BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-1038

Share with friends in SM

Есть люди, о которых невозможно говорить в прошедшем времени, даже когда они уходят из жизни. К их числу относится и Леопольд Хеймсон. И дело не только в том, что его творческое наследие - обширно и на многие годы вперед актуально, как поднятыми проблемами, так и предложенными решениями. Человек искрометный, неугомонный и удивительно одаренный, он стал символом времени новых возможностей, возглавив в начале 1960-х годов американский межуниверситетский проект по истории меньшевистского движения (Inter-University Project on the History of Menshevik Movement). По его же инициативе этот проект с конца 80-х годов перерос в международный, стал составной частью одного из самых значительных исследовательских проектов конца XX - начала XXI вв. - многотомного издания "Политические партии России. Конец XIX - первая треть XX века. Документальное наследие". Именно Хеймсону историки-архивисты многих стран, занимающиеся разработкой и публикацией меньшевистских томов этой серии, обязаны серьезными достижениями на этом втором этапе трудного, но плодотворного пути.

Меньшевистский проект изначально был четко спланирован и организован. Во введении к коллективному труду "Меньшевики: от революций 1917 года до второй мировой войны", Хеймсон подробно объяснил методику и методологию решения той задачи, которая была поставлена перед участниками проекта: обеспечить "живое взаимодействие между документами и памятью"1. Не все удалось довести до конца, но и то, что было сделано, впечатляет.

По предложению Хеймсона проект предусматривал сбор и организацию хранения документов РСДРП, к тому времени еще не ставших частью партийного архива, хранителем которого являлся Б. И. Николаевский; публикацию воспоминаний деятелей российской социал-демократии, как из числа написанных ранее, так и специально заказанных в рамках проекта; интервьюирование участников меньшевистского движения, живущих в Европе и США; проведение специального анкетирования для создания биобиблиографического словаря; подготовку научно-исторических работ, представлявших собой некое "переосмысление прошлого", "итоговую переоценку ценностей". Последнее было особенно трудно, ибо инициаторами и участниками проекта выступали деятели российской социал-демократии из числа оказавшихся с начала 1920-х годов в эмиграции.

Сложность заключалась в том, что меньшевики никогда не отличались идейной "монолитностью". В их рядах всегда наблюдались и правые, и левые, причем, самых причудливых оттенков. Хеймсон выразился об этом так: "Любое исследование такого плана, проводимое с привлечением непосредственных участников рассматриваемых событий, неизбежно отражает быпые пристрастия и не соответствует идеальным представлениям объективной истории"2.


Ненароков Альберт Павлович - доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Российского государственного архива социально-политической истории.

стр. 166

Правда, он тут же попытался умерить эту дозу скепсиса ссылкой на заявление Л. Гендерсона о том, что вообще-то все исторические факты, как и трактовки имеющихся между ними связей, всегда предстают данными в некой "концептуальной схеме". По его мнению, той полнокровностью, которую приобрела историография всех революций Нового времени, она обязана именно "выявлению и противопоставлению точек зрения, которые существовали во время самих этих революций"3.

В отношении истории российской социал-демократии первый шаг в этом направлении был сделан самими ее участниками. Той группой членов российской РСДРП, которая, вынужденно оказавшись в эмиграции, объединилась вокруг Заграничной делегации и Бюро ЦК РСДРП в России, пока оно не было разгромлено ОГПУ-НКВД.

Обобщение собственного партийно-политического опыта, включая опыт легальной и нелегальной оппозиции большевистскому режиму, сочеталось с осмыслением причин сокрушительного политического поражения меньшевизма в 1917 году.

Российские социал-демократы стремились делать это в своей политической практике. На заседаниях ЗД, в дискуссиях в Берлинском и Парижском партийных клубах. Позже - на встречах Нью-Йоркской партийной группы. Этому посвящались статьи, тезисы, дискуссионные материалы на страницах "Социалистического вестника", российских нелегальных лартийных журналов и газет. В социалистической прессе Германии, Франции, Австрии, Латвии, США, Канады и др. В рамках Рабочего Социалистического Интернационала (РСИ). На различных международных форумах, встречах и конференциях.

Уже после самороспуска ЗД РСДРП, не связанные больше ни партийным долгом, ни партийной дисциплиной, эти люди, далеко не молодые, с подорванным здоровьем, сумели, как отмечал Хеймсон, "из всех течений русской послереволюционной эмиграции - и, возможно, из всей политической эмиграции..." проявить "наибольшую стойкость". Сумели "в большой мере сохранить социальную общность и политическую культуру"4.

Во второй половине 1960-х годов Гуверовский институт войны, революции и мира обеспечил издание воспоминаний видных деятелей российской социал-демократии, подготовленных в рамках проекта.

В первую очередь это были те, написание которых еще в середине 1920-х годов инициировал Николаевский. Известно, что по его настоянию и под его давлением в 1924 г. свои заметки о переходе партии на нелегальное положение и первых годах подполья подготовили член ЗД Б. Л. Двинов (Гуревич) и руководитель русского Бюро ЦК РСДРП Г. Д. Кучин. Сохранилась переписка между ними и Николаевским. Он даже предоставлял авторам необходимые им секретные документы из архива РСДРП5. Двинов был выслан большевиками из России осенью 1922 года. Кучин нелегально прибыл в Германию в мае 1924 г., для участия в расширенном Пленуме ЦК РСДРП, в принятии новой платформы партии.

Книгу, по инициативе Хеймсона, начали готовить к изданию во второй половине 1960-х годов, еще при жизни Николаевского. Вышла она уже после его смерти в русскоязычной серии Гуверовского института в издательстве Стэнфордского университета и была представлена как воспоминания Двинова, а в приложении петитом были даны записки Кучина6. В СССР оставались его жена, выпущенная из лагерей в самом начале 1950-х годов, и дочь, и Хеймсон не хотел привлекать к ним внимания. Никаких дополнительных комментариев по тексту не было, исходя из тех же соображений безопасности.

В 1960-х годах по инициативе и настоянию Хеймсона были записаны и подготовлены к изданию воспоминания грузинских социал-демократов Н. Н. Жордания и Г. И. Уратадзе. И. Г. Церетели к тому времени уже умер. Н. С. Чхеидзе кончил жизнь самоубийством в 1926 году. Но Хеймсон считал необходимым дать в рамках меньшевистского проекта воспоминания лидеров грузинской социал-демократии, ставшей с 1918 г. самостоятельной, подчеркнув тем самым значение, которое отводил национальным отрядам РСДРП. Обе книги вышли в той же русскоязычной серии Гуверовского института7.

Все книги серии были редактированы Хеймсоном и выходили с его предисловиями.

Одной из самых ярких акций в рамках проекта стала организация интервью. Разработанная Хеймсоном специальная система вопросов акцентировала внимание интервьюируемых на узловых проблемах и событиях, очевидцами которых они были. Она должна была свести воедино различные свидетельства, мнения, комментарии, перекрестным путем подтверждая или опровергая версии и оценки, бытующие в общественном мнении, а порой и в исторической науке. К организации,

стр. 167

проведению и систематизации интервью Хеймсоном были привлечены Л. К. Д. Кристоф, А. Уайлдман, Зива Галили, Р. Уортман и др. Их имена ныне хорошо известны. Все они стали высококлассными профессионалами-историками. Наиболее важные интервью Хеймсон проводил сам.

Как правило, первые беседы касались биографических данных - рассказ о родителях, родственниках, учебе, о том, кто, как и когда пришел в революционное движение, какие события с участием мемуариста запомнились ему больше других. Кого из участников революционного движения в России они помнят и как могут охарактеризовать. Конечно, единого сценария для всех интервью не существовало, да и быть не могло. Очень часто, нарушая общий замысел, на первый план выходили вроде бы мелкие детали и факты, с которыми, на самом деле, врывалась жизнь с ее музыкой, красками и неожиданными поворотами.

Содержательность ответов была различна. Их новизна и важность зависели не столько от места, которое интервьюируемый занимал в партийной иерархии, сколько от общих масштабов личности, системы его взглядов, умения трезво оценивать виденное и слышанное, подняться выше субъективного отношения к происходившим событиям и к тем, с кем сталкивала судьба.

Все интервью хранятся ныне в Бахметьевском архиве Колумбийского университета в коллекции Хеймсона. Интервью с Л. О. Дан, Ю. П. Денике и Николаевским изданы в переводах на английском языке. Правда, в извлечениях8. Остальные интервью ждут публикатора. Они - бесценны и как источник, и как часть литературного наследия российского зарубежья. Работа над ними предстоит большая и сложная. Надеюсь, она не испугает тех, кто идет на смену нам.

Одной из самых амбициозных составных частей американского межуниверситетского проекта по истории меньшевистского движения стало создание биографического словаря деятелей российской социал-демократии. Соредакторами этой работы выступали Г. Я. Аронсон и Б. И. Николаевский. Секретарем - Л. К. Д. Кристоф.

Несмотря на то, что между Аронсоном и Николаевским с начала 1948 г. выявились серьезные расхождения в отношении к власовскому движению и власовцам, они вместе разработали анкету для сбора данных о деятелях меньшевизма - о происхождении, образовании, партийном стаже, фракционной принадлежности в тот или иной исторический период, основных местах работы, общественной, литературной и публицистической деятельности.

Анкета была разослана в июне 1961 года. В коллекции Б. М. Сапира сохранился экземпляр, заполненный им собственноручно. Отвечая на вопрос, как он определяет свою фракционную принадлежность, Сапир, член ЗД РСДРП с апреля 1944 г., записал: "Был близок к точке зрения, сформулированной Г. Д. Кучиным... В общем, не примыкал ни к одной из фракций и с 1931/32 гг. пытался давать ответы на возникающие вопросы независимо от правых и левых"9.

Один этот пример свидетельствует о чрезвычайной важности данного источника для понимания взглядов и приверженностей российских социал-демократов. Между тем анкеты в большинстве своем пока не выявлены. Ни в Гуверовском архиве, ни в Международном институте социальной истории их нет. Возможно, они пока в необработанной части коллекции Хеймсона в Бахметьевском архиве, которая еще не доступна исследователям. Копии их могут быть и у Кристофа, бывшего члена администрации проекта. Найти и обработать их - одна из задач международного межархивного сотрудничества.

Ждут исследователей и рукописи исторических очерков, готовившиеся и обсуждавшиеся на специальных семинарах участниками проекта. Каждая такая русскоязычная распечатка имеет гриф - Inter-University Project on the History of Menshevik Movement, иногда город, дату и номер выпуска10. Всего их насчитывается более трех десятков. Они распространялись по основным научным библиотекам Европы и США. Часть из них попала и в нашу "Ленинку", как раньше именовали Российскую государственную библиотеку. Среди них рукописи Г. Я. Аронсона, П. А. Гарви и Р. А. Абрамовича11.

В англоязычной серии проекта вышли: книга С. М. Шварца о 1905 годе12 и упомянутый коллективный труд "Меньшевики: от революций 1917 года до второй мировой войны". Эта работа имеет до сих пор огромное значение для всех профессионально занимающихся историей российской социал-демократии.

Ответственный редактор и куратор данного издания, Хеймсон подчеркивал, что включенные в сборник статьи являются, с одной стороны, исследованиями по истории меньшевизма, с другой стороны, представляют собой воспоминания, авторы которых, непосредственные участники событий, излагают "итоговую переоценку ценностей": состоялось своеобразное подведение историчес-

стр. 168

ких итогов "живыми представителями угасшего политического движения"13. На примере политических биографий двух ведущих авторов сборника - Д. Ю. Далина и Ю. П. Денике, Хеймсон продемонстрировал, сколь тернист и труден был их путь к предпринятой ими к концу дней своих итоговой оценке исторического опыта российской социал-демократии.

В том же введении, без всякой аффектации, Хеймсон заявил о своих расхождениях с авторами сборника в интерпретации событий от октября 1917 г. и до разгона Учредительного собрания14. К разъяснению и уточнению своей точки зрения он возвращался во всех статьях конца 1990-х и начала 2000-х годов, в том числе и в аналитических очерках к тем томам документальной истории меньшевизма, что посвящены истории российской социал-демократии в 1917 году15.

Любопытно, что расхождение Хеймсона с авторами сборника потребовало ответа на вопрос, сколько было в России 1917 года революций - одна или две. Хеймсон считал, что две, определяя хронологические рамки коллективного исследования - "от революций 1917 до начала второй мировой войны"16. Другие участники сборника, разделяя мнение, высказанное И. Г. Церетели на заседании Учредительного собрания, о том, что в России была одна революция - февральская17, оставили в названии книги - "от революции".

В русском переводе название книги дано в интерпретации Хеймсона: "Меньшевики. От революций 1917 года до второй мировой войны". При этом безымянный переводчик, как и редактор русского издания, не озаботились тем, чтобы сохранилась его мотивировка. Она оказалась скомканной следующим переводом его текста: сборник "можно рассматривать как собрание научно-исторических работ, посвященных испытаниям, через которые прошла партия меньшевиков с 1917 года" и далее по тексту18.

Один из главных, непреходящих уроков хеймсоновского меньшевистского проекта состоит в том, что руководитель проекта никогда не проявлял стремления навязывать своих взглядов коллегам. Он всегда отстаивал свою позицию, но не навязывал ее несогласным.

Когда я отослал Леопольду свою статью по поводу трактовки октябрьских событий 1917 г. ("По следам 1917-го: революция и мифы")19, он мне ничего не ответил. Хотя, получив, позвонил. Услышав его неповторимое: "Апберт! Здравствуй, дорогой!", я приготовился к критике. Но он ничего не сказал, а я не стал спрашивать. Вероятно, его реакция последовала бы в рукописи, над которой он работал до последних дней жизни.

В1959 г. по инициативе Хеймсона, после согласования со всеми бывшими членами ЗД, состоялась машинописная перепечатка протоколов Заграничной делегации РСДРП. Один из ее экземпляров был передан в архив проекта - без права публикации и ознакомления с ним кого-либо из посторонних. Это диктовалось соображениями безопасности для тех членов партии, кто продолжал жить в СССР, а так же членов их семей. Лишь в начале 1990-х годов, когда стала ясна необратимость развернувшихся в Советском Союзе перемен, ксерокопии передали в Гуверовский, Бахметьевский и Амстердамский архивы, а один из них был подарен мне. Ныне этот самый значительный из комплексов документов российской социал-демократии в Эмиграции лег в основу публикации, которая завершила задуманную Хеймсоном документальную историю меньшевизма20.

Гигантский труд весьма разнородного международного коллектива был благополучно осуществлен лишь благодаря ответственности и профессионализму этого человека. Настоящего ученого, который всегда стремился отстаивать свою точку зрения не навязывая, а убеждая. Мы спорили, ссорились. Он мог вскипеть. Почти мгновенно, по-детски. Но тут же отходил и, обладая прекрасным чувством юмора, заразительно смеялся над всем, что мешало жить и работать.

Попытки объявить эти поиски частью "конвергенции подходов со стороны советской и западной историографии применительно к теме революции и первых послереволюционных лет"21неправомерны. Неприемлема и та характеристика22 так наз. "школы ревизионизма" и мотивов, особенно личных, которыми поиски общих подходов теперь объясняются. Применительно же к истории российской социал-демократии это неверно в корне.

У участников проекта от начала и до конца оставались серьезные расхождения не только с официальной советской интерпретацией узловых событий 1917 года и первых послереволюционных лет, но и между собой. Вытекали они как из различных оценок происходившего исследователями, так и из различий в тактических подходах, имевшихся у различных течений и групп внутри меньшевизма.

стр. 169

Зная лично многих из тех американских историков, кто работал в центральных и местных архивах СССР до 1991 г., могу с полной уверенностью утверждать: никто из них никогда специально не приспосабливал своих взглядов к официозным работам советских историков. Никто из них никогда не пользовался никакими привилегиями со стороны "властей предержащих" за некое, якобы, обслуживание пропагандистских интересов КПСС.

Такой горечи и раздражения по отношению к своим коллегам трудно было ожидать от Р. Пайпса, известного в качестве высокопрофессионального историка. Те язвительные характеристики, которыми он клеймит своих оппонентов, своим тоном напоминают советские проработки конца 1940-х - начала 1950-х годов.

Утверждение, будто "на протяжении революции и последовавшей за нею гражданской войны меньшевики и эсеры критиковали большевиков, но во всех решающих обстоятельствах поддерживали их в борьбе с политическими и военными противниками" - абсолютно неверно. Применительно к правому большинству и социал-демократов и эсеров этого сказать никак нельзя.

Неверно и то, будто "социалисты демократических партий неизменно отказывались" от предложений рабочих и солдат в определенных ситуациях вести "совместную борьбу против большевиков", оправдывая "собственное нежелание противостоять новой власти на любом уровне, кроме чисто словесного, тем что время работает на демократию, поскольку, оставаясь партией заведомого меньшинства и столкнувшись с беспрецедентной по сложности проблемой построения социалистического общества, большевики рано или поздно окажутся вынужденными пригласить демократов в правительство". И уж совсем неверно, что "подобная мотивация заставила их держаться крайне пассивно". Переход РСДРП на нелегальное положение и работа партии в подполье опровергают это.

То, что писали Хеймсон и участники его меньшевистского проекта, никогда не совпадало с темами и интерпретациями "исторической псевдонауки СССР постсталинского периода".

Каждая из работ Хеймсона, включая две статьи 1979 и 1980 гг., в которых наиболее явно отражена и открыто защищалась мартовская точка зрения на события 1917 г., его оценка захвата власти большевиками23, становилась шагом вперед, который определял новые исследовательские подходы и решения данной темы. Эти статьи Хеймсона образуют ту самую главу, которую он имел в виду поместить в качестве самостоятельной в коллективном чикагском труде, на что не согласился Б. М. Сапир. На русском языке они не опубликованы и могли бы быть даны в специальном приложении упомянутого русского издания коллективного сборника аналитических статей-воспоминаний видных деятелей российского социал-демократического движения. В оригинале они написаны на русском языке и хранятся в Бахметьевском архиве Колумбийского университета24.

В них Хеймсон подверг скрупулезному анализу серию статей Ф. И. Дана в октябрьско-ноябрьских 1917 г. номерах газет "Заря" и "Клич". Дан писал, что поражение, которое постигло РСДРП осенью 1917 г., являлось не просто поражением ее послефевральской политики, а "трагедией самой революции". Хеймсон был первым, кто отметил, что Дан, основываясь на примере предварительных итогов избирательной кампании в Петрограде, назвал партийный раскол внутри РСДРП(о) в качестве одной из важнейших причин того катастрофического состояния, в котором она оказалась в ходе выборов в Учредительное собрание. Эти важные нюансы политической ситуации в России осенью 1917 г. отсутствовали не только в советской официальной историографии. О них избегали открыто говорить и сами социал-демократы. И для этих новаторских по тем временам выводов Хеймсону не понадобились закрытые материалы московских и питерских архивов. Он сделал их по опубликованным в открытой печати статьям Дана.

Хеймсон также первым попытался по материалам прессы восстановить дискуссии, развернувшиеся на декабрьском 1917 г. Чрезвычайном съезде партии, использовав для этого газеты - официальный орган РСДРП(о) "Новый луч", орган меньшевиков-интернационалистов, отколовшихся от Мартова - "Новая жизнь"25, потресовский "День" и восьмой номер "Партийных известий", вышедший в конце января 1918 г., в котором были опубликованы основные документы декабрьского съезда и подведены его итоги. Были учтены также комментарии большевизированных "Известий" и ленинской "Правды". Хеймсон первым попытался определить роль этого съезда, обычно замалчиваемого советской историографией, в формировании нового курса РСДРП.

Сегодня нельзя представить себе, чтобы кто-нибудь рискнул считать себя специалистом по истории российской социал-демократии, отрицая работы Леопольда Хеймсона.

стр. 170

Примечания

1. The Mensheviks from the Revolution of 1917 to the Second World War. With Contributions by David Dallin, George Denicke, Leo Lande, Boris Sapir, and Simon Wolin. Ed. by Leopold H. Haimson. Chicago-Lnd. 1974, p. XIII-XIV; Меньшевики: от революций 1917 года до второй мировой войны. С участием Д. Далина, Ю. Денике, Л. Ланде, Б. Сапира и С. Волина. М. 2009, с. 8 - 9.

2. Меньшевики:от революций 1917 года до второй мировой войны, с. 7.

3. Там же.

4. Там же, с. 7 - 8.

5. См.: Hoover Institution on War, Revolution and Peace Library and Archives (HIA). B.I. Nicolaevsky collection, ser. 248, box 478, folder 43; ser. 279, box. 673, folder 5.

6. ДВИНОВ Б. От легальности к подполью (1921 - 1922). Приложение: КУЧИН-ОРАНСКИЙ Г. Записки. Stanford, Са. 1968.

7. ЖОРДАНИЯ Н. Моя жизнь. Stanford, Са. 1968; УРАТАДЗЕ Г. Воспоминания грузинского социал-демократа. Hoover Institution Foreign Language Publications. S.d.

8. The making of three Russian revolutionaries: Voices from the Menshevik past. Paris. 1987; Cambridge, England. 1988.

9. Бахметьевский архив русской и западноевропейской истории и культуры Колумбийского университета города Нью-Йорк (Columbia University in the City of New York, Bakhmeteff Archive of Russians and East European History's and Culture - BAR). B. Sapir collection. Ser. I, box 25, folder "Biographical".

10. Например: ДВИНОВ Б. Московский Совет рабочих депутатов. Inter-University project on the history of Menshevik movement. Paper N 1. N.Y. 1961; ЕГО ЖЕ. Первая мировая война и российская социал-демократия. Inter-University project on the history of Menshevik movement. Paper N 10. S. I. S.d.

11. APOHCOH Г. Из истории правого течения среди меньшевиков. Paper N 4. N.Y. August 1960; ГАРВИ П. А. Революционные силуэты. [Без номера]. N.Y. February 1962; АБРАМОВИЧ Р. Меньшевики и Социалистический интернационал (1918 - 1940 гг.). Ч. 1 (здесь и далее - без переплета, номера и даты); ЕГО ЖЕ. Попытки Второго интернационала восстановить международное единство (Конференции в Берне, Амстердаме, Люцерне, Женеве) (приложение к ч. 1); ЕГО ЖЕ. Меньшевики и Социалистический интернационал (1918- 1940 гг.). Ч. 2. От Гамбурга к Марселю.

12. Schwarz S.M. The Russian revolution of 1905: The workers' movement and the formation of Bolshevism and Menshevism. Chicago. 1967.

13. Меньшевики: от революций 1917 года до второй мировой войны, с. 9.

14. Там же, с. 17.

15. ХЕЙМСОН Л. Меньшевики, политика и проблема власти в 1917 году. - Россия XXI, 1997, N 7 - 12; ЕГО ЖЕ. Меньшевики и большевики в октябрьские дни 1917 года. В кн.: Проблемы всемирной истории. СПб. 2000; ЕГО ЖЕ. Ленин, Мартов и вопрос о власти в течение революции 1917 года. - Исторические записки, 2002; HAIMSON L. Russia's revolutionary experience, 1905 - 1917. Two essays. N.Y. 2005. См. также его вводную и заключительную статьи соответственно в первой и заключительной книгах серии "Меньшевики в 1917 году", вошедшие также в сб. РСДРП(о) в 1917 году. М. 2007.

16. The Mensheviks from the Revolution of 1917 to the Second World War, p. XIV.

17. Дословно это звучало как ответ на вопрос с места, заданный Церетели после его заявления о том, что "в данный момент для всего народа в Учредительном собрании мы видим единственный путь спасения революции". Со стороны большевиков последовал вопрос: "Какой революции?". И Церетели ответил на него развернуто: "Революция в России одна - она началась в февральские дни, она переживает в настоящий момент смертельный кризис. На ее плечи взваливается ноша, которая может ее раздавить. На наших глазах совершается это, и ярким выражением этого является разрушение демократического единства, которое одно только могло бы спасти Россию, разделение демократической России на два непримиримых лагеря" (Меньшевики в 1918 году. М. 1999, с. 80).

18. Меньшевики: от революций 1917 года до второй мировой войны, с. 9.

19. Россия и современный мир, 2008, N 3, с. 132 - 148.

20. См.: Меньшевики в эмиграции. Протоколы Заграничной делегации РСДРП. 1922 - 1951 гг. Ч. 1 - 2. М. 2010.

21. ПАЙПС Р. Три "почему" русской революции. В кн.: Минувшее. Исторический альманах. М.-СПб. 1996, с. 77.

22. Там же, с. 112.

23. HAIMSON L. The Mencheviks after the October revolution. - The Russian review. Vol. 38. October 1979, N 3; Vol. 39. April 1980, N4.

24. BAR. Boris M. Sapir Collection, ser. I, box 16; ser. 8, box 69 и др.

25. Кстати, Пайпс ссылается на "Новую жизнь" как на меньшевистскую газету (с. 112), без указания ее фракционной принадлежности, хотя в данном случае это существенно.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/-Меньшевистский-проект-Леопольда-Хеймсона

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. П. Ненароков, "Меньшевистский проект" Леопольда Хеймсона // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 21.04.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/-Меньшевистский-проект-Леопольда-Хеймсона (date of access: 25.11.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. П. Ненароков:

А. П. Ненароков → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
187 views rating
21.04.2020 (218 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Российско-прусский договор 1743 г.
Catalog: История 
9 days ago · From Беларусь Анлайн
Р. А. ГОГОЛЕВ. "Ангельский доктор" русской истории. Философия истории К. Н. Леонтьева: опыт реконструкции
Catalog: Философия 
9 days ago · From Беларусь Анлайн
Организация репетиторского агентства
10 days ago · From Беларусь Анлайн
Русско-американские разногласия по вопросу о полосе отчуждения КВЖД. 1906 - 1917 гг.
Catalog: История 
12 days ago · From Беларусь Анлайн
Кадровый состав и внутриармейские отношения в вооруженных формированиях в годы гражданской войны
Catalog: История 
12 days ago · From Беларусь Анлайн
Генрих VIII Тюдор
Catalog: История 
28 days ago · From Беларусь Анлайн
О. Шпенглер и "консервативная революция" в Германии
Catalog: История 
33 days ago · From Беларусь Анлайн
М. КЛИНГЕ. Тень Наполеона. Европа и Финляндия на переломе 1795-1815 гг.
Catalog: История 
35 days ago · From Беларусь Анлайн
Отто Дибелиус и проблема христианской ответственности
35 days ago · From Беларусь Анлайн
Война и общество в XX веке
35 days ago · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
"Меньшевистский проект" Леопольда Хеймсона
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones