BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-1011

Share with friends in SM

В публикуемой записке видного государственного деятеля второй половины XIX в. графа Дмитрия Андреевича Толстого (1823 - 1889) отразились идейные поиски консервативной группировки в правительстве Александра II середины 1860-х годов.

Документ хранится в фонде великого князя Владимира Александровича (Государственный архив Российской Федерации, ф. 652); в сопроводительном письме, датированном 16 января 1900 г., С. А. Панчулидзев1 так объяснял появление этой записки: "Происхождение рукописи следующее: у графа Валуева еженедельно собирались его близкие знакомые и обыкновенно играли в secretaire2. Иногда те же темы задавались не во время самого вечера, а заранее. Представляемая записка есть ответ на заданную тему, сделанный гр. Толстым в 1865 году"3.

Формулировка темы и главные тезисы, открывающие записку, очевидно, принадлежат П. А. Валуеву. В его дневнике в записи от 29 октября 1865 г. имеются размышления, дословно совпадающие с этими тезисами: "Кто и что теперь Россия? Все сословия разъединены. Внутри их разлад и колебания. Все законы в переделке. Все основы в движении. Оппозиция и недоверие проявляются везде, где есть способность их выказывать. Трехсотголовое земство поднимает свои головы, лепечет критики, скоро будет вести речь недружелюбную. Половина государства в исключительном положении. Карательные меры преобладают. Для скрепления окружности с центром употребляется сила, а эта сила возбуждает центробежные стремления. Один государь теперь представляет и знаменует собой цельность и единство империи. Он один может укрепить пошатнувшееся, остановить колеблющееся, сплотить раздвоившееся. Он призван умиротворить умы, утишить страсти, воссоединить воли, указав им общую цель и открыв пути к этой цели. Он призван. быть нравственным собирателем земли русской, как Иоанн III был ее собирателем материальным. Угодно ли ему будет уразуметь и исполнить это призвание? Царское солнце озарило и обогрело наши долы 19 февраля 1861 года. С тех пор оно неподвижно, как будто вновь остановленное Исусом Навином. Пора ему осветить и согреть наши вершины и окраины"4. Благодаря этой записи Валуева можно уточнить датировку записки Толстого: конец октября - начало ноября 1865 года.

стр. 75

Записка была составлена в промежутке между назначением Толстого обер-прокурором Синода 3 июня 1865 г. и покушением Д. А. Каракозова на жизнь Александра II 4 апреля 1866 г., после которого Толстой занял и пост министра народного просвещения. Оба эти назначения, и особенно последнее, свидетельствовали в глазах общественного мнения об отходе от курса реформ и нарастании консервативных тенденций в правительственной политике. И действительно, 14-летняя деятельность Толстого на ниве народного просвещения снискала ему печальную славу "министра народного помрачения", а отставка, в период "диктатуры сердца" М. Т. Лорис-Меликова, накануне Пасхи 1880 г., была воспринята обществом как "красное яичко ко Христову дню"5. Новое назначение Толстого на пост министра внутренних дел 30 мая 1882 г. знаменовало реакционный поворот правительства Александра III и открыло собой "эпоху контрреформ".

Записка Толстого, несмотря на ее краткость, весьма содержательна. В ней автор не только анализирует положение дел в империи и дает оценку реформам 1860-х годов, но и пускается в исторические экскурсы (подобно Н. М. Карамзину в его "Записке о древней и новой России"), а главное, формулирует основные идейные принципы политической платформы консерваторов. Эти принципы во многом определяли деятельность консервативной фракции в правительстве во второй половине 1860-х - 1870-х годах (помимо Толстого, в ее состав входили министры внутренних дел П. А. Валуев и А. Е. Тимашев, шеф жандармов П. А. Шувалов). В значительной мере ими же руководствовался Толстой и в 1880-х годах на посту министра внутренних дел. В духе этой концепции, сформулированной еще в записке 1865 г., граф управлял министерством, охраняя первенствующее положение дворянства в государстве и стремясь, чтобы, как он выражался в своей записке, "лучи царского солнца" получше пригрели благородное сословие.

Документ до сих пор оставался вне внимания как биографов Толстого6, так и исследователей общественно-политической и идеологической борьбы в 1860-х годов7. Публикация записки позволяет восполнить определенный пробел как в биографии этого крупного государственного деятеля, так и в истории становления консервативной идеологии в России.

Документ представляет собой машинописную копию. Орфография и пунктуация приведены к современным нормам, с сохранением стилистики оригинала. Сокращения раскрыты в квадратных скобках.

Публикацию подготовил И. Е. Дронов.

Примечания

1. Панчулидзев Сергей Алексеевич (1855 - 1917) - историк, общественный деятель, автор многотомной "Истории кавалергардов", управляющий Архивом Государственного совета (1903 - 1907), управляющий делами Постоянного совета Объединенных дворянских обществ.

2. Секретер (фр.) - игра, в которой по начальным буквам слов угадывается фраза.

3. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), ф. 652, оп. 1, д. 296, л. 1 - 1об.

4. ВАЛУЕВ П. А. Дневник 1865 - 1876 гг. Т. 2. М. 1961, с. 74 - 75.

5. ИТЕНБЕРГ Б. С., ТВАРДОВСКАЯ В. А. Граф М. Т. Лорис-Меликов и его современники. М. 2004, с. 416, 619; Записки А. И. Кошелева. М. 1991, с. 190.

6. См., напр.: СТЕПАНОВ В. Л. Дмитрий Андреевич Толстой. В кн.: Российские консерваторы. М. 1997; ИЗМЕСТЬЕВА Г. П. Дмитрий Андреевич Толстой. - Вопросы истории, 2006, N 3.

7. См., напр.: ХРИСТОФОРОВ И. А. "Аристократическая" оппозиция Великим реформам (конец 1850 - середина 1870-х гг.). М. 2002.

Дронов Иван Евгеньевич - кандидат исторических наук, доцент Российского государственного аграрного университета - Московской сельскохозяйственной академии имени К. А. Тимирязева.

стр. 76

Тема

1) "Кто и что теперь Россия?"

2) "Все сословия разъединены. Все законы в переделке. Все основы в движении".

3) "Полцарства в исключительном положении. Меры строгости преобладают. Оппозиция и недоверие везде, где способность их высказывать. Трехсотголовое земство колеблется и готово прежде всего порицать правительство, а потом ему противодействовать".

4) "Один государь теперь Россия - ему предстоит быть нравственным собирателем земли русской, как Иоанн III был ее материальным собирателем".

5) "Солнце царское озарило долы 19 февраля, теперь нужно осветить и пригреть вершины и окраины".

В жизни народов, так же как и в жизни частных людей, бывают тяжелые минуты, когда здоровые силы борются с недугами и человек испытывает тяжелый кризис.

Один из таких трудных моментов переживает ныне Россия. Не вдаваясь в обзор ее тысячелетней истории, который бы увлек нас далеко за пределы этой записки, нельзя, однако же, обойти ту эпоху русской истории, которая непосредственно связана с моментом, в который Россия вступила на рубеж своего 1000-летия. Она рельефно начинается Петром и доходит до наших дней.

Много было говорено и писано об этой исполинской личности. Его насильственные реформы сопровождались в течение полутора века хором восторженных похвал, и только в наше время фанатическое поклонение ему начинает встречаться с суждениями более холодными. Рассматривая эту изумительную деятельность, это страстное стремление к преобразованию России на западный лад, убеждаемся, что целию Петра была не одна только любовь к просвещению, но и заботливость о незыблемом основании своего самодержавия.

Встретясь на первых шагах своего царствования с обломками древнего Русского земства, он принужден был считаться с его силою. В то время, когда в Европе он видел все удобства цивилизованной жизни, когда в блистательной Франции, еще ярко озаряемой лучами славы Людовика XIV1, неограниченно царствовал король-младенец2 и с рук регента3беспрекословно повелевал великолепною и богатою аристократией, в то самое время Петру приходилось употреблять против необразованных стрельцов и раскольников кровавые меры, напоминавшие эпоху Иоанна IV. Развитие королевской власти до крайнего своего предела, при роскошной обстановке цивилизованного общества, должно было представиться Петру как результат западного просвещения и возбудить в нем жажду подражания. С этой минуты преобразование России должно было вести к двум великим целям: к просвещению и обогащению государства и к усилению и к обеспечению самодержавия.

Этот беглый взгляд на эпоху Петра необходим при всяком суждении о настоящей жизни России, так как, несмотря на ее отдаленность, мы еще живем теми началами, которые положил во главу угла великий Преобразователь, и главный их элемент - западная цивилизация - постоянно оставалась руководящею мыслию всех преемников Петровых. Ближайшие к нему царствования Екатерины I и Петра II4 представляются поглощенными его идеями и его влечением до такой степени, что остаются почти незаметными в истории. Анна является первою самостоятельною личностью и пора-

стр. 77

жает суровостью немецкого управления. Елизавета снимает гнет с запуганной Бироном России и отменою смертной казни ярко вписывает свое имя в ряду друзей человечества5. Блистательный век Екатерины II, отличающийся национальным направлением внешней и внутренней политики, покрывает Россию славою и заставляет народ забыть, что на Русском престоле восседает жена иноземного происхождения6.

Кратковременное владычество Павла имело целию противодействовать всему, что получило жизнь в предшествовавшее царствование. При вступлении на престол Александра I государь объявляет, что будет идти по стопам бабки. Одно это обещание указывает уже на тот крутой поворот, какому должно было подвергнуться государственное управление. Вполне национальный характер императора Николая I не мог не стать в противоречие с космополитизмом первой четверти нынешнего столетия.

Этот краткий перечень указывает на ту ломку, которой периодически подвергалась Россия в течение всего этого времени. Постоянно ломая дерево то в ту, то в другую сторону - непременно надломится корень, сколько бы ни было оно гибко, - и Россия, несмотря на изумительную прочность своих основ, встретила настоящее царствование едва ли не с надломанным корнем.

Время для истории царствования императора Николая I еще не наступило, но и теперь уже можно сказать, что под его скипетром национальное чувство получило быстрое развитие. Что сделал бы великий государь для своего народа, если [бы] на первом шагу своего царствования он не встретился с 14 декабря 1825 года, неизвестно, но [что] это печальное событие должно было иметь на него огромное влияние - кажется несомненным. Ему, по-видимому, следует приписать то нерасположение ко всякому либеральному движению, которое постоянно замечалось в распоряжениях покойного государя. Одаренный сильною волею и обширным государственным умом, он твердою рукою повел Россию к предположенной им цели, стремясь неуклонно по пути, самим им избранному, а так как характер этого великого государя был вполне национальным, то и вышло, что Россия не только безропотно, но даже охотно за ним следовала.

Между тем репрессивные меры, стеснение всякой самобытности, запрещение выезда за границу, строгость цензуры, задержка общественного просвещения, бездарность полиции, ко всему придиравшейся и ничего не предупредившей, произвели то, что всякая частная деятельность была убита, а общественная получила исключительно казенное направление, так что даже сама религия более чем когда-либо обратилась к обрядности. С церковной кафедры раздавалась только одна проповедь - безусловное повиновение власти. Кафедры науки, лишенные живого озарения религии, начали проповедовать самые тлетворные учения, и это тем безответственнее, что профессор был поставлен в условия не служителя просвещения, а казенного чиновника. Журнальная пресса, под видом самых невинных статеек, распространяла те же идеи и самыми недомолвками возбуждала неудовольствие публики, уже приученной читать между строк, а цензура заглушала только голоса честных убеждений и правды, которые могли бы обличить официальную ложь. Затруднения, поставленные для сношений России с Европою, не помешали русским изменникам высылать к нам во множестве экземпляров революционные газеты и журналы, и "Колокол" сделался общедоступною газетою, которая нарасхват читалась повсюду, под глазами близорукой и неспособной полиции.

Таково было положение внутренних дел в империи, когда нынешний государь вступил на прародительский престол. Если к этому прибавить зат-

стр. 78

руднения, истекавшие из неравенства, испытываемого Россиею в бывшей тогда войне с четырьмя державами, то будет ясно, что еще ни одному из русских самодержцев не приходилось приниматься за бразды правления в столь тяжелое время.

Нужно заметить, что при восшествии на престол дворянство империи было - по случаю ополчения - созвано в сословные собрания (случай, не встречавшийся ни при одном воцарении) и таким образом имело возможность легально выразить свои нужды и желания. Оно воспользовалось этим, чтобы удостоверить государя в своей верноподданнической преданности и, изъявляя готовность жертвовать достоянием и жизнию для блага отечества, не упомянуло однако же ни об одной язве, его удручавшей. А язв было много.

Кроме упомянутых выше, развившихся в предшествовавшие царствования, русское правосудие вследствие устаревших и несвойственных форм становилось день ото дня нестерпимее. Крестьянский вопрос дозревал и ложился камнем преткновения к каждой государственной инициативе. Вот сколько затруднений встретило нового государя и сколько вопросов предстояло его разрешению!

Гуманное направление, принятое им с первого раза по вступлении на престол, его личный характер, оглашение мер, принятых к освобождению крестьян, льготы по части цензуры - все это ободрило здоровую часть общества, давая повод к основательной надежде на дальнейшее либеральное развитие внутренней политики. Но подобно тому, как после продолжительной зимы, при первых лучах весеннего солнца, не одни хлеба и злаки начинают покрывать поля зеленью, а вместе с ними вырастают и сорные травы, - рядом с этими надеждами истинных сынов отечества возникали и те вредные учения, которыми уже успела проникнуться зараженная часть общества. Они выразились скоро: внутри - возмутительными воззваниями и попытками нелепых демонстраций и заговоров; на окраинах - мятежами и стремлениями к сепаратизму.

Сколь ни прискорбны подобные явления, сколь ни тяжелы жертвы, принесенные отечеством для подавления крамолы, должно однако же сознаться, что они естественно истекали из существовавшего хода вещей, и государь продолжал неуклонно идти по предначертанному им пути либеральных реформ и преобразований. Многие из них уже совершились (кр[естьянская] р[еформа], ценз[урный] уст[ав], зем[ская], пол[ицейская]7 и проч.), другие приближаются к концу, иные возвещены только монархом и ждут осуществления царственной мысли; но все эти нововведения не пустили корней, еще не привились к почве, и должно сознаться, что настоящее положение России далеко от того, чтобы могло быть признано нормальным. Вследствие всех этих обстоятельств в настоящую минуту все сословия разъединены, все законы в переделке, все основы в движении. Отсутствие единства сделалось столь очевидно, что вопрос: кто и что теперь Россия - получает серьезное значение. Особенность политических обстоятельств становит целые области в исключительное положение.

Уничтожение телесного наказания8 и отсутствие достаточных и благоприятных мест заключения вызывают меры строгости, и в царствование самого человечного из государей смертная казнь становится почти насущным делом и уже не поражает исключительностию. Отсюда всеобщее недоверие и оппозиция везде, где только встречается возможность к ее проявлению. Новоучрежденное земство с первых шагов начинает выражать недоверие и готово порицать правительство, чтобы потом, быть может, ему противодействовать.

стр. 79

Итак, теперь, когда центр отечества при неполноте политического права не имеет еще достаточной силы притяжения к себе окраин, когда анормальность его собственного положения не представляет довольно остойчивости, когда окраины государства тянут не к центру, а к сепаратизму, и самые лучшие, самые надежные из них готовы признать единство империи только на началах федерации, один государь теперь - Россия. Ему предстоит быть нравственным собирателем земли Русской, как некогда Иоанн III был ее материальным собирателем. Представляя собою всецело русскую национальность во всем, что доселе, в течение 1000-летней истории, составляло заветную святыню русского народа, он один представляет теперь объединительное начало империи, и от него ожидает отечество ненарушимой целости не только своей территории, но и нравственных основ своих, тех основ, которые из великого княжества Московского, тяжело боровшегося с Тверью, Рязанью и Суздалем, создали Всероссийскую империю, бестрепетно ставшую лицом к лицу против соединенных сил Европы9.

Солнце царское 19 февраля 1861 г. ярко озарило и тепло пригрело долы: настает пора осветить и пригреть вершины и окраины. Чтобы прочно привязать эти последние к центру, не столько нужны силы разрушительные, сколько, если можно так выразиться, силы зиждительные. Нет надобности подавлять ту или другую национальность; потребно сделать положение основной народности, народности русско-православной, [таким,] чтобы все прочие находили сами выгоду примкнуть и слиться с нею. Пример этого перед глазами: остзейские крестьяне, уже около полувека вышедшие из крепостной зависимости10, не задумаются не только признать себя русскими, но и бросить родину, чтобы воспользоваться преимуществами русского крестьянина, только что вышедшего из рабства. То же будет с инородцами всех сословий, если русское имя сделается синонимом полноправного гражданства.

Положение русского крестьянина, оставляющее еще столь многого желать по отношению к просвещению и даже к материальному благосостоянию, в настоящее время представляется единственным привилегированным в России. Все реформы, начиная с положения 19 февраля 1861 года, делались как будто исключительно в его пользу. Не говоря уже об этом специальном для него законе, через который ipso facto " права дворянства должны были сократиться, одним крестьянам дано преимущество в реформе судебной, так что в то время, когда сословные суды упраздняются в целой империи, волостные суды остаются неприкосновенными12. В земских собраниях также перевес предоставлен крестьянам28.

Не чувство зависти, а еще менее недоброжелательство внушает эти мысли. Нет, общее поведение крестьян, место, которое умели они занять в земских собраниях, - их испытанная преданность правительству, все это вселяет к ним искреннее уважение, но мы сильно ошибаемся, если, несмотря на все эти похвальные качества, будем думать, что они могут представлять собою прочное, охранительное начало и составить твердую точку опоры для правительства. Массы можно сравнить с песком, а не с твердою почвою; напрасно стали бы искать в них прочной опоры - нога вязнет в песке и не находит устойчивости, а первый ветер подымает его и бороздит казавшуюся прежде спокойною гладь. Только собственность в более крупных размерах, собственность поземельная, связывающая владельца с местностью, только здравое просвещение, истекающее из религиозных начал, могут служить государству элементами вполне и истинно охранительными. Представителем такого элемента у нас служит поместное дворянство, уже давшее столько залогов непоколебимой преданности и любви к престолу и

стр. 80

отечеству, и между тем оно одно еще ожидает только времени, когда лучи царского солнца его пригреют. Правда, в те редкие случаи, когда это сословие имеет счастие непосредственно предстоять лицу своего монарха, государь всегда ободряет его выражением высочайшей доверенности, и оно всякий раз уносит с собою новые чувства любви и преданности; однако же нельзя не сознаться, что стремления его недоброжелателей имеют успех, и, несмотря на то, что имя дворянства как сословия осталось чистым и незапятнанным на страницах истории, враги его, пользуясь его затруднительным материальным и политическим положением, не перестают предавать его позору в столбцах периодической прессы и на сцене. Не скорбь об упразднении отживших привилегий, не зависть к преимуществам, предоставленным низшим сословиям, становят дворянство в анормальное положение и делают его беззащитным перед его врагами, а отсутствие права, которое в таком государстве, как Россия, одно могло бы сделать это сословие, представляющее вместе охранительный и образованный элемент, действительно полезным.

Дворянство не ищет розни с другими сословиями, не старается стать особняком от них и с гордостию разделяет с ними имя русского народа. Первые земские собрания доказали, сколь единодушно сошлось оно с остальными представителями земства; но, одушевленное истинными чувствами любви и преданности к царю и отечеству, оно желает занять то место, которое принадлежит ему исторически, и сохраняет веру, что государь не оставит его в положении того коснения, в котором самые полезные силы ослабевают. Вся надежда его в государе, и оно смело отвечает своим врагам: "На него мы уповаем, и не постыдимся вовеки"14.

ГАРФ, ф. 652, оп. 1, д. 296, л. 2 - 9.

Примечания

1. Людовик XIV (1638 - 1715) - король Франции (1643 - 1715).

2. Имеется в виду Людовик XV (1710 - 1774) - король Франции (1715 - 1774).

3. В период малолетства Людовика XV (в 1710 - 1720-х годах) Францией управляли регенты: герцог Филипп Орлеанский, герцог де Бурбон-Конде, кардинал Флери.

4. Петр II (1715 - 1730) - сын Петра I, номинально правил в 1727 - 1730 гг., фактически у власти находился Верховный тайный совет, составленный из влиятельных вельмож ("верховники").

5. Рядом указов, изданных в 1743, 1753, 1754 гг., Елизавета Петровна (1709 - 1761) повелевала заменять смертную казнь для различных категорий уголовных преступников тяжкими телесными наказаниями и каторжными работами.

6. Национальное направление Екатерининского царствования простиралось на все ее действия до малейшей подробности. Все учрежденные ею места и должности в противоположность тем, которые получили начало при Петре Великом, носят исключительно русские именования. Так, напр., в противоположность полиции, названной так Петром, Екатерина учреждает Управу благочиния, вместо магистрата и ратуши - думу; вместо президента - председателя; вместо ассесора - заседателя и т.д. Исторический анекдот о последней капле немецкой крови, выпушенной императрицею при кровопускании, и знаменитая резолюция ее на адрес лифляндского дворянства; "Я не Лифляндская принцесса" и пр., не умрут в благодарной памяти русской нации (примеч. Д. А. Толстого).

7. Перечислены некоторые реформы Александра II: отмена крепостного права 19 февраля 1861 г.; Временные правила о цензуре и печати 6 апреля 1865 г.,; введение земского самоуправления 1 января 1864 г.; Временные правила об устройстве полиции 25 декабря 1862 года.

8. По указу 17 апреля 1863 г. отменялись телесные наказания в качестве уголовной кары для гражданских лиц и в качестве служебных взысканий в армии и на флоте. Однако вплоть до 1903 г. телесным наказаниям подвергались крестьяне по приговорам волостного суда или земского начальника, а также осужденные в местах лишения свободы.

9. Толстой мог подразумевать несколько событий из истории России XIX в.: войну с Наполе-

стр. 81

оном I 1812 г., Крымскую войну 1853 - 1856 гг., а также дипломатический конфликт с европейскими державами (Англией, Францией и др.), вызванный подавлением русскими войсками польского восстания 1863 - 1864 годов, когда требования Лондона и Парижа созвать международный конгресс для решения польского вопроса были в категоричной форме отвергнуты русским правительством.

10. В Эстляндской, Лифляндской и Курляндской губерниях ("Остзейский край") крепостное право было отменено в 1816 - 1819 годах. Крестьяне получили личную свободу без земли.

11. В силу самого этого факта (лат.).

12. Сохранение правовой обособленности крестьянского сословия после реформы 1861 г. большинством современников рассматривалось, наоборот, как ущемление гражданских прав крестьян.

13. Толстой тенденциозно представляет положение вещей. В земском законодательстве обеспечивалось преимущество курии землевладельцев (47,8% всех гласных по стране) перед крестьянской и городской куриями. К середине 1870-х годов дворяне и чиновники составляли 41,7% всех гласных уездных земских собраний и 74,2% гласных губернских собраний, тогда как крестьяне - 38,4% и 10,6%, соответственно. 66% председателей земских управ были дворянами (КОРЕЛИН А. П. Дворянство в пореформенной России. 1861 - 1904 гг. М. 1979, с. 212 - 213).

14. Парафраз первого стиха 70-го псалма: "На Тебя, Господи, уповаю, да не постыжусь вовек" (Пс. 70, 1). Вариации этого стиха используются в некоторых православных богослужебных текстах.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/-Кто-и-что-теперь-Россия-Записка-графа-Д-А-Толстого-1865-г

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

И. Е. Дронов, "Кто и что теперь Россия?" Записка графа Д. А. Толстого, 1865 г. // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 07.03.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/-Кто-и-что-теперь-Россия-Записка-графа-Д-А-Толстого-1865-г (date of access: 28.05.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - И. Е. Дронов:

И. Е. Дронов → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
181 views rating
07.03.2020 (82 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
6 days ago · From Беларусь Анлайн
Железнодорожные сообщения в период сражения на Курской дуге
6 days ago · From Беларусь Анлайн
К 90-летию со дня рождения академика Юрия Александровича Полякова
Catalog: История 
6 days ago · From Беларусь Анлайн
Новые исследования о губернаторской власти Российской империи
Catalog: История 
6 days ago · From Беларусь Анлайн
Верена Беккер и Ведомство по защите конституции
Catalog: Право 
6 days ago · From Беларусь Анлайн
Апрель и май - лучшее время для создания нового газона в саду. Вопреки видимости, недостаточно просто сажать и поливать траву. Вот советы о том, как правильно настроить и ухаживать за газоном.
8 days ago · From Беларусь Анлайн
БИБЛИОТЕКА.БАЙ совместно со школой языков "Мир без границ" (официальный сайт - mbg.by) предлагает вам несколько полезных советов, которые помогут в изучении чешского самостоятельно или на специальных языковых курсах с тьютором.
8 days ago · From Беларусь Анлайн
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. ЭТИКА И ЭСТЕТИКА. Добро и зло
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. ЭТИКА И ЭСТЕТИКА. Нравственная свобода и ответственность
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. ФИЛОСОФИЯ. Неклассическая философия
Catalog: Философия 

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
"Кто и что теперь Россия?" Записка графа Д. А. Толстого, 1865 г.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones