Libmonster ID: BY-2342

Н. Б. ЛЕБЕДЕВА

Кандидат исторических наук

Институт востоковедения РАН

Ключевые слова: Индия, Китай, АТР, Южно-Китайское море, АСЕАН, спорные территории, военно-морской флот

Индия - крупная фигура в "шахматной игре", в ходе которой США пытаются выстроить единый международный антикитайский фронт. По мнению известного эксперта по безопасности, американского профессора М. Т. Клэра, автора вышедшей в 2012 г. нашумевшей книги "Нефть и кровь", смысл стратегии администрации Б. Обамы не только и не столько в борьбе против терроризма, сколько в сдерживании экономического подъема Китая и в ограничении его доступа к Мировому океану и важнейшим морским коммуникациям1. Вашингтон в этой игре опирается на традиционных союзников - Японию, Южную Корею и Австралию, взяв под свое крыло и Филиппины.

"БОЛЬШАЯ ИГРА" С КИТАЕМ И США

Похоже, у США есть стремление в дальнейшем присоединить к этому фронту Вьетнам и Индонезию. Специфическую роль Вашингтон отводит Индии, намереваясь использовать ее геостратегические и политические преимущества в качестве механизма "сдерживания" Китая и контроля над нефтяными потоками в Поднебесную, проходящими через Индийский океан и Южно-Китайское море (ЮКМ).

Вашингтону выгодны как некоторые шероховатости в индийско-китайских отношениях, так и растущий военный потенциал Индии. У этого государства сильные и вполне современные вооруженные силы, 5-й по размерам флот в мире, крупные военные базы на западном и восточном побережьях страны, неплохой опыт организации антитеррористической борьбы2.

Возникает вопрос: может ли Пентагон осуществить задуманное в одиночку в условиях, когда США переживают ныне не лучшие времена? Под вопросом надежда на быстрый выход из экономического кризиса, ослабевают международный престиж и роль этой супердержавы.

В меняющихся условиях в мире и в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) американская администрация была вынуждена объявить о переходе к политике


Окончание. Начало см.: Азия и Африка сегодня. 2014, N 1.

стр. 14

многостороннего сотрудничества, в т.ч. и на море. Разработанная председателем Объединенного комитета начальников штабов адмиралом М. Малленом стратегия, получившая название "Глобальная морская сеть", а чуть позже - "Глобальное морское партнерство", предусматривала не рост американского ВМФ, а объединение 300 его кораблей с 700 кораблями союзников и "сочувствующих" стран3.

Озабоченность США военно-политическими сдвигами в Мировом океане отражена в вышедшей в конце 2010 г. книге двух известных экспертов из вашингтонского Морского колледжа - Тоши Йошихары и Джеймса Холмса - "Красная звезда над Тихим океаном. Китайский взлет и изменения морской стратегии США". В ней подробно анализируются последние достижения Пекина в строительстве ВМС с целью стать морской державой N 1 и ответ на них Вашингтона4.

ПРОТИВОСТОЯНИЕ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ

Этот ответ, в частности, заключался в том, что США стремились оттеснить Китай от источников ресурсов в зоне "арабской весны" - в Ливии, Судане, Египте - или создать для КНР схожие проблемы в других регионах мира, например, в том же Южно-Китайском море. По мнению ряда политологов, за первоначальными замыслами Вашингтона привнести в регион "демократию", свергнув "авторитарных руководителей", скрывались планы использовать "арабскую весну" в собственных интересах и вытеснить Китай и Россию из Средиземноморья.

В доказательство приведу несколько примеров. Так, в Ливии на начало известного кризиса на КНР приходилось 11% нефтяного экспорта, а китайские компании реализовывали контракты на общую сумму в $18,8 млрд. После натовских военных операций Китаю пришлось свернуть 50 крупных проектов и эвакуировать свыше 30 тыс. специалистов, работавших преимущественно на нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих предприятиях. Китай также оставил здесь незавершенными два проекта в металлургии и понес значительные - до $16 млрд. - потери средств, вложенные в железнодорожное и гражданское строительство и в другие отрасли5.

В Египте у Китая не было столь же крупных проектов. Но в 2010 г. он объявил о создании китайской свободной экономической зоны (СЭЗ) в районе Суэца с объемом инвестиций в $1,5 млрд. Одной из целей ее создания было стремление подобраться как можно ближе к Суэцкому каналу и повторить удачно апробированную на Панамском канале схему постепенного приобретения концессий. В результате, Суэцкий канал со временем оказался бы в руках китайцев. Волны революционных событий в Египте их напугали - к концу 2012 г. инвестиции не дотягивали и до $1 млрд6.

Неслучайно еще в 2011 г. ведущий советник Народного банка Китая Ли Даокуй назвал затяжной политический кризис на Ближнем Востоке, как и одновременное подорожание нефти, "наихудшим сценарием" для экономики КНР. Вместе с тем, Китай, похоже, опасался, что попытки слишком активно поддерживать революции в арабских странах

Вооруженные силы Китая на восточном побережье страны.

стр. 15

могут негативно повлиять на его отношения с нефтегазовыми государствами Залива, которые являются его главными источниками энергоносителей7.

Раздел Судана и бесконечные конфликты между Югом и Севером этой страны сделали будущую судьбу $15 млрд. китайских вложений в нефтепромыслы и другие отрасли, так же, как и перспективы совместной с Индией разработки нефтяных месторождений, довольно туманными. А между тем, в Поднебесную поступало свыше 7% нефти, импортируемой из Судана8. В Сирии в 2004 г. Китай также создал совместное предприятие по добыче нефти и заметно расширил торговые связи, хотя значительных интересов и инвестиций у него в этой стране практически не было. Не слишком прочны позиции КНР в другом крупном нефтедобывающем регионе - Каспийском9.

Из вышеизложенного становится понятным нынешний особый интерес Пекина к региону Южно-Китайского моря, который, однако, пока не является главным источником энергоресурсов для Китая. Но китайцы, как известно, предпочитают смотреть лет на 20 вперед, а со временем именно этот регион может стать крупнейшим источником углеводородов.

МОРСКАЯ "ВЕЛИКАЯ КИТАЙСКАЯ СТЕНА"

Политические и экономические позиции Китая на море всегда были более слабыми, чем на суше. Для этой страны давно была проблемной т.н. "первая морская гряда": Корейский полуостров - Японский архипелаг - Тайвань - Филиппины. Каждый из этих регионов всегда мог стать для Китая источником напряженности. По мнению упоминавшихся выше Т. Йошихары и Дж. Холмса, эту гряду можно рассматривать как нечто вроде "Великой китайской стены" на море, развернутой, однако, против Китая, и как рубеж обороны, выстроенный из союзников США - Южной Кореи, Японии, Тайваня.

Понимая всю сложность преодоления "первой гряды" в условиях возрастающей зависимости от поставок энергоресурсов, товаров и минерального сырья, китайские военные разработали стратегию двух "островных гряд (цепей)", нацеленную на поэтапное освоение морских пространств и установление военного присутствия сначала в пределах "первой гряды".

В зоне "второй гряды", тянущейся от Японии и охватывающей Индонезию, Каролинские и Марианские острова с островом Гуам, Пекин рассчитывает иметь свой флот к 2020 г. Некоторые эксперты выдвигали идею и "третьей гряды", в центре которой находится Гавайский архипелаг с его военно-воздушными и морскими базами. Ее реализация планировалась на 2020 - 2050 гг.

Все предлагаемые концепции строились, исходя из главной стратегической задачи - отодвинуть линию обороны страны на сотни миль в море с тем, чтобы Китай не оказался запертым силами его недругов. Интересно, что обе концепции - и "две гряды", и "три гряды" - во многом совпадали с американской концепцией передовых рубежей обороны США и их союзников, т.е. фактически с концепцией "сдерживания" Китая.

При создании Вашингтоном во втором десятилетии нашего века совместно с союзниками антикитайского фронта у окрепшего флота Китая окажется лишь несколько коридоров для выхода в Тихий и Мировой океаны. Вот почему Китай пытается заполучить как можно больше островов и контролировать как можно шире близлежащие моря. И то, и другое - части механизма его "большой стратегии", направленной против доктрины США "перекрытия доступа" к Китаю или "перекрытия" его выхода в Мировой океан.

В 2009 г. группа конгрессменов США призвала Пентагон уделять больше внимания к развитию ситуации в регионе. Здесь, по их убеждению, нарастает напряженность, порождаемая, в т.ч., быстрым ростом китайского ВМФ, который может стать со временем серьезным противовесом господству американского флота в бассейне Тихого океана10.

Продолжавшийся до 2010 г. период, когда США не вмешивались в территориальные конфликты в Южно-Китайском море и даже избегали высказывать свою позицию по этим вопросам, судя по всему, завершился. Американские представители заявили в том же году в Ханое о намерении следовать конструктивному дипломатическому процессу урегулирования территориальных споров без какого-либо принуждения, исходя из того, что законные притязания на части ЮКМ должны обосновываться конфигурацией сухопутных территорий. Озвученная впервые позиция США противоречила как притязаниям Китая почти на всю (до 80%) акваторию ЮКМ, так и его стремлению не допустить интернационализацию споров. В странах АСЕАН позиция американцев была, в целом, одобрена.

В складывающихся сложных и противоречивых обстоятельствах в Южно-Китайском море Индия, с одной стороны, выступает за принятие нового Кодекса поведения в ЮКМ, дискуссии о содержании которого ведутся уже очень долго - с 2002 г. С другой стороны, Индия пока официально не обнародовала свою точку зрения о современной ситуации в Южно-Китайском море. Хотя, по информации газеты Indian Express, 20 мая 2013 г. премьер-министр М. Сингх сделал заявление об отказе Индии учитывать позицию Китая по спорным островам Наньша (Спратли), Сиша

стр. 16

(Парасельские) и Чжуша, поскольку считает их находящимися в международных водах.

ВЫЗОВЫ КИТАЯ И ОТВЕТЫ АСЕАН И США

Пекин считает эти острова расположенными в его экономической зоне (площадью 3 млн. кв. км!). Пекинские власти включили акваторию Южно-Китайского моря в число районов своих "ключевых национальных интересов", таких как Тайвань, Тибет, Синьцзян. Стремление КНР к собственному плотному контролю в ЮКМ создаст огромные проблемы для многих государств, причем не только в судоходстве.

Индонезия и Австралия опасаются, что Китай может использовать те же Спратли (здесь уже расположен китайский гарнизон в 9 тыс. человек, и к 2020 г. его численность возрастет до 20 тыс.) в качестве плацдарма и для захвата газовых месторождений на индонезийском шельфе, и для рывка в южную часть Тихого океана, где у него уже есть свои "базы влияния" - Фиджи и Папуа-Новая Гвинея.

Китайская неуступчивость и напористость негативно сказались на обсуждении вопроса о спорных территориях в Южно-Китайском море на Форуме АСЕАН в Пномпене в 2012 г., где впервые за 45 лет существования этой организации произошел раскол в позициях стран - членов Ассоциации, и не было подписано итоговое коммюнике. Изначально Вьетнам и Филиппины, как наиболее заинтересованные стороны, пытались выработать документ, объединив позиции членов Ассоциации с тем, чтобы противостоять претензиям КНР. Между тем, Камбоджа и Лаос, давно и тесно связанные с Китаем особыми узами дружбы, не присоединились к подготовленному документу.

Не означало ли это на тот момент, что Пекин сумел пошатнуть миф о коллективном единстве группировки? А на более отдаленный период - что в Северо-Восточной Азии складывается новый баланс сил? В связи с этим, закономерно задуматься и об основных последствиях данного события, а также о перспективах развития ситуации в регионе.

Ситуация непростая. Сформулировав принципы своего отношения к территориальным спорам в ЮКМ и следуя объявленной в 2011 г. доктрине "Тихоокеанский век Америки", США не только поспешили вернуться в АТР, но и стали активно реанимировать старые военно-стратегические связи со своими союзниками, укреплять и расширять взаимодействие с Вьетнамом, Филиппинами, Малайзией и другими государствами региона.

Центральное место в поисках каналов сближения Вашингтона с АСЕАН занял Вьетнам, который пошел с 2010 г. на нормализацию и заметное развитие отношений с США, включая диалог между военными ведомствами, разработку программ подготовки кадров, военные игры, обсуждение проблем ЮКМ, предоставление права захода американским кораблям в Камрань, и т.д.11

На пике территориального спора Манилы с Пекином в первой половине 2011 г. Вашингтон подал ясный сигнал о готовности оказать помощь этой стране по разным направлениям. Так, Филиппинам был продан береговой катер класса "Хамильтон" и обещана продажа еще одного, положительно решен вопрос об обучении советниками из США филиппинских военных кадров, проведены совместные маневры и т.п. Недавно стало известно о планах сторон снова создать на филиппинской территории американские военные базы12.

ТРУДНЫЙ ВЫБОР АСЕАН

Активизация Соединенных Штатов в данном регионе, их военно-политическое сближение также с Индонезией, Малайзией и другими странами вынуждали руководство АСЕАН сделать трудный выбор - что делать и с кем быть?

С одной стороны, для многих из них Китай на протяжении десятилетий был важным партнером, который способствовал их экономическому подъему через широкий спектр сотрудничества. Вместе с тем, слабая в военном отношении группировка опасалась как возрастающих амбиций Пекина и его притязаний почти на все ЮКМ, так и превышения пределов военной и иной вовлеченности США в регион. Они осознают, что даже коллективно АСЕАН не сможет противостоять натиску ни Китая, ни какой-либо крупной державы. Судя по всему, асеановцы хотели бы придерживаться крайне осторожной, нейтральной линии между двумя гигантами - Китаем и США, сохраняя по мере возможности единство своих рядов. Их попытки "мягкого балансирования" оказались далеко не простым делом.

Тем не менее, надежды Пекина на раскол традиционного консенсуса в АСЕАН оказались под сомнением. Как бы то ни было, переговорный механизм работал и работает на встречах руководителей государств АСЕАН.

Летом 2011 г. эти страны приняли первый совместный с Китаем документ - "Директивы по выполнению Декларации 2002 г.". Подписанная в 2002 г. между Китаем и АСЕАН Декларация должна регулировать политику государств, претендующих на спорные территории в Южно-Китайском море. Одним из положений этого важного документа предусматривалась выработка т.н. "Кодекса поведения", который должен определить окончательные нормативы урегулирования территориальных споров в ЮКМ.

На встрече "Диалог Шангрила" в 2012 г. в Сингапуре ключевым посылом в выступлениях делегатов отчетливо звучала необ-

стр. 17

ходимость поисков общих интересов (global commons), свободы открытого моря, безопасности и стабильности в Юго-Восточной Азии и в окружающих регион морях.

В преддверии саммита АСЕАН в Сандар-Сери-Бегаване - столице Брунея - в апреле 2013 г. высокопоставленные дипломаты из стран - членов Ассоциации неоднократно подчеркивали, что основные совместные усилия нужно направить именно на достижение консенсуса внутри организации в отношении спорных территорий в Южно-Китайском море. Участники саммита решили срочно разработать единую платформу, прежде чем сесть за стол дальнейших переговоров в августе 2013 г. с участием Китая по проекту "Кодекса поведения" с тем, чтобы разрядить достаточно напряженную обстановку в регионе. Инициативу поддержали султан Брунея Х. Болкиах, президент Филиппин Б. Акино и др.

Поиски совпадения различных точек зрения на проблему продолжались несколько месяцев. В мае 2013 г. в Сингапуре состоялась очередная международная конференция "Диалог Шангри-ла" по вопросам безопасности с участием министров обороны, ученых, политиков более чем из 20 стран. Спустя месяц в Ханое по инициативе Вьетнама на трехдневном совещании командующих флотами стран АСЕАН обсуждались меры по укреплению военно-морского сотрудничества государств - членов Ассоциации.

Но если АСЕАН пыталась добиться скорейшего утверждения документа, придав ему более жесткий, обязывающий для исполнения характер, то Пекин был готов обсуждать его с заинтересованными сторонами по отдельности. Видимо, таким образом он надеялся вновь пошатнуть единство позиций асеановцев и попытаться склонить некоторых из них к своему варианту "правил игры" в ЮКМ.

И вновь эти надежды не оправдались. 13 августа 2013 г. в курортном местечке Хуахин, недалеко от Бангкока, на неформальной встрече министры иностранных дел стран - членов АСЕАН достигли консенсуса о механизме решения территориальных споров в ЮКМ перед началом переговоров с КНР (две встречи в формате АСЕАН - КНР состоялись в середине сентября 2013 г.). Суть выработанной ими позиции состоит в том, что "Кодекс поведения" в ЮКМ должен стать инструментом укрепления взаимного доверия, предотвращения и разрешения конфликтов в случае их возникновения13.

Что касается степени вовлеченности Индии в дела региона, то, в целом, асеановцы приветствуют ее роль в качестве определенного "противовеса" курсу Китая. Индия может играть и играет позитивную роль особенно тогда, когда ее интересы совпадают с интересами региональных акторов, но должна быть крайне осмотрительна в своих акциях, что и демонстрирует ее руководство.

ГОНКА ВООРУЖЕНИЙ ИЛИ ТОРГОВЫЙ БЛОК?

Все заинтересованные стороны территориальных споров в Южно-Китайском море понимают, что окончательное решение, несмотря на их усилия в поисках приемлемой модели, скорее всего, будет принято не скоро. Тем более, что эти споры приобретают все более конфликтные контуры. К их числу можно отнести перегруппировку интересов и позиций участвующих стран, ведущую к новому балансу сил в АТР, развенчание уже упоминавшегося мифа о единстве АСЕАН, сближение Индии и Японии в военно-стратегическом плане и др.

Серьезная проблема - ускорившаяся гонка вооружений в регионе. Безусловно, асеановцы много слабее в военном отношении своих соседей из Северо-Восточной Азии или ведущих внерегиональных держав. Свое стремление к приобретению все нового и нового оружия большинство стран АСЕАН объясняют не только обстановкой на морях, но также и необходимостью борьбы с пиратами, террористами, браконьерством в рыболовстве, незаконными перевозками наркотиков и оружия и т.д.

В 2011 г. расходы на оборону в Юго-Восточной Азии увеличились, по сравнению с 2010 г., на 13,5% и составили $24,5 млрд, а по прогнозам - возрастут к 2016 г. до $40 млрд. В 2011 г. оборонные бюджеты составили: крошечного Сингапура - $9,66 млрд, Таиланда - $5,52 млрд, Индонезии - $5,42 млрд, Малайзии - $4,54 млрд, Вьетнама - $2,66 млрд. Филиппины, получающие 90% оружия от США, планируют затратить в предстоящем пятилетии на модернизацию вооруженных сил свыше $1,8млрд14.

Объем поставок вооружений в 2007 - 2011 гг. в страны ЮВА почти утроился, по сравнению с 2002 - 2006 гг., в то время как во всем мире он увеличился лишь на 24%. Крупные партии вооружения закупили за это время Индонезия, Малайзия и Вьетнам. Сингапур по расходам на импорт современного оружия занимает 4-е место в мире после Китая, Индии, Республики Корея. В 2012 г. эти расходы составили 24% национального бюджета и достигли $10 млрд.

Большая часть этих закупок приходится, по понятным причинам, на морское вооружение - военные корабли, патрульные катера, радиолокационные системы, подводные лодки, противокорабельные ракеты и т.д. Вьетнам планирует ввести в строй к 2020 г. 6 подлодок, в основном российского производства. Каждое из трех государств - Сингапур, Индонезия и Малайзия - рассчитывает дополнить свои подводные флотилии к этому сроку двумя подлодками15.

Укрепить и поднять значимость АСЕАН как ведущего межгосударственного объединения в регионе могут инициированные

стр. 18

ею новые интеграционные тренды, важные для обретения былого единства. Наиболее привлекательная среди них - идея создания Всеобъемлющего регионального экономического партнерства (ВРЭП - Regional Comprehensive Economic Partnership). Она была выдвинута в 2011 г. на саммите АСЕАН одним из самых энергичных ее сторонников и адептов - Малайзией и еще раз высветила возможность и способность Ассоциации генерировать позитивные тенденции в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Индия проявила не только интерес к этому проекту, но и сыграла большую роль в его продвижении.

Формирование ВРЭП находится в самой сложной фазе. С одной стороны, работа по его созданию выполнена уже на 3/4. Но для окончательного достижения этой чрезвычайно актуальной цели, по мнению экспертов, остается решить множество важных проблем. В частности, государства - участники АСЕАН должны усилить внутриасеановскую экономическую интеграцию, урегулировать существующие разногласия, в т.ч., по-видимому, и по Южно-Китайскому морю, обеспечить устойчивый и равномерный рост каждой из стран. Как представляется, это трудно сделать в сжатые сроки в силу неравного уровня экономического развития и более позднего подключения к АСЕАН некоторых стран, в т.ч. Лаоса, Камбоджи и Мьянмы16.

Не столь простым оказался вопрос о составе участников будущего Всеобъемлющего регионального экономического партнерства. В ходе первого раунда переговоров по ВРЭП в июне 2013 г. Китай поставил под сомнение вопрос о целесообразности включения Индии в будущую организацию, видимо, памятуя о тех трениях, которые существуют между двумя странами в Южно-Китайском море, и не только. Сумев завоевать поддержку большинства государств АСЕАН, Индия все же вошла в число членов блока. Второй раунд состоялся в сентябре 2013 г. в Австралии.

Участие Индии в будущей структуре важно для стран - членов АСЕАН, находящихся в состоянии территориальных споров с Пекином в Южно-Китайском море. Они рассматривают Индию в качестве серьезного партнера, выступающего за скорейшую разработку "Кодекса поведения", и позитивно восприняли заявление министра иностранных дел Индии Салмана Хуршида на саммите в Брунее о необходимости продолжения дискуссии по вопросу о принятии кодекса на основе консенсуса17.

Таким образом, 10 государств - членов Ассоциации плюс КНР, Япония, Южная Корея, Индия, Австралия и Новая Зеландия намерены создать в Азиатско-Тихоокеанском регионе огромный торговый механизм - ВРЭП, который многие аналитики рассматривают как противовес выдвинутому по инициативе США Транстихоокеанскому партнерству (ТТП) или свободной зоне торговли в АТР с членством более 10 стран (но без участия экономических азиатских гигантов - Китая и Индии).

ВРЭП, запуск которого запланирован на конец 2015 г., может стать крупнейшим в мире торговым блоком - он будет представлять 1/3 глобальной экономики. На территории стран - будущих его участниц - ныне проживает 3,3 млрд. человек.

По всей видимости, новый экономический проект придаст свежий импульс укреплению интеграционных трендов под эгидой АСЕАН в Восточной Азии, объединит организацию и ее партнеров на взаимовыгодной основе, приостановит вялотекущий процесс падения значимости группировки и, вероятно, открыл бы шлюз для решения вопросов соперничества национальных суверенитетов в Южно-Китайском море.

Все это необходимо в условиях некоторого осложнения атмосферы в Восточно-Азиатском саммите (ВАС) в связи с принятием в 2010 г. в его структуру США и России, что сделало организацию более громоздкой, а интересы 18 ее членов - трудно совместимыми. Хотя после председательствования РФ на встрече АТЭС во Владивостоке в сентябре 2012 г. для многих стало очевидным, что участие нашей стра-

стр. 19

ны в решении азиатских проблем чрезвычайно важно и многообещающе.

СТАНЕТ ЛИ ИНДИЯ ЧЛЕНОМ АТЭС?

Индия с ее динамично развивающейся экономикой и растущим населением, безусловно, активно поддерживает планы создания нового блока - ВРЭП и не хочет упустить шансы найти и занять свою нишу в бурно развивающихся интеграционных процессах в регионе. Она неоднократно заявляла о своей приверженности принципам открытого регионализма, полицентризма и инклюзивности при создании многосторонних форматов сотрудничества. С точки зрения ее руководства, эти форматы достаточно гибкие, чтобы охватить многообразие стран АТР, и их можно использовать для решения широкого круга существующих проблем в экономике и политике.

Внедрение Индии в Южно-Китайское море, оказавшимся весьма сложным регионом со многими разнохарактерными проблемами и болезненными территориальными спорами, не остановило ее движение на пути в Азиатско-Тихоокеанский регион, несмотря на то, что она оказалась в гуще событий в этом регионе. Разумно просчитав свои возможности и умело используя курс "Смотри на Восток"*, Индия сумела преодолеть ряд препятствий и закрепиться в данном пространстве. Впереди у нее поиски новых форматов сотрудничества с государствами АТР по широкому кругу направлений.

Одна из важных проблем для Индии в данном контексте - ее вступление в АТЭС. Очередная конференция участников этой структуры сотрудничества 21-й экономики азиатских и тихоокеанских стран состоялась в октябре 2013 г. на острове Бали. Здесь, по информации местных СМИ, выполнен большой объем подготовительных работ, наподобие тех, хотя и не таких масштабных, как во Владивостоке перед сентябрьской встречей АТЭС в 2012 г. под председательством РФ.

При благоприятном решении вопроса Индия могла бы предложить АТЭС разнообразные наработки, товары и услуги в тех областях, где она добилась наиболее впечатляющих достижений мирового уровня. Это - информационные технологии и программное обеспечение, мирное использование ядерной энергии, электроника, производство спутников и платформ для морской добычи нефти, фармацевтика, биотехнологии, использование солнечной и ветряной энергии с применением нанотехнологий, и т.п. Опыт наведения мостов Индии с АСЕАН, группировкой меньшей по составу и масштабу, показал сложности в процессе снижения торговых тарифов, отработки договорно-правовой базы внешнеэкономических связей и т.д., но все эти трудности были, в конце концов, преодолены.

Вместе с тем, приверженность Индии принципам демократии, независимая внешняя политика, творческий подход к проблемам сотрудничества могут быть востребованы членами АТЭС. Индия хотела и могла бы принять участие в шестисторонних переговорах по ситуации на Корейском полуострове. Она уже продемонстрировала стремление решать споры в Южно-Китайском море без применения силы, мирным путем, в соответствии с международными правилами и Морским кодексом ООН 1982 г. Индия, как один из крупных и влиятельных конкурентов Китая, может активизировать усилия в поисках большего взаимопонимания с асеановцами и выступить с новыми конструктивными предложениями.

Споры в Южно-Китайском море генерировали сближение Индии с Японией и возможность формирования партнерства: США - Япония - Индия, но без официальных обязательств со стороны последней. Вместе с Австралией она могла бы стать застрельщицей в укреплении мер доверия на флангах Индо-Тихоокеанского мегарегиона: Австралия - на южном поясе Тихого океана, а Индия - в зоне Индийского океана.

* * *

У Индии немало шансов, вступив в АТЭС, выйти на новый уровень взаимодействия со странами АТР и создать прочную основу для расширения своих позиций в этом наиболее динамично развивающемся регионе мира.


* Подробнее см.: Азия и Африка сегодня. 2014, N 2, с. 8 - 13.

1 См.: Klare М. Т. Oil and Blood. Hempshire College Press, 2012.

2 European Energy Review, 18.05.2013.

3 Asian Perspective. Vol. 33, 2009, N 3, с 128 - 129; A Cooperative Maritime Strategy for 21st Century Sea Power - www.Navy.mil/ maritime/MaritimeStrategy.pdf (October 2007); Лебедева Н. Б. Малаккский пролив - возможны ли пути к безопасности // Юго-Восточная Азия: актуальные проблемы развития. Вып. XVII. М, 2011, с. 33 - 64.

4 См.: Yoshihara Toshi, Holmes James R. Red Star over the Pacific: China's rise and the challenge to US Maritime Strategy. Naval Institute Press, 2010.

5 Китай и арабские революции - m.forbes.ru (15.09.2012)

6 Там же.

7 Там же.

8 Expressa.ru/transiates/3379>peresma-trivaya-nezavisimost-indii.html

9 Special Interview: Increased military presence in South China Sea) - www.nanhai.org.cn (14.01.2013)

10 South China Sea dispute and India - maritimendia.org (May, 2011)

11 The Journal of East Asian Affairs. Vol. 26, N 2, Fall/Winter 2012, p. 71.

12 ЮВА тратит беспрецедентные средства на оборону - newsstreet.ru (08.10.2012)

13 В таиландском портовом городе Хуахин состоится неформальное заседание АСЕАН на уровне министров иностранных дел - Russian News Cn (14.08.2013)

14 Веземан Симон Т. Морское измерение поступающих вооружений в ЮВА в 2007 - 2011 гг. - SIPRIYB12RUS.pdf (с. 308 - 309, 312).

15 Новая гонка вооружений в Азии - nuclearNo.ru (15.02.2011)

16 Саммит АСЕАН в Брунее - www.rodon.org

17 Индия станет частью регионального торгового блока - news-russ.ru


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ЮЖНО-КИТАЙСКОЕ-МОРЕ-ОКНО-ИНДИИ-В-АТР

Similar publications: LBelarus LWorld Y G


Publisher:

Ales TeodorovichContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Teodorovich

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. Б. ЛЕБЕДЕВА, ЮЖНО-КИТАЙСКОЕ МОРЕ: "ОКНО" ИНДИИ В АТР // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 03.11.2023. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ЮЖНО-КИТАЙСКОЕ-МОРЕ-ОКНО-ИНДИИ-В-АТР (date of access: 14.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Н. Б. ЛЕБЕДЕВА:

Н. Б. ЛЕБЕДЕВА → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Ales Teodorovich
Пинск, Belarus
185 views rating
03.11.2023 (253 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
БОРЬБА НАРОДА ЗАПАДНОЙ САХАРЫ ПРОТИВ ИСПАНСКОГО КОЛОНИАЛИЗМА
20 hours ago · From Елена Федорова
В.И. МАКАРОВ, "Такого не бысть на Руси преже..."
2 days ago · From Ales Teodorovich
ПОМОЩЬ ИЛИ МЕДВЕЖЬЯ УСЛУГА?
Catalog: Разное 
2 days ago · From Ales Teodorovich
РЕЛИГИОЗНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ СИСТЕМ В АНТИЧНОЙ И КОНФУЦИАНСКОЙ ТРАДИЦИЯХ. КОМПАРАТИВИСТСКИЙ РАКУРС
3 days ago · From Елена Федорова

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIOTEKA.BY - Belarusian digital library, repository, and archive

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ЮЖНО-КИТАЙСКОЕ МОРЕ: "ОКНО" ИНДИИ В АТР
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: BY LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Biblioteka.by - Belarusian digital library, repository, and archive ® All rights reserved.
2006-2024, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android