозоолог и бактериолог Л. С. Ценковский. По окончании Новороссийского университета Георгий энергично помогал своему учителю личным участием и помощью в опытах по вакцинации животных, а после смерти профессора успешно продолжал его дело, за что и был избран почетным членом Харьковского ветеринарного института (1889 г.).

Будучи рачительным хозяином огромного имения, Скадовский стремился подходить к организации товарного сельскохозяйственного производства с научных позиций. Сохранились подробные описания имения Скадовских, сделанные журналистом М. А. Берновым, посетившем его в середине 1890-х годов. Скадовский продемонстрировал ему великолепный сад, где заботливо выращивались 23 сорта груш, особая забота проявлялась в отношении наиболее урожайных видов. Обратив внимание гостя на многообразие сельскохозяйственных орудий в Новороссийском крае, Скадовский подчеркнул роль немецких колонистов, а также влияние такого обстоятельства, как дороговизна рабочих рук. "В разгар страды мы платим рабочим по 3 руб. в день", тогда как в Центральной России недельная плата составляет лишь 30 копеек7 . Рациональная организация хозяйства была для Скадовского одной из главных его забот.

Свой хозяйственный опыт он широко использовал и в земской деятельности. Став гласным Херсонского губернского земства и принимая активное участие в его работе, владелец имения решительно выступал против неэффективной растраты земских денег8 , добивался усовершенствования сельскохозяйственного производства. Так, на заседании Херсонского губернского земского собрания 26 октября 1876 г. он предложил устроить семенные депо при уездных управах для лесоразведения в причерноморских степях. Задолго до В. В. Докучаева Скадовский выступил с программой облесения засушливых степей юга России, причем сразу же приступил к реализации этих идей на огромной территории своего имения, занимавшего площадь 12,5 тыс. десятин. В частности, Скадовский считал наиболее правильным разведение в южных степях акации. Завезенная в Новороссию в начале XIX в. из Франции генерал-губернатором Новороссийского края герцога А. Э. Ришелье, она очень хорошо прижилась и использовалась не только как декоративное растение, но и в промышленных целях, как хороший поделочный материал, кора которого содержит дубильное вещество. Скадовский предложил губернскому земскому собранию устроить соответствующий семенной питомник при незадолго перед этим открытом Херсонском земском сельскохозяйственном училище9 .

Скадовский очень интересовался вопросами прикладной статистики. Статистические исследования в России осуществлялись еще до образования при земских управах специальных отделов. Так, еще в 1869 г. в Херсонском земстве была проведена одна из первых в России перепись крестьянских хозяйств. Начиная с 1871 г. в земствах возникают специальные "столы" и отделения, в дальнейшем переросшие в статистические бюро. В 1873 г. такое бюро было создано и в Херсонском земстве. В течение года Скадовский присматривался к его работе, но отнесся к нему довольно критически. На 18-й сессии Херсонского губернского земского собрания 27 октября 1876 г., он, в частности, говорил: "Я нахожу, что бюро было бы уместно и принесло бы большую пользу, если бы на содержание его отпускались большие суммы, а не состояло бы из трех только членов. При таком малом комплекте оно не может собирать сведения непосредственно, а обращается с бланками к землевладельцам, из которых одни вовсе не сочувствуют делу, другие - не знают, что писать, а третьи - пишут, что взбредет. Какие же могут быть верные выводы из подобных сведений?"10

стр. 56


Много сил отдал Скадовский борьбе с хлебным жуком и его наиболее вредоносным для пшеницы видом - кузькой. В отдельные годы жуки пожирали добрую половину урожая. В конце 1870-х гг. Скадовский решил применить опыт борьбы с кузькой по методике Мечникова. Он запросил у него материал и повторил опыты, впрочем, результат получился отрицательный. Причину неудачи установить не удалось. Между Скадовским и Мечниковым началась дискуссия, в которой принял участие видный специалист по борьбе с насекомыми-вредителями профессор Петровской академии в Москве К. Э. Линдеман, вставший в этом споре на сторону Скадовского. Это был первый конфликт Скадовского с Мечниковым, выступившим с критическими замечаниями на сочинение Линдемана о хлебном жуке, где также фигурировали опыты Скадовского11 .

Вообще отношения между Скадовским и Мечниковым были непростыми. У последнего на первом плане стоял академический интерес, у Скадовского же превалировали вопросы сельскохозяйственной практики. В публичной лекции в Одессе 27 марта (8 апреля) 1886 г. Мечников говорил: "Когда просвещенный херсонский землевладелец господин Скадовский обратился в 1882 г. с целью составить компанию для организации предохранительных прививок от сибирской язвы к хозяевам, то последние отказали в своем участии"12 . А между тем урон от сибирской язвы у помещиков-овцеводов был значителен. Так, например, в одном лишь 1879 г. богатейший помещик-овцевод Новороссии Фальц-Фейн, владелец 800 тыс. овец, потерял от сибирской язвы 125 тыс. голов. Будучи не только богатым землевладельцем, но и крупным овцеводом, Скадовский в Белозерке только за первую половину 1882 г. потерял от этой эпизоотии свыше тысячи овец. При этом имели место многочисленные случаи заражения сибирской язвой людей от шкур павших животных.

Скадовский попытался организовать из местных овцеводов товарищество для проведения вакцинации животных. Он обратился с письмом во Францию, к Л. Пастеру, запрашивая его об условиях прививки 300 - 400 тыс. овец. Сотрудник Пастера Шамберлян, непосредственно занимавшийся производством вакцины, ответил, что стоимость вакцинации определяется из расчета по 20 копеек с вакцинированной овцы плюс 2 тыс. франков оплаты командированному из Парижа работнику. Эти расходы были признаны съездом овцеводов, на котором выступил Скадовский с инициативой по организации такого товарищества, чрезвычайно большими, поскольку вакцинация не спасала от гибели до 15% привитых овец, а падеж при эпизоотиях нередко не превышал этой цифры. Вот почему подобное товарищество не было тогда создано.

В это же время проводил свои опыты по вакцинации овец от сибирской язвы по оригинальной, разработанной им методике учитель Скадовского профессор Ценковский (1822 - 1887). Куда он только не обращался! Несколько раз Ценковский ездил в Париж к Пастеру, а также в Петербург, Харьков и другие места. Но средств на проведение широких опытов ему никто не давал. Материально, и притом в самый трудный для этого ученого момент, Ценковского поддержал лишь его ученик - Скадовский. Он предоставил Ценковскому в Белозерке лабораторию из четырех комнат с хорошим микроскопом и охотно выделял для опытов десятки и сотни овец из своего стада. Скадовский сумел заинтересовать в работе Ценковского все Херсонское земство и Южнорусское сельскохозяйственное общество, фактически выступив непосредственным спонсором этих работ.

Являясь одним из пионеров сибиреязвенных прививок в мировой практике, Скадовский и сам принимал участие в опытах по вакцинации. Благодаря неутомимой его деятельности Херсонское губернское земство предложило в 1883 г. Ценковскому провести массовую вакцинацию овец, ассигновав на это 500 руб. Ученый согласился, и в 1884 г. были проведены подготовительные работы. Местом проведения опыта выбрали Бел озерку. Летом того же года помощник Ценковского И. М. Садовский (впоследствии профессор) со-

стр. 57


вместно с Г. Л. Скадовским и местным ветврачем привили 1333 овцы, предназначенных для опыта. 5 - 18 ноября 1884 г. особая полномочная комиссия проверяла результаты вакцинации. В Белозерку прибыл херсонский губернатор, члены губернской земской управы, ветеринары и врачи, преподаватели сельскохозяйственного училища и местные помещики. Ценковский ознакомил их с основным принципом своей работы. Этот публичный опыт был удачным: из 30 предварительно вакцинированных овец ни одна не погибла после контрольного заражения, а из 10 невакцинированных 9 пали от сибирской язвы.

Многочисленные опыты вакцинации овец, однако, показали, что результаты не отличались стабильностью из-за особенностей самих вакцин. Поэтому приходилось нередко вводить одним и тем же овцам вакцину по нескольку раз, чтобы выработать у них достаточно высокий уровень иммунитета. Среди конкурентов, действовавших по методике Пастера и Мечникова в борьбе с губительной инфекцией, начались толки о несостоятельности предложений Ценковского. Это сказалось на здоровье ученого. Весной 1887 г. по окончании цикла лекций в университете ему срочно пришлось выехать по совету врачей за границу. Перед этим Ценковский побывал в мае в Белозерке и привез туда своего помощника А. П. Шалашникова. Скадовский вспоминал: "В этот раз он (Ценковский. - Э. П. ) пробыл у меня несколько дней. Ежедневно посещая лабораторию, он проводил в ней по нескольку часов и все с тем же интересом и энергией входил во все подробности дела. Энергия была поразительна..."13

Летом 1887 г. Скадовским совместно с Шалашниковым произведена была прививка 8336 овцам, а также 89 телятам и 10 лошадям. Опыты успешно продолжались и позднее, после кончины Ценковского осенью 1887 г. в Лейпциге. Скадовский был душой всей этой экспериментальной, работы. Вот что писал в 1887 г. непосредственный участник белозерских опытов Шалашиков: "Я должен заметить, что участие господина Скадовского имело громадное значение для успеха опытов профессора Ценковского. Он с самого начала предоставил массу материала для опытов и, дав возможность делать прививки в таких больших размерах, способствовал укреплению уверенности в опыте. Кроме того, его энтузиазм и уверенность произвели впечатление и на других помощников и побудили их произвести у себя прививки также в значительном размере. Распространение же повсюду прививок только и возможно постепенно при усилении авторитетности опытов"14 . Шалашников, простудившись, в 1890 г. внезапно умер. Но и оставшись фактически один, Скадовский продолжал начатое дело до 1896 г., когда он, уже совместно с Херсонской бактериологической лабораторией, которая была открыта благодаря его поддержке, успешно заменил первую вакцину, потерявшую свое качество, второй вакциной Ценковского, ослабив ее до степени первой.

В это же время в Одессе начала работать Одесская бактериологическая станция под руководством Мечникова по методике Пастера. Таким образом, в Херсонской губ. одновременно по двум разным методикам в конце 80-х - начале 90-х гг. XIX в. фактически параллельно функционировало два научно-практических центра. Между сторонниками обоих этих методов вакцинации против сибирской язвы развернулась острая борьба, которая продолжалась несколько лет. В центре ее оказались белозерские опыты, результативность которых, к сожалению, безосновательно оспаривал Мечников15 . Скадовский, оказавшись невольно вовлеченным в этот спор, дал достойный и корректный ответ Мечникову как в периодической печати, так и в эссе, опубликованном отдельным изданием16 . Он отверг необоснованные нападки на "белозерские опыты". Успех вакцинации по методу Ценовского зафиксировали несколько авторитетных комиссий.

Нельзя не упомянуть о знаменитой "панкеевской истории". Суть ее такова. По предложению Мечникова в августе 1888 г. в имении Каховка Днепровского уезда Таврической губ. пастеровские сибиреязвенные вакцины, приготовленные на Одесской бактериологической станции, были привиты 4414

стр. 58


овцам помещика К. М. Панкеева. Вскоре после инъекции погибло более 80% привитых овец. Причина катастрофы оказалась нераскрытой, хотя помещик, по воспоминаниям академика Н. Ф. Гамалея, более 10 лет судился - вначале с лабораторией, а затем с одесским муниципалитетом в различных инстанциях вплоть до окружного суда в Одессе17 . Несмотря на печальные последствия "панкеевской истории", ускорившей отъезд Мечникова за границу18 и надолго затормозившей внедрение в практику сибиреязвенных прививок, последние благодаря энтузиазму и активной деятельности Скадовского все же получили широкое распространение - вначале в Херсонской губ., а затем и по всей России. Вакцины Ценковского с успехом применялись у нас в стране до 1960-х годов.

В ознаменование заслуг Скадовского перед Херсонским земством, где он трудился, губернское собрание в 1903 г. постановило выставить его портрет в зале ветеринарной лаборатории, а в 1908 г. - в зале заседания губернского земского собрания. Одновременно было решено учредить в Харьковском ветеринарном институте стипендии имени Г. Л. Скадовского19 .

Скадовский оказался не только блестящим хозяином-практиком, но и показал себя прекрасным семьянином. И хотя его брат Николай Львович Скадовский (1846 - 1892) был на два года старше Георгия, он стал художником только благодаря материальной и моральной поддержке брата. Николай многое взял от интернациональной культурной жизни Одессы, где провел свою юность, успешно закончив в 1865 г. Ришельевский лицей - одно из лучших учебных заведений России того времени. Затем он поступил на медицинский факультет Московского университета, одновременно посещая в качестве вольнослушателя Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где получил медаль за один из своих этюдов. В 1866 г. Николай Скадовский перешел на юридический факультет Московского университета, который успешно закончил в 1870 году. Благодаря поддержке Георгия Николай он поступает в Дюссельдорфскую Академию искусств, учеба в которой сыграла решающую роль в формировании его как художника. После этого он посетил Рим, Падую, Флоренцию, останавливался в Париже и Вене. В 1876 - 1879 гг. в своей мастерской в Белозерке он создает ряд удачных работ, в 1879 г. выступает в Обществе поощрения художников в Петербурге с картиной "Охотник" и циклом пейзажей, за что получает первую премию. В печати отмечалась тонкая психологичность его портретов, простота и жизненность мотивов пейзажной живописи. В 1881 г. картина "Кабацкий оратор" была приобретена для Третьяковской галереи. В 1883 г. картиной "Открытие охоты" он дебютировал на международной художественной выставке в Мюнхене. За полотно "Бесприютные" Николай Скадовский получает премию от Общества поощрения художников, а в 1884 г. на академической выставке лучшей жанровой картиной была признана работа "Охота его превосходительства". Всего им было написано свыше 100 картин, в том числе небольшие по размерам, но очень правдивые изображения повседневной жизни людей ("По Владимирке", "Рекруты", "Косцы", "Рыбаки" и др.). К 1892 г. относится последняя работа Скадовского - эскиз к жанровой картине "Голодовка", который был пожертвован автором для лотереи в помощь пострадавшим от голода. Как справедливо подчеркивает в "Русском биографическом словаре" его биограф П. М. Гуревич, "хотя картины Скадовского по манере письма несколько сухи и не блещут особой колоритностью, но в них много характерных типов, видно старательное изучение быта, и содержание их представляет несомненный интерес"20 .

Для Георгия Скадовского неожиданная ранняя смерть брата в возрасте 46 лет 11 июня 1892 г. была сильным ударом. Через год психологическую травму принес обыск, а затем и домашний арест сестры Ольги в Белозерке. О том, как это воспринято было херсонцами, рассказывает земский статистик Т. И. Осадчий (1866 - 1945): "Были будни, я сидел в большой комнате статистического отделения, где раньше в пору развития статистических работ сидели десятки работников. ...От нашей комнаты был недалеко кабинет пред-

стр. 59


седателя, ведавшего статистикою. Мы слышали экстренный вызов его губернатором. И когда он вскоре возвратился, то сейчас же стало известно, что на рассвете целый эскадрон жандармов нагрянул в квартиру Скадовской и под ее кроватью нашли целый мешок нелегальной литературы. Она арестована и отвезена в тюрьму. Сельскохозяйственное земское училище оцеплено со всех сторон жандармами, и полиция в нем производит поголовный обыск. Это известие в одну минуту с быстротой молнии разнеслось по всем комнатам губернской управы и по всему городу и было подобно взрыву вулкана - какому-то урагану из далекого мира. У сестры губернского предводителя дворянства, известного всему городу, да еще под кроватью целый мешок революционной литературы! ...И это в городе самом богоспасаемом, где уже целый десяток лет никто не видел ни одного революционера, где никто и не мыслил о возможности существования на свете подобной литературы. Дело приняло сразу страшный смысл"21 .

А что же на самом деле? В докладе Николаю II министр юстиции Муравьев, широко известный по своей предшествующей прокурорской деятельности, громким обвинительным речам на процессе "Червонных валетов" и по делу об убийстве царя Александра II, писал: "9-го июня 1893 года, при производстве в городе Харькове дознания по обвинению Софьи Руссовой и других лиц в государственных преступлениях, были получены указания на сношения Руссовой с проживающею в имении Белозерке, близ города Херсона дворянкою Ольгою Львовою Скадовскою, ввиду чего последняя, по требованию помощника начальника Харьковского жандармского управления подвергнута обыску. При этом у Скадовской оказались два тюка, заключавшие в себе подпольные сочинения политических эмигрантов Плеханова и Лаврова и разные другие произведения революционного характера, а также издававшийся воспитанниками Херсонского земского сельскохозяйственного училища рукописный журнал "Пробуждение" за 1891 - 1892 гг. и за первую половину 1893 г., содержащий в себе статьи противоправительственного направления. Скадовская во время обнаружения у нее помянутых тюков, уклоняясь от выяснения источника приобретения таковых, заявила, что они переданы ей на хранение одним ее знакомым ввиду ожидавшихся в городе Херсоне обысков. Мерами дальнейшего расследования установлено, что отобранные у Скадовской брошюры и рукописи обращались среди воспитанников названного выше учебного заведения и доставлены Скадовской поселившимся в имении Белозерке для практического изучения сельского хозяйства окончившим курс помянутого училища Александром Цюрупою"22 .

По воспоминаниям современников, Г. Л. Скадовский, будучи тесно связан с руководством Херсонского земского сельскохозяйственного училища, на практику в свое имение, как правило, брал умных, исполнительных, трудолюбивых студентов. А. Д. Цюрупа фактически был отправлен из училища в Белозерку на преддипломную практику. Он оказался талантливым практикантом, да еще и тружеником-энтузиастом, влюбленным в свое дело фермером-аграрием, считавшим наиболее эффективной формой сельскохозяйственного производства крупные хозяйства-латифундии. Став агрономом, Цюрупа в течение более 10 лет был управляющим обширных латифундий своего ближайшего родственника крупного землевладельца в трех губерниях - Уфимской, Самарской и Тамбовской - представителя знатного дворянского рода князя В. А. Кугушева. (Позже Цюрупа стал советским наркомом продовольствия.)

Случайно ли то, что именно в Белозерке сыну губернского секретаря А. Цюрупе, потомственному дворянину К. Свирскому, купеческому сыну Я. Парамонову и некоторым другим студентам удалось не только собираться и обсуждать самые актуальные социальные и политические проблемы в рамках кружка самообразования, но и продолжать издавать журнал "Пробуждение" и даже наладить гектографирование народовольческой литературы? Думается, это стало возможным по трем причинам. Во-первых, владелец имения Скадовский был джентльменом в самом высоком смысле этого слова.

стр. 60


Он никогда не опекал мелочно практикантов, давая им полную свободу действий в работе и личной жизни. Во-вторых, безусловно удачным было расположение имения, соседствовавшего с Херсоном, тамошним училищем и окрестными селами. Был и третий фактор - повседневная помощь Ольги Львовны и в имении, и в Херсонской общественной библиотеке. Благодаря ей Цюрупа и его друзья пользовались и прекрасной библиотекой Скадовских - одной из лучших частных библиотек в Херсоне. По-видимому, не без участия О. Л. Скадовской, в конце 1892 г. А. Цюрупа по окончании обучения и попал на производственную практику в Белозерку. Здесь в его распоряжении было отдельное помещение, куда Ольга Львовна приносила интересовавшую его литературу. В Белозерке он трудился на опытном поле и на ферме. По воспоминаниям Осадчего, юный Александр влюбился в Ольгу Львовну. Их любовь была взаимной. Тем болезненнее он воспринял провал кружка и свой арест.

Как подчеркивал министр юстиции в докладе царю, "в числе брошюр и рукописей, находившихся в тюках, отобранных у Скадовской, оказались 56 экземпляров неоконченной гектографированной брошюры под заглавием "Краткий очерк революционного движения". ...Из показания Цюрупы видно, что он снабжал Скадовскую сочинениями преступного характера и читал совместно с нею помещенную в журнале "Пробуждение" статью "Краткий очерк развития революционного движения в России с 1866 по 1885 год", давая при этом объяснения по вопросам, представлявшимся непонятными для Скадовской. Вместе с тем, по словам Цюрупы, Скадовская, зная о производившемся в имении Белозерке гектографировании противоправительственных сочинений, изъявляла готовность оказать содействие в выполнении означенной работы непосредственным участием в таковой и предоставлением Цюрупе для сего отдельной комнаты в своем доме. Кроме того, посещавшие Скадовскую воспитанники земледельческого училища не стеснялись в ее присутствии порицать существующий в империи строй и обсуждать способы изменения такового. К сему Цюрупа присовокупил, что он предполагал написать статью о терроре, для каковой цели Скадовская доставила ему номера "Правительственного вестника", в коих напечатан отчет о процессе лиц, прикосновенных к злодеянию 1-го марта 1881 года. На дознании Ольга Львова Скадовская (41 года, православная, дворянка, состояла в браке с французскоподданным Пикер, каковой брак расторгнут, имеет сына), не признавая себя виновною, отрицала справедливость данных в отношении ее Цюрупою объяснений"23 .

Скадовский приложил максимум усилий для смягчения приговора сестре. Он использовал свои обширные связи и в прокурорском мире, и среди судей, привлек для консультаций лучших из известных ему адвокатов. Ведь обвинения строились в основном на чистосердечных признаниях Цюрупы. Поэтому Скадовский вынужден был направить письмо директору Херсонского земского сельскохозяйственного училища А. А. Николаеву от 17 июля 1893 года. В нем говорится: "Милостивый государь Анатолий Александро-

стр. 61


вич! Препровождая при сем на Ваше распоряжение имущество практиканта Цюрупы, оставшееся на его квартире после его ареста, покорнейше прошу Вас принять это имущество и сообщить господину Цюрупу, что он от всяких отношений ко мне, как практикант, освобожден и по освобождении от ареста не имеет надобности являться в Белозерку. Примите уверения в почтении. Ваш покорный слуга Г. Скадовский"24 .

Дознание и следствие велись в Херсоне, Одессе, Харькове настолько скрупулезно, что среди вещественных доказательств в деле присутствует даже привезенный из Швейцарии томик сочинений Вольтера на французском языке.

В результате, признавая тот факт, что "дворянка Ольга Скадовская, поддерживавшая знакомство с Цюрупою, допускала у себя в квартире собрания молодежи, носившие преступный характер, изъявляла Цюрупе готовность содействовать в гектографировании подпольных сочинений и приняла от поименованного лица на хранение два тюка, заключавшие в себе издания противоправительственного направления...", министр юстиции Муравьев, "согласно с мнением товарища министра внутренних дел, заведывающего полицией, полагал бы ...учредить за Ольгою Скадовскою гласный надзор полиции на три года в месте ее жительства Херсонской губернии, с воспрещением в течение указанного срока, отлучек из названной местности"25 .

Можно твердо утверждать, что Георгий Львович уже в 1880 - 1890-е гг. по праву входит в интеллектуальную элиту Новороссии. Биолог по образованию, помещик-латифундист и общественный земский деятель, уже тогда являлся крупным и высококвалифицированным археологом. Значительную часть года семья Скадовских проводила в Одессе. Местный археологический музей, по авторитетному мнению академика С. А. Жебелева, "по богатству предметов, происходящих из греческих колоний на северном побережье Черного моря, занимал первое место после Эрмитажа"26 . Он был одним из лучших в России и даже в Европе. Вниманию к нему Скадовского способствовала подготовка к VI археологическому съезду в Одессе в 1884 г., как и археологические памятники в Белозерке и ее окрестностях. Начиная с третьего, эти съезды неизменно были вполне определенно регионально ориентированы. В данном случае VI съезд был посвящен по преимуществу изучению археологии Северного Причерноморья.

В летописи Херсонского археологического музея под 1919 г. И. В. Фабрициус особо подчеркивал: "Перевезена из Белозерки Херсонского округа часть собрания Г. Л. Скадовского". Это материалы его раскопок в селах Белозерке, Козырке, Глубокой Пристани, Маячке, частично объявленные в "Трудах 6-го археологического съезда" в Одессе. К сожалению, собрание было разорено, пока находилось в ведении ревкома. Среди предметов, собранных Скадовским, еще с 1880-х гг. наличествовала разрисованная посуда трипольской культуры, из той группы, которая в 1890-х годах была обнаружена на Днестровщине и теперь по месту находки называется парканской, а в 1921 г. на Усатовской станции близ Одессы. Как считал Фабрициус, VI археологический съезд не выявил значения находки Скадовского и в более поздних обзорах предысторической украинской разрисованной керамики о белозерской посуде, кажется, никогда не упоминается"27 . В коллекции Скадовского были черепа, амфоры, браслеты, ожерелья, кольца, разного рода амулеты, причем каждая группа находок была снабжена фотографиями (Георгий Львович был отличным фотографом).

Среди всероссийских археологических съездов особо выделяется по значению состоявшийся в Москве в январе 1890 года. Он был приурочен к четвертьвековью Императорского московского археологического общества и посвящен памяти основателя последнего графа А. С. Уварова. Труды съезда были изданы семьей Уваровых. Г. Л. Скадовский выступил на таком престижном съезде с изложением результатов многолетних раскопок в Белозерском городище и его окрестностях, изложив свою концепцию типов курганных погребений и детальнейшие данные полевых дневников28 . Е. Ф. Шмурло

стр. 62


в своем обзоре работы съезда и его итогов, анализируя рефераты участников писал: "Доклад Г. Л. Скадовского "Типы погребения в курганах близ местечка Белозерки, Херсонской губернии" есть результат очень почтенных и трудолюбивых занятий. Вниманию съезда референт предложил дневник своих раскопок, курганную карту пространства между низовьем Ингульца и началом Днепровского лимана, планы шести городищ, множество фотографий и рисунков тушью и несколько черепов. Будучи строго фактическим, настоящий доклад.., без сомнения, внесет немало ценного материала в общую сумму вещественной литературы курганных раскопок. Вынужденный за недостатком времени ограничиться изложением небольшой только части всех произведенных работ и выводов, господин Скадовский остановился на способах погребения в раскопанных им могилах и установил семь видов его: 1) древнейшее курганное погребение Каменного периода; 2) позднейшее за тот же период; 3) погребение в деревянной ладье; 4) могилы греческих колонистов; 5) могилы полуовальной формы оседлых скифов, быть может, Геродотовых Каллипидов; 6) могилы кочевых воинственных скифов и 70 земляные могилы с очертанием ладьи"29 .

Итоги раскопок Скадовского, его доклад и дневники вызвали значительный интерес и на местах, например в Поволжье. Исследования Скадовского ставились в один ряд с работами Багалея и Самоквасова. Саратовец М. В. Готовицкий, в частности, писал: "Южная степная область России не считалась местом, где бы могли быть сделаны крупные археологические находки. Изыскания профессора Багалея в Харьковской губернии, профессора Самоквасова во многих местностях Южной России и г. Скадовского в Херсонской губернии доказали совершенно противное. Благодаря произведенным раскопкам сделано очень много находок и открыто большое разнообразие в местах погребения, - разнообразие, которое свидетельствует о смене многих народностей, составляющих население нашего Юга". Готовицкий подробно описал все семь типов погребений, о которых говорил на съезде Скадовский30 . Кстати, большая часть археологических находок пожертвована последним Историческому музею. Для характеристики взглядов Скадовского существенно то, что, будучи первым оппонентом по реферату археолога, филолога и блестящего публициста профессора Новороссийского университета В. И. Модестова, посвященному проблемам развития археологического образования в России, Скадовский "принципиально разошелся с референтом, находя, что полезнее обратить русские силы на охрану и разработку отечественных памятников, из года в год гибнущих бесследно"31 .

К этому нужно добавить еще одну важную черту характера Скадовского - скромность. Вот, например, как он заканчивал свое выступление на VIII археологическом съезде: "В заключение мне остается просить снисхождения к тем ошибкам в выводах и обобщениях, которые могли вкрасться в труд любителя; а если раскопки мои не удовлетворяют тех, которые пытаются положить предел любителей, то в оправдание свое скажу, что трудно усидеть среди степей пассивным свидетелем исчезновения от науки этого множества остатков старины, не удовлетворив любознательности, естественной грамотному человеку, ввиду постоянных распашек их плугом чуть ли не еще более опасных для науки, чем разграбления их кладоискателями"32 .

Раскопки продолжались Скадовским на протяжении ряда лет. Особенно удачными они были в 1900 г. на о. Березань (вблизи Очакова). Большинство предметов из этих раскопок и самые крупные из них поступили в Херсонский музей, а 100 самых лучших были переданы Эрмитажу33 . Не могу удержаться от того, чтобы привести здесь письмо зам. директора Эрмитажа Г. В. Вилинбахова на моё имя от 9 июня 2000 г., в котором говорилось: "В ответ на просьбу зам. главного редактора журнала "Вопросы истории" И. В. Созина от 11.05.00 об археологических материалах из раскопок Г. Л. Скадовского на острове Березань, хранящихся в Государственном Эрмитаже, сообщаем, что в 1904 г. в Эрмитаж было передано из Императорской археологической комиссии 156 предметов из археологических раскопок Г. Л. Скадовского на

стр. 63


о. Березань в 1900 - 1901 гг. В настоящее время все они хранятся в Отделе истории и культуры античного мира Эрмитажа. Данная коллекция включает в себя древнегреческие расписные и простые керамические сосуды, флаконы из алебастра и египетского фаянса, несколько мелких украшений из золота, предметы обихода из бронзы и кости. Из них шесть предметов находятся на постоянной выставке в зале 117 - это хиосский кубок и коринфская ойнохоя, фрагменты расписных ионийских блюд и фигурный сосуд из египетского фаянса".

Раскопки Скадовского на о. Березань имели настолько большое научное значение, что о них упоминалось даже в "Новом энциклопедическом словаре": "В последние годы на острове сначала случайные, а затем систематические раскопки, начатые Скадовским и производимые ныне ежегодно по поручению Археологической комиссии профессором Э. Р. фон Штерном, открыли старое, вероятно, рыбацкое милетское поселение, основавшееся здесь, вероятно, еще в XII в. до Р. Хр., может быть, как первое вообще поселение милетцев на черноморском побережье. В руинах поселения, особенно же в особой формы ямах и гробницах находится огромное количество в высшей степени интересных ионийских сосудов древнейшего типа, древнейших ольвийских монет и других предметов обихода. Большая часть вещей, найденных на Березани, хранится в Одесском музее Общества истории и древностей и в Петербурге, в Императорском Эрмитаже"34 . Б. В. Фармаковский, выступая на международном конгрессе историков в Лондоне в апреле 1913г., в качестве яркого примера удачных археологических раскопок сослался на находку Скадовским античной вазы: "В Херсонском музее есть ваза, происходящая из раскопок Г. Л. Скадовского на Березани, также аналогичная ольвийским вазам. На крышке ее изображены в центре и по краям лежащие животные; подставки сделаны в виде стоящих человеческих фигур"35 .

Благодаря материалам, собранным Скадовским, удалось подтвердить вывод, что поселение на Березани появилось в конце VII в. до н. э. Причем наибольшее число находок Скадовским датируется временем с конца VII до конца VI в. до н. э. Тут и остатки жилищ, и большое количество расписной родосско-ионийской керамики. Значительное число находок относится к римскому времени (первого века): плиты с надписями, краснолаковая посуда, монеты, стекло. В X-XI вв. на Березани располагалось славянское поселение. Открыты землянки, очаги, печи, много керамики, стеклянных браслетов, железного оружия. Таким образом, Скадовский, не будучи председателем губернской Архивной комиссии "в белых перчатках", сам успешно вел полевые работы. Организованные им раскопки производились в русле программы Императорской археологической комиссии при министре императорского двора в Петербурге, нацеленной на поиски классических и скифо-сарматских древностей на Юге России. В условиях, когда в России стало получать распространение "дикое" кладоискательство, чреватое гибелью многих предметов старины, инициатива Скадовского имела особенно большое значение. Характерно, что он получил от Императорской археологической комиссии разрешение на раскопки по всей Херсонской губернии. По примеру Скадовского к раскопкам подключились затем и другие херсонские землевладельцы. Большую помощь оказал Скадовский и В. И. Гошкевичу в издании его книги "Клады и древности Херсонской губернии", где и сам он заслуженно и многократно упомянут как замечательный ученый-энтузиаст.

Идейный максимализм Скадовского, подкрепленный его прагматизмом, питались чувством ответственности за большую Родину - Россию, малую родину - Новороссию и родной край - Херсонщину. Херсонский уезд, расположенный между Днепром, Бугским лиманом и Южным Бугом, охватывал тогда территорию в 17181 кв. верст (суши - 1751781 дес, водных пространств - 3342 дес). По земским данным, в уезде насчитывалось 1761952 десятин земли, жителей было 532956 (без Николаева), из них сельского населения - 414570 и городского - 118386 душ. Состав жителей был многонационален: русские, украинцы, белорусы, евреи, немцы, болгары, молдоване, поляки,

стр. 64


чехи и др. В уезде было 1103 населенных места: 3 города (Херсон, Николаев и Берислав), 6 посадов, 9 местечек, 71 село, 190 деревень, 48 немецких колоний, 18 еврейских земледельческих колоний, 69 поселков, 525 хуторов, 152 экономии, 11 почтовых станций, 2 монастыря. Население занималось преимущественно земледелием, часть работала на заводах и рудниках.

Когда дворяне Херсонского у. выбрали Скадовского уездным предводителем, он не отказался от этой весьма хлопотной должности, вложил в эту работу весь свой огромный организаторский талант и высокие душевные качества - честность, добросовестность, принципиальность. Само утверждение на высокую должность предводителя дворянства было тогда отнюдь не формальным актом. Кандидатуру всесторонне обсуждали до голосования в уездах, а затем в губернии, после чего она утверждалась губернатором. А затем в официальном порядке публиковалось об этом сообщение: "Его превосходительством господином херсонским губернатором утверждены 11 сего ноября (1895 г. - Э. П. ) в должности следующие лица, избранные в очередном губернском дворянском собрании кандидатами на должности, замещаемые по выбору дворянства: по Херсонскому уезду предводителем дворянства действительный студент Г. Л. Скадовский"36 . Став предводителем дворянства, он уже к 20 декабря 1895 г. получил чин статского советника, был назначен председателем Херсонской дворянской опеки, Херсонского по воинской повинности присутствия, почетным попечителем Херсонского реального училища и т. д.37 .

Твердо отстаивая корпоративные интересы дворян, Скадовский требовал от них неукоснительного соблюдения законов Российской империи, был, как правило, суров, но справедлив по отношению к подчиненным, требователен и к ним, и к самому себе. Его считали подлинным хозяином прекрасного по архитектуре и изяществу здания Дворянского собрания в центре Херсона на Потемкинской улице возле величественного памятника Потемкину работы академика Мартоса. Когда кончался очередной трехлетний срок, Скадовский вновь переизбирался на должность уездного предводителя дворянства. Он неоднократно выполнял обязанности херсонского губернского предводителя дворянства. Его почитали и уважали на протяжении весьма непростых и трудных для страны, губернии, уезда пятнадцати лет (1895 - 1910 гг.).

В рескрипте дворянству от 21 апреля 1885 г. по поводу столетия Жалованной грамоты Екатерины II, император Александр III вполне определенно высказал пожелание, чтобы "российские дворяне и ныне, как и в прежнее время, сохраняли первенствующее место в предводительстве ратном, в делах местного управления и суда, в распространении примером своим правил веры и верности и здоровых начал народного образования". Эту программу и претворял в жизнь Скадовский. Он всячески поддерживал деятельность Дворянского банка в своем регионе, обеспечивая функционирование института земских начальников, будучи сторонником решительных мер по наведению в уезде законного порядка.

Весьма показательно отношение его к культуре, науке, образованию. Земский гласный Скадовский ознакомился с "Положением о губернских исторических архивах и ученых архивных комиссиях" от 13 апреля 1884 г. и много сделал для создания в Херсоне общественной библиотеки, муниципального архива и археологического музея. И когда по инициативе херсонского губернатора князя И. М. Оболенского сформирована была в Херсоне губернская Ученая архивная комиссия, председателем ее был избран Скадовский. 31 мая 1898 г. состоялось торжественное открытие. Не ограничиваясь единовременными субсидиями, некоторые земства ежегодно ассигновывали пособия в помощь комиссии. Председателем херсонской ученой архивной комиссии Скадовский пробыл по январь 1911 г. включительно. За эти 13 лет было положено начало созданию Херсонского губернского исторического архива. Благодаря этому до нас дошли чрезвычайно ценные документальные материалы Херсонской палаты государственных имуществ, Херсонской ка-

стр. 65


зенной палаты и целого ряда других губернских и уездных учреждений, продолжено формирование ценнейшего археологического музея38 .

Активно проходила в Херсонской губ. исторически связанная с именем А. С. Пушкина подготовка к 100-летнему юбилею поэта. Уже в марте 1899 г. была создана юбилейная комиссия под председательством Скадовского. Чествование проходило в последней декаде мая 1899 года. В учебных заведениях широко использовалась закупленная земством техническая новинка того времени - "волшебные фонари" для показа теневых картин. Устраивались литературно-музыкальные утренники и вечера силами гимназистов, преподавателей и учащихся специальных школ. В народном театре несколько раз был поставлен "Борис Годунов", проводились народные чтения с теневыми картинами. В Успенском соборе. Греческой церкви и других храмах были отслужены литургии и панихиды по Пушкину, проведен литературно-музыкальный утренник для гимназистов и гимназисток и т. д.

Будучи повседневно занят хозяйственной, общественной и научной деятельностью, Скадовский не только поддержал выход специального юбилейного номера херсонской газеты "Юг", посвященного 100-летию Пушкина, но и опубликовал в нем письмо и документ XVIII в. из своего личного архива: "В юбилейные дни столетия со дня рождения Пушкина, когда вся русская пресса переполнена воспоминаниями не только о нем, но и о всех его предках, причем эти воспоминания доходят до родоначальника Ганнибалов, Абрама (Ибрагима) Петровича (арапа Петра Великого), одного из землевладельцев Херсонского уезда - Ивана Абрамовича Ганнибала (1735 - 1801), сына Абрама Петровича и старшего брата деда Пушкина Осипа Петровича Ганнибала - участника первой Наваринской битвы и строителя г. Херсона. В честь его одна из улиц г. Херсона названа Ганнибаловской. За его заслуги ему было пожаловано императрицей Екатериной II одиннадцать тысяч десятин земли при Белозерке. Прилагаю точную копию с хранящейся у меня купчей крепости, по которой это имение было продано в 1784 г. князю А. А. Безбородку"39 .

Об интересе Пушкина к первому владельцу Бел озерки И. А. Ганнибалу имеется целый ряд свидетельств40 . Скадовский в письме В. И. Гошкевичу отмечал: "Иван Абрамович, столь же достоин замечания, как и его отец. Он пошел в военную службу вопреки воле родителя, отличился и, ползая на коленах, выпросил отцовское прощение. Под Чесмою он распоряжался брандерами и был один из тех, которые спаслись с корабля, взлетевшего на воздух. В 1770 году он взял Наварин; в 1779 выстроил Херсон. Его постановления доныне уважаются в полуденном краю России, где в 1821 году видел я стариков, живо еще хранивших его память. Он поссорился с Потемкиным. Государыня оправдала Ганнибала и надела на него Александровскую ленту; но он оставил службу и с тех пор жил по большей части в Суйде, уважаемый всеми замечательными людьми славного века, между прочими Суворовым, который при нем оставлял все свои проказы и которого принимал он, не завешивая зеркал и не наблюдая никаких тому подобных церемоний"41 .

По воспоминаниям А. В. Исакова, специально изучавшего памятники Херсона XVIII в. по заданию Русского военно-исторического общества42 , подлинной жемчужиной большой личной библиотеки Скадовского была литература о Суворове, Потемкине и Екатерине II. Кстати говоря, именно Скадовскому херсонцы обязаны сохранением дома, в котором Суворов жил в 1792 - 1794 гг., и тем, что центральная и самая красивая улица города сохранила название Суворовской. Как предводитель дворянства и председатель Ученой архивной комиссии Скадовский был одним из инициаторов и организаторов торжеств в Херсоне, посвященных 100-летию со дня смерти А. В. Суворова, проходивших в мае 1900 года.

Деятельность Скадовского как уездного предводителя дворянства, рачительного и умного хозяина уезда, была очень насыщенной и разнообразной. Когда в январе 1902 г. по инициативе С. Ю. Витте было создано Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности с губернскими и уездными комитетами, Скадовский не мог остаться в стороне от этого большого и важного дела. Обращение Особого совещания к местным деятелям было обусловлено соображениями, что в таком жизненно важном для России деле, как сельское хозяйство, нужно было опросить и тех, кто ближе всего

стр. 66


стоит к земледелию и кому лучше всего известны его слабые стороны насущные требования43 .

Председателем Херсонского уездного комитета Особого совещания бессменно был Скадовский. На заседании комитета 17 ноября 1902 г. Скадовский поставил на обсуждение вопрос о распространении и улучшении специальных отраслей сельского хозяйства. При этом он сказал: "Херсонский уезд, в особенности южная и восточная части его, благодаря своим климатическим и почвенным условиям, весьма часто поражаются неурожаями зерновых хлебов; поэтому развитие таких отраслей хозяйства в нашем уезде, как садоводство и огородничество, заслуживает особенного внимания, так как во многих частях уезда они могли бы оказать населению серьезную помощь при неурожае хлеба. Этому способствует множество широких балок с черноземом, залегающим на глубину более сажени, как, например, Веревчина и Белозерская и др., которые тянутся в нашем уезде по разным направлениям на многие десятки верст, затем низменности и луга при реках Ингульце и Днепре, а также множество разбросанных на этих реках гряд, на которых, как показал уже опыт, с успехом могут расти плодовые деревья, несмотря на затопляемость их во время половодья. Нам известны в уезде сады, производящие плоды высокого качества, огороды производящие прекрасные овощи и баштаны, производящие прекрасные арбузы; нам известно, что в Херсонском уезде могут произрастать и обильно плодоносить многие породы деревьев, с трудом культивируемых даже в соседних губерниях или вовсе не растущих там (персики, абрикосы, многие породы зимних и осенних груш), - тем не менее, несмотря на большой спрос на этот товар из северных губерний и даже из Харькова и Москвы, перекупщики этих фрукт, покупая их у нас очень дешево, несли убытки благодаря, с одной стороны, большим накладным расходам его на железную дорогу, а с другой - повреждению его вследствие тряски, сопряженной с частой перегрузкой товара. Этим объясняется успешное развитие крестьянских промышленных садов в местностях, находящихся вблизи железных дорог (как, например, в Богоявленске) и отправляющих ежегодно с выгодою фрукты на север, и бездоходность таких же садов в местностях, хотя и более пригодных для садоводства, но отстоящих далеко от железной дороги, как сады, растущие на Веревчиной и Белозерской балках и в других местностях, о которых мною сказано выше. Само собою разумеется, что при таких условиях не может быть речи об улучшении огородов и садов, так как остановка у нас не за умением культивировать сады и огороды, как известно, дающие у нас товар довольно высокого качества, а за способом сбыта его на север, т.е. за железной дорогой, которая проходила бы через земли, способные производить этот товар в большом количестве. Попытки сбыта арбузов из этих мест в Варшаву, фруктов (абрикосы, груши) и некоторых овощей (синие баклажаны) в Москву из восточных и южных частей уезда дали убытки, в то время как Николаевские промышленные сады благоденствовали. Поэтому, прежде чем приступить к улучшению культуры садовых и огородных растений, следует позаботиться о путях сообщений и, главным образом, о железной дороге через середину уезда, которая только и может вызвать к жизни все эти и многие другие отрасли хозяйства, находящиеся в покоющемся состоянии в ожидании дорог, и которая позволит уезду не голодать в те годы, когда не уродятся злаки"44 .

Важно, что Скадовский, учитывая прежде всего мнение дворян и чиновников, землевладельцев своего уезда, принимал во внимание и взгляды представителей других сословий, особенно крестьян. Так, например, на заседании комитета 25 ноября 1902 г. Скадовский объяснил приглашенным на заседание крестьянам цель и значение их участия. Он подчеркнул: "Мы обсуждаем здесь вопросы, чем помочь нашему сельскому хозяйству, и теперь дошли до обсуждения таких вопросов, по которым желательно выслушать ваше мнение". Затем он изложил пункт программы о поощрении к добровольному расселению крестьян в уезды и к сокращению чрезполосного землепользования. Скадовский предложил крестьянам высказаться как об их нуждах, так и об их желаниях45 .

Примечательно, что ряд пожеланий Скадовского и возглавляемого им уездного комитета были учтены правительством. Более того, на основании

стр. 67


Высочайшего повеления от 12 ноября 1904 г. на Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности было возложено рассмотрение заключений местных комитетов по вопросам крестьянского дела. Деятельность местных комитетов была высоко оценена общественностью.

Руководимый Скадовским уездный комитет действовал до весны 1905 года. Указом 30 марта 1905 г. (в связи с русско-японской войной и революцией) Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности и все его местные (губернские и уездные) комитеты были неожиданно упразднены с передачей производившихся в них дел подлежащим ведомствам и вновь образованному под председательством И. Л. Горемыкина "Особому совещанию по вопросам о мерах к укреплению крестьянского землевладения" (в конце 1905 г. упраздненному).

Как Скадовский встретил 1905 г. - начало революционных потрясений в России XX века? 11 декабря 1905 г. в официальных прокурорских документах об аграрных беспорядках на Юге ясно говорилось, что "на днях Белозерка, присоединившись к Крестьянскому союзу, решила не допускать погромов, насилий и грабежей". Случайно ли это? Скадовский считал аграрную революцию не только ненужной, но и губительной. Пушкинский вывод - предостережение потомкам: "Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный!" полностью отвечал взглядам и настроениям Скадовского. В антитезе "революция - человек" Скадовский безоговорочно был на стороне человека. Самым страшным злом он считал алкоголизм, беспробудное пьянство крестьян. Будучи председателем уездного попечительства о народной трезвости, Скадовский многое сделал для действенной борьбы с пьянством. Антиалкогольная пропаганда проводилась в уезде систематически, из года в год. Даже в грозном 1905 г. Скадовский не прекратил активной антиалкогольной пропаганды, считая ее самонужнейшей для России и тогда, и на многие годы вперед46 .

На жгучий, волновавший в те годы всю общественность вопрос - национализация, муниципализация или раздел земли в собственность - Скадовский отвечал совершенно определенно: раздел в собственность47 .

Как наиболее типичный отечественный латифундист Скадовский приводится нашим крупнейшим историком-аграрником А. М. Анфимовым в качестве примера в первом комплексном исследовании крупного помещичьего хозяйства России, содержащем ценные указания, собранные из самых различных статистических, экономических, архивных источников, Анфимов справедливо подчеркивал, что Херсонская губ. представляла собой своего рода оптимальный вариант капиталистического развития сельского хозяйства всей южной и юго-восточной полосы Европейской России48 . Кстати, по инициативе и под руководством Скадовского в Херсонском уезде в 1907 г. был произведен сплошной учет землепользования, который выявил, что на землях частных владельцев посевы составляли 418241 дес, причем 286342 дес, или 68,5%, находились в руках мелких съемщиков49 . Анфимов считает, что в ряде случаев "скопщина", то есть отдача за арендованную землю определенного числа копен или снопов, уступила место денежной аренде еще в конце XIX века. При этом он ссылается на одно из описаний Херсонского уезда: "Местами держится и до сих пор господствовавшая в прежние годы комбинация владельческого хозяйства с крестьянским - раздача земли из части урожая, так называемая скопщина; конечно, о четвертой, в пользу владельца, копне доброго старого времени давно уже забыли; нормальной платой теперь считается половина урожая, иногда еще с обязательством отработать известное число дней на молотьбе"50 .

В годы столыпинской реформы скопщина подвергалась дальнейшему вытеснению как за счет замены ее денежной арендой, так и за счет расширения системы отработок. В качестве доказательства Анфимов приводит данные о посевах по Белозерскому имению Скадовского: 1908 г.: экономических посевов - 823 десятин (30,2%), скопщина - 1899 десятин (69,8%); 1913 г.: экономических посевов - 1390 десятин (64,1%), скопщина - 778 десятин (35,9%);

Скадовский бессменно возглавлял Херсонскую уездную землеустроительную комиссию начиная с осени 1906 года. И именно повседневная работа таких региональных деятелей, как он, привела к успеху реформы. Отчеты о

стр. 68


работе возглавляемой Скадовским землеустроительной комиссии регулярно публиковались местной прессой (первый газетный отчет был опубликован уже в ноябре 1906 г. в газете "Родной край"51 в разделе "Местная хроника"). И сам Скадовский показывал пример: в Херсонскую землеустроительную комиссию поступило дело о продаже Скадовским Крестьянскому банку земли в количестве 627,5 дес. для товарищества крестьян в деревне Надеждовки Белозерской волости.

В конце июня 1907 г. под его председательством созывается съезд всех земских начальников Херсонского уезда для определения размера помощи пострадавшему от градобития и других бедствий населению"52 . Большую помощь в землеустроительной работе по осуществлению аграрной реформы Скадовскому оказывало проведенное 29 и 30 июня 1907 г. в Херсоне губернское землеустроительное совещание по вопросу об использовании земель, приобретенных Крестьянским поземельным банком для нужд крестьян. В работе этого совещания активное участие принял директор Департамента государственных земельных имуществ А. А. Риттих и ряд высших чиновников из Петербурга.

Правительственный курс Столыпина и его наиболее последовательных сторонников на местах характеризуется в наши дни как консервативно-либеральный. В этой связи особый интерес приобретает изучение таких региональных руководителей и проводников реформы, как Скадовский. Реформа предусматривала расширение масштабов частной крестьянской земельной собственности, землеустройство, улучшение агрикультуры, развитие кооперации, переселение крестьян за Урал. Положительную роль сыграли и таких объективные факторы, как благоприятные погодные условия тех лет, повышение цен на продукцию аграрного сектора на мировом рынке. Все это конкретно проявилось на примере реформаторской деятельности Скадовского.

Жизнь Г. Л. Скадовского оборвалась трагически: 22 января 1919 г. вместе со своим младшим сыном он был зверски убит в своем доме грабителями, вероятно, из банды атамана Григорьева. В то смутное время губернская управа все же нашла возможным откликнуться на смерть ученого-патриота соболезнованием, в котором была дана высокая оценка его деятельности. В этом письме, в частности, говорится: "Велики были труды и жертвы Георгия Львовича при разработке вопроса о борьбе с сибирской язвой. Труды эти давно признаны полезными и благодетельными для населения, и очередными собраниями губернского земства многократно (в 1888, 1896 и 1891 гг.) выражалась за них Георгию Львовичу благодарность, В последние годы труды и жертвы Георгия Львовича получают особое значение. Он умер, но память о нем в русской земле будет жить, ибо имя его тесно связано с открытием вакцин, сокращающих гибельную сибиреязвенную заразу и оберегающих от нее и людей и животных".

Убийство Г. Л. Скадовского глубоко взволновало жителей Херсонщины. Газета "Родной край" от 26 января 1919 г. писала, что траурная процессия за гробом ученого растянулась на несколько кварталов. Дань уважения ему пришли отдать не только многие горожане, но и крестьяне из Белозерки и близлежащих хуторов. Похоронен Георгий Львович на старом кладбище Херсона. В 1960-х годах ему был поставлен большой новый памятник, на котором было написано: "Память о нем в русской земле будет жить, ибо имя его неразрывно связано с открытием вакцин, сокрушающих сибиреязвенную заразу. Херсон. 1919" 53 .

Примечания

1. Записки императорского одесского общества истории и древностей. III. Одесса, 1853. Отд. 2-е, с. 279.

2. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА), ф. ВУА, д. 18336, ч. 1, л. 173; Государственный архив Херсонской области (ГАХО), ф. 14, оп. 1, д. 51, л. 101; оп. 2, д. 8, 14.

3. Записки императорского общества сельского хозяйства Южной России. Одесса. 1839, с. 215.

4. Списки населенных мест Российской империи. Вып. Херсонская губерния. СПб. 1868, с. 11.

стр. 69


5. Херсонская область. Киев. 1983, с. 152.

6. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), ф. 109, 3-е д-во, д. 57, ч. 1, л. 8, 8об, 9, 9об, 11, Поб.

7. БЕРНОВ М. А. Из Одессы пешком по Крыму. Письма русского путешественника. СПб. 1896, с. 38.

8. Сборник Херсонского земства (СХЗ), 1877, N 5, отд. 2-й, с. 291.

9. Там же, с. 310 - 311, 313, 315.

10. Там же, с. 353.

11. МЕЧНИКОВ И. И. Собрание сочинений. Т. 1. М. 1955, с. 31, 277 - 278.

12. МЕЧНИКОВ И. И. Собрание сочинений. Т. 9. М. 1955, с. 31.

13. МЕТЕЛКИН А. И. Л. С. Ценковский. М. 1980, с. 194.

14. Там же, с. 179.

15. МЕЧНИКОВ И. И. Отзыв о Белозерском опыте предохранения овец от сибирской язвы. - Одесский листок, 24.V.1888.

16. СКАДОВСКИЙ Г. Л. По поводу отзыва г. Мечникова о Белозерском опыте предохранения овец от сибирской язвы. - Новороссийский телеграф, 23.VI.1888; его же. Ответ на отзыв г. Мечникова о Белозерской прививке сибирской язвы. Одесса. 1888.

17. ГАМАЛЕЯ Н. Ф. Воспоминания. М. 1947, с. 173 - 174.

18. МЕЧНИКОВА О. Н. Жизнь Ильи Ильича Мечникова. М. 1926, с. 108. Более подробно о "панкеевской истории" см.: Врач, 1888. Т. 9, N 39, 29 сентября, с. 782; N 44, 3 ноября, с. 887.

19. РАЕВСКИЙ А. А. Краткий исторический очерк 50-летия Харьковского ветеринарного института. Харьков. 1912, с. 16; Деятельность земств в Херсонском уезде за 50-летие, 1864 - 1913 гг. Херсон. Б. г., с. 147.

20. Русский биографический словарь. Сабакеев-Смыслов. СПб. 1904, с. 534.

21. ОСАДЧИЙ Т. И. Александр Дмитриевич Цюрупа на первом этапе жизни. Херсонский и симбирский периоды (1890 - 1897). Рукопись, лл. 6,7.

22. РГИА, ф. 1405, оп. 521, д. 440, л. 373 - 375.

23 РГИА, ф. 1405, оп. 521, д. 440, л. 376об, 377, 385об, 386, 386об, 387, 387об.

24. Красная панорама, 1928, N23, с. 5.

25. РГИА, ф. 1405, оп. 521, д. 440, л. 384об, 385, 390об, 391, 391об, 392об, 393.

26. ЖЕБЕЛЕВ С. А. Введение в археологию. Т. I. Пг. 1923, с. 117.

27. ФАБРИЦИУС И. В. Летопись Музея. - Красные годы 1917 - 1927. Херсон, с. 6 - 7 (на укр. яз.).

28. СКАДОВСКИЙ Г. Л. Белозерское городище Херсонского уезда Белозерской волости и соседние городища и курганы между низовьем р. Ингульца и началом Днепровского лимана. - Труды VIII археологического съезда в Москве. Т. 3. М. 1897, с. 75 - 107, 108 - 160.

29. ШМУРЛО Е. Ф. Восьмой археологический съезд (9 - 21 января 1890 года). СПб. 1890, с. 11, 12.

30. Труды Саратовской ученой архивной комиссии. Т. III, вып. 1. Саратов. 1890, с. 272, 279 - 281.

31. ШМУРЛО Е. Ф. Ук. соч., с. 6, 104.

32. Труды VIII археологического съезда в Москве. Т. 3. М. 1897, с. 107.

33. ГОШКЕВИЧ В. И. Летопись музея за 1909, 1910 и 1911 гг. Херсонский городской музей древностей. Вып. 2. Херсон. 1912, с. 62, 63.

34. Новый энциклопедический словарь. Т. 6. СПб. Б. г., стлб. 73.

35. ФАРМАКОВСКИЙ Б. В. Архаический период в России. - Материалы по археологии России, изд. Имп. Археологической комиссией. Вып. 34. Доклады, читанные на Лондонском международном конгрессе историков в марте 1913 г. Пг. 1914, с. 20.

36. Херсонские губернские ведомости, 22.XI.1895.

37. Херсонский адрес-календарь на 1896 год. Одесса. 1895, с. 104, 106, 107, 111.

38. См.: Архивы Украины, 1966, N 6 (80), с. 3.

39. Юг, 26.V.1899 (Пушкинский номер).

40. См., напр.: МОДЗАЛЕВСКИЙ Б. Л. Библиотека А. С. Пушкина. СПб. 1910, с. 94, 127.

41. ПУШКИН А. С. Полн. собр. соч. Т. 8. М. 1958, с. 80 - 81.

42. Журнал Русского военно-исторического общества, 1914. Кн. 1, с. 70 - 73.

43. ПРОКОПОВИЧ С. Н. Местные люди о нуждах России. СПб. 1904, с. 1, 2.

44. Труды местных комитетов о нуждах сельскохозяйственной промышленности. Т. 56. Херсонская губерния. СПб. 1903, с. 395.

45. Там же, с. 396.

46. РГИАЛ, ф. 1405, оп. 194, д. 78, л. 12 - 14об; ПУШКИН А. С. Полн. собр. соч. Т. 6. М. 1957, с. 524 - 525; Отчет о роде деятельности Херсонского уездного комитета попечительства о народной трезвости за 1902 г. Херсон. 1903, с. 47; Отчет... за 1905 г. Херсон. 1906, с. 55.

47. ШАНИН М. Муниципализация или раздел в собственность. Вильна. 1905.

48. АНФИМОВ А. М. Крупное помещичье хозяйство Европейской России (конец 19 начало 20 века). М. 1969, с. 160 - 163.

49. Статистико-экономический обзор Херсонского уезда за 1908 год. Херсон. 1909, с. 28.

50. О настоящем положении и задачах крупновладельческого хозяйства в степной полосе Южной России. Б. м. 1898, с. 9.

51. Родной край, 19.XI.1906.

52. Родной край, 29.XI.1907.

53. СТРОГАНОВА М. Н. История рода Скадовских в России: век XVIII - век XIX. М. 2001, с. 65 - 66.

с


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ГЕОРГИЙ-ЛЬВОВИЧ-СКАДОВСКИЙ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Э. Е. ПИСАРЕНКО, ГЕОРГИЙ ЛЬВОВИЧ СКАДОВСКИЙ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 02.03.2021. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ГЕОРГИЙ-ЛЬВОВИЧ-СКАДОВСКИЙ (date of access: 17.09.2021).

Publication author(s) - Э. Е. ПИСАРЕНКО:

Э. Е. ПИСАРЕНКО → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
94 views rating
02.03.2021 (199 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
LASER COPYING PICTURES
Yesterday · From Беларусь Анлайн
О РАССЛАБЛЕННОМ
Catalog: Разное 
4 days ago · From Беларусь Анлайн
Деловые встречи. Против страхов и рисков
Catalog: Экономика 
11 days ago · From Беларусь Анлайн
Двадцать первый век – это век восстановления проигравшего в конкурентной борьбе с капитализмом советского социализма. Причиной краха советского социализма был тот факт, что этот социализм не был демократическим социализмом. Он был казарменно-административным социализмом, с соответствующей теорией, основанной на диктатуре пролетариата, которая закономерно превратилась в диктатуру кучки коммунистических чиновников. Тем, кто пытается осуществить переход к социализму, необходимо осознать, что социализм несовместим с диктатурой. Социализм может быть только демократическим.
ST. TRINITY HOUSE
Catalog: История 
16 days ago · From Беларусь Анлайн
TWO ARMIES ON A CHESSBOARD
Catalog: История 
16 days ago · From Беларусь Анлайн
FIRST ALPHA, THEN BETA
Catalog: Физика 
16 days ago · From Беларусь Анлайн
THE GREAT PATRIOTIC WAR IN ACADEMIC PUBLISHING
17 days ago · From Беларусь Анлайн
HISTORY SILENT. STONES SPEAK
18 days ago · From Беларусь Анлайн
NANOMODIFICATION OF MATERIAL SURFACES
Catalog: Физика 
18 days ago · From Беларусь Анлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ГЕОРГИЙ ЛЬВОВИЧ СКАДОВСКИЙ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2021, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones