Libmonster ID: BY-1801
Author(s) of the publication: Ю. М. КУКУШКИН

Утро 25 апреля 1974 г. принесло португальцам освобождение от фашистской тирании, установленной в результате военного переворота 28 мая 1926 г. и угнетавшей народ почти в течение полувека. Буржуазная печать изображала апрельские события как нечто неожиданное и сверхъестественное. И в самом деле, казалось невероятным, что армия, которая на протяжении многих десятилетий была верной опорой фашистской диктатуры, вдруг поднялась против нее и выступила как борец за демократические преобразования.

Насколько закономерным был ход событий, имевших место в последнее время в Португалии, что лежало в их основе? Данная статья представляет собой попытку проанализировать некоторые причины, приведшие к падению салазаризма.

Среди ряда экономических и политических факторов, обусловивших падение фашистской диктатуры, одним из главных была бесславная война, которую в течение 13 лет Португалия вела против национально-освободительных движений в своих африканских колониях. "Колониальная война стала одной из центральных проблем политического положения в Португалии", - отмечалось в заявлении Секретариата ЦК Португальской коммунистической партии (ПКП) от 26 апреля 1974 года 1 . Война до предела обострила все экономические и политические проблемы. Она вскрыла все язвы фашистской диктатуры в Португалии, показала всю ее гнилость, окончательно продемонстрировала ее полную разобщенность с народом. В этой связи уместно вспомнить слова В. И. Ленина по поводу несправедливых войн, написанные им еще в начале века: "Войны ведутся теперь народами, и поэтому особенно ярко выступает в настоящее время великое свойство войны: разоблачение на деле, перед глазами десятков миллионов людей, того несоответствия между народом и правительством, которое видно было доселе только небольшому сознательному меньшинству" 2 .

Возглавивший правительство в сентябре 1968 г. М. Каэтану, получив в наследство от Салазара эту "грязную войну" и опираясь в ее ведении на помощь своих союзников по НАТО, пытался обмануть мировое общественное мнение, все более решительно требовавшее ее окончания, утверждениями, будто его правительство ищет политического, а не военного решения проблемы. Чтобы подкрепить свой демагогический трюк, он в июле 1971 г. внес в конституцию изменения, согласно которым португальские колонии объявлялись "автономными государствами". На самом же деле правительство принимало все новые меры для расширения войны в Африке, рассчитывая на победу. Но даже эти демагогические маневры вызвали переполох в стане португальских ультрареакционеров. Профессор-правовед Ф. Пачеку ди Аморим в сво-


1 "Republica", 29.IV.1974.

2 В. И. Ленин. ПСС. Т. 9, стр. 154.

стр. 96


ей книге "В час правды" утверждал, будто бы Каэтану готовит заговор, который должен привести к распаду португальской империи. То же самое заявил генерал Р. Ногейра, снятый с должности командующего военным округом Коимбра. Ультраконсерваторы в политике и экономике изо дня в день вели пропагандистскую кампанию против якобы слишком мягкого курса, проводимого Каэтану3 . Однако тот вовсе не намеревался покончить с колониальной войной - этим главным бременем для экономики страны.

Вопреки подлинно национальным интересам португальский колониализм продолжал вести эту преступную войну, истребляя беззащитное население колоний и сгоняя целые деревни в концентрационные лагеря, войну, которая одновременно пожирала цвет нации - португальскую молодежь. Солдат отрывали от родных семей на 4 года, из которых 2 года они обязаны были отслужить в колониях. Оттуда они возвращались физически и духовно искалеченными, а многие из них нашли там свою могилу. Война наносила материальный и моральный ущерб населению, вызывала массовое бегство молодежи, не желавшей быть пушечным мясом, из армии и из страны. К началу 1974 г. число уклонившихся от военной службы превысило 100 тыс. человек. Даже такой бразильский архиреакционер, как Ласерда, незадолго до свержения фашистской диктатуры писал, что с того момента, как вскрылась подлинная сущность этой войны, которая велась якобы в защиту веры и христианства, ее "героический" аспект превратился в гротеск, и все более очевидным становились ее трагические последствия: опустошенная молодежь, нация, подточенная коррупцией и рутиной, потеря перспективы и в конечном счете - поражение4 .

Компартия, которая постоянно разоблачала антинародный, колониалистский характер войны, сплачивала демократические силы своей страны на борьбу за предоставление немедленной и полной независимости народам португальских колоний. Проанализировав португальскую действительность во всех ее аспектах, ПКП еще в середине 1973 г. заявила, что "все развитие событий ведет к созреванию условий, которые поставят на повестку дня вопрос об окончании колониальной войны и о поисках политического решения проблемы". "Антиколониалистское движение, - подчеркивалось в резолюции ЦК ПКП, - может быть уверено в том, что практика в недалеком будущем подтвердит справедливость его позиций. Освободительная борьба окончится только с предоставлением независимости угнетенным народам" 5 . Через несколько месяцев мир убедился в точности этого научного, марксистско- ленинского анализа.

Провозглашение в сентябре 1973 г. Республики Гвинея-Бисау на двух третях освобожденной территории этой португальской колонии и последовавшее затем признание ее более чем 80 государствами, успешные действия национально- освободительных сил в Мозамбике способствовали дальнейшему углублению политического и экономического кризиса в Португалии, вызывали изменения в позициях ее финансово-монополистических групп.

Когда Каэтану в 1968 г. сменил Салазара на посту премьер-министра, Португалия, несмотря на широко распропагандированные "планы развития", продолжала оставаться одной из беднейших стран капиталистической Европы. Фашистская пропаганда пыталась объяснить такое положение последствиями "аграрного" и "консервативного" мышления Салазара и рисовала радужные перспективы бурного развития


3 См. "Der Spiegel", 14.VI.1971.

4 См. "О Estado de S. Paulo", 5.IV.1974.

5 Роr uma grande campanha politica de massas. Resolucao do Comite Central do PCP. Julho do 1973. Ed. "Avante!". 1973, p. 10.

стр. 97


экономики, которые якобы открывает перед ней "новый курс" правительства Каэтану. Между тем к началу 70-х годов дефицит торгового баланса достиг 18 млрд. эскудо (648 млн. долларов). Продолжавшаяся колониальная война поглощала 43% государственных средств. В 1960 - 1970 гг. в 3 раза выросли налоги6 . Нехватка рабочих мест вела к снижению темпов роста португальской экономики, повышению цен, которые в 1970 г. возросли в Лиссабоне на 6,4%, к массовой эмиграции. Около 1,5 млн. из 9 млн. населения страны эмигрировали (в большинстве случаев нелегально) во Францию, Западную Германию и другие страны 7 . Португалия продолжала сохранять свои мрачные "рекорды" в Европе: детская смертность достигала 58%, неграмотность - 40%, треть родов проходила без медицинской помощи. Депутат фашистского Национального собрания К. да Кунья заявил, что для преодоления отсталости Португалии необходимо вложить в национальную экономику 1 800 млрд. эскудо 8 .

Защищая интересы экономических и политических сил, приведших его к власти, Каэтану отчаянно искал выход из тупика, в котором страна оказалась в результате десятилетий фашистского правления. Хотя Португалия и раньше находилась в значительной зависимости от иностранного капитала, тем не менее Каэтану видел единственное средство сохранения режима в том, чтобы еще шире открыть двери страны и ее колоний для международных трестов. В итоге за 7 последних лет существования фашистской диктатуры сумма иностранных капиталовложений в Португалии увеличилась в 4 раза. Иностранному капиталу принадлежали господствующие позиции в ключевых отраслях экономики 9 . Характерно, что инвеститоры, привлекаемые налоговыми льготами и свободой вывоза прибылей, явно предпочитали ориентироваться на метрополию, поскольку опасались национально- освободительного движения. 75% иностранных капиталовложений приходилось на 4 страны: США, Великобританию, Бельгию и ФРГ. Самым крупным иностранным инвеститором являлись США. За ними следовал британский капитал, который традиционно имел большие интересы в Португалии и неизменно поддерживал самые реакционные режимы в этой стране.

В результате политики Каэтану экономика метрополии, как и колоний, становилась все более зависимой в техническом и финансовом отношении от наиболее развитых империалистических стран. В то же время эта политика в какой-то мере была на руку и крупнейшим португальским монополиям, таким, как КУФ, Шамполимо, Спириту Санту и др. Все эти группы - в основном финансовые. По мере того, как в капиталистическом мире усиливается тенденция к интернационализации капитала путем создания многонациональных компаний, растет их способность менять сферы приложения капиталов. И португальские монополисты отнюдь не желали упустить эти возможности.

Однако реализации этих планов мешала растущая политическая изоляция португальского фашистского режима на международной арене, которая неуклонно возрастала по мере продолжения колониальной войны в Африке, усиления политики репрессий и террора в самой Португалии. Эта изоляция становилась особенно ощутимой в условиях разрядки международной напряженности. Уже в первый год правления Каэтану европейские союзники довольно прозрачно намекали ему, что Португалия должна сделать выбор: пойти с Европой или с Африкой. Выход, по их мнению, заключался в "новом" пути, рассчитанном на сближение правительства Каэтану с "Европой", при одновременном сохранении


6 А. Куньял. Португалия: борьба против фашистской диктатуры. "Коммунист", 1972, N 6.

7 "Der Spiegel", 14.VI.1971.

8 "L'Humanite", 27.X.1973.

9 Ibid.

стр. 98


португальского контроля над африканскими колониями 10 . Но это требовало проведения хотя бы каких-нибудь изменений в фашистской структуре, с тем чтобы сделать ее более "респектабельной". Эту-то цель и преследовала демагогия Каэтану о "либерализации" салазаризма. Но даже этот робкий шаг напугал ультраконсервативные круги, и они немедленно оказали нажим на Каэтану. Однако испуг их был абсолютно не обоснован. Каэтану, будучи одним из теоретиков португальской фашистской доктрины и ближайшим сподвижником Салазара, вовсе не собирался выступать в роли ниспровергателя салазаризма. Как отмечал журнал "Jeune Afrique", политика Каэтану "наталкивалась на неразрешимое противоречие: он хотел "европеизировать" Португалию, сохраняя нетронутой диктатуру, унаследованную от своего предшественника"11 .

В подобной ситуации некоторые крупнейшие экономические группы, которые прежде поддерживали Каэтану, стали отдавать себе отчет в том, что в политически изолированной стране, где у власти продолжает оставаться скомпрометировавший себя даже в глазах капиталистического мира фашизм, их будущее может оказаться ненадежным. Они так же хорошо понимали, что бесконечные африканские войны задерживают "европеизацию" Португалии. Упоминавшийся выше Ласерда писал, что каждый, кто читал запрещенное, но известное всему Лиссабону интервью промышленника А. Шамполимо, содержавшее прямые намеки на коррупцию, царившую в Португалии, поймет позицию крупнейших промышленников, которые опасались, что неповоротливость властей может привести к "неизбежным последствиям", то есть к радикализации положения и взрыву 12 .

Итак, поражение, которое фашистская диктатура потерпела в борьбе против национально-освободительных движений, в сочетании с экономическим кризисом обусловили развитие политического кризиса в стране. "Углубление кризиса фашистского режима, - констатировала в июле 1973 г. ПКП, - выражается в обострении экономического положения, в резких конфликтах между различными экономическими группами, в растущей внутренней изоляции, характеризующейся нарастанием противоречий и расколом самой правящей клики, в международной изоляции, в назревании условий, ставящих на повестку дня задачу окончания колониальной войны и поисков мирного решения этой проблемы, в уступках и попытках приспособить свою политику к подобной ситуации, к чему режим вынуждают внутренние и внешние факторы. Кризис фашистского режима ведет к его значительному ослаблению, сокращает его возможности не только решить собственные проблемы, но и оказать сопротивление росту недовольства и борьбы португальского народа" 13 .

На этом фоне продолжала развиваться борьба демократических антифашистских сил, в первых рядах которых, как и всегда, шли коммунисты. Особенно активизировались выступления рабочего класса. Забастовки отличались высокой организованностью и превратились в один из серьезных факторов политической жизни страны. Только в последние месяцы фашистской диктатуры в них приняло участие свыше 60 тыс. трудящихся, а на митингах собирались десятки тысяч человек. Как правило, выступления трудящихся заканчивались их победой. В то же время они свидетельствовали о глубине недовольства португальского пролетариата существующим положением, о росте его сплоченности, и в частности о его способности под руководством ПКП использовать фашистские профсоюзы в целях борьбы против политики фашизма.


10 См. "Le Monde diplomatique", fevrier 1969.

11 "Jeune Afrique", 15.XII.1973.

12 "O Estado de S. Paulo", 5.IV.1974.

13 For uma grande campanha politica de massas, p. 5.

стр. 99


Значительного прогресса, особенно в последний год фашистской диктатуры, достигло Демократическое движение, развившееся из существовавших в предыдущие годы Демократических избирательных комиссий, которые вели антифашистскую пропаганду в период выборов и объединяли в своих рядах коммунистов, социалистов, либералов, прогрессивных католиков, беспартийных. Оно объединило в своих рядах десятки тысяч новых участников, окрепло организационно. Участники Движения использовали различные формы пропаганды для разоблачения антинационального характера фашистской диктатуры: распространяли сотни тысяч пропагандистских материалов, расклеивали плакаты, организовывали марши автокараванов, проводивших летучие митинги, открывали свои новые центры. Все это придавало Демократическому движению динамичность и эффективность.

Конгресс в Авейру (проведенный в 1973 г., несмотря на запрет правительства Каэтану), на котором присутствовали тысячи делегатов из разных областей страны, явился событием большого политического значения, крупной победой демократических сил, подтверждением широкого размаха, зрелости и влияния Движения. Он еще раз подтвердил правильность линии компартии, направленной на сплочение антифашистких демократических сил, на развертывание работы в массах, продемонстрировал жизненность Демократического движения, рост активности всех слоев трудящихся, и в том числе молодежи. Конгресс в Авейру показал большие возможности этого движения при условии, что оно действительно будет связано с народом. Создание широкой по составу Национальной комиссии, в которую вошли 500 чел., коллективная разработка большинства документов, представленных на рассмотрение конгресса, поддержка, оказанная ему населением Авейру во время демонстрации 8 апреля 1973 г., - все это свидетельствовало о быстром росте рядов активистов Демократического движения, о стремлении народных масс к единству. Политическая платформа Демократического движения, нашедшая свое отражение в "Заключительной декларации", призывала португальцев бороться за окончание колониальной войны, против засилья монополистического капитала, за демократические свободы. "Широкое единство, достигнутое Демократическим движением, - подчеркивала ПКП, - представляет собой значительный успех и является фактором, определяющим его влияние и способность мобилизовывать массы"14 .

Массовые действия Демократического движения подкреплялись борьбой трудящейся молодежи в основном против колониальной войны, ибо этим отрядам молодежи угрожало в первую очередь превращение в пушечное мясо. Одновременно молодежь активизировала свои действия и против усиления эксплуатации, репрессий, за элементарные свободы. Выступления студентов, как и прежде, представляли собой мощное массовое движение, опиравшееся на легальные ассоциации, возглавляемые нелегальным Коммунистическим союзом студентов (УЭК). Ширилась борьба крестьянских масс, интеллигенции, значительно оживилось Демократическое женское движение. Июльский пленум ЦК ПКП 1973 г. отмечал, что дальнейшие выступления на самых различных фронтах будут иметь огромное значение для развития политической борьбы 15 .

Резко усилилась критика колониальной политики Португалии со стороны мировой общественности. Она звучала в ООН и даже в Ватикане, где демонстративно были приняты лидеры национально-освободительных движений в португальских колониях. В связи с резким осуждением роли португальского колониализма в Африке Португалия вышла из ЮНЕСКО.


14 Ibid., p. 27.

15 Ibid., p. 24.

стр. 100


Да и в самом фашистском лагере, раздираемом противоречиями, возникали и углублялись конфликты и разногласия. Церковь - эта традиционная опора фашистского режима - начала отмежевываться от него 16 . Даже среди тщательно отобранных депутатов Национального собрания образовалась группа "либералов", противников политики Каэтану. Политический и экономический кризис, неуклонное нарастание числа антивоенных выступлений оказали влияние на португальские вооруженные силы. На настроении армии отражалось ширившееся Демократическое движение. Большое внимание работе в армии уделяла компартия, которая - особенное 1970 г. - во всех своих решениях неизменно подчеркивала важность борьбы за завоевание влияния в вооруженных силах.

Антивоенные, антиколониалистские традиции всегда были сильны в компартии. "В 1921 году, - говорят коммунисты, - мы выступили против подавления восстания в Сан-Томе. В 1931 году Генеральный секретарь ЦК ПКП, погибший в 1943 г. в концлагере Таррафал, Бенту Гонсалвес, сказал: "Мы, коммунисты, должны сотрудничать с народами, над которыми господствует империализм и колониализм. Наше активное выступление началось не вчера" 17 . По словам газеты "Le Monde", с начала африканской войны ПКП отдала приказ своим активистам не дезертировать в индивидуальном порядке, всячески способствовать неизбежному росту сознания офицеров и солдат 18 .

Увеличивалось количество офицеров, которые были призваны на военную службу со студенческой скамьи и которые прошли через все перипетии студенческого движения, руководимого Коммунистическим союзом студентов. Не будучи кадровиками, они были офицерами - "милисианос" (то есть военного времени) и, испытав на себе все тяготы колониальной войны, стали задумываться над будущим Португалии. Как писала "Le Monde diplomatique", их можно было понять: страна, не внимавшая голосу рассудка, попала в тройной тупик: политический, военный и экономический. Признание ООН Республики Гвинея-Бисау было таким дипломатическим поражением фашистского режима, которое португальские военные переживали особенно болезненно 19 .

Недовольство в армии назревало исподволь. Сначала на своих собраниях офицеры обсуждали вопросы профессионального порядка: несение службы, состояние вооружения; но в дальнейшем они неизбежно переходили к обсуждению политических проблем. В октябре 1973 г. около двухсот офицеров тайно собрались в Алентежу (собственно, тайна была весьма относительной, ибо ПИДЕ контролировала всю страну, и такого рода собрание не могло пройти незамеченным, однако внутренний распад режима был уже настолько очевиден, что полиция не осмелилась предпринять какие-либо меры). Во время этой встречи обсуждалось два вопроса: как покончить с колониальной войной и каким должно быть политическое будущее португальской колониальной системы 20 . Молодым офицерам была ясна, с одной стороны, невозможность военным путем решить проблему партизанской войны, а с другой - неспособность старых руководителей найти политическое решение. Их особенно тревожила углубляющаяся нищета их родины. "Живя в континентальной Европе второй половины XX века, - говорили они, - мы не имеем права быть такими бедными и такими отсталыми"21 . Это и послужило причиной зарождения так называемого "Движения капитанов". Идеологически разнородные и сначала политически слабо подготовленные "капитаны" выступили за увеличение жалованья, а затем


16 "France nouvelle", 17.IV.1973.

17 "Le Monde", 28.V.1974.

18 Ibid.

19 "Le Monde diplomatique", mai 1974.

20 "Jeune Afrique", 15.XII.1973.

21 "Manchete", 18.V.1974.

стр. 101


пришли к идее захвата власти. Один из активистов этого движения признавал, что их борьба сразу приобрела политический характер 22 . По мере роста антиколониальных тенденций и антифашистских настроений, направленных против разлагающегося режима, "капитаны" перешли к политическим проблемам страны. Их движение накануне свержения фашистской диктатуры переросло в Движение вооруженных сил, руководимое Координационной комиссией.

В феврале 1974 г. в Лиссабоне появилась книга бывшего генерал-губернатора Гвинеи-Бисау, тогдашнего заместителя начальника генерального штаба вооруженных сил Португалии генерала Спинолы "Португалия и ее будущее". В ней доказывалась невозможность решить колониальную проблему военным путем и предлагался путь политический: создание федерации бывших португальских колоний под эгидой Португалии, то есть фактически выдвигалось неоколониалистское решение проблемы. Но даже такое предложение произвело колоссальный переполох в правящих кругах. Генерал Спинола и его непосредственный начальник генерал Кошта Гомиш были сняты со своих постов. 16 марта в их защиту вспыхнул одиночный, стихийный мятеж в Калдаш да Раинья, который был быстро подавлен. Несколько десятков офицеров оказались за решеткой. Однако все это только подлило масла в огонь. Книга Спинолы лишний раз свидетельствовала о противоречиях, раздиравших правящую верхушку, а арест офицеров вызвал возмущение "капитанов", которые не могли оставаться безучастными к тому, что их товарищи по оружию оказались в тюрьме. Несколько позднее хорошо информированный бразильский еженедельник "Visao" писал, что многие за пределами Португалии не понимали неизбежности распада режима и его внутренней слабости. "Книга "Португалия и ее будущее" генерала Спинолы, - подчеркивал "Visao", - не сыграла, как утверждали многие обозреватели, решающей роли в событиях, но она явилась катализатором недовольства, накопившегося в народе и дезорганизованной армии. Народ не спал, и вооруженные силы обретали сознание своей неоспоримой освободительной миссии. Работа, проводимая Демократическим движением, - продолжал "Visao", - обычно недооцениваемая, принесла ощутимые плоды. Она развертывалась на всех уровнях и фронтах. Разоблачения оппозиции находили широкий отклик в казармах и способствовали росту антивоенных настроений, началу целой серии выступлений протеста и дезертирства" 23 .

Компартия отмечала рост недовольства и среди широких солдатских масс. Несмотря на усиление репрессий, слежки, обыски в казармах, вопреки арестам и судам распространение агитационных материалов приобрело постоянный и массовый характер. Во многих подразделениях под всякими предлогами проводились собрания, участники которых распевали революционные песни. Участились солдатские бунты против плохого питания и грубого обращения, расшаталась военная дисциплина. 150 офицеров выразили протест против обыска, произведенного ПИДЕ в доме одного из их товарищей. 150 курсантов морского училища потребовали от командующего флотом разрешения присутствовать на Конгрессе демократических сил в Авейру в апреле 1973 года. Нередкими стали и случаи отказа от принесения военной присяги 24 . Правительство Каэтану попыталось провести так называемый "Конгресс ветеранов, сражавшихся на заморских территориях", и противопоставить его антивоенному движению, но вызвало этим бурю негодования. С заявлением против проведения такого конгресса выступили 400 офицеров.


22 "Visao", 13.V.1974.

23 "Visao", 27.V.1974.

24 См. Por uma grande campanha politica de massas, p. 17.

стр. 102


Итак, окончание колониальной войны стало главной целью движения рабочего класса, молодежи, солдат и молодых офицеров, народных масс и всех демократических сил. Если поражения в Бисау и Мозамбике явились началом глубокого политического кризиса, то его разрешение и крушение почти полувековой фашистской диктатуры наступили 25 апреля 1974 года. 24 апреля в 22 час. 55 мин. Объединенные радиостанции Лиссабона передали песню "И сказав, до свиданья...", означавшую, что все готово к выступлению вооруженных сил, а 25 апреля в половине первого ночи ставшая потом всемирно известной песня "Грандола, Вила морена" ("Грандола, черный городок...") возвестила о начале выступления. Вооруженные силы, участвовавшие в нем, довольно быстро заняли стратегические пункты, не встретив никакого сопротивления. Некоторые комментаторы объясняли столь быстрый успех тем, что в течение последних месяцев войска имели-де обыкновение проводить ночные учения и потому недреманное око ПИДЕ не заметило ничего необычного25 . На самом же деле выступление было столь единодушным, что репрессивные силы были просто не в состоянии что-то предпринять.

Характеризуя события 25 апреля, Генеральный секретарь ЦК ПКП А. Куньял отмечал, что "это движение ни в коем случае нельзя смешивать ни с государственными переворотами, ни с путчами. В данном случае речь идет о движении, имеющем глубокие корни в народе и выражающем волю и самые горячие чаяния нашего народа. В этом движении слилось воедино два различных фактора: с одной стороны, трудности и внутренние противоречия фашистского режима, проявившиеся среди офицерства, а с другой стороны, глубокое недовольство нашего народа, нашедшее свое выражение в революционном демократическом движении вооруженных сил. Эти факторы нашли свое отражение в движении .25 апреля и именно в силу этого, а также потому, что движение выражало волю нашего народа, оно так быстро добилось успехов и в считанные дни были достигнуты значительные завоевания"26 .

Одна из особенностей событий 25 апреля - активное участие в нем широчайших народных масс. Несмотря на раннее время, сотни тысяч людей вышли на улицы. И хотя руководители Движения вооруженных сил во избежание ненужных жертв призывали население оставаться в домах, тысячи лиссабонцев устремились к казарме Кармо, требуя оружия27 . Именно народ первым направился к зданию ПИДЕ, держал его в осаде до подхода вооруженных сил, несмотря на то, что фашисты открыли огонь по безоружной толпе, именно народные массы помогали вылавливать и обезвреживать агентуру португальской охранки. Сами военные признавали, что когда они направлялись к Кармо, толпы народа приветствовали их, и никто уже не сомневался в успехе28 .

Убедившись в окончательной победе, Движение вооруженных сил образовало Национальный совет спасения, возглавить который оно пригласило генерала Спинолу. Комментируя этот факт, журнал "Visao" писал: "Личная роль генерала Антониу ди Спинолы... - еще одна загадка. Он не участвовал в заговоре и не является выразителем Движения вооруженных сил, но он пользуется большой популярностью, располагает доверием среднего класса и большинства предпринимателей и, будучи прагматиком, доказал несомненную гибкость"29 .

Уже 26 апреля Национальный совет спасения опубликовал свою программу, предусматривавшую ряд важных демократических мер, в


25 "Visao", 13.V.1974.

26 "Conferenencia de Imprensa de Alvaro Cunhal, 17 de Maio de 1974", Ed. da Direccao da organizacao regional de Lisboa do PCP.

27 "O Capital", 26.IV.1974.

28 "Manchele", 18.V.1974.

29 "Visao", 24.VI. 1974.

стр. 103


том числе: смещение президента, роспуск правительства, Национального собрания и Государственного совета, роспуск фашистской партии, политической полиции - ПИДЕ и расследование ее преступлений, смещение губернаторов провинций, амнистия всем политзаключенным, свобода слова и собраний. Временное правительство должно было заложить основы новой экономической политики, в частности, в интересах тех слоев населения, которые до сих пор были самыми обездоленными, и, наконец, бороться с инфляцией. В области внешней политики оно заявило, что будет придерживаться принципов независимости и равноправия между государствами, невмешательства в дела других стран и защиты мира, расширяя и развивая международные отношения на основе дружбы и сотрудничества. Временное правительство гарантировало соблюдение международных обязательств, вытекающих из действующих договоров (напомним, что Португалия является членом НАТО). Что же касается главной проблемы - вопроса о колониях, то в этой части положения программы были довольно расплывчатыми: указывалось, что политика временного правительства в свое время по-новому будет определена народом. И в то же время в ней было зафиксировано, что решение должно быть политическим, а не военным. Правда, делалась оговорка о необходимости организации откровенной и открытой дискуссии в национальных масштабах для решения проблемы колоний30 .

Важно, что большая часть мероприятий, входящих в программу Движения вооруженных сил, была предложена коммунистами еще в 1965 г. на VI съезде ПКП. Однако в подходе к вопросам экономики и решению колониальной проблемы заметна значительная разница, ибо компартия глубже и конкретнее определяла задачи борьбы против всевластия монополий и зависимости от иностранного капитала. Признавая, что столь сложную проблему нельзя разрешить в один день, коммунисты считают, что в обстановке непрекращающейся инфляции часть тягот уже сейчас должны взять на себя монополии. Что же касается решения колониальной проблемы, то коммунисты, как известно, всегда были верными сторонниками безоговорочного предоставления независимости народам, порабощенным португальским колониализмом, и их государственного самоопределения 31 .

Свержение фашистской диктатуры и восстановление демократических свобод вызвали невиданный рост политической активности португальского народа. 1 Мая было объявлено национальным праздником. Накануне, 30 апреля, после 12 лет эмиграции в страну возвратился Генеральный секретарь ЦК ПКП А. Куньял. Встретить его в аэропорту Лиссабона собрались многие тысячи трудящихся, солдаты, моряки, офицеры, скандировавшие приветствия в адрес ПКП и размахивавшие красными знаменами. Восторженный прием, оказанный А. Куньялу, свидетельствовал о том влиянии, которым пользуется ПКП в широких народных массах. Его не смогли подорвать ни многолетние жесточайшие репрессии против лучших сынов португальского народа, ни разнузданные антикоммунистические кампании, проводимые справа и "слева". Наоборот, благодаря твердой, принципиальной марксистско-ленинской линии португальских коммунистов в борьбе против фашизма, за демократическое будущее своей страны их престиж рос из года в год во всех слоях португальского общества. Встречавшие подхватили А. Куньяла на руки и поставили его на бронетранспортер. Генеральный секретарь ЦК ПКП обратился к встречавшим с взволнованной речью.

1 Мая на улицы городов и селений страны вышло более 5 млн. человек 32 . Снова ярко проявились политические симпатии народа: приветствуя вооруженные силы, люди в то же время скандировали: "Да здрав-


30 "Diano de Noticias", 27.IV.1974.

31 См. Programa do Partido Comunista Portugues. 1965. Ed. "Avante!", pp. 5 - 6,13 - 14.

32 "Manchete", 18.V.1974.

стр. 104


ствует ПКП!", - отдавая дань уважения многолетней и упорной борьбе коммунистов против фашистской тирании. Авторитет компартии был настолько очевиден, что это была вынуждена признать и буржуазная печать, отнюдь ей не симпатизирующая. Так, английская газета "The Guardian" писала: "Сила коммунистической партии в том, что после 48-летнего авторитарного правления ее подпольная организация, по сути дела, не пострадала"33 . В "The New York Times" говорилось: "Когда коммунистическая партия вышла из подполья после государственного военного переворота... она имела закаленного пребыванием в тюрьмах авторитетного вождя, самоотверженных партийных работников, верных последователей в различных слоях населения, начиная с батраков и кончая банковскими служащими, и, наконец, доктрину, учитывающую все проблемы Португалии. Сегодня здесь господствует мнение, что коммунисты являются в Португалии самой подготовленной и наилучшим образом организованной политической группой... Коммунистическая партия вполне может оказаться среди тех, кто получит большее число голосов на национальных выборах" 34 . Американский буржуазный еженедельник "Newsweek" признавал: "Теплый прием, устроенный Куньялу, весьма символичен для тех перемен, которые произошли в Португалии... Коммунисты, видимо, занимают главенствующие позиции в зарождающейся левой коалиции - португальском демократическом движении" 35 . Разумеется, за всеми этими внешне объективными оценками буржуазных средств информации проглядывало и явное стремление напугать обывателя угрозой возникновения еще одного "коммунистического очага" в Европе.

Тем не менее, каковы бы ни были цели мировой реакции, авторитет португальских коммунистов был так велик, что уже в начале мая демократические органы печати Лиссабона высказывались за их участие в формирующемся временном правительстве наряду с социалистами, левыми католиками и либералами. В правительство, сформированное 16 мая, вошли два коммуниста - Генеральный секретарь ЦК ПКП А. Куньял, занявший пост государственного министра (по сути дела, заместителя премьера, в компетенцию которого входит координация деятельности ряда министерств и выполнение особо важных поручений премьер-министра) и профсоюзный лидер П. Гонсалвиш, ставший министром труда.

Объясняя португальскому народу причины своего участия в этом правительстве, компартия указывала прежде всего на необходимость расширить и укрепить единство демократических сил, союз народа с Движением вооруженных сил ради упрочения уже завоеванных свобод, продолжения демократизации политической жизни, окончания колониальной войны, подготовки и проведения выборов в Учредительное собрание. Неучастие коммунистов во временном правительстве неизбежно отразилось бы на дальнейшем процессе демократизации. Это вызвало бы, вне всякого сомнения, серьезные расхождения в Демократическом движении, привело бы правое крыло бывшей демократической оппозиции и либералов к союзу с реакцией, к расколу между народным движением и Движением вооруженных сил. Вхождение коммунистов во временное правительство объяснялось также необходимостью и возможностью непосредственно участвовать в осуществлении национальной политики и бороться за то, чтобы шаги, предпринимаемые правительством, максимально отвечали интересам народа. "В правительстве, - заявляла ПКП, - коммунисты будут верными стражами интересов и чаяний рабочего класса, трудящихся, широких народных масс" 36 .


33 "The Guardian", 7.V.1974.

34 "The New York Times", 27.V.1974.

35 "Newsweek", 2.V.1974.

36 "Avante!", 17.V.1974.

стр. 105


Однако обстановка в стране продолжала оставаться весьма напряженной. Реакционные силы не желали признавать себя побежденными и не теряли надежды вернуться к власти. Они сохранили значительные позиции (в экономике эти позиции не были затронуты) и продолжали вести тайную подрывную деятельность, опираясь на поддержку международного империализма. Компартия, постоянно предупреждая об опасности, призывала массы и вооруженные силы к бдительности, с тем чтобы пресечь попытки контрреволюционных заговоров. Коммунисты, указывая на недооценку такой угрозы, отмечали, что правительство не принимает соответствующих мер безопасности, что наследие салазаризма продолжает еще оставаться основным препятствием на пути демократизации страны.

Между тем крупные монополии пытались вызвать финансовые трудности в стране, перебои в снабжении продовольствием 37 . Некоторые из них в провокационных целях решили резко повысить заработную плату, зная, что при нынешнем состоянии национального бюджета государство не в состоянии сделать то же самое для других отрядов трудящихся. Этим они хотели внести раскол в ряды португальского пролетариата. Кроме того, масло в огонь подливали "леваки", подбивавшие работников мелких и средних предприятий на забастовки под ультрареволюционными лозунгами, не учитывавшими реальной действительности. Действия ультралевых групп использовали крайне правые силы 38 . Даже западная печать отмечала, что организаторы майских забастовок пытались внести разногласия между трудящимися и Движением вооруженных сил, вызвать недовольство средних слоев и ввергнуть страну в экономический хаос. Но правые, дав первый бой, проиграли его; народ решительно отверг маневры провокаторов39 .

Тем не менее заокеанские "советчики" все время рекомендуют представителям португальских реакционных сил "чилинизировать" Португалию, "учесть уроки" чилийских событий. Они упрекают португальских контрреволюционеров, что те ошиблись в выборе момента, в анализе соотношения сил, в тактике, и многозначительно намекают на то, что правительству предстоит еще долгая и упорная борьба, в которой потерявшая политическую власть реакция должна использовать свои возможности в сфере экономики 40 .

Временному правительству предстояло решить главную проблему - покончить с колониальной войной. ПКП требовала немедленного ее прекращения и начала переговоров с представителями Гвинеи-Бисау, Анголы и Мозамбика, возглавлявшими национально-освободительную борьбу (ПАИГК, МПЛА и ФРЕЛИМО), имея в виду самоопределение этих стран и предоставление им независимости 41 . Однако первый тур переговоров, начатых министром- социалистом М. Соаришем вопреки его оптимистическим прогнозам не дал желаемых результатов.

Успешнее развивались контакты на международной арене. Следуя программе Движения вооруженных сил, временное правительство наладило дипломатические контакты с рядом социалистических стран, в том числе и с СССР. "Впервые после Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года Советский Союз и Португалия, - писала "Avante!", - установили дипломатические отношения на уровне послов... В течение 50 лет фашистская диктатура лишала нас бесчисленных преимуществ контактов с великим советским народом" 42 .

Бурно развивается португальское рабочее движение. Трудящиеся в


37 "Granma", 13.V.1974.

38 См. "Avante!", 24.V.1974.

39 "Visao". 24.VI. 1974.

40 Ibid.

41 "Avante!", 24.V.1974.

42 "Avante!", 14.VI.1974.

стр. 106


первые же дни изгнали из профсоюзов фашистских ставленников и избрали в их руководство своих представителей. Для координации действий профсоюзов и защиты демократических завоеваний народа было создано объединение "Интерсиндикал", которое уже к началу июля сплотило 1200 тыс. трудящихся, входивших в 191 профсоюз 43 . П. Гонсалвиш, министр труда в первом временном правительстве, отметил, что оно считает "Интерсиндикал" подлинным представителем трудящихся. Политическая сознательность португальских трудящихся быстро выросла за последние недели. "Я думаю, - заявил он, - что народ проявит бдительность и предотвратит угрозу серьезных экономических потрясений, которые могут сделать возможным возврат фашизма" 44 . ПКП с самого начала выступила против любых попыток внести раскол в профсоюзное движение, создать параллельные профсоюзные объединения.

17 июня 1974 г. пленум ЦК ПКП подвел некоторые итоги процесса, начатого 25 апреля. Он указал на необходимость законодательного закрепления демократических прав и свобод, завоеванных португальским народом, и окончания колониальной войны. Пленум тщательно проанализировал экономическое положение страны и предложил меры для его решения. Особое внимание ЦК ПКП уделил задачам борьбы с контрреволюционной деятельностью, направленной на подрыв единства между вооруженными силами и народом, на то, чтобы не допустить создания такой обстановки в стране, которая могла бы дать повод для прихода к власти "сильной руки". Особо отмечалось нарастание антикоммунистической кампании. "Политический процесс, начавшийся 25 апреля, - говорилось в резолюции ЦК ПКП, - был и, судя по всему, останется весьма неравномерным и сложным... Реакция и фашизм умножат свои усилия, чтобы вновь ввергнуть Португалию в мрачную ночь тирании, от которой она страдала 48 лет. Однако имеются условия и силы, способные преодолеть трудности, разбить врага и следовать по пути свободы"45 .

Жизнь требовала от первого коалиционного правительства безотлагательного решения ряда кардинальных проблем внутренней и внешней политики. Оценивая соотношение сил в Португалии и определяя положение этого правительства, ПКП отмечала, что в нынешних условиях вооруженные силы обладают большим (а в ряде случаев и определяющим) влиянием на национальную политику. "Не следует также забывать, - подчеркивала ПКП, - что временное правительство - это не "рабоче-крестьянское правительство", не "правительство народного фронта", даже не "правительство левых сил", несмотря на то, что в нем представлены коммунистическая и социалистическая партии. Это правительство чрезвычайно широкой коалиции социальных и политических сил, которые пришли к соглашению относительно ряда основных целей, но у которых весьма различные представления о том, как должны решаться первоочередные проблемы. Программа правительства носит ограниченный характер, но многие его мероприятия были полезными, и их можно будет осуществлять и в дальнейшем. Вхождение коммунистов в правительство явилось важным фактором создания нынешней правящей коалиции, залогом поддержки его и доверия к нему со стороны народных масс, а их выход из правительства, несомненно, означал бы резкое и насильственное нарушение политического равновесия, потерю демократической перспективы и открытия пути для реакционной политики"46 .

И вот в рамках этого правительства реакционные круги решили устроить пробу единства коалиции Демократического движения и Дви-


43 "L'Humanite", 6.VII.1974.

44 "Vie ouvriere", 12.VI. 1974.

45 "Avante!", 20.VI.1974.

46 "Avante!". 14.VI.1974.

стр. 107


жения вооруженных сил. В начале июля 1974 г. считавшийся беспартийным 69- летний премьер-министр А. ди Палма Карлуш без консультации с правительством предъявил, по сути дела, ультиматум последнему. План его и тех сил, которые за ним стояли, заключался в том, чтобы, как указывал Алваро Куньял, "...передать всю полноту власти генералу Спиноле через посредство его премьер-министра с тем, чтобы он в течение трех месяцев смог подготовить избирательный фарс, в результате которого генерал стал бы президентом республики, перестал бы выражать волю Движения вооруженных сил и получил бы мандат от имени нации, что позволило бы ему весьма законно установить новую диктатуру" 47 . Государственный совет - орган при президенте, в который входят члены Национального совета спасения, представители Движения вооруженных сил и гражданские лица, - отказал премьеру в этих домогательствах, ибо их принятие означало бы значительное отступление от программы Движения вооруженных сил, нарушение принципа коллегиальности в работе правительства и привело бы к серьезному нарушению процесса демократизации48 . Западная печать писала, что июльский правительственный кризис внес ясность в политическую обстановку Португалии. Его ждали, но решение, показавшее действительное соотношение сил, оказалось неожиданным для многих западных комментаторов.

Еще в первых числах июля, когда премьер-министр грозился подать в отставку, если его требования не будут удовлетворены, западная печать начала строить различные предположения. Одни обозреватели видели причину в "невыносимом давлении левых", другие поговаривали о "заговоре правых". Последние были ближе к истине. Во всех воинских частях оружие и боеприпасы находились под строжайшим контролем Движения вооруженных сил, всегда относившегося с недоверием к личности и политике А. ди Палма Карлуша. Как бы то ни было, но брошенный им вызов встретил сопротивление двух главных политических партий - ПКП и ПСП - и Движения вооруженных сил. Реакция офицерского корпуса была немедленной и решительной. Едва стало известно о действиях премьер-министра, в Лиссабоне состоялось совещание офицеров, на котором присутствовало несколько сотен человек. Спустя некоторое время делегация офицеров объявила Спиноле, что Движение вооруженных сил отвергает требования ди Палма Карлуша. Президент, который уже был информирован о совещании, предоставил Карлуша своей судьбе. Хотя у Спинолы была своя кандидатура на пост главы нового правительства, ему пришлось назначить премьер-министром полковника В. Гонсалвиша, который являлся автором программы Движения вооруженных сил и последовательно проводил ее в жизнь. Одновременно июльские события показали, что возможности Спинолы принимать единоличные решения сократились49 . Газета "The Times" писала: "Радикально настроенные молодые офицеры, несомненно, сильно натянули вожжи и дали понять генералу Спиноле, что он пришел к власти как их кандидат, а не как их хозяин". И пессимистически заключала: "Генерал Спинола... потерял почву под ногами и престиж"50 .

В новом правительстве три важных поста - министра труда, внутренних дел и связи - были переданы военным. А. Куньял сохранил пост государственного министра. Еще накануне сформирования нового правительства Политическая комиссия ЦК ПКП отмечала, что главное сейчас - определить общее направление политики нового правительства, от этого зависит участие в нем ПКП 51 . Да и сам Спинола неодно-


47 "Avante!", 21.X. 1974.

48 "Avante!", 12.VII.1974.

49 "Visao", 5.VIII.1974.

50 "The Times", 18.VII.1974.

51 "Avante!", 12.VII.1974.

стр. 108


кратно повторял, что присутствие лидера коммунистов в правительстве "абсолютно необходимо". И дело тут не в какой-то уступке, а в реальном взгляде на вещи. В вооруженных силах практически царит единодушное убеждение в том, что если ПКП выйдет из правительства, в стране немедленно начнется хаос52 .

Подводя итоги правительственного кризиса, А. Куньял расценил его как попытку консервативных сил воспрепятствовать продвижению страны по пути мира и демократии. Он подтвердил, что Движение вооруженных сил - важная и позитивная реальность, сила и гарант процесса демократизации, что демократы должны хранить, как зеницу ока, единство народа и вооруженных сил. "Сейчас, - заявил Куньял, - необходимо идти вперед по пути мира и решения колониальной проблемы... Мы можем и должны трудиться ради того, чтобы португальский народ и народы, освобождающиеся от португальского колониализма, крепили свои узы дружбы, чтобы с освобождением началась новая эпоха сотрудничества во всех областях, опирающаяся на взаимное уважение свободных и равноправных народов" 53 .

27 июля 1974 г. Португалия признала право народов Гвинеи-Бисау, Анголы и Мозамбика на независимость54 . Таким образом, многолетняя упорная борьба народов этих территорий закончилась поражением колонизаторов.

Но приверженцы старого режима не смирились с очередным провалом. Июльские события показали, писал еженедельник французских коммунистов "France nouvelle", что "Спинола тоже преследовал свои цели, причем его цели были прямо противоположны целям Движения вооруженных сил... Поэтому нет ничего удивительного в том, что в результате последовательных маневров "генерала с моноклем" за ним стали сплачиваться наиболее реакционные силы страны, у которых вновь возродилась надежда" 55 . Одним из таких маневров была поездка Спинолы в некоторые гарнизоны страны, которую он предпринял еще накануне правительственного кризиса. Так, выступая в г. Томаре, он призывал своих слушателей "отличать подлинную демократию от тех идеологий, которые под прикрытием извращенной концепции свободы способны привести нас к куда более деспотическим политическим режимам, чем тот, что был свергнут 25 апреля"56 . А в Эворе он высказался более решительно: "Мы свергли одну диктатуру, И мы не допустим, чтобы в Португалии воцарились новые диктаторы и диктатуры..."57 . Антикоммунистический характер этих речей, стремление напугать обывателя "коммунистической диктатурой" были очевидны.

Сразу же после сформирования правительства В. Гонсалвиша, 10 июля 1974 г., Спинола начинает говорить об опасности "анархии" и взывать в связи с этим к "молчаливому большинству". Его призыв был услышан всеми, кто плел сети контрреволюционного заговора в ожидании, когда можно будет объединиться и выступить открыто. Стали появляться новые политические организации, как правило, провозглашавшие себя "поборниками демократии". Возникла даже партия фашистского толка - Португальская националистическая партия, но она вскоре была распущена.

Отвечая на призыв Спинолы, реакция при помощи мощных финансовых группировок развернула бешеную профашистскую, антикоммунистическую кампанию. Небольшие провинциальные газетки, издающиеся в основном ультраконсервативными приходскими священниками,


52 "Visao", 5.VIII.1974.

53 "Avante!", 26.VII.1974.

54 "Avante!", 29.VII.1974.

55 "France nouvelle", 8.X.1974.

56 "Republica", 4.VI.1974.

57 "Republica", 6.VI. 1974.

стр. 109


начали в самых мрачных тонах расписывать экономическое и политическое положение Португалии. Безграмотных и забитых крестьян с церковных кафедр запугивали "красной опасностью". Пропагандистские материалы чилийской фашистской организации "Патриа и либертад" были переведены на португальский и в виде листовок тысячами распространялись прежде всего в северной, наиболее отсталой части страны. Миллионы экземпляров провокационных материалов разбрасывались с частных самолетов, летавших над всей территорией Португалии. Эта кампания, как отмечалось в заявлении Политкомиссии ЦК ПКП, была направлена прежде всего "против Португальской коммунистической партии, которая играет первостепенную политическую роль в проведении нынешнего демократического курса национальной политики, а также против всех демократических сил, против Движения вооруженных сил и временного правительства".

Коммунисты призвали дать отпор контрреволюционным маневрам реакции, обеспечить создание в стране обстановки мира и доверия, необходимых для успеха процесса, который приведет к дальнейшему развитию демократизации вплоть до проведения свободных выборов в Учредительное собрание. "Авторы и подстрекатели антикоммунистической кампании должны быть разоблачены, - заявила ПКП, - подпольные фашистские организации раскрыты. Нельзя позволить реакции создать обстановку, благоприятную для осуществления контрреволюционных авантюр. Демократические силы и народные массы должны проявлять бдительность, разоблачать происки реакции и крепить свое единство"58 .

Кульминационным моментом новой попытки реакционных сил взять реванш за предыдущие поражения должна была стать демонстрация "молчаливого большинства", назначенная на 28 сентября 1974 г. в Лиссабоне. Ее организаторы рассчитывали в тот день для поддержки реакционных сил привезти в столицу определенное количество политически отсталых людей из отдаленных районов страны. Провокация щедро финансировалась португальскими и иностранными монополиями. Спинола открыл ей "зеленую улицу", а один из членов Национального совета опасения, генерал Г. ди Мелу, публично высказался в ее поддержку. Сотни специально арендованных автобусов должны были свезти со всех концов страны "демонстрантов", которым оплатили участие в этой контрреволюционной вылазке. В маленьких деревеньках людей, отказывавшихся поддержать ее, грозили сжечь живьем. Латифундисты южной части Португалии, входящие в созданную ими "Свободную ассоциацию земледельцев", планировали поход колонн тракторов на Лиссабон. Дело приняло очень опасный оборот. Заговорщики замышляли заключить премьер-министра под стражу в резиденции президента, а потом убить его59 . Накануне событий Спинола, как указывал А. Куньял, "потребовал введения чрезвычайного положения, отмены личных свобод. Ссылаясь на такие опасности, как хаос, анархия, захват власти коммунистической партией, всегда можно оправдать чрезвычайные меры, ликвидацию временного правительства и Движения вооруженных сил. Это было его (Спинолы. - Ю. К. .) политической целью"60 .

Коммунисты и Движение вооруженных сил знали о подготовке заговора, однако вели себя предусмотрительно, не давая реакции никаких поводов для провокации. Вместе с тем они твердо решили, что демонстрация не должна состояться ни в коем случае. Спинола, хорошо понимавший, какова ставка в этой игре, отказался прекратить ее и предпринял попытку переворота в ночь с 27 на 28 сентября, организовав захват радиостанции полицией и республиканской гвардией и отдав


58 "Правда", 4.VIII.1974.

59 "France nouvelle", 8.X.1974.

60 "Le Monde", 5.X.1974.

стр. 110


приказ об аресте высших офицеров, которые выступили против этих инструкций. Однако левые силы, главным образом ПКП и профсоюзы, опередили его. Оповещенные Движением вооруженных сил, они провели ночью мобилизацию своих сторонников. Решающий удар нанесли профсоюзы, где, как известно, наибольшим влиянием пользуется ПКП. Одними из первых выступили шоферы, заявившие, что они не намерены участвовать "в фашистских и реакционных акциях, цель которых - нанести удар по демократическим принципам 25 апреля". Их поддержали железнодорожники, заклеймившие эту вылазку, как фарс, организованный "волками в овечьей шкуре". "Ни от одной станции наших железных дорог, - провозгласили они, - не должен отправиться поезд на эту демонстрацию. На всех линиях должна проявляться максимальная бдительность, чтобы не допустить перевозки наемных манифестантов"61 . Отвечая на такие призывы, десятки тысяч трудящихся воздвигли баррикады на всех дорогах, ведущих в Лиссабон. На них дежурили сторожевые пикеты, сформированные профсоюзами, которые проверяли документы и обыскивали автомашины, взяли в свои руки контроль над выдачей пропусков для хождения по городу. В течение нескольких часов левые силы полностью контролировали страну62 . Лишь 28 сентября утром армия сменила мирных граждан на баррикадах, которые были воздвигнуты, чтобы помешать вступлению мятежников в столицу. Широкое выступление народных масс, признавал "Visao", определило поражение контрреволюционной акции 63 .

Португалия была спасена от столкновения, которое могло бы иметь трагические последствия для развития процесса демократизации. Вместе с тем эти события явились новым доказательством способности народа к быстрой мобилизации, высокого уровня организованности демократических сил и в особенности ПКП. Союз различных демократических течений еще более сплотился и окреп. "France nouvelle" вполне обоснованно отмечал, что совместные действия левых сил и военных, их взаимное участие в дежурствах на пригородных заграждениях способствовали дальнейшему укреплению сплоченности между Движением вооруженных сил и левыми политическими силами, что является главным условием сохранения и дальнейшего развития демократии в Португалии 64 .

Оценивая результаты этих событий, А. Куньял в своем докладе на внеочередном VII съезде ПКП подчеркнул, что в результате своего поражения реакция утратила еще больше позиций. "Два фактора, - говорил он, - сыграли решающую роль в достижении этой победы над реакцией. Демократическое движение Португалии, в котором компартия играет решающую роль, действовало быстро и решительно; ПКП, которая заранее узнала о планах организаторов манифестации "молчаливого большинства" как широкого заговора с целью установления новой диктатуры, взяла на себя инициативу дать открытый бой... Вторым фактором, способствовавшим победе народа, было Движение вооруженных сил, которое ликвидировало подпольную сеть реакции, сорвало попытку обречь на молчание телевидение, радио и печать. Движение вооруженных сил нанесло вместе с народом сокрушительное поражение реакции, благодаря чему в дальнейшем были удалены три реакционных генерала из Национального совета спасения, а затем ушел в отставку и генерал Спинола... 28 сентября останется в истории демократической португальской революции датой, имеющей чрезвычайную важность. Политическая власть стала более сплоченной. Консолидируется государственный аппарат. Укрепились Движение вооруженных сил и демократи-


61 "Visao", 21.XI.1974.

62 "L'Expresse", 7.X.1974.

63 "Visao", 21.XI.1974.

64 "France nouvelle", 8.X. 1974.

стр. 111


ческие силы. Союз Демократического движения Португалии с Движением вооруженных сил вновь доказал, что он является политической основой демократических преобразований в нашей стране. ...Если прогрессивные силы нашей страны сумеют использовать свою победу в полной мере, можно будет утверждать, что строительство демократии в Португалии стало необратимым процессом"65 . Позднее в одном из своих выступлений А. Куньял дал оценку действиям Спинолы на посту президента. Он сказал: "Еще есть люди, не понимающие роли генерала Спинолы в период с 25 апреля по 28 сентября, и поэтому необходимо рассеять все еще существующие сомнения на этот счет для того, чтобы завтра, если генерал вознамерится вновь появиться на политической сцене как поборник свободы и демократии, португальский народ смог бы попросить его не высовываться из дома. Не отрицая положительной роли, которую генерал Спинола сыграл в определенный момент накануне 25 апреля, все же главным в его действиях в течение пяти месяцев существования демократической обстановки было стремление не только помешать демократизации государственного аппарата, но и повернуть вспять этот процесс, передать высшие политические и ключевые посты в руки реакционных и консервативных элементов" 66 . Говоря об отношении коммунистов к новому президенту, генералу Кошта Гомишу, А. Куньял в интервью газете "Le Monde" отметил: "Мы думаем, что генерал Кошта Гомиш может сыграть положительную роль в этой очень сложной ситуации. Он нуждается в нашей поддержке и заслуживает ее"67 .

Потерпев еще одно, на этот раз весьма ощутимое поражение, реакция, однако, по-прежнему располагает важными позициями в государственном аппарате. В ее руках экономическая власть, которую она использует, чтобы препятствовать демократическому развитию страны и продолжать свою контрреволюционную деятельность. Она проводит политику саботажа в экономике, не предоставляет кредитов, аннулирует капиталовложения, организует утечку капиталов, сокращает объем производства в промышленности и сельском хозяйстве пытается вызвать новые трудности, спровоцировать недовольство населения, рассчитывая противопоставить народ правительству и тем самым открыть путь контрреволюции. Да и Спинола, как утверждает буржуазная печать, продолжает оставаться фигурой, которую реакция еще намерена использовать68 .

20 октября 1974 г. состоялся внеочередной VII съезд Португальской коммунистической партии, который был призван разработать и одобрить новую программу партии, подтвердить правильность ее тактической и стратегической линии. Необходимость изменения программы, а также внесения поправок в устав ПКП диктовалась переменами, происшедшими в стране после 25 апреля.

"Ваш съезд, - говорилось в приветствии ЦК КПСС внеочередному съезду Португальской коммунистической партии, - собравшийся легально в столице Португалии впервые после почти полувекового господства фашистского режима, занимает особое место в жизни вашей партии. Его проведение стало возможным в результате длительной, самоотверженной борьбы португальских коммунистов, трудящихся, всех истинных патриотов своей страны за свободу, демократию, против фашизма и реакции" 69 .

В докладе о политическом положении и задачах партии Генеральный секретарь ЦК ПКП А. Куньял указал на те радикальные изменения,


65 "Avante!, 21.X.1974.

66 "Avante!", 6.XII.1974.

67 "Le Monde", 5.X.1974.

68 "Visao", 4.XI.1974.

69 "Правда", 20.Х. 1974.

стр. 112


которые произошли в политической, общественной и культурной жизни страны после 25 апреля. "За этот период положен конец колониальной войне, осуществлены исторические шаги в области деколонизации, установлены дипломатические отношения с Советским Союзом и другими социалистическими странами. Трудящиеся добились удовлетворения некоторых очень важных требований: установления минимального уровня заработной платы, заключения коллективных трудовых договоров, увеличения заработной платы государственным служащим, предоставления ряда социальных льгот. Все это принесло улучшение условий жизни трудящихся. Во всех областях национальной жизни происходят изменения, которые ведут к ликвидации наследия фашизма. Революционный процесс в Португалии развивается очень быстро в условиях союза Демократического движения Португалии с Движением вооруженных сил"70 .

Съезд констатировал, что в настоящее время политическая власть в стране находится в руках демократических сил, которые осуществляют политику, направленную на защиту интересов народа и всей страны. Однако экономическая власть продолжает оставаться в руках монополий и латифундистов. Такое положение не может сохраняться в течение долгого времени. Или монополии и латифундисты вернут себе политическую власть и вновь установят фашистскую диктатуру, или же демократические силы положат конец экономической власти монополистов и помещиков. "Программа Движения вооруженных сил, - заявил А. Куньял, - указывает нам на возможность проведения "антимонополистической стратегии" при осуществлении новой экономической политики, которая будет служить интересам португальского народа"71 . От имени ПКП А. Куньял выдвинул "чрезвычайную платформу" политических и экономических мероприятий. Она предусматривает укрепление демократического государства и защиту демократических свобод; защиту финансовой и экономической стабильности в целях обеспечения дальнейшего экономического развития страны; продолжение процесса деколонизации.

Говоря о характере современного этапа революционного процесса в стране, А. Куньял указал: "Некоторые конкретные особенности португальской демократической революции, в частности союз народа и вооруженных сил, создают благоприятные возможности для мирного осуществления демократических преобразований в португальском обществе. Мы приложим все силы для того, чтобы это стало реальностью". Докладчик призвал укреплять единство между ПКП и Демократическим движением Португалии, между ПКП и социалистической партией, между компартией и другими демократическими партиями. "Наша задача, - заявил он, - состоит в том, чтобы укреплять союз между Демократическим движением и Движением вооруженных сил, союз, являющийся непременным условием успешного развития революционного процесса. Союз между народом и вооруженными силами играет решающую роль в настоящее время, от него зависит будущее страны".

А. Куньял подчеркнул выдающуюся роль компартии в осуществлении нынешнего демократического курса Португалии, ответственность, которую она несет перед другими демократическими силами, перед народом, перед страной. Он указал, что компартия в своей деятельности руководствуется принципами пролетарского интернационализма и выступает за укрепление уз дружбы и сотрудничества с КПСС и другими братскими партиями.

В обращении ко всем демократическим силам, принятом на съезде, ПКП заявила, что "сегодня, как и всегда, коммунисты готовы на все испытания и жертвы, чтобы служить народу и стране, чтобы быть до-


70 "Avante!", 21.X.1974.

71 Ibid.

стр. 113


стойными того доверия, которое рабочий класс, трудящийся народ, молодежь и все другие слои населения им оказывают"72 .

После этого важного события в развитии демократического процесса в Португалии ее прогрессивные силы должны продолжать борьбу за решение трех основных проблем: упрочение демократических свобод и самого демократического государства, продолжение процесса деколонизации и, наконец, разрешение самой главной и сложной - экономической проблемы 73 . Все это не могло не наложить отпечатка на развернувшуюся подготовку к выборам в Учредительное собрание, которое должно разработать и принять новую конституцию. В этом смысле большое значение имел визит в СССР португальской правительственной делегации во главе с государственным министром А. Куньялом, состоявшийся в начале ноября 1974 года. Португальская компартия всегда подчеркивала важность развития и укрепления всесторонних отношений с социалистическими странами. Она указывает, что отношения между новой, демократической Португалией, с одной стороны, и СССР и другими социалистическими странами - с другой, "...не только полезны и необходимы, но и представляют собой для нынешней Португалии неоценимый фактор консолидации демократии, независимого экономического развития, проведения политики мира и социального прогресса"74 .

Оценивая результаты визита в СССР, А. Куньял указал, что это была первая поездка правительственной делегации в эту страну с момента основания Португальской республики, первая со времени Великой Октябрьской социалистической революции. "Португальский народ испытывает чувства глубокой симпатии к советскому народу, - отметил А. Куньял, - и с давних пор является его большим и искренним другом. В течение многих лет демократические силы Португалии проявляли активный интерес к советскому народу. Что же касается Португальской компартии, то она всегда имела прекрасные отношения с КПСС, всегда чувствовала солидарность со стороны советского народа. У нас давняя и плодотворная дружба с Компартией Советского Союза, и мы прекрасно знаем, что значит солидарность и дружба советского народа, советских коммунистов". Подчеркнув, что переговоры велись с представительной по своему характеру советской делегацией и открыли очень широкие перспективы для сотрудничества во всех областях (экономики, техники, культуры, науки, туризма, спорта), А. Куньял заключил: "Мы глубоко убеждены в том, что это явится чрезвычайно большим вкладом в укрепление португальской демократии и в процесс, который приведет к улучшению жизненных условий трудящихся Португалии, обеспечению независимости нашей страны, превращению переходного положения, которое мы видим сейчас, в прочный демократический режим, отвечающий чаяниям рабочего класса, всех трудящихся масс нашей страны"75 .

Португальские трудящиеся ведут энергичную борьбу за превращение крупнейшего профсоюзного объединения страны "Интерсиндикал" в единый профцентр. Они решительно выступают против попыток некоторых политических сил, подстрекаемых извне, создать параллельные профсоюзные объединения. Поддерживая линию трудящихся масс, ПКП считает, что "существование в настоящий момент множества профсоюзов и различных профцентров означало бы раскол трудящихся, ослабление их экономической борьбы, создало бы трудности для достижения лучших условий труда, привело бы к возникновению многочисленных неразрешимых социальных конфликтов и появлению крайне благоприят-


72 Ibid.

73 См. А. Куньял. Шаги революции. "Коммунист", 1974, N 17.

74 "Avantel", 27.XII.1974.

75 "Коммунист", 1974, N 17, стр. 106, 107.

стр. 114


ных условий для наступления хозяев на права трудящихся"76 . Португальские трудящиеся выступают за принятие закона, который юридически закреплял бы существование единого профсоюзного объединения. Такую же позицию в этом вопросе занимает Движение вооруженных сил. Его Координационная комиссия опубликовала заявление о том, что Движение "выступает за закрепление в законодательном порядке этого важнейшего принципа профсоюзной деятельности"77 .

Движение вооруженных сил в настоящий момент считает своей главной задачей защиту свободы и нынешнего демократического режима от всех угроз со стороны фашизма и империализма, от всех попыток в какой бы то ни было форме реставрировать свергнутый режим 78 . Отнюдь не симпатизирующая таким процессам газета "The Financial Times" признает, что хотя в Движении вооруженных сил есть люди, придерживающиеся различных политических взглядов, в целом оно сейчас занимает более левые позиции. Движение проводит широкую кампанию по повышению политического сознания масс, особенно в сельской местности, где еще сильны позиции реакции, использует свободное время в ходе тактических учений различных воинских подразделений для бесед с народом и разъяснения положений и задач своей программы79 . С этой же целью Движение вооруженных сил издает свой информационный бюллетень, в одной из редакционных статей которого подчеркивается, что вооруженные силы будут без колебаний выполнять свою программу преобразования политической и общественной жизни Португалии. Обязательные условия для преодоления нынешних трудностей, говорится в бюллетене, единство, сплоченность на революционной основе вооруженных сил, единство между вооруженными силами и народом и их союз с демократическими прогрессивными силами, развитие и укрепление прогрессивных политических и общественных организаций, включая профсоюзы, проведение свободных выборов, твердость в защите демократии и проведении деколонизации, непримиримость в борьбе против реакции80 . Выражая точку зрения ПКП на участие Движения вооруженных сил в процессе демократизации страны, А. Куньял указал, что оно совершенно необходимо. "Союз между вооруженными силами и португальским народом является самой оригинальной и специфической чертой процесса португальской революции, - подчеркнул он. - Этот союз будет до выборов и после них решающим фактором в процессе демократизации. Эту ситуацию следует отразить при выработке новой конституции. Что касается участия Движения вооруженных сил в работе Учредительного собрания, то этот вопрос предстоит решить самому Движению вооруженных сил"81 .

Сравнительно успешно развивается процесс деколонизации. Империалистические силы предпринимают отчаянные попытки воспрепятствовать ему и спровоцировали кровавые столкновения в столицах Анголы и Мозамбика - Луанде и Лоренсу-Маркише, активно поддерживают сепаратистские группы Кабинды - богатейшего нефтяного района Анголы. Тем не менее в ходе переговоров между временным правительством Португалии и национально-освободительными движениями Мозамбика, Анголы, островов Сан-Томе и Принсипи достигнуты соглашения о конкретных сроках провозглашения независимости и уже сформированы переходные правительства из представителей национально-освободительных движений и португальской администрации, которые будут осуществлять власть вплоть до дня провозглашения независимости.


76 "Avante!", 6.XII.1974.

77 "Правда", 16.I.1975.

78 "Проблемы мира и социализма", 1975, N 1.

79 "The Financial Times", 8.I.1975.

80 "Правда", 16.I.1975.

81 "О Capital", 29.XII.1974.

стр. 115


Однако главная политическая задача последнего периода состоит в подготовке к выборам в Учредительное собрание. Одним из ее важнейших этапов было опубликование в декабре 1974 г. закона о легализации политических партий. Португальская компартия была первой политической партией, передавшей 26 декабря в Верховный юридический трибунал всю необходимую документацию, требуемую законом для ее официальной регистрации. "Это означает, - писала "Avante!", - что партия не только подчиняется закону и готова выполнять его, но также и то, что она будет всегда добиваться его неуклонного соблюдения и уважения. Более того, она всеми своими силами будет защищать демократическую законность"82 . Компартия проводит активную кампанию, направленную на все большее упрочение своих уз с народными массами. Она еженедельно проводит многочисленные митинги и собрания, на которых с разъяснением линии ПКП выступают Генеральный секретарь ЦК А. Куньял и другие представители ее руководства, организует встречи и конференции крестьян из различных областей страны, на которых обсуждаются насущные проблемы португальской деревни.

Одновременно компартия не жалеет усилий для сохранения и укрепления единства всех демократических сил. Она предупреждает, что "разобщение, раскол, стычки между партиями, входящими в коалицию, равно как и любое столкновение с Движением вооруженных сил, может привести к сокращению числа голосов, отданных демократическим силам, и к увеличению числа голосов в поддержку реакционных и консервативных сил. Нельзя допустить, чтобы избирательная кампания превратилась в битву между партиями, образующими коалицию, в ходе которой каждая из них, нападая на другие, будет стремиться урвать у них голоса в свою пользу"83 . О перспективах выборов А. Куньял заявил: "Мы уверены, что на выборах сохранится нынешнее соотношение сил и тем самым будет сохранена нынешняя правительственная коалиция"84 .

Не складывают оружия и силы, потерпевшие поражение 28 сентября. Вновь на политической арене появился генерал Спинола, который в своем интервью, напоминающем предвыборную программу, выступает за "демократический социализм" скандинавского типа, пропагандируемый проявляющей буржуазно-либеральные тенденции Народно-демократической партией и некоторыми другими силами. Он активизировал контакты со своими сторонниками среди военных85 .

Таким образом, молодая португальская демократия вступает в новую полосу политических испытаний. Однако прогрессивные силы Португалии, прежде всего трудящиеся массы, возглавляемые их признанным авангардом - ПКП, уверены, что прочный союз народа и Движения вооруженных сил способен обеспечить их победу и окончательное искоренение фашизма.


82 "Avante!", 27.XII.1974.

83 "Avante!", 6.XII.1974.

84 "О Capital", 29.XII.1974.

85 "Le Figaro", 15.I.1975.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/КРАХ-ФАШИСТСКОЙ-ДИКТАТУРЫ-В-ПОРТУГАЛИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ю. М. КУКУШКИН, КРАХ ФАШИСТСКОЙ ДИКТАТУРЫ В ПОРТУГАЛИИ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 13.09.2022. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/КРАХ-ФАШИСТСКОЙ-ДИКТАТУРЫ-В-ПОРТУГАЛИИ (date of access: 09.12.2022).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Ю. М. КУКУШКИН:

Ю. М. КУКУШКИН → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
88 views rating
13.09.2022 (86 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
НЕУМИРАЮЩИЕ КОРНИ
5 days ago · From Беларусь Анлайн
XX век: искусство, культура, жизнь. МАССКУЛЬТУРА: НАША, ДОМАШНЯЯ, СОВРЕМЕННАЯ
5 days ago · From Беларусь Анлайн
Энергия солнца - божий дар
Catalog: Экология 
6 days ago · From Беларусь Анлайн
ПОЛЬСЬКІ НАУКОВІ ІСТОРИЧНІ АТЛАСИ В XIX-XX ст.
Catalog: История 
9 days ago · From Беларусь Анлайн
Исследуются принципы военно-административного права, касающиеся военного управления и строительства Вооруженных Сил (иных военных органов).
9 days ago · From Евгений Глухов
Автосалон. Изобрести шину
12 days ago · From Беларусь Анлайн
Сменная обувь для автомобиля
12 days ago · From Беларусь Анлайн
Как вернуть зрителя в кинотеатр?
12 days ago · From Беларусь Анлайн
Испания: ПРИМЕТЫ ВРЕМЕНИ
14 days ago · From Беларусь Анлайн
ОТСТОЯТЬ БУДУЩЕЕ
14 days ago · From Беларусь Анлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
КРАХ ФАШИСТСКОЙ ДИКТАТУРЫ В ПОРТУГАЛИИ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2022, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones