BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-749

Share with friends in SM

"Немец четырех эпох" - так назвал Конрада Аденауэра российский историк В. Д. Ежов, посетовав на то, что в нашей стране об Аденауэре написано мало, что "для многих он так и остается в том образе, который создала советская идеологизированная пропаганда: в образе непримиримого врага, боровшегося против Советского Союза"1 . В СССР в годы "холодной войны" Аденауэра изображали ярым антикоммунистом и реакционером, "исполнителем воли промышленных и финансовых магнатов"2 - тогда о политиках судили по тому, какой выбор они сделали по отношению к глобальному противостоянию сверхдержав и подвластных им военно-политических блоков.

Немцам, оказавшимся в центре этого противостояния, в результате окончания "холодной войны" удалось решить историческую задачу - обрести единую государственность - для первого бундесканцлера эта задача оказалась недостижимой. Его преемники, каждый по-своему, внесли вклад в ее решение. Г. Коля, по праву вошедшего в историю "канцлером германского единства", называли политическим внуком Аденауэра3 .

Конрад Аденауэр прожил долгую жизнь. Причем именно в политике, что мало кому удается. В советской историографии не было исследований, посвященных политической деятельности Аденауэра, но зато хватало отрицательных высказываний о нем и его карикатур в советской печати4 . Переведенные на русский язык работы об Аденауэре, написанные немецкими авторами, близкими к коммунистической идеологии, грешили односторонними классовыми оценками5 .

Появившийся в российском обществе интерес к деятельности Аденауэра, особенно в связи с 50-летием установления дипломатических отношений между ФРГ и СССР6 , не привел к "взрыву" публикаций о нем. Российский читатель, помимо названной работы В. Д. Ежова, может познакомиться с переводом книги английского историка Ч. Уильям-


Петелин Борис Валентинович - доктор исторических наук, профессор кафедры всеобщей истории Вологодского государственного педагогического университета.

1 Ежов В. Д. Аденауэр - немец четырех эпох. М., 2003, с. 10.

2 Ежов В. Д. Классовые бои на Рейне. Рабочее движение в Западной Германии. М., 1973, с. 102 - 103.

3 В сентябре 1974 г. во время поездки Г. Коля в Китай журналисты писали о нем как о "внуке Аденауэра". Коль ни разу не пытался ни объяснить происхождение этой рекламной формулировки, ни ее прокомментировать. Причем китайские журналисты представляли его общественности как "внука Аденауэра по крови". Создавалось впечатление, что он и сам готов поверить в это. - Maser W. Helmut Kohl: Der deutsche Kanzler. Biographie. Berlin, 1990, S. 262.

4 Советский журналист-международник П. А. Наумов в канун отставки Аденауэра с поста канцлера писал, что Аденауэр все годы "вел сражения с собственным народом" и при этом "его главным оружием была ложь": Наумов П. А.Низвергнутый временем. - За рубежом, 1963, N 42, с. 8.

5 Герст В. К. ФРГ под властью Аденауэра. М., 1958; Дзелепи Э. Конрад Аденауэр: легенды и действительность. М., 1960; Берн Г. Христианско-демократический союз ФРГ без маски. М., 1963; Адамо Г. ХДС/ХСС: сущность и политика. М., 1979.

6 Взгляд назад в будущее - Blick zuruck in die Zukunft. М., 2005; Визит канцлера Аденауэра в Москву 8 - 14 сентября 1955 г. Документы и материалы. М., 2005.

стр. 142


са7 . Отметим также новые издания по современной истории Германии, где немало страниц посвящено "эре Аденауэра"8 . Однако за изложением политики первого бундесканцлера в этих работах теряется сам его образ.

Об Аденауэре написано много трудов9 : этот государственный и политический деятель и сегодня притягивает к себе внимание общественности. В Германии Аденауэр "никогда не выйдет из моды"10 . Отношение к нему и восприятие его политики не было однозначным и менялось на протяжении 50 - 70-х гг. XX в. В 80-е годы, во многом благодаря стараниям историка Х. -П. Шварца, написавшего фундаментальную биографию первого канцлера ФРГ, Аденауэр приобрел черты величия и встал в один ряд с рейхсканцлером Бисмарком11 .

Сравнение Аденауэра с Бисмарком, по мнению журналиста и историка Г. Кноппа, напрашивается само собой: оба канцлера создали германское государство, укротив национальные страсти. Кайзеровская империя Бисмарка появилась после многовековой раздробленности страны; Аденауэр же воссоздавал германскую демократию после десятилетий катастроф. Оба канцлера должны были проводить гибкую политику, балансируя между пристальным международным вниманием и национальными интересами, оба остались запечатленными в своем времени настолько прочно, что историкам не осталось ничего другого, как назвать их времена соответственно "эпохой Бисмарка" и "эрой Аденауэра12 .

Объединение Германии 3 октября 1990 г. не могло не вызвать новых попыток в осмыслении исторической роли Аденауэра13 . "Спор историков" развернулся вокруг его германской политики. По мнению Х. -П. Шварца, германский вопрос всегда был в центре внешней политики Аденауэра, но его решению мешала "экспансивная советская политика"14 .

Х. Келер, автор объемной политической биографии Аденауэра, поставил под сомнение устоявшийся образ канцлера. Нет, речь не шла о его развенчании, а о новом прочтении его политики и деятельности. Х. Келер ставит вопрос: все ли сделал Аденауэр для воссоединения страны, если нет, то несет ли канцлер свою часть ответственности за те страдания и лишения, что выпали на долю восточным немцам? Заслуги Аденауэра связаны с образованием ФРГ, обретением суверенитета, социально-экономическим процветанием 50-х - начала 60-х годов. Что касается германской политики Аденауэра и политики безопасности, то это имело лишь косвенное отношение к краху коммунистической системы и воссоединению Германии. Следует избавиться от "прямолинейных


7 См.: Уильямс Ч. Аденауэр. Отец новой Германии. М., 2002.

8 Павлов Н. В. Германия на пути в третье тысячелетие. М., 2001; Павлов Н. В., Новиков А. А. Внешняя политика ФРГ от Аденауэра до Шредера. М., 2005; Ватлин А. Ю. Германия в XX веке. М., 2002; Патрушев А. И. Германия в XX веке. М., 2004; История Германии, в 3-х т. Т. 2. От создания Германской империи до начала XXI века. Кемерово, 2005.

9 Историки ГДР, как отмечал Ф. Клейн, не создали полномасштабной биографии Аденауэра с марксистских позиций. При этом Ф. Клейн выразил надежду, что в "ближайшее время эта задача будет решена". - Siegfried Т. Konrad Adenauer und die Entstehung der BRD. Berlin, 1989, S. 8.

10 Kohler H. Adenauer: Eine politische Biographic Frankfurt a. M., 1994, S. 11.

11 Schwarz H. -P. Adenauer. Der Aufstieg: 1876 - 1952. Stuttgart, 1986; idem. Adenauer. Der Staatsmann: 1952 - 1967. Stuttgart, 1991.

12 Knopp G. Kanzler. Die Machtigen der Republik. Munchen, 2000, s. 7 - 8; Когда Аденауэр в 1963 г. ушел со своей должности, "большинство немецких граждан считало, что Аденауэр внес больший вклад в развитие Германии, чем основатель кайзеровского рейха Бисмарк". - Gotto K. Konrad Adenauer. Munchen, 1992, S. 15.

13 Кирина М. И. Конрад Аденауэр в перекрестке мнений: Ханс-Петер Шварц и Хенинг Келер. - Германия и Россия: события, образы, люди. Сб. российско-германских исследований, вып. 1. Воронеж, 1998, с. 180 - 193.

14 Schwarz H. -P. Adenauer-Lexikon der christlichen Demokratie in Deutschland. Padeborn, 2002, S. 169 - 176. В то же время, по мнению Шварца, если "пристально посмотреть на внешнюю политику Аденауэра, и понимать ее без всяких фантазий, то только в одной области из Аденауэра получился современный политик -в европейской политике: Schwarz H. -P. Das aussenpolitische Konzept Konrad Adenauers. - Adenauer Studien I. Mainz, 1972, S. 102.

стр. 143


трактовок" как политики, так и личности Аденауэра. Вне всякого сомнения, он был проницательным политическим деятелем, но предвидеть весь ход развития событий Аденауэр, конечно, не мог. "Нельзя приписывать человеку то невозможное, что находится за пределами его способностей", - замечает Х. Келер15 .

Какой подход избрать в освещении столь богатой на события, разнообразной, продолжительной и противоречивой жизни Конрада Аденауэра? О "служении отечеству" он рассказал в мемуарах16 . Они остаются важнейшим источником для исследователя, однако обилие приведенного фактического материала, сходство мемуаров с "квартальными отчетами", педантичный и скрупулезный стиль Аденауэра, когда "его речь была проще его образа мыслей"17 , сужают восприятие образа великого немецкого политика. Натура Аденауэра была ярче и богаче, чем сухие факты из его воспоминаний. Вместе с тем, Аденауэр не нуждался в создании политического мифа о нем, хотя соблазн создать такой миф весьма велик.

Как и у всякого политика, у Аденауэра были ошибки, заблуждения, просчеты. Нередко он был несправедлив по отношению к близким, семье, окружению на службе, соратникам по партии, членам своего правительства. Его называли "рейнской лисой", но Аденауэру не были свойственны коварство и мстительность. Императивом его политики была нравственность, а не корыстные интересы. Он был, как отмечал английский историк П. Джонсон, "одним из наиболее талантливых государственных деятелей современности, и, бесспорно, добившегося наиболее полного успеха в новейшей германской истории"18 . Но путь к этому успеху был извилист и тернист.

ВЫБОР ПУТИ

Конрад-Герман-Йозеф Аденауэр родился 5 января 1876 г. в Кёльне. По отцовской линии род Аденауэров происходил из крестьян. Отец Конрада-Германа-Йозефа Иоганн-Конрад с 18 лет начал службу в прусской армии, принимал участие в войне Пруссии с Австрией 1866 г., был ранен, вновь был призван на службу во время франко-прусской войны 1870 - 1871 гг. Служил честно, сражался храбро, был отмечен медалями. Но тех "геройских подвигов", о которых любил рассказывать его сын, ставший канцлером, Иоганн-Конрад все же не совершал19 . В дальнейшем Иоганн-Конрад все свое усердие употребил на продвижение по чиновничьей лестнице и дослужился до начальника судебной канцелярии. Без образования этого удалось достичь только благодаря трудолюбию, усердию, твердости характера.

Семья Аденауэров жила скромно. Из экономии зимой отапливали только одну комнату и кухню. День начинался и заканчивался молитвой. В воскресенье родители и дети шли в церковь. Гонения на католиков, которые были при Бисмарке, не уменьшили их набожность. Религия занимала большое место в семье Аденауэров. Через молитвы и проповеди в детях укреплялось послушание, трудолюбие, любовь и уважительное отношение к старшим. В детстве Конрад, он был младшим среди братьев (в 1879 г. родилась сестра Эмилия), переболел туберкулезом. Из-за ослабленного здоровья ему не пришлось служить в армии.

Учился Конрад в народной школе, затем в гимназии Святых апостолов. Он не был первым учеником, но находился всегда среди лучших. Мечтал о дальнейшей учебе, но двое старших братьев уже были студентами, так что денег на высшее образование Конрада в семье не было. После окончания гимназии Конрад пошел работать в банк, вы-


15 Kohler H. Op. cit., S. 13 - 14.

16 "Моему Отечеству" - этим посвящением открываются воспоминания Аденауэра: Adenauer K. Erinnerungen 1945 - 1953, Bd. I. Stuttgart, 1965; Erinnerungen 1953 - 1955, Bd. II. Stuttgart, 1966; Erinnerungen 1955 - 1959, Bd. III. Stuttgart, 1967; Erinnerungen 1959 - 1963. Fragmente. Stuttgart, 1968.

17 Брандт В. Воспоминания. М., 1991, с. 43.

18 Джонсон П. Современность. Мир с двадцатых по девяностые годы, ч. 2. М., 1995, с. 178.

19 Уильямс Ч. Указ. соч., с. 9.

стр. 144


полняя мелкие поручения: от доставки почты до приготовления кофе. Родители, не очень надеясь, подали прошение на стипендию для сына. Семью "героя войны" не забыли и Конраду выделили стипендию для обучения в университете. В 1894 г. Конрад стал студентом юридического факультета университета во Фрайбурге.

В студенческой среде Конрад отличался сдержанностью, бережливостью, скромностью. Учеба оказалась нелегкой, но в юном Аденауэре рано проявилась твердость характера и воля. После первого семестра Конрад перебрался из Фрайбурга в Мюнхен: уровень преподавания в мюнхенском университете был выше. У юноши появились новые увлечения: живопись, литература, театр, серьезная музыка. Конрад объездил почти всю Баварию, затем побывал в Швейцарии, Австрии, летние каникулы провел в Италии. Эти путешествия не понравились отцу, который решительно потребовал от сына представить полный отчет о денежных расходах и уехать из Мюнхена. Воля отца была беспрекословно выполнена. Университетское образование Конраду пришлось завершать в Бонне. После сдачи выпускных экзаменов Конрад получил диплом юриста, который давал надежду на карьеру государственного чиновника20 .

В январе 1902 г. удалось получить место в прокуратуре, правда, временно. Тогда же Конрад познакомился с Эммой Вайер. Случилось это на теннисном корте клуба "Мокрые щенки". Сохранилась фотография Аденауэра среди членов этого клуба: Конрад в белой рубашке с бабочкой, с двумя теннисными ракетками в руках стоит в окружении чинно сидящих молодых господ и дам, среди которых Эмма.

Эмма происходила не из богатой, но родовитой и известной в Кёльне семьи. Красавицей Эмма не выглядела, но была приветливой, искренней девушкой, для которой главным смыслом в жизни были будущий муж и семья.

Своих чувств молодая пара не скрывала. В 1902 г., получив благословение родителей, состоялась помолвка. Через полтора года - бракосочетание и венчание в местном приходе. После этого молодые супруги отправились в свадебное путешествие. Конрад и Эмма побывали в Женеве, Монте-Карло, Марселе, путешествовали по итальянской Ривьере. Медовый месяц удался на славу. Вернувшись в Кёльн, Конрад подумывал об открытии нотариальной конторы. Спокойная служба и тихая семейная жизнь его привлекали. На досуге он мечтал заняться садоводством - это увлечение сохранялось у него всю жизнь.

В 1906 г. Конрад стал членом католической партии Центра и вступил на политическую стезю. Помог случай: освободилось место помощника бургомистра, но занять его можно было, только пройдя выборы в городском собрании Кёльна. Конраду удалось заручиться поддержкой фракции партии Центра, которая наряду с либералами доминировала в городском собрании. Выборы прошло успешно и Конрад влился в городскую элиту. Собственно, голосовать против молодого судьи из семьи ревностных католиков оснований не было. Партийная поддержка при правильно продуманной тактике - таков был первый политический урок, полученный Аденауэром.

1906 г. принес не только радости. Умер отец Конрада, напутствуя перед смертью сына стремиться к служебной карьере. У Эммы, которая родила осенью 1906 г. сына, Конрада-младшего, пошатнулось здоровье. Летом 1909 г. Аденауэра избрали заместителем обер-бургомистра Кёльна. В Кёльне пошли досужие разговоры: молодой Аденауэр - карьерист, выскочка, он использует родственные связи. Сплетни не были лишены оснований: обер-бургомистром Кёльна был Макс Вальраф - дядя жены Аденауэра. Он, правда, был либералом, но "как не порадеть родному человеку". Однако Конрад зарекомендовал себя не только исполнительным, но и инициативным, требовательным и знающим чиновником. Так что Кёльн получил достойного заместителя городского главы.


20 По мнению биографов Аденауэра, его реальные успехи в учебе были средними. На "отлично" экзамены он никогда не сдавал, а после прохождения обязательной стажировки в суде получил в 1891 г. на государственном экзамене оценку "удовлетворительно", что означало почти провал.

стр. 145


Обер-бургомистр Вальраф не утруждал себя каждодневной текущей работой, поэтому все городские дела фактически легли на плечи Аденауэра. Материальное положение семьи Аденауэров, в которой вслед за первенцем Конрадом-младшим появился второй сын Макс, потом дочь Мария, заметно улучшилось. Получив дешевый кредит, Аденауэр выстроил дом в самом престижном районе Кёльна.

Но спокойной жизни не получилось - в Европу пришла мировая война. Как и большинство немцев, Аденауэр желал победы своему отечеству, но не был ура-патриотом. Лично Аденауэру фронт не грозил, но Кёльн был не так уж далек от театра военных действий. Вскоре город превратился в гигантский госпиталь. Раненых солдат надо было устроить, накормить, организовать уход. В Кёльне начались проблемы с продовольствием. По инициативе Аденауэра городские булочники стали выпекать "кёльнский хлеб" - смесь кукурузы, ячменя и риса. Но и "кёльнского хлеба" не хватало, пришлось ввести продовольственные карточки.

Военное положение на все наложило свой отпечаток. В семье Аденауэров жили экономно. Силы и стойкость, Конрад, как истинный католик, черпал в вере. Но 16 октября 1916 г. последовал удар судьбы: скончалась любимая жена Конрада Эмма. Скорбь Аденауэра была безграничной. Годичный траур был продлен еще на полгода. Давно подмечено, что беда не приходит одна. В марте 1917 г. автомобиль заместителя бургомистра врезался в проходящий трамвай. Водитель, который просто заснул за рулем, не пострадал, но Конраду не повезло: порезы его лица оказались настолько сильными, что пришлось сделать несколько пластических операций. Были повреждены и глаза, но зрение затем восстановилось. Но лицо Аденауэра стало другим: катастрофа придала ему "махагоновую беспристрастность индейца с картинки на коробке для сигар"21 .

Шеф Аденауэра Вальраф, наконец, устроился в Берлине в министерстве внутренних дел. Аденауэр оказался главным кандидатом на освободившийся пост обер-бургомистра Кёльна. Оставалось выяснить состояние его здоровья. Врачи дали заключение: "умственные способности пациента в норме". В начале сентября 1917 г. Аденауэра почти единогласно избрали обер-бургомистром Кёльна. Новый городской голова сумел выторговать себе немалый оклад: 42 тыс. марок (больше, чем получал обер-бургомистр Берлина), плюс 10 тыс. марок от рейнской угольной кампании.

Вступая в должность обер-бургомистра Кёльна, Аденауэр торжественно произнес: "Жизнь не может предложить ничего лучшего, чем позволить человеку развернуться в полной мере, максимально реализовать умственные и духовные силы, дабы посвятить все свое существо созидательному труду"22 .

ОБЕР-БУРГОМИСТР КЁЛЬНА

Как Аденауэр встретил поражение Германии в мировой войне и революционные события? В окончательную победу рейха он не верил. Самым лучшим исходом для немцев, по его высказываниям, было заключение почетного мира. Эта надежда витала какое-то время в головах политиков, но, как известно, она оказалась призрачной. Тогда для Аденауэра главной задачей стало уберечь страну от грозящей катастрофы. В начале ноября 1918 г. в Кёльн поездом прибыли революционные матросы из Киля. Просьбы Аденауэра к губернатору не допустить состав в город ни к чему не привели. На грандиозном митинге в центре города было заявлено о свержении монархии и провозглашении республики. Кёльн даже опередил столицу: в Берлине это случилось 9 ноября 1918 г. Чтобы предотвратить пьянство и мародерство матросов, по распоряжению бургомистра в Рейн вылили все запасы алкоголя - более ста тысяч литров23 .

Власти не допустили в Кёльне революционных потрясений. Для успокоения масс Аденауэром был создан "Комитет общественного блага", куда вошли представители


21 Джонсон П. Указ. соч., с. 170

22 Цит. по: Крейг Г. Немцы. М., 1999, с. 44.

23 Knopp G. Op. cit., S. 38.

стр. 146


различных групп и союзов, в том числе и революционных Советов. Аденауэр даже носил нарукавную повязку "Комитета общественного блага". Усилиями городских властей удалось наладить снабжение, а гражданская милиция наводила порядок на улицах. В декабре 1918 г. в Кёльн вошли британские войска. Начался период оккупации. С английскими солдатами у населения каких-либо серьезных недоразумений не возникало. Что касается Аденауэра, то он нашел с англичанами "взаимопонимание", по необходимости выполняя их требования, чем сохранил свои властные полномочия. Лондон был доволен кёльнским обер-бургомистром.

Аденауэр не жалел об ушедшей кайзеровской империи. Он говорил, что прежнее государство изжило себя, исчезло, как унесенная ветром осенняя листва с деревьев24 . Политическая жизнь, несмотря на трудности послевоенного времени, набирала обороты. Еще одна проблема, к которой Аденауэр оказался причастен - "сепаратизм в Рейнской области". После войны Германия фактически распалась. Центральная власть в Берлине была слабой. Франция надеялась на отторжение Рейнской провинции или части ее земель. Ряд живших на Рейне немецких политиков активно пропагандировали идею "Рейнской республики".

Многие обвиняли Аденауэра в приверженности "рейнскому сепаратизму". Исследователи до сих пор склонны искать в его "невнятной" германской политике после второй мировой войны давнюю приверженность к сепаратизму25 . Действительно, кёльнский обер-бургомистр имел отношение к идее создания "Западной немецкой республики". Более того, в январе 1919 г. он даже стал председателем Рейнско-Вестфальской республики. Однако в реальности его действия были направлены не на развал Германии, а на блокирование усилий сепаратистов. Отчасти ему это удалось. И хотя в июне 1919 г. "Рейнская республика" все же была провозглашена в Майнце, серьезной политической поддержки у нее не было. За "измену" революционные сепаратисты приговорили Аденауэра к смертной казни.

Вопрос об отделении рейнской области вновь встал в 1923 г., когда разразился рурский кризис. Теперь уже Берлин настаивал на отделении рейнской области, мотивируя тем, что центральные власти не могут ее финансировать. Однако Аденауэр на переговорах с канцлером Веймарской республики Г. Штреземаном, а после его отставки с канцлером В. Марксом был непреклонен26 .

Если государственная служба и политика приносили Аденауэру удовлетворение, то личного счастья у него не было. Аскетический образ жизни сушил его душу. Подрастали дети, но замкнутость, одиночество, казалось, навсегда поселилось в доме Аденауэра. И вдруг Конрад нашел новую любовь, причем рядом - в соседском доме Цинссеров. Хозяин дома был университетским профессором медицины. У Цинссеров часто было весело, гостили артисты, звучала музыка. Дети Аденауэра пропадали у соседей днями и ночами. Бывая у соседей, Конрад обратил внимание на старшую дочь Цинссеров Августу, которую он знал с детства просто как Гусей. Встречи и разговоры с Августой завершились тем, что Конрад сделал ей предложение. Родители Гусей были против: слишком велика была разница в возрасте - 21 год. Да и Аденауэр - человек солидный, отец троих детей, со своими привычками и требованиями, к тому же глава города. Но Гусей проявила характер: Конрад ей нравился больше, чем молодые повесы.

Августе, по настоянию жениха, пришлось перейти из протестантизма в католичество и в сентябре 1919 г. состоялась свадьба. Гусей стала примерной хозяйкой. На первом месте для нее всегда стоял Конрад. Этого она не скрывала, и соседи даже удивлялись тому, как она обожает мужа. К приходу мужа со службы жена всегда приводила себя в поря-


24 Штраус Ф. Й. Воспоминания. М., 1991. с. 36 - 37.

25 Morsey R. Die Deutschlandpolitik der Bundesregierungen Adenauer und die politisch-parlamentarische Diskussion 1949 - 1963. - Materialien der Endguerte-Kommission "Aufarbeitung von Geschichte und Folgen der SED-Diktatur in Deutschland", Bd. V, T. I. Baden-Baden, 1995, S. 1822 - 1867.

26 Ежов В. Д. Аденауэр - немец четырех эпох, с. 36 - 39.

стр. 147


док, наряжалась, делала прическу. К трем детям от первого брака добавилось четверо от второго: Пауль (1923 г.), Лотта (1925 г.), Либет (1928 г.), Георг (1931 г.). Но Августа не заменила Конраду Эмму. По-настоящему Конрад любил только первую жену. Воспоминания о ней сопровождали Аденауэра всю жизнь.

В 1926 г. для Аденауэра, по его словам, наступил лучший период в политической карьере. В этот год закончилась оккупация, и англичан торжественно проводили домой. В марте 1926 г. в Кёльн прибыл президент Веймарской республики П. фон Гинденбург. Его торжественно встречал Аденауэр. Конрад внешне очень изменился: стал выглядеть более солидным, чаще улыбался, ему нравилось произносить речи. Разве что сотрудники Аденауэра могли быть недовольны частыми придирками шефа. Впрочем, горожане уважали своего бургомистра и гордились им. Еще бы: Аденауэр известен в стране, а партия Центра предлагала ему стать канцлером Германии. Правда, это выглядело больше политической игрой, в которой Аденауэр сумел разобраться, поэтому переезд в Берлин пришлось отложить до лучших времен. Зато на своем посту Аденауэр развернулся в полную силу. Трудности, проблемы, когда приходилось буквально латать дыры в городском хозяйстве, были позади. Наконец, можно было приступить к осуществлению заветной мечты: превратить Кёльн в современный, удобный и благоустроенный город.

Началось строительство Мюльгеймского моста через Рейн - подвесного, без промежуточных опор. Был основан новый университет. Благодаря дорожному строительству, Кёльн вырос вширь. Была проведена новая канализация, город был полностью электрифицирован. Средневековье, характерное для архитектуры древнего Кёльна, уступило место модерну. В город пришла современная индустрия. Появился автозавод Генри Форда. Обер-бургомистр Кёльна торжественно открыл первую европейскую скоростную автотрассу Кёльн-Бонн27 . Казалось, проектам Аденауэра не будет конца.

Однако Аденауэр не забывал и себя и свою семью. Его доходы заметно возросли. При этом немалая часть денег текла из городской казны. Бургомистр сумел выторговать себе всевозможные льготы и привилегии. Содержание жилья, которое постоянно улучшалось и расширялось, обеспечивалось из бюджета. Поездки, визиты, приемы, которые он полюбил (Гусей сопровождала мужа и достойно вела салонные разговоры), также обходились в круглую сумму. В 1929 г. общий доход кёльнского бургомистра составил около 120 тыс. рейхсмарок - больше, чем у Гинденбурга28 .

Одним из громких проектов Аденауэра стала Международная выставка прессы, прошедшая с мая по октябрь 1928 г. в Кёльне. Для нее был выстроен специальный комплекс на правом берегу Рейна. Мероприятие оказалось дорогостоящим и заметно опустошило городскую казну, в чем впоследствии обвинили Аденауэра. В выставке приняли участие 200 дипломатов и 800 журналистов почти из всех европейских государств и США, а также из Советского Союза. Обер-бургомистр Кёльна проявлял немалый интерес к России. Он встречался с советским полпредом в Германии Н. Н. Крестинским, писателем М. Горьким, который познакомил Аденауэра со своим рассказом "Зазубрина". Супруга советского полпреда отблагодарила Аденауэра ленинградскими сигаретами, что для некурящего человека было малоподходящим подарком. Аденауэр в свою очередь презентовал ей первый в мире одеколон - "кёльнскую воду" и выразил надежду, что ее супруг сохранит хорошие впечатления от пребывания в городе29 .

В конце 20-х годов положение Аденауэра пошатнулось. Приближались выборы в городской совет, и оппозиционеры, прежде всего социал-демократы, очень надеялись на успех. Претендентом на пост бургомистра был выдвинут Р. Герлингер, профсоюзный активист, не уступавший Аденауэру в умении "срезать" оппонента. Между тем, бюджетная задолженность города перед центром росла. Председатель Рейхсбанка Я. Шахт под-


27 Шульце Х. Краткая история Германии. М., 2004, с. 155.

28 Knopp G. Op. cit., S. 40.

29 Brahm H., Ljubin V. Ein unbekannter Adenauer. - Frankfurter Allgemeine Zeitung, 13.IX.2005.

стр. 148


верг критике практику обер-бургомистра в расходовании средств на сомнительные проекты. Тучи над Аденауэром сгущались.

17 ноября 1929 г. состоялись долгожданные выборы. Партия Центра завоевала большинство, но этого было недостаточно, чтобы отстоять кандидатуру Аденауэра. Но обер-бургомистр не растерялся. Никто, пожалуй, не ожидал от него такой ловкой тактики, когда он лично встретился с депутатами от оппозиции и сумел многих перетянуть на свою сторону. При решающем голосовании за Аденауэра было подано на два голоса больше, чем за Герлингера.

В 1928 - 1929 гг. Аденауэр "с головой окунулся в мир азартных финансовых спекуляций и умудрился в результате спустить все свое накопленное немалое состояние"30 . Разумеется, с началом мирового экономического кризиса 1929 г. разорился не он один. Но банкротство, если бы оно стало достоянием гласности, означало крах карьеры. С помощью ближайших друзей и, в первую очередь, кёльнского банкира Пфердменгеса истинное положение дел удалось скрыть. Для Аденауэра был открыт новый счет в банке, но реально в его собственности остался лишь дом с мебелью. Впрочем, приближалась новая эпоха. Нацисты рвались к власти в Германии и судьба Аденауэра, как и всех немцев, стала зависеть от одной политической фигуры - Гитлера.

ГОДЫ НАЦИЗМА

Для Аденауэра главным политическим противником всегда были коммунисты. Поэтому он не возражал против прихода к власти в Пруссии нацистов во главе с Герингом. Сохранилось письмо, где обер-бургомистра Кёльна в качестве председателя Государственного совета Пруссии высказывался об этом31 . Биографы Аденауэра, в частности Х. -П. Шварц, утверждали, что он думал, прежде всего, о себе, надеясь при новом порядке сохранить свое положение. Но Аденауэр ошибся: при нацистах его карьера прервалась32 .

Нападки национал-социалистов на Аденауэра начались еще до прихода Гитлера к власти. 23 июня 1929 г. В газете "Западногерманский наблюдатель" была помещена расистская карикатура на Аденауэра33 . Кампания нападок в прессе продолжалась до тех пор, пока та же газета в начале апреля 1933 г. не сообщила: "Аденауэр уволен - конец эре позора". Возможно, карьера Аденауэра могла бы продолжаться, если бы 4 января 1933 г. в Кёльне во время переговоров Гитлера с фон Папеном состоялась встреча между обер-бургомистром Кёльна и будущим канцлером Германии (30 января президент Гинденбург назначил Гитлера рейхсканцлером), но встречи Аденауэра с Гитлером не было ни тогда, ни позже.

Аденауэр попал в немилость у Гитлера, так как своими действиями препятствовал избирательной кампании НСДАП в Кёльне34 . Нацисты стали угрожать обер-бургомистру. Аденауэра называли "предателем", "сепаратистом", которого "народ вскоре повесит на уличном фонаре". В этой ситуации заступников у него не нашлось. В начале марта 1933 г. Аденауэр был смещен со своего поста. Новая власть обвинила его в "финансовых зло-


30 Уильямс Ч. Указ. соч., с. 201.

31 "Для истории партии Центра и для биографии Аденауэра наверняка было бы лучше, если бы этот документ вообще никогда не попадал на глаза исследователям". - Уильямс Ч. Указ. соч., с. 217.

32 П. А. Наумов писал, что Аденауэр успел "получить закваску политических представлений при Бисмарке, начал карьеру при Вильгельме II, был на крупных государственных постах в Веймарской республике, попал во временный "резерв" при Гитлере и поднялся к вершинам власти после его тотального поражения". - Наумов П. А. Указ. соч., с. 8.

33 Кёльнские нацисты использовали тот факт, что Аденауэр был членом общества "За Палестину", которое помогало евреям из Германии перебираться на "Землю Обетованную". - Verfolgung und Widerstand 1933 - 1945. Chistliche Demokraten gegen Hitler. Dusseldorf, 1990, S. 20 - 23.

34 Во время избирательной кампании в марте 1933 г. НСДАП требовала: "Долой Аденауэра! Покончим с черно-красной коалицией коррупционеров!".

стр. 149


употреблениях". Основания, как мы знаем, для этого были. Но в тот момент они являлись лишь поводом, чтобы на место Аденауэра поставить преданного Гитлеру человека.

Оставаться в родном городе было опасно, и Аденауэр переехал в Берлин. Ему удалось добиться встречи с наци N 2 Герингом, который пообещал, что расследование деятельности Аденауэра будет "объективным". В тревожное для себя время Конрад ни на минуту не забывал о семье. Гусей проявила настоящее мужество. Аденауэр был удивлен, что его жена, которая прежде лишь послушно внимала мужу, была способна давать здравые советы, вселяя в супруга уверенность в том, что все будет хорошо. Аденауэру пришлось скрываться среди монахов в монастыре близ Кобленца. Но так как судебное разбирательство продолжалось, приходилось с риском для жизни выезжать в Берлин. 30 июня 1934 г. в "ночь длинных ножей" Аденауэр был арестован гестапо, но через два дня он был выпущен. Его спасло то, что Гитлер распорядился прекратить репрессии: крови и так пролилось слишком много.

Несмотря на неопределенность своего положения, Аденауэр думал о будущем. Главная проблема - где и на что жить? В Кёльне жить было негде: два дома, которые принадлежали ему, были конфискованы. В августе 1934 г. Аденауэр отправил письмо министру внутренних дел Фрику, где доказывал, что он всегда "лояльно относился к национал-социалистической партии", никогда не был "сепаратистом" и просил о пересмотре своего дела и назначении пенсии, учитывая возраст и отсутствие средств для содержания семьи.

После разного рода мытарств весной 1935 г. Аденауэр вместе с семьей поселился в небольшом доме в деревушке Рендорф на правом берегу Рейна, недалеко от Бонна. Правда и здесь гестапо с него не спускало глаз, но угроза физического устранения все же отпала. В сентябре 1937 г. дело против Аденауэра было прекращено. Аденауэру была назначена пенсия в 10 тыс. марок, а также выплачена солидная компенсация за его незаконное смещение. На эти деньги был приобретен земельный участок и выстроен новый дом. До конца жизни Рендорф стал для Аденауэра "малой родиной".

Жизнь, казалось, вошла в свои берега. Аденауэр занимается семьей. Старшие дети - сын Конрад и дочь Рия стали взрослыми и самостоятельными людьми. Рия получила прекрасное образование, жила отдельно и вскоре вышла замуж. При регистрации брака, так было принято в "третьем рейхе", молодоженам вручили "Майн кампф". Аденауэр, как он говорил впоследствии, эту "библию нацизма" не читал и в НСДАП вступать не собирался. В сентябре 1936 г. в доме Аденауэра состоялась встреча с активистами партии Центра, среди которых был Я. Кайзер. Аденауэр не изъявил желания принять участие в антифашистском Сопротивлении. В его представлениях реальной силы, способной уничтожить гитлеровский режим, в то время не было. Но в обреченности режима он не сомневался35 .

Осенью 1942 г. в Кёльне состоялось совещание с участием Н. Гросса, О. Мюллера, К. Арнольда, Б. Леттерхауса, а также Я. Кайзера и К. Герделера, который являлся ключевой фигурой консервативной антигитлеровской оппозиции. Герделер сказал о своем намерении посетить в Рендорфе Аденауэра и встретиться с бывшим обер-бургомистром Аахена Ромбахом. Однако Аденауэр, относившийся к Герделеру с недоверием еще с Веймарских времен, отказался принять его36 .

Вторая мировая война не обошла семью Аденауэра стороной. Трое его сыновей Конрад, Макс и Пауль служили в армии, а Лотту призвали на трудовой фронт. К счастью, никто из них не погиб. Английские самолеты нещадно бомбили Кёльн. Огромные разрушения и гибель тысяч жителей любимого города причиняли Аденауэру боль: под бомбами гибло дело его жизни.


35 В документальном издании "Христианские демократы против Гитлера" прослежена судьба наиболее активных участников католического движения Сопротивления. Многим пришлось покинуть Германию. Те, кто остался, как, например, Кайзер, рискуя жизнью, должны были скрываться в подполье. Не умаляя их вклада в борьбу с гитлеровским режимом, отметим, что большей частью они были заняты решением одной проблемы: какой быть Германии после Гитлера? - Verfolgung und Widerstand 1933 - 1945, S. 220.

36 Ibid., S. 221 - 222.

стр. 150


К заговору 20 июля 1944 г. против Гитлера Аденауэр отношения не имел. Однако его имя оказалась в розыскном списке гестапо. Видимо, имя Аденауэра назвал под пытками Гер дел ер. 23 августа 1944 г. Аденауэра арестовали и вместе с другими "врагами рейха" препроводили в Кёльн. Разместили арестованных в павильонах, построенных по указанию Аденауэра к Международной выставке прессы. Вся семья Аденауэра бросилась спасать Конрада. Три месяца неопределенности и... против его фамилии в документах гестапо появилось запись: "возвращение нежелательно". Попытка побега, арест Гусей... казалось, все кончено. И все же сыну Максу удалось добиться освобождения отца.

В марте 1945 г. в Рендорф вошли американцы. Они знали, кто такой Аденауэр и сразу предложили ему стать бургомистром Кёльна. Но Аденауэр отказался: пока не капитулировал нацистский режим, возвращаться в политику ему было рано - нацисты могли расправиться с его сыновьями, которые продолжали служить в вермахте. Но от участия в налаживании мирной жизни в Кёльне Аденауэр отказаться не мог. В мае 1945 г. он был назначен оккупационными властями бургомистром Кёльна. Точнее, Аденауэр вернулся на свой пост, с которого незаконно был смещен нацистами.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В ПОЛИТИЧЕСКУЮ ЖИЗНЬ

В Кёльне после англо-американских бомбардировок уцелело не более 300 домов. Все мосты через Рейн были разрушены, транспорт не работал. Лишь знаменитый Кёльнский собор, возвышаясь над городом, давал надежду на возрождение. Оккупационные власти не спешили с оказанием помощи Кёльну. С англичанами, к которым отошли Кёльн и Бонн, отношения у Аденауэра не сложились. После нескольких критических высказываний в адрес британских оккупационных властей Аденауэра вызвали в канцелярию военного губернатора и вручили письмо с уведомлением об увольнении его с должности обер-бургомистра Кёльна.

Можно было бы и завершить на этом работу в качестве бургомистра, уйти в частную жизнь, нянчить внуков, выращивать розы. Лично для Аденауэра 1945 г. заканчивался не так плохо. Сыновья вернулись с войны, здоровье жены улучшилось. В декабре 1945 г. английские оккупационные власти сняли ограничения на занятие политической деятельностью. Но вопреки этим "просветам", Аденауэр, как это видно из его переписки, пессимистически смотрел в "темный наступающий для нас 1946 год"37 .

Аденауэр испытывал растущую тревогу за будущее страны: ситуация была непростой -Германии как государства более не существовало, вся власть была в руках победителей. В стране царила апатия, политическая пассивность, у немцев было единственное желание - выжить. Однако под контролем оккупационных властей постепенно разворачивалась политическая жизнь, начали действовать партии, оживились профсоюзы. Но в представлениях Аденауэра это были не те силы, которым можно было вверить судьбу страны: он скептически относился к возможностям партий Веймарской республики, включая и католическую партию Центра. Требовалась новая христианская партия38 .

Среди исследователей нет единства в том, был ли Аденауэр главным создателем Христианско-демократического союза (ХДС)39 . Если "идея основания ХДС вынашива-


37 Siegfried T. Op. cit., S. 40.

38 Becker W. Historische Grundlagen der christlich-demokratischen Parteibildung nach 1945. - Die Grundung der Union. Traditionen, Entstehung und Reprasentanten. Munchen, 1990, S. 7 - 33.

39 Л. Шверинг, один из трех основателей ХДС в Кёльне, оспаривал приоритет Аденауэра. Но, как замечает Кёлер, "важно не то, что Аденауэр не сам основал ХДС, а то, что восторжествовали его идеи и планы". - Kohler H. Op. cit., S. 376. Об истории ХДС/ХСС см.: Bibliographic zur Geschichte der CDU und CSU 1945 - 1980. Stuttgart, 1982; Сокольский С. Л. Христианско-демократический союз ФРГ: социология и политика. М., 1983; Bibliographie zur Geschichte der CDU und CSU 1981 - 1986. Mit Nachtragen 1945 - 1980. Stuttgart, 1990; Bibliographie zur Geschichte der CDU und CSU 1987 - 1990. Stuttgart, 1993; Стрелец М. В. Христианско-социальный союз в Баварии (ФРГ): идеология и политика. Брест, 2004.

стр. 151


лась в концентрационных лагерях национал-социалистической Германии40 , то с окончанием войны инициатива полностью принадлежала "христианским демократам первого часа"41 . Тем самым Аденауэр "выпадает" из ряда "отцов-основателей" ХДС. Более того, некоторыми авторами высказывалось мнение, что Аденауэр нарушил первоначальные планы и ХДС пошла по пути традиционной буржуазной партии. Но Аденауэр сам принадлежал к "активистам первого часа", и был наиболее значимой фигурой из бывшего руководства партии Центра.

Такие деятели, как И. Альберс, П. Альтмайер, К. Арнольд, А. Гермес, Я. Кайзер, О. Ленц и другие являлись конкурентами Аденауэра в борьбе за лидерство в ХДС и оппонентами в выработке ее программных установок. Их отличало иное видение послевоенных проблем. Дискуссии шли вокруг взаимоотношений церкви и государства, федералистских концепций, будущей внешней политики, сохранения единства страны. У большинства этих политиков недоставало четкого понимания сложившейся после войны ситуации42 .

Определенные надежды возлагались на возвращение в Германию политиков-эмигрантов, в частности эмигрировавшего в США бывшего лидера партии Центра экс-канцлера Г. Брюнинга43 . Экс-канцлер предлагал поставить во главе "центрального руководства", которое будет действовать под надзором союзников, хорошо известных ему людей, не скомпрометировавших себя при гитлеровской диктатуре. Среди них был и Аденауэр. Но тем самым Брюнинг намеревался сохранить свое влияние. Отметим, что в годы Веймарской республики отношения между Аденауэром и Брюнингом не сложились, а затем их жизненные пути и вовсе разошлись44 .

Списки будущего правительства составлялись также членами "кружка Крейсау"45 , где места Аденауэру не находилось, о чем ему было известно. В лучшем случае он мог рассчитывать на скромную роль в земельном правительстве у себя в Рейнской области. Но "пенсионер из деревни Рендорф" с таким выбором был не согласен и развил бурную политическую деятельность. В этой деятельности Аденауэру пришлось полагаться, прежде всего, на себя, на своих ближайших друзей в церковных кругах, и, конечно, на банкира Пфердменгеса. В отличие от других членов партии Центра, Аденауэр считал, что новая христианская партия должна стать объединением католиков и протестантов. Впрочем, эта идея была провозглашена им еще в 1922 г., когда на съезде католиков в Майнце он призвал к созданию межконфессиональной христианской партии46 .

Начался процесс создания христианско-демократических союзов в оккупационных зонах Германии. Учитывая, что в Баварии формировалась собственная христианская


40 Putz H. Die CDU: Entwicklung, Aufbau und Politik der Christlich-Demokratische Union Deutschlands. Dusseldorf, 1978, S. 12.

41 В 1966 г. в ФРГ вышло издание о деятельности "христианских демократов первого часа", где подробно изложены биографии 17 видных создателей ХДС. - Christliche Demokraten der ersten Stunde. Bonn, 1966; Петелин Б. В.Христианские "демократы первого часа" о судьбах Германии в 1945 - 1949 гг. - Европа во второй мировой войне: история, уроки, современность. Витебск, 2005, с. 207 - 210.

42 Morsey R. Vorstellungen Christlicher demokraten innerhalb und auBerhalb des "Dritten Reiches" uber den Neuaufbau Deutschland und Europa. - Christliche Demokratie in Europa. Koln, 1988, S. 189 - 212.

43 5 августа 1950 г. прошла встреча "Оппозиционного фронта" - объединения ряда переселенческих организаций, критиковавших политику Аденауэра по германскому вопросу. Присутствовавший на встрече Гоффман заявил о "возможном появлении Брюнинга, который сменит Аденауэра, тот не очень гибок и болен костным туберкулезом". - Архив внешней политики Российской Федерации (далее - АВП РФ), ф. 082, оп. 37, д. 49, п. 208, л. 10.

44 Morsey R. Bruning und Adenauer, zwei deutsche Staatsmanner. Dusseldorf, 1972; Не сложились отношения и с другим экс-канцлером - фон Папеном, которому Аденауэр не мог простить "зловещую роль в ликвидации политического католицизма". - Гинцберг Л. И. Франц фон Папен (1879 - 1969). - Новая и новейшая история, 1998, N 6, с. 136 - 137.

45 О немецкой консервативной оппозиции Гитлеру, объединенной в "кружок Крейсау", см.: Verfolgung und Widerstand 1933 - 1945, S. 241.

46 Morsey R. Vorstellungen Christlicher demokraten innerhalb und außerhalb des "Dritten Reiches", S. 211 - 212.

стр. 152


партия, а во французской зоне царила неопределенность, создаваемые союзы в английской зоне становились центром притяжения христианских сил47 . Второй центр сложился в Берлине. С разрешения советских оккупационных властей здесь уже 14 июля 1945 г. был создан блок четырех партий: КПГ, СДПГ, ХДС и ЛДП. В программном заявлении, которое от ХДС подписали Гермес и Кайзер, говорилось об очищении Германии от пережитков гитлеризма и перестройке страны на антифашистско-демократических основах. В конце 1945 г. Кайзер становится председателем восточногерманского ХДС48 .

Аденауэру восточногерманский ХДС не внушал доверия. Кайзер и Гермес были популярными политиками, активными участниками антигитлеровского Сопротивления49 , но Аденауэру удалось их нейтрализовать. Первое совещание зональных союзов состоялось 22 января 1946 г. в Херфорде. Аденауэр, как "старейший политик", вначале вел заседание, а затем, уважая его возраст и опыт, участники избрали Аденауэра председателем "исполнительного комитета ХДС". Присутствовавший в зале Гермес был лишен права участвовать в выборных органах ХДС британской зоны. После завершения собрания сторонники Гермеса заговорили о "партийной диктатуре Аденауэра"50 .

Достигнутый успех следовало закрепить. Это было сделано на заседании руководителей комитетов ХДС рейнской провинции в местечке Нехайм-Хюстене 26 февраля -1 марта 1946 г. На нем Аденауэр председательствовал уже по праву. В последствии в мемуарах он отметил, что собрание в Нехайм-Хюстене "было одним из самых решающих, на нем мы одержали верх над силами, выступавшими за активную социализацию, и не допустили тем самым раскола партии"51 .

6 марта 1946 г., выступая по радио, Аденауэр изложил программу ХДС, принятую в Нехайм-Хюстене. Вся проблема состоит в том, сказал Аденауэр, что "немецкий народ болен уже многие десятилетия" и причины этой болезни в господстве государства над личностью. ХДС выступает против этого. Должны быть обеспечены: равное право, правовая надежность и справедливость для каждого; право на политическую и религиозную свободу; признание важнейшего значения семьи для народа; право женщины на свободную деятельность в профессиональной и общественной жизни. Исходным пунктом всей экономики, сказал Аденауэр, является признание свободы личности и ее права на частную собственность. Право собственности должно быть защищено так же, как и остальные права52 .

Гермес, Кайзер и другие сторонники христианско-социального направления в формировании партии, фактически обрекали ее на соглашательскую политику с СДПГ. Аденауэр видел ХДС в качестве главной оппозиционной силы левым партиям. Создание партии на классовой основе - "буржуазной" или "рабочей" его не привлекало. Подобные партии, это дань прошлому, а он смотрел вперед - ХДС должна стать "народной партией"53 . Опорой ХДС была церковь. После преступного и по сути языческого нацистского режима, люди интуитивно потянулись к христианской вере. К тому же нема-


47 Первое собрание с участием Аденауэра прошло в декабре 1945 г. в Бад Годесберге - "рейнская встреча ХДС", о которой он рассказал в воспоминаниях. - Adenauer K. Erinnerungen. 1945 - 1953, S. 55.

48 СССР и германский вопрос. 1941 - 1949: документы из Архива внешней политики Российской Федерации - Die UdSSR und die deutsche Frage. 1941 - 1949: Dokumente aus dem Archiv fur Aussenpolitik der Russischen Federation, в 3-х т. Т. II. 9 мая 1945 г. - 3 октября 1946 г.. М., 2000, с. 312 - 313.

49 Биографические сведения об А. Гермесе (1878 - 1964) и Я. Кайзере (1888 - 1961) см.: Lexikon der christlichen Demokratie in Deutschland. Paderborn, 2002, S. 271 - 272; 291 - 292.

50 Kleinmann X. -O. Der Geschichte der CDU. Stuttgart, 1993, S. 54.

51 Adenauer K. Erinnerungen. 1945 - 1953, S. 61.

52 Adenauer K. "Die Demokratie ist fur uns eine Weltanschauung". Reden und Geschprache 1946 - 1967. Koln, 1998, S. 1 - 9.

53 В монографии С. Л. Сокольского, написанной в целом с позиций марксистской историографии, отмечалось, что буржуазный характер ХДС не соответствует ее социальной базе. - Сокольский С. Л. Указ. соч., с. 19 - 20.

стр. 153


лая часть рабочих-католиков давно уже состояла в различных церковных организациях; именно они оказали сильную поддержку ХДС в период ее создания54 .

В ХДС сформировалось "рабочее крыло", представленное Социальными комитетами. Однако "христианско-социальное" направление, идущее снизу, к 1949 г. было блокировано Аденауэром, а ранние программы ХДС - Кёльнские и Франкфуртские тезисы, Нехейм-Хюсте некая и Аленская (1947 г.) программы были преданы забвению. Тем не менее, усилия представителей "христианско-социального" направления не остались без последствий - христианские социалисты принимали активное участие в налаживании экономической жизни послевоенной Германии.

3 марта 1948 г. в возрасте 53 лет умерла жена Конрада Гусей. Летом 1947 г., впервые после 1939 г., Конрад и Гусей отдыхали в Швейцарии. Несмотря на некоторое улучшение здоровья, тяжелая болезнь так и не отпустила Гусей. Аденауэр считал, что его жена заболела после того, как в 1944 г. он был арестован гестапо, и Гусей пережила сильнейшее нервное потрясение. Для Конрада Гусей была надежной и верной спутницей жизни. Брюнинг, посетивший Аденауэра в дни траура, нашел его в чрезвычайно подавленном состоянии: "В этом мире, собственно говоря, у него не осталось больше никаких корней", - поделился своими впечатлениями экс-канцлер55 .

Конраду, как и после смерти первой жены Эммы в 1916 г., надо было жить дальше. Дети выросли, у них была своя жизнь, свои проблемы. В "большую политику" никто из них не пошел. Со временем дочери Рия и Либет стали помогать отцу в его делах и поездках. Родственные связи не слабели, наоборот, семейные встречи и обеды в Рендорфе стали чаще. Но Аденауэр не мог оставить политику и уйти в себя: нельзя было "выпасть" из политической жизни даже на день - политические противники не дремали. Аденауэр, как замечали окружающие, стал более жестким, допускал резкие выпады, а с соперниками "был готов играть вообще без правил"56 .

Можно упрекать Аденауэра в том, что он в 1945 - 1949 гг. обошел соперников. Но борьба есть борьба, и в ней побеждает самый опытный и сильный. Так или иначе, ХДС была создана и ее лидером стал Аденауэр57 . Дальнейшее восхождение Аденауэра от председателя Парламентского совета до канцлера ФРГ состоялось при опоре на ХДС, которая вместе со своим баварским союзником Христианско-социальным союзом (ХСС) завоевали большинство на первых выборах в бундестаг. Даже тот факт, что 15 сентября 1949 г. при голосовании кандидатуры федерального канцлера Аденауэр одержал победу большинством в один голос, не вызвал сомнений в легитимности канцлерства лидера ХДС58 .

"ЭРА АДЕНАУЭРА"

"Эра Аденауэра" - период его канцлерства - находится в центре внимания исследователей. Впрочем, само понятие "эры Аденауэра" требует уточнения. "Эра Аденауэра", отмечал историк К. Зонтхаймер, охватывает три выборных периода. Два последних года до своей отставки в 1963 г. канцлер не "обладал непререкаемым авторитетом и не являлся "старым хозяином" германской послевоенной политики"59 . Исследователь


54 Langguth G. Das Innenleben der Macht: Krise und Zukunft der CDU. Munchen, 2001, S. 34.

55 Knopp G. Op. cit., S. 42.

56 Уильямс Ч. Указ. соч., с. 358 - 359.

57 Первый федеральный съезд ХДС состоялся 20 - 22 октября 1950 г. в Госларе. На съезде был принят устав партии, действовавший до 1956 г. и избраны ее руководящие органы. Председателем ХДС был избран Аденауэр, его заместителями стали Я. Кайзер и Ф. Хольцапфель. - Erster Parteitag der Christlich-Demokratische Union Deutschlands. Goslar, 20 - 22. Oktober 1950. Bonn, 1950.

58 Позднее Аденауэра спрашивали, голосовал ли он сам за себя. Он отвечал: "Само собой разумеется, что-либо иное было для меня проявлением фарисейства". - Adenauer K. Erinnerungen. 1945 - 1953, S. 231.

59 Зонтхаймер К. Федеративная Республика Германия сегодня. Основные черты политической системы. М., 1996, с. 49.

стр. 154


Х. Шульце пишет: "Эра Аденауэра закончилась в октябре 1963 г. с отставкой "старика""60 . Однако и после отставки Аденауэр не ушел из большой политики. До февраля 1966 г. он оставался председателем ХДС, а в мае 1966 г. совершил поезду в Израиль, что, конечно же, не было его частным делом.

Немецкими исследователями подчеркивалось, что "суверенитет для ФРГ был высшей целью Аденауэра". Тем самым приоритет отдавался внешней политике61 . Послевоенная ситуация была сложной, однако Аденауэр, что для него характерно, стремился к упрощениям. Историк и политолог И. Фошепот считал, что Аденауэр "не был концептуальным политиком, действовал больше как политический прагматик, но он быстро понял новый политический расклад и стремился использовать его для своей выгоды62 .

Канцлер исходил из того, что в силу проводимой СССР "политики экспансии", раскол Европы вообще и Германии в частности затянется надолго. Западные политики, по его мнению, не имели достаточно ясных представлений о будущем устройстве Германии, они не учитывали ее центрального положения в Европе. Аденауэр был убежден: Германия политически может быть только на одной стороне Европы - на стороне Запада. Германия не может быть нейтральной, такое положение он считал "нереалистичным". Еще до создания ФРГ Аденауэр выразил надежду, что "в недалеком будущем будут созданы Соединенные Штаты Европы, к которым Германия будет принадлежать, и тогда Европа, в прошлом часто страдавшая от войн, будет пользоваться благоприятными условиями длительного мира"63 .

Желание Аденауэра привести немцев в "Соединенные Штаты Европы" совпадало с планами западных устроителей послевоенного мира. У. Черчилль в выступлении 19 сентября 1946 г. в Цюрихе говорил: "Первым шагом по воссозданию европейской семьи народов должно быть налаживание партнерства между Францией и Германией. Только так, и никаким иным образом Франция может вновь обрести ведущую роль в Европе. Духовное возрождение Европы без участия Франции и Германии с их величайшим духовным наследием попросту невозможно"64 . Однако на пути сближения Франции и Германии вставала проблема Саара.

ВОЗВРАЩЕНИЕ СААРА

Критики Аденауэра называли его германскую политику "пустой болтовней". Как писал юрист Б. Майсснер, канцлер "давал повод своим критикам и противникам укрепиться в их ошибочных представлениях, будто самого Аденауэра задача воссоединения Германии вовсе не интересует"65 . Возвращение Саара свидетельствует об ином. Там, где это было возможно, Аденауэр добивался конкретных результатов в деле воссоединения страны. Однако историк Х. А. Винклер считает, что разрешение "Саарского вопроса", ставшее значительным событием в 1955 г., вряд ли стоит приписывать персонально Аденауэру66 . Но без его участия это событие вряд ли бы произошло.

Аденауэр хорошо знал "Саарский вопрос" - история этого вопроса с начала XX в. проходила на его глазах. После окончания второй мировой войны Саарская область вошла во французскую зону оккупации, затем произошло выделение Саара из этой зоны,


60 Хаген Ш. Краткая история Германии. М., 2004. с. 218.

61 В составе первого федерального правительства ФРГ было 13 министров, но не было министра по иностранным делам: его функции выполнял канцлер. Пост министра по общегерманским вопросам занял Кайзер. -Adenauer K.Erinnerungen. 1945 - 1953, S. 232.

62 Foschepoth J. Adenauer und die Deutsche Frage. Gottingen, 1988, S. 14.

63 Adenauer K. Reden und Gesprache 1946 - 1967, S. 6 - 7.

64 Черчилль У. Мускулы мира. М., 2003, с. 500.

65 Майсснер Б. На пути к воссоединению Германии и к нормализации германо-российских отношений. М., 2001, с. 12.

66 Winkler X. A. Der lange Weg nach Westen. Bd. 2. Deutsche Geschichte vom "Dritten Reich" bis zur Wiedervereinigung. Munchen, 2002, S. 181.

стр. 155


но Франция не скрывала намерений на его полную интеграцию. Окончательно вопрос мог разрешиться с подписанием мирного договора с Германией. Но французские власти, не заинтересованные в появлении единой Германии, взялись энергично проводить "офранцузивание" Саара. В Саарской области была введена французская валюта, утвержден флаг Саара, ограничивалось проникновение в Саар информации из Западной Германии, в частности прессы ФРГ.

Политическая ситуация в Сааре развивалась по особому сценарию. 12 сентября 1946 г. на выборах победила Христианская народная партия (ХНП) И. Хоффмана, который стяжал славу "стойкого саарского сепаратиста". Он был сторонник существования Саара в форме "полуавтономного небольшого государства в рамках экономического и валютного союза с Францией". Возвращение Саара в "германское отечество" представлялось ему повторением прошлой истории, оказавшейся столь трагичной для немцев. 15 декабря 1947 г. вступила в силу конституция Саара, одобренная 83% избирателей, по которой Саар становился независимым от Германии образованием67 .

Принято считать, что Аденауэр был сдержан в "Саарском вопросе". Для него якобы налаживание отношений с Францией представлялось более важным, чем немедленное решение проблемы Саара. В политических кругах ФРГ создалось впечатление, что канцлер готов пожертвовать Сааром, опасаясь срыва планов по интеграции. Разумеется, политика Аденауэра в отношении Саара не была с политикой "с позиции силы", но превращать Саар в разменную монету германо-французских отношений он не собирался. В январе 1950 г. канцлер сделал резкое заявление о том, что в случае отделения Саара от Германии не может быть и речи о присоединении ФРГ к Европейскому союзу68 .

Большие трудности по "Саарскому вопросу" возникли у Аденауэра в партии ХДС. На заседании федерального правления ХДС 26 апреля 1954 г. Аденауэр говорил, что Саар может быть утрачен и забыт, но в то же время не возражал против его "европеизации". "Саарский вопрос является серьезным вопросом", - подчеркнул Аденауэр. Вместе с тем он призвал не драматизировать ситуацию, не превращать проблему Саара в "национальный вопрос", как это делают социал-демократы69 .

Оппоненты Аденауэра выступили против "плана европеизации Саара", поддерживаемого Францией. Так глава правительства земли Рейнлад-Пфальц П. Альтмайер потребовал от канцлера определиться с содержанием политики в "Саарском вопросе", иначе партия может проиграть грядущие выборы в земельные парламенты-ландтаги. Социал-демократы заявили: "Кто голосует за ХДС, тот предает Саар. Кто предает Саар, тот уступает Одер и Нейсе. Отказ от Саара или Одера-Нейсе есть сепаратизм и увековечение раскола Германии. Скажем на выборах: ХДС - нет!". Для Аденауэра главным было удержать партию от скатывания к национализму. Национальное государство - это анахронизм, у него нет будущего, убеждал он, тогда как "европеизация Саара" принесет политическую свободу его населению70 .

Летом 1954 г. во Франции сменилось правительство. Новым его главой стал П. Мендес-Франс. Выходец из богатой еврейской семьи, он занимал пост министра в правительстве Народного фронта, был участником французского Сопротивления. Не удивительно, что ни Аденауэр, ни его окружение не имели ранее с ним никаких контактов. Перспективы заключения договора о создании Европейского оборонительного сообщества (ЕОС), чего добивался канцлер, становились призрачными. Так это и случилось. 30 августа 1954 г. большинство депутатов Национального собрания Франции потребовало снять с повестки дня вопрос о ратификации договора о ЕОС.


67 Kraus A. H. V. Die kleine Wiedervereinigung. Als man im Saarland nach Freiheit rief. - Information fur die Truppe, 1990, N 5, S. 89.

68 АВП РФ, ф. 082, on. 37, п. 200, д. 12, л. 41.

69 "Wir haben wirklich etwas geschaffen". Die Protokolle des CDU-Bundesvorstands 1953 - 1957. Dusseldorf, 1990, S. 155 - 156.

70 Ibid., S. 188 - 191.

стр. 156


19 - 23 октября 1954 г. в Париже "в общем пакете" принятых договоров находилось соглашение по Саару. Таким было требование Мендес-Франса. Аденауэру пришлось нелегко. Он даже вызвал в Париж лидеров фракций бундестага, устроил завтрак для оппозиционеров Олленхауэра и Шмидта, для того, чтобы в какой-то мере разделить с оппозицией ответственность за принимаемое решение. Социал-демократов убедить не удалось, но председатели парламентских фракций ХДС/ХСС Брентано и СвДП Делер обещали поддержку канцлеру при обсуждении соглашения по Саару в бундестаге. 23 октября 1954 г. поздно вечером при настойчивом содействии премьер-министра Великобритании Идена Аденауэр и Мендес-Франс подписали Саарский статут в целях восстановления полных демократических свобод в Саарской области.

Аденауэру удалось добиться от Мендес-Франса согласия на то, что статут будет поставлен на голосование в Сааре. Его отклонение должно было означать желание саарцев остаться в составе Германии. На момент подписания договора обе стороны исходили из того, что большинство населения Саара высказывалось в пользу статута. Так что Аденауэр, несомненно, рисковал, тем более что в тексте статута не предусматривалась возможность отклонения подписанного соглашения71 .

Саарский компромисс был принят в ФРГ двойственно. Одни видели в подписанном соглашении долгожданную возможность убрать Саар как "надоевшую зубную боль", другие критиковали канцлера за "отказ от Саара". Общественность недоумевала, почему в Парижских соглашениях, которые означали окончание оккупационного периода для ФРГ и вступление Западной Германии в сообщество свободных народов (Парижские договоры открыли дорогу к перевооружению и вступлению ФРГ в НАТО), Саарский вопрос остался нерешенным.

В бундестаге разгорелись ожесточенные споры. Внутри ХДС/ХСС оппозиция курсу Аденауэра крепла72 . Канцлера, конечно, никто не обвинял в "распродаже немецких земель", как это делали социал-демократы, но развеять сомнения в том, что выбран правильный курс, канцлеру не удалось. Фракция СДПГ заблокировать в одиночку Парижские соглашения не могла. А попытка депутатов от СвДП устроить в бундестаге обструкцию, вызвала гневную отповедь со стороны Аденауэра.

27 февраля 1955 г. Саарский статут был поддержан большинством голосов в бундестаге (264 - "за", 201 - "против"). Одним из решающих аргументов был страх: в случае не ратификации статута Франция могла бы отказать в согласии на вступление ФРГ в НАТО73 . Добавим, что ратификация Парижских договоров принесла ФРГ долгожданный суверенитет. Это был несомненный успех внешней политики Аденауэра.

23 июля 1955 г. в Сааре был дан старт трехмесячному политическому марафону, который завершался голосованием 23 октября. В руководстве ХДС ни как не могли решить, на кого из саарских политиков сделать ставку. Решительными противниками "европеизации" были Демократическая партия Саара под руководством Г. Шнайдера и Немецкая социал-демократическая партия Саара под руководством К. Конрада. Три пронемецких партии объединились в "Отечественный союз" и призвали избирателей сказать решительное "нет" европейскому статусу. Сторонники "европеизации" христианские демократы Хоффмана и Социал-демократическая партия Саара под руководством Р. Кирнса не менее решительно призывали сказать на референдуме "да"74 .

Пожалуй, самой колоритной фигурой был Шнайдер. Это был энергичный, решительный политик и талантливый демагог. Его не смущало, что противников "европеизации" называли "националистами". Если сторонники Хоффмана убеждали: "Только в


71 Kraus A. H. V. Der Weg des Saarlandes nach Deutschland. - Information fur die Truppe, 1987, N 1, S. 62.

72 5 февраля 1955 г. на заседании правления ХДС вновь звучала критика Аденауэра. Кайзер просил канцлера внести ясность, как и чем можно поддержать саарцев в их желании вернуться в Германию. Он решительно напомнил Аденауэру, что тот не только канцлер, но и председатель ХДС, а значит необходимо помочь христианским демократам в Сааре. - Die Protokolle des CDU-Bundesvorstands 1953 - 1957, S. 336 - 346.

73 Kraus A. H. V. Der Weg des Saarlandes nach Deutschland, S. 62.

74 Ibid., S. 63 - 64.

стр. 157


Европе Саар и Германия объединятся вновь", то призыв их противников был: "С Германией в Европу". Орган саарской ХДС "Последние Известия" на обвинения в национализме отвечал: "Если немцы признают свою принадлежность к Германии, разве это национализм?"

Аденауэр по-прежнему "гнул свою линию". Выступая 2 сентября 1955 г. в Бохуме, он призвал саарцев высказаться в поддержку "европейского статуса Саара". Призыв не вызвал энтузиазма. Брентано даже прибегнул к "сильным выражениям" в адрес канцлера. Вновь с критикой Аденауэра выступил Кайзер, который прямо заявил, что невозможно требовать решения германского вопроса на Востоке, отдавая немецкие земли на Западе. Тем не менее, 1 октября 1955 г. федеральное руководство ХДС одобрило позицию Аденауэра, высказанную им в Бохуме75 .

Добровольный отказ от Саара был немыслимым для большинства западных немцев. Аденауэр вел слишком "тонкую игру", которую не понимали даже в собственной партии. Голосование в поддержку "европейского статуса" обрушило бы всю германскую политику консерваторов. Кто бы всерьез воспринимал заявления ХДС о "воссоединении Германии", если христианские демократы не сумели вернуть Германии Саар? Создавалось впечатление, что канцлер был готов к такому исходу. Однако есть и иное объяснение позиции канцлера.

Историк Х. Келер, ссылаясь на Штрауса, пишет, что Аденауэр тайно использовал так называемый "рептильный фонд" для ведения агитации за воссоединение с ФРГ. Деньги, называется сумма в 10 - 11 млн. марок, переводились Шнайдеру76 . Не испытывая недостатка средств, патриотический блок развернул тотальную агитацию. Канал помощи Шнайдеру был настолько тайным, что в курсе был только госсекретарь Г. Глобке, который умел хранить тайны, в том числе и о самом себе77 . Публичное поведение Аденауэра было столь "прозрачным", так что не удивительно, что он и попал под "ураганный огонь враждебных нападок" со стороны ближайших сподвижников.

Результаты плебисцита 23 октября 1955 г. были таковы: 67,2 % сказали европейскому статусу "нет", то есть высказались за присоединение Саара к ФРГ. Результаты плебисцита стали основой для присоединения Саара к ФРГ согласно ст. 23 Основного закона - Конституции ФРГ. "Маленькое воссоединение" состоялось78 .

ВИЗИТ В МОСКВУ

На фоне развернувшейся "битвы за Саар" готовился визит канцлера ФРГ в СССР. Этот визит проходил с 8 по 14 сентября 1955 г. и стал "важнейшим фундаментом собственного мифа" Аденауэра79 .

Кроме подписания соглашения об установлении дипломатических отношений между ФРГ и СССР, канцлер намеревался обсудить в Москве важнейшие проблемы: объединение Германии и возвращение немецких военнопленных, осужденных в СССР за военные преступления. Аденауэр осознавал всю сложность переговоров с советскими лидерами, когда говорил, что в "действительности у его поездки в Москву нет никаких шансов для прогресса в германском вопросе"80 . Министр иностранных дел Г. фон Брентано,


75 Die Protokolle des CDU-Bundesvorstands 1953 - 1957, S. 644.

76 Kohler H. Op. cit., S. 901.

77 Прошлое Глобке, который был известен как автор антисемитских комментариев к Нюрнбергским законам "третьего рейха" (1935 г.), после войны не раз было предметом разбирательств в различных инстанциях. Однако государственный секретарь оставался "на плаву" и пользовался исключительным доверием Аденауэра. В сборнике, где представлены различные стороны деятельности Глобке, отсутствуют сведения о его контактах со Шнайдером. - Der Staatssekretar Adenauers: Personlichkeit und politisches Wirken Hans Globkes. Stuttgart, 1980.

78 Kraus A. H. V. Die kleine Widervereinigung, S. 87 - 95.

79 Schwarz H. -P. Der Staatsmann, S. 207.

80 Kosthorst D. Brentano und die deutsche Einheit: die Deutschland- und Ostpolitik des Außenministers im Kabinett Adenauer 1955 - 1961. Dusseldorf, 1993, S. 156.

стр. 158


недавно занявший эту должность, призывал канцлера требовать от СССР максимума или вообще отказаться от визита в Москву.

Опубликованные к 50-летию установления советско-западногерманских дипломатических отношений документы позволяют проследить все перипетии переговоров в Москве81 . Инициатива установления дипломатических отношений исходила от советского руководства. Нормализация отношений с ФРГ, несмотря на ее вступление в НАТО, могла принести Советскому Союзу больше выгоды, чем односторонняя ориентация на ГДР. В Бонне рассуждали примерно также: установление дипломатических отношений с СССР укрепляло суверенитет ФРГ, но оставляло германский вопрос открытым. Чтобы снять подозрения в подготовке "нового Рапалло"82 , канцлер в июне 1955 г. отправился в США, где имел продолжительные беседы с президентом Эйзенхауэром и госсекретарем Даллесом, а также министрами иностранных дел Великобритании и Франции. Союзники настраивали канцлера на решительную борьбу в Москве за воссоединение Германии. Аденауэр не собирался уклоняться от борьбы, но считал, что к объединению должны привести великие державы, расколовшие страну и народ.

Западногерманская сторона готовилась к визиту в СССР основательно. Аденауэр в категорической форме потребовал от принимающей стороны заблаговременного предоставления полной программы пребывания в Москве, чтобы исключить всякую импровизацию. Количественный и качественный состав делегации, которую возглавил канцлер, подтверждал серьезность намерений правительства ФРГ. 142 чиновника высокого ранга вылетели из Кёльна в Москву на двух самолетах. Кроме того, на Белорусский вокзал Москвы прибыл специальный поезд с сотней немецких журналистов, техническим персоналом, средствами связи, запасами еды и вагоном-рестораном, где готовили "хорошую немецкую пищу". На стоянке специального поезда разбили цветочные клумбы, соорудили фонтан, а также окружили этот участок "немецкой земли" забором и выставили охрану.

8 сентября 1955 г. во второй половине дня в московском аэропорту "Внуково" с интервалом менее часа приземлились два самолета с германскими крестами. В первом прибыли члены делегации ФРГ, во втором - федеральный канцлер, которого встречало высшее руководство СССР. Аденауэр и глава советского правительства Н. А. Булганин обошли строй почетного караула. Прозвучали государственные гимны, главы делегаций сделали краткие заявления. Затем Аденауэр сел в свой черный "Мерседес-300" с флажком ФРГ, заблаговременно доставленный в Москву из Бонна. Канцлера и официальных лиц разместили в гостинице "Советская", лучшей на то время в Москве. Вечером Аденауэр посетил своих сотрудников, проживавших в немецком поезде, где провел совещание о предстоявших переговорах: он опасался советских подслушивающих устройств и предпочитал обсуждать тактику переговоров на "немецкой территории".

Советская сторона также готовилась к переговорам. Ее главная тактическая задача состояла в том, чтобы "подобрать ключи" к западногерманскому канцлеру, не допустить, чтобы он смог навязать свою линию поведения. У Хрущева заранее сложились свои представления об Аденауэре: в кругу своих сотрудников он называл канцлера "неисправимым "старым хреном", ничего не понимавшим в победоносном шествии социализма"83 .


81 К юбилею установления дипломатических отношений между СССР и ФРГ вышли в свет новые книги. В 2005 г. переиздана публикация МИД СССР для служебных целей от 1955 г. "Установление дипломатических отношений между СССР и ФРГ. Сборник документов и материалов" и воспоминания бывшего переводчика делегации ФРГ на переговорах в Москве посла в отставке В. Килиана: Killian W. Adenauers Reise nach Moskau. Freiburg, 2005.

82 Однако такие подозрения появились. После подписания документов об установлении дипломатических отношения между ФРГ и СССР, с подачи западных дипломатов стали распространяться слухи о "новом Рапалло", о заключении неких дополнительных и секретных соглашений между Бонном и Москвой. - Взгляд назад в будущее - Blick zurtick in der Zukunft, с. 140.

83 Там же, с. 123.

стр. 159


Комитету информации при министерстве иностранных дел СССР было поручено подготовить для Политбюро ЦК КПСС политическую биографию Аденауэра. После всех сокращений ПОЛУЧИЛСЯ текст Примерно в 100 страниц. Руководство МИД представило его членам Политбюро. "Эффект превзошел ожидания... материал о канцлере читался, как роман". В Политбюро и в правительстве, знакомясь с биографией Аденауэра, "перезванивались и держали совет, как целесообразнее построить предстоящие переговоры"84 . К сожалению, сведения о привычках Аденауэра в этот "роман" не попали, что привело к такому казусу: в первый день переговоров глава советской делегации Булганин предложил некурящему Аденауэру сигарету. Канцлер пошутил: "У вас преимущество, господин Булганин. В отличие от меня, вы всегда можете пускать дым в глаза"85 . Переводчик замялся: шутка получилась двусмысленной и резкой.

На переговорах советская сторона отмела все попытки связать установление дипломатических отношений с решением германского вопроса. Булганин в первом уже выступлении заявил, что решение вопроса о воссоединении Германии является делом, прежде всего, самих немцев, но необходимо считаться при этом с реальными условиями существования двух германских государств. Впрочем, Аденауэр не был настойчив в германском вопросе. Зато дискуссия о возвращении немецких военнопленных на родину оказалась острой и болезненной для обеих сторон86 .

Острая дискуссия началась с со статистики. Аденауэр говорил о 130 - 140 тыс. немецких военнопленных, удерживаемых в Советском Союзе. Хрущев же без обиняков заявил Аденауэру, что у канцлера какие-то "потолочные сведения, чистая фантазия", что канцлер попался "на удочку радиостанции "Голос Америки"". Это высказывание показалось Аденауэру особенно оскорбительным. Он с возмущением заявил, что никогда не слушал данной радиостанции и не является "лакеем Америки", а проводит самостоятельную политику87 . Булганин же заявил, что никаких немецких военнопленных в СССР нет, а есть 9626 человек, отбывающих наказание за преступления в годы войны.

Тогда Аденауэр в присутствии В. М. Молотова напомнил советским руководителям, кто в августе 1939 г. подписывал пакт с Риббентропом и в ноябре 1940 г. встречался с Гитлером.

Хрущев, пренебрегая всякой дипломатией, грозил Аденауэру кулаком, на что канцлер ответил тем же. Обстановка становилась критической. У Аденауэра даже появилась мысль о прекращении переговоров и отлете в Бонн. Но, в конечном счете, все разрешилось. Советская сторона дала честное слово, что все бывшие военнопленные будут переданы немецким властям. От письменных заверений Булганин и Хрущев, правда, уклонились. Вечером 13 сентября 1955 г. соглашение об установлении дипломатических отношений между СССР и ФРГ было подписано.

Разумеется, дела обсуждались не только за столом переговоров, но и за банкетным столом. Вечером 12 сентября в честь немецкой делегации был устроен грандиозный банкет в Георгиевском зале Кремля, на котором присутствовали 400 гостей. Столы, ломившиеся от деликатесов и изысканных напитков, растянулись более чем на 40 метров. На кремлевском пиру советник канцлера Бланкенхорн ощущал себя "как где-нибудь в далекой Азии во времена Великого хана"88 . Водка и вино лились рекой. От опьянения немцев не спасало даже оливковое масло, которое, зная об обильных русских застольях, взял с собой предусмотрительный Глобке. Газета "Цайт" писала: "За столом переговоров - ледяной холод, на банкете - в обнимку". Но не водка и вино растопили сердце Аденауэра. Все члены немецкой и советской делегаций, а с ними и зрители Большого теат-


84 Фалин В. М. Без скидок на обстоятельства: политические воспоминания. М., 1999, с. 72.

85 Knopp G. Op. cit., S. 74.

86 См.: Конасов В. Б. Судьбы немецких военнопленных в СССР: дипломатические, правовые, и политические аспекты проблемы. Очерки и документы. Вологда, 1996.

87 Визит канцлера Аденауэра в Москву, с. 140 - 141.

88 Knopp G. Op. cit., S. 76.

стр. 160


ра, видели, как после спектакля "Ромео и Джульетта" Аденауэр протянул Булганину руку для дружеского пожатия. Великая балерина Галина Уланова исполнила в тот вечер не только роль Джульетты, но и роль посланника дружбы и мира.

Сегодня создается впечатление, что не только артисты Большого театра, но и участники переговоров, русские и немцы, разыгрывали некий спектакль: при всем накале страстей, актеры политического театра знали, чем должно закончиться представление. Советское руководство еще до московского визита Аденауэра приняло решение о возвращении немецких военнопленных на родину. Правда, канцлер об этом не знал. В свою очередь, Аденауэр не мог вернуться из Москвы без подписанных соглашений.

По возвращении в Бонн Аденауэр подробно рассказал о поездке в Москву на заседании руководства ХДС 30 сентября 1955 г.89 Он заявил, что переговоры в Москве прошли весьма корректно, но были сложными, сказывались последствия войны. Аденауэр дал такую характеристику советским руководителям: Булганин - "небольшой, приземистый"; Хрущев - "толстый" и "лысый". Хрущев выступал скорее как "агитатор" и "пропагандист", а не как партийный и государственный руководитель. От канцлера не ускользнуло, что соперничество в советском руководстве все еще продолжается. Аденауэр делился и впечатлениями о Москве, о ее жителях и их нравах. Говорил о таких деталях советского быта, как цена женских туфель или бутылки красного вина; он отметил, что немногие москвичи имеют возможность ходить в рестораны.

Рассказ канцлера продолжил председатель комиссии по иностранным делам бундестага К. -Г. Кизингер. Он дополнил характеристики советским руководителям своими наблюдениями, отметив, что самым умным ему показался Г. М. Маленков90 .

Если Аденауэр в Москве присутствовал на службе в католической церкви, то Кизингер посетил православную службу. Кизингера интересовали идейные основы советского строя. Кизингер говорил, что нельзя недооценивать идеологию русских, которая представляет собой "смесь из марксизма-ленинизма и русско-славянского мессианства". Он сослался на свою полемику с Л. М. Кагановичем, фанатично рассуждавшем о неизбежности мировой коммунистической революции, предсказанной в "катехизисе" К. Маркса и ленинской теории. Кизингер пророчески заметил, что в 2000 г. ничего от этого не останется91 . Тем не менее, на заседании было решено обсудить на очередном съезде ХДС вопрос о "коммунизме как мировой опасности"92 .

Установление дипломатических отношений не привело к прорыву в отношениях между ФРГ и СССР. Первый советский посол в Бонне В. А. Зорин, из-за отсутствия реальных дел, уже через полгода вернулся в Москву93 . Кстати, именно ему пришлось выслушать наставление Брентано о том, как правильно следует называть его государство: не "Германская Федеральная Республика", а "Федеративная Республика Германия". Не повезло и В. Хаасу - послу ФРГ в СССР. По приказу из Бонна ему было запрещено вести в Москве какие-либо политические разговоры94 . Но Аденауэра такое положение не очень беспокоило. Немецкие военнопленные вернулись домой, а остальные проблемы отношений с СССР канцлер оставил решать своим преемникам.


89 Die Protokolle des CDU-Bundesvorstands 1953 - 1957, S. 584 - 600.

90 Ibid., S. 601 - 602.

91 Ibidem.

92 В АВП РФ хранится развернутая справка "О VI съезде ХДС ФРГ", состоявшемся 26 - 29 апреля в 1956 г. Штутгарте. С докладами выступили: Конце "О методах и целях советской внешней политики", Кизингер "Об угрозе коммунизма". Аденауэр признал, что прямой угрозы со стороны СССР нет, но она существует, потому что есть коммунизм. Поэтому внешняя политика ФРГ должна быть твердой. - АВП РФ, ф. 082, оп. 1, п. 6, д. 48, л. 24 - 25.

93 В 1956 г. советским послом в ФРГ стал А. А. Смирнов, который оставался в этой должности до 1966 г.

94 Взгляд назад в будущее - Blick zuruck in der Zukunft, с. 144.

стр. 161


ИСПЫТАНИЕ БЕРЛИНСКОЙ СТЕНОЙ

5 января 1961 г. Аденауэру исполнилось 85 лет. Торжество по этому поводу длилось два дня. Началось с католической мессы, встречей с родственниками и ближайшими сотрудниками, продолжилось грандиозным приемом представителей от всех государственных структур, партий, профсоюзов, общественности, с непременным участием прессы. Были иностранные гости, дипломатический корпус. Поздравления прислали Папа Римский, Эйзенхауэр, Хрущев, де Голль, Черчилль, главы многих государств и правительств. Первый вечер закончился грандиозной "вечерней зарей", второй - ужином у президента ФРГ. Аденауэр, как записал в дневнике советник канцлера по внешнеполитическим вопросам Х. Остерхельд, выглядел великолепно. Несмотря на то, что канцлеру пришлось в эти дни быть на ногах по 14 часов, он излучал энергию и оптимизм95 .

Возраст, казалось, не властвовал над ним. Аденауэр по-прежнему читал без очков, сохранил отличный слух, его почерк был четким и твердым. Политик много и интенсивно работал, вникал во все тонкости сложных вопросов. Аденауэра называли даже "биологическим чудом", искали источники долголетия, дотошно изучая его образ жизни96 . Разумеется, ему приходилось задумываться о завершении канцлерской карьеры. В апреле 1959 г., отдыхая в Италии на вилле "Ла Коллина" в Каденаббии97 , Аденауэр долго размышлял о возможности занять пост федерального президента. Эта идея витала в руководстве ХДС, особенно после неудачи с выдвижением Л. Эрхарда. Взвесив все, Аденауэр решил отказаться от президентского кресла, сохранив за собой канцлерское.

Недовольных таким решением было много. Пресса писала о "недемократизме" Аденауэра. 2 мая 1959 г. ближайшие помощники канцлера Глобке и Кроне прибыли к нему на виллу в Каденаббию. Они сообщили канцлеру, что большинство парламентской группы ХДС выступает за перемены и желает видеть Аденауэра президентом ФРГ, а на посту канцлера - Эрхарда. Руководство баварской партии ХСС также информировало Аденауэра, что склоняется к кандидатуре Эрхарда в качестве нового канцлера. Отдых был испорчен. 4 мая 1959 г. Аденауэру пришлось возвращаться в Бонн. Авторитет его в стране был еще достаточно высок, а в партии - непререкаем. Аденауэр полагал, что этого хватит, чтобы выиграть в 1961 г. еще одну избирательную кампанию. Он не мог знать, с какими трудностями ему придется вскоре столкнуться.

Важнейшим международным событием января 1961 г. была инаугурация нового президента США Дж. Кеннеди. Аденауэр не мог знать, станет ли молодой американский президент оказывать ему поддержку в германском вопросе, или пойдет на сближение с Советским Союзом. 12 - 13 апреля 1961 г. в Вашингтоне состоялась первая встреча Кеннеди и Аденауэра. В воспоминаниях канцлер подробно описал свои впечатления и содержание переговоров98 . В позитивном плане, кроме личного знакомства, эта встреча ничего не дала. Да, американцы заявили о поддержке жителей Западного Берлина в их стремлении к свободе, не возражали против воссоединения Германии и того, что столицей единой страны станет Берлин. Президент Кеннеди обещал защищать ФРГ и свободный (западный) Берлин от возможной агрессии всеми средствами, не исключая и атомного оружия. Вряд ли перспектива превращения Германии в поле боя ядерной войны обрадовала немцев. К тому же, от канцлера ФРГ в Вашингтоне добивались признания


95 Osterheld H. "Ich gehe nicht leichten Herzens...": Adenauers letzte Kanzlerjahre - ein dokumentarischer Bericht. Mainz, 1986, S. 18.

96 Григорьянц А. Парадоксы Аденауэра. - Известия, 21.IV.1992.

97 Начиная с февраля 1957 г., когда Аденауэр впервые посетил курортную деревушку Каденаббию на севере Италии, он несколько раз в год приезжал сюда на отдых. С 1959 г. вилла "Ла Коллина" фактически стала резиденцией канцлера, где совместно с министрами, влиятельными христианскими политиками обсуждались многие политические вопросы. В настоящее время Фонд им. Аденауэра организует на вилле проведение политических и научных совещаний и конференций. - Konrad Adenauer in Cadenabbia. Konrad-Adenauer-Stiftung. Dusseldorf, 1992.

98 Adenauer K. Erinnerungen. 1959 - 1963, S. 91 - 99.

стр. 162


западной границы Польши по Одеру-Нейсе, на что Аденауэр принципиально пойти не мог.

У США в это время были свои проблемы, так что немцы со своим германским вопросом могли и подождать. Кеннеди видел в Аденауэре хотя и мудрого, но все же политика из прошлого. Еще в бытность сенатором Кеннеди как-то сказал, что "эра Аденауэра" - влияние канцлера на политику в свободном мире заканчиваются"99 . Внимание американцев уже переключилось на СДПГ и лидера социал-демократов В. Брандта, который казался им "более гибким" и не столь настойчивым в германском вопросе. Не потому ли большую часть визита в США Аденауэр провел не с Кеннеди, а с вице-президентом Л. Джонсоном на его ранчо в Техасе.

24 - 27 апреля 1961 г. в Кёльне состоялся X съезд ХДС. Открыл его председатель партии Аденауэр. В выступлениях звучали привычные слова о восстановлении германского единства, что должно осуществиться только мирными средствами. Отмечался успех интеграционной политики правительства за 12 лет, министр иностранных дел Брентано отмел упреки в так называемой "неэластичности" правительства ФРГ. "В какой области должно быть эластично федеральное правительство? - вопрошал министр. - Неужели свободно избранные представители немецкого народа обязаны заседать с назначенными по указке коммунистическими функционерами в общегерманском парламенте?"100 .

Развитие событий вокруг Западного Берлина, германского вопроса в целом, логически подводило к событиям 13 августа 1961 г. Бегство немцев на Запад из "Восточной зоны", как в ФРГ называли ГДР, росло. Казалось, еще немного и ГДР просто "растает". 12 июля 1961 г. канцлер совершил поездку в Западный Берлин, где обсудил актуальные вопросы с правящим бургомистром В. Брандтом. Трудно было надеяться, что главные соперники на предстоящих 17 сентября 1961 г. выборах в бундестаг предпримут какие-то совместные шаги.

Между тем ситуация обострялась: в повышенную боеготовность приводились американские войска в Европе; 3 августа 1961 г. последовал новый ультиматум Хрущева о намерении заключить мирный договор с ГДР до конца года; 3 - 5 августа состоялась встреча руководства стран Варшавского договора в Москве; 5 - 6 августа прошла встреча министров иностранных дел трех западных держав с участием министра иностранных дел ФРГ Брентано. Канцлер чувствовал себя неважно, проводил время в Каденаббии, куда приезжали члены правительства. Аденауэра больше занимала предвыборная борьба, чем положение в Берлине. С середины августа в избирательной кампании начиналась "горячая фаза".

13 августа 1961 г. - памятная дата в немецкой истории. Советник канцлера Остерхельд пишет, что утром, он, сопровождая Глобке, отправился в Рендорф к Аденауэру. Глобке намеревался обсудить с канцлером широкий круг вопросов. День начался обычно. В поезде Глобке рассказал новости: народная полиция ГДР рано утром начала перекрывать границу между восточным и западным Берлином. Далее, следуя в автомобиле, прослушали по радио новости. Они были тревожными: заграждения на улицах из колючей проволоки, скопления людей в обеих частях города, танки, солдаты... Стало ясно, что власти ГДР при поддержке советских воинских частей закрывают "восточный сектор" Берлина. Росло ощущение близости новой войны101 .

13 - 14 августа рядом с Аденауэром, кроме Глобке и Кроне, не оказалось никого. Остерхельд записал в дневнике, что звонил по телефону различным адресатам, но безуспешно. Статс-секретарь министерства иностранных дел К. Карстенс был в отпуске, как и другие влиятельные члены правительства и партии. Вечером 13 августа по радио было оглашено заявление канцлера. Главная мысль: оснований для паники нет. Вместе с нашими союзниками, говорил Аденауэр, мы предпримем необходимые ответные меры.


99 Osterheld H. Op. cit., S. 29.

100 10. Bundesparteitag der CDU. Koln, 24 - 27. April 1961. Hamburg, 1961, S. 16 - 25.

101 Ibid., S. 50.

стр. 163


Правительство просит всех немцев, чтобы они не препятствовали этим мероприятиям. Введенный запрет продержится недолго, но этот вызов с Востока следует встречать спокойно, не предпринимать ничего такого, что не улучшит, а только затруднит положение. Немцы в "советской зоне" и Восточном Берлине остаются нашими братьями и сестрами102 .

Берлинская стена - это часть истории ГДР. После публикации выступления Н. С. Хрущева 4 августа 1961 г. на встрече партийного руководства стран-участниц Варшавского договора в Москве103 , вопросов о том, кто был инициатором ее возведения, не осталось. Отныне все заинтересованные стороны, в первую очередь руководство ФРГ, должны были учитывать фактор Берлинской стены в своей германской политике. Было ли руководство ФРГ готово к такому ходу событий? Судя по воспоминаниям ведущих политиков ХДС/ХСС, подобное развитие прогнозировалось104 .

Но каким образом можно было предотвратить скоординированные действия советских властей и руководства ГДР? Если Восточный Берлин являлся столицей ГДР, то статус его западной части оставался неопределенным. Кто нес ответственность за Западный Берлин: оккупационные власти, Берлинский сенат или федерация германских земель, то есть ФРГ? "Путаница в компетенции Берлина" была обусловлена послевоенным временем, Аденауэр к ней отношения не имел. Но на его действиях вновь сказалась "внутренняя дистанция" к проблеме Берлина. Для Аденауэра это был не просто город на востоке Германии, а город, находящийся на территории чуждого, неприемлемого государственного образования105 .

Вместе с тем в "Восточной зоне" было спокойно. Ничто более не предвещало повторения июньских событий 1953 г.106 Ситуация была полностью под контролем восточногерманских властей. И все же Аденауэр не спешил с поездкой в Берлин, к тому же он не хотел нарушать план своей избирательной кампании (14 августа 1961 г. он выступал на митинге в Регенсбурге; 16 - Бонне; 18 - Эссене). В Берлине ему пришлось бы встречаться и действовать вместе с Брандтом, который оказался бы в выигрышном положении107 .

16 августа 1961 г. Аденауэр принял советского посла в ФРГ А. А. Смирнова, который заверил, что никакого "расширения объекта спора" не будет, то есть территория Западного Берлина останется неприкосновенной. Беседа прошла на удивление спокойно. Канцлер обратил внимание посла на ситуацию в Берлине, где может пролиться кровь, но решительных требований прекратить строительство стены с его стороны не последовало. Были произнесены слова о необходимости расширения сотрудничества между СССР и ФРГ. Причем, как сказал посол, Советский Союз готов предложить выгодные экономические планы на следующие 20 лет. Канцлер в свою очередь заверил, что федеральное правительство желает жить с Советским Союзом в мире, и заинтересовано в


102 Adenauer K. Reden und Gesprache 1946 - 1967, S. 189 - 190.

103 Как принималось решение о возведении Берлинской стены. - Новая и новейшая история, 1999, N 2, с. 53 - 75.

104 Как ни странно, сооружение Берлинской стены стало событием, желательным как для Востока, так и для Запада. Даже Аденауэр, узнав о закрытии границы 13 августа 1961 г., воскликнул: "Слава Богу". - Филиппов А. М. Германский вопрос: от раскола к объединению, с. 186. Х. Келер пишет, что о событиях в Берлине сообщили канцлеру еще ночью, но "он никак не прореагировал". В городе было тихо, восстания не предвиделось. - Kohler H. Op. cit. S. 1107.

105 Osterheld H. Op. cit., S. 58.

106 См.: Хавкин Б. Л. Берлинское жаркое лето 1953 года - Новая и новейшая история, 2004, N 2.

107 Летом 1961 г. нападки на Брандта со стороны Аденауэра усилились. Для его дискредитации использовались отдельные факты из личной жизни Брандта. Из текста листовки "Вопросы к правящему бургомистру Брандту (он же Фрам)", подготовленной "Молодежным союзом" ХДС из Нойкирхена, избиратель мог узнать не только имя Брандта, данное при рождении, но и то, что Брандт участвовал в войне в Испании на стороне "красных", был в эмиграции, принял норвежское гражданство, носил норвежскую форму, издал книгу "Преступник и другие немцы". Поэтому тот, кто знает Брандта, голосует за Аденауэра. - Archiv fur Christlich-Demokratische Politik, Sankt Augustin, VII-002 - 008/1.

стр. 164


расширении сотрудничества. Было очевидно, что Аденауэр не хочет обострять отношения с СССР, а ожидает решительных действий от союзников108 .

19 августа 1961 г. в ФРГ прилетел вице-президент США Джонсон. Аденауэр изъявил желание вместе с ним отправиться в Западный Берлин, но американцы дали понять, что не собираются участвовать в избирательной кампании канцлера. Эти аргументы показались западногерманской стороне странными. Хотя было ясно, что США больше устраивает Брандт, чем "старик" Аденауэр. Правящий бургомистр Западного Берлина, не информируя федеральное правительство, вступил в переписку с президентом Кеннеди, демонстрируя независимость своих суждений по берлинскому вопросу. И до возведения стены Брандт не раз обращался к западным союзникам с предложениями расширить и по возможности изменить трактовку темы Берлина, пойдя на переговоры с советской стороной о его объединении109

Аденауэр полетел в Берлин лишь 22 августа 1961 г. "Слишком поздно", - подумали тогда большинство берлинцев110 . Поездка для канцлера оказалась нелегкой: уже нельзя было ничего изменить. Атмосфера на пресс-конференции была "свинцово-враждебной", но Аденауэр отвечал решительно и смело, хотя и без особого вдохновения, и в конце концов обстановка разрядилась.

Из событий 13 августа 1961 г. необходимо было извлекать уроки. 25 августа прошло очередное заседание руководства ХДС. На повестке значился один вопрос: "Политическое положение и предвыборная борьба после возведения стены". Аденауэр, открывая заседание, был сдержан. В основном он говорил о предстоящих выборах, встречах с избирателями, заочно полемизировал с Брандтом. Аденауэр обвинил западногерманскую прессу в откровенной лжи в связи с освещением его поездки в Берлин, не преминув отметить, что про оппозицию газеты пишут совсем по-другому111 .

И все же канцлеру пришлось еще раз объяснять, почему его поездка в Берлин состоялась "слишком поздно". Аденауэр напомнил, что все это время правительство напряженно работало. После 13 августа ситуация обсуждалась неоднократно как с участием послов трех западных государств, так и внутри кабинета. 18 августа прошло заседание бундестага, на котором единственным вопросом было принятие правительственного заявления о положении в Берлине. Остановился Аденауэр и на действиях США. Он не мог быть доволен визитом Джонсона, хотя и пытался представить поездку в Берлин проявлением собственной политики американцев. На что последовал возглас казначея ХДС Бургбахера: "Брандт получил тем самым шестичасовую рекламу". Руководство ХДС приняло решение: в знак солидарности с берлинцами провести 3 сентября в Западном Берлине "День родины"112 .

Политиков больше волновали выборы в бундестаг. В ХДС и ХСС предчувствовали, что на этот раз получить большинство вряд ли удастся. Так и произошло. На выборах 17 сентября 1961 г. ХДС получила на выборах только 35,8 % и 190 мест в бундестаге; СДПГ - 36,2 % и 190 мест; ХСС получил 9,6 % и 50 мест; СвДП - 12,8 % и 67 мест. Руководство СДПГ пыталось составить коалицию с СвДП, но время для этого еще не наступило.


108 Штраус писал в воспоминаниях, что Берлинский кризис развивался столь остро, что американцы всерьез обсуждали возможность применения атомного оружия против советских войск на территории ГДР. - Штраус Ф. Й. Указ. соч., с. 387 - 388. Пугал немцев ядерной бомбой и Н. С. Хрущев. Так 24 ноября 1961 г., встречаясь с президентом Финляндии У. Кекконеном, он заявил, что мы можем взорвать термоядерную бомбу в 100 мегатонн и более, "одной такой бомбы достаточно, чтобы от Западной Германии осталась одна пыль". - АВП РФ, ф. 0757, п. 33, д. 14, л. 28 - 29.

109 Брандт В. Воспоминания, с. 65.

110 Winkler X. A. Op. cit., Bd. II, S. 206.

111 Adenauer: "...um den Frieden zu gewinnen": die Protokolle des CDU-Bundesvorstands 1957 - 1961. Dusseldorf, 1994, S. 1005 - 1006.

112 Ibid., S. 1052.

стр. 165


Возведение Берлинской стены фактически разрушило германскую политику Аденауэра. Надежды на помощь Запада оказались иллюзорными. Немцы должны были взять инициативу в объединении страны в свои руки. Но как сделать это? На этот вопрос Аденауэр не знал ответа.

ОТСТАВКА

19 сентября 1961 г., через два дня после выборов состоялось заседание федерального правления ХДС. Присутствовали 27 человек, включая председателя ХСС Штрауса. В повестке дня значились вопросы: обсуждение результатов выборов в бундестаг 17 сентября 1961; переговоры о правительственной коалиции и о кандидатуре нового канцлера ФРГ. В пункте "разное" стоял берлинский вопрос113 .

Аденауэр, открывая заседание, поблагодарил Штрауса за то, что ХСС в основном сохранил свои позиции. Потери ХДС оказались более значительными, но это не значит, что христианские партии потерпели поражение. Успех СДПГ, по мнению Аденауэра, объясняется тем, что средства массовой информации, включая телевидение и крупные газеты, были на стороне социал-демократов. Дискуссия развернулась вокруг главных вопросов: кто будет канцлером ФРГ и кто станет партнером ХДС/ХСС по коалиции?

Аденауэр начал разговор о создании коалиции со Свободными демократами (СвДП), отметив, что в СвДП есть силы, которые не желают такой коалиции. Тем не менее, только с СвДП можно вести серьезные переговоры. Касаясь своей кандидатуры, Аденауэр сказал: "Было бы серьезной ошибкой для нашей партии, если я сейчас не стану канцлером". Раздались возгласы поддержки. Аденауэр не исключал того, что, возможно, ему не придется исполнять обязанности главы правительства полных четыре года, поэтому следует думать о преемнике, который до выборов в 1965 г. приобрел бы необходимый опыт. Председатель социальных комитетов ХДС И. Альберс сказал, что, по общему мнению членов его организации, Аденауэр должен остаться канцлером и решительно поддержал создание коалиции с СвДП, как наиболее близкой к ХДС партии. В ряде выступлений звучали слова о возможности в перспективе коалиции с СДПГ, учитывая сложившуюся после выборов ситуацию в Западном Берлине. Однако эти предложения не попали в итоговое постановление114 .

Аденауэр еще раз показал свое искусство политического игрока. 21 сентября 1961 г. он сделал предложение о коалиции СДПГ, которое было принято. Утром 25 сентября председатель ХДС встретился с лидерами социал-демократов Э. Олленхауэром, В. Брандтом и Г. Венером. Утверждают, что этот ход был нужен Аденауэру для того, чтобы припугнуть либералов, пытавшихся предъявить "старику" ультиматум. Руководство СвДП оказалось в растерянности. Штраус вспоминал: 26 сентября вечером к нему домой пришел председатель СвДП Э. Менде, который был обеспокоен планами Аденауэра сформировать "черно-красную" коалицию. В этом случае, либералы оказывались бы за бортом. Штраус заверил, что его партия не будет участвовать в подобной коалиции, но депутатских голосов от ХСС и СвДП будет недостаточно, чтобы воспрепятствовать замыслам Аденауэра. "Старик готов на все" - сказал в конце беседы Штраус115 .

Как и предполагалось, переговоры с СДПГ завершились ничем. Уже 2 октября Аденауэр встретился с руководством СвДП и ХСС. Председатель ХДС заявил, что он знает о критике, что развернулась вокруг него, и готов на персональные перестановки в кабинете. Тем самым был открыт путь к составлению договора о коалиции. И все же Аденауэру пришлось дать обещание через два года уйти с поста канцлера.


113 Adenauer: "Stetigkeit in der Politik". Die Protokolle des CDU-Bundesvorstands 1961 - 1965. Dtisseldorf, 1998, S. 1 - 61.

114 В решении федерального правления ХДС было записано: Аденауэр как председатель партии уполномочен вести переговоры о коалиции с СвДП. - Die Protokolle des CDU-Bundesvorstands 1961 - 1965, S. 52.

115 Штраус Ф. Й. Указ. соч., с. 403 - 404.

стр. 166


Избранный 7 ноября 1961 г. в четвертый раз федеральным канцлером, Аденауэр развил активную деятельность. 18 ноября он отправился с визитом в США. Лидеры США, Франции и Англии, встречаясь с Аденауэром, не скрывали, что не желают усиления конфронтации с СССР. Существование двух германских государств не затрагивало напрямую их интересы. В конце марта 1962 г. США выдвинули новую внешнеполитическую инициативу: речь шла о признании сложившихся после второй мировой войны европейских реалий, в том числе границы по Одеру-Нейсе. Предполагалось создание системы международного контроля по Западному Берлину, что фактически вело к переговорам с ГДР. Руководству ФРГ предлагалось в течение 48 часов ознакомиться с данным проектом, а затем передать его советской стороне. Для Аденауэра это решение Вашингтона стало серьезным ударом116 .

Однако "старик" не собирался сдавать без боя свою германскую политику. 12 апреля 1962 г. состоялось заседание руководителей всех фракций в бундестаге. Менде, Олленхауэр, Брентано не решились на открытое выступление против Аденауэра, опасаясь предстать в глазах немцев "предателями национальных интересов". Заручившись поддержкой лидеров фракций, 14 апреля канцлер отправил телеграфом письмо президенту США Кеннеди, в котором решительно высказал несогласие с предложениями государственного секретаря Д. Раска. По мнению Аденауэра, эти предложения подрывали не ТОЛЬКО берлинскую, НО и всю германскую политику и превышали своим содержанием предложения русских. Американская сторона, в свою очередь, не намеревалась уступать, зная, что в правительстве ФРГ и бундестаге уже подбирается кандидатура нового канцлера117 .

30 апреля 1962 г. у себя на вилле Аденауэр провел совещание с участием министра иностранных дел Шредера, Кроне, ближайших советников Глобке, Карстенса, Пара, Барча и Остерхельда, которое продолжалось целый день. На следующий день канцлер долго беседовал с Глобке. Обсуждалась сложившаяся ситуация, главным образом разногласия с США по германской политике. Аденауэр по-прежнему считал, что достижение единства страны невозможно без поддержки США. Канцлером была высказана важная мысль: необходимо добиваться расширения прав и свобод в Восточной Германии. А затем он произнес слова, которых от него никто не ждал: "Мы можем примириться с тем, чтобы рассматривать советскую оккупационную зону в качестве государственного образования, если люди там смогут жить свободно и по-человечески достойно"118 .

Заочный спор с США продолжался в Берлине, куда канцлер отправился 7 мая 1962 г., затем на съезде ХДС 2 - 5 июня 1962 г. в Дортмунде119 . Складывалось мнение, что Аденауэр намеренно переключился на критику США, чтобы не обсуждать вопрос о преемнике. Вторую половину 1962 г. канцлер провел очень активно и результативно. Продолжилось сближение ФРГ с Францией. Личные встречи Аденауэра и де Голля, состоявшиеся в июле во Франции, а затем в сентябре в ФРГ, привели к подписанию 22 января 1963 г. в Париже франко-западногерманского договора о дружбе и сотрудничестве, известного как Елисейский договор.

Аденауэр активно отреагировал на Кубинский кризис, считая, что размещение советских ядерных ракет на Кубе связано с намерениями СССР добиться от Запада уступок в берлинском вопросе. 23 октября 1962 г. канцлер отправил письмо президенту Кеннеди с заверениями о полной поддержке "политики безопасности американского правительства против жесточайших угроз для свободного мира". В ответном послании Кеннеди по-


116 Уильямс Ч. Указ. соч., с. 606.

117 В ХДС не был снят вопрос о преемнике Аденауэра. Кроне, встречаясь с канцлером 5 апреля 1962 г. на вилле "Ла Коллина", записал в дневнике: "Вечером обсуждал с канцлером преемника. Я сказал ему, что во фракции и партии большинство желает Эрхарда. Он остается при своем мнении - нет. Шредер? - Надо подумать. Брентано? - Я не могу сказать да. Он меня не понимает. Во всяком случае, этой осенью он не хочет уйти в отставку". - Aus dem Tagebuch von Heinrich Krone. Konrad Adenauer in Cadenabbia, S. 28 - 29.

118 Osterheld H. Adenauers letzte Kanzlerjahre, S. 110.

119 11. Bundesparteitag der CDU. Dortmund, 2. -5. Juni 1962. Hamburg, 1962.

стр. 167


благодарил канцлера "за твердость и одобрительное отношение к американским мерам, что его особенно воодушевляет"120 .

Одновременно с Кубинским кризисом разразился внутриполитический скандал, связанный с разоблачением журналом "Шпигель" плохой боевой подготовки частей бундесвера, выявленной на маневрах НАТО, что якобы являлось государственной тайной. Журналисты "Шпигеля", которых Аденауэр обвинил в забвении национальных интересов, были арестованы. В стране "бездна государственной измены", - заявил Аденауэр121 . Арест журналистов привел к протестам политической оппозиции и либеральной общественности, обвинявших власть в покушении на свободу слова. Попытка канцлера взять под защиту своего политического союзника лидера ХСС и министра обороны ФРГ Штрауса не удалась. 13 ноября 1962 г., в разгар скандала, Аденауэр отправился с визитом в США.

Дело "Шпигеля" привело к правительственному кризису. В отставку подали министры от СвДП, требуя отставки Штрауса122 . Г. Кроне, федеральный министр по особым поручениям, на заседании правления ХДС заявил, что правовое государство находится под угрозой и подобная практика "ведет к методам гестапо"123 . 30 ноября 1962 г. Штраус заявил о своей отставке с поста министра обороны. При этом канцлер посулил Штраусу в будущем "большую и решающую роль в политической жизни немецкой нации".

Тактическая борьба вокруг формирования пятого по счету правительства отняла у Аденауэра немало сил. Новый 1963 год начался для него тяжело. Историк О. Ференбах отмечал, что в "отношении этой великой личности действовал закон политики: десяти лет пребывания в должности вполне достаточно"124 . Но уйти из власти подчас труднее, чем получить ее. 23 апреля 1963 г. на заседании фракции ХДС/ХСС в бундестаге большинство поддержало кандидатуру Эрхарда на пост канцлера ФРГ. Спустя три дня состоялось заседание правления ХДС. В повестке дня значился один вопрос: "Политическое положение в ХДС после номинации Эрхарда как преемника Аденауэра на посту федерального канцлера". Эрхард на заседании отсутствовал. Своего мнения Аденауэр не скрывал. Он говорил, что "ХДС не должна стать экономической партией", но эти аргументы уже не действовали125 .

Аденауэр был не из тех, кто сразу уходит от дел. Его отставка затянулась. В июне 1963 г. в ФРГ с визитом прибыл Кеннеди. Вместе с Аденауэром он посетил Западный Берлин. Политики вместе постояли у Берлинской стены. Расстались они как лучшие друзья. Затем была встреча Аденауэра с президентом Франции де Голлем. "Старик" слетал в Рим на аудиенцию к Папе Павлу IV. Не были забыты и сограждане по ФРГ. Три недели Аденауэр совершал прощальные поездки по стране. "Впечатление было такое, - иронизирует английский историк Ч. Уильямс, - что это король объезжает свои владения"126 .

15 октября 1963 г. Аденауэр ушел с поста канцлера ФРГ. Фигура его преемника на этом посту, Эрхарда, многим в ХДС казалась "промежуточной". С одной стороны, выдвижение Эрхарда отражало стремление сохранить преемственность во внутренней и внешней политике, а с другой - свидетельствовало о кризисе в партии. Как говорил Аденауэр: "Из Эрхарда канцлера не выйдет". Новый канцлер не пользовался широкой поддержкой низовых организаций ХДС, а насколько это было важно, Аденауэр знал по собственному опыту127 .


120 Osterheld H. Op. cit., S. 151 - 152.

121 Патрушев А. М. Указ. соч., с. 328.

122 По поводу кампании, развязанной в прессе в связи со скандалом, Штраус писал: "Со мной обращались в то время как с евреем, который осмелился бы выступить на съезде НСДАП". - Штраус Ф. Й. Указ. соч., с. 418 - 420.

123 Die Protokolle des CDU-Bundesvorstands 1961 - 1965, S. 309 - 310.

124 Ференбах О. Крах и возрождение Германии. Взгляд на европейскую историю XX века. М., 2001, с. 192.

125 Die Protokolle des CDU-Bundesvorstands 1961 - 1965, S. 441 - 484.

126 Уильямс Ч. Указ. соч., с. 638.

127 Историк Ф. Бёш отмечал: "Аденауэр только потому вошел в историю выдающимся канцлером, что одновременно являлся и председателем ХДС". - Bosch F. Die Adenauer-CDU. Grundung, Aufstieg und Krise einer Erfolgspartei 1945 - 1969. Stuttgart, 2001, S. 9 - 10.

стр. 168


В КОНЦЕ ПУТИ

С отставкой жизнь Аденауэра в политике не кончилась. До марта 1966 г. он оставался председателем ХДС. Много сил ушло на подготовку и проведение двух очередных съездов в Ганновере и Дюссельдорфе. Численность партии хотя и медленно, но все же росла и приближалась к 300 тыс. членов. Но пришло время сдавать и этот пост. 16 февраля 1966 г. правление ХДС рекомендовало избрать председателем партии Эрхарда, а Барцеля его первым заместителем. На состоявшемся 21 - 23 марта 1966 г. в Бонне очередном съезде партии эти перемены были утверждены128 .

В мае 1966 г. Аденауэр посетил Израиль (дипломатические отношения между ФРГ и Израилем были установлены в 1965 г.). Аденауэр давно намеривался посетить еврейское государство. Об этом он сказал в 1960 г. на встрече с премьер-министром Израиля Д. Бен Гурионом в Нью-Йорке. В 1966 г. правительство Израиля возглавлял Л. Эшкол, который, принимая Аденауэра, говорил о жестокости немцев в отношении евреев во времена нацизма. Аденауэр не готов был выслушивать обвинения в адрес своего народа и даже собирался демонстративно прервать визит. Но у "старика" хватило мудрости не сделать этого. "Если немцы не совершают новых грехов, - сказал он, - нужно уметь прощать и старые". Покидая Израиль, Аденауэр сказал: "Вероятно, в Израиле я приобрел нам новых друзей129 .

5 января 1967 г. Аденауэру исполнился 91 год. В день рождения в застольной речи он рассказал о том долгом пути, что пришлось пройти ему вместе со страной. Он благодарил американцев и англичан за их помощь в становлении Боннской республики, благодарил французов за их дружбу. Аденауэр не изменил своих взглядов относительно Советского Союза, назвав политический режим СССР "ужасным и вопиющим". Угрозы для Запада, по его словам, по-прежнему исходят с Востока, о чем не следует забывать. Аденауэр говорил о партийных делах, предстоящих выборах в бундестаг. Его последними словами в этой речи были: "Сделать все, что мы можем, чтобы наша партия оставалась первой партией в ФРГ"130 .

Жизнь патриарха германской политики подходила к концу. Все намеченное им было сделано. 19 апреля 1967 г. Аденауэр скончался. Семья, в которой к тому времени было 23 внука, безутешно оплакивала его кончину. В глубоком трауре была вся страна. Сограждане написали более 80 тыс. писем с выражением искренних соболезнований родственникам покойного. Церемония похорон завершалась на Рейне, когда гроб на катере доставили в Рендорф. Тысячи людей по обоим берегам реки прощались со своим выдающимся политиком. Прощался и Рейн, на воды которого "старик" так любил смотреть. Последние молитвенные слова произнес сын-священник Пауль. Аденауэра похоронили рядом с его женами Эммой и Гусей.

Со смертью Конрада Аденауэра в истории Германии завершились четыре политические эпохи (от кайзера до Боннской республики), в которых он жил и которые олицетворял.


128 14. CDU-Bundesparteitag. Bonn, 21. -23. Marz 1966. Bonn, 1966, S. 207 - 208.

129 Osterheld H. Aussenpolitik unter Bundeskanzler Ludwig Erhard 1963 - 1966: ein dokumentarischer Bericht aus dem Kanzleramt. Dusseldorf, 1992, S. 315 - 316.

130 Adenauer K. Reden und Gesprache 1946 - 1967, S. 230.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/КОНРАД-АДЕНАУЭР-ПАТРИАРХ-ГЕРМАНСКОЙ-ПОЛИТИКИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Б. В. ПЕТЕЛИН, КОНРАД АДЕНАУЭР: ПАТРИАРХ ГЕРМАНСКОЙ ПОЛИТИКИ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 08.01.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/КОНРАД-АДЕНАУЭР-ПАТРИАРХ-ГЕРМАНСКОЙ-ПОЛИТИКИ (date of access: 01.12.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Б. В. ПЕТЕЛИН:

Б. В. ПЕТЕЛИН → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
249 views rating
08.01.2020 (328 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ [Беларуси], лекция, часть 1
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ [Беларуси], лекция, часть 2
Русские контакты Д. Дидро: эволюция исследования проблемы
3 days ago · From Беларусь Анлайн
Российско-прусский договор 1743 г.
Catalog: История 
14 days ago · From Беларусь Анлайн
Р. А. ГОГОЛЕВ. "Ангельский доктор" русской истории. Философия истории К. Н. Леонтьева: опыт реконструкции
Catalog: Философия 
14 days ago · From Беларусь Анлайн
Организация репетиторского агентства
15 days ago · From Беларусь Анлайн
Русско-американские разногласия по вопросу о полосе отчуждения КВЖД. 1906 - 1917 гг.
Catalog: История 
17 days ago · From Беларусь Анлайн
Кадровый состав и внутриармейские отношения в вооруженных формированиях в годы гражданской войны
Catalog: История 
17 days ago · From Беларусь Анлайн
Генрих VIII Тюдор
Catalog: История 
34 days ago · From Беларусь Анлайн
О. Шпенглер и "консервативная революция" в Германии
Catalog: История 
39 days ago · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
КОНРАД АДЕНАУЭР: ПАТРИАРХ ГЕРМАНСКОЙ ПОЛИТИКИ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones