Libmonster ID: BY-1278

Такими словами определил значение материалов "Смоленского архива" профессор Гарвардского университета М. Фэйнсод в своей известной книге "Смоленск под властью Советов" 1 . Его работа написана исключительно на основе документов "Смоленского архива", которые были предоставлены в распоряжение автора благодаря помощи американской благотворительной организации RAND Corporation и финансовой поддержке Фонда Форда. В 1958 г. вышло первое издание "Смоленска...", ставшего "настольной книгой" для нескольких поколений американских советологов.

Основной смысл работы Фэйнсода заключается в том, что архивные материалы отдельно взятой российской провинции подтверждают тоталитарный характер советского общества. Иной оценки в тот период разгара "холодной войны" вряд ли можно было ожидать (это замечание никак не умаляет научной добросовестности Фэйнсода в его анализе документов архива). Когда же через 20 лет с ними поработали так называемые "историки-ревизионисты" (в первую очередь А. Гетти 2 ), то их вывод оказался буквально противоположным: партия и режим даже в сталинские тридцатые выглядят слишком слабыми, чтобы быть тоталитарными.

Столь разные оценки базируются на материалах одного и того же архива! Это уже само по себе ставит в повестку дня две серьезные методологические проблемы: или американская советология сама применяет критикуемый ею советский принцип партийности в науке, отбирая только те документы, которые подходят под заранее определенную схему исследования; или историческое знание, базирующееся даже на архивных материалах, в принципе не может быть объективным из-за неизбежного субъективизма исследователя.

Исследовательская практика использования материалов "Смоленского архива" дает все основания для актуализации этой проблемы. В течение десятилетий советские и российские историки не имели к нему доступа, что не позволяло им оценить его как исторический источник. Теперь архив возвратился в Россию.

Что же нового он может дать науке? Попробуем представить общую характеристику его материалов и публикацию некоторых документов с небольшими комментариями по наиболее острым социальным проблемам обсуждаемой эпохи.

Весь "Смоленский архив" состоит из 538 дел. Формально документы архива охватывают период с 1917 по 1941 год. Но распределение их хронологически неравномерно. Всего несколько незначительных дел за 1917 - 1920

стр. 3


годы, около 170 дел относятся к 1921 - 1928 годам. Основная же масса документов приходится на тридцатые годы: 122 дела за 1929 - 1932 гг., 156 - за 1933 - 1936, 50 - за 1937 - 1941 годы 3 . По 1939 году есть лишь несколько документов в деле 204 (о партийном руководстве Рославльской железнодорожной станцией) и в деле 54 (о государственном налогообложении в третьей пятилетке). По 1940 году - два дела. WKP (т.е. ВКП) 479 - это лишь датированные этим годом заметки по основам марксизма-ленинизма и конспекты лекций о курсах по политической подготовке для членов и кандидатов ВКП(б). WKP 494 - сведения о количестве исключенных из партии по Смоленской партийной организации. Материалы за 1941 г. к Смоленщине не имеют никакого отношения: в деле 456 несколько номеров украинских газет "Транспортник" и "Большевик"; в деле 457 - два номера "Правды" за июнь 1941 года. То есть фактически смоленские архивные документы заканчиваются 1938 годом.

Но "Смоленский архив" - это история далеко не только одной Смоленщины. Вполне естественно, что за 1929 - 1937 гг. он включает документы партийных и других организаций и учреждений соседних Брянской, Калужской, Псковской и Тверской областей, территории которых входили во вновь созданную Западную область с центром в Смоленске. При этом в архиве есть и немало дел, никакого территориального отношения за пределами указанных временных рамок к Смоленщине не имеющих. Дело 24 - это ведомственная переписка по вопросам профсоюзов г. Брянска за 1924 - 1925 гг.; дела 130 и 131 - материалы Медынского уездного комитета партии большевиков (Калужская губерния) за 1925 - 1926 годы; дело 292 - документы Спас-Деменского укома ВКП(б) за 1927 г.; дело 293 - Псковского губкома за 1927 г.; дела 297, 531 и 532 - Осташковского уездного комитета (Тверская губерния) за 1926 - 1928 годы и т.д.

Около 60 дел трудно вообще причислить к делам партийного архива, а не только к Смоленскому областному партийному архиву. Например, все дело 264 - это номер журнала "Плодово-ягодное хозяйство" за январь 1933 г.; дело 256 - бюллетень Всесоюзной ассоциации пролетарских писателей от 10 апреля 1926 г. и Информационный бюллетень Московского областного совета профсоюзов государственных служащих за 1923 г.; дело 258 - бюллетень Московского комитета транспортников 1929 г., посвященный внутренним проблемам в европейских странах, на Ближнем и Дальнем Востоке; дело 263 - еженедельный информационный бюллетень ТАСС со статистическими данными по сельскому хозяйству в СССР за 1932 г.; дело 268 - брошюра на польском языке; дело 505 - песни и частушки на белорусском; дело 508 - лекция Вайнштейна на еврейском языке; дело 489 - список опубликованных на иврите книг с выходными данными за 1932 г.; дела 484, 486 и 490 дают историческую справку, природную и экономическую характеристику Биробиджана; дела 447 и 449 - газетные вырезки о положении на Украине и в Белоруссии за 1926 - 1929 годы и т.д.

Отдельными делами проходят в архиве общедоступные библиотечные материалы: книги (дело 536 - стенографический отчет XV съезда ВКП(б); дело 537 - ВКП(б) в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898 - 1924, ч. 1), газеты (дело 448 - отдельные номера и вырезки из газет по вопросам развития промышленности в СССР за 1927 год; дело 457 - два номера "Правды"; дело 456 - киевские газеты "Транспортник" и "Большевик"), бюллетени центральных учреждений (дела 530, 256, 258, 259, 263, 437).

Такого рода материалы в принципе не должны были состоять на архивном хранении. Поэтому "Смоленский архив" правильнее будет рассматривать не как архив в непосредственном значении этого слова, а как коллекцию материалов. Материалов разноплановых по происхождению и характеру дел, ведомственной, временной и территориальной принадлежности, способам их помещения в архив. Потому, если согласиться с оценкой архива Фэйнсодом как "зеркала советской действительности", то это

стр. 4


действительность, сформированная далеко не только смоленскими документами.

Не случайно и Фэйнсод определяет его как "коллекцию документов", традиционно называемую "Смоленским архивом", и не склонен преувеличивать ее значимость и выводить на уровень исключительности. Наоборот, он предостерегает советологов о том, что "любая попытка использования источников архива должна учитывать как его сильные, так и слабые стороны" 4 . К последним он в первую очередь относил неравномерность документальных свидетельств по различным сферам жизни советского общества. Тем не менее он считал переданные ему для работы материалы во многих отношениях уникальными. И к тому у него были все основания. Западным исследователям доступ к советским архивам в то время был закрыт, да и советским открыт далеко не полностью. Ничего подобного "Смоленскому архиву" больше нигде на Западе не было. Он был единственным документальным свидетельством советской истории довоенного периода на местном уровне, а потому, естественно, и уникальным.

"Серьезным недостатком" архива Фэйнсод считал его бессистемность, что часто затрудняет установление хронологической последовательности записей многих партийных и исполнительных органов власти. К примеру, в архиве представлены протоколы заседаний Смоленского губкома ВКП(б) за 1920, 1922 и 1928 гг., но отсутствуют протоколы за другие годы. Имеются протоколы заседаний Западного обкома партии за 1929, 1936 - 1937 гг., но отсутствуют протоколы за промежуточный период. Едва ли возможно подобного рода пробелы заполнить с помощью других имеющихся в архиве документов.

Различный уровень происхождения документов дополняет отмеченную Фэйнсодом хронологическую их бессистемность. Около половины всех дел архива - это документы среднего и низшего, наиболее близкого к реальной жизни звена управления: районного, уездного, волостного. Уровень губкома и обкома ВКП(б) - это почти каждое третье дело архива. Остальное - местные организации, учреждения, первичные парторганизации и уже упоминавшиеся "непартийные" дела. Характер низовых документов - это в большей степени различные жалобы, внутренние мелкие разбирательства, малосодержательные решения. Основными же документами на областном и районном уровне являются протоколы бюро, секретариатов, пленумов, конференций партийных органов и партактивов.

Особую группу составляют материалы переписки. Наиболее представленной в количественном отношении является переписка между областным и районным руководством, преимущественно по хозяйственным вопросам: правящая партия никогда не ставила их на второй план. Далее идут вопросы "чисто партийные" - прием и исключение из ВКП(б), чистки партии и административно- хозяйственного аппарата, мобилизация масс на проведение разного рода политических и хозяйственных кампаний, работа сети парт- и политпроса и т.д. Гораздо меньше межведомственной переписки учреждений одного уровня подчинения: областных и районных, а также районных властей с непосредственными исполнителями решений вышестоящих органов - руководителями колхозов, совхозов, МТС, сельских советов, секретарями первичных парторганизаций.

Односторонне представлена корреспонденция "Москва-Смоленск". Это директивные указания из центра, обязательные к исполнению на местах, и секретные информационные материалы. Такой переписки в архиве несколько самостоятельных единиц хранения в делах Смоленского губкома, Запобкома и даже райкомов ВКП(б) (WKP 129, 246, 396, 444, 528). В основном они содержат отдельные документы, наподобие так поразившей корреспондента газеты "New York Times" "Инструкции всем партийно-советским работникам и всем органам ОГПУ, суда и прокуратуры", подписанной В. М. Молотовым и И. В. Сталиным 8 мая 1933 г., о прекращении массовых выселений крестьян, упорядочении производства арестов и разгрузке мест заклю-

стр. 5


чения. Этот документ находится в деле 231 среди других материалов совершенно секретной переписки Песоченского РК ВКП(б) за 1933 - 1934 годы 5 .

То же относится к закрытому письму ЦК ВКП(б) "О беспорядке в учете, выдаче и хранении партбилетов и о мероприятиях по упорядочению этого дела" от 13 мая 1935 г. (WKP 499 с разной секретной перепиской обкома). Здесь же и другое закрытое письмо ЦК: "О террористической деятельности троцкистско- зиновьевского контрреволюционного блока", от 29 июля 1936 года. В деле 178 среди секретной переписки Думиничского райкома партии за 1930 - 1934 гг. хранится постановление президиума ЦКК ВКП(б) и коллегии НК РКИ СССР от 23 сентября 1931 года "О взаимоотношениях К[онтрольных] Щомиссий] с судебно-следственными органами". Инструктивное письмо "О порядке переезда членов партии" (письмо разъясняет, как должен вести себя коммунист, желающий поменять место жительства, как и от кого получать разрешение для этого) за подписями Молотова и Л. М. Кагановича от 19 января 1924 г, каким-то образом "осело" в делах Ельнинского уездного комитета партии за 1928 г. 6 и т. д.

Основная масса дел архива - это далеко не первые экземпляры машинописного текста или рукописные материалы, исполненные необязательно чернилами, а и карандашом и совсем не на белой бумаге, зачастую на обратной стороне уже использованных ранее листов, бланков, газетных полос и т.д. Конечно, это не снижает их ценности как исторического источника, однако читать многие из них довольно трудно, а некоторые практически невозможно. Таковы дело 27 (протокол заседания президиума Заднепровского РК ВКП(б), отчеты о работе партийной организации района за 1926 г.) и дело 34 (протоколы заседаний бюро Монастырщинского райкома партии за 1928 год). Это третьи или четвертые экземпляры машинописного текста, представляющие собой единое, расплывшееся по всей странице темное пятно 7 .

Очень содержателен материал дела 319. Это протоколы за 1935 - 1936 гг. Серго- Ивановской первичной парторганизации Тумановского района, то есть самого низового звена партийной структуры, с характерным восприятием происходившей главным образом в Москве борьбы с зиновьевцами и троцкистами. Однако работать с документами крайне трудно из-за неразборчивости почерка, что и сказывается на использовании их исследователями, которые, как Фэйнсод и др., по необходимости работали и работают в первую очередь и в основном с документами легко читаемыми, особенно в типографском исполнении, оставляя вне поля зрения "слепые" материалы.

Наиболее полно, в той степени, в какой вообще об этом можно говорить в отношении "Смоленского архива", в его документах раскрываются вопросы внутрипартийного строительства, взаимоотношений ("руководства") партии с советскими, хозяйственными, правоохранительными и другими органами власти, организациями и учреждениями, а также ход коллективизации, чисток и репрессий, особенно второй половины тридцатых годов. Из "чисто партийных" дел чаще всего фигурируют вопросы агитации и пропаганды, приема и исключения из партии, регулирования социального состава партийных организаций посредством чисток, борьбы с оппозицией.

Красной нитью проходит через материалы архива тема партийного руководства развитием экономики. Смоленщина - регион преимущественно сельскохозяйственный. Неудивительно поэтому, что в центре внимания областного руководства, и в первую очередь партийного, с конца двадцатых годов стали вопросы коллективизации. Нэп и его кризис на Смоленщине, администрирование и силовые методы коллективизации, погоня за процентом и "бумажные" колхозы, трагедия кулака и нередко середняка, экономическое и административное притеснение единоличника, техническая и кадровая помощь колхозам и совхозам - все это нашло свое достойное отражение в материалах "Смоленского архива".

стр. 6


Однако перед историком, разрабатывающим любую не узкую местного уровня проблему, требующую широких обобщений и выводов, но использующего при этом локального значения иллюстративные документы, всегда встает проблема их типичности для других регионов страны. "Смоленский архив" не мог представлять собой какое-либо исключение в этом отношении. Само его использование советологами поставило в повестку дня вопрос о том, в какой степени выводы и оценки, сделанные на основе документов архива, можно экстраполировать на другие регионы России.

Исследование "Смоленского архива" Фэйнсодом вылилось в книгу об одной области - Смоленщине. Но ее история не являлась, с точки зрения автора, чем- то исключительным. Наоборот, она была частью общей российской истории, представляя собой "хронику российского опыта, отраженного в жизни типичной области в течение двух созидательных десятилетий советской власти". Важность архива, по Фэйнсоду, состояла как раз в том, что он давал возможность "проникнуть в саму сущность функционирования советской системы, что выходит далеко за рамки простой регистрации истории Смоленска" 8 .

В целом не оспаривает тезис о типичности архива и области и Гетти. "В некоторых аспектах, - пишет он, - типичность "Смоленского архива" бесспорна". Множеством особенностей обладала Западная область. Но при этом по уровню развития она была не просто типичной, а "наиболее типичной". А по количеству городов на ее территории, распределению рабочей силы, уровню грамотности, детской смертности и количеству партийных организаций Западный регион являлся "фактически типичным". В такой ситуации, как отмечает Гетти, "если бы мы даже предположили, что Западная область была в чем-то особенной.., то и тогда ее партийный архив стоил бы того, чтобы его исследовать" 9 .

Специфика документов архива заключается в том, что в большинстве своем это бумаги партийных органов, работа которых требовала искажать объективную реальность в ту или иную сторону настолько, насколько это было выгодно конкретному исполнителю конкретного документа. В данном отношении партийный архив, как замечает Сергей Максудов, - "не лучший источник для восстановления правдивой картины". Но, с другой стороны, продолжает он, его документы - "бесценное достоверное свидетельство. Написанные по конкретным поводам, они не предназначались для рассмотрения в исторической перспективе и, возможно, именно поэтому оказались вполне для этого пригодны. В них нет умышленной фальсификации" 10 . Другое дело, какие материалы из этой коллекции брать, как их прочитывать и интерпретировать - это уже зависит от объективности подхода и научной добросовестности каждого отдельного исследователя.

"Партийное происхождение" архива предопределило и еще одну из слабых его сторон - преобладание директивных установок всех уровней над материалами, освещающими реальное положение. Как и в любом другом партийном архиве, здесь хорошо просматривается линия продвижения на низовой уровень исполнения решений московских и областных властей с предписаниями того, что надо сделать. Информация же о том, что фактически было сделано во исполнение принятых решений, представлена очень слабо. И это не дает возможности проследить функционирование всех звеньев системы управления в полном объеме.

В девяностые годы, после того, как зарубежным ученым был открыт доступ к российским архивам, включая бывшие партийные, вплоть до центральных, интерес к "Смоленскому архиву" заметно снизился. Но статус единственной и потому уникальной коллекции советских архивных материалов с абсолютно свободным доступом к ним для американских, и не только американских, ученых без необходимости дорогостоящих поездок в Россию, за архивом, безусловно, сохранился. Хотя, конечно, тот материал, который имеется сегодня только в одном Центре документации новейшей истории Смоленской области (бывшем партархиве) и с которым имеют реальную

стр. 7


возможность работать иностранные исследователи, несравнимо больше и богаче по содержанию.

В настоящее время в фондах ЦДНИСО хранится 369 694 дела. Наиболее полными по количеству материалов и содержательными являются фонды губернской и областной партийных организаций. Основные виды документов те же, что и в "Смоленском архиве", - протоколы и стенограммы областных партийных конференций, пленумов, заседаний бюро, секретариата, партийного и партийно-хозяйственного активов губ кома и обкома партии, директивные и циркулярные письма, докладные записки, информации, статистические отчеты, материалы контрольных комиссий.

Основная часть документов "Смоленского архива" - машинописные тексты. Исполнение документов в одном экземпляре, даже секретных, практиковалось в исключительных случаях. Поэтому или первые экземпляры вашингтонских материалов, или их копии (конечно, далеко не всех) можно обнаружить в различных фондах нынешних смоленских архивов. Например, ознакомление с делами ф. 5 (Запобком ВКП(б), 1929 - 1937 гг.) Смоленского центра документации новейшей истории позволяет утверждать, что многие документы американской части архива, а дело WKP 538 даже целиком (типографские экземпляры протоколов заседаний бюро Запобкома ВКП(б) за 1936 г.), дублируют то, что сегодня хранится в ЦДНИСО. Это относится и к типографским вариантам протоколов Запоблисполкома, Смолгубкома, отдельным материалам по "Смоленскому нарыву" 1928 - 1929 гг., особенно касающимся чистки Смоленского университета (WKP 51, 37, 337, 7, 33, 40, 54, 229, 238, 301). Это никак не снижает ценности вашингтонской коллекции смоленских материалов для американских исследователей, но уменьшает степень "утраты" документов для российских историков и архивистов.

В итоге характеристика "Смоленского архива" как исторического источника может быть сведена к следующему:

- "Смоленский архив" - это незначительная по объему (538 дел) коллекция документов Смоленского губкома, обкома и Запобкома ВКП(б), окружных, районных, уездных и волостных партийных комитетов и первичных организаций, а также иных, в том числе территориально не связанных со Смоленщиной и Западной областью учреждений и ведомств, охватывающих 1917 - 1941 гг.;

- содержащиеся в архиве материалы бессистемны во временном, территориальном, делопроизводственном и тематическом отношениях, а также по их ведомственной принадлежности; они фрагментарны и нередко низкого качества в техническом исполнении, что существенно затрудняет работу с ними исследователей.

Все это в совокупности не позволяет, даже при условии самого тщательного знакомства со всеми документами архива, сформировать на его основе более- менее целостное представление о довоенной истории России или хотя бы Смоленщины. Потому архив нельзя брать как нечто завершенное и строить свои выводы или предложения, базируясь только на его документах.

Далее публикуются документы из "Смоленского архива" по нескольким темам: о политике ликвидации "кулачества" как класса; о том, как правящая партия изолировала себя и поставила над остальным обществом; о местных партийных руководителях как "маленьких Сталиных" (на примере писем в адрес первого секретаря обкома партии И. П. Румянцева).

Широкомасштабная борьба с кулаком началась, как известно, в самом начале 1930 г. январским постановлением ЦК ВКП(б) "О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации". Реальная "работа" по борьбе с кулаком возлагалась на специально создаваемые для этого "тройки". Им вверялась вся полнота власти. Документ N 1 - ярчайшее тому подтверждение. Именно тройки давали указания органам советской власти, как вести учет и описывать имущество кулаков, разделяя их на три категории; что делать с конфискованным имуществом; куда конкретно выселять кулаков III категории и на какие земли; дополняли списки кула-

стр. 8


ков на основе решений батрацко-середняцких собраний; определяли нормы средств производства и продовольственных запасов для выселяемых кулацких семей и давали соответствующие установки местным партийным организациям.

Председатель тройки Великолукского округа Западной области Локтев направил на места соответствующую инструкцию 12 февраля 1930 года. И уже через две недели в первой информационной сводке на имя секретаря обкома партии И. П. Румянцева (док. N 2) округ отчитывался, что выявлено 3551 кулацкое хозяйство, из которых 947 - первой категории, 1307 - второй и 1297 - третьей. Все имущество кулаков первой категории к тому моменту уже было передано колхозам, у всех остальных описано и частично распределено между бедняками и батраками. Земли для расселения подыскивались. Районы приема кулацких семей намечены.

Иногда "искривления" партийной линии принимали настолько гипертрофированные формы, что оставить их без внимания было невозможно. Уполномоченный ОГПУ одного из районов в погоне за цифрой осужденных кулаков обязал местные карательные и административные органы в обязательном порядке возбудить на всех кулаков уголовные дела по ст. 58 - 10 Уголовного кодекса. Нет свидетелей - следует допрашивать партийцев. Они дадут нужные показания! (док. N 3). И не возвращаться из деревень без таких дел!

Областная прокуратура расценила такое беззаконие как "явное искривление директивы партии по ликвидации кулачества как класса". Но одновременно указывала, что местные работники ОГПУ завалили прокуратуру подобными делами и требовали давать по ним положительные заключения.

Повседневная практика борьбы с "кулаком" не становилась предметом судебных разбирательств. Справка прокуратуры Западной области о ходе раскулачивания в марте 1930 г. лишь констатирует наиболее вопиющие факты беззакония (док. N 4). Изымают горшки и ухваты, снимают одежду с детей, растаскивают имущество кулаков и середняков, шантажируют, угрожают.

Судебные органы становились на защиту не притесняемых, а "революционной законности". Власти беспокоились за возможный срыв весенней посевной кампании, и судебная машина заработала на всю мощность. Только за февраль 1930 г. по области было осуждено 298 кулаков и 194 зажиточных - более половины всех осужденных (858 чел[овек]). Март показал такую же динамику: за первую десятидневку - 37 % кулаков и зажиточных, за первую и вторую - 75 % (док. NN 5, 6).

При этом суд для кулаков был показательным и скорым. За февраль в пожарном порядке - в срок до трех дней - суды рассмотрели 79 % таких дел, в начале марта - 73,4 %, из них в выездных сессиях и показательных процессах - 67,8 % в феврале и 54,7 % - в начале марта. В сводке за 10 - 20 марта выражено сожаление, что в этот период в срок до трех дней суды рассмотрели "лишь" 61,7 % дел, из которых в выездных сессиях и показательных процессах - "всего" 38,5 процентов. Это считалось недостаточным.

Наиболее примечательным в этой второй мартовской сводке является другое. Определяя "карательную политику нарсудов" в отношении кулаков и зажиточных как оправданно жесткую и классово выдержанную, областной суд считал совершенно неприемлемым "привлечение и осуждение в уголовном порядке значительного числа середняков".

Так же как и кулаки, они нередко вредили "колхозному движению", хищнически истребляя домашний скот. Но ведь то были середняки! В ход пошел двойной стандарт. Все такие уголовные дела по середнякам прекращались; впредь допускалось привлечение середняков только к административной ответственности. А если кто из судей не поймет свою задачу и приговорит середняка к лишению свободы до двух лет, то ему самому грозило за это дисциплинарное производство.

К осени 1930 г. сохранение поголовья скота стало едва ли не самой острой проблемой. Запоблисполком принял постановление о мерах против хищнического убоя скота (док. N 7). Запрет распространялся как на колхо-

стр. 9


зы, совхозы, так и на единоличные хозяйства. Нарушители подвергались штрафу в размере 10-кратной стоимости убитого животного. Но и здесь кулаки были выделены в особую категорию: сверх штрафа их могли привлекать к уголовной ответственности с лишением свободы на срок до двух лет, с выселением или нет.

По сути ничего не изменили в политике ликвидации кулачества ни мартовская статья Сталина "Головокружение от успехов", ни последовавшее постановление партии. Момент некоторой растерянности на местах прошел довольно быстро. Тройка Великолукского округа Западной области, обсудив 26 марта 1930 г. телеграмму первого секретаря обкома ВКП(б) Румянцева, вынесла решение: "Ликвидации подлежат те кулацкие хозяйства, на которые наткнулся колхоз в пределах своих границ" (док. N 8), которые, естественно, не могли не расширяться!

На том же заседании тройка отдает дань уважения официальным документам и высказывается за возвращение зажиточным крестьянам незаконно отобранного у них имущества. А следом идет ее же постановление (док. N 9), в котором все точки над "i" расставлены: возвращать кулакам ничего нельзя, это приведет к развалу "многих колхозов". Дальнейшая судьба кулаков была предрешена. К осени 1930 г. завершался первый этап "ликвидации кулачества как класса" - их ждали лагеря.

К весне 1933 г. ситуация изменилась настолько, что ЦК и СНК СССР сочли возможным и необходимым прекратить практику массовых выселений крестьян. В нескольких делах "Смоленского архива" имеются типографские копии известной инструкции за подписями Молотова и Сталина от 8 мая 1933 года (док. N 10). Американских исследователей, начиная с Фэйнсода, больше привлекала первая ее часть, где имеются цифры разверстки предельного количества выселяемых по различным регионам страны с общим количеством в 12 тыс. хозяйств. На Западную область отводилось минимальное количество - "всего" 500 хозяйств.

Данный документ свидетельствует не только, а возможно и не столько о том, что резерв наличия "кулаков" был уже окончательно исчерпан, сколько об изменении самой государственной политики по отношению к "кулачеству". На первое место выдвигаются меры экономического давления. В разделе III "О разгрузке мест заключения" инструкции кулакам, осужденным на срок до трех лет, так же, как и всем другим, лишение свободы заменяли принудительными работами до 1 года, а осужденных на срок от 3 до 5 лет направляли в "трудовые поселки ОГПУ" вместе с находившимися на их иждивении лицами.

Вскоре они получили право возвращаться в родные места и заниматься привычным трудом. Но на очень специфических условиях уплаты сельхозналога. На примере отдельного района об этом свидетельствует док. N 11. В июне 1934 г. Президиум Краснинского райисполкома Западной области по этому вопросу установил следующую разницу в ставках налога для колхозов, индивидуальных участков колхозников, единоличников и кулаков.

Если у колхозника не было своего ("необобществленного") хозяйства, то он полностью освобождался от уплаты налога. С необобществленной части хозяйства он платил твердую ставку в 25 рублей. Ставка сельхозналога с коммун и сельхозартелей была самой низкой: за 1 гектар зерновых - 3 рубля, овощей - 16 рублей. Ставки же для единоличников были соответственно 80 и 590 рублей. Но если такие хозяйства "злостно не выполняли заданных им планов посева и обязательных поставок с/х продуктов государству", то сумма налога для них удваивалась. "Кулацкие" же хозяйства вообще не попадали ни под какие нормы. Их облагали по "действительной доходности в индивидуальном порядке". Понятно, что выдерживали такой экономический прессинг далеко не все. К концу тридцатых годов кулаков в деревне не стало.

Но в полностью колхозной деревне продолжали жить и свято верить в светлое будущее страны дети раскулаченных. Они не держали зла на государство. Они лишь просили о помощи, как четверо детей умершего на Урале

стр. 10


кулака Чуркова, просили власть дать им возможность поселиться в ранее принадлежавшей их семье хате, которая бесхозно стояла заколоченной на балансе местного колхоза (док. N 12).

Публикуемые документы хранятся в Центре документации новейшей истории Смоленской области. Подготовил к печати Е. В. Кодин.

Примечания

1. FAINSOD M. Smolensk under Soviet Rule. N.Y. 1958; ФЭЙНСОД М. Смоленск под властью Советов. Смоленск. 1995.

2. GETTY J. A. Origins of the Great Purges: The Soviet Communist Party Reconsidered, 1933 - 1938. Cambridge (N.Y). 1985.

3. Подсчет А. Гетти. См. GETTY J.A. Guide to the Smolensk Archive. In: A Researcher's Guide to Sources on Soviet Social History in the 1930s. N.Y. 1989, p. 85.

4. FAINSOD M. Op. cit. Cambridge. 1989, p. 3, 5.

5. Смоленский архив, д. 231, л. 121.

6. Там же, д. 499, л. 308 - 309, 322 - 328; д. 213, л. 177; д. 178, л. 34.

7. Чтение документов архива затрудняется тем, что это не оригиналы, а копии в виде микрофильмов.

8. FAINSOD M. Op. cit. 1989, р. 12, 13.

9. GETTY J. A. Guide to the Smolensk Archive, p. 87.

10. Неуслышанные голоса. Документы Смоленского архива. Кн. 1. 1929. Кулаки и партейцы. N.Y. 1987, с. 8.

N 1. Обращение председателя тройки Великолукского округа Западной области

12 февраля 1930 года

О ликвидации кулака как класса

Товарищи!

"Проведение мероприятий по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации, - говорит решение ЦК, - должно находиться в органической связи с действительным массовым колхозным движением бедноты и середняков и является неразрывной составной частью процесса сплошной коллективизации".

Запобком предостерегает местные организации против подмены, как это имело место в ряде районов, работы по массовой коллективизации голым раскулачиванием. Лишь в сочетании с самой широкой организацией батрачества и бедноты и при сплочении бедняцко-середняцких масс на основе коллективизации проводимые административные меры по раскулачиванию могут привести к успешному разрешению поставленных партией задач в отношении социалистического переустройства деревни и ликвидации кулачества.

Окружком считает необходимым, чтобы начавшийся в районах сплошной коллективизации процесс ликвидации кулацких хозяйств был проведен наиболее организованным путем, что особенно необходимо в Великолуцком округе, как пограничном. Причем проводимыми мероприятиями мы должны решительно подавить попытки контрреволюционного противодействия кулачества колхозному движению, вырвать средства эксплоатации у кулака и отнять у него всякую возможность организации против партии и советской власти.

Для проведения мероприятий по ликвидации кулачества окружком предлагает:

1. Районным тройкам немедленно дать указания, через райисполкомы, сельсоветы, о взятии на учет всего имущества кулаков с целью прекращения разбазаривания имущества этими хозяйствами. К составлению описей сельсоветы в помощь должны привлечь батрацко-бедняцкий и середняцкий ак-


Кодин Евгений Владимирович - доктор исторических наук, профессор, проректор Смоленского государственного педагогического университета.

стр. 11


тив. Сельсоветы должны немедленно предупредить кулацкие хозяйства, что к хозяйствам, разбазаривающим имущество, бегущим будет применяться конфискация всего имущества.

2. В двухнедельный срок провести по всему району учет и довыявление кулацких хозяйств и разбивку всех их на три группы:

а) первая категория - контрреволюционный кулацкий актив, арестовываемый в настоящее время ОГПУ. В отношении этой категории тройки могут дополнять список на основе решения батрацко-бедняцких и середняцких собраний, с передачей (имущества) материалов органам ОГПУ;

б) вторая категория - отдельные элементы кулацкого актива, особенно из наиболее богатых кулаков и полупомещиков, которые будут высылаться в отдаленные местности Советского Союза.

Семьи первой группы и вторая группа будут высылаться из пределов округа по распоряжению окружной тройки. Имущество первой группы конфискуется и передается в колхозы (там, где колхозов нет, принять меры к организации колхозов с передачей в них конфискуемого имущества или передать в ближайший колхоз). Имущество второй группы конфискуется по мере выселения их, по распоряжению окружной тройки; при создании колхозов вторая группа переселяется на тех же основаниях, что и первая группа, на участки или во временные помещения из пределов колхозов;

в) третья категория оставляется в пределах округа - кулаки, которые подлежат выселению из пределов колхозов и районов сплошной коллективизации и расселению на участках за пределами колхозных хозяйств, отводимых им РИКами, после утверждения окружной тройки.

Всякие аресты могут быть проведены лишь карательно-судебными следственными органами.

Райтройки обязываются] в двухнедельный срок представить в окружную тройку сведения о количестве кулацких хозяйств 3-й категории. Окружная тройка после получения из районов указанных данных даст на месте точную разверстку расселения по районам кулацких хозяйств III категории.

3. В целях лучшей ориентировки районов при составлении цифр по выселению из пределов кулацких хозяйств II категории окружная тройка дает по вашему району следующую ориентировочную цифру... (пропуск в документе. - Е. К.).

Окружная тройка указывает, что в ориентировочные цифры по районам семьи арестованных кулацких элементов по I категории входят в число кулацких элементов II категории.

4. Кулацким хозяйствам первой и второй группы при конфискации у них имущества должны быть оставлены лишь самые необходимые предметы домашнего обихода, некоторые элементарные средства производства и необходимые продовольственные запасы до нового урожая (примерно из расчета 4 клгр. хлеба на едока в месяц, 8 клгр. картофеля в месяц, овощи и т.д. Семьям, имеющим детей, оставлять корову до выселения, оставить пилы, топоры, лопаты, мотыги, один комплект сбруи). Денежные средства выселяемых кулаков конфискуются с оставлением в руках кулаков минимальной суммы (до 500 руб.) на семью, необходимой для проезда и устройства на новом месте.

5. В отношении кулацких хозяйств третьей группы, которые выселяются из пределов колхозов и районов сплошной коллективизации на отводимые РИКами участки, окружная тройка предлагает:

а) средства производства оставлять в размерах, минимально необходимых для ведения с/х на вновь отводимых участках;

б) срочно проработать райтройкам и фракц. ОИКа вопрос о способах использования расселяемых кулаков как рабочей силы в особых трудовых дружинах на лесоразработках (дорожных, мелиоративных и др. работах);

в) в поселках, куда будут выселены кулаки, управление будет осуществляться специальными тройками или уполномоченными, назначаемыми РИКами и утверждаемыми тройками окрисполкомами (так в документе. - Е. К.).

стр. 12


6. Всем кулацким хозяйствам, находящимся вне колхозов, немедленно даются с/советами определенные производственные задания по сельскому хозяйству и обязательства по сдаче товарной продукции государственным и кооперативным органам и принимаются меры, которые обязывали бы (под угрозой конфискации всего имущества и уголовной ответственности) кулацкие хозяйства, которые не выселяются к полному посеву своих площадей.

7. Выделение участков для расселения кулацких хозяйств третьей категории произвести районным тройкам в 16 районах: Великолуцком, Насвинском, Рыковском, Цевельском, Ловатском, Холмском, Бологовском, Советском, Ленинском, Октябрьском, Новосокольницком, Невельском, Усть-Долысском, Пеновском, Поречьевском (Локнский в документе пропущен. - Е. К.).

Районные тройки должны немедленно подыскать бросовые земли, заболоченные участки из-под леса и др., требующие улучшения, и сообщить о всех таких участках в Окртройку в недельный срок (примерный размер участков, характер почвы, местонахождение и т.п.).

Разверстка на переселяемых в указанные шестнадцать районов кулацкие хозяйства III категории будет дана дополнительно, с учетом также районов комплектования частей 43-й дивизии.

8. Безусловно воспрещается распространять мероприятия по выселению, переселению и конфискации к бедняцким и середняцким хозяйствам. Об этом необходимо предупредить потому, что некоторые работники, исходя из объяснений, что из бедняков и середняков есть подкулачники, "по идеологии кулаки", и т.д., арестовывают и отдельных бедняков и середняков. В вопросе ликвидации кулака как класса должна быть проведена четкая классовая линия. Мы ликвидируем, арестовываем и конфискуем имущество у нашего классового врага. Но нужно против этого врага мобилизовать бедняцко-середняцкие массы - вот наша задача, нужно добиться от бедняка и середняка отмежевания его от кулака и понимания задачи ликвидации кулачества.

Запрещается распространять указанные мероприятия и на семьи красноармейцев и командного состава Красной Армии, хотя бы это были и кулацкие. О всех случаях выявления кулацких хозяйств, имеющих в хозяйстве красноармейцев, нужно немедленно ставить в известность окружную тройку.

9. Всем партийным организациям необходимо совместно с профорганизациями немедленно принять меры по очистке промышленных предприятий от кулацких элементов, не допуская какой-либо общей чистки, и в дальнейшем принять меры к недопущению таких элементов на производстве. Кулак сейчас бежит из деревни в город, пытается пробраться на производство, на другие работы, вот почему сейчас необходимо всем партийным и профсоюзным организациям принять все меры... (далее текст в конце машинописной страницы не читается. - Е. К.).

В отношении кулацких семейств, члены которых продолжительное время работают на фабриках и заводах, должен быть проявлен особо осторожный подход и решаться каждый раз окружной тройкой по согласованию с соответствующими заводскими организациями.

10. В отношении порядка конфискации и использования конфискованного имущества руководствоваться следующим:

а) конфискация имущества кулаков производится особоуполномоченным райисполкомов с обязательным участием сельсовета, представителей колхозов, батрацко-бедняцких групп и батрачкомов;

б) при конфискации производится точная опись и оценка конфискуемого имущества, с возложением на сельсоветы ответственности за полную сохранность конфискованного;

в) конфискуемые у кулаков средства производства и имущество передаются РИКами в колхозы в качестве взноса за батраков и бедняков, с зачислением конфискованного в неделимый фонд колхозов с полным погашением из конфискуемого имущества причитающихся] с ликвидируемого кулацкого хозяйства обязательств государственным и кооперативным органам;

стр. 13


г) колхозы, получающие землю и конфискуемое имущество, должны обеспечить полный засев передаваемой земли и сдачу государству всей товарной продукции;

д) конфискуемые жилые кулацкие постройки использовываются на общественные нужды сельсоветов и колхозов или для общежития вступающих в колхоз и не имеющих собственного жилья батраков;

е) сберкнижки и облигации госзаймов у кулаков всех трех категорий отбираются и заносятся в опись с выдачей расписки и о направлении их на хранение в соответствующие органы Наркомфина. Всякая выдача выселяемым кулацким хозяйствам из взносов в сберегательные кассы, а также выдача ссуд под залог облигаций в районах сплошной коллективизации безусловно прекращаются;

ж) паи и вклады кулаков всех трех категорий в кооперативные объединения передаются в фонд коллективизации бедноты и батрачества, а владельцы их исключаются из всех видов кооперации.

11. По сведениям, имеющимся в (Ж, в отдельных районах (напр. Идрицкий, Великолуцкий, Куньинский) производится конфискация имущества и выселение кулаков без всякого плана и подготовки, что является совершенно недопустимым. Необходимо райкомам сначала провести все необходимые мероприятия по подготовке (в сроки, указанные настоящим письмом) после утверждения необходимых мероприятий окртройкой и затем приступить к выселению и расселению. При выселении и конфискации имущества у кулацких хозяйств постройки их немедленно должны передаваться в колхозы и кулацкие семьи [должны быть] переселены в другие, вне колхозов. Однако сейчас немедленно должна быть развернута работа среди батрацко-бедняцких и середняцких масс, проведены описи имущества, подыскание участков, учет и довыявление кулацких хозяйств и другие указанные в настоящем письме мероприятия.

12. Партийные организации должны немедленно широко развернуть работу среди батрацко-бедняцких и середняцких масс по обсуждению о выселении, расселении и конфискации имущества. Такая работа, с одной стороны, будет проводить более глубокое классовое размежевание от кулака в деревне и мобилизовать батрацко-бедняцкие и середняцкие массы на борьбу с кулаком, под руководством партии, с другой стороны, эта работа даст конкретный материал районным тройкам по учету и разбивке кулаков на группы (дополнительно к первой категории, вторую категорию).

Окружная тройка еще раз с особой настойчивостью подчеркивает, что ликвидация кулачества должна происходить при самой широкой мобилизации батрацко-бедняцких и середняцких масс. Необходимо добиться, чтобы каждый батрак, каждый бедняк и каждый середняк уяснил необходимость проводимых партией и советской властью мероприятий.

Никаких колебаний, никаких потачек правоуклонистским настроениям и примиренчеству.

Развертывание строительства колхозов и ликвидации кулачества - вот задачи, которые должны быть разрешены партией в самый кратчайший период.

По всем вопросам, которые Вам недостаточно ясны, немедленно запрашивайте в округ тт. Локтева или Д. Иванова, или Доболина.

Щодлинное] п[одписал] Председ. окртройки (Локтев)

"Смоленский архив", д. 53, л. 6 - 8.

N 2. Информационная сводка N 1 о ходе работ по ликвидации в Велико- луцком округе кулачества

Не ранее 28 февраля 1930 года

Совершенно секретно

СЕКРЕТАРЮ ЗАПОБКОМА ВКП(б) т. РУМЯНЦЕВУ Копия тов. ШЕЛЕХЕСУ По состоянию на 28 февраля [19] 30 года

стр. 14


По округу на 28/П-ЗО г., по еще не полным данным, состоит кулацких хозяйств, подлежащих ликвидации, 3551, из коих по I категории 947 чел[овек]., по II катег. 1307 и по III катег. 1297.

Изъято органами ОГПУ, также по состоянию на это число, 800 ч[еловек].

В связи с ликвидацией кулачества, по данным ОГПУ, сбежало 50 человек.

В большинстве районов имущество кулаков I категории уже изъято и передано в колхозы. Имущество же II и III катег. описано, причем в большинстве случаев все раскулаченные хозяйства остаются жить на месте, а частью переселены в постройки бедняков-батраков, а последние в их постройки.

Точной информации о кулацком имуществе, его использовании, оценки стоимости имущества районные тройки еще не представили.

Вопрос о ликвидации кулачества по всем районам предварительно прорабатывается на бедняцко-батрацких-середняцких собраниях, собраниях колхозников, каковые одобряют мероприятия партии и советской власти в этом отношении и выносят постановления о ликвидации кулака.

В работе по ликвидации кулака, однако, отмечены ряды случаев искривления классовой линии, так: в Идрицком р-не имел место случай ареста сельской интеллигенции, в Локнянском р-не произведена опись кулацкого хозяйства, имеющих 2-х сыновей краен, командиров, в Торопецком р-не имеет место случай приговора бедноты, что кулаки арестовываются неправильно, что кулаки хорошие, постановление батрак, бедняков против семфондов, в Усмынском р-не имел место безобразный факт ареста 1 бедняка и 2 середняков уполномоченным по проведению собрания по раскулачиванию, а уполномоченным райтройки самим арестованы 2 кулака и 3 середняка, в Вележском р-не в Октябрьском с/совете бригадой при участии с/совета произведена конфискация дома и прочего имущества счетовода Селезневского лесзавода, в Городецком с/совете бригадой были арестованы 5 середняков и бедняков, в Тивонцевском с/совете у индивидуалов Андреева, Михайлова, Федорова и Антонова отобраны комсомольцами под руководством секретаря ячейки ВЛКСМ охотничьи ружья, в то время как находящиеся у кулаков сортировки и веялки не изъяты и таковые бездействуют.

Со стороны окружкома ВКП(б) своевременно даны на месте указания о недопущении искривления классовой линии и о привлечении виновных в искривлении к ответственности.

Для расселения ликвидированных кулацких хозяйств по округу из 26 районов отведено 16: Великолуцкий, Насвинский, Рыковский, Локнский, Цевельский, Ловатский, Холмский, Бологовский, Советский, Ленинский, Октябрьский, Новосокольницкий, Невельский, Усть-Долысский, Пеновский, Поречьевский. Всем районным тройкам указанных районов даны задания по подысканию земельных площадей для расселения... (далее опущена часть документа, не относящаяся к рассматриваемой теме. - Е. К.).

"Смоленский архив", д. 53, л. 13.

N 3. Прокурор Западной области Куликов - начальнику полномочного представительства ОГПУ Залину

24 марта 1930 года

Сов. секретно

Копия: Зап. обком тов. Румянцеву

По сообщению прокурора Брянского округа уполномоченный ОГПУ по Людиновскому району тов. Волчек в целях проведения работы по изъятию кулачества, без ведома окротдела ОГПУ, прокуратуры и других окружных органов "мобилизовал" и "подчинил" себе нарследователя того же района, нач. р[айонного] административного] о[тдела] и даже судью. В феврале месяце тов. Волчек предложил нарследователю и начальнику райадмотдела выехать в район для изъятия кулаков и создать в обязательном порядке на каждого кулака уголовное дело по ст. 58 - 10 УК. При этом им даны наставления: если свидетели не будут давать показаний против кулаков, то следует допра-

стр. 15


шивать партийцев. Обоим было предложено не возвращаться без таких дел, в противном случае они будут направлены вторично.

Направляя их в район, тов. Волчек сообщил, что на этот счет имеются директивы ОГПУ и окружкома партии, чему они поверили и не поставили в известность прокуратуру. По сообщению нарследователя, таким путем было создано 28 дел по ст. 58 - 10 УК. Следствие по этим делам производилось от имени ГПУ и за подписью уполномоченного.

Кроме того, тот же Волчек давал распоряжения нарсудье немедленно выезжать в район для разбора дел по ст. 58 - 10 УК, а нарследователю - производить следствие по делам - с избранием меры пресечения - даже не кулацким, а хозяйственным.

В настоящее время прокурор Брянского округа поставил в известность об этом президиум окр[ужную] КК и приступил к пересмотру созданных таким путем дел.

Областная прокуратура, доводя об этом до Вашего сведения, рассматривает действия тов. Волчка как явное искривление директивы партии по ликвидации кулачества как класса. Эти искривления носят ярко выраженный грубый характер и в условиях переживаемого момента приобретают сугубо политическое значение.

В связи с изложенным областная прокуратура считает необходимым:

1) немедленно снять с работы тов. Волчка и привлечь его к уголовной ответственности в соответствии с главой 3-й инструкции ВЦИКа от 1 ноября 1922 года;

2) истребовать все дела (законченные) по Людиновскому району, пересмотреть их с точки зрения обоснованности обвинительного материала;

3) приостановить исполнение решений уже просмотренных ранее дел по данному району.

Вместе с тем в связи с массовым поступлением дел в ПП ОГПУ от окружных отделов, местные прокуроры не имеют возможности достаточно внимательно просматривать эти дела и давать по ним обоснованные заключения. По сообщению некоторых прокуроров, им представляются дела пачками для дачи по ним заключений, иногда даже за несколько часов до отправления их в Смоленск. Имели место случаи, когда прокурора буквально "ловят" в 11 - 12 часов ночи на заседания для дачи заключения по делам, которые в ту же ночь подлежат отправке. Такая лихорадочная и спешная работа, которая является, с одной стороны, отражением темпа в области ликвидации наиболее активных слоев кулачества, не гарантирует, с другой стороны, возможности со стороны органов прокуратуры осуществлять правильный и полный надзор за проработкой этих дел. Несмотря на то, что рассмотрение этих дел в самой тройке самое тщательное и проведение правильной классовой линии вполне обеспечено, прокуратура считает необходимым дать соответствующие указания на места о представлении окружным прокурорам дел для дачи заключений не позднее, чем за два-три дня до их отправления.

О предпринятых Вами мероприятиях просьба сообщить облпрокуратуре.

Прокурор Западной области (Куликов)

Ст. помоблпрокурора (Ларин)

"Смоленский архив", д. 260, л. 44 - 44об.

N 4. Из справки областной прокуратуры Западной области

Март 1930 года

...В селе Козельске Комарического р-на у кулака было изъято 70 пар белья. При сдаче же в сельсовет части белья не оказалось. В этом же селе работники, проводившие раскулачивание двух кулаков, оделись в шубы и костюмы, изъятые у них. Их примеру следовали и др. (Сообщено окружкому)...

...Председатель сельсовета дер. Любыш Дятьковского р-на, батрак, кандидат ВКП(б), вместе со сторожем уворовали имущество, конфискованное у кулаков для колхоза. Сельсовет поймал их на месте преступления и арестовал. Дело передано в суд. (Сообщено окружкому).

стр. 16


Бедняк колхозник села Нилеево Хвостовического р-на завернул к себе домой середняка, который вез на мельницу для помола рожь, и требовал у него взятку с угрозами: если ты не дашь мне 20 руб., я тебя обложу индивидуальным налогом, конфискую все твое имущество и тебя выселю как кулака, ты ведь знаешь, что я активист-колхозник и что хочу, то и сделаю.

Этот же бедняк пришел к другому середняку, показывая ему список, сказал: я тебя дообложу индивидуально, а если хочешь, чтобы я тебя не дообложил, то ставь мне вина, что тот и сделал. (Сельсоветом и РИКом приняты меры)...

...Иваньковский с/совет на президиуме решил включить середняков на предмет выселения, мотивируя тем, что они оформят их кулаками, и решил у всех описать имущество; всего описано 48 хозяйств, из коих большинство "проектируемых кулаков".

На описанные середняцкие хозяйства сельсовет выносил следующие постановления: "Ранее эксплоатировал бедноту", "Просить налоговую комиссию обложить индивидуально, лишить права голоса и выселить", "Раньше был зажиточный, закабалял бедноту, антиколхозного настроения, просить комиссию обложить индивидуально, лишить права голоса и выселить"...

...Вяземский округ: При ликвидации хозяйства гражданки с. Троицкое Холмовского р-на забирали все, вплоть до очков и ухватов, забирали дрова, которые развозили к себе домой члены Ленинского колхоза. Стены и двери в хате изуродованы. Эта же Ленинская коммуна обобрала граждан дер. Троицкое, причем раздевали детей, брали ухваты, горшки и снимали одежду силой.

В с. Початниках у старой попадьи забрали много имущества, причем часть ценного имущества пропала.

В связи с этим настроение у окружающего населения паническое, середняки говорят: "Дождемся весны, тогда вооружат красноармейцев и мы повернем оружие против власти" (Сообщено окружкому).

Секретарь Холмовского РК ВКП(б) ехал на плохой лошаденке. Пред. с/с, у которого он спросил, есть ли у него еще лошадь, получше. Получив отрицательный ответ, посоветовал ему, говоря: у тебя в сельсовете есть индивидуалы, ты можешь свести свою лошадь во двор индивидуала и заменить ее на хорошую, теперь только так и надо делать, пока не поздно (Сообщено окружкому)...

"Смоленский архив", д. 260, л. 22, 31.

N 5. Информационная сводка Западного областного суда N 1

17 марта 1930 года Секретно

В Народный комиссариат юстиции

Копия: председателям всех окружных судов Западной области, Западному обкому ВКП(б)

Информационная сводка N1 Западного областного суда о движении дел, связанных со срывом весенне-посевной кампании, коллективизации с/х и ликвидации кулачества как класса за 1 - 10 марта 1930 года

Начиная со второй половины января в связи с решительным проведением курса на ликвидацию кулачества как класса, с массовым развитием коллективизации и подготовкой к проведению весенне-посевной кампании - в суды Западной области стали поступать в значительном количестве дела, связанные со срывом мероприятий партии и правительства по проведению весенне-посевной кампании и коллективизации сельского хозяйства.

Всего за февраль месяц поступило (за 3 десятидневки) в нарсуды и окрсуды 509 дел, по которым привлечено 911 чел[овек], из коих осуждено 858 чел[овек] и оправдано 53 человека, или 5,8%. Из числа осужденных: 298 кулаков, 194 зажиточных, 230 середняков, 48 бедняков и 46 должностных лиц. В последнее время количество дел значительно увеличивается и уже за 1-ю десятидневку (с 1 по 10-е) марта в нарсуды и окрсуды поступило 278 дел,

стр. 17


по которым привлечено 449 чел[овек], из них осуждено 407 чел[овек] (в том числе 109 кулаков, 57 зажиточных, 115 середняков, 45 бедняков, 42 должностных лица) и оправдано 42 человека, или 9,3%.

Наименьшее количество дел поступает по Сухиничскому округу - 17 дел за февраль месяц, несмотря на то, что случаи проявления обостренной классовой борьбы, хищнического истребления скота и т.п. по округу имеют значительное распространение. На этот факт областным судом обращено внимание прокуратуры и окрсуда. Нарсудами и окрсудами усвоено значение кампании и необходимость быстрейшего темпа в рассмотрении дел, связанных со срывом кампании.

В результате за февраль месяц рассмотрено в срок до 3-х дней - 79%, а за 1 - 10 марта - 73,4% всего числа прошедших дел данной категории.

В выездных сессиях и показательных процессах рассмотрено за февраль месяц 67,8% и 1 - 10 марта - 54,7%.

Некоторое снижение темпа в марте месяце объясняется увеличившимся поступлением дел.

Областной суд обращает внимание окрсудов на необходимость сокращения сроков прохождения дел, не только [не] отставая от темпа первых 3-х десятидневок, но и увеличивая количество дел, рассматриваемых в срок до 3-х дней.

Характер дел: Основную массу дел составляют дела о хищническом убое скота. Так, за февраль месяц по отношению к общему числу дел дела о хищническом убое скота (ст. 79/1 УК) составляли 34,0%, а по отношению к общему числу осужденных - осужденные по этой категории дел составляли 40,0%, за первую десятидневку марта месяца количество дел составляет 39,2% и количество осужденных - 29,7%.

Следующую большую группу составляют дела о срыве кампании путем контрреволюционной агитации, хулиганства на собраниях и т.п., а именно, по отношению к общему количеству дел, дела данной категории составляют за февраль месяц 17,6%, за первую десятидневку марта месяца - 11,8%; по отношению к числу осужденных - за февраль месяц 27% и за первую десятидневку марта месяца 21,4%.

Из остальных категорий дел составляют значительную группу дела о должностных преступлениях (за десятидневку 21 дело из 278), связанных со срывом кампании, а также дела о невыполнении заданий по сдаче семфонда (15 дел), о распродаже кулаками имущества (8 дел) и др.

"Смоленский архив", д. 525, л. 107 - 108.

N 6. Из информационной сводки N 2 Западного областного суда

31 марта 1930 года

В Народный комиссариат юстиции Копия: Всем окрсудам Западной области

Информационная сводка N 2 Западного областного суда о движении дел, связанных со срывом весенней посевной кампании, коллективизации сельского хозяйства и ликвидации кулачества как класса за 10 - 20 марта 1930 года.

Всего за десятидневку 10 - 20 марта в нарсудах и окрсудах Западной области окончено 353 дела, связанных со срывом весенне-посевной кампании, коллективизации сельского хозяйства и ликвидации кулачества как класса. По этим делам осуждено 644 чел[овека], т. е. по сравнению с предыдущей десятидневкой количество дел больше на 27% и количество осужденных на 58,2%.

Темп рассмотрения дел более медленный, чем в предыдущую десятидневку, поскольку в срок до 3 дней за 1 - 10 марта рассмотрено 73,4%, а за 10 - 20 марта 61,7%.

В выездных сессиях и показательных процессах рассмотрено 38,5%, что является недостаточным.

Из всего количества осужденных за хищнический убой скота осуждено 184 чел[овека], или 28,5%. В том числе кулаков 52,7%, зажиточных 22,3% и

стр. 18


середняков 19,5% (36 чел[овек]). Из числа осужденных 97 кулаков - 84 человека, или 86,6%, приговорены к лишению свободы, из них 64 чел[овека] на срок от 1 года до 2-х лет. Дополнительные меры социальной защиты применены в отношении 58 кулаков (59,9% числа осужденных кулаков), и выселение применено в отношении 68 чел[овек] (70%).

Таким образом, карательная политика нарсудов по отношению кулацких элементов, пытающихся подорвать успешный ход коллективизации путем хищнического убоя или истребления скота, является жесткой и классово- выдержанной. Также жесткой и в основном правильной является политика судов в отношении зажиточных элементов, привлекаемых за данного рода преступления. Однако неправильным является привлечение и осуждение в уголовном порядке значительного числа середняков (36 чел[овек]), тем более что из них 5 человек приговорены к лишению свободы сроком до 2-х лет (Смоленский округ), 4 человека подвергнуты дополнительно штрафу и 5 человек выселению.

Все такие приговоры о середняках кассотделениями окрсудов уже исправлены, и часть таких дел окрсудами прекращена.

По постановлению расширенного пленума областного суда от 23 - 25 марта предложено окрсудам прекратить в у гол [овном] порядке все дела по обвинению середняков и бедняков в хищническом убое скота и в дальнейшем допускать привлечение середняков за данного рода преступления только в административном порядке или передавать подобные дела в примкамеры. Против же судей, вынесших приговоры в отношении середняков о лишении свободы до 2-х лет, предложено возбудить дисциплинарное производство...

"Смоленский архив", д. 525, л. 89.

N 7. Из протокола президиума Запоблисполкома

21 ноября 1930 года

Обязательное постановление N.....(пропуск в документе. - Е. К. ) о мерах против хищнического убоя скота.

Дело N 333.

На основании постановления ЦИК и СНК СССР от 1 ноября 1930 г. за N 47/541 ("Изв. ЦИК и ВЦИК" от 2 ноября 1930 г., за N 319), президиум Западного областного исполнительного комитета постановляет:

Воспретить совхозам, колхозам и другим кооперативным организациям, членам колхозов и единоличным хозяйствам, а также бойням и убойным пунктам как в сельских, так и в городских поселениях, убой следующих животных:

а) племенных животных, записанных в племенные книги или зарегистрированных в контрольных союзах (пунктах), племенных рассадниках, и животных, зарегистрированных в местных земельных органах в качестве улучшателей породы, если эти животные не потеряли воспроизводительной способности;

б) молодняк крупного рогатого скота: телок, подтелок и нетелей в возрасте до 18 месяцев, а бычков в возрасте до 1 года; овец-ярок в возрасте до 18 месяцев; свиней (свинок и боровков) на бекон в возрасте до 6 месяцев и прочих свиней в возрасте до 8 месяцев, за исключением явного брака;

в) быков, баранов и хряков, пригодных в качестве производителей, а также коров до 8-го отела, годных для воспроизводства...

Примечание. Настоящее обязательное постановление не распространяется на убой скота в предприятиях Союзмясо, где убой регулируется особыми правилами.

Виновные в нарушении настоящего обязательного постановления подлежат ответственности в административном порядке - штрафу в размере до 10-кратной стоимости убитого животного по местным заготовительным ценам.

Примечание. На основании постановления ЦИК и СНК СССР от 1 ноября 1930 г. о мерах против хищнического убоя скота кулаки и частные

стр. 19


скупщики, злостно нарушающие запрещение указанного в п. 1 убоя скота или подстрекающие к этому других, могут быть сверх штрафа, налагаемого соответствующими органами в порядке "Положения об издании местными исполнительными комитетами и горсоветами обязательных постановлений и наложении за их нарушение взысканий в административном порядке", подвергнуты райисполкомами и горсоветами по представлениям нач. РАО и нач. гормилиции конфискации всего или части принадлежащего означенным кулакам и частным скупщикам скота, причем эти лица одновременно привлекаются к уголовной отвественности (лишение свободы на срок до 2-х лет, с выселением из данной местности или без выселения). Должностные лица государственных учреждений и предприятий и кооперативных организаций, в частности председатели и члены правлений, нарушающие указанное выше постановление ЦИК и СНК, привлекаются к уголовной ответственности как за должностное преступление...

"Смоленский архив", д. 65, л. 73 - 74.

N 8. Протокол заседания Великолуцкой окружной тройки

26 марта 1930 года

Сов. секретно

Протокол N 9 заседания окружной тройки по ликвидации кулака при Великолуцком окружном ВКП(б), от 26 марта 1930 года Присутствуют: тт. Миронов, Варначев, Пейзнер, Лац пар. 1. [Слушали:] Телеграмму тов. Румянцева о ликвидации кулачества и о переселении лишенцев из районов фактической коллективизации в кулацкие поселки, от 25 марта с.г. (тт. Миронов, Варначев, Пейзнер). [Постановили:]

1. Ликвидации подлежат те кулацкие хозяйства, на которые натолкнулся колхоз в пределах своих границ, вне зависимости от формального объявления данного района или сельсовета - районом сплошной коллективизации. Настоящее относится и к тем районам или сельсоветам, которые формально объявлены районами сплошной коллективизации.

2. Ликвидации также подлежат те кулацкие хозяйства, глава коих или члены семьи коих арестованы по I категории ОГПУ, в порядке ранее данных окртройкой директив.

3. Принять к сведению заявление тов. Пейзнера, что все дела в отношении кулаков I категории просмотрены и те из них, которые местными властями были неправильно арестованы, своевременно освобождены.

4. Письмо, составленное тов. Мироновым по вопросам проведения в районах работ по ликвидации кулачества и разосланное райкомам ВКП(б) 23 марта с.г. за N 11-СС, - Утвердить.

5. Категорически предложить всем райкомам ВКП(б) немедленно представить в окружком отчет о проделанной работе по выполнению постановления политбюро ЦК ВКП(б) от 11 марта с. г. за N 110 по вопросу "о борьбе с искривлениями партийной линии в колхозном движении", разосланного райкомам ВКП(б) 17 марта при N 11/С.

Одновременно предложить райкомам особенное внимание уделить и немедленно провести в жизнь п. 6-й вышеуказанного постановления политбюро ЦК, вернув перечисленным в п. 6-м хозяевам отобранное у них имущество.

"Смоленский архив", д. 53, л. 28.

N 9. Приложение к протоколу Великолуцкой окружной тройки

26 марта 1930 года

Сов. секретно

Приложение N 1 к протоколу N 9 заседания] окртройки по кулачеству при В[елико]луцк[ом] ОК ВКП(б) от 26.111.30 г.

Особое постановление

Констатируя, что во многих районах, несмотря на существующие директивы, к настоящему времени фактически произведено раскулачивание

стр. 20


кулацких хозяйств вне связи с массовой коллективизацией, и считая политически нецелесообразным возвращение этим кулацким хозяйствам отобранного у них имущества, особенно в связи с тем, что это имущество, ранее переданное в колхозы при его отобрании, может привести к развалу многих колхозов, признать необходимым произвести выселение в кулацкие поселки также и указанных категорий кулацких хозяйств, которые фактически раскулачены.

Просить облтройку в срочном порядке утвердить настоящее постановление.

"Смоленский архив", д. 53, л. 32.

N 10. Из секретной инструкции СНК СССР и ЦК ВКП(б)

8 мая 1930 года

Секретно. Не для печати

Инструкция всем партийно-советским работникам и всем органам ОГПУ, суда и прокуратуры

Отчаянное сопротивление кулачества колхозному движению трудящихся крестьян, развернувшееся еще в конце 1929 г. и принявшее форму поджогов и террористических актов против колхозных деятелей, создало необходимость применения советской властью массовых арестов и острых форм репрессий в виде массового выселения кулаков и подкулачников в северные и дальние края.

Дальнейшее сопротивление кулацких элементов, вредительство в колхозах и совхозах, вскрытое в 1932 г., широко распространившиеся массовые хищения колхозного и совхозного имущества - потребовали дальнейшего усиления репрессивных мер против кулацких элементов, воров и всякого рода саботажников.

Таким образом, три последних года нашей работы в деревне были годами борьбы за ликвидацию кулачества и победу колхозов.

И эти три года борьбы привели к разгрому сил наших классовых врагов в деревне, к окончательному укреплению наших советских социалистических позиций в деревне. Подводя итоги, мы можем теперь сказать, что позиции единоличного хозяйства уже преодолены во всех основных районах СССР, колхозы стали повсеместной и господствующей формой хозяйства в деревне, колхозное движение укрепилось прочно, полная победа колхозного строя в деревне обеспечена.

Теперь задача состоит уже не в том, чтобы отстоять колхозную форму хозяйства в ее борьбе против частной формы хозяйства, ибо эта задача уже разрешена с успехом. Теперь задача состоит в том, чтобы пойти навстречу растущей тяге единоличных трудящихся крестьян в колхозы и помочь им войти в колхоз, где только и могут они уберечь себя от опасности обнищания и голода.

ЦК и СНК СССР считают, что все эти обстоятельства создают в деревне новую благоприятную обстановку, дающую возможность прекратить, как правило, применение массовых выселений и острых форм репрессий в деревне.

ЦК и СНК считают, что в результате наших успехов в деревне наступил момент, когда мы уже не нуждаемся в массовых репрессиях, задевающих, как известно, не только кулаков, но и единоличников и часть колхозников. Правда, из ряда областей все еще продолжают поступать требования о массовом выселении из деревни и применения острых форм репрессий. В ЦК и СНК имеются заявки на немедленное выселение из областей и краев около ста тысяч семей. В ЦК и СНК имеются сведения, из которых видно, что массовые беспорядочные аресты в деревне все еще продолжают существовать в практике наших работников. Арестовывают председатели колхозов и члены правлений колхозов. Арестовывают председатели сельсоветов и секретари ячеек. Арестовывают районные и краевые уполномоченные. Арестовывают все, кому только не лень и кто, собственно говоря, не имеет никакого права

стр. 21


арестовывать. Не удивительно, что при таком разгуле практики арестов органы, имеющие право ареста, в том числе и органы ОГПУ, и особенно милиция, теряют чувство меры и зачастую производят аресты без всякого основания, действуя по правилу: "сначала арестовать, а потом разобраться".

Но о чем все это говорит?

Все это говорит о том, что в областях и краях имеется еще не мало товарищей, которые не поняли новой обстановки и все еще продолжают жить в прошлом.

Все это говорит о том, что, несмотря на наличие новой обстановки, требующей перенесения центра тяжести на массовую политическую и организаторскую работу, эти товарищи цепляются за отживающие формы работы, уже не соответствующие новой обстановке и создающие угрозу ослабления авторитета советской власти в деревне.

Похоже на то, что эти товарищи готовы подменить и уже подменяют политическую работу в массах в целях изоляции кулацких и антиколхозных элементов - административно-чекистскими "операциями" органов ГПУ и милиции, не понимая, что подобная подмена, если она примет сколько-нибудь массовый характер, может свести к нулю влияние нашей партии в деревне.

Эти товарищи, видимо, не понимают, что метод массового выселения крестьян за пределы края в условиях новой обстановки уже изжил себя, что выселение может применяться к лицам в частичном и единоличном порядке и лишь к главарям и организаторам борьбы против колхозов.

Эти товарищи не понимают, что метод массовых и беспорядочных арестов, если только можно считать его методом, в условиях новой обстановки дает лишь минусы, роняющие авторитет советской власти, что производство арестов должно быть ограничено и строго контролируемо соответствующими органами, что аресты должны применяться лишь к активным врагам советской власти.

ЦК и СНК не сомневаются, что все эти и подобные им ошибки и отклонения от линии партии будут ликвидированы в кратчайший срок.

Было бы неправильно думать, что наличие новой обстановки и необходимость перехода к новым методам работы означают ликвидацию или хотя бы ослабление классовой борьбы в деревне. Наоборот, классовая борьба в деревне будет неизбежно обостряться. Она будет обостряться, так как классовый враг видит, что колхозы победили, он видит, что наступили последние дни его существования, - и он не может не хвататься с отчаяния за самые острые формы борьбы с советской властью. Поэтому не может быть и речи об ослаблении нашей борьбы с классовым врагом. Наоборот, наша борьба должна быть всемерно усилена, наша бдительность - всемерно заострена. Речь идет, стало быть, об усилении нашей борьбы с классовым врагом. Но дело в том, что усилить борьбу с классовым врагом и ликвидировать его при помощи старых методов работы - невозможно в нынешней новой обстановке, ибо они, эти методы, изжили себя. Речь идет, стало быть, о том, чтобы улучшить старые способы борьбы, рационализировать их и сделать наши удары более меткими и организованными. Речь идет, наконец, о том, чтобы каждый наш удар был заранее подготовлен политически, чтобы каждый наш удар подкреплялся действиями широких масс крестьянства. Ибо только при подобных способах улучшения методов нашей работы можем добиться того, чтобы окончательно ликвидировать классового врага в деревне.

ЦК и СНК не сомневаются, что все наши партийно-советские и чекистско- судебные организации учтут новую обстановку, созданную в результате наших побед, и соответственно перестроят свою работу применительно к новым условиям борьбы.

ЦК ВКП(б) и СНК СССР постановляют:

I. О прекращении массовых выселений крестьян

Немедленно прекратить всякие массовые выселения крестьян. Выселение допускать только в индивидуальном и частичном порядке и в отноше-

стр. 22


нии только тех хозяйств, главы которых ведут активную борьбу против колхозов и организуют отказ от сева и заготовок.

Выселение допустить только из следующих областей и в следующих предельных количествах [хозяйств]:

Украина

2000

Сев. Кавказ

1000

Н. Волга

1000

Ср. Волга

1000

Ц.Ч.О.

1000

Урал

1000

Горькое, край

500

Зап. Сибирь

1000

Вост. Сибирь

1000

Белоруссия

500

Зап. область

500

Башкирия

500

Закавказье

500

Средняя Азия

500

Всего

12 000 хозяйств

...(Далее опущен текст, повторяющий уже приведенные сведения. - Е. К.)

II. Об упорядочении производства арестов

1) Воспретить производство арестов лицами, на то не уполномоченными по закону - председателями РИК, районными и краевыми уполномоченными, председателями сельсоветов, председателями колхозов и колхозных объединений, секретарями ячеек и пр.

Аресты могут быть производимы только органами прокуратуры, О ГПУ или начальниками милиции.

Следователи могут производить аресты только с предварительной санкции прокурора.

Аресты, производимые нач. милиции, должны быть подтверждены или отменены районными уполномоченными ОГПУ или прокуратурой по принадлежности не позднее 48 часов после ареста.

2) Запретить органам прокуратуры, ОГПУ и милиции применять в качестве меры пресечения заключение под стражу до суда за маловажные преступления.

В качестве меры пресечения могут быть заключаемы под стражу до суда только лица, обвиняемые по делам: о контрреволюции, террактах, о вредительстве, о бандитизме и грабеже, о шпионаже, переходе границы и контрабанде, об убийстве и тяжелых ранениях, о крупных хищениях и растратах, о профессиональной спекуляции, о валютчиках, о фальшивомонетчиках, злостном хулиганстве и профессиональных рецидивистах.

3) Установить при производстве арестов органами ОГПУ предварительное согласие прокурорского надзора по всем делам, кроме дел о террористических актах, взрывах, поджогах, шпионаже и перебежчиках, политическом бандитизме и к. -р. антипартийных группировках.

Установленный в настоящем пункте порядок вводится в жизнь для Д[аль- не]В[осточного] К[рая], Средней Азии и Казахстана лишь через 6 месяцев.

4) Обязать прокурора СССР и ОГПУ обеспечить неуклонное исполнение инструкции 1922 г. о порядке прокурорского контроля за производством арестов и содержанием под стражей лиц, арестованных ОГПУ.

III. О разгрузке мест заключения

1. Установить, что максимальное количество лиц, могущих содержаться под стражей в местах заключения НКЮ, ОГПУ и Главного управления милиции, кроме лагерей и колоний, не должно превышать 400 тысяч человек на весь Союз ССР.

Обязать прокурора СССР и ОГПУ в двухдекадный срок определить предельное количество заключенных по отдельным республикам и областям (краям), исходя из указанной выше общей цифры.

Обязать ОГПУ, НКЮ союзных республик и прокуратуру СССР немедленно приступить к разгрузке мест заключения и довести в двухмесячный срок общее число лишенных свободы с 800 тысяч фактически заключенных ныне до 400 тысяч.

Ответственность за точное выполнение этого постановления возложить на прокуратуру СССР.

стр. 23


2. Установить для каждого места заключения максимальную цифру лиц, могущих содержаться в данном месте заключения, исходя из установленной выше цифры 400 тысяч.

Запретить начальникам мест заключения принимать арестованных сверх установленного предела.

3. Определить предельный срок для содержания арестованных в арестных помещениях при милициях не свыше трех суток. Обязательно обеспечить арестованных хлебным пайком.

4. Предложить ОГПУ, НКЮ союзных республик и прокуратуре СССР немедленно организовать пересмотр личного состава следственных заключенных с тем, чтобы всем, кроме особо опасных элементов, заменить содержание под стражей другой мерой пресечения (поручительство, залог, подписка о невыезде).

5. В отношении осужденных провести следующие мероприятия:

а) Всем осужденным по суду [на срок] до 3 лет заменить лишением свободы принудительными работами до 1 года, а остальной срок считать условным.

б) Осужденных на срок от 3 до 5 лет включительно - направить в трудовые поселки ОГПУ.

в) Осужденных на срок свыше 5 лет - направить в лагеря ОГПУ.

6. Кулаки, осужденные на срок от 3 до 5 лет включительно, подлежат направлению в трудовые поселки вместе с находящимися на их иждивении лицами.

7. Для разгрузки мест заключения и проведения указанных в пп. 5 и 6 мероприятий организовать в каждой республике, области (крае) специальные областные комиссии в составе: краевого (областного) прокурора, председателя краевого (областного) суда, ПП ОГПУ и начальника краевого (областного) управления милиции под председательством краевого (областного) прокурора.

8. В республиках, краях, областях, где общее количество заключенных превышает в данный момент 30 тысяч человек, разрешить областным комиссиям образовывать межрайонные выездные подкомиссии, как вспомогательные их органы, с тем, чтобы решения межрайонных комиссий утверждались областными комиссиями.

9. Предоставить право областным комиссиям освобождать от направления в лагеря и поселки, независимо от срока осуждения, нетрудоспособных, инвалидов, стариков, матерей с маленькими детьми, беременных женщин, заменяя им лишение свободы принудительными работами.

В отдельных случаях областные комиссии вправе направлять в лагеря особо опасные элементы, хотя бы и осужденные на срок до 5 лет.

10. Для проведения разгрузки в Среднеазиатских республиках, Казахстане и Кара-Калпакии предложить прокуратуре СССР, ОГПУ и Верхсуду СССР направить специальные комиссии из Москвы для общего руководства работой республиканских комиссий этих республик.

Обязать НКЮ союзных республик и Наркомздравы союзных республик в месячный срок ликвидировать полностью сыпно-тифозные заболевания в местах заключения.

Председатель Совета народных комиссаров СССР В. Молотов (Скрябин)

Секретарь ЦК ВКП(б) И. Сталин

8 мая 1933 года

П6028

"Смоленский архив", д. 178, л. 135.

N11. Протокол N 14 заседания президиума Краснинского районного исполнительного комитета Западной области

П. Красный, 8 июня 1934 года

Присутствуют члены и кандидаты президиума РИКа: Кругликов, Кислов, Рубцов, Мелешков, Гришаев, Хамцов.

стр. 24


От организаций: Войтов (РайФО), Онуфриев (РайЗО), предст. облФУ Погожев, военстола Данилов.

[Слушали:] пар. 287. О порядке проведения сельскохозяйственного налога в 1934 г. по Краснинскому району.

В развитие постановления ЦИК и СНК СССР от 31 мая 1934 г. опубликовано в "Известии" ЦИК от 1 июня и постановления президиума Зап. облисполкома от 4 июня 1934 г. опубликованного в "Рабочем пути" от 8 июня с/г N 133 президиум Краснинского райисполкома постановляет:

I. Общие положения

1. К сельхозналогу привлечь:

а) коллективные хозяйства, с/х коммуны, с/х артели и тоз-ы;

б) хозяйства колхозников;

г) единоличные, крестьянские хоз-ва.

2. Окладной год по с/х налогу считать с 1 января по 31 декабря 1934 г. включительно.

II. Обложение коммун, с/х артелей и простейших с/х объединений

3. Для исчисления сельхозналога с коммун, сельхозартелей и простейших сельхозобъединений установить по всем сельсоветам района следующие ставки налога в рублях на один гектар:

Наименование культур

Ставки налога

С коммуны и с/х артели

С товариществ по совместной обработке земли

а) зерновые культуры, кормовые корнеп. и сеян, травы

3 руб. 00 коп.

4 руб. 29 коп.

б) картофель

4 руб. 40 коп.

6 руб. 29 коп.

в) табак

10 руб. 00 коп.

14 руб. 30 коп.

г) овощи

16 руб. 00 коп.

22 руб. 88 коп.

д) сенокосы заливные

1 руб. 50 коп.

2 руб. 15 коп.

е) сенокосы суходольные

1 руб. 00 коп.

1 руб, 43 коп.

ж) сады

23 руб. 00 коп.

32 руб. 29 коп.

Посевы льна долгунца и остальные посевы, не указанные выше, облагать поставками зерновых культур с применением льгот, предусмотренных положением о сельхозналоге.

б) налог с коммун, сельхоз. артелей и простейших сельхозобъединений исчислять по установленному для колхоза планом посева озимых 1933 г. и яровых культур 1934 года. Посев озимых и яровых культур, произведенных сверх плана, налогом не облагается.

4. По неземледельческим доходам колхоза налог исчислять с полевого дохода, полученного в 1933 г. за вычетом всех производственных расходов. Налог с этих доходов взятой обработки земли - 5 коп. с рубля дохода.

5. Кроме сельхозналога, колхозы не облагаются никакими другими налогами, за исключением налога с оборота по тем предприятиям и промыслам, которые подлежат обложению по закону о налоге с оборота.

6. В целях увеличения посевных площадей, поднятия урожайности, развития технических и специальных культур, развития животноводства, птицеводства и пчеловодства, дальнейшего роста колхозной торговли - возложить ответственность на районную налоговую комиссию и райФО за полное предоставление всех льгот по сельхозналогу колхозам, предусмотренных положением о сельхозналоге и постановлением Запоблисполкома.

7. Исчисление сельхозналога возложить на райФО, последнему вручить окладные листы налога правлениям колхоза не позже 15 июня.

8. Налог уплачивается колхозами в следующие сроки:

I срок 50% оклада не позднее 15 сентября 1934 года.

II срок 50% оклада не позднее 15 октября 1934 года.

стр. 25


III. Обложение хозяйств колхозников

9. Полностью освободить от обложения хозяйства колхозников, не имеющих необобществленных доходов.

10. С необобществленных доходов колхозников налог исчисляется в твердой ставке - 25 руб. на хозяйство колхозника.

11. Предоставить хозяйствам колхозников все льготы по сельхозналогу, предусмотренные положением о сельхозналоге и постановлением Запоблисполкома.

12. Для уплаты сельхозналога установить для хозяйств колхозников следующие предельные сроки:

I срок 50 процен. оклада не позднее 15/IX - 1934 года.

II срок 50 проц. оклада не позднее 15/XI - 1934 года.

IV. Обложение единоличных трудовых хозяйств

13. Для исчисления с/х налога по трудовым хозяйствам, установить по всем сельсоветам района следующие нормы доходности от полеводства и проч. отраслей сельского хоз-ва:

а) посевы зерновых и др. культур, кроме перечисленных ниже

80 руб. с гектара

б) посев картофеля

168руб. с гектара

в) посев табака

380 руб. с гектара

г) посев овощей

590руб. с гектара

д) сенокосы заливные

47 руб. с гектара

е) сенокосы суходольные

33 руб. с гектара

ж) сады

500 руб. с гектара

з) ульи рамочные

7 руб. с улья

и) ульи колодные

3 руб. с улья

к) рабочие лошади

25 руб. голова

л) коровы после первого отела, быки и нетели старше 3-х лет

26 руб. голова

м) перезимовавшие овцы и козы

2 руб. голова

14. Для единолично-трудовых хозяйств доход исчислять по установленным планам посева озимых 1933 года и яровых 1934 года.

Посев озимых и яровых культур, произведенных сверх плана, налогом не облагается.

15. Доходы, подлежащие обложению от неземледельческих заработков, за исключением производственных расходов, включать в облагаемый доход в размере 30% за время с 1 января по 31 декабря 1933 года.

16. Доходы единоличных хозяйств от продажи с/х продукции, по ценам складующим (так в документе. - Е. К.) на рынке, привлекать к обложению не свыше 30% остального облагаемого дохода хозяйства от сельского хозяйства и неземельных заработков.

17. Сельхозналог с единоличных, трудовых хозяйств исчислять согласно таблицы по установленному доходу для каждого хозяйства, но не ниже ставки с/х налога на хозяйства колхозника, т. е. 25 руб. с хозяйства.

18. Хозяйства, злостно не выполняющие заданных им планов посева и обязательных поставок с/х продуктов государству, облагаются с/х налогом на общих основаниях, но сумма налога с них удваивается. Никакими льготами по сельхозналогу эти хозяйства не пользуются. Списки этих хозяйств утверждаются районными исполнительными комитетами.

19. Обязать сельсоветы и РИК предоставить все льготы по сельхозналогу единоличным трудовым хозяйствам, предусмотренные положением по сельхозналогу и постановлением ЗАПОБЛИКа.

20. Установить следующие предельные сроки уплаты сельхозналога для единоличных трудовых хозяйств:

I срок 60% оклада не позднее 15/IX - 1934 года. II срок 40% оклада не позднее 15/XI - 1934 года.

стр. 26


V. Обложение кулацких хозяйств

21. Все кулацкие хозяйства облагать по их действительной доходности в индивидуальном порядке, а не по норме.

22. Обязать сельсоветы выявить кулацкие хозяйства согласно признаков, установленных постановлением Запоблисполкома, и представить на них материалы в РИКи и Райфо для окончательного утверждения обложения этих хозяйств в индивидуальном порядке.

23. РайФО вести тщательное наблюдение за полным выявлением кулацких хояйств, не допуская обложение в индивидуальном порядке трудовых, единоличных хояйств.

24. Те из раскулаченных хозяйств, которые утратили признаки для индивидуального обложения, если у них нет скрытых доходов, облагаются налогом в общем порядке, наравне с единоличными, трудовыми хозяйствами, но не имеют право на какие-либо льготы.

25. Хозяйства, в состав которых входят лица, лишенные избирательных прав по прошлой деятельности (жандармы и т. п.), если у них нет признаков для индивидуального обложения, никакими льготами не пользуются по сельхозналогу, и последний начисляется с них в двойном размере.

"Смоленский архив", д. 77, л. 22 - 23.

N 12. Письмо колхозников-детей секретарю Западного обкома ВКП(б) И. П. Румянцеву

Не ранее 15 августа 1936 года

Секретарю Запобкома Ивану Петровичу Румянцеву от тр[удящи]хся колхоз[ни]ков-детей д. Фоменки к[олхо]за "Новая жизнь" Брянского РИКа Зап[адной] области

Чурковых: Андрея, Анастасии, Марии и Григория.

Письмо

Дорогой и уважаемый наш т. Румянцев!

Во-первых строках нашего письма мы спешим [сообщить] вам о вашей (нашей. - Е. К.) здоровой, радостной и свободной жизни. Т. Румянцев, мы просим вас в нашем письме о следующем: отец наш был раскулаченный и сосланный за пределы области, где и умер, мать тоже умерла, и мы приехали с Урала круглыми сиротами. У нас не было ничего из хозяйства, но с/совет и правление к-за приняли нас в колхоз, и мы, честно и добросовестно работавши, нажили себе все, за исключением одной избы, которую купить у нас нет возможности. Наша бывшая хата находится в колхозе под замком, в ней никто не находится. То мы - дети - просили бы вас, т. Румянцев, чтобы вы позаботились о возвращении нам нашу бывшую избу. У нас изба есть, но только она маленькая, гнилая и вросшая в землю, так что мы втроем ходим в школу и нам негде расположиться с книгами. А как все равно бывшая наша изба пустая, то вы, пожалуйста, позаботьтесь дать нам эту хату.

Пожалуйста, не оставьте нашей просьбы. Пишите отношение по адресу:

П/о Выгоничи, Брянск, район Зап. области. Орменский с/совет, колхоз "Новая жизнь", Чуркову Андрею Герасимовичу.

Большое спасибо вам, т. Румянцев, за вашу свободную жизнь.

К сему и подписуемся: ... (Далее следуют четыре подписи, а на полях слева приписка: "Пожалуйста, не оставьте без последствия". - Е. К.)

"Смоленский архив", д. 355, л. 126, 126об.

(Продолжение следует)


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/-Смоленский-архив-как-зеркало-советской-действительности

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

"Смоленский архив" как "зеркало советской действительности" // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 16.03.2021. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/-Смоленский-архив-как-зеркало-советской-действительности (date of access: 17.10.2021).


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
225 views rating
16.03.2021 (215 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
LIFE IN KEEPING WITH THE TIMES
Catalog: Разное 
3 days ago · From Беларусь Анлайн
"I'VE ALWAYS TIED IN LIFE WITH SCIENCE"
4 days ago · From Беларусь Анлайн
GAS ANALYZER SENSORS BY OPTOSENSE COMPANY
Catalog: Физика 
10 days ago · From Беларусь Анлайн
SQUARE FUEL ASSEMBLIES FOR WESTERN DESIGN REACTORS
Catalog: Физика 
10 days ago · From Беларусь Анлайн
BEYOND THE PALE OF POSSIBLE: HUMAN GENOME PROJECT
Catalog: Медицина 
10 days ago · From Беларусь Анлайн
INNOVATION PORTFOLIO
11 days ago · From Беларусь Анлайн
NUCLEAR POWER: A NEW APPROACH
Catalog: История 
11 days ago · From Беларусь Анлайн
UNIFIED NETWORK FOR CLIMATE MONITORING
Catalog: Экология 
11 days ago · From Беларусь Анлайн
NUCLEAR POWER: A NEW APPROACH
Catalog: Физика 
16 days ago · From Беларусь Анлайн
"RADIOASTRON" BRINGS DEEP SPACE CLOSER
17 days ago · From Беларусь Анлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
"Смоленский архив" как "зеркало советской действительности"
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2021, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones