Libmonster ID: BY-2476

Если обратиться к истории современной японской массовой культуры, то можно отметить, что в ней четко выделяются три основных этапа: конец XIX в. - Вторая мировая война; послевоенные годы - конец XX столетия; начало XXI в. - современный период. Основными вехами этого деления можно считать появление первой массовой прессы - газет, журналов и становление кинематографа, затем власть перешла в руки радио и телевидения, и, наконец, на всем медийном пространстве окончательную победу одержал Интернет, определивший новые законы функционирования всех других жанров массовой культуры.

КАК ЭТО БЫЛО

Первая волна поп-культуры, которая базировалась на таких медиа, как газеты и журналы, романы, ноты, музыкальные записи и детские книги, охватывает период с конца XIX в. до Второй мировой войны. Он ознаменован главным образом развитием литературной промышленности и становлением массовой прессы в современном смысле слова. Книги, газеты и журналы превратились в крупные предприятия по "обработке" читательской аудитории. Наряду с новостями газеты широко распространяли последние тенденции из центров городского стиля: Нью-Йорка, Парижа, Лондона и т.д., формируя вкусы и нравы населения страны.

Именно массовой прессе обязана своим появлением массовая японская литература. Путь "общедоступным романам" на страницах газет, где они печатались из номера в номер, проложило произведение Кикути Кан "Госпожа Жемчужина" ("Синдзю Фудзин"). Он был опубликован в газетах "Токио нитинити симбун" и "Осака майнити симбун" в октябре 1920 г. и имел большой успех.

Воображение читателей было поражено роскошью изображаемой обстановки и остротой сюжета. Из-под пера Кикути вышло множество подобных произведений, в основе которых лежат однотипные мелодрамы, сдобренные в изрядном количестве элементами романтики, сентиментальности и развлекательности.

Общедоступные романы позволили Кикути Кан занять ведущее положение в журнале "Бунгэй сюндзю" ("Литературная летопись"), который начал выходить с 1923 г. При нем он организовал группу молодых писателей и содействовал распространению дешевых изданий ценой в одну иену. В результате успеха "общедоступных романов" литераторы, известные до тех пор весьма ограниченному кругу людей, получили признание широких масс читателей. В этом жанре стали появляться все новые и новые имена: Масао Кумэ, Сэйдзиро Кодзима, Такэо Като, Нобуко Ёсия и другие.

Возможно, правы те историки японской литературы, которые указывают на то, что "по мере распространения моды на "общедоступный роман" в нем все больше проявлялось стремление угодить невзыскательным вкусам и все резче становилась граница между ним и так называемой "чистой литературой" (дзюнбунгаку). Это положение сохранилось и в наши дни"1.

Но вместе с тем, те же авторы не могут не признать, что "по сравнению с распространенными до этого низкопробными книжонками типа "кодан", эта литература способствовала повышению культурного уровня широких читательских масс. Она выполняла роль, на которую не была способна так называемая "чистая литература".

Другим мощным стимулом распространения японской печати стали комиксы - маша, которыми буквально изобиловали японские газеты и журналы. Для тех, кто был "слишком занят, чтобы думать", появились целые специализированные издания комиксов в форме отдельных журналов и книжек малого формата. На эти годы приходится основной период поиска места комиксов в системе японской культуры нового времени. Огромное влияние на их развитие оказали европейская карикатура и американские комиксы, ставшие известными в Японии во второй половине XIX в.

Небывалый расцвет американских комиксов в начале прошлого века сопровождался всплеском их популярности в Японии. Многие западные образцы переводились и перерисовывались для японского читателя. Первым же собственно японским "сериальным" комиксом с постоянными героями (правда, созданным с ориентацией на американские образцы) стал юмористический цветной комикс Р. Китадзава "Тагосаку и Макубэ осматривают Токио" ("Тагосаку то Макубэно Токе кэнбуцу"), который начал издаваться в 1902 г. в журнале "Дзидзи манга". Комикс рассказывал о смешных ситуациях, в которые попадают двое бродяг из далекой провинции, приехавшие в Токио и запутавшиеся в городе, перестроенном в европейском стиле. Китадзава прославился тем, что одинаково хорошо рисовал и в европейском, и в японском стилях. В 1905 г. он начал издавать журнал, в котором печатались манга и где собрались многие талантливые художники этого жанра.

В дальнейшем большую роль в развитии этого жанра в Японии сыграло милитаристское правительство, использовавшее массовую культуру для воздействия на население страны. Военные финансировали "правильную" манга (она даже некоторое время выходила в цвете) и запрещали манга с политической критикой, заставляя бывших карикатуристов


Окончание. Начало см. "Азия и Африка сегодня", 2007, N 7.

стр. 57


осваивать приключенческие и фантастические сюжеты. Так, идея "гигантского робота" впервые появилась в реваншистской манга 1943 г., в которой робот громил ненавистные США. Наконец, в послевоенный период Осаму Тэдзука своими работами совершил настоящую революцию в мире манга, выпустив вместе с учениками и последователями на базе популярных манга аниме (анимацию).

Основную конкуренцию газетам и журналам могла составить только движущаяся картинка - кинематограф, который позволил звездам сцены значительно расширить свою аудиторию. Япония познакомилась с кинематографом почти одновременно с Европой и Америкой, и 1920-е - 1930-е гг. были отмечены стремительным ростом популярности этого жанра среди населения страны. На послевоенные годы приходится настоящий бум японского кино, что позволяет именовать этот этап развития массовой культуры "кинематографическим".

В послевоенные годы, на который приходится второй этап развития массовой культуры, японский кинематограф не только продолжил разработку идейных задач, экономических и организационных методов, начатую проводниками массовой печати, но и определил рекламно-пропагандистские и коммерческие цели конвейерного производства уже непосредственно художественных произведений. Он заложил фундамент эстетических принципов массовой культуры, контуры которого только намечались в "литературной промышленности". Кинематограф выработал способы привлечения зрителей, главным из которых стало культивирование иллюзий.

"ФАБРИКА ИЛЛЮЗИЙ" НИКОГДА НЕ УМРЕТ

"Золотой век" в развитии японского кино пришелся на 1950-е гг. В это время в стране ежегодно выпускалось более 500 полнометражных художественных фильмов. Производство этой продукции было сосредоточено в руках так называемой "Большой шестерки": "Никкацу", "Сётику", "Дайэй", "Тохо", "Тоэй", "Синтохо". При этом каждая из киностудий эксплуатировала свой киножанр.

Так, "Тохо", например, выпускала в основном комедии положений и музыкальные ленты. Здесь ставили бесконечные серии фильмов о служащих, лишь поверхностно затрагивавшие проблемы реальной жизни. Успех музыкальных картин с популярной актрисой Хибари Мисора - звездой песен в жанре городского романса "энка" - привел к массовому тиражированию подобных лент. Вся эта продукция сверкала оптимизмом, бодростью и являлась превосходной иллюстрацией мифа о государстве "всеобщего благоденствия", настойчиво внушаемого народным массам.

Старейшая из кинокомпаний страны "Никкацу", основанная еще в 1912 г., вновь приступила в 1954 г., после почти двадцатилетнего перерыва, к производству фильмов. Она стала цитаделью жизнерадостного, лишенного даже намека на социальную проблематику легкого и конформистского "молодежного фильма". Одновременно на "Никкацу" под прямым влиянием американского триллера начался массовый выпуск гонгу - гангстерских лент, в которых шла непрерывная эскалация эстетики насилия. На студиях "Тоэй" производились фильмы "мужского" жанра. Подавляющее место среди них занимали популярные в народе кэнгэки - фехтовальные фильмы, относившие в средневековье и отражавшие быт и мораль самурайского сословия. В этих романтически условных лентах было много легкости, движения, стремительной динамики.

В отличие от "Никкацу" и "Тоэй", в компании "Сётику" господствовали так называемые дзёсэй эта - "женские фильмы". Здесь царили принципы, установленные еще в 20-е гг. президентом фирмы Сиро Кидо. Кидо считал необходимым "избегать в продукции студии всего, по его мнению, неприглядного и низменного", ратуя за создание "здоровых и светлых кинокомедий"2. Постепенно на главной студии компании "Сётику" "Офуна" сложился жанр семейного фильма, названного "сёмингэки", что означало "пьеса о простом народе". Это был пример в меру правдивого бытописательства жизни рядовых людей, лишенного острых ситуаций и целиком соответствующего требованиям, выдвигаемым Сиро Кидо.

На традиционную массовую психологию были также нацелены выпускавшиеся на этой студии хаха-моно - ленты о жертвенной любви матери и цума-моно - фильмы о женах, занятых поиском собственной индивидуальности.

Чтобы завершить характеристику массовой продукции, создаваемой на студиях "Большой шестерки", следует упомянуть также "фильмы о монстрах" - ленты о доисторических животных, вызванных к жизни раскрепощенной ядерной энергией, наподобие известной "Годзиллы".

Таков был фундамент того огромного сооружения под названием японский кинематограф, который давал духовную пищу для широкой японской аудитории, определял вкусы, ценностные ориентации, идеалы, а также стиль жизни и поведение населения страны. И, как не трудно убедиться, проблемы, тревожившие само общество, отражения в этой продукции не находили. (Конеч-

стр. 58


но, крупным киномастерам, таким как Акира Куросава, Ясудзиро Одзу, Кэндзи Мидзогути и другим удавалось придать своим лентам остро социальное звучание, но это представлялось скорее как исключение из общих правил, по которым жил японский кинематографический мир*.)

Кино стало крупным деловым предприятием, при помощи которого множество неудовлетворенных жизнью людей могли грезить об осуществлении своих надежд. Найденная в кино формула счастья, одновременно делающая большие деньги, оказалась весьма прочной и вскоре распространилась на другие виды массового искусства. Даже серьезные романы и драмы, пройдя сквозь "жернова" кино, превращались в нечто совсем на них непохожее, но при этом нацеленное на то, чтобы отвечать мечтам неудовлетворенного и незрелого ума.

Такой мощный культурный носитель, как кино, объединил людей через время и пространство, синхронизируя общество. Впервые можно было безбоязненно ставить на то, что не только ты и твои соседи по утрам читают одни и те же новости и знают те же фильмы и музыку, но практически все население страны. Пленка стала средством, которое не только могло показать нам, чем живут другие, но и наделяло этот процесс каким-то хмельным очарованием. Это было началом эры знаменитостей.

НА СТЫКЕ ИНФОРМАЦИОННЫХ ЭПОХ

"Золотой Век Радио" (1930-е -1950-е гг.) привел к взлету звезд национального радио. Но, в отличие от кино, оно развивалось преимущественно как средство вещания, а не как новый вид искусства. В качестве такого средства радио обрело в Японии, как и на Западе, три основные функции: трансляция новостей, рекламирование товаров и трансляция развлекательных музыкальных программ или театрализованных шоу. При этом основная ставка делалась не на рациональную, а на эмоциональную сторону восприятия.

Потом во власть вступило телевидение. Японцы оказались самой телесмотрящей нацией. На протяжении 70-х - 90-х гг. появлялись все новые каналы. Телевидение продолжало играть роль главного объединяющего фактора для всей страны. Из года в год ТВ-реклама ставила новые рекорды, т.к. компании платили все больше и больше за демонстрацию своих товаров, особенно в самое "золотое" время - вечернее.

А потом начался великий перелом. Появилось новое средство, значительно более мощное, чем радиовещание, которое захватило свою бездонную нишу передачи самых разнообразных данных и изображений вне пространства и времени. На сегодняшний день вершиной проявления безграничной власти массовой культуры становится Интернет.

Именно появление и распространение Интернета к концу XX столетия повлекло за собой глобальную революцию в мировом информационном и культурном пространстве и определило принципиально новый этап в развитии массовой культуры. Достаточно сказать, что по числу его пользователей, которых в Японии свыше 100 млн. человек, эта страна занимает сегодня одно из лидирующих мест в мире.

При этом сам мир разделился на противников и сторонников "мировой паутины". Сегодня много пишется о всевозможных негативных последствиях этого нового изобретения человечества, и прежде всего, в духовной сфере человеческого бытия. Но можно подойти к оценке этого нового явления и с другой стороны. Да, Интернет - всевластный носитель массовой культуры, но именно в нем эта культура, пожалуй, впервые дает человеку возможность быть самим собой и не уподобляться толпе.

Конечно, в нем есть опасные "популярные" сайты, куда под влиянием моды и стандартизованных вкусов заходят многие, но при этом есть и огромное число других электронных страниц, чтение которых позволяет его пользователю быть хорошо эрудированным и прекрасно осведомленным во всем, что происходит в мире (по крайней мере, в тех областях, которые его интересуют), и не остаться безликой частью этого мира. И в этом смысле можно говорить о том, что Интернет и новые информационные возможности придают массовой культуре более мягкие формы, лишая ее своеобразных диктаторских начал.

Каждое звено индустрии развлечений, естественно, выбирает самые популярные продукты, определяя для них привилегированное расположение, навязывая таким образом выбор. Но с появлением и развитием Интернета индустрия развлечений - от музыки до фильмов и телевидения - претерпела большие перемены. Стали падать кассовые сборы в кинотеатрах, снижаться рейтинги телевизионных сетей, меньше читается пресса, а сроки, в течение которых книга, названная самой продаваемой, остается на вершине хит-парада, сократились вдвое за последние 10 лет. Но дело не в том, что потребности в этой продукции резко сократились, напротив, они выросли во много раз. Дело в том, что меняются сами формы потребления произведений культурной индустрии. Сегодня "доставка товара на дом" через Интернет в любые страны и на любые расстояния гарантирована каждому его пользователю. И благодаря этому массовая культура сегодня в десятки, а то и в сотни раз стала более массовой.

КУЛЬТ РИСОВАННЫХ ЧЕЛОВЕЧКОВ

Манга и аниме3, широко представленные сегодня и на интер-


* См.: Катасонова Е. Японское кино - японская экзотика или японская самобытность. "Азия и Африка сегодня", 2006, N 9, ю.

стр. 59


нет-сайтах, составляют в последние десятилетия основную "пищу для ума" большинства японцев, формируют их мироощущение и самооценку. Достаточно показательно, что читают японцы. Если еще в начале 1970-х гг. толпы служащих в переполненных вагонах токийского метро листали книги по бизнесу, истории, политике и иногда даже серьезные романы, то с середины 80-х - приключенческие книги и комиксыманга.

О широком распространении в эти годы в Японии комиксов - одного из наиболее ярких феноменов японской массовой культуры - писал в свое время еженедельник "Тайм": "В послевоенный период комиксы стали в Японии "национальным увлечением": в 1983 г. они уже составляли более четверти от общего тиража книг и журналов в 4,7 млрд. экз., а число их регулярных читателей превысило 30 млн. человек"4.

Комиксы читают везде: в электричке и дома, на перемене в школе и в обеденный перерыв. Читают все - мужчины и женщины, школьники и студенты, клерки и профессора. Полки для комиксов отведены практически в каждом книжном и в так называемых "конвиниенс" - специализированных магазинах с круглосуточной торговлей. В Японии в большом количестве существуют и манга-кафе. А сравнительно недавно компания Sony с расчетом на это повальное увлечение картинками и взрослых, и детей начала предоставлять услугу скачивания комиксов прямо на мобильный телефон.

По данным Исследовательского института Номура (Nomura Research Institute), в 2004 г. в Японии было истрачено на комиксы 906 млн. долл., рынок - гигантский5. Словом, чтение манга - одна из самых дешевых и доступных форм досуга, а для крупных издательств - это огромные прибыли. Неужели все японцы настолько инфантильны? Или, может быть, комиксы настолько интересны? Почему японцы так их любят?

Основным фактом столь огромного роста популярности комиксов в Японии является их визуальность. Японский читатель за 20 минут прочитывает толстый журнал манга до 320 станиц. Манга сродни иероглифам. Картинка - это тоже наделенный смыслом письменный знак. При этом есть неписаный закон этого жанра - манга практически всегда черно-белая, в цвете рисуются только обложки и отдельные иллюстрации.

В большинстве случаев манга - это сериалы с продолжением, которые публикуются в газетах и чаще - в еженедельных и ежемесячных журналах. Обычный объем сериала в еженедельном журнале - 15 - 20 страниц. Встречаются и короткие манга-рассказы, которые представляют собой четыре кадра по вертикали (как правило, с сильно стилизованным рисунком, чисто юмористического содержания). Однако основная часть комиксов выходит в виде специализированных журналов. Начиная с 1991 г., доля журналов и книг-комиксов в общем объеме продаж печатной продукции составляет уже свыше 35% (для сравнения: в США - 7%). Только названий этих журналов, по данным 2003 г., насчитывалось 290 (228 - для взрослых и 62 - для детей)6. В 1993 г. самый известный еженедельник манга "Сёнэн Джамп" побил рекорд популярности - 6 млн. 470 тыс. экземпляров.

Наиболее популярные рассказы в картинках переиздают в виде отдельных томов - "танкобон", которые, как правило, выходят в мягкой обложке и содержат около 200 страниц. Только в 2003 г. выпуск таких книг пополнился 185 новыми названиями и составил в общей сложности 10 млн. 14 тыс. экземпляров7.

В отличие от других стран, где основными потребителями комиксов являются дети, 3/4 издающихся в Японии журналов-комиксов предназначены для взрослых. Естественно, разнообразие вкусов любителей комиксов породило множество стилей и жанров: от символизма до фотореализма, от сказок до философских произведений и учебников по многим дисциплинам, вплоть до экономики. Каждый такой журнал ориентирован на определенную аудиторию: малышей, для которых манга печатаются без подписей, мальчиков-подростков, интересующихся фантастикой, мужчин и женщин среднего возраста. В последние годы предпринимаются также попытки создать манга для пожилых японцев.

"Кодомо-манга", предназначенные для детей от 6 до 11 лет, составляют отдельный пласт искусства манга. Рисунки по большей части просты и непретенциозны. Это истории с участием роботов и сказки в стиле фэнтези, в которых по западным меркам очень много насилия. Специальные комиксы для женщин "дзёсэй манга" ориентированы на читательниц старше 20 лет, в основном домохозяек. Они занимают примерно такую же нишу, что и любовные романы на Западе. Основное их содержание составляют всякого рода любовные истории. Популярность женских комиксов специалисты объясняют тем, что они позволяют отвлечься от реальностей японского общества, где уделом женщины по-прежнему остаются семейные дела. Составлением комиксов занято 3 тыс. профессиональных женщин-художниц.

Самой большой популярностью в Японии пользуются "сёнен манга" для мальчиков и "сэйнэн манга" для юношей. Герои большинства подростковых комиксов обладают какими-то сверхъестественными способностями, что позволяет им бороться со злом во всех его проявлениях. Современные комиксы предлагают глубоко проработанные характеры. Причем жанры, рассчитанные на юношескую аудиторию, не меньшим спросом пользуются среди взрослых и девушек-подростков.

При этом для девочек в возрасте от 6 до 18 лет выделяется свой отдельный жанр - "сёдзё-манга", который, пожалуй, вполне может составить конкуренцию изданиям для мужской половины их сверстников. Эта классификация не основана на каком-то особом стиле или художественных особенностях: если издатель считает, что манга понравится девочкам, это уже является поводом отнести ее к "сёдзё-манга". Некоторые отличительные черты - в ней меньше действия, но больше романтических образов, атмосферы, настроения. Особое внимание уделяется также деталям, одежде, прическам. Вот почему популярные манга этого жанра почти всегда выходят в виде аниме и сопровождаются выпуском различных игрушек, сувениров и другой сопутствующей продукции, пользующейся большим спросом.

Японская массовая культура создает свои типы героев. Они отчасти похожи на западные образцы, отчасти сохраняют черты традиционной японской культуры. Главная героиня комиксов для

стр. 60


девочек - это "бидзё" (красивая девочка). Типичный пример "манга для девочек" - "Красавица-воин Сейлор Мун". Любимый герой японских девочек - "бисёнэн" (красивый мальчик), в решающие минуты проявляющий мужество и стойкость, встречается практически во всех жанрах манга и аниме. Изображения "бисёнэн" часто украшают обложки комиксов для девушек. На этой теме специализируется, в частности, известный японский художник Такабатакэ Кассе. Его "бисёнэн" - в коротком кимоно или матроске, скачущий верхом на лошади или берущий на ней препятствие.

Английский исследователь Й. Барума так характеризует тип этого героя: "Хотя на Западе комиксы для девушек полны необычно красивых юношей с длинными ресницами и звездными глазами, они все же несомненно мужчины... В Японии они более двойственны по своему виду... Эти андрогинные юные герои называются словом "бисёнэн", красивые юноши"8.

Японские девушки традиционно мечтали и сегодня продолжают мечтать удалиться как можно дальше - сексуально, эмоционально, географически - от повседневной реальности: в неземное пространство, в фантастические псевдоевропейские дворцы. Но если раньше в комиксах для девушек даже поцелуи считались чем-то недопустимым, то сейчас эти издания полны откровенных сексуальных сцен.

Примерно четверть всей манга-продукции составляет жанр "хэйтай", включающий в себя сексуальные и эротические мотивы. В буквальном переводе слово "хэйтай" означает "неправильный", "извращенный", а в последнее время - преимущественно извращенный секс. "Н" или "ecchi" - сленговое сокращение для "хэйтай" относятся к любым сексуальным проявлениям в манга. "Эроманга" или "H-manga" имеют широкий круг поклонников и делятся на несколько поджанров.

Создатель манга называется "мангака". Обычно один человек (часто с помощниками) рисует комикс и пишет тексты, но встречается и групповое творчество. Тем не менее, над одной манга обычно не работает более трех-четырех человек. Помимо профессиональной манга существует и любительская - "додзинси".

Японские художники комиксов взяли физическую форму с Запада, соединили с традицией иллюстрированного рассказа и юмористическими рисунками, внесли свои оригинальные идеи и тем самым дали рождение этому жанру. Исследователь манга Фредерик Счёд назвал манга "полностью оформившимся художественным медиумом наравне с новеллами и фильмами"9.

Японские комиксы от американских собратьев отличает внушительный объем, который позволяет более детально разработать, усложнить и обогатить сюжетную линию, а также глубоко раскрывать характеры, активно использовать смену ракурсов и различные оптические эффекты с помощью техники, которая позднее получила название "кинометод". Все эти нововведения, которые ввел Осаму Тэдзука, помогают художнику придать особую силу визуального воздействия и эмоциональную глубину своему повествованию, порождают большую разновидность стилей. Но самое главное различие состоит в том, что японская массовая культура создает свои типы героев, которые лишь отчасти похожи на западные образцы, сохраняя черты традиционной японской культуры.

Речь идет о том, что манга, как и вся японская массовая культура, разрабатывает, как правило, общечеловеческие темы, придавая им массовый (а потому и в значительной мере упрощенный) характер, в то же время сохраняя понятный для японской национальной культуры язык чувств, символов, переживаний, образы героев и героинь.

Различные виды символов, составляющих художественный язык манга, условно можно разделить на конкретные и абстрактные. Конкретные символы чаще связаны с обыденными представлениями и привычками японцев и не всегда могут быть понятны для неподготовленного читателя. Например, символ гнева - стилизованная крестовидная морщина на лбу. Этот символ перекочевал из манга на телевидение: в комических телешоу он дорисовывается на лбу у живых людей.

Но есть и абстрактные символы, форма которых может варьироваться, а смысл множественен и понятен всем. Например, величина букв реплики может означать крик, специфические виды шрифта ассоциируются с определенной интонацией. Очертания взрыва вокруг головы обозначают догадку, черный фон - печаль и одиночество и т.д.

Манга как выразительное средство находится в ряду таких видов медиа, как кино, телевидение и т.д. И, по всей видимости, комиксы - одна из наиболее перспективных отраслей японской массовой культуры, поскольку тема супергероев еще не исчерпала себя, а полет фантазии авторов не ограничивается рамками бюджета.

ОЖИВШИЕ КАРТИНКИ

Аниме в Японии занимает более скромное положение, нежели манга, тогда как за рубежом ситуация - прямо противоположная. Сегодня более 60% всей мировой анимации создается именно в Японии, что стало одной из основных статей экспорта страны, причем главным импортером являются США. Не так давно вся разнообразная и привлекательная японская продукция еще считалась культурной диковинкой, аудитория которой на Западе ограничивалась детьми - страстными любителями мультфильмов. Сегодня же магия аниме в полной мере захватила и взрослых. Согласно данным аналитического центра - Института по коммуникациям крупнейшей рекламной компании "Дэнцу" ("Dentsu Communication Institute"), на родине аниме - Японии

стр. 61


его продажи выросли более чем в 40 раз.

Сильным толчком для роста популярности аниме стал подлинный мировой триумф ленты "Унесенные призраками" (Spirited Away) режиссера Хаяо Миядзаки, получившей в 2002 г. "Золотого медведя" на Берлинском кинофестивале и в 2003 г. "Оскара" в номинации "Лучший анимационный фильм". "Фильмы Миядзаки-сан уносят нас туда, где мы никогда не бывали, и его чудесные образы дают пищу нашему воображению", - отзывается об этом мастере Ричард Кук - председатель правления диснеевской студии "Walt Disney Studio"10.

Именно этой привлекательной чертой японского аниме первыми поспешили воспользоваться американские кинематографисты. Вспомним того же Квентино Тарантино и его нашумевший фильм "Убить Билла". Но самые невероятные проявления японского стиля в Голливуде - это фантастическая трилогия "Матрица". Его создатели - братья Вачовски являются большими поклонниками японской манга-аниме культуры и неоднократно признавались, что ставили себе задачу воспроизвести в живую стиль японского аниме-киберпанка. Фильм "Матрица" снят по мотивам прославленного аниме "Призрак в доспехах" Момору Осии, который в свою очередь взял за основу своей ленты популярную манга Масамунэ Сиро "Подразделение "Доспех".

Первые эксперименты с анимацией японцы начали в середине 1910-х гг., а первые аниме появились в 1917 г. Довольно долго аниме находилось на задворках кино, однако и здесь благотворную роль сыграли милитаристы, поддерживавшие любое "правильное" искусство. Так, два первых больших аниме-фильма вышли в 1943 и 1945 гг. и были игровой пропагандой, прославлявшей мощь японской армии.

Как и в случае с манга, решающую роль в истории аниме сыграл Тэдзука Осаму, который предложил отказаться от бессмысленного соревнования с полнометражными фильмами Уолта Диснея и перейти к созданию ТВ-сериалов, превосходящих американские не по качеству изображения, а по привлекательности для японской аудитории.

Большая часть аниме - ТВ-сериалы и сериалы, созданные для продажи на видео (OAV-сериалы). Однако есть множество ТВ-фильмов и полнометражных аниме. С точки зрения разнообразия стилей, жанров и аудитории, манга существенно превосходит аниме. С другой стороны, многие аниме являются экранизацией популярных манга. Большая часть аниме - детское и подростковое, хотя встречается и аниме для молодых людей. Аудиторию средних лет завоевывает "семейное аниме", которое дети смотрят вместе с родителями.

Сериальность диктует свои законы - создатели аниме менее, чем аниматоры других стран, склонны к техническим экспериментам, зато уделяют много внимания созданию привлекательных и интересных образов персонажей (отсюда важность качественного озвучания) и разработки сюжета.

Созданием аниме занимаются аниме-студии, обычно сравнительно небольшие и работающие на внешнем финансировании от различных спонсоров (ТВ-каналы, корпорации по выпуску игрушек, манга-издательства). Обычно такие студии возникают вокруг нескольких выдающихся творцов, а потому студии, как правило, присущ свой определенный "студийный стиль".

Также как манга, японские аниме отличаются многообразием героев. Это и предводитель банды байкеров бунтарь Канеда (фильм "Акира" (Akira)), и нигилист, являющийся, тем не менее, настоящим пилотом-асом - Исаму (сериал "Макросе Плюс" (Macross Plus)), воин-меченосец, не знающий ни страха, ни жалости Гаттс (сериал "Берсерк" (Berserk)). Это и подросток, каждый день готовящий себя к спасению мира, но убежденный в своей собственной бесполезности и неспособности на какой бы то ни было самостоятельный поступок Синдзи Икари (сериал "Евангелион нового поколения" - Neom Genesis Evangelion), это и непобедимый вампир Алукард, выступающий на стороне людей в борьбе с другими вампирами лишь потому, что это кажется ему забавным (сериал "Хеллсинг" (Hellsing), и многие другие.

Японские режиссеры и сценаристы подходят к своему ремеслу серьезней своих американских коллег. Образы героев интересней, глубже и оригинальней, так что на экране предстают почти живые люди со своим образом мышления, со своими взглядами на жизнь, со своими идеалами, страхами, комплексами, мечтами. Многие национальные культуры боятся потерять свою "идентичность", заимствуя что-нибудь из других культур. В японской культуре такого страха нет. В японском фэнтези можно встретить не только японо-китайских оборотней, но и европейских эльфов и гномов. В одном фэнтези есть даже советский танк. Однако никакой "идентичности" это не угрожает, напротив, эльфики становятся японками, гномы - японцами, а танки - вполне национальными кошками-призраками. Даже когда создатели манга или аниме стремятся создать нечто "совершенно европейское" или "абсолютно американское", они не могут уйти от своей национальной культуры. И именно поэтому их художественные эксперименты не разрушают японскую культуру, а дополняют ее, расширяют набор приемов и идей.

ЧЕМ ОТЛИЧАЕТСЯ ЯПОНСКАЯ КОМИКС-КУЛЬТУРА ОТ ЗАПАДНОЙ?

Японская культура комиксов и анимации, безусловно, самая развитая и разнообразная в мире. Собственно говоря, о существовании значительной национальной комикс-анимационной культуры можно говорить только в приложении к США, Японии и Франции. При этом США и Франция - страны с христианской ментальностью, а Япония - с буддийско-синтоистской, и этим в значительной степени определяются основные черты ее отличия от других национальных культур.

Японская массовая культура охватывает жизнь человека во всех ее проявлениях, не стараясь приукрасить действительность и умышленно облагородить героев, и лишь в самой малой степени ограждает общество от соприкосновения с малопривлекательными сторонами жизни. Такой подход связан с базисной мировоззренческой основой - оптимистическим взглядом на человеческую природу. Подобное отношение всесторонне культивируется буддийско-синтоистской ментальностью.

Как указывает итальянский исследователь Фоско Мараини, "японцы, как на работе, так и на

стр. 62


отдыхе, наслаждаются просто полнотой бытия. Никакие терзания, связанные с воспоминаниями о каком-либо первородном грехе на уровне коллективного подсознания, не нарушают их сон. Нет потребности в психиатрах и врачах. Мир прекрасен, человек-бог, работа хорошая, здоровье в порядке, фрукты вкусные, секс приятен, и даже война - благо в случае победы!"11

Это позволяет японцам изображать мир и человека такими, каковыми они являются, а не такими, какими они должны казаться, что во многом определяет отличие японской культуры от западной, где бытуют противоречивые суждения о человеческой добродетели. Так, например, любимые в Японии персонажи многих манга и аниме, кинофильмов и телевизионных драм предстают не только ловкими и мудрыми. Их создатели не стремятся скрыть тайну и не всегда чистые помыслы своих персонажей и даже обнажать в прямом и переносном смысле.

Так выглядит главный герой аниме "Дракон Болл" (Dragon Ball) Каммэ-сэни, знаменитый мастер старинного искусства меча и гуру в глазах молодых. Он предстает перед зрителем фантастически ловким и мудрым, но одновременно с этим авторы картины не побоялись показать довольно неприглядные и комические стороны его характера. Другой герой - Сын Гоку подается во всей своей простоте и наивности, что подчеркивается полной наготой, как говорится, "без фигового листа", которые пуритане-американцы вынуждены были подрисовать, чтобы демонстрировать у себя в стране. По-видимому, столкнувшись с такой довольно типичной ситуацией, главный редактор одного из самых продаваемых манга-журнала "Сёнэн Джамп" Кадзухико Торисима как-то заметил: "Мне жаль американских детишек, которые живут в мире Диснея, пропущенного через фильтры руками взрослых"12.

Можно отметить еще одну характерную черту японской массовой культуры - ее склонность к позитивизму и идеализму, которые пронизывают множество комиксов, мультфильмов, телевизионных драм и даже видеоигр. Все они полны идеалистическим мироощущением, наивными чувствами, романтическими порывами и т.д. Юные герои живут в атмосфере наивной романтики, переживают любовные страдания, мечтают о героических приключениях во имя благородных целей.

В современных японских анимационных фильмах достаточно рельефны особенности когнитивной картины мира японцев. Одним из наиболее ярких примеров является анимационный сериал "Покемоны". В сериале о "покемонах" отсутствует стремление положительных героев к власти и богатству в какой бы то ни было форме. Более того, если подобное стремление присутствует, оно характеризует строго отрицательного персонажа, который в конце обязательно будет побежден, осознает всю тяжесть своих заблуждений и непременно станет на путь духовного возрождения. Герой же, как правило, одинок и движим исключительно стремлением к самосовершенствованию. И, наконец, - лейтмотивом познавательного процесса у японцев является чувственная сфера. В текстах преобладает нагрузка на чувственный канал восприятия, а эмоциональные взаимосвязи и переживания персонажей играют роль значительно более важную, нежели развитие сюжетной линии.

Журнал "Сёнэн Джамп" провел опрос среди молодежи. В частности, молодым людям предложили назвать слово, которое "сильнее всего согревает их душу", вещь, которую "они считают самой главной и которая делает их счастливыми". Ответы были следующие: дружба (юдзё), усилия (дорёку) и победа (сёри). Эти слова стали основным критерием в выборе сюжетов для публикации в этом журнале13.

Все это представляет разительный контраст по сравнению с современной американской массовой культурой с ее довольно ярко выраженными чертами рационализма, цинизма и нигилизма.

Продукцию японской массовой культуры отличает еще одна черта - близость к повседневной жизни. Американский художник-составитель комиксов Бриан Стелфиз отмечает: "Комиксы в США превратились в какую-то карикатуру. Нам нужны неправдоподобные герои"14. Герои японской массовой культуры - манга, аниме и телевизионные драмы демонстрируют противоположные качества. Они наделены как пороками и слабостями, так и положительными и сильными чертами характера. Но их слабые стороны, возможно, более важны для развития сюжета и для понимания характера. Дело здесь не только в поиске комического начала. Они придают характеру персонажа черты правдивого, человеческого начала и вызывают доверие у читателя или зрителя.

Известный мультипликатор Хироси Фудзимото подчеркнул: "Вы не можете рисовать комиксы для детей через призму восприятия взрослых и создавать то, что, по вашему мнению, понравится детям. Вы должны создавать то, чем в реальности наслаждаетесь сами. Тогда и им это покажется занимательным. Вы должны смотреть их глазами, другими словами, встать на их место"15.

стр. 63


И еще, произведения японской массовой культуры - это набор стандартных тем. Самая востребованная из них - "человеческие отношения". Это закономерно для японского общества, где большое значение придается особенностям группового сознания, поиску путей для гармонизации межличностных отношений. Здесь - и вопросы урегулирования производственных конфликтов, и взаимоотношения одноклассников, коллег, друзей и, конечно же, соратников. Эти проблемы - многогранны, они рождают много сложных и противоречивых эмоций, а потому вызывают большой интерес и сопереживание. Создатели аниме, телевизионных драм активно используют эти темы в своих произведениях.

Еще одна излюбленная тема - работа. Во многих манга, аниме и телевизионных драмах она воспринимается не просто как средство существования, ей придается гораздо большее значение. Работа - смысл жизни их героев. Правда, в последние годы на передний план выдвинулась проблема выбора между карьерой и семьей, что отражает современные процессы, затрагивающие японское общество.

Большинство сюжетов манга, аниме и других жанров массовой культуры посвящено борьбе с обстоятельствами. И достижение победы порой не столь важно по сравнению с силой и мудростью, которые приобретены в процессе борьбы. Особо превозносятся такие человеческие качества, как физическая и духовная сила, терпение, стойкость и т.д. Это хорошо показано в характере героя из ленты "Дракон Болл", боевые качества которого не даны от рождения богом, а явились результатом физического и психологического тренинга.

Несмотря на все эти различия в национальном менталитете, художественной традиции Востока и Запада, а может быть, именно благодаря им, мода на рисованных человечков захватила сегодня буквально весь мир. Более того, именно аниме сегодня оказывает влияние на другие жанры японской массовой культуры.

И МУЗЫКА ТОЖЕ...

Именно аниме во многом обязано своим становлением японская популярная музыка. Песня, написанная для анимационного сериала "Макрос" ("Macross"), стала первой японской поп-песней, а певица, исполнившая ее, приобрела звездную популярность.

В отличие от музыки в традиционной западной анимации, в японском аниме музыка может быть весьма сложной и иметь самостоятельную ценность. Выпуск аниме может сопровождаться выходом CD с саундтреком. Например, к сериалу "Красавица-воин Сейлор Мун" было выпущено 28 компакт-дисков.

Их автор - один из самых известных аниме-композиторов Японии Кэндзи Кавай. Ему принадлежат несколько десятков песен для самых известных японских аниме-сериалов. Однако главным шедевром Кавайи считается саунд-трек полнометражного фильма "Призрак в доспехах", который вряд ли оставил равнодушным хоть кого-нибудь из зрителей. Помимо написания аниме-музыки Кавай пишет песни и музыку для поп-исполнителей, приставочных игр и художественных фильмов. Из числа последних наибольшую известность за пределами Японии получил "Звонок" (Ring).

Абсолютное большинство японских рок- и поп-композиторов и исполнителей работают на рынок, дают то, что ожидает и хочет услышать массовый слушатель. Ни о какой свободе творчества и самовыражения здесь речи не идет. Рынок диктует свои жесткие законы. И вместе с тем это направление японской массовой культуры представляет интерес хотя бы потому, что еще двадцать лет назад его в общем-то не существовало. На японском языке исполнялись лишь народные и стилизованные под народные композиции - так называемый "энка".

Переломом в истории японской популярной музыки принято считать конец 1980-х гг. Новые исполнители, используя последние западные музыкальные технологии и знание особенностей национального японского менталитета, начали на равных конкурировать с американскими исполнителями, постепенно вытесняя их с японского массового рынка. Фактически к началу 1990-х японские группы завоевали популярность не только в самой Японии, но и начали продвижение по всей Юго-Восточной Азии. Особенно в этом преуспела группа "Chage&Aska".

Главными критериями песни стали следующие требования: песня должна быть на японском (понятном) языке, быть мелодичной и иметь смысл. При этом визуальная составляющая шоу и клипов важна не менее, а порой и более, чем собственно музыкальное исполнение. Это породило свой особый стиль, впоследствии названный Visual Rock (визуальный рок). Считается, что этот стиль зародился под влиянием театра Кабуки с его весьма яркими и колоритными декорациями и пышными костюмами, использованием пиро- и светотехники и т.д. Ярким воплощением всех этих особенностей в музыкальном движении явилась группа "Malice Mizer".

Наиболее распространенный способ получения удовольствия от песни - это исполнение "караоке". Далее идет посещение концертов, ТВ-программы и т.д. Для

стр. 64


Японии вообще не характерно использование музыки социального протеста, коммерческая японская музыка обычно лишена в явном виде этого самого протеста, концентрируясь на техническом мастерстве исполнения и мелодичности. При этом среди молодежи, конечно, популярна и тяжелая музыка, рок и танцевальная музыка, рэп и другие радикальные форматы, в которых акцент делается не на протест, а на доставление зрителю определенного эстетического удовольствия. Более того, при всем своем современном звучании, мелодии, исполняемые японскими музыкальными группами, отмечены яркими самобытными чертами, отличающими ее от европейских и американских шлягеров. И, может быть, именно поэтому она привлекает поклонников современной музыки в других странах.

Ключевым понятием современной японской музыки является слово "идол". "Идол" - это внешне привлекательные певец или певица, обладающие приятным мелодичным голосом и поющие эстетически красивые песни, которые удобно исполнять караоке. Именно так выглядит типичный популярный исполнитель в Японии. Парадокс состоит в том, что чтобы стать популярным или прославиться, музыкант вовсе не должен никого удивлять и предлагать что-либо новое и оригинальное. Напротив, он должен быть как можно больше похож на некий уже созданный кем-то другим стандарт.

Изменившиеся технологические формы производства культуры уже не позволяют вернуться к старым традиционным образам. Одна из важных функций современной массовой культуры состоит в мифологизации общественного сознания. Произведения массовой культуры, так же как и мифы, основаны не на различении реального и идеального. Они становятся предметом не познания, а веры. Существует мнение, что наиболее адекватным термином, выражающим сущность произведений массовой культуры, является термин "икона"16 (в японском языке и японском художественном сознании - идол).

Именно икона-идол соответствует русскому понятию образ. Этот термин характеризует такой тип художественного отражения, который носит символический, принципиально нереалистический характер, является предметом веры, действует не на интеллектуальном, а на эмоциональном уровне. Поэтому массовая культура ориентируется на инстинкты и подсознание, широко использует именно иконическое изображение. Но это уже не религиозные иконы, а иконы поп-культуры.

ЧТО ВОЛНУЕТ ЯПОНСКИХ ПЕДАГОГОВ?

Как в самом японском обществе относятся к современной массовой культуре? Если ответить одним словом, то весьма неоднозначно.

Японские официальные и деловые круги активно продвигают манга и аниме за рубеж. Сегодня популярность аниме, например, не коснулась, наверное, лишь развивающихся стран, где просто не хватает средств на покупку лицензионных прав. Спеша решить эту проблему, японское правительство намерено предоставить на эти цели средства своего международного фонда "Japan Foundation", действующего под юрисдикцией МИД Японии.

Одновременно с этим в 2006 г. японское внешнеполитическое ведомство в целях подъема имиджа страны за рубежом выступило с инициативой утверждения международного Манга-приза среди зарубежных юных художников. В свою очередь, министерство транспорта Японии уже сегодня приглашает иностранных туристов на международный Манга-саммит, который пройдет в Киото в 2008 г.

В этом же направлении действуют и префектуральные власти. Так, сравнительно недавно при поддержке муниципалитета Токио в столице Японии прошла Всемирная аниме-выставка, в которой приняли участие около 200 японских анимационных компаний и самые известные мультипликаторы и кинопродюсеры со всего мира.

Не отстает от властных структур и японский бизнес. Компания "Sony Pictures Entertainment" открыла в Японии в 1998 г. канал "Animax", ставший каналом N 1 среди поклонников аниме в Японии, а также одним из самых популярных в кабельных и спутниковых сетях. Следующей географической целью компании стала Азия, для чего в 2004 г. в Сингапуре был создан первый за пределами Японии круглосуточный телеканал, посвященный аниме. Этот канал рассчитан на молодую аудиторию, и кроме сингапурских зрителей он охватывает территории Гонконга, Тайваня и других государств, где аудитория японского аниме составляет около 100 млн. зрителей.

Тем временем в самой Японии все сильнее звучит предостережение о том, что "комиксы могут погубить нацию". Такого мнения придерживается, в частности, японский педагог М. Мацудзава, утверждающий, что школьники, отдающие свободное время разглядыванию картинок в комиксах, не только теряют навык настоящего чтения, но и разучиваются сами свободно изъяснять свои мысли и чувства, а затем в какой-то степени теряют саму способность глубоко, развернуто мыслить и переживать17.

стр. 65


Как он поясняет, "сама объемность мыслительного процесса сводится к оперированию картинками, происходит замена читательской культуры - экранной, где преобладает не только плоскостное изображение, но и плоскостное восприятие: не идущее вглубь, не разворачивающееся ни в "объемное" представление в сфере мыслительной, ни в соответствующее переживание в сфере чувственной, ибо безостановочная смена кадров ведет за собой внимание, не оставляя времени для размышления, для формирования полноценной глубокой эмоции"18.

Этот экранный тип восприятия формируется не только кино и телевидением, но и комиксами, дисплеем компьютера, который вошел в быт японцев, заменив детям прежние обычные игры. Вот почему среди японских специалистов растет опасение, что и распространение в Японии комиксов (манга) ведет к формированию плоскостного мышления, ибо художественный образ в манга заменяется лишь условной его проекцией, стереотипным обозначением того или иного персонажа.

Но японские педагоги сегодня обеспокоены не только тем, что произведения массовой культуры принципиально не рассчитаны на активность внутренней работы сознания, а чисто психологическая невозможность адаптации наших механизмов восприятия к быстро сменяющимся раздражителям имеет следствием притупленность ощущений, усталость, потребность в легком развлекательном искусстве. Неумение испытывать чувства как комплексные состояния, сопровождающиеся определенной глубиной их переживания, порождает и неспособность сочувствовать, эмоционально сопереживать. Но если мы в этом случае говорим обычно об эмоциональной глухоте, то применительно к художественно воспитанным японцам это можно было бы назвать, по выражению кинорежиссера Хироака Ёсида, "ожирением души", а Японию - "нацией бездушных торгашей"19.

Не меньшие опасения японских педагогов и психологов вызывают и другие разрушительные тенденции современной массовой культуры, которые смогли в какой-то мере затронуть сами внутренние основы японского общества. Оценивая влияние современной массовой культуры на психологию подрастающего поколения в Японии, современный автор Акио Сиромацу искренне сетует на то, что "детей и юношество заставляют жить в захлестывающем их половодье антигуманных жизненных ценностей, таких как преклонение перед деньгами, культ развлечений, культ силы, насаждаемый милитаристской идеологией. Дети и юношество, в которых формируется неспособность наслаждаться универсальностью человеческого богатства, отчуждаются от подлинного развития"20. По мнению японских психологов, эти особенности произведений массовой культуры являются одной из причин распространенности жестокости и насилия - насилия на улице, дома, в школе, поразившего Японию.

Конечно, опасения специалистов имеют свои основания: многосерийная мультипликация о космических роботах-самураях, самурайские боевики, характерный для современной Японии жанр так называемой романтической порнографии и др. вступили в противоречие с традиционной японской культурой. Однако само существование этой мощной традиционной культуры, не только не разрушаемой, но бережно охраняемой в этой стране, на мой взгляд, может выступить действенным противовесом наступлению художественной безликости массовой культуры.

А ЧТО ДУМАЮТ НА ЗАПАДЕ?

Возможно, именно благодаря своему ярко выраженному традиционному началу японская массовая культура сегодня - одна из самых развитых, многообразных и востребованных в мире. Азиатское издание журнала "Time" в одном из сентябрьских номеров за 2003 г. приводит цитату Итии Накамура из Массачусетского технологического института: "Японское общество превратилось из индустриального в поп-культурное"21.

В том же номере "Time" директор центра прогнозирования компании Marubeni Цутому Сугиура говорит, что за последние 10 лет японский "культурный экспорт" (доходы от продажи и лицензирования развлекательного контента фильмов, аниме, музыки) утроился и составил 12,5 млрд. долл., в то время как промышленный экспорт вырос лишь на 20%. Конечно, сумма в 12,5 млрд. долл. кажется весьма невысокой, если сравнивать ее с ежемесячными доходами той же "Тойота" (11 млрд. долл.), но динамика роста не может не удивлять22.

Аналитики всерьез расценивают успех японской поп-культуры как шанс полностью преодолеть последствия экономического кризиса. В связи с этим американский журнал "Foreign Policy" в 2002 г. даже ввел в обиход научный термин "валовая национальная крутизна" (Gross National Cool). В своей публикации автор Дуглас Макгей доказывает, что способностей японцев перенимать и ассимилировать все лучшее, что может предложить заграница, вполне достаточно для того, чтобы сделать страну настоящей культурной сверхдержавой23.

Опережая страны-соседи на 20 - 30 лет (все-таки поп-культура - продукт развитой экономики), Япония предоставляет широкий спектр удивительно привлекательного культурного ассортимента. И хотя экономическая составляющая такого экспорта еще сравнительно невелика, "валовая национальная крутизна" Японии быстро растет: страна уверенно заявляет о высочайшей конкурентоспособности в области массовой культуры.


1 История современной японской литературы. М., 1961, с. 218 - 219.

2 Генс И. Бросившие вызов. М., 1988, с. 21.

3 Так как эти два жанра неразрывно связаны между собой (аниме чаще всего снимается по мотивам манга), то о них, пожалуй, стоит говорить как о едином культурном феномене.

4 The Time. 11.02.1985, p. 42.

5 http: //www.charlotte.com

6 Дзёхо мэдиа хакусё (Белая книга по информации и средствам массовых коммуникаций). Токио, 2004, с. 63.

7 Там же.

8 Цит. по: Человек: образ и сущность. Гуманистические аспекты. Ежегодник. М., 2000, с. 171.

9 The Daily Yomiuri. 11.12.1996.

10 http://www.toongu.ru

11 Maraini Fosco. Japan. Patterns of Community. L., 1972, p. 23.

12 The Nikkei Weekly. 17.02.1997, p. 1.

13 Schodt Fr.L. Dreamkand Japan: Writing on Modern Manga. Berkeley, 1996, p. 198.

14 Ibid., p. 89 - 90.

15 http://www.refword.ru

16 Там же.

17 http://www.philosophy.ru

18 Там же.

19 Там же.

20 Там же.

21 http://peewww.wisesoft/ru - журнал "Страна игр", N 151, ноябрь 2003.

22 Там же.

23 Там же.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/МАССОВАЯ-КУЛЬТУРА-ЯПОНСКОЕ-ПРОЧТЕНИЕ-2024-06-03

Similar publications: LBelarus LWorld Y G


Publisher:

Елена ФедороваContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Fedorova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е. КАТАСОНОВА, МАССОВАЯ КУЛЬТУРА - ЯПОНСКОЕ ПРОЧТЕНИЕ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 03.06.2024. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/МАССОВАЯ-КУЛЬТУРА-ЯПОНСКОЕ-ПРОЧТЕНИЕ-2024-06-03 (date of access: 23.06.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Е. КАТАСОНОВА:

Е. КАТАСОНОВА → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
В ПОИСКАХ СЕРОВОДОРОДНОГО ПОЯСА. Нехватка кислорода (гипоксия) в загрязненных водоемах тревожит население всех промышленно развитых стран планеты. Но насколько она угрожает всему Мировому океану?
9 hours ago · From Елена Федорова
Проблемы разведки и добычи углеводородов в странах АСЕАН
10 hours ago · From Елена Федорова
А. А. ГРОМЫКО: ЭПИЗОДЫ
Yesterday · From Елена Федорова
ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА В ЮВА В СЕРЕДИНЕ 1960-х гг. И ПРЕДПОСЫЛКИ ОБРАЗОВАНИЯ АСЕАН
Yesterday · From Елена Федорова
Фруктоеды и цветочницы. КАРТИНКИ С ВЫСТАВКИ
Yesterday · From Елена Федорова
Обстановка в Южно-Китайском море и спор вокруг архипелага Наньша: историческая ретроспектива и актуальные соображения
Yesterday · From Елена Федорова
ДРЕВНИЕ КУЛЬТУРЫ ФИЛИППИНСКОГО АРХИПЕЛАГА: КЛЮЧЕВЫЕ СЮЖЕТЫ И ПРОБЛЕМАТИКА ИССЛЕДОВАНИЙ
Yesterday · From Елена Федорова

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIOTEKA.BY - Belarusian digital library, repository, and archive

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

МАССОВАЯ КУЛЬТУРА - ЯПОНСКОЕ ПРОЧТЕНИЕ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: BY LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Biblioteka.by - Belarusian digital library, repository, and archive ® All rights reserved.
2006-2024, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android