BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-476

Share with friends in SM

Основоположники марксизма уделили немало внимания истории войны 1812 года. Между тем исследования советских историков1 не дают об этом четкого и суммарного представления. Имеющиеся данные лапидарны и отрывочны и обычно повторяют друг друга. Как правило, не учитываются и особенности источников, использованных Марксом и Энгельсом. Лишь фронтальное изучение их сочинений позволит судить о системе взглядов основоположников марксизма на войну 1812 г. - высказывания, оценки и характеристики ее событий, фактов и отдельных деятелей содержатся более чем в 50 их работах. Это статьи, написанные ими для "Новой американской энциклопедии" (The New American Cyclopaedia): "Бернадот", "Бертье", "Бесьер", принадлежащие перу Маркса, "Барклай-де-Толли", "Беннигсен", написанные Марксом совместно с Энгельсом, "Армия", "Бородино", "Кампания", "Сражение", "Беннигсен и Барклай", подготовленные Энгельсом.

Вопросы истории войны 1812 г. нашли отражение и в таких работах, как "Гражданская война во Франции", "Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.", "Реорганизация английского военного ведомства", "Парламентские дебаты", "Революционная Испания", "Второе воззвание о франко-прусской войне", "Об освобождении крестьян в России" Маркса, "Внешняя политика русского царизма", "Возможности и перспективы войны Священного союза против Франции в 1852 г.", "Военные силы России", "Продвижение России в Средней Азии", "По и Рейн", "Армии Европы" Энгельса, "Британская политика", "Развитие военных действий", написанные совместно Марксом и Энгельсом, и в ряде их других произведений.

Тщательно собирали они литературу по различным отраслям знаний, в том числе по военной истории. "В Кёльне я по дешевке раздобыл библиотеку одного отставного прусского артиллерийского офицера и в течение некоторого времени опять стал чувствовать себя настоящим бомбардиром"2 , - сообщал 12 апреля 1853 г. Энгельс И. Вейдемейеру.


1 См., напр., Бескровный Л. Г. Отечественная война 1812 г. М. 1962, с. 40 - 43; Жилин П. А. Вопросы истории в трудах Карла Маркса. В кн.: Карл Маркс и военная история. М. 1969; Селезнев К. Л. Энгельс как критик буржуазной военной историографии. В кн.: Из истории марксизма. Сб. статей к 140-летию со дня рождения Фридриха Энгельса. М. 1961; Ростунов И. И. Вопросы военной истории в произведениях Ф. Энгельса. В сб.: Фридрих Энгельс и военная история. М. 1972; Бабин А. И. Формирование и развитие военно-теоретических взглядов Ф. Энгельса. М. 1975.

2 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 28, с. 486 - 487.

стр. 3


В библиотеке Маркса в Лондоне имелся специальный раздел "Русское в моей библиотеке". Всего же, как установили советские публикаторы, в библиотеках основоположников марксизма насчитывалось 364 наименования русских книг, статей и т. д. по различным вопросам истории России, в том числе военной3 . Маркс и Энгельс следили за периодической печатью, в которой публиковались документы. "В "Moniteur" напечатаны выдержки из переписки Наполеона"4 , - отмечал 11 марта 1858 г. Маркс в статье "Знамения времени".

Как правило, основоположники марксизма называли работы, на основе которых создавали свои произведения. Эти ссылки позволяют выявить круг источников и литературы, использованных ими при освещении различных вопросов войны 1812 года. Внешнеполитический аспект темы они отразили, опираясь в первую очередь на собрание трактатов и конвенций Ф. Мартенса5 , вопросы стратегии французского полководца - на основе "Мемуаров", освещающих историю Франции во время правления Наполеона (составлены на острове Св. Елены соратниками Наполеона, разделившими его участь пленника). Эти мемуары были опубликованы по рукописям, выправленным рукою самого Наполеона6 . Эта же сторона деятельности французского императора была рассмотрена по 4-му тому сочинения А. Жомини7 , различные аспекты Бородинской битвы - по книге Т. Бернгарди8 .

Маркс и Энгельс широко привлекали воспоминания участников и современников нашествия Наполеона на Россию - мемуары начальника генерального штаба его армии маршала Л. А. Бертье9 , французского посланника в Варшаве аббата Д. де Прадта10 , французского дипломата и политического деятеля, личного секретаря Наполеона в 1797 - 1802 гг. Л. А. Ф. де Бурьенна11 , книги бывшего прусского военного министра Ф. Вальдерзее12 , английского дипломата, находившегося в 1812 г. при штабе русской армии, Д. Каткарта13 . Брошюра прусского маршала К. Ф. Кнезебека14 и сочинение прусского реакционного историка Г. Д. Бюлова15 , на полях которого были сделаны замечания Наполеоном во время его пребывания на острове Св. Елены, также были известны Марксу и Энгельсу, которые цитировали их при характеристике войн конца XVIII - начала XIX века. Так, в статье "Вой-


3 См. Русские книги в библиотеках К. Маркса и Ф. Энгельса. М. 1979. В частности, Энгельсу были известны книги о войне 1812 г. Д. П. Бутурлина и А. И. Михайловского-Данилевского, которые он оценивал весьма невысоко (см. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 44, с. 192).

4 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 12, с. 420.

5 Мартенс Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россиею с иностранными державами. Тт. 1 - 14, СПб. 1874 - 1909. При жизни Маркса и Энгельса вышли из печати 10 томов, в которых были опубликованы союзные договоры 1812 г. России с Англией, Испанией, Швецией и мирный договор с Турцией.

6 Memoires pour servir a Fhistoire de France sous Napoleon ecrits a Sainte- Helene, par les generaux qui ont partage sa captivite et publies sur les manuscrits eoitierement corriges de la main de Napoleon. P. 1823.

7 Jomini A. La vie politique et militaire de Napoleon. T. 4. P. 1827.

8 Bernhardi Th. Denkwiirdigkeiten aus dem Leben des kaiserl. russ. Generals von der Infanterie Carl Friederich Graf en von Toll. Bd. 1 - 4. Leipzig. 1856.

9 Memoires du marechal Berthier. PL 1 - 2. P. 1827.

10 Pradt D. Memoires historiques sur la revolution d'Espagne. P. 1816; ejusd. Du Congre de Vienne. T. 1. P. 1815.

11 Memoires de M. de Bourrienne, ministre d'etat, sur Napoleon, le Directoire, le Consulat, l'Empire et la Restauration. T. 1 - 12. P. 1829.

12 Waldersee F. Die franzosische Armee auf dem Exerzirplatze und im Felde. Brl. 1861.

13 Cathcart G. Commentaries on the War in Russia and Germany in 1812 and 1813. Lnd. 1850.

14 Knesebeck K. F. Denkschrift betreffend die Gleichgewichtslage Europas beim Zusammentritte des Wiener Congresses. Brl. 1854.

15 Billow H. D. Histoire de la campagne de 1800 en Allemagne et en Italic P. S. a.

стр. 4


на" Энгельс привел сценку Наполеоном военной школы Бголова: "Великий Наполеон сказал, что его (Бюлова. - Лет.) наука - наука поражения, а не победы"16 .

По своему научному уровню работы тогдашних дворянских и буржуазных военных историков были далеко не равноценны. Например, Маркс и Энгельс широко использовали сочинения Жомини. Автор привлек документы главного штаба французской армии, оперативную переписку Наполеона, материалы русского военного архива. В ЦГВИА СССР хранятся дела, из которых видно, что Жомини в 1815 - 1816 гг. (в бытность свою на русской службе) имел доступ к документам данного архива, а когда выехал на родину, получил их копии17 . Это позволило ему достаточно объективно осветить различные вопросы войны 1812 г., прежде всего стратегию и тактику Наполеона.

Энгельс называл Жомини "лучшим историком" наполеоновских походов18 . Маркс и Энгельс были высокого мнения и о военно-теоретическом сочинении К. Клаузевица "О войне"19 , увидевшем свет в 1832 г., уже после смерти автора. Первым с ним ознакомился Энгельс и поделился своими впечатлениями с Марксом. "Манера философствовать странная, - писал он 7 января 1858 г., - но по существу очень хорошо"20 . Маркс ответил, что бегло просмотрел труд Клаузевица при подготовке статьи "Блюхер" и обнаружил у него "известный здравый смысл, граничащий с остроумием"21 . В статье "Армии Европы" Энгельс подчеркивал: "Клаузевиц является таким же признанным во всем мире авторитетом в своей области, как и Жомини"22 . При характеристике деятелей и событий эпохи наполеоновских войн основоположники научного коммунизма неоднократно обращались к этому труду.

В статье "Кампания"23 Энгельс, опираясь на работу Клаузевица, сделал важный вывод о том, что русские войска преследовали остатки наполеоновской армии непрерывно, не только в конце 1812 г., но и в начале 1813 г., а следовательно, между Отечественной войной и заграничными походами не было оперативной паузы вопреки мнению дворянских историков24 . "Клаузевиц справедливо замечает, - писал Энгельс, - что кампания 1812 г., очевидно, закончилась не 31 декабря этого года, когда французы были еще на Немане и когда их отступление было в самом разгаре, а лишь с переправой их через Эльбу в феврале 1813 г."25 .

Особое значение придавалось основоположниками марксизма работе Ж. Б. А. Шарраса26 . В предисловии ко второму изданию "Восемнадцатого брюмера Луи Бонапарта" (1869 г.) Маркс писал: "Полковник Шаррас открыл атаку на культ Наполеона в своем сочинении о походе 1815 года. С тех пор, и особенно в последние годы, французская литература с помощью оружия исторического исследования, критики, сатиры и юмора навсегда покончила с наполеоновской легендой"27 .


16 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 13, с. 343.

17 ЦГВИА СССР, ф. 37, оп. 131, д. 12. Копии документов высылались ему в Париж в 1817 - 1818 годах.

18 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 28, с. 487.

19 Клаузевиц К. О войне. Тт. 1 - 2. М. 1937.

20 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 29, с. 207.

21 Там же, с. 210. Маркс и Энгельс использовали также работу Клаузевица о войне 1812 г. (см. Clausewitz K. Der Feldzug von 1812 in Russland, der Feldzug von 1813 bis zum Waffenstillstand und der Feldzug von 1814 in Frankreich. Brl. 1835).

22 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 11, а 469.

23 См. там же. Т. 14, с. 241 - 242.

24 См., напр., Михайловский-Данилевский А. И. Описание войны 1813 г. по высочайшему повелению. Ч. 4. СПб. 1840.

25 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 14, с. 241.

26 Charras J. B. A. Histoire de la campagne de 1815. Waterloo. Bruxelles. 1857

27 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 16, с, 375.

стр. 5


Что же касается ведущей концепции современной Марксу и Энгельсу русской историографии Отечественной войны 1812 г., то наиболее законченное выражение она, охранительная по направленности, получила в трудах военных историков А. И. Михайловского-Данилевского и М. И. Богдановича28 . Михайловский- Данилевский - официальный историограф войны, проделавший большую работу по сбору архивного материала и учету литературы о войне, изложил преимущественно ее фактическую сторону. Абстрагируясь от вопросов стратегии и тактики, он видел основную задачу в прославлении Александра I, который, по словам историка, был единственным "верховным двигателем". Редактирование рукописи Михайловского- Данилевского Николаем I и военным министром А. И. Чернышевым придало ей еще больший верноподданнический характер. В результате - принижены роль М. И. Кутузова, значение массового (особенно партизанского) движения, народный характер войны. Решающей силой в войне у Михайловского-Данилевского выступает российское дворянство.

Многие выводы Михайловского-Данилевского повторил М. И. Богданович. Основанное в значительной степени на иностранных исследованиях, сочинение Богдановича также исходило из утверждения о решающей роли в войне Александра I, в то время как Кутузов выступает в ней лишь в качестве усердного исполнителя монаршей воли, человека, не способного на решительные поступки. Особенно рьяно Богданович поддерживает пресловутую "теорию" стихийных факторов (голод, холода, усталость), которые якобы явились главными причинами поражения армии захватчиков. Наличие у Богдановича отдельных попыток критического подхода к использованным им материалам не привело его, однако, к пониманию роли русской армии как решающего фактора в исходе войны и не устранило немалые искажения в оценке ее событий, привлекшие внимание ряда его современников (И. П. Липранди, Л. Н. Толстой и др.).

Первое известное нам упоминание основоположников марксизма о войне 1812 г. содержится в письме Маркса немецкому публицисту А. Руге (1843 г.). В нем Маркс вскользь коснулся катастрофы французской армии на Березине и подразделил правление Наполеона на два этапа, считая рубежом между ними 1804 г., когда тот принял титул императора французов. На первом этапе Бонапарт был способен, по словам Маркса, "на большие дела", а после "династического безумия" он стал "деспотом"29 . На этот, второй, этап и приходятся его завоевательные войны, в том числе и поход в Россию.

В письме 1862 г. Марксу Энгельс затронул две важнейшие проблемы "грозы 12-го года" - стратегию русского командования в первый период войны и роль народных масс. Энгельс явно одобряет русское командование, которое уклонялось от генерального сражения, которого так жаждал французский полководец. Только под давлением обстоятельств, подчеркивал Энгельс, "русские должны были драться под Смоленском и у Бородино"30 . Последний раз он обратился к истории Отечественной войны 1812 г. в статье "Внешняя политика русского царизма", написанной в 1890 году. В ней Энгельс осветил ряд принципиально важных проблем: дал материалистическое объяснение причин войны, показал, почему московское стратегическое направление стало для Наполеона главным, раскрыл международное значение разгрома его армии на полях России. По мнению Энгельса, там был положен конец захватнической политике Наполеона, гибель его армии послужила "сиг-


28 Михайловский-Данилевский А. И. Описание Отечественной войны в 1812 году. Чч. 1 - 4. СПб. 1839; Богданович М. И. История Отечественной войны 1812 года. Тт. 1 - 3. СПб. 1859 - 1869.

29 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 1, с. 374

30 Там же. Т. 30, с. 196.

стр. 6


налом к всеобщему восстанию" народов Европы против французского владычества, Россия возглавила антинаполеоновскую коалицию и добилась полной победы31 .

Маркс и Энгельс считали Наполеона великим, но далеко не во всем прогрессивным деятелем и неизменно подчеркивали, что он задушил революцию, был деспотом своей страны, завоевателем по отношению к соседним народам, указывали на связь между его войнами и внутренней политикой. Основоположники марксизма отмечали жестокость французского императора. По словам Маркса, "Наполеон гнусно вел себя по отношению ко всем, у кого подозревал "собственные цели"32 .

Маркс и Энгельс создали портреты военных деятелей наполеоновской Франции. Большинство статей о ее маршалах написано Марксом. Характерной фигурой в окружении Наполеона был Ж. Б. Ж. Бернадот - честолюбец, жаждущий чинов, титулов и "вакантных" тронов. Сделав его правителем Швеции, Наполеон отводил ему важную роль в войне с Россией: с 40-тысячной армией он должен был наступать на Петербург. Но Бернадот, по словам Маркса, "предпочел роль Лепида в триумвирате, который образовали вместе с ним Англия и Россия"33 . Невысоко оценивал Маркс и маршала Л. Бертье, характеризуя его как упорного, энергичного и чрезвычайно работоспособного человека (он мог работать без сна по восемь суток), но бездарного полководца, слепого исполнителя воли и замыслов Наполеона. "Во время русской кампании, - констатировал Маркс, - он потерпел провал и в должности начальника генерального штаба. После сожжения Москвы он даже оказался неспособным правильно истолковывать приказы своего начальника". До отречения Наполеона, отмечал Маркс, "Бертье под ложными предлогами улизнул от своего покровителя"34

Другим наполеоновским маршалам основоположники марксизма также дали краткие, но точные характеристики. И. -Н. Мюрата Маркс назвал одним "из импровизированных Наполеоном королей"35 . Полна едкого сарказма характеристика, данная Энгельсом Ж. Б. Бесьеру: "О Бесьере я не могу сказать ничего другого, кроме того, что он большей частью командовал гвардией, особенно кавалерией, - пост, при котором ум совершенно излишен. Храбрым он был, вот и все"36 . С катастрофы 1812 г. начался, по мнению основоположников марксизма, закат полководческого искусства и самого Наполеона: "Только в дни своего заката, когда после 1812 г. он потерял веру в себя, сила воли превратилась у него в слепое упрямство"37 .

Большое внимание Маркс и Энгельс уделяли военному искусству Наполеона. По их мнению, рождение нового, буржуазного способа производства породило новые формы борьбы, которые наиболее полно были сформулированы и применены на практике Наполеоном. "Когда революционные войны, - отмечал Энгельс, - выдвинули, в лице Наполеона человека, который превратил этот новый способ ведения войны в регулярную систему, сочетая ее с тем, что оставалось еще полезным в старой системе,.. - тогда французы стали почти непобедимыми"38 . Маркса и Энгельса чрезвычайно интересовала стратегия Наполеона во время Отечественной войны. В 1853 г. Энгельс писал И. Вейдемейеру: "Для ближайшего будущего, то есть для нас, русская кампания 1812 г. является самой важной, она единственная, где остаются еще не решен-


31 Там же. Т. 22, с. 30.

32 Там же. Т. 29, с. 139.

33 Там же. Т. 14, с. 168. Лепид Марк - один из сподвижников Цезаря, член второго триумвирата (в 43 г. до н. э.) вместе с Антонием и Октавианом.

34 Там же. с. 97 - 98.

35 Там же. Т. 12, с. (650).

36 Там же. Т. 29, с. 144.

37 Там же. Т. 11, с. 137.

38 Там же. Т. 14, с. 38.

стр. 7


ными крупные стратегические вопросы". Первоочередным Энгельс считал "вопрос о том, состоял ли оперативный план Наполеона в 1812 г. с самого начала в том, чтобы сразу идти на Москву, или в первую кампанию продвинуться только до Днепра и Двины"39 .

Ответ на этот вопрос основоположники марксизма дали в статье "Развитие военных действий", (декабрь 1854 г.). "Стратегический план нападения на Россию с запада был вполне ясно определен Наполеоном, - писали они, - и если бы он не был вынужден обстоятельствами нестратегического характера отклониться от этого плана, господству России и ее целостности угрожала бы серьезная опасность в 1812 году. План этот состоял в том, чтобы идти на Двину и Днепр, оборудовать здесь оборонительный рубеж, предусмотрев сооружение укреплений, складов и коммуникаций, захватить русские крепости на Двине, а поход на Москву отложить до весны 1813 года. Уже в конце сезона он был вынужден оставить этот план из политических соображений, вследствие недовольства офицеров, протестовавших против зимних квартир в Литве, и из-за слепой веры в свою непобедимость"40 .

Позже Маркс и Энгельс неоднократно возвращались к анализу стратегического плана Наполеона и внесли в его освещение важные уточнения и дополнения. В статье "Бернадот" Маркс, кроме московского стратегического направления, выделил еще два - петербургское и южное. Сообщив, что Наполеон поручил Бернадоту идти на северную столицу России, Маркс заключал: "Бернадот мог бы решить исход кампании и занять С. -Петербург раньше, чем Наполеон достиг бы Москвы". О южном направлении говорится вскользь: "Побудив султана ратифицировать Бухарестский мир, он (Бернадот. - Авт.) этим дал возможность русскому адмиралу Чичагову увести свои войска с берегов Дуная и действовать на фланге французской армии"41 .

Следовательно, к нестратегическим обстоятельствам, заставившим Наполеона отказаться от своего первоначального плана, основоположники марксизма относили и успехи русской дипломатии, которая лишила Наполеона таких важных союзников, как Швеция и Турция. Мало того, Маркс подчеркивал, что "втайне и за спиной у сейма" Бернадот "заключил с Александром договор о наступательном союзе против Франции". Из союзника Швеция превратилась во врага Наполеона. "Россия, - писал Маркс, - без малейших жертв, обеспечила себе неоценимый в тот момент союз с Швецией"42 . Маркс указывал также, что к русско- шведскому союзу вскоре присоединилась и Англия. К внешнеполитическим акциям правительства России в 1812 г. Маркс обратился и в статье "Революционная Испания". Осветив ход испанской революции и обстановку, в которой была провозглашена конституция 1812 г., он отметил позитивную роль России: "Что касается русской интриги, то Россия, этого нельзя отрицать, приложила руку к делам испанской революции: из всех европейских держав Россия первая признала конституцию 1812 г. договором, заключенным 20 июля 1812 г. в Великих Луках"43 . Как отмечалось выше, основоположники марксизма указывали, что в период "династического безумия" Наполеон вел захватнические войны, перекраивал карту Европы. В статье "Продвижение России в Средней Азии" (1858 г.) Энгельс впервые обратил внимание на то, что, развязывая войну с Россией, французский полководец мечтал о завоевании "жемчужины британской короны" - Индии: "В 1812 г. Наполеон отме-


39 Там же. Т. 28, с. 487.

40 Там же. Т. 10, с. 575 - 576; см. также: Бескровный Л. Г. Отечественная война 1812 года, с. 159; Жилин П. А. Гибель наполеоновской армии в России. М. 1974, с. 122.

41 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 14, с. 168.

42 Там же, с. 167, 168.

43 Там же. Т. 10, с. 478.

стр. 8


тил на своей карте Москву как операционную базу для похода на Индию"44 .

Маркс и Энгельс впервые обратили внимание и на то, что экономические затруднения "заставили Наполеона отложить русский поход почти на два месяца и таким образом перенести его на слишком позднее время года"45 .

Основоположники марксизма подчеркивали, что Наполеон удачно выбрал район сосредоточения своих войск для нападения на Россию, для этого он собирался использовать огромную армию (первый эшелон 450 тыс. человек). Но, по словам Энгельса, хорошо зная "военное значение территории, охваченной Вислой и ее притоками", французский полководец допустил грубый просчет: "не уделял внимания ее укреплению и дорого поплатился за это при отступлении 1812 года"46 . Следовательно, Наполеон рассматривал польскую территорию только как плацдарм для вторжения в Россию.

Маркс и Энгельс также отметили, что армия Наполеона проявляла неустойчивость в случае поражения. "Несколько сильных ударов, - подчеркивал Энгельс в статье "Вальдерзее о французской армии", - и с дисциплиной совершенно покончено; вот почему, по сравнению со всеми другими армиями, отступления, совершавшиеся французской армией, были наиболее гибельными"47 . Военно-морской флот Франции, по определению Энгельса, стоял при Наполеоне "на своем самом низком уровне... и, вероятно, не без его вины"48 . Это обстоятельство привело к тому, что "Наполеон отказался от мысли напасть на Россию с моря" 49 .

Борьбу народов России против наполеоновской армии основоположники марксизма называли "священной войной"50 . Эпитет "священная" применен ими и к Москве. Сожжение старой русской столицы они считали актом высочайшего патриотизма русского народа, одной из форм его сопротивления французским захватчикам. Маркс и Энгельс сравнивали Москву с Сарагосой51 , которая прославилась героической обороной в период национально-освободительной борьбы испанского народа против наполеоновских войск, дважды (в 1808 и 1809 гг.) осаждавших этот город. В труде "Гражданская война во Франции" (1871 г.) Маркс провел даже параллель между Москвой 1812 г. и Парижем коммунаров 1871 года. "Коммуна, - писал он, - пользовалась огнем как средством обороны в самом строгом смысле слова; она воспользовалась им, чтобы не допустить версальские войска в те длинные, прямые улицы, которые Осман специально приспособил для артиллерийского огня; она воспользовалась им, чтобы прикрыть свое отступление". Оправдывая действия коммунаров, Маркс подчеркнул: "К тому же Коммуна открыто объявила заранее, что если ее доведут до крайности, то она похоронит себя под развалинами Парижа и сделает из Парижа вторую Москву"52 . Эти и другие факты дают основание заключить, что основоположники марксизма считали Отечественную войну 1812 г. справедливой, освободительной войной.

С большой симпатией они писали о сопротивлении армии и населения России французским захватчикам. Маркс и Энгельс неоднократно отмечали, что отступающая русская армия уничтожала все ресурсы53 ,


44 Там же. Т. 12, с. 615.

45 Там же. Т. 2, с. 138.

46 Там же. Т. 10, с. 535.

47 Там же. Т. 15, с. 300 - 301.

48 Там же. Т. 29, с. 66.

49 Там же. Т. 10, с. 262.

50 Там же. Т. 14, с. 93.

51 Там же. Т. 15, с. 511.

52 Там же. Т. 17, с. 362 - 363.

53 Там же. Т. 10, с. 577.

стр. 9


что "в 1812 г. в России население совершенно исчезло с пути французских войск"54 , что, рассчитывая на быстротечную кампанию, Наполеон не позаботился о снабжении своих войск продовольствием и теплыми вещами, что было следствием "плохой организации французского интендантства", "а его команды фуражиров... боялись далеко проникать в глубь громадных хвойных лесов, отделяющих одно селение от другого"55 .

В работе "Внешняя политика русского царизма" Энгельс отметил, что в 1812 г. Наполеон спешил разгромить Россию, и поэтому пошел на Москву: "Находясь уже на такой головокружительной высоте и при том непрочном фундаменте, на который он опирался, Наполеон уже не мог решиться на затяжные кампании. Ему необходимы были быстрые успехи, блистательные победы, завоеванные штурмом мирные договора"56 .

Под "непрочным фундаментом" Энгельс имел в виду шаткое положение французского императора в Европе: народ Испании вел героическую партизанскую борьбу, неспокойно было и во Франции, где поднимала голову оппозиция57 . В этих условиях только поражение России могло упрочить позиции Наполеона, и он упорно преследовал русскую армию, чтобы в генеральном сражении разгромить ее и принудить Россию к заключению выгодного ему мира.

О русских стратегических планах первого этапа Отечественной войны 1812 г. Маркс и Энгельс писали в статье "Барклай-де-Толли". 10 сентября 1857 г. Энгельс сообщил Марксу: "При сем - "Беннигсен" и "Барклай". На наполеоновских генералах я останавливаюсь несколько подробнее, - они последуют завтра или послезавтра. "Армия" будет скоро готова"58 . Несколько дней над статьей "Барклай-де-Толли" трудился Маркс, а 15 сентября, согласно его "Записной книжке" за 1857 г., он отправил в Нью-Йорк эту статью и свою статью "Бертье"59 . Следовательно, основоположники марксизма работали тогда одновременно над серией статей о русских и французских военачальниках.

В небольшую по объему работу о Барклае Маркс и Энгельс вложили глубокое содержание. Здесь и описание полной драматизма военной биографии М. Б. Барклая-де-Толли, и изложение стратегического плана русского командования, и определение характера войны 1812 года. Эта статья, хотя и используется в советской историографии, специальному анализу еще не подвергалась60 . В примечаниях к ней, помещенных в 14-м томе 2-го издания Сочинений Маркса и Энгельса, из событий 1812 г. прокомментированы лишь план Фуля, Смоленское сражение и позиция у Царева-Займища. К сожалению, составители обратили внимание далеко не на все важные положения статьи и неверно прокомментировали план Фуля. Ими не отмечено, что наряду с планом Фуля существовал и план Барклая-де-Толли. В примечаниях утверждается, что "согласно плану Фуля, в случае вторжения Наполеона русские вооруженные силы должны были разделиться на три армии"61 . В действительности план Фуля, утвержденный Александром I в июне 1811 г., предусматривал действия только двух армий - 1-й Западной, которая


54 Там же. Т. 30, с. 196.

55 Там же. Т. 10, с. 576, 577.

56 Там же. Т. 22, с. 30.

57 Додолев М. А. Россия и война испанского народа за независимость (1808 - 1814 гг.). - Вопросы истории, 1972, N 11; Туган - Барановский Д. М. Наполеон и республиканцы. Саратов. 1980, с. 130 - 149.

58 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 29, с. 136. Первый вариант совместных статей Маркса и Энгельса "Барклай-де-Толли" и "Беннигсен" был написан Энгельсом (см. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 44).

59 Там же. Т. 29, с. 570, прим. 197.

60 См., напр., Бескровный Л. Г. Ук. соч., с. 42 - 43.

61 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 14, с. 728, прим. 73.

стр. 10


должна была отойти в Дрисский лагерь и оборонять его, и 2-й Западной армии, задачей которой было нанесение удара во фланг и тыл наступавшей армии Наполеона62 . Что же касается 3-й русской армии, то она была создана в мае 1812 г., после того, как правительству России стало известно о франко-австрийском союзном договоре, заключенном 2 (14) марта 1812 года.

В этом же примечании говорится, что решения об отказе от плана Фуля были приняты "после фактического устранения Александра I, поддерживавшего план Фуля, от руководства военными действиями". Во-первых, это произошло в присутствии императора: военный совет, на котором обсуждался дальнейший стратегический план кампании, состоялся в Дриссе вечером 29 июня (11 июля), а Александр I оставил армию 6 (18) июля, когда она находилась в Полоцке63 . Во-вторых,никто не мог отстранить царя от фактического управления войсками: Россия являлась абсолютной монархией. Даже после назначения Кутузова главнокомандующим "над всеми действующими армиями" царь вмешивался в руководство войсками, отдавал приказы командующим армиями и корпусами через голову главнокомандующего и без его согласия, а адмиралу П. В. Чичагову в именном рескрипте предоставил право быть независимым "от всякой иной власти, кроме монаршей"64 . Этим и объясняется неподчинение Чичагова Кутузову. И в конечном счете именно по вине Александра I был сорван план Кутузова окружить и разгромить основную группировку Наполеона восточнее Днепра силами Главной и Дунайской армий65 .

При цитировании статьи "Барклай-де-Толли" историки неоправданно опускают части текста, имеющие принципиально важное значение, и тем самым обедняют мысли Маркса и Энгельса. Все это и делает необходимым историографический и источниковедческий анализ статьи. Начнем с разбора той ее части, в которой основоположники марксизма оценивают русский план начала кампании. Сообщив, что в 1812 г. Барклай-де-Толли принял командование 1-й Западной армией, они подчеркивают, что общее число русских войск, расположенных между берегами Балтики и р. Прут, не превышало 200 тыс. человек. "Поэтому, - пишут они, - отступление русской армии, - первоначальный план которого Наполеон в своих мемуарах, написанных им на острове Св. Елены, ошибочно приписывал Барклаю- де-Толли, тогда как он был разработан задолго до разрыва между Россией и Францией прусским генералом Фулем, а после объявления войны на его осуществлении снова настаивал перед Александром Бернадот, - стало теперь делом не свободного выбора, а суровой необходимости"66 .

Очевидно, Маркс и Энгельс не доверяли мемуарам Наполеона (хотя в данном случае он был прав) и считали Фуля (как и многие мемуаристы XIX в.) автором русского плана отступления. В действительности же план отступления, как и в целом план подготовки к войне, был разработан Барклаем-де-Толли67 . Следовательно, прав был Наполеон, который мог получить сведения об этом до или в ходе войны только


62 Подробнее см.: Омельянович. План Пфуля. Этюд из истории Отечественной войны. - Военный сборник, 1898, N 2; Пугачев В. В. К вопросу о первоначальном плане войны 1812 года. В кн.: 1812 год. К 150-летию Отечественной войны. Сб. ст. М. 1962.

63 См. Кочетков А. Н. М. Б. Барклай-де-Толли. М. 1970, с. 22 - 24.

64 Ленинградское отделение архива АН СССР, ф. 489, оп. 1, д. 33, л. 13.

65 См. М. И. Кутузов. Сб. док. Т. 4, ч. I. М. 1954, с. 194, 224, 232 - 234, 244 - 245 265 - 289 и др.

66 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 14, с. 92 - 93. Из этой фразы чаще всего цитируются историками слова: "Отступление русской армии... стало теперь делом не свободного выбора, а суровой необходимости".

67 См. Пугачев В. В. Ук. соч.; ср. Жилин П. А. Некоторые вопросы изучения истории Отечественной войны 1812 г. - Вопросы истории, 1962, N 6.

стр. 11


агентурным путем: в изданных при его жизни сочинениях безраздельно господствовало мнение, что первоначальный план Отечественной войны 1812 г. разработал Фуль. В частности, об этом подробно писал Клаузевиц68 , труды которого, как выше показано, были хорошо известны Марксу и Энгельсу. Видимо, то единодушие, с каким все авторы приписывали создание плана Фулю, и ввело их в заблуждение.

Важно, что основоположники марксизма считали план отхода русских войск единственно правильным. "Великой заслугой Барклая-де-Толли, - подчеркивали они, - является то, что он не уступил невежественным требованиям дать сражение, исходившим как от рядового состава русской армии, так и из главной квартиры; он осуществил отступление с замечательным искусством, непрерывно вводя в дело некоторую часть своих войск, с целью дать князю Багратиону возможность соединиться с ним и облегчить адмиралу Чичагову нападение на тылы противника"69 .

Здесь обращает на себя внимание не только высокая оценка полководческого искусства Барклая, которое способствовало срыву стратегического плана Наполеона, но и осведомленность Маркса и Энгельса о некоторых стратегических замыслах, которые держались в России в глубокой тайне. Что означает фраза "облегчить адмиралу Чичагову нападение на тылы противника"? Вряд ли речь идет о действиях войск Чичагова против правого фланга наполеоновской армии, о чем писал Маркс в статье "Бернадот". Можно предположить, что в данном случае имелась в виду планируемая, но не осуществленная царским правительством адриатическая экспедиция70 . В этом случае Дунайская армия действительно напала бы на глубокие тылы Наполеона.

Маркс и Энгельс считали Барклая-де-Толли одним из лучших генералов русской армии, незаслуженно отодвинутым в тень историками войны 1812 г. и заграничных походов русской армии в 1813 - 1815 годах. "Последние годы его (Барклая-де- Толли. - Авт. ) жизни были омрачены клеветой. Он был бесспорно лучший генерал Александра, непритязательный, настойчивый, решительный и полный здравого смысла"71 . До Маркса и Энгельса о Барклае-де-Толли так писал только А. С. Пушкин72 . С похвалой отзывались основоположники марксизма и о некоторых других русских генералах. Энгельс считал, например, А. Ф. Ланжерона "выдающимся генералом"73 .

Маркс и Энгельс были осведомлены об обстановке в ставке Александра I. Энгельс с сарказмом писал, что царь "при вторжении Наполеона в Россию... окружил себя пестрой кликой старых, ограниченных всезнаек-усачей"74 . Основоположники марксизма отмечали трусость и растерянность Александра I, его неспособность командовать войсками, упорное нежелание назначить на пост главнокомандующего русского генерала. В статье "Бернадот" Маркс приводит характерный эпизод: "Александр, напуганный первыми успехами Наполеона, пригласил


68 См. Клаузевиц К. 1812 год. М. 1937, с. 33 - 50.

69 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 14, с. 93.

70 В соответствии с проектом адриатической экспедиции русская Дунайская армия должна была быть направлена через горы Сербии и Герцеговины в иллирийские области для осуществления диверсии в тыл Франции из района Адриатики в сторону Тироля, а затем Швейцарии. "По всей вероятности, - пишет Н. И. Казаков, - идея адриатической экспедиции зародилась в феврале 1812 г. в ходе обсуждения Александром I и II. В. Чичаговым различных вариантов стратегического плана борьбы с ожидаемым наполеоновским нашествием" (см. Казаков Н. И. Проект привлечения народов Балканского полуострова к борьбе против наполеоновской агрессии в 1812 г. В кн.: 1812 год. К 150-летию Отечественной войны, с. 49).

71 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 14, с. 94.

72 См. Кока Г. Пушкин о полководцах двенадцатого года. - Прометей, 1969, N 7.

73 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 29, с. 148.

74 Там же. Т. 13, с. 413.

стр. 12


Карла-Иоанна75 на свидание и в тоже время предложил ему пост главнокомандующего русскими армиями"76 .

Перу Маркса и Энгельса принадлежит статья "Беннигсен", которая больше похожа на памфлет. Один из фаворитов Александра I предстает перед читателями бездарным военачальником, беспринципным карьеристом, интриганом и жестоким человеком. Об участии Л. Л. Беннигсена в Отечественной войне основоположники марксизма писали предельно кратко: "В течение кампании 1812 г. его деятельность протекала по преимуществу в главной квартире императора Александра, где он интриговал против Барклая-де-Толли с целью занять его место"77 .

В работах Маркса и Энгельса нашло широкое отражение крупнейшее военное событие начала XIX в. - Бородинская битва. Оценки и характеристики отдельных сторон сражения содержатся в восьми их работах, а также в двух письмах Энгельса Марксу (от 28 января 1858 г. и 23 мая 1862 г.). Сама битва описана Энгельсом в статье "Бородино". Из семи остальных работ его перу принадлежат шесть, одна - "Барклай-де-Толли" - написана Марксом и Энгельсом совместно. Следовательно, основным автором работ, в которых освещается Бородинская битва, является Энгельс.

Интересно проследить, как Энгельс освещал сражение в разное время. Впервые он упомянул о нем в статье "Кампания в Крыму" (1854 г.)78 . Сославшись на английского генерала Каткарта, который в 1812 г. находился при Главном штабе русской армии, Энгельс подчеркнул, что "русская пехота" показала себя "не способной к панике". В статье "Армии Европы" (1855 г.) Энгельс упоминает Бородинскую битву в связи с характеристикой наполеоновской гвардии: "Оберегая эти лучшие свои войска, Наполеон тем самым иногда делал ошибки; так, при Бородине он в решающий момент не двинул вперед гвардию и тем самым упустил случай помешать русским войскам отступить в полном порядке79 .

Мнение Энгельса в данном случае спорно. Во-первых, против ввода гвардии в сражение был не только Наполеон, но и его маршалы, в том числе командовавшей ею Бесьер. Участник битвы французский генерал Пеле вспоминает: "Все полагали, что армия была измучена усталостью и оставалась одна гвардия... Бесьер прибавил, что должно сохранить гвардию, последний резерв армии, отвечающий за императора перед Францией"80 . Во-вторых, у Кутузова оставалось достаточное число резервных войск, чтобы отбить атаку французской гвардии. Следовательно, решение Наполеона не вводить ее в бой было правильным. Важна, однако, заключительная часть фразы Энгельса - об отходе русских войск в полном порядке. Эта оценка полностью соответствует действительности.

В статье "Барклай-де-Толли" затронуты два вопроса Бородинской битвы - выбор позиции и поведение Барклая в сражении. В оценке этих и некоторых других аспектов Бородина уже чувствуется влияние "Записок из жизни... графа К. Ф. Толя", генерал-квартирмейстера русского штаба Е: ОДНОГО ИЗ ближайших помощников М. И. Кутузова. Эти "Записки", в значительной степени сфальсифицированные, были изданы в 4-х томах (война 1812 г. - в первых двух) немецким историком Т. Бернгарди, который в 30-х годах XIX в. жил в России и пользовался коллекцией документов А. А. Щербинина, адъютанта Толя


75 Бернадот был избран в 1810 г. шведским наследным принцем под именем Карла Юхана (Карла Иоанна).

76 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 14, с. 168.

77 Там же, с. 115 - 116.

78 Там же. Т. 10, с. 544.

79 Там же. Т. 11, с. 439.

80 ЧОИДР, 1872, кн. 1, с. 87.

стр. 13


в кампаниях 1812 - 1814 годов81 . Советские историки доказали, что "Записки" Толя - умелая фальсификация Бернгарди82 .

В 1824 г. Толь, знавший о попытках иностранных и русских историков, в частности Д. П. Бутурлина, принизить роль Кутузова, направил письмо Бутурлину, в котором подчеркнул: "Сограждане и сослуживцы по всей справедливости называли Кутузова спасителем Отечества, и вот завистники его славы думают прикрыться моим именем, дабы ослабить сие сияние. Могу ли, должен ли я это стерпеть?"83 . Характерно, что родственники и потомки Толя, издавая его архив, не включили подделку Бернгарди в это издание84 . Поэтому не приходится удивляться, что в писаниях Бернгарди Кутузов все время противопоставляется Барклаю, причем выбранная Кутузовым позиция для сражения называется "невыгодной".

Как нам представляется, тот факт, что Маркс и Энгельс уделили полководческой деятельности Кутузова минимальное внимание, объясняется ограниченностью доступных им в то время источников, не позволявшей в полной мере критически оценить работу Бернгарди. По мнению Маркса и Энгельса, "Барклай, командовавший правым крылом, был единственным из генералов, который удержал свою позицию и не отступал до 27-го, прикрыв таким образом отступление русской армии, которая, если бы не он, была бы полностью уничтожена"85 . Конечно, Барклай сыграл выдающуюся роль в Бородинском сражении, но в данной фразе его заслуги явно преувеличены. Кроме того, она расходится с предыдущей оценкой Энгельсом отступления русских войск: в его статье "Армии Европы" говорилось, что они отошли в полном порядке, и только гвардия Наполеона могла помешать этому.

На последующих работах Энгельса влияние записок Бернгарди сказалось еще сильнее. В статье "Сражение" (1857 г.) он верно назвал битву при Бородине самым кровопролитным сражением из "всех кампаний Наполеона", но завысил потери русской армии. По словам Энгельса, "русские потеряли не многим меньше половины своих войск убитыми и ранеными"86 . В статье "Осада и штурм Лакнау" (1858 г.) Энгельс, справедливо отнеся Бородинскую битву к "решительным сражениям", снова завысил потери русских войск. По его мнению, русская армия "потеряла половину", а французская - "одну треть своих бойцов"87 .

В работе "Артиллерия" (1857 г.) Энгельс дважды касался Бородинской битвы. В первом случае, когда писал о формировании громадных батарей для обстрела главных объектов атаки, он привел следующий пример: "При Бородино батарея в 80 орудий подготовила атаку Нея на Семеновскую"88 , во втором - сравнил наполеоновскую артиллерию с русской, и это сравнение было не в пользу русской89 .


81 Тартаковский А. Г. 1812 год и русская мемуаристика. М. 1980, с. 79, 91 - 92.

82 См., напр.: Иванов К. И. К вопросу об искажении войны 1812 г. в западноевропейской литературе (о мемуарах К. Ф. Толя). - Труды Высшего военно- педагогического института им. М. И. Калинина, М., 1948, т. 3; Бескровный Л. Г. Очерки по источниковедению военной истории России. М. 1957, с. 332 - 333; Тартаковский А. Г. Труд К. Толя об Отечественной войне 1812 г. В кн.: Исторические записки. Т. 85.

83 Русский архив, 1873, N 1, с. 414 - 415.

84 Генерал-квартирмейстер К. Ф. Толь. СПб. 1912; см. также: Толь К. Ф. Описание битвы при селе Бородине, 24 и 26 августа 1812 г. (1839 г.). В кн.: М. И. Кутузов. Сб. док. Т. 4, ч. I, с. 445 - 458.

85 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 14, с. 93.

86 Там же, с. 123.

87 Там же. Т. 12, с. 372.

88 Там же, с. 208, 220.

89 Там же, с. 220.

стр. 14


Таким образом, до статья "Бородино" Энгельс шесть раз обращался к истории этого сражения, но затрагивал лишь отдельные его аспекты. В ходе работы над статьей "Бородино" (1858 г.) Энгельс, помимо разнообразных справочников, записок Бернгарди и мемуаров Каткарта, изучил специальную литературу. Энгельс был недоволен освещением в ней хода сражения. 28 января 1858 г. он сообщил Марксу: "Бородино", к сожалению, не удалось сделать короче, так как до сих пор битва описывалась совершенно неверно"90 . Из письма видно, что Энгельс критически относился к использованным им работам, но освещение Бородинской битвы в специальной литературе того времени было таково, что и ему не удалось избежать отдельных неточностей.

"Бородино - село в России, на левом берегу речки Колочи, в двух милях выше ее слияния с рекой Москвой. По имени этого села русские называют большое сражение, происшедшее в 1812 г. и решившее вопрос об овладении Москвой; французы называют его МОСКОВСКИМ ИЛИ Можайским сражением"91 , - так начинается статья Энгельса. Обращает на себя здесь внимание определение значения битвы - она решила судьбу Москвы. В статье подробно описана позиция русской армии, рассказано о создании Курганной батареи Раевского и трех флешей, носивших имя Багратиона, обращено внимание на то, что русская позиция прикрывала обе дороги, ведущие на Москву.

"Эта линия, около 9000 ярдов протяженностью, - пишет Энгельс, - удерживалась приблизительно 130.000 русских, причем Бородино, занятое русскими, находилось перед их центром. Русским главнокомандующим был генерал Кутузов; его войска разделялись на две армии, из которых большая, под командованием Барклая-де- Толли, занимала правый фланг и центр, а меньшая, под командованием Багратиона, - левый фланг. Позиция была выбрана очень неудачно; атака против левого фланга, в случае успеха, приводила к полному обходу правого фланга и центра, и если при этом французам удалось бы достигнуть Можайска раньше отступления русского правого фланга, что было вполне осуществимо, то положение русских стало бы совершенно безнадежным. Однако после того как Кутузов уже отказался от превосходной позиции у Царева-Займища, избранной Барклаем, у него не оставалось иного выбора"92 . Численность французской армии Энгельс определял в 125 тыс. человек.

В действительности русская армия на 17 (29) августа насчитывала 89562 солдата, и 20891 унтер- и обер-офицера93 . Генерал М. А. Милорадович привел на пополнение 15591 человека. Кроме того, прибыло около 7 тыс. ратников Смоленского и 20 тыс. ратников Московского ополчений. Из ратников только 10 тыс. человек вошли в строй, а остальные использовались на тыловых работах94 . Таким образом, в день Бородинской битвы под командованием Кутузова находилось 126 тыс. солдат и офицеров. Во время пребывания французской армии в Гжатске 21 - 22 августа (2 - 3 сентября) по приказанию Наполеона была сделана перекличка "всем находящимся под ружьем, но лишь готовым к бою"95 . Подсчет дал цифру около 135 тыс. солдат и офицеров. Нестроевые (около 15 тыс.) в расчет не принимались.

Позиция у Царева-Займища не являлась, как писал Энгельс, "превосходной". На ее серьезные недостатки, кроме Кутузова, указывали многие русские генералы, в частности К. Ф. Толь. Эта позиция была оставлена еще и потому, что Кутузов рассчитывал дать генеральное


90 Там же. Т. 29. с. 217.

91 Там же. Т. 14, с. 258.

92 Там же, с. 256 - 257.

93 М. И. Кутузов. Сб. док. Т. 4, ч. I, с. 98.

94 ТВИО. Т. 2. М. 1912, с. 459 - 460.

95 Беляев В. К истории 1812 г. Письма маршала Бертье. М. 1912, с. 91.

стр. 15


сражение при более благоприятном соотношении сил, для чего требовался выигрыш во времени и присоединение к главным силам русской армии подкреплений. Кутузов забраковал по той же причине позиции у Ивашкова и у Колоцкого монастыря, выбранные уже при нем. Таким образом, отступление от Царева-Займища к Бородину было проведено по объективным причинам, а отнюдь не "в пику Барклаю-де-Толли", как считал Энгельс. Что же касается Бородинской позиции, то она, по словам Кутузова, "одна из наилучших, которую только на плоских местах найти можно. Слабое место сей позиции, которое находится с левого фланга, постараюсь я исправить искусством"96 . И действительно, левый фланг русской армии был усилен укреплениями, о которых писал и Энгельс. Кроме того, определив 25 августа (6 сентября) направление главного удара французской армии, Кутузов в ночь на 26-е перебросил часть войск с правого фланга на левый.

Излагая перипетии сражения, Энгельс правильно определил главную цель Наполеона - прорвать левый фланг русских войск и "проложить затем себе прямой путь на Можайск", а также отметил ложную атаку французов на Бородино. Основные силы Наполеон бросил на левый фланг русской позиции. Впервые в литературе Энгельс обратил внимание на то, что "действительный фронт атаки не превышал 500 ярдов, что давало 26 человек на один ярд"97 , то есть небывалую глубину боевого порядка". Энгельс подчеркивал ожесточенность борьбы: "Нарассвете Понятовский двинулся на Утицу и взял ее, но его противник Тучков снова выбил его оттуда; однако затем, когда Тучкову пришлось отправить одну дивизию на поддержку Багратиона, поляки снова взяли деревню. В 6 часов Даву атаковал непосредственно левый фланг укреплений Багратиона... Спустя полчаса Ней атаковал непосредственно правый фланг этих люнетов. Они были взяты и затем снова отняты, после чего последовала ожесточенная борьба, но без решающего результата", войска Нея и Даву "находились в страшном расстройстве, не решились наступать без подкреплений", "потери обеих сторон были огромны; почти все высшие офицеры были перебиты или ранены, а сам Багратион получил смертельную рану"98 .

Осветив действия Багратиона, Барклая, Багговута, Тучкова, Энгельс лишь вскользь писал о руководстве Кутузова сражением: "Теперь (после ранения Багратиона, - Лег.), наконец, Кутузов принял некоторое участие в сражении, отправив Дохтурова принять командование левым флангом и послав своего начальника штаба Толя для наблюдения на месте за мерами, принятыми для обороны". Дважды упомянув о рейде русской кавалерии под командованием М. И. Платова и Ф. П. Уварова на левом фланге французских войск и справедливо подчеркнув, что этот рейд на два часа (с 12 до 14 часов) задержал атаку французов на Курганную батарею, которую защищал в основном корпус Н. Н. Раевского, Энгельс не связал, однако, рейд с именем Кутузова, по приказанию которого он проводился. "Было около двух часов, - писал Энгельс, - когда Евгений Богарне, удостоверившись в том, что его левому флангу не угрожает уже вражеская кавалерия, снова атаковал редут Раевского"99 .

Энгельс и в статье "Бородино" по-прежнему утверждал, что Наполеон совершил ошибку, не введя в бой гвардию, но теперь он ссылался на мнение, которого якобы придерживался Толь: "Если бы Наполеон ввел в сражение свою гвардию, то, по словам генерала Толя, русская армия была бы наверняка уничтожена. Однако он не рискнул своим последним резервом, ядром и опорой своей армии, и может быть,


96 М. И. Кутузов. Сб. док. Т. 4, ч. I, с. 129.

97 Ярд - английская мера длины - 0,91 м.

98 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 14, с. 257, 258.

99 Там же, с. 260.

стр. 16


поэтому упустил возможность заключения мира в Москве". Как и прежде, Энгельс завышал в этой статье потери русской армии, определяя их в 52 тыс. человек, и писал, что французы "потеряли 30000 человек" и "разбили явно превосходящие силы"100 . В конце статьи подчеркнуто, что "описание сражения, в тех его подробностях, которые расходятся с общераспространенными, основывается главным образом на "Мемуарах генерала Толя"101 .

Позже Энгельс еще дважды обращался к Бородинской битве: в статье "Кавалерия" (1858 г.)102 и в письме Марксу от 23 мая 1862 года. В нем Энгельс подчеркнул, что "русские должны были драться под Смоленском и у Бородино, вопреки воле генералов, правильно оценивавших положение"103 . Тем самым Энгельс еще раз отмечает роль Барклая-де-Толли в срыве стратегического плана Наполеона.

Маркс и Энгельс считали, что, заняв Москву, Наполеон не решил и не мог решить исход войны в свою пользу, ибо страны, подобные России, "не могут быть завоеваны без занятия каждой деревни и каждого местечка, - одним словом, без занятия всей периферии"104 . Основоположники марксизма подчеркивали, что решающую роль в разгроме наполеоновской армии сыграли народные массы России, оказавшие захватчикам ожесточенное сопротивление. Маркс и Энгельс отметили, что формы борьбы были многообразны - от пассивных, когда население уходило с пути французских войск, до активных, когда оно бралось за оружие, поднимало восстания, создавало партизанские отряды, которые наводили страх на врага.

Одной из массовых и важных форм борьбы классики марксизма считали народное ополчение. В статье "Об освобождении крестьян в России" Маркс специально остановился на причинах массового участия крестьян России в ополчении: "В 1812 г., когда крестьян призывали записываться в ополчение (милицию), им, хотя и неофициально, но с молчаливого согласия императора, было обещано освобождение от крепостной зависимости в награду за их патриотизм; с людьми, защитившими святую Русь, нельзя-де дольше обращаться как с рабами"105 . Здесь прежде всего следует выделить мысль Маркса о решающей роли крестьянства России в разгроме наполеоновского нашествия. Крестьянство поднялось на борьбу с иноземными захватчиками, стремясь разорвать и цепи крепостного рабства, которыми оно было сковано. В годину грозной опасности царизм был вынужден апеллировать к народным массам, обещать им свободу от крепостного права, но эти обещания делались полунамеками, неофициально, как писал Маркс.

Из каких источников узнал об этом Маркс? Многочисленные манифесты и указы Александра I периода Отечественной войны 1812 г. не содержат таких обещаний. Нет их и в распоряжениях местных властей о сборе ополчения. Нам известен лишь один документ такого рода - предписание генерал-губернатора Малороссии Я. И. Лобанова-Ростовского о создании Украинского казачьего войска в Киевской и Подольской губерниях. Чтобы привлечь крестьян, он объявил, что "тем снаряжением избавляются они не токмо первого рекрутского набора, но, по минованию в тех полках надобности, все они распустятся в домы свои, но навсегда останутся принадлежащими Украинскому войску"106 . Таким образом, всем вступившим в Украинское казачье войско Лобанов-Ростовский обе-


100 Там же. Специальные изыскания дают основание назвать цифру потерь французской армии - 50 - 60 тыс. и русской - 39 - 44 тыс. Человек.

101 Там же, с. 261.

102 Там же, с. 324.

103 Там же. Т. 30, с. 196.

104 Там же. Т. 15, с. 506.

105 Там же. Т. 12, с. 699.

106 Український народ у Вітчизняній війні 1812 р. Збірник документів. Київ. 1948, с 8.

стр. 17


щал освобождение от рекрутской повинности и возвращение казацких прав, ликвидированных Екатериной II еще в 1783 году. Видимо, Александр I был осведомлен об этом обещании генерал-губернатора Малороссии, и молчаливо согласился с ним.

Маркс и Энгельс неоднократно сравнивали национально-освободительную борьбу народов Испании и России в 1812 г. и находили в них много общего. Как в Испании, так и в России "вмешательство гражданского населения или людей, должным образом не признанных солдатами", сначала расценивалось захватчиками "равносильно разбою". Но очень скоро французы "были вынуждены считать народное сопротивление совершенно правомерным"107 . И в Испании и в России наполеоновские солдаты грабили и разоряли население, жгли города и села. Грабеж был узаконен. "Принцип Наполеона заключался в том, что война сама должна покрывать свои расходы"108 , - писал Маркс. Вот почему и в Испании, и в России "всеобщая война народов против Наполеона была ответной реакцией национального чувства, которое Наполеон попирал ногами у всех народов"109 .

Основоположниками марксизма отмечались и различия между событиями в Испании и России. Испанская армия в силу бездарности и контрреволюционности Центральной хунты потерпела поражение. Русская армия, благодаря умелым действиям полководцев, мужеству и стойкости солдат, опираясь на всеобщую поддержку народа, одержала победу. "Русский солдат является одним из самых храбрых в Европе, - подчеркивал Энгельс, - ... и всегда считалось, что легче русских перестрелять, чем заставить их отступить"110 . Отличие в борьбе народов России и Испании, по мнению Маркса и Энгельса, заключалось и в том, что испанский народ, защищая свою Родину, сражался и за гражданские права и свободы, которые он получил по конституции 1812 года. Русский же народ, отстаивая свое Отечество, надеялся получить освобождение из рук царского правительства. Маркс подчеркивал: "Более счастливые, чем русские, испанцы даже не должны были умирать, чтоб воскреснуть из мертвых"111 .

Основоположники марксизма высоко оценивали историческое значение войны 1812 года. По их мнению, главная заслуга России заключалась в том, что она разгромила цвет наполеновской армии. Впервые такую мысль Энгельс высказал в 1845 г. в работе "Поражение в Германии": "Армия Наполеона была уничтожена в России"112 . В 1849 г. Энгельс вернулся к этой оценке и наполнил ее новым содержанием: "Ведь русские и поныне еще похваляются тем, что они своими бесчисленными войсками решили падение Наполеона, и это, конечно, в значительной степени правильно113 .

Историческую заслугу России Маркс и Энгельс видели также в том, что она показала, как надо бороться с французскими захватчиками, вдохновила народы других стран на героическую борьбу против наполеоновской тирании. "Партизанская война в Испании, восстания русских крестьян на пути отступления французов из Москвы, - писал Энгельс, - дали ему (Гнейзенау114 . - Авт.) новые примеры, и в 1813 г. он смог приступить к применению своей теории на практике"115 . Развернутую


107 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 17, с. 171.

108 Там же. Т. 11, с. 286.

109 Там же. Т. 21, с. 421.

110 Там же. Т. 11, с. 480.

111 Там же. Т. 10, с. 454.

112 Там же. Т. 2, с. 564.

113 Там же. Т. 6, с. 300.

114 А. В. А. Гнейзенау (1760 - 1831 гг.) - прусский генерал и военно- политический деятель, участник наполеоновских войн, реорганизатор прусской армии и инициатор создания народного ополчения (ландвера) для борьбы с французскими захватчиками.

115 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 17, с. 208.

стр. 18


характеристику этого русского примера Энгельс дал в статье "Внешняя политика русского царизма": "Уничтожение огромной наполеоновской армии при отступлении из Москвы послужило сигналом к всеобщему восстанию против французского владычества на Западе"; "в Пруссии поднялся весь народ, принудивший трусливого короля Фридриха-Вильгельма III к войне против Наполеона"116 .

Русская армия сыграла решающую роль в антинаполеоновской коалиции, в крушении наполеоновской империи. "Русская кампания 1812 г. поставила Россию в центре войны... Русские войска составляли основное ядро, вокруг которого лишь позднее сгруппировались пруссаки, австрийцы и остальные. Они оставались основной массой вплоть до вступления в Париж"117. Поражение в России подорвало престиж Наполеона внутри своей страны. Во Франции наступило горькое разочарование в своем кумире.

Подведем итоги. Анализ работ основоположников марксизма показывает, что они заложили подлинно научные основы изучения истории войны 1812 года. Опираясь на широкий круг источников и литературы, они показали решающую роль народных масс России в разгроме нашествия Наполеона, осветили основные этапы войны и некоторые вопросы стратегии и тактики французских и русских войск, создали яркие образы главных деятелей той эпохи, оценили влияние гибели наполеоновской армии в России на судьбы народов Европы.


116 Там же. Т. 22, с. 30.

117 Там же. Т. 7, с. 502.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/К-МАРКС-И-Ф-ЭНГЕЛЬС-ИСТОРИКИ-ВОЙНЫ-1812-ГОДА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Б. С. АБАЛИХИН, В. А. ДУНАЕВСКИЙ, К. МАРКС И Ф. ЭНГЕЛЬС - ИСТОРИКИ ВОЙНЫ 1812 ГОДА // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 28.01.2019. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/К-МАРКС-И-Ф-ЭНГЕЛЬС-ИСТОРИКИ-ВОЙНЫ-1812-ГОДА (date of access: 15.12.2019).

Publication author(s) - Б. С. АБАЛИХИН, В. А. ДУНАЕВСКИЙ:

Б. С. АБАЛИХИН, В. А. ДУНАЕВСКИЙ → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
166 views rating
28.01.2019 (321 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Как выбрать хорошее бюро переводов?
10 days ago · From Беларусь Анлайн
ЛИБЕРАЛИЗМ КАК ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОЙ ЗАПАДНОЙ ИСТОРИОГРАФИИ
Catalog: История 
39 days ago · From Беларусь Анлайн
МЕМУАРЫ НИКИТЫ СЕРГЕЕВИЧА ХРУЩЕВА
Catalog: История 
39 days ago · From Беларусь Анлайн
ТЕХНОЛОГИЯ ВЛАСТИ. ПРОДОЛЖЕНИЕ
40 days ago · From Беларусь Анлайн
МАКС ВЕБЕР И СОЦИАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ
40 days ago · From Беларусь Анлайн
МОИ ЗАМЕТКИ. ПРОДОЛЖЕНИЕ
Catalog: История 
40 days ago · From Беларусь Анлайн
ЦИК СОВЕТОВ НАКАНУНЕ ПЕТРОГРАДСКОГО ВООРУЖЕННОГО ВОССТАНИЯ
Catalog: История 
40 days ago · From Беларусь Анлайн
Р. А. КИРЕЕВА. К. Н. БЕСТУЖЕВ-РЮМИН И ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX В.
Catalog: История 
40 days ago · From Беларусь Анлайн
ТЕХНОЛОГИЯ ВЛАСТИ
40 days ago · From Беларусь Анлайн
ПРОТОКОЛЫ ЦК КАДЕТСКОЙ ПАРТИИ ПЕРИОДА ПЕРВОЙ РОССИЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
40 days ago · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
К. МАРКС И Ф. ЭНГЕЛЬС - ИСТОРИКИ ВОЙНЫ 1812 ГОДА
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2019, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones