Libmonster ID: BY-1300
Author(s) of the publication: О. Л. Шахназаров

Share this article with friends

Христианство пришло в мир как идеология, противопоставившая Справедливость и Порядок своеволию личности. Эти принципы должны соблюдаться из любви к Богу или из страха перед ним. Национальной идеей христианского народа стало стремление превзойти всех в претворении этих принципов в жизнь. По мере отдаления от своей предыстории христианское мировоззрение последовательно проходит три этапа. На первом - Справедливость есть порядок. На втором - Справедливость и Порядок равноценны. На третьем - Порядок есть справедливость. Пороговые трансформации сопровождаются общественными потрясениями. Темп перемен сопряжен с изменением способа общественного воспроизводства и сопутствующим ростом плотности населения, и все вместе предопределяется спецификой среды обитания. "1917-й"- следствие неразрешенности противоречия, проявившегося при переходе ко второму этапу эволюции в XVII веке. В русском сознании, воспринимавшем христианство с 1000-летней задержкой, Справедливость стояла на первом месте, а национальная идея формулировалась как "Москва - третий Рим", последнее средоточие истинного христианства. Суть ее вытекала из новозаветного предсказания о грядущем 1000-летнем Царстве Христовом на земле, когда весь народ станет воплощением христианской морали. В XVI в. Порядок постучал в дверь. Олицетворением христианских ценностей был объявлен царь. Эта идея не стала национальной потому, что ее разделяло меньшинство. Большинству импонировал примат Справедливости.

В результате раскола 1666-1667 гг. возникло староверие и "господствующая" Русская православная церковь (РПЦ). Излагающие ее точку зрения безрезультатно пытались найти альтернативу русской идее, но, отринув старую, не нашли новой. И не могли найти, потому что веру придумать невозможно. Идеологический стержень, на который нанизывались важнейшие события последующих столетий, для них и их последователей оказался утраченным. Отечественная история предстала в виде хронологии коротких ситуативных причин и следствий.

Религиозная война в России. С 1666 по 1762 г. (96 лет) староверы были объектом гонений, поражающих своей свирепостью. Десятки тысяч погибли лютой смертью, сотни тысяч искалечены, лишились крова, умерли от лишений, почти миллион бежал из страны. С 1762 по 1825 г. (63 года)


Шахназаров Олег Львович- кандидат исторических наук, директор Компании социальных технологий и экспертизы (СОТЭКО).

стр. 72


свобода совести по-прежнему подавлялась, но преследования стали менее жестокими. С 1825 по 1855 г. (30 лет) гнет нарастал, стабилизировавшись в последующие 50 лет. Лишь в 1905 г. староверы получили право открыто устраивать свою церковную жизнь, но и тогда их интересы не были удовлетворены полностью.

Имущество старообрядцев отбирали в пользу казны. Дом Романовых начал формировать своего могильщика - мощный пролетарский слой без собственности, без жилья, без орудий труда. Тех, кто избежал пролетаризации, облагали двойными налогами, окружали запретами на профессии, ограничениями на предпринимательскую деятельность. Законодательство де- юре регламентировало, а де-факто лишало их возможности создавать семьи, регистрировать детей, обладать правами собственности и правами ее наследования.

Их часовни и тайные моленные разрушали, мощи их святых подвергались надругательствам. Если бы не РПЦ, то крупнейшим храмом России был бы не Храм Христа Спасителя, а другой - старообрядческий, который начали создавать ранее, но закончить не дали, а часть уже построенного разрушили. Если бы не она, то не был бы Соловецкий монастырь превращен в узилище, а сотни его обитателей-христиан безжалостно перебиты задолго до того, как он вновь станет тюрьмой в Советской России, а потомки тюремщиков и узников поменяются местами.

Все социальные потрясения конца XVII-XVIII в. были связаны с расколом на "никонианство" и "староверие". Первым восстал Соловецкий монастырь. Через три года - Степан Разин. Последовали бунты стрельцов в 1682 и 1698 гг., бунты на Дону 1687 и 1698 гг., в Саратове - 1693 г., на Северном Кавказе - 1695 года. В первой четверти XVIII в. - Астраханский и Тарский бунты. Началось затяжное восстание Кондратия Булавина на Дону. Затем - восстание Емельяна Пугачева. Сокрушительное поражение возымело свое действие. Старообрядцы затаились, но чины МВД в середине следующего века свидетельствовали, что крестьяне РПЦ не считают себя истинными христианами: "Мы во Христа веруем, но мы, по Церкви, люди мирские суетные... Христиане те, кто по старой вере; они молятся не по-нашему, а нам некогда" 1 .

Подсчитать староверов дом Романовых многократно и безуспешно пытался со времен Петра I. В 1716 г. он приказал переписать всех староверов в целях двойного налогообложения. В старообрядческой среде в этой связи возникло разномыслие. Часть предпочла "записаться в двойной оклад", чтобы иметь возможность открыто демонстрировать преданность вере отцов. "Записные" составляли абсолютное меньшинство староверов. Остальные остались "незаписными". В течение второй половины XVIII - первой половины XIX в. в каждой из групп произошло разделение. Среди "записных" выделилось меньшинство так называемых "единоверцев" подконтрольной РПЦ "единоверческой Церкви" и большинство "белокриницких", восстановивших свою Церковь в традиционном понимании этого слова. "Незаписные" разделились примерно поровну. Одни из них затаились, выдавая себя за прихожан РПЦ, и лишь считались не слишком усердными верующими - "небытчиками". В храмах они появлялись лишь для того, чтобы регистрировать браки и рождение детей. Соответствующие записи в метрических книгах давали возможность жить нормальной гражданской жизнью. Их численность и поведение легли в основу мифа о русском безбожии. На деле, они были ревностными верующими, имевшими свои подпольные общины с выборными органами самоуправления. Эти староверы числились в податных ведомостях, а с 1897г. в отчетах переписи населения. Вторую половину "незаписных" составляли непримиримые "бегуны", или "странники". Они успешно скрывались от всякого учета благодаря существованию разветвленной конспиративной сети и не платили податей ни царствующему дому, ни РПЦ. Их в России формально как бы и не существовало. Моя прабабушка Настя была из их числа. Когда она скончалась в 1962 г., у родителей возникли проблемы с ее захоронением, поскольку она не имела ни паспорта, ни прописки и вообще не значилась гражданкой СССР.

стр. 73


О численности старообрядчества в XIX - начале XX в. имеется обильный цифровой материал, назвать который "статистическим" затруднительно. Ни один из составителей соответствующих докладов, будь то чины МВД, или служители РПЦ, или независимые эксперты из заинтересованной интеллигентской среды, не мог поручиться за их достоверность: все строилось на догадках, оценках, предположениях. Правительственным чиновникам хотелось продемонстрировать усердие в преодолении раскола. К тому же с потаенного старовера, и тем более с общины можно было получить мзду: недостатка в свидетельствах о поборах нет. О направленных против староверов полицейских мерах не случайно узнавали сначала сами староверы и только потом непосредственные исполнители начальственных решений. Церковные чиновники не хотели называть староверов староверами потому, что тогда эти люди утрачивались бы как источник доходов РПЦ. К тому же достоверные данные подрывали бы авторитет господствующей церкви.

Ненадежность подсчетов можно продемонстрировать на примере Пермской губернии. В 1826г. было объявлено о наличии там 112000 староверов, из коих 100 000 удалось обратить в православие. Тем не менее в 1841 г. откуда-то появилось еще 106 000, которых в течение 40-х годов XIX в. якобы удалось почти полностью водворить в лоно РПЦ. Но и после этого 72 000 почему-то по-прежнему числились староверами. В 1879 г. губернатор сообщал, что таковых на вверенной ему территории насчитывалось уже 93 570, и при этом отмечал, что "на самом деле, численность раскольников еще гораздо больше, потому что значительная часть жителей, особенно в горных заводах и между здешними крестьянами, считаясь православными или единоверцами, остаются ревностными последователями раскольничьих учений". В отчете за 1880 г. отмечается, что официальное число в 10 раз меньше действительного 2 . Исследование, проведенное П. И. Мельниковым-Печерским по заданию МВД, приводило к такому же заключению 3 .

В Географическом словаре Российского государства (1808 г.) утверждалось, что население Тулы и двух других городов, приписанных к Тульской губернии (Белев, Одоев), в массе "уклонению от общей веры подвержено" 4 . Современный исследователь попытался уточнить эти сведения 5 , но сумел обнаружить в областном архиве дела, заведенные только на 25 староверов. Расхождение настолько разительно, что не оставляет никакого доверия к полноте архивных материалов.

Да и сами староверы не имели представления о собственной численности. Большинство объединялось в "толки" и "согласия", не имевшие централизованных структур. Каждая община существовала тайно и автономно. Они общались на непонятном для окружающих языке, а письма были шифрограммами в полном смысле этого слова. Их объединяла не организация, а вера. В 1913 г. И. А. Кириллов - известный старообрядческий статистик, будущий автор учебников по экономике социализма, пользуясь доверительностью в отношениях с "признанными руководителями" старообрядческих согласий, попытался выяснить у них, сколько же все-таки в России староверов. Результаты оказались обескураживающими. Вот что ответил на запрос епископ наиболее организованной Белокриницкой иерархии: "Просьбу вашу - дать сведения о численности старообрядцев - к сожалению, исполнить не могу: таковых у нас не имеется. У нас, увы, как ни странно, до сих пор нет даже полного списка священников епархий". Аналогичный ответ был получен от секретаря соборов-съездов старообрядцев-поморцев Н. П. Ануфриева: "Никаких более или менее точных статистических данных по нашему согласию не имеется ни у меня, ни у кого другого. Это задача будущего" 6 .

В середине XIX в., анализируя статистические данные и сопоставляя их с подсчетами духовного ведомства, фон Бушен пришел к выводу, что в жизни староверов примерно в 10 раз больше, чем на бумаге. Результаты специальных экспедиций МВД, а также подсчеты Юзефа, а затем и Коблица в последней четверти века подтверждали этот вывод. Между тем, наступал XX век. Первая всеобщая перепись населения Империи 1897 г. выявила чуть

стр. 74


более двух миллионов староверов. Составители последнего отчета обер-прокурора Синода о численности староверов (1904 г.), насчитав около двух миллионов, предпочли снять с себя ответственность за достоверность приводимых сведений: "Приверженцы раскола в большем или меньшем количестве находятся почти во всех епархиях Российской Империи. Но определить точное число раскольников в Империи весьма затруднительно и почти невозможно " 7 . Возник сакраментальный вопрос, так сколько же их: 2 или 20 миллионов?

Кадет П. Н. Милюков и эсдек В. Д. Бонч-Бруевич, оба имевшие свои источники информации и оба заинтересованные в знании истинного положения дел в интересах своих политических организаций, к 1917 г. уверенно отвечали, что староверов 20 миллионов 8 . Масштабы и направленность "революционного процесса" показали, что убаюкивавшая себя "статистикой" романовская Россия жестоко ошибалась. Но и это - еще не учитывая (да и как можно их учесть!) "непримиримых", то есть формально не существовавшее население. Сопоставление показателей статистики разных ведомств позволяет выявить численность затаившегося "народа в народе". К 1917 г. число "странников" достигло 17 миллионов. Их появление в статистической отчетности между 1897 и 1917 гг., за неимением иного логического объяснения, истолковывалось как естественный прирост населения - аномально завышенный в сравнении с предшествовавшей и последующей демографической динамикой. (За это, кстати сказать, потом поплатились своими жизнями статистики 30-х годов, которые не смогли обнаружить такие же высокие показатели в Советской России.) На самом же деле никакого неестественно высокого прироста населения за 1897-1917гг. не было и не могло быть. "Лишние" 17 миллионов не родились за те 20 лет; зато староверы не стали, как раньше, уклоняться от переписи в предвкушении близкой победы над вековым врагом. Иначе говоря, общая численность старообрядчества достигла 37 миллионов!

Староверы не были "белыми воронами". Их помыслы и чаяния были созвучны умонастроениям в сельской и в городской разночинной среде. Из революционеров XIX в. только декабристы стоят особняком. Все остальные имели или прямые связи, или выступали с позиций, отвечавших интересам старообрядчества. В числе естественных союзников оказались А. Н. Радищев и В. Г. Белинский, Н. А. Добролюбов и Н. П. Огарев. Их протест имел не антирелигиозную, а антицерковную направленность. Что делает окончательно порвавший с православием революционер А. И. Герцен за рубежом? Он начинает выпускать газету "Общее дело" с целью создать зарубежный старообрядческий центр для борьбы с самодержавием, устанавливает контакты со старообрядческой эмиграцией и со старообрядцами, оставшимися в России. Анализируя общественный идеал позитивизма Герцена, Д. С. Мережковский заметил его суть: "Ежели не мы, то потомки наши увидят рай земной" 9 . "Чем держится петербургское правительство?" - задавал вопрос его соратник Огарев, и отвечал: "Казенной церковью". Ему вторил Добролюбов: "Православная церковь и деспотизм взаимно поддерживают друг друга, эта круговая порука очень понятна" 10 .

"Своими" по духу, а не "никонианами" старообрядцы считали М. Ф. Достоевского и И. С. Аксакова, Н. С. Лескова и Н. П. Гилярова. Отнюдь не старовер Н. А. Бердяев называл "культурными старообрядцами" славянофилов. Другой автор (тоже не старовер) выражался еще определеннее: "Мечта о Третьем Риме - старая мечта. Она не чужда была и нам, русским. Славянофилы, а после них "почвенники" верили. Третьим Римом может стать Москва" 11 .

Незримо был связан со старое брячеством русский анархизм. Особый интерес у М. А. Бакунина вызвал "почти сплошь раскольнический" Горный Алтай. Вряд ли стоит удивляться этому выбору. Во-первых, Горный Алтай связывался в те годы с существованием не совсем мифического "Беловодья" - старообрядческой страны, где нет государственного устройства и где порядок является следствием справедливой самоорганизации общин - квинтэссенция теории русского отрицания роли государства. Во-

стр. 75


вторых, атеист Бакунин давал себе отчет в том, что "в мире не произошло ни одного политического или социального изменения, которое не было бы сопровождаемо и часто предупреждаемо аналогичным движением в философских и религиозных идеях" 12 .

Не только революционеры шли к староверам, но и староверы - к революционерам, причем посредниками могли выступать священнослужители господствующей церкви! П. А. Кропоткин, к примеру, рассказывал, как его знакомил с "влиятельными раскольничьими наставниками" очень уважаемый священнослужитель РПЦ: "Потолкуйте с ними хорошенько, - сказал он мне. - Если лежит у вас к тому сердце, так идите с ними и с Евангелием в руках проповедуйте крестьянам... Никакая полиция не разыщет вас, если они вас будут скрывать". Кропоткин оказался не готовым на компромиссы атеистом, но он приводит убедительные свидетельства, что его товарищи по борьбе шли в народ именно с Евангелием. После 1917 г. Кропоткин обогатил свои мемуары новым наблюдением: "Из жизненного опыта прибавлю еще, что если революционная пропаганда во имя религии и захватывает действительно массу людей, которых чисто социалистическая пропаганда не трогает, зато и несет эта религиозная пропаганда с собою такое зло, которое пересиливает добро" 13 . Теперь он это знал наверняка.

Народовольцы считали себя продолжателями борьбы старообрядческих революционеров XVIII века. Первоочередной считалась у них деятельность "среди рабочих, среди крестьян, в расколе". Все остальные слои и группы населения шли под обезличенным "и т. п." Народовольческие "листки" и журналы были наполнены обличениями иерархов РПЦ за то, что те служили охранке, забыли о бедных, встали на сторону богатых. Эти обвинения в точности воспроизводили позицию староверов XIX века.

Из находившихся под следствием народовольцев, согласно официальным источникам, староверы составляли менее процента. Цифра более чем сомнительная.

Перепроверять показания староверов по церковным записям актов гражданского состояния было бесполезно - взятки священнослужителям, исправникам и прочим чинам за соответствующую запись были делом обычным. Среди староверов хватало и прозелитов - перешедших в старообрядчество прихожан РПЦ. Выходец из православной дворянской семьи А. Д. Михайлов (один из лидеров сначала "Земли и воли", выдающийся конспиратор "Народной воли") свой путь в революцию начал в старообрядческой общине. Легально действовали в царской России прихожане подконтрольной "единоверческой церкви". Полулегально - белокриницкие "поповцы", которые также имели традиционные храмы. Нелегально - "беглопоповцы", которые принимали священников, перешедших от РПЦ, и имели свои тайные моленные, и "беспоповцы", которые выбирали своих наставников из числа мирян и создавали свои Советы в жилых домах, на квартирах, в заводских цехах. Виртуозами подполья являлись "странники". Михайлов получил выучку у беглопоповцев Саратовской губернии. А ведь он проходил по сводкам как православный. Так что 23 подследственных народовольца-старовера - свидетельство их искусства конспирации, а еще - это верхушка айсберга, большая часть которого вряд ли когда-либо станет известной.

Вслед за Михайловым в старообрядческие Вольский и Хвалынский уезды Саратовской губернии устремились в 1877- 1878 гг. Ю. В. Богданович, А. И. Иванчин-Писарев, А. К. Соловьев, сестры Фигнер, С. А. Лешерн. Они отправились проводить теракты, а полиция тем временем оказалась бессильной найти изобличающие их сведения. Лишь штабс- капитан Бочковский донес, что Соловьев отказался сделать вклад в приобретение колокола для православного храма 14 . Народовольцы шли волна за волной. В 1881 г. им удалось царя убить. Бездействие окружавших императора казаков может казаться загадочным, если не знать, что из 70 человек "собственного его величества взвода" 50 были староверами.

Другие революционные народники - "чайковцы" - облюбовали в качестве своей опорной базы Корчевский уезд Тверской губернии 15 . Магистр

стр. 76


богословия РПЦ Д. Скворцов отмечал Корчевский уезд как один из центров наиболее радикальных старообрядческих согласий - "филиповского" и "страннического". В 1872-1873гг. туда наведывалась С. Л. Перовская. Там же, в Корчевском уезде, и почти в то же время, в 1875 г., в деревне Верхняя Троица в 47 дворов родился мальчик Миша. Как и все старообрядческие дети, он рано начал обучаться грамоте в "домовой школе", как и 60% старообрядческих детей, продолжил образование в земской школе 16 в связи с отменой обязательности посещения уроков Закона Божия. У него в личной карточке, как и у А. К. Соловьева, появилась запись: "На храм жертвовать не желает" 17 . Соловьев родился раньше и после неудавшегося покушения на Александра II был повешен, а Калинин стал главой российской законодательной власти.

Активно действовали староверы и в рядах эсеров- продолжателей дела народовольцев. Себе и намечаемым жертвам они давали имевшие определенный смысл прозвища, заимствованные из Библии. Себе - положительные, скажем, "Авель", а жертве- отрицательные, например, "Каин". Среди их жертв оказался великий князь Сергей Александрович, отправивший в ссылку старообрядческого архиепископа Иоанна. Вдова убитого, великая княгиня Елизавета Федоровна, побывала у террориста в тюрьме, надеясь склонить его к покаянию, но неожиданно услышала, что он "обязан" был убить... дьявола. Полтора часа беседы с убежденным старовером заронили в ее впечатлительную душу сомнения, которые в конце концов привели ее к старообрядческому архиепископу за благословением 18 . Она его получила. Видная эсерка Е. К. Брешко-Берешковская, обращаясь к костромским староверам, объясняла, почему социалист "не часто крестится и кладет поклоны". "Тот истинно верующий, истинно праведный, кто в жизни поступает по завету Христа" 19 , - говорила она, имея в виду партийных товарищей.

Мятежная интеллигенция начала XX в. (от силы 0,01% населения) искала в народе то же, что и ее предшественники. Ей нужны были бунтарские силы в народной толще, на которые она могла бы опереться, и вслед за предшественниками находила их в старообрядческом движении. Глядя в прошлое, может показаться, что каждое новое поколение русских революционеров круг за кругом повторяло один и тот же путь, упираясь в одну и ту же конечную точку. Мережковский в 1900 г. писал: "Несомненно, что что-то везде во всех (даже в марксистах) совершается, зреет, и мы пойдем навстречу. И тогда переход к народу будет проще, естественнее - через сектантов" 20 . Словечко "сектант" употреблялось потому, что просвещенная паства РПЦ не очень-то различала между староверами и всеми остальными отклоняющимися от РПЦ христианами России. Знакомясь ближе, они начинали осознавать разницу. Первые были бунтарями, вторые - конформистами. Первые стремились изменить Россию, для вторых было достаточно, чтобы их не трогали.

Увидеть это можно на примере А. А. Блока, ибо даже символисты не устояли перед очарованием старообрядчества. Поначалу он тоже не видел различий, но после 1905 года до него стала доходить правда о существовании "многомиллионного народа, который с XV века несет однообразную и упорную думу о боге". Эталоном честности и гражданственности стал для Блока поэт-старовер Николай Клюев. Взгляды поморского барда из олонецкого края на то, что "земля есть достояние всего народа", что это верно так же как и то, что "земля Божья"; что истинная вера только способствует развитию революционных идей, как "чистилище", утверждали Блока в "заветных думах и чаяниях". "Веря ему, я верю себе" - писал он матери 21 . Восславившая 1917 год поэма "Двенадцать" была его салютом своему кумиру.

В докладах самодержцу Министерство внутренних дел, преодолевая противодействие Синода, все настойчивее требовало ослабить узду, даровать подданным веротерпимость. Молчание царя можно понять. Он не хотел идти наперекор церкви, признавшей право дома Романовых на власть, - ради церкви, отрицавшей право Романовых на престол, объявившей их власть властью антихриста.

стр. 77


Антихрист и связанный с ним конец света занимали центральное место в идеологии старообрядчества, но в их учении не было безысходности. Наоборот, оно трактовало конец света как последнее испытание, через которое истинные христиане должны пройти, чтобы очутиться в тысячелетнем Царстве Христовом на земле. Староверам, пронесшим сквозь века мечту о "Москве - третьем Риме", это место было доподлинно известно, потому что только они остались на земле единственными истинными христианами. Ожидание конца света было для них предчувствием торжества Справедливости, когда всем воздается по заслугам.

Староверы долго обсуждали, кто или что есть антихрист. Что антихрист будет не дух, а человек, учили апостол Павел, Иоанн Златоуст, Ефрем Сирии, Андрей Кесарийский, сказано в книге Кирилловой. Что этот человек будет от рода иудейского, указывается в Книге о вере, в Кирилловой книге. Что властвовать он будет не только в иудейской, но и христианской церкви, учил Иоанн Златоуст. Но это теория, а гонения на староверов шли от дома Романовых и РПЦ. Сомнений на этот счет не было.

Распознав антихриста, староверы вынуждены были пересмотреть традиционное определение: "Этот враг будет человеком, родившимся от "девицы нечистыя, жидовки сущия, от колена Данова (по другим источникам - из колена Иудина)... его еврейские корни могут быть неочевидны для окружающих и даже для него самого" 22 . Это обстоятельство обязывало православных с подозрением относиться к каждому иудею в отдельности, а значит, и ко всем иудеям вместе взятым. Но родословная Романовых была известна... Как тут быть? Начало длинной цепи умозаключений, приведших к убежденности, что в Доме Романовых объявился "жид", положил Игнатий Соловецкий, который еще в год смерти Алексея Михайловича в 1676 г. сравнил его с ветхозаветным Адамом, "преступившим заповедь евангельскую святую". Царь был объявлен еретиком 23 . Для староверов - злейших врагов стригольников - "богоотступник" и "жид" были понятиями синонимичными. В конце концов они без всяких обиняков заклеймили царя Алексея Михайловича "новым жидовином" 24 . А поскольку у православных в отличие от иудеев родство передается не по женской, а по мужской линии, то его сын - Петр I - с достаточным на то основанием был признан сыном сатаны, то есть антихристом. У староверов не осталось причин подозревать, так сказать, обычных иудеев. Кроме того, у них совпадали противники. У староверов - дом Романовых и РПЦ, а у иудеев - самодержавие и православие. На первый взгляд, разницы нет, но отнюдь не то же самое, что в 1920-е годы еще проявится. А пока они были братьями по оружию, и борьба их приносила плоды. Не случайно верующие РПЦ стали в конце XIX в. обвинять староверов в "ожидовливании".

Часть старообрядческих согласий присовокупила к общепризнанному определению еще и всех членов семьи, и всю бюрократическую рать. Помимо единоверцев, против этого учения ближе к концу XIX в. выступила Русская православная старообрядческая церковь (белокриницкая). Это стоило ей тлеющего раскола в своих рядах на "окружников", отказавшихся от апокалиптической ереси беспоповцев, и "неокружников", продолжавших верить в неизбежность падения неблагочестивых царей и наступление тысячелетней эры Справедливости.

Значительным событием в русской религиозной войне стал 1905 год, принесший большую победу старообрядчеству, "исторический год для России", как называет его современный старообрядческий автор А. Панкрато 25 . Итоги "первой русской революции" - так ее называет большинство современных историков - отвечали интересам старообрядчества в большей степени, чем какой-либо иной силы в России. Получив возможность открыто воззвать к своему многочисленному и дисциплинированному электорату, староверы создали партию октябристов, поддержали кадетов, выступавших против самодержавия и не имевших "порочащих" связей с РПЦ, а также мелкие левые фракции, выступавшие за Справедливость под собственными знаменами. От Думы к Думе старообрядчество наращивало

стр. 78


политический вес и, поставив нижнюю палату в конце концов под свой контроль, принудило Николая II в 1917 г. отречься от престола. Принял отречение А. И. Гучков - прихожанин белокриницкой церкви. Все остальные политические силы выполняли роль статистов истории, что бы они сами себе ни приписывали - в "заслуги" или в "ошибки" - в последующие десятилетия.

Считается, что Гучков не испытывал большого энтузиазма от происходившего. Вероятно, миллионер Гучков колебался, но староверу Гучкову уверенность придавали миллионы дышащих в затылок единоверцев, ожидавших именно отречения последнего Романова. Кроме того, он не мог не помнить, что его дед 80-летним старцем умер в ссылке в Олонецкой губернии за приверженность староверию; что император амнистировал ссыльных олонецких воров и пьяниц, но не староверов, не его предка; что его отец перешел в "единоверие" в тщетной надежде облегчить участь деда; что сам он не стал "единоверцем" в угоду дому Романовых. У староверов хорошая память!

В 1905 г., когда дом Романовых начал свой путь в небытие, по инициативе радикального крыла белокриницких мирян в зале московского Общества купеческих приказчиков собралось несколько сот человек от разных старообрядческих согласий. В зал входили "длиннобородые седовласые старцы, начетчики в кафтанах, публика в армяках, молодежь в европейских костюмах, женщины в белых платочках". Выступления были разные, но тон задавали те, кто говорил: "Мир лежит в зле, и мы должны добиваться осуществления здесь, на земле, Царства Божия... Каждый христианин обязан преобразовывать все политические и социальные отношения в духе высшей правды. Христос учил активной борьбе" 26 . Вольнодумцев не хватали и в застенки не бросали.

1905 год знаменателен еще и тем, что подарил России будущую форму государственного устройства- Советы. Советы- детище "беспоповцев". Они с XVII в. перестали строить храмы, у них не осталось священнослужителей. Вместо этого общины выбирали Советы и наставников из числа наиболее уважаемых единоверцев. Советы могли располагаться в любом помещении, включая заводские цехи. Самым удобным местом для Совета была именно фабрика - большие помещения, все "свои". В своей деятельности они совмещали функции идеологические и административно- хозяйственные.

У староверов есть понятия "мирщить" и "чашечничать", регламентирующие общение с людьми, которые принадлежат падшему миру. Они не должны питаться из одной посуды или рядом с иноверными и молиться в присутствии иноверных, а молились они ежедневно, многократно и строго по расписанию. При рабочем дне в 11-14 часов они не могли находиться в цехе рядом с "падшими", а потом еще 10-13 часов вместе с ними же в рабочей казарме. Тем более, что сам процесс моления не носит индивидуального характера. В этой связи староверы предпочитали наниматься к предпринимателю-староверу, а если предприятие принадлежало православному, то создавали внутризаводские, в крайнем случае цеховые общины. Принцип заводских старообрядческих организаций лег в основу образования первичных организаций РСДРП(б). Социал-демократические организации изначально имели иную - территориальную структуру. В советской России в отличие от других европейских стран производственный (старообрядческий) и территориальный (эсдековский) принципы партийного строительства были совмещены.

По мнению некоторых специалистов, к началу XX в. старообрядческие фабриканты сосредоточили в своих руках около 60% всего промышленного капитала России 27 . Даже если эта цифра и не точна, а она может быть завышенной или заниженной из-за того, что конфессиональная принадлежность староверов зачастую является предметом догадок, а не достоверного знания, она отражает порядок чисел. Обычно их предприятия создавались в деревнях со старообрядческим населением. На базе деревень Богородское и Глухово возникла старообрядческая Богородско-Глуховская

стр. 79


мануфактура, которая стала градообразующим предприятием. Такая же предыстория и у Орехово-Зуева, и у знаменитого Иваново-Вознесенска (Владимирская обл.). Много позже, когда историки начали реконструировать события минувших лет, на карте "Революционное движение в январе- августе 1905 года" появилось много флажков с фабричными советами, которые не юге и юго-западе, на деле, были недолговечными забастовочными комитетами нарождающихся профсоюзов 28 . Настоящие же Советы, ставшие основой советской государственности, вышли за заводские ворота и стали органами общественного самоуправления в поселениях с преобладающим старообрядческим населением центральной и северной части России, а также в Заволжье и по Уралу до Алтая, где особенно чувствовалось старообрядческое влияние, где зародился через 12 лет "железный поток", прокатившийся по России на Запад, на Юг и по Сибири. "Советы" имели и не старообрядческое происхождение в поселениях неправославных христиан на Юге России, но эти советы в революции не участвовали.

Существует мнение, что старообрядчество - религия крестьян. В известном смысле это так, потому что даже к 1917 г. из 91- миллионного населения России (не путать с Российской Империей) 86 млн. были крестьянами, то есть любая конфессия, скорее всего, была крестьянской. Однако, когда в 1721 г. Петр I решил выяснить причины раскола со старообрядцами, последних не стали разыскивать в лесной чащобе. Синод направил иеромонаха Неофита со 106 вопросами в Олонецкую губернию прямиком на Петровские заводы 29 , на которых изготовлялось русское оружие той эпохи.

Рост потребности в постоянных рабочих конца XIX - начала XX в. не мог удовлетворяться за счет ортодоксальных православных. Промышленности и городскому хозяйству требовались миллионы рук, а казенных крепостных рабочих, получивших в результате реформы 1861 г. свободу, было чуть больше 400 тысяч. К тому же они, как правило, были из числа староверов, потому что именно им пришлось покинуть насиженные места и уйти на малопригодные для сельского хозяйства земли, которые как раз и принадлежали казне. Православные крестьяне из более благоприятных для земледелия регионов, как известно, не стали частными собственниками земли. Ее выкупали общины, уставы которых лишали общинников свободы действий, привязывали их к земле так же прочно, как и крепостное право. Члены общин в лучшем случае становились временными, сезонными рабочими. Миллионы же староверов, не имевших прав собственности и прав наследования недвижимости, представляли собой резерв кадрового заводского пролетариата.

К концу XIX в. староверы стали перебираться в города, где в массе людей легче было, чем в деревне, скрываться от доносивших на них полиции священнослужителей. В городах было легче скрывать, что они не ходят в церковь. Они всегда могли рассчитывать на помощь городских общин, которые имели возможность снабжать их паспортами ранее умерших людей. Можно было изменить имя, фамилию и возраст. Даже "бегуны" стали оправдывать более тесные связи с миром антихриста, поскольку теперь субъектом этих отношений становились как бы не они, а кто-то другой, под личиной которого они скрывались. Есть свидетельства, что они сами стали изготовлять фальшивые паспорта. Как и безбрачные федосеевцы, они оказались лучше приспособленными к казарменной жизни промышленного пролетариата. Их женщины рожали детей без опасения, что некому будет приглядывать за ними, пока они на работе. Своих младенцев они отправляли в родные скиты, где молодое поколение принимали с радостью. "Странники" да и федосеевцы с большим удовольствием брали не только "своих" детей под опеку.

Еще с XVII в. у старообрядцев появились первые ясли и детские сады, где дети могли оставаться до повзросления, где их обучали грамоте, кормили, обували и одевали. Они стали прообразом советской политики детского воспитания. Первые детские заведения обустраивались в лесных землянках. В XIX в. старообрядческие сиротские дома появились в селах

стр. 80


и городах. Их воспитанники были более образованными, чем сверстники из православных рабочих семей. Они оставались в городах и создавали основу нового поколения рабочих, сызмальства впитавших ненависть к царствующей семье, отрицательное отношение к "сребролюбию" и ортодоксальному православию. Нерегистрируемые, бессемейные, бездетные, трудолюбивые по идейным соображениям и не требовавшие больших зарплат, они были той рабочей силой, в которой нуждалась нарождавшаяся крупная промышленность.

Для понимания масштабов влияния и социальной базы старообрядчества приведу пример с крупнейшим металлургическим заводом России (Нижнетагильским). Вот что свидетельствовал в XIX в. священник РПЦ одного из заводов-смежников (Баньговского завода): "Могущественное общество Нижнетагильского раскола было так крепко сплочено, что представляло сильный оплот всего раскола в здешней округе. Тут была особая сфера религиозной жизни с[о своими] интересами и обычаями. Здесь была своя администрация, своя особая иерархия беглых попов, независимых ни от какой духовной власти и подчиненных исключительно контролю старшин" 30 . Когда духовный лидер общины входил в контору, "его встречали стоя" 31 . Сами по себе связи оружейников и металлопромышленников со староверами у исследователей сомнений не вызывают. Трактуют их по-разному. Одни считают, что связь имела конфессиональную основу. Другие - меркантильную, потому что староверы были трудолюбивыми, дисциплинированными рабочими 32 .

Население многих заводских поселков Урала было старообрядческим. Это потомки тех, кого царские генералы безжалостно усмиряли во время пугачевского восстания. Дом Романовых за это расплатился своим последним самодержцем и его братом Михаилом, в пользу которого он отрекся от престола, именно на Урале, в Екатеринбурге и в Перми. Ни в чем не повинные члены семьи Николая II тоже оказались жертвами религиозной войны потому, что к лику антихриста уральские "часовенные" староверы причисляли всех отпрысков царствующего дома. Сидевший в Кремле В. И. Ленин за сутки до этой ритуальной казни подготовил телеграмму для зарубежной прессы с опровержением слухов о готовящейся расправе. Только отсутствие электричества не сделало его посмешищем и не сделало очевидной его роль в тех событиях.

Эсдеки, делавшие ставку на рабочий класс, действовали не вслепую. В. Д. Бонч-Бруевич информировал товарищей о многочисленности староверов на Урале и в Сибири, о том, что "Златоустовские Топлинские заводы, завод в Кунгуре, завод в г. Тюмени были все переполнены бегунами", что "Федосеевский толк широко развился в России, имея почти в каждой губернии свои общины, во главе которых стояли всегда богатые купцы, фабриканты и заводчики". На втором съезде РСДРП эсдеки узнали, что поповцы "по существу своих экономических интересов" связаны с правящими классами, что беспоповцы- "темные и некультурные" - являются выразителями "протеста более стихийного, чем сознательного, но неуклонного и неудержимого", что им свойствен исключительный стоицизм и жажда покончить с антихристовой властью 33 . Именно это им и было нужно - враждебно настроенный против дома Романовых пролетариат, нуждавшийся в национальном политическом лидере.

Староверов не было среди шахтеров и железнодорожников по религиозным мотивам. Зато их много было в металлургии, тяжелом и среднем машиностроении, в легкой и пищевой промышленности, на речном и гужевом транспорте. Пароходство на Волге во многом зависело от старообрядцев. На известных революционными традициями сормовских верфях, к примеру, работали поморцы и "самокресты" 34 . Ямщичество, помимо профессии, было средством передачи засекреченной информации.

Старообрядчество сплачивала внешняя угроза. Однако к началу XX в. оно уже не было таким монолитным, как в первые 150-200 лет своего существования. В старообрядчестве шел процесс расслоения. Предприниматели стали дрейфовать в сторону от основной массы. Представителю

стр. 81


мощного старообрядческого клана промышленников и банкиров Рябушинских "старый идеал "благочестивого богача"" стал казаться "наивным": "Оставаться всецело на мирской "святости" гуманизма и социализма - мешает знание жизни!" У неимущих же идея социализма не тускнела.

1917-й. Удивительно, как можно верить, что "1917-й"- плод деятельности партии, имевшей 24 тыс. членов, у которых не было даже ячеек в деревне (95% населения), а в крупнейшей петербургской организации, насчитывавшей 2000 членов, было всего 400 рабочих 35 . Остальные - литераторы и пр. Еще удивительнее, что все поверили, будто страну всколыхнули атеисты.

До 1917 г. не было ни одного обществоведа из светских или клерикальных кругов, свидетельствовавшего, что в России вере в бога угрожала вера в безбожие. Если в России будет допущена религиозная свобода, то "половина православных христиан отпадает к староверам", "а половина высшего общества перейдет в католичество", писал Вл. Соловьев в конце XIX века. Начало XX века В. В. Розанов, С. Н. Булгаков, Н. А. Бердяев, Н. О. Лосский, П. А. Флоренский, Г. П. Федотов и др. воспринимали "как пролог к религиозному возрождению... реализации религиозного потенциала народа" 36 . Ждали, когда революция начнет "кусать и рвать". Когда русский религиозный потенциал реализовался во всю мощь, Розанов содрогнулся, а В. П. Рябушинский - эмигрант, потерявший на родине все свои заводы, с удовлетворением констатировал: "На религиозном фронте победа уже обеспечена" 37 .

И после 1917 г. серьезные авторы об атеистической революции речи не вели. К власти пришли верующие. Сомнений не было. Сомнения были в истинности веры. "Русское религиозное сознание" было одной из центральных тем дискуссий, развернувшихся в среде русской эмиграции. С. Л. Франк утверждал, что социализм есть вера, что это вера народных масс, "идущих в арьергарде умственных движений", что это вера в "возможность устроения земными человеческими средствами земного рая", что эта вера свойственна отнюдь не только русским. Бердяев также свидетельствовал о распространенности мнения, что "социализм имеет очень старые древние корни не только социальные, но и религиозные", что русская революция "религиозна по преимуществу". Он не соглашался с этой точкой зрения не потому, что полагал ее атеистичной, а потому, что считал "ожидание социального чуда" слабостью русского народа, "одним из самых больших его соблазнов", отвергнутых Христом в пустыне, что революция была совершена массами, ложно понимавшими сущность христианства. Его главным аргументом, как и у Франка, как и у подавляющего большинства адептов идеологии РПЦ, была "невозможность правды Христовой на земле" 38 .

Оставшийся в России известный православный автор и противник большевизма М. А. Новоселов лаконично назвал установившийся режим "новым коммунистическим Римом" 39 . Кропоткин - "монастырским коммунизмом". Священник А. Ельчанинов стал сокрушаться в эмиграции по поводу "бессмысленного преследования старообрядцев, истребления их икон, запечатывания храмов, разрушения алтарей, престолов, иначе сказать, преследования самых верных носителей русского духа" 40 . Запоздалое прозрение!

Случайный контакт будущего вождя будущих большевиков со староверами имел место, когда 19-летний Володя Ульянов жил у сестры на даче в сельце Алакаевка Самарской губернии в двух верстах от хутора Шарнеля. Некто А. А. Преображенский в конце 50-х годов XX в. вспоминал, что он - безработный иваново-вознесенский рабочий, к тому же народник,- приехал в эту местность и купил вышеупомянутый хутор со 100 десятинами земли, чтобы организовать земледельческую коммуну. Принимая во внимание, что в те годы бедные крестьяне владели семью десятинами, а более или менее благополучные - четырнадцатью, рассказ о ста десятинах и о хуторе с домом и хозяйственными постройками, которые приобрел безработный рабочий - неуклюжая выдумка. Судя по всему, дело было так: ивановская

стр. 82


или вознесенская община, прислушиваясь к рекомендациям народовольцев, снабдила своего единоверца необходимой суммой и отправила в Самарскую губернию для создания артели, в которой объединились бы местные бедствующие "поморцы". Последние также упомянуты Преображенским как крестьяне, "искавшие правды и спрашивавшие, как жить по- божьи". Вот с ними и имел В. Ульянов продолжительные беседы зимой 1889-1890 года. После этой встречи Ульянов понял, что не следует акцентировать атеизм социалистов, если это провоцирует "раздробление сил действительно революционной, экономической и политической борьбы" 41 - вывод, имевший большие последствия.

Следующий контакт Ленина со старообрядцами через 10 лет уже не был случайным. Отбыв ссылку в Шушенском, он списался с А. Н. Потресовым и прямиком направился в старообрядческий Псков создавать печатное ядро своей партии. Город этот, с точки зрения дюжинного марксиста, никакого интереса не представлял: промышленного пролетариата не было, значимых политических событий не происходило. Во всем городе нашлось менее семи сочувствующих социал-демократическим идеям, и, что самое главное, средства предоставили не они, а некие "единомышленники". Финансировать "Искру", а заодно и жертвовать на нужды политических ссыльных стал фабрикант- старовер (тоже из поморцев) Савва Морозов. Сам Потресов, выходец из дворянской семьи, был одним из тех "пограничных" людей, через кого поддерживалась живая связь старообрядчества с разного рода борцами за Справедливость. Они не афишировали свои верования (может быть, Потресов в этом смысле не лучший пример - его партийная кличка была "Старовер").

Ленин учился и пытался учить других эсдеков- в основном южан. Последние считали "Искру" "антиинтеллигентской", а Ленин, наоборот, приветствовал ее связь с "массой даже таких самых отсталых, малоразвитых рабочих, как рабочие подмосковных промышленных губерний". Киевским евреям- теоретикам он противопоставлял "солдат с поля битвы", рабочих "фабричных захолустий центра России", где проблем с распространением газеты нет. Искровец И. В. Бабушкин уточнял, что Ильич имел в виду Иваново-Вознесенск, Орехово и Зуево. "Почва здесь подходящая", - доносил он, а другой искровец, П. Э. Бауман, добавлял: и на Севере. Крупская не могла понять: как, дескать, на всем Севере? Иначе говоря, речь шла о территориях со сплошным или доминирующим старообрядческим населением. Поэтому эмигрант-Ленин писал в Берлин: "Направляйте красные листки в Россию, но только не в Смоленск или в Полтаву, а в Псков" 42 . А Крупская за непонятливость поплатилась, когда после смерти мужа советским правительством в 20-30-е годы один за другим руководили два уроженца "отдельно взятой" северной слободы Кукарка. Рыков был из "чистопородных" - оба родителя староверы. Молотов - "полукровка". Мать - староверка, отец - из православных, но воспитанием его занимались родственники именно по материнской линии.

Эсдеки не знали, кто занимается распространением их агитационных материалов. Эмигрант Ленин В. И. просил Красикова П. А. узнать, какая организация этим занимается и "не можем ли мы ввести туда своего человека для контроля и участия" 43 . Староверы не считали нужным посвящать "литераторов" в свои дела. Судя по переписке этого периода, эсдеков озадачивала конспиративность безымянных помощников, о которых "революционеры" знали только то, что это "надежные" люди. Обращает на себя внимание тот факт, что разгром "Искры" был масштабным в основном на Юге и Западе России. На Севере и на Востоке, где делами заправляли староверы, сеть выжила.

После 1905 года социал-демократы разглядели в староверах внушительную антимонархическую, антицерковную силу, но по-прежнему намеревались направлять "темных и малоразвитых" рабочих, руководить ими. Ленин рассматривал крупнейшие политические партии, прямо или косвенно действовавшие в русле интересов старообрядчества, всего лишь как подспорье в борьбе своей карликовой политической организации.

стр. 83


Эсдеки наивно полагали, что манипулируют этими громадными и непонятными им силами, не замечая, что это их используют. То, что они называли поражением первой русской революции, послужило точкой опоры для последнего броска староверов к цели. А эсдеки в это же самое время сокрушались: "Ведь это же факт, что и у меньшевиков и у большевиков поредели ряды". В 1909 г. лидер большевиков стал писать, что "атеистическая проповедь может оказаться... и излишней, и вредной", признал зависимость эсдековского "мандата на выборах" от верующих, стал связывать с ними "действительный прогресс классовой борьбы". Тогда же он пришел к мысли: "Положение: "социализм есть религия" для одних есть форма перехода от религии к социализму, для других - от социализма к религии" 44 .

Тесное жизненное пространство, в которое старообрядчество было загнано усилиями дома Романовых и РПЦ, вынудило староверов по-новому взглянуть на жизнь и на соответствие своей идеологии жизненным реалиям. Они обнаружили, что им не выжить, если по-прежнему считать Порядок производным от Справедливости, ибо Справедливости нет, а жить все равно надо. Порядок приобрел самостоятельное значение. Староверы стали русскими протестантами, но протестантами по отношению не к католицизму, а к православию - деталь, которая многое меняет в понимании термина "протестант" применительно к староверам. Их подавляли для того, чтобы внедрить в общественное сознание примат Порядка с помощью казенной иерархической Церкви, а в действительности идеология Порядка развилась в подпольной народной церкви, которая стала походить на один из самых дисциплинированных и сплоченных католических орденов.

У старообрядцев была идея, была решимость воплотить ее в жизнь. У них не было оружия, но началась первая мировая война. Сколько было староверов в действующей армии? Думский лидер напомнил государственным мужам, что староверческими были "целые казачьи войска: уральские, кубанское, донское, наконец, сибирские корпуса считали в своих рядах немало старообрядцев" 45 . Историки пишут о битвах гражданской войны, как если бы с саблями наголо по южным степям и в Сибири скакали большевики, хотя известно, что, например, в Чапаевской дивизии был один большевик, который появился не сразу и в боевых действиях не участвовал.

Староверам запрещалось иметь офицерские звания. Когда они такую возможность получили в 1905 г., РПЦ приложила усилия, чтобы староверы не смогли ею воспользоваться. Ситуация стала меняться в 1916г. и особенно в 1917г., когда военным министром стал старовер А.И. Гучков, председателем крупного Военно-промышленного комитета- старовер Д. В. Сироткин, а министром вероисповеданий был назначен А. В. Кар-ташев, перу которого принадлежат заурядные для старовера, но из ряда вон выходящие для бывшего обер-прокурора Синода слова: "Мечта о Третьем Риме последнего на земле Православия есть первая и единственная любовь русской души" 46 . Тем не менее в армии к осени 1917г. офицеров-староверов было очень мало, потому что они еще не успели закончить офицерские училища.

Русская армия накануне 1917г. состояла из офицеров РПЦ и солдат вперемежку от РПЦ и староверов. О том, сколько кого было, можно судить по следующему факту. Как только Временное правительство в угоду староверам освободило солдат от обязанности присутствовать на богослужении в храмах РПЦ, посещение церкви солдатами и принятие причастия сократилось с почти 100% в 1916 году до 10 и ниже в 1917 году" 47 . Таким образом, армия, грубо говоря, состояла из вооруженных револьверами офицеров РПЦ и из вооруженных винтовками и пулеметами солдат-староверов. Поэтому красным солдатским полкам подчас противостояли белые полки из одних офицеров.

Вот соотношение основных сил русской "гугенотской войны" накануне 1917 г.: с одной стороны примерно 37 млн. староверов, готовых выполнить свое христианское предназначение, из них 7-8 миллионов вконец озлобленных и вооруженных войной. С другой - примерно 42 млн. не очень крепких

стр. 84


в вере прихожан РПЦ, из которых 3-4 млн. вконец деморализованных войной и тоже вооруженных. Несколько в стороне - тяготевшие к староверам около 3,5 млн. евреев (большей частью на юге России и на Украине), еще дальше- около 3 млн. неправославных христиан (из них больше половины на юге России, на Украине и в ссылке в Сибири), и совсем вдалеке - 9-10 млн. мусульман и буддистов 48 . Картина усложнялась "пятыми колоннами" и в староверческой и в православной среде.

У старообрядцев - Белокриницкая церковь. Поповцы, как и все старообрядцы, свои мечты связывали с бесклассовостью и бессословностью. В "народной церкви" они видели большое будущее 49 . "Идеи братства, равенства, свободы, общности имущества и труда присущи христианству, но... нормальное устроение людей здесь, на земле, невозможно вне христианства, невозможно без веры в Бога, бессмертия души и загробного мира, без Христа" 50 , - считали они. От прочих их отличала уверенность, что "культурные старообрядцы... опаснее для мрака и предрассудков современного так называемого православного общества, чем отсталые и замкнутые наши единоверцы" 51 . Они недооценивали своих "отсталых" единоверцев, на поверку оказавшихся несравненно более опасными не только для общего противника, но и для них самих. К тому же недостаток собственных интеллигентов они компенсировали за счет большевиков.

У РПЦ - "обновленцы" - раскольническое течение, которое стало проповедовать тождество христианских и социалистических идеалов. Их обвиняли в продажности большевикам. Навет! Идеология этого течения имела глубокие корни. Условно говоря, это оставшиеся в РПЦ "старообрядцы". Не возвращаясь в слишком далекое прошлое, упомяну характерное событие, никак с большевиками не связанное хотя бы потому, что они еще не существовали. 29 ноября 1901 г. в Петербурге на "Религиозно- философском собрании" под председательством будущего патриарха РПЦ Сергия (И. Н. Страгородского) была сформулирована стратегическая задача РПЦ. Богослов В. А. Тернавцев заявил, что церкви, если она хочет играть существенную роль в жизни современного общества, следует словом и делом доказать, что у нее не только загробный идеал, что ее земная цель - христианское государство 52 .

Первые же публичные заявления советов свидетельствовали о том, чьи интересы они представляют: "Духовенство молчало, когда у нас было крепостное право (староверы были против. - О. Ш. ); оно молчало, когда народ расстреливали, вешали; оно молчало, когда сильные мира сего топтали и гнали народ... Кощунственно именем Христа покрыло оно тысячи самых возмутительных преступлений. Сейчас духовенство восстало на защиту вовсе не храмов, не свободы веры... Этому никто и ничто теперь не угрожает" 53 .

Россия была похожа на растревоженный муравейник, но движение это не было хаотичным. Интеллигенты отвернулись от ропщущей черни, вздумавшей создать какие-то советы вместо "правильных" органов государственной власти. Они не поняли, что происходит. Русские советы были аналогами западноевропейских религиозных общин - "кирхшпилей", на которые опирается вертикаль государственной власти. В России же из-за того, что государство на них опираться не захотело, советы стали самопровозглашенными органами власти. Большевики полагали, что, оказавшись в голове многомиллионного движения, смогут руководить им, как мозг - телом, и в чем-то преуспели, но голова оказалась слишком маленькой для непомерно большого туловища. Советы захлестнули числом. Партия большевиков ежегодно увеличивалась на 125 тыс. человек: с 24 тыс. летом 1917 до 1025 тыс. в 1925 году. К 1927 г. советизация большевизма закончилась. У старообрядческих большевиков и эсдековских большевиков общим было только название.

Симбиоз большевиков со старообрядцами имел катастрофические последствия для их теории социалистической революции. От гегемонии пролетариата в пользу гегемонии советов им пришлось отказаться еще весной 1917 года. Апрельские тезисы Ленина были вступительным взносом в клуб

стр. 85


победителей. Видимо, он решил: невелика потеря, ведь в советах сидят те же пролетарии, не все, правда, но что тут поделать... Главной же уступкой стал отказ от теории, что социализм победит сначала в развитых индустриальных странах. По существу, это было безоговорочным отказом от основ марксистского толкования закономерности смены общественных формаций. Осталась фразеология, не противоречившая идее русской исключительности.

Среди левых до 1917 г. фаворитами староверов-беспоповцев были не большевики, а эсеры. Носители русской идеи с удовлетворением воспринимали негативное отношение эсеров к частной собственности на землю и даже готовы были простить им некоторую нетвердость в отстаивании своей позиции против либералов. Но эсеры допустили стратегический просчет. В их среде возобладало мнение, что "российская революция или перешагнет... узкие национальные рамки" и тогда ей будет "дана сила мировая, европейская, вместе с тем всемирная", или ей "грозит опасность задохнуться в этих узких своих, тесных, в этих ограниченных рамках" 54 . Они утратили привлекательность для староверов.

Заявив о возможности построения социализма в отдельно взятой, сравнительно слаборазвитой стране - России, Ленин снял важнейшее препятствие альянсу со старообрядчеством. Программа партии большевиков была приведена в соответствие с идеей "Москвы- третьего Рима". Под надуманным предлогом столица была перенесена из ненавистного для староверов города, основанного "сыном сатаны", в благочестивую Москву, которая за 250 лет превратилась в неофициальную столицу староверия. С переименованием Петрограда имя антихриста исчезло с карты России. Русский народ вновь стал избранным народом. О предрешенности этого вопроса вне связи с немецкой угрозой Сталин ненароком обмолвился в 1949 году 55 .

Многочисленные на Урале и в Сибири староверы часовенного согласия на соборе 1923 г. постановляли: "Антихрист Петр I взял на себя царскую и святительскую власть в 1693 г. по римскому исчислению. А в 1917-м году явилась власть и низвергнула зверя Антихриста... Сие является знамением последнего времени пред вторым пришествием Христа Спасителя". К аналогичному выводу приходит и собор 1926г.: "И по писанию святых богоносных отец все, бывшие на соборе, признали, что дожили до последних времен". Напомню, что под "последними временами" понималось наступление тысячелетнего Царства Божьего на земле.

Старовер-странник в сказании "О страдальцах одиннадцати, писано 7465 г." повествует о единоверцах, проливавших кровь за власть советов: "Герои гражданских войн, отличившиеся в сражениях с врагами, заслужили себе великую славу, и их доблесть не забывается во многие времена" 56 .

26-27 октября 1924г. в Костромской губернии, где с конца XVII в., когда Соловецким монахом Арсением был основан первый скит, возникли общины - белокриницкие, беглопоповские, поморские, федосеевские, филипповские, бегунские, спасовские и другие, состоялся первый за всю 250-летнюю историю старообрядчества губернский съезд, который обратился со словами благодарности к губисколкому Советов через редакцию журнала "Красный мир" 57 .

В 1924 г. на собрании староверов-беглопоповцев, в президиуме которого сидели представители московские и саратовские, тульские и пензенские, был заслушан доклад, подчеркивавший, что путь к настоящей власти был "постепенно подготовлен старообрядчеством своими стойкими поступками, многочисленными жертвами и протестами". Делегаты с воодушевлением признали, что для старообрядцев "открывается новая эра" и с этих "знаменательных дней" им следует начать свое "новое летосчисление" 58 .

Вот документы поморских соборов в Саратове в 1923-1925 гг., представленных посланцами из Симбирской, Царицынской, Пензенской, Тамбовской, Самарской, Астраханской, Уфимской, Нижегородской, Московской, Донецкой губерний и областей, а также автономной республики Немцев Поволжья и Украины. В качестве "слушателей" присутствовали

стр. 86


посланцы согласий: Федосеевского, Филипповского, Спасовского, Белокриницкого и даже православные РПЦ. Обсуждались вопросы взаимоотношений между согласиями, вопросы канонические и церковного устройства. И на каждом соборе подчеркивалась благодарность советской власти. Староверы никогда не говорили того, во что не верили. Они соборно подтверждали: "Более 250 лет христиане старообрядцы терпели лютые гонения никонианцев в лице духовенства и царской власти. Только после 1905г. стремлениями рабочего класса (курсив мой. - О. Ш .) была добыта некоторая свобода веротерпимости для нас, старообрядцев... но современная власть советов стремится обеспечить за каждым гражданином полную свободу духовных убеждений". "В СССР, - заявляли они, - религиозная жизнь получила свое нормальное течение" 59 . Это может значить только одно - что именно так они и считали.

Не осталась в стороне и Белокриницкая иерархия. В начале 20-х у нее еще, видимо, были иллюзии. В "Архипастырском послании к христианам древнеапостольской старообрядческой христовой церкви", выпущенном в мае 1923 г., говорилось: "Теперь, слава Богу, у нас в России утвердилась рабоче-крестьянская власть" 60 .

Палех- местечко в Ивановской области- исстари был одним из центров федосеевских иконописцев. Нередко туда наведывались и иконописцы страннического согласия. В начале 20-х годов они стали изображать Георгия Победоносца с серпом и молотом на щите. Эти иконы можно увидеть в Палехском музее. Тогда же в Россию вернулся лидер старообрядцев, ушедших за кордон после поражения восстания Кондратия Булавина в XVIII в. и поклявшихся не возвращаться, пока в России не восторжествует истинное православие. Время это, в их понимании, наступило, раз они стали возвращаться. В 20-е годы беспоповцы стали воссоздавать церковную иерархию. До 1917 г. они считали, что на земле антихриста не может быть истинного священства. Теперь они сочли, что Русь очистилась от скверны. Почти 150 лет известные лишь понаслышке, староверы-странники вышли из подполья и совершенно легально обзавелись духовным училищем в г. Данилове Ярославской губ., где давались основы страннического вероучения и готовились кадры для проповеднической деятельности 61 . Странники из толка "безденежников" стали принимать советские дензнаки (царские "антихристовы" деньги они отвергали). Свидетельств о старообрядческом присутствии во всех сферах жизнедеятельности нового общества множество.

Были и исключения. Среди белокриницких и "единоверческих" староверов хватало противников Советской власти. Попадались и среди беспоповцев, по-прежнему считавших, что время антихриста еще не прошло, а Ленин - лже-мессия.

Позиции староверов-революционеров были так прочны, что они могли воздействовать и на РПЦ. Отчасти это воздействие принимало форму мести и устрашения - физическое уничтожение священнослужителей РПЦ и ее храмов. Отчасти - оно имело идеологический характер. Важным в понимании роли старообрядческого давления на РПЦ может служить отказ от индивидуальной исповеди, которая в соответствии с Высочайшим повелением апреля 1722 г. использовалась для выявления "раскольников". Вот выдержка из "Откликов на пастырские собрания в храме Христа Спасителя", датированные неделей мытаря и фарисея 1922 г.: "Ныне, братие, благодарение судьбе, с невозвратным падением старого политического сыска пал и сыск духовный... постепенно и неуклонно устанавливается общая исповедь... рушится... средневековое насилие над совестью православного русского человека... так много терпевшего от царя-самодержца и попа-истязателя" 62 . В РПЦ ширилось разномыслие. Часть клира стала видеть в задачах советской власти "осуществление мирскими методами правды первохристиан". Подтверждение тому- в словах автора- атеиста из РОСТА (1922): "Темная верующая масса... в смутном брожении пробуждающегося сознания хочет что- нибудь построить... Какое-то "новое христианство". Что из этого выйдет, мы не знаем заранее... Отрекшись от старой веры, народная масса найдет

стр. 87


веру в коммунизме, а всякое "новое христианство" послужит только переходной ступенью" 63 . В 1929 г. произошло неизбежное - иерархи РПЦ отменили все приведшие к расколу постановления 1667 года.

Теократическое государство. Со староверами Ленина свела судьба в 1889 г., а через 30 лет он стал их "подопечным". Первое убежище от врагов революции 64 весной 1918 г. ему подыскал И. И. Скворцов-Степанов в своей деревне Мальцеве Бродово Богородского уезда, известного в России как крупнейший старообрядческий центр ткачества. Мальцеве Бродово не было исключением. В этой старообрядческой деревне действовала также ткацкая фабрика. К описываемому периоду предприятие разорилось, но община сохранилась. После очередного покушения на Ленина в августе 1918 г. ему было подыскано второе укромное местечко. На этот раз в Сокольниках, где, по свидетельству Бонч-Бруевича, была надежная власть. Надежность власти обеспечивалась безраздельным господством в этой части Москвы федосеевского согласия с центром на Преображенском кладбище. Именно здесь изготовлялись ручные бомбы для боевых рабочих дружин в 1905-1907 годах 65 . Последнее - третье - пристанище он нашел в опять-таки в старообрядческом подмосковном имении "Горки" 66 , где также полностью сохранился обслуживающий персонал. Об этом свидетельствуют материалы музея "Горки Ленинские". Последние годы жизни Ленин провел главным образом в окружении старообрядцев, которые служили ему и оберегали его. Из староверов состояла и последняя делегация трудящихся в ноябре 1923 г., когда встречи его с "народом" были полностью прекращены. Расставаясь, член депутации Богородско-Глуховской мануфактуры 60-летний рабочий Кузнецов со слезами на глазах повторял: "Мы скуем все намеченное тобою" 67 .

Когда в Горки прибыла Комиссия по организации похорон Ленина, несмотря на присутствие в имении штатных охранников ГПУ, у тела стояла охрана из староверов: армяк, волосы обрезаны чуть выше мочки ушей, нестриженная борода... По таким признакам и определяла староверов охранка. Несведущих эсдеков очень удивили крестьянские толпы подле покойного партийного лидера. Приехавшие сбивали с бород сосульки, молились, кланялись в пояс и в ноги, приговаривали: "Наш он, за хрестьян страдал" 68 .

Под давлением Советов эсдеки вынуждены были согласиться на невообразимое - навечно выставить труп своего партийного лидера на всеобщее обозрение. Атеистического объяснения этому акту нет, а вот религиозное есть, и даже два. Первое - он был принят за второго мессию, возвестившего миру тясячелетнее Царство Свободы. Поэтому тело его было сохранено для воскрешения, как и при первом пришествии в мир. Воссоздана точная копия: склеп, закрывающий вход камень; два часовых; верующие, приходящие проверить наличие тела. Второе- более тривиальное и широко распространенное у православных: он был канонизирован как святой, его мощи объявлены нетленными. Бальзамирование тела было доверено бывшему эсеру инженеру-биохимику Б. И. Збарскому, семь лет прожившему в староверческой общине в Пермской обл. (Усолье, Всеволо-до-Вильво) 69 . За анатомами присматривал Л. Б. Красин, в свое время работавший электриком у Саввы Морозова и передававший товарищам старообрядческие пожертвования на революционную деятельность.

В умах большинства русских того поколения Ленин был и остался Учителем - так христиане называют Христа и проповедников различных интерпретаций христианства, и "вечно живым" - так назвали до него только Христа. Вторым Учителем стал Сталин, как один из Его верных апостолов и продолжателей Его дела - что тоже находится в русле христианской традиции. Но было и отличие. Не все староверы признали в нем продолжателя святого дела, и это многое меняло. Есть основания полагать, что Сталин, памятуя о старообрядческих методах борьбы с врагами до 1917 г., оправданно боялся покушений на свою персону. Беседы с родственниками староверов из числа приближенных к партийному руководству тех лет косвенно подтверждают жизненность подобного предположения.

стр. 88


То, какой ценой досталось право называться "Учителем", показывает пример установленного в советской России колхозного строя. У эсдеков существовало три варианта решения аграрного вопроса: вариант Ленина, вариант П. П. Маслова и вариант Н. А. Рожкова. Первые два были основными. Третий, предполагавший сплошную приватизацию, имел мало сторонников, среди которых, кстати сказать, был и Сталин. (Троцкий объяснял его позицию отсутствием у грузин традиции общинного землепользования.) На "аграрном" съезде в Стокгольме (1908 г.) возобладала точка зрения Маслова, которого поддержал Плеханов. С этой программой эсдеки и пришли к 1917 году. Советский Декрет о земле опрокинул планы меньшевиков. На первый взгляд кажется, что возобладала ленинская позиция, но ведь вопреки его ожиданиям никакого "американского фермерства" после национализации не появилось! В первой половине 20-х годов правительство поощряло выход крестьян на хутора и в отруба. За один только 1922 год в 22 губерниях Европейской России под хуторские хозяйства было выделено 590 тыс. десятин земли. В Смоленской губернии, где тяга к фермерскому хозяйствованию была особенно заметна, по десятилетнему плану землеустроительных работ на 1925-1934 гг., разверстанию на хутора и отруба подлежало 70% всей площади землеустройства 70 . На XI съезде Советов РСФСР зам. наркома земледелия А. И. Свидерский выделил три периода сельскохозяйственной политики: первый - с начала Октябрьской революции до первой половины 1918 г., когда крестьянство стало владельцем 97% земли; второй - со второй половины 1918г. по 1920г., когда главные усилия были направлены на совхозы и коллективизацию сельского хозяйства; третий - когда после окончания гражданской войны правительство перестало уповать исключительно на советские хозяйства и коллективизацию и решило рассчитывать на самодеятельность населения 71 . Так говорил большевик-эсдек Свидерский за два дня до кончины Ленина. Вскоре все пошло совсем другим курсом.

Собственно, "совсем другим курсом" все шло и раньше. После революции и даже в начале 20-х годов большевиков с Советами никто не путал. Это не акцентировалось, но и не особенно скрывалось еще в 50-е годы. В одном академическом исследовании отмечалось: "Зная, что открытая агитация против советской власти не будет иметь успеха, кулаки агитировали не против советов, а против коммунистов" 72 . Если проследить маршруты агитационных поездов и пароходов в 1919 г., становится очевидным, что они направлялись в основном в старообрядческие регионы и были укомплектованы еще относительно многочисленными старообрядцами-эсдеками, чтобы убедить провинциальных старообрядцев в безобидности большевиков. Характерен диалог о кооперации, состоявшийся в 1919г. между вождем "правящей партии" и проигравшим "битву за народ" конкурентом. Кропоткин спрашивал Ленина, почему у него слова расходятся с делами, и приводил в пример ситуацию в Дмитрове, где тогда жил. Ленин отвечал, что партийный курс остается неизменным, но что влиять на ситуацию "там, в глубине страны, в отдалении от центров" не удается, и добавлял: "Ничего не поделаешь, в белых перчатках не сделаешь революции" 73 .

Город Дмитров расположен в 62 км от центра Москвы, но этот близлежащий городок для большевиков-эсдеков был недосягаемой "глубинкой", где правили другие силы. Что уж говорить обо всей остальной России, растянувшейся на тысячи километров с Севера на Юг и с Запада на Восток! Как, спрашивается, могли они направлять ход событий во враждебной им царской России, если после "прихода к власти" не могли влиять на несравненно меньшего масштаба процессы, протекавшие буквально под носом в "управляемой" ими стране?! Очевидно, что им "удавалось" только то, что отвечало устремлениям старообрядчества, но "не удавалось" то, что с этими устремлениями не совпадало. Наиболее сообразительные из их числа меняли свои дореволюционные убеждения на "правильные", и тогда им "удавалось" все.

Матрицей, с которой была скопирована основа колхозного строя, стал старообрядческий монастырь. Колхозный и монастырский уставы

стр. 89


в пунктах, регламентирующих организационное строение, хозяйственную деятельность и место в иерархии подчиненности, демонстрируют полную идентичность. Более того, заурядная беспоповская старообрядческая община, по сути, была мирским вариантом монастыря. Вот выдержка из артельного Устава 1923 г. общины спасова согласия г. Коврова Владимирской губернии ("родины" Советов): "Религиозное общество Спасова Согласия общинного начала, не имеющего священства, имеет целью объединение граждан этого исповедания г. Коврова при вышеупомянутом молитвенном доме по древним уставам своей веры на основах доброй жизни, общего труда и взаимной помощи, не имея в виду извлечение прибылей" 74 . Такой устав соответствовал их идеологии и освобождал от налогов. Давление староверов не встречало широкого отпора со стороны православного крестьянства, поскольку идея монастырского хозяйства не противоречила их традициям общинного землепользования. К тому же беспоповский старообрядческий монастырь, в котором жили мужчины и женщины, тоже не был им в диковину. До раскола такого рода общежития были известны всем православным России.

Дело не только в колхозах. Модель, которую Кропоткин абсолютно верно назвал "монастырским коммунизмом", была внедрена и в индустриальном варианте. Она сохранялась до начала 90-х годов XX века. Для этого, с одной стороны, пришлось отказаться от марксистского тезиса, что первичной ячейкой общества является семья, - таковой был объявлен трудовой коллектив. С другой же стороны, состыковать "монастырский коммунизм" с марксизмом было возможно потому, что марксистский закон стоимости отождествил интересы производителя и потребителя, что вполне соответствует логике монастырского хозяйства. Завод в старообрядческой (советской) России стал центром не только производственной деятельности, на него была завязана вся социальная инфраструктура, включая больницы и школы, коммунальное хозяйство и дома культуры, разного рода распределители. Одновременно завод стал элементом иерархии власти. Его руководители в зависимости от размера предприятия были представлены в идеологических центрах соответствующих уровней - от районных и областных до республиканских и общесоюзных.

В обществе формировалась новая церковь. Не старообрядческая и не православная, а коммунистическая. Процесс протекал стихийно. Изданный в январе 1918 г. Декрет СНК о свободе совести, церковных и религиозных обществах объявлял отделение церкви от государства. Совпавший с ним по времени террор против духовенства РПЦ сейчас трактуют как следствие этого декрета. Но связи никакой не было, это подтверждается инструкцией Наркомюста (август 1918 г.), направленной на охрану прав верующих. Ни эта, ни другие подобные инструкции не выполнялись 75 . 250 лет РПЦ сеяла ветер- настало время пожинать бурю. У атеистов- большевиков на уме было одно, а у революционной массы - другое. Первые заседали в Совнаркоме, вторые - в городских, районных и сельских советах. Первые были наперечет, вторых - миллионы.

Возникший "Союз безбожников" состоял из двух несвязанных движений. Одно - собственно атеистическое - глубоких корней не имело и выступало против религии вообще. Другое продолжало вековую борьбу именно против РПЦ, под видом борьбы антирелигиозной. Достаточно посмотреть документы того времени. В докладе о работе антирелигиозной комиссии при ЦК (ноябрь 1922 г.) староверы не упоминаются ни в разделе о "борьбе с церковной контрреволюцией" ("тихоновщиной"), ни в разделе о "разложении православной церкви", ни в разделе о "борьбе с сектантством", ни в разделе о правовых мероприятиях, облегчавших партии борьбу с религией и мистикой всех видов. Не упоминает о староверах и "совершенно секретный" доклад председателя "антирелигиозной" комиссии Н. Н. Попова от 12 декабря 1922 года.

Губкомам, обкомам РКП рассылался секретный циркуляр (июнь 1923 г.) такого содержания: "За закрытие церквей, вызывающее раздражение населения, члены партии будут привлекаться к самой суровой партий-

стр. 90


ной ответственности. Цека категорически предлагает приостановить проведение в жизнь этой меры". На это секретарь обкома Коми отвечал, что громадное большинство населения Усть-Сысольска требует закрытия храма РПЦ. Требовали они потому, что Усть-Сысольск был столицей края, где до сих пор помнят гари, унесшие жизни сотен стариков и детей, женщин и мужчин, отказавшихся принять "нововерие", где большой Усть-Цилемский район по-прежнему известен как старообрядческий.

Комсомольцам тех лет рекомендовалось читать "антирелигиозную" беллетристику: "Очерки бурсы" Н. Г. Помяловского, "В лесах" П. И. Мельникова-Печерского, сочинения В. Г. Короленко и др. 76 . Комментировать произведение Мельникова-Печерского - известнейшего апологета старообрядчества, нужды нет. Произведения Короленко образованные староверы цитируют по сей день 77 . Но что комсомолец мог почерпнуть из произведений менее известного Помяловского, помимо резкой критики попов РПЦ? Цитирую: "Что такое атеизм? Безбожие, неверие, заговор против религии? Нет, не то. Атеизм есть ни более, ни менее как известная форма развития, которую может принять каждый порядочный человек, не боясь сделаться через то диким зверем... и честный поп, встретясь с атеистом-товарищем, охотно подаст ему руку, если только он в сущности дела порядочный человек" 78 . Вот что такое "атеизм" первой половины 20-х годов!

Староверы участвовали в изъятии церковных ценностей для борьбы с голодом на Волге (предположительно). Де-юре кампания была направлена против всех церквей России. Де- факто- против РПЦ, потому что только храмы РПЦ содержали по-настоящему дорогостоящие культовые предметы и принадлежности. Староверы считали дело это богоугодным, так как РПЦ сама их хорошо пограбила в XVII-XIX вв., а потом еще взимала с них налог на свое содержание. Ситуация изменилась, когда возглавляемые атеистом Л. Д. Бронштейном экспроприаторы размахнулись шире - стали закрывать часовни староверов, их моленные, соборные храмы, вывозить иконы, древние рукописные и старопечатные книги. В состоянии революционного угара показалось, что общество можно менять решением народного комиссара.

Федосеевцы возмутились и в обращении в Наркомюст напомнили, кто "своей кровью не так давно отстаивали свободу Республики на полях, где решалась судьба русского народа" 79 . Даже не принявшие революцию бе- локриницкие староверы, описывая события 20-х годов, подчеркивают, что они выступали не против советской власти, а против "большевистских главарей Бухарина, Луначарского, Троцкого и проч., защищая веру Христову от атеистического мракобесия". Замахнувшись на староверов, Троцкий и компания подписали себе смертный приговор, но они этого еще не понимали и писали докладные в политбюро, что "Партия осоветилась и проходит мимо своих партийных и политических задач" 80 . Что "осоветилась" - это верно, а вот кто именно "проходит мимо", они узнали через несколько лет, когда их стали расстреливать.

Союз воинствующих безбожников насчитывал к началу 30-х годов 5 млн членов. Из них в областях с преимущественно русским населением - 2434 тыс., то есть менее 2,5% населения России в ее нынешних границах (рассчитано мною. - О. Ш. ). После разгрома ортодоксальных марксистов Союз практически перестал существовать. В 1933 г. в нем осталось 350- 400 тыс. членов, в том числе жители собственно российских регионов составляли 0,4% населения. Аппарат был "засорен троцкистами и другими преступными элементами", от которых советская власть с помощью НКВД избавлялась 81 . Вот такая бесславная кончина атеизма.

Что же это было, если не атеизм? Квазиатеизм, на котором выросла псевдоцерковь. И в этом нет ничего противоестественного. Вера, связанная с будущим, не может сохраняться в прежнем виде, когда это будущее становится настоящим, но и сразу исчезнуть она тоже не может, трансформируясь в веру в свою способность воплотить вековые идеалы в жизнь.

стр. 91


Русский квазиатеизм сформировался в итоге столкновения двух противоборствовавших идеологических потоков, имевших внутри себя подспудные течения. Враждуя и перетекая друг в друга, эти потоки в конце концов вновь разделились в новой конфигурации. Так произошла русская Реформация. Смысл ее заключался в ужесточении норм поведения в обществе, перешедшем к удовлетворению своих потребностей от преимущественной эксплуатации ресурсов, находящихся на поверхности земли, к опережающей эксплуатации ее недр. Преданность примату Справедливости поколеблена не была, но староверов жизнь приучила еще и к уважению Порядка. Взяв власть в свои руки, они заставили учиться этому всех. Активная в тот период часть общества запретила ходить толпой и думать что попало. Русские стали маршировать и думать одинаково. Почти как западные протестанты, но сохранив свой особый стиль. Протестантами движет внутренняя убежденность. В России - насилие одной части общества над другой.

Возникшее общество имело все признаки теократизма.

В начале функции ВКП(б) и Советов из-за их чужеродности дублировались. Двухребетная система управления препятствовала нормальному развитию хозяйства. К концу 20- х, когда ВКП(б) заполнилась людьми из Советов, отчуждение сошло на нет. Функции разделились. К ВКП(б) отошла роль идеолога, весьма схожая с той, какую играет католическая церковь. Если быть точнее, то ВКП(б) имела много общего с орденом францисканцев - орденом нищенствующих, ведавшим инквизицией наряду с доминиканцами. Их богословы известны своими предсказаниями конца света и наступления века свободы.

На смену основополагающему противоречию между РПЦ и старообрядчеством пришло противоречие между обновленной Русской православной церковью и Русской коммунистической церковью (РКЦ). В первой объединились верующие в Справедливость и Спасителя на небесах, во второй - в Справедливость и Спасителя на земле. В этой церкви объединились квазиатеисты из числа староверов-беспоповцев (абсолютное большинство), христианских социалистов от православия (следующий по численности слой), порвавшие с иудаизмом евреи (меньшинство), а также некоторые бывшие мусульмане и неправославные христиане (абсолютное меньшинство).

РКЦ узурпировала государственную власть, обрушилась с гонениями на всех традиционно верующих, включая и староверов, а также на ортодоксальных атеистов. У нее появилась своя "библия" и церковная иерархия, свой церковный календарь, собственный церковный суд, свои епархии, проповедники, культовые здания, иконы, канонизированные святые. Главными ценностями РКЦ были вера и аскетизм.

Теократизм Советской власти отчетливо выявляется при сопоставительном анализе функций церкви, политических партий и государственного аппарата в советской России и в католическом ареале Европы. То, чем в западноевропейских обществах занимаются политические партии, - разработка экономических программ, в России стало делом органов государственного управления. ВКП(б) - КПСС разработкой этих программ себя не утруждала. Политбюро ставило задачи в самом общем плане, которые должны были решать министерства и ведомства. ВКП(б)- КПСС, как и полагается Церкви, участвовала в этом процессе косвенно, через своих членов, а затем на съездах, то есть соборно, утверждала разработанные государственными учреждениями программы. Вместе с тем она непосредственно, как церковь в католической Европе, играла роль идеолога, формулировала нравственные и моральные догмы, тщательно следила за их соблюдением. Совпадал и порядок выдвижения на высшие иерархические посты. На них могла претендовать только "черная кость". В традиционной церкви - из монашеской кельи, в РКЦ - от станка. Предреченное Евангелием превращение "последних в первые" эффективно обеспечивало преемственность идеологического консерватизма.

Принципиальное отличие политической партии от церкви заключается

стр. 92


в том, что партия руководствуется настроениями в обществе, а церковь, наоборот, насаждает в обществе идеологию. Партийный курс непостоянен, зависит от многих переменных. Курс церкви неизменен, определяется догматическим учением. Партия озабочена преходящим, церковь - вечным. Политической партии как таковой уже не было в советской России 30-х годов. Существовали РКЦ и формировавшееся из ее иерархов правительство. Выполнившие свою миссию советы выродились в малозначимый придаток новой структуры власти.

Кто были эти люди во плоти? Рассмотрим в качестве примера человека, родившегося в 1902 г. - он по возрасту представлял поколение, пришедшее в 30-е годы на смену ортодоксальным марксистам.

В 35-50 верстах по дороге от Хвалынска до Кузнецка Саратовской губернии расположилось около десятка деревень, сплошь заселенных староверами-спасовцами. В 1901 г. миссионер РПЦ К. Д. Попов описывал их так: "Главный догмат этой секты заключается в том странном убеждении, что нынешнее время - время антихристово... Все видимое на земле осквернено, весь воздух заражен погибельной ересью, и все люди кажутся им глубоко несчастными, погибшими, имеющими один только внешний облик человека, внутри же их - образ и седалище сатаны. Они полагают, что антихрист господствует всюду: в церкви, в училищах, суде, торговле и пр." Несколько слов о детстве в старообрядческой семье: "Разговоры, смех, песни, возня, беготня, всякие возвышенные чувства в ней неуместны и глохнут сейчас же, если нечаянно прорвутся. Врага человеческого рода здесь всегда ждут с суровой, непреклонной решимостью" 82 , В семье крестьянина одной из деревень "спасова созвездия" (Шаховская) родился мальчик; к 1918 г. ему исполнилось 16 лет. Он стал активистом комитета бедноты. Не покидая отчий дом, до 18 лет раскулачивал погрязших в греховной зажиточности крестьян, затем уехал в Москву. В 1921г. вступил в РКП(б), в 1924г. окончил Пречистенский рабфак, в 1928- Институт народного хозяйства им. Г. В. Плеханова.

В 30-е годы громил остатки ортодоксальных марксистов (троцкистско-зиновьевский блок), "укреплял" партийную линию в идеологически ненадежных районах Юга и Запада (Ростовская область и Ставропольский край, Литва). В 40-е стал ответственным работником аппарата ЦК, редактором центрального органа РКЦ - газеты "Правда". С 1950 г. и до конца жизни (1982г.)- член ЦК и Политбюро ЦК КПСС, главный идеологический инквизитор страны. Жил скромно, говорил тихо. Его служебный лимузин передвигался со скоростью 40 км/час. При жизни его остерегались все, включая генеральных секретарей ЦК 60-70-х годов. Звали его Михаилом Андреевичем Сусловым.

Через 10 лет после смерти его справедливо назвали "серым кардиналом", но, по незнанию его истинной сущности, полагали, что он приспособленец, принявший правила игры "тоталитарного общества" 83 . Нет, он их не принимал, он их диктовал- вместе с миллионами своих единоверцев из других согласий, ставших служащими советов снизу доверху, сотрудниками ЧК, ГПУ, НКВД, партийцами, от рядовых до функционеров высшего уровня.

Именно они инициировали в 30-е годы лозунг "обострения классовой борьбы", который в принципе противоречил дореволюционным теориям эсдеков вообще и большевиков в частности. В честь чего это было ей обостряться, если большевики более 10 лет уже держали власть, если остались позади и гражданская война, и интервенция, и сумятица первых лет? В том-то и дело, что к концу 20-х те, кто свершил революцию 1917 года, сами познали азы марксистской экономической теории на рабфаках и в институтах красной профессуры. Никаких иных теорий они не знали, потому что ничему другому их большевистские лекторы просто не учили. Подвизаясь на влиятельных, но второстепенных ролях, они обрели навыки государственного управления. Попутчики, отрицавшие возможность "социализма в отдельно взятой стране", то есть "Москвы - третьего Рима", на святоотеческом языке, стали лишними на их празднике жизни. Отчетливому

стр. 93


видению сути событий 30-х годов мешает мутный фон, созданный особым характером взаимоотношений поднявшихся "из грязи в князи" людей. Но если отделить зерна от плевел, то "обострение классовой борьбы" перестает быть некоей параноидальной идеей отдельной личности. Иосиф Джугашвили в этой истории играл роль трясущегося за свою жизнь приспособленца. Он был статистом, исполняя роль культовой личности в пьесе, которую режиссировали другие. (Культ самому себе создать невозможно. Культ личности создается не самой личностью, а массами. Культовая личность ведет себя так, чтобы соответствовать желанию масс. Они скованы одной цепью. Очень доказательно этот феномен описан Дж. Фрезером в исследовании религиозного миропонимания на примерах многих народов мира 84 .) Его кредо, как, собственно, и кредо Владимира Ульянова, было жажда власти и покорность обстоятельствам. В противном случае их просто заменили бы.

Теократическое государство просуществовало с конца 20-х годов около 25 лет - срок, в течение которого происходит смена одного поколения. Эти годы стали свидетелями религиозного рвения масс, самоотверженности ради великой цели. Тех, кто не захотел быть энтузиастом по собственному желанию, принудили к изнурительному труду насильственно. Со смертью Учителя начался процесс секуляризации, затянувшийся еще на десятилетия. После смерти "серого кардинала" система окончательно потеряла устойчивость. Восстановить ее равновесие принявший эстафету Егор Лигачев был не в состоянии. Признаком состоявшегося идеологического сдвига стало провозглашение примата "общечеловеческих ценностей".

Итак, потребность в Порядке возникла в XVII веке. Она возрастала по мере перехода общественного воспроизводства от эксплуатации поверхностных ресурсов к эксплуатации недр. Властители 250 лет пытались насадить Порядок сверху, используя для этого легальную иерархическую церковь. Народ вязко сопротивлялся нововведениям. Одновременно в нелегальной народной церкви самостоятельно вызревала потребность в Порядке как идеологии выживания. В старообрядческой среде, составлявшей почти половину русского общества, и к тому же наиболее социально активную его часть, традиционная национальная идея Богоизбранности и Справедливости преобразилась в идею Богоизбранности, Справедливости и Порядка. С 1917 года начался процесс распространения этой идеологии на все российское общество. Масштабы насилия, сопутствовавшие внедрению нового мировоззрения, свидетельствуют о вовлеченности больших масс людей.

250-летнее противостояние двух русских церквей; форма, которую принял процесс трансформации общественного сознания; возникновение теократического государства- все это свидетельствует о том, что русская история последних столетий была по преимуществу историей религии. Итогом противоборства стало явное сближение идеологий. Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в 2000 г. заявил: "Универсальное призвание России будет реализовано не через стремление к доминированию и обладанию, но через предложение народам русского пути развития, основанного на приоритетах духовно-нравственных" 85 . Эта идея, сформулированная более 500 лет назад, была ровно на 333 года забыта РПЦ, но стала движущей силой старообрядчества, которое два с половиной века сжималось, как громадная стальная пружина. Разжавшись, она дала толчок обществу, утратив накопленный потенциал. Староверов почти не осталось. Большинство из них вместе с присоединившейся частью прихожан РПЦ, пройдя через горнило квазиатеизма, окончательно отпало в атеизм.

Во второй половине XX в. русская идея утратила религиозную основу, но сторонники этой идеи до сих пор считают свой народ непревзойденным в достижении Справедливости и Порядка. Идеология сохраняется в общественном сознании веками. Вовсе не обязательно, чтобы человек ходил в церковь или вообще считал себя верующим. Он рождается в среду с утвердившейся ценностной ориентацией, которую воспринимает с детства и проносит сквозь всю оставшуюся жизнь.

стр. 94


Примечания

1. КЕЛЬСИЕВ. Сборник правительственных сведений о раскольниках. В 4-х частях. Лондон. 1861-1862 гг. Ч. 4, с. 45- 46.

2. КИРИЛЛОВ В. А. Статистика старообрядчества. М. 1913, с. 23.

3. МЕЛЬНИКОВ П. И. Счисление раскольников. В кн.: МЕЛЬНИКОВ П. И. Собр. соч. в 7 тт. Т. 7. СПб. 1909.

4. ЩЕКАТОВ А. Словарь географический Российского государства. Т. 10. Ч. 6. М. 1808, с. 415.

5. ЮРКИН И. Н. Источники по истории старообрядчества в фонде Тульской провинциальной канцелярии. В кн.: Старообрядчество. История, культура, современность. М. 2000, с. 95-102.

6. КИРИЛЛОВ В. А. Ук. соч., с. 14.

7. Всеподданнейший отчет обер-прокурора св. Синода по ведомству православного исповедания за 1903-1904 гг.

8. МИЛЮКОВ П. Н. Очерки по истории русской литературы. - Современные записки (Париж), 1931, N 2, с. 157; БОНЧ- БРУЕВИЧ В. Д. Избр. соч. Т. 1. М. 1959, 175, 97.

9. КИРИЛЛОВ И. А. Третий Рим. М. 1996, с. 50.

10. БЕЛИНСКИЙ В. Г. Полн. собр. соч. Т. 12. М. 1956, с. 250; т. 10. М. 1956, с. 215; ОГАРЕВ Н. П. Избр. социально- политические и философские произведения. Т. 2. М. 1956, с. 130; ДОБРОЛЮБОВ Н. А. Собр. соч. Т. 1. М.-Л. 1961, с. 101.

11. МОЛЗИНСКИЙВ. В. Научно-историческое наследие старообрядчества начала XX в. В кн.: Старообрядчество. История, культура, современность. Материалы. М. 2000, с. 23; БЕРДЯЕВЫ. А. А. С. Хомяков. М. 1912. с. 104; ОДИНОКИЙ Д. Из записной книжки. - Московский листок, 5. VI. 1913. N 128.

12. БАКУНИН М. А. Полн. собр. соч. Т. 1. СПб. 1906, с. 80.

13. КРОПОТКИН П. А. Записки революционера. М. 1988, с. 183, 295-296, 303.

14. Александр Дмитриевич Михайлов. - Былое, 1906. N 2, с. 169; Народовольцы в Саратовской губернии. - Советские архивы, 1991, N 2, с. 81-82.

15. Тверская область. Энциклопедический справочник. Тверь. 1994, с. 134.

16. МЕЛЬНИКОВ Ф. Е. Краткая история древлеправославной (старообрядческой) Церкви. Барнаул. 1999, с.447.

17. Воспоминания о Михаиле Ивановиче Калинине. Калинин. 1960 (вклейка с фотографиями между с. 48 и 49).

18. МЕЛЬНИКОВ Ф. Е. Ук. соч.. с. 271, 398.

19. Кукарская жизнь, 1917, N 7, с. 2.

20. Цит. по: ЛАВРОВ А. В. Архив П. П. Перцова. В кн.: Ежегодник рукописного отдела Пушкинского дома на 1973 год. Л. 1976, с. 57.

21. АЗАДОВСКИЙК. М. Николай Клюев: путь поэта. Л. 1990; Социальный протест в народной поэзии. В кн.: Русский фольклор. XV. Л. 1975, с. 206; БЛОКА. Собр. соч. в 8 тт. Т. 8. М.-Л. 1963, с. 219, 252, 258.

22. ВУРГАФТ С. Г., УШАКОВ И. А. Старообрядчество. Лица, события, предметы и символы. М. 1996, с. 29.

23. Памятники старообрядческой письменности. Сочинения Игнатия Соловецкого. Возвещение от сына духовного ко отцу духовному. Список писем страдальческих священнопротопопа Аввакума. СПб. 2000, с. 76.

24. ВУРГАФТ С. Г., УШАКОВ И. А. Ук. соч., с. 29; Ответ християн на присланныя тетрати ис Помория. В кн.: Духовная литература староверов Востока России. Новосибирск. 1999, с.489.

25. ПАНКРАТОВА. В. От Востока направо. М. 2000, с. 12.

26. МЕЛЬНИКОВ Ф. Е. Ук. соч., с. 259; МЕЛЬГУНОВ С. П. Старообрядчество и освободительное движение. М. 1906, с. 5, 9, 11.

27. МИХАЙЛОВ Г. Старообрядческая Церковь: падчерица государства? В кн.: Духовные ответы. Вып. 15. М. 2001, с. 105.

28. История Коммунистической партии Советского Союза. Т. 2. М. 1966, с. 93.

29. Поморский вестник (издание Старообрядческого общества Латвии), 2000, N 6, июль, с. 10.

30. Государственный архив Пермской области (ГАПО), ф. 297, on. 3, д. 371, л. 17.

31. ЧАГИН Г. Н. Нижнетагильские старообрядцы на Урале в XVIII - первой половине ХЭХ века. В кн.: Старообрядчество: история, культура, современность. Тезисы. М. 1997, с. 164.

32. ЮРКИН И. П. Тульское старообрядческое окружение Демидовых (к постановке вопроса). В кн.: Старообрядчество. История, культура, современность. Вып. 5. М. 1996, с. 31-35.

стр. 95


33. БОНЧ-БРУЕВИЧ В. Д. Избр. соч. Т. 1. М. 1959, с. 155, 156, 158, 265, 274.

34. Старообрядец, 2000, N 17 (июнь), с. 7.

35. Всероссийская перепись членов РКП 1922 года. Вып. 4. М. 1923, с. 32; История Коммунистической партии Советского Союза. Т. 2, с. 662-663.

36. СМИРНОВ И. П. Осмысление старообрядчества в русской философии "духовного ренессанса". В кн.: Мир старообрядчества. История и современность. Вып. 5. М. 1999, с. 30-32.

37. РОЗАНОВ В. В. Революционная обломовка. В кн.: РОЗАНОВ В. В. Религия, философия, культура. М. 1992, с. 357, 358; РЯБУШИНСКИЙ В. П. Русский хозяин. М. 1998, с. 11.

38. СОЛОВЬЕВ В. С. О христианском единстве. М. 1994. с. 171; ФРАНК С. Л. Духовные основы общества. В кн.: Русское зарубежье. Власть и право. Л. 1991, с. 246; БЕРДЯЕВ Н. А. Философия неравенства. Там же, с. 156, 158, 9, 30, 238.

39. РОЗАНОВ В. В. Ук. соч., с. 357, 358; НОВОСЕЛОВ М. А. Письма к друзьям. М. 1994, с. XXXVI. Вступительная статья Е. С. Полищука.

40. Цит. по: МЕЛЬНИКОВ Ф. Е. Ук. соч., с. 403.

41. Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине. В 3-х тт. Т. 3. М. 1960, с. 14-17; ЛЕНИН В. И. Полн.собр.соч. Т. 12,с.146.

42. Переписка В. И. Ленина и редакции газеты "Искра". Т. 3. М. 1969, с. 173, т. 1. М. 1969, с. 48, 50, 93, 63.

43. Там же. Т. 1, док. N 65, с. 101.

44. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 17. с. 293. 420-423.

45. Законопроект о старообрядческих общинах в Государственной думе. Стенограф, отчет. М. 1909, с. 151.

46. КАРТАШОВА. Смысл Старообрядчества. - Старовер (Горно-Алтайск), 1994, июль (7502), с. 28.

47. ПОСПЕЛОВСКИЙ Д. Подвиг веры в атеистическом государстве. В кн.: Русское зарубежье в год тысячелетия крещения Руси. М. 1991, с. 71.

48. Протестанты Прибалтики, католики Польши, мусульмане и христиане присоединенных земель не в счет- на исход войны в собственно России участие их или неучастие принципиального влияния оказать не могло.

49. МЕЛЬНИКОВ Ф. Е. Современные запросы старообрядчеству. М. 1999, с. 59, 116.

50. Цит. по: Старообрядчество и социализм. - Родина, 1990, N 9, с. 76-77.

51. МЕЛЬНИКОВ Ф. Е. Современные запросы старообрядчеству, с. 25.

52. НОВОСЕЛОВ М. А. Ук. соч., с. 298; Записки петербургских религиозно-философских собраний (1902-1903). СПб. 1906, с. 21-22.

53. Обращение президиума Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов г. Москвы и Московской области к гражданам России, 28.1.1918. В кн.: Русская православная церковь и коммунистическое государство. 1917-1941. М. 1996, с. 16.

54. Старообрядец, 2000, N 16 (июнь), с. 2; 1-й Всероссийский съезд Советов. Т. 2. М. 1930, с. 99.

55. Источник, 1997, N 5. с. 136.

56. История Сибири. Первоисточники. Духовная литература староверов Востока России XVIII-XX вв. Новосибирск. 1999, с. 374, 376, 586.

57. БУРДИНА Л. В. Старообрядчество в Костромском крае. В кн.: Старообрядчество. История, культура, современность. Материалы. М. 2000, с. 220, 222.

58. Протокол, доклад и грамота саратовского старообрядческого собрания. Саратов. 1924. с. 10.

59. Саратовский Нижневолжский областной собор христиан старообрядцев поморского согласия, приемлющих брак. 25-30 мая 1925г. Саратов. 1925, с. 3, 16-18, 22, 25.

60. МИХАЙЛОВ Г. Ук. соч., с. 105.

61. История Сибири. Первоисточники, с. 765.

62. НОВОСЕЛОВ М. А. Ук. соч., с. 16-17.

63. Русская православная церковь и коммунистическое государство, с. 162, 208, 164.

64. Чтобы оградить "от белогвардейцев, повстанческих отрядов, эсеров, меньшевиков и анархистов" (БОНЧ-БРУЕВИЧ В. Д. Ук. соч. Т. 3. М. 1959, с. 322).

65. Политические деятели России. 1917. Биографический словарь. М. 1993, с. 363.

66. Последняя владелица имения, Зинаида Морозова, получила квартиру в доме на Арбате, в привилегированном районе Москвы того времени. Потом она, ни дня не проработав на советском предприятии, получила государственную пенсию - факт в то время более чем красноречивый, и переехала в Ильинское - пансионат отошедших от активной работы старых большевиков.

стр. 96


67. ХОЛОДОВА П. А. Ильич и глуховцы. В кн.: Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине. М. 1960, с. 369.

68. БОНЧ-БРУЕВИЧ В. Д. Смерть и похороны Владимира Ильича (по личным воспоминаниям). М. 1925, с.25-26.

69. МОРОЗОВА Т. П., ПОТКИНА И. В. Савва Морозов. М. 1998, с. 82-83.

70. ДАНИЛОВ В. П. Советская колхозная деревня: население, землепользование, хозяйство. М. 1977, с. 15.

71. Известия, 22.1.1924.

72. МАКСАКОВА Л. В. Агитпоезд "Октябрьская революция" (1919-1920). М. 1956, с. 49.

73. БОНЧ-БРУЕВИЧ В. Д. Избр. соч. Т. 3, с. 402-403.

74. Государственный архив Владимирской области (ГАВО), ф. Р. 357, оп. 2, д. 236, л. 3-5.

75. Русская православная церковь и коммунистическое государство, с. 11.

76. Там же, с. 155-158, 160-163, 184, 185, 173-174.

77. Родина, 1990, N 9, с. 20.

78. ПОМЯЛОВСКИЙ Н. Г. Мещанское счастье. Молотов. Очерки бурсы. М. 1987, с. 385-386.

79. Сказание о московском Преображенском монастыре. М. 2000, с. 106.

80. МЕЛЬНИКОВ Ф. Е. Яко с нами Бог. М. 2000, с. 14; Русская православная церковь и коммунистическое государство, с. 105.

81. Русская православная церковь и коммунистическое государство, с. 273, 319.

82. ПОПОВ К. Д. Раскол и его путеводители. М. 1901, с. 29; ЖИЛКИН И. Старообрядцы на Волге. Саратов. 1905, с. 61.

83. МЕДВЕДЕВ Р. А., ЕРМАКОВ Д. А. "Серый кардинал". М. 1992.

84. ФРЕЗЕР Дж. Золотая ветвь. М. 1983.

85. Социальная концепция Русской православной церкви. - На рубеже эпох: российский вариант, 2000, N 4(44), декабрь, с. 7.

стр. 97


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/Старообрядчество-и-большевизм

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

О. Л. Шахназаров, Старообрядчество и большевизм // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 25.03.2021. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/Старообрядчество-и-большевизм (date of access: 11.05.2021).

Publication author(s) - О. Л. Шахназаров:

О. Л. Шахназаров → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
РЕФОРМА ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА 1906 ГОДА
3 days ago · From Беларусь Анлайн
Встречайте лучшие книги о любви на май 2021 года
6 days ago · From Беларусь Анлайн
СОВЕТСКИЙ СОЮЗ И ЕВРОПЕЙСКИЕ ПРОБЛЕМЫ: 1933 - 1934 ГОДЫ
Catalog: Право 
6 days ago · From Беларусь Анлайн
ПЕРЕПИСКА И ДРУГИЕ ДОКУМЕНТЫ ПРАВЫХ (1911 - 1913)
Catalog: История 
6 days ago · From Беларусь Анлайн
Исторические этюды о Французской революции. Памяти В.М.Далина (к 95-летию со дня рождения)
Catalog: История 
7 days ago · From Беларусь Анлайн
Инок Рауэлл - О.Б.Подвинцев
Catalog: История 
7 days ago · From Беларусь Анлайн
СГОВОР СТАЛИНА И ГИТЛЕРА В 1939 ГОДУ - МИНА, ВЗОРВАВШАЯСЯ ЧЕРЕЗ ПОЛВЕКА
Catalog: История 
8 days ago · From Беларусь Анлайн
ИЗЪЯТИЕ ЛОШАДЕЙ У НАСЕЛЕНИЯ ДЛЯ КРАСНОЙ АРМИИ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
Catalog: История 
8 days ago · From Беларусь Анлайн
ДОНЕСЕНИЯ Л. К. КУМАНИНА ИЗ МИНИСТЕРСКОГО ПАВИЛЬОНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ, ДЕКАБРЬ 1911 - ФЕВРАЛЬ 1917 ГОДА
Catalog: История 
8 days ago · From Беларусь Анлайн
ДОНЕСЕНИЯ Л. К. КУМАНИНА ИЗ МИНИСТЕРСКОГО ПАВИЛЬОНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ, ДЕКАБРЬ 1911- ФЕВРАЛЬ 1917 ГОДА
Catalog: История 
9 days ago · From Беларусь Анлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Старообрядчество и большевизм
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2021, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones