BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-907

Share with friends in SM

Характер динамики общественного мнения в Чешской Республике второй половины XX - начала XXI в. ставит под сомнение представление о разделении современного исторического процесса на период до и после революции 1989 г. Прослеживается преемственность социальных воззрений чехов независимо от смены политических режимов. Демократические ценности Первой Чехословацкой Республики (1918 - 1938 гг.) нашли свое проявление в период "Пражской весны" 1968 г., т.е. не были поколеблены жизнью при коммунистическом режиме. Обнаружена прямая связь оценок людьми "социалистической демократии" в 1968 г. и современной "либеральной демократии".

Чешское общество после Второй мировой войны демонстрировало отчетливую левую политическую и интеллектуальную ориентацию, характеризующуюся ограничением позиций крупного капитала, высоким уровнем социального обеспечения, предпочтением ценностей равенства и справедливости. Подобная ориентация способствовала усилению роли и значения Коммунистической партии Чехословакии (КПЧ), которая в 1948 г. с согласия большинства чешского общества пришла к власти, осуществив программу национализации, ликвидации частного предпринимательства и встраивание страны в социалистическую систему. Демократическая традиция не могла реализоваться в силу определенных внешних и внутренних факторов, но десятилетия спустя процесс нашел проявление в движении "Пражской весны" 1968 г. за проведение экономических и социальных реформ, к которым люди потянулись, не оставляя преимущественной ориентации на идею социализма.

Чешский социолог П. Лайонс проанализировал результаты свыше трех десятков опросов общественного мнения, предпринятых в 1968 г., относительно взглядов чехов на реформы и тип демократии1. Он обнаружил, что накануне вторжения войск стран - участниц Варшавского Договора политические взгляды людей были противоречивы. С одной стороны, общество в целом поддерживало советизированную модель демократического централизма и ее специфические институты - КПЧ и Национальный фронт, с другой - хотело существенных реформ, которые привели бы к большему политическому плюрализму, ликвидации монополии компартии на власть и изменению системы представительства в Национальном фронте. Чехословацкие граждане характеризуются по результатам социологических исследований того времени как консервативные, предпочитающие статус-кво в условиях неопределенности сущности и масштабов реформ. Опросы 1968 г. показали слабую общественную поддержку радикальных или революционных политических перемен, таких как незамедлительное принятие модели прямой демократии или возвращение к капитализму.


Коровицына Наталья Васильевна - доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН.

1 Lyons P. Mass and Elite Attitudes during the Prague Spring Era: Importance and Legacy. Prague, 2009.

стр. 37

В целом, чехи, "бежавшие" от коммунистического режима в частную сферу и потребительство, придерживались прагматической выжидательной позиции2. Согласно данным февраля 1968 г., улучшение условий жизни возглавляло иерархию приоритетов чешского населения, а демократизация политической системы оказалась на седьмом месте среди его предпочтений3. Политический критицизм проявлялся у меньшинства интеллектуалов, чья квалификация, как правило, не соответствовала уровню доходов и положению в системе управления4.

Высокообразованные слои населения во всех профессиональных категориях были сторонниками большей либерализации и демократизации общества, но посредством реформ, а не смены строя. Проведенное на заключительном этапе "Пражской весны" в первой половине 1969 г., накануне начала репрессий, связанных с процессом "нормализации", исследование чешских элит - политических и интеллектуальных - показало относительное единство их ценностей и предпочтений, т.е. "ценностный консенсус элит", очевидно исключавший потенциал конфликта между их консервативными и прогрессивными сегментами. Интеллектуалы в этом исследовании предстали как наиболее решительные сторонники борьбы против социального и экономического неравенства5.

Примечательно вместе с тем, что общественное мнение поколения "Пражской весны" выросшей при социализме возрастной группы 15 - 40 лет в июне 1967 г. (интервью с более 1 тыс. человек в рамках международного сравнительного исследования "Образы мира 2000 г." - считалось, что это поколение будет определять судьбы мира в 2000 г.) отличалось значительной заинтересованностью в общественных делах и стремлением к переменам с целью исправления социального устройства. Накануне "Пражской весны" чешская, как и словацкая, молодежь была настроена оптимистично по поводу будущего, особенно отдаленного, и ощущала фрустрацию по поводу настоящего, демонстрируя латентную готовность поддержать предлагаемую программу реформы общественного строя в Чехословакии. Выраженное чувство оптимизма считается центральной характеристикой поколения "Пражской весны", которому была очень близка мысль о том, что общество можно сделать лучше. Чешские и словацкие респонденты этого поколения представляли слои, крайне расположенные к предложениям экономических, технологических и политических реформ, о них говорили О. Шик, Р. Рихта, З. Млынарж. Таким образом, в чешском и словацком обществе накануне 1968 г. существовал высокий мобилизационный потенциал политической активности6. Велика была открытость чешской молодежи по отношению к СМИ, значительным был и уровень ее участия в социальных и политических организациях того времени. Исследование "Образы мира 2000 г." показало, что молодые горожане, жившие в условиях коммунистических режимов, были в целом даже более активны, чем их сверстники на Западе.

Сравнение результатов репрезентативных исследований двух политических культур, развивавшихся в условиях разных политических режимов социалистической и либеральной демократии по материалам опросов мая 1968 г. и четырьмя десятилетиями позже - мая 2008 г. показало наряду с некоторыми различиями высокую степень стабильности этих культур, структуры политических ценностей, передающихся из поколения в поколение. Перемены в чешском обществе не предопределялись лишь существующим строем, а обладали постоянным, исторически сформировавшимся у этого народа эндогенным компонентом, заключенным в понятии "давление снизу". Чешские граждане обладали демократическими взглядами за два десятилетия до краха коммунистического режима. В то же время исследования общественного мнения, в том числе при-


2 Ibid., s. 109 - 110.

3 Ulc O. Politics in Czechoslovakia. San Francisco, 1974, p. 56.

4 Machonin P. Socialni struktura Ceskoslovenska v pfedve6er Prazskeho jara 1968. Praha, 1992.

5 Lyons P. Op. cit., s. 198, 212.

6 Ibid., s. 131.

стр. 38

водимые в западной литературе, подтверждают, что Чехословакия в 1968 г. являлась сторонницей социалистического строя7.

Эволюция чехословацкого общества, открыто обозначившаяся во время "Пражской весны", наблюдалась и в следующие два десятилетия, приведя к "бархатной" революции. Спустя еще 20-летие, чехи чувствовали себя более вооруженными как эффективные граждане, в частности как участники электорального процесса, но менее способными влиять на политический процесс, чем на наиболее оптимистической стадии "Пражской весны" в мае 1968 г. Сдвиги во взглядах на демократию в 1968 - 2008 гг., утверждает П. Лайонс на основе сравнительно-исторического анализа, обусловлены некоторыми изменениями в сознании чехов8.

Революция 1989 г. породила в обществе - чешском, как и во всем восточноевропейском, - огромные ожидания и сопровождалась высокой мобилизацией населения, принявшего участие в массовых протестных акциях. Несмотря на довольно слабое, по сравнению с соседними Польшей и Венгрией, влияние на общество оппозиционных сил, коммунистический режим в Чехословакии, в отличие от этих стран, обрушился в течение нескольких дней. Субъективная важность политики в жизни чехов тогда достигла своего пика. Участие людей в первых выборах в парламент достигло в Чехии четырех пятых от всех имеющих избирательное право уровня, характерного для времени обязательного участия в выборах при коммунистическом режиме. Показатели политической удовлетворенности и доверия людей властным структурам находились на высшем уровне. В этих условиях новая власть дала старт крупным политическим и экономическим преобразованиям: переходу к политическому плюрализму, частной собственности и рыночной экономике. Либеральная модель радикальной экономической реформы получила поддержку граждан на выборах 1992 г., когда правительство формировали правые партии. Решающее значение в смене систем правительством В. Клауса было отведено процессу ускоренной приватизации и либерализации цен в виде "шоковой терапии" по образцу польской программы Л. Бальцеровича. Альтернативный вариант постепенной реформы, подготовленный левыми социал-демократическими экономистами, оказался уделом оппозиционных партий.

Вместе с тем, как и на пике реформаторских устремлений в июле 1968 г., когда только 5% опрошенных отвечало положительно на вопрос: "Хотели бы вы возвращения капитализма?"9, на следующем перекрестке истории страны в ноябре-декабре 1989 г. опросы показали, что те же 5% хотели бы установления капиталистического порядка. А 90% разделились на две примерно равные части: одна предпочитала "социализм с человеческим лицом", другая - "экономику смешанного типа"10. Как минимум до второй половины 1990-х годов, когда уже были заложены основы нового строя, большинство чешского населения считало, что страна не должна быть чисто капиталистической, а социально-рыночно ориентированной11.

Традиционные, глубоко укорененные в национальном сознании, составляя его специфику наряду с приоритетом коллективистского начала над индивидуальным, эгалитарные, уравнительные предпочтения чехов были, как полагают чешские ученые, широко распространены в начале 1990-х годов12. При сохраняющейся со времен ком-


7 См., напр.: Piekalkiewicz J.A. Public Opinion Polling in Czechoslovakia, 1968 - 1969: Results and Analysis of Surveys Conducted During the DubCek Era. New York, 1972; Skilling H. G. Czechoslovakia's Interrupted Revolution. Princeton (NJ), 1976.

8 Lyons P. Op. cit., s. 238, 251.

9 Connor W.D., Gitelman Z.Y. Public Opinion in European Socialist Systems. New York, 1977, p. 179.

10 Machonin P. et. al. The Czech Republic: Transformation and Modernization. - Structural Change and Modernization in Post-Socialist Societies. Hamburg, 2002, p. 22.

11 Kubu E. Obraz deske transformace v zrcadle sociologickeho vyzkumu. - Historicka sociologie, 2011, N 1.

12 Tucek M. a kol. Dynamika fieske spolecnosti a osudy lidi na prelomu tisicileti. Praha, 2003, s. 156.

стр. 39

мунистического режима слабой дифференциации оплаты труда и доходов вскоре после "бархатной" революции в 1991 г. 19% опрошенных все же высказалось в пользу необходимости роста неравенства в доходах, однако уже к 1995 г. доля этой группы людей сократилась до 5%13. Одновременно с кристаллизацией политического спектра вызревали и дифференцировались социально-экономические взгляды людей, приходившие в противоречие с их политическими ориентациями. Наибольшая неконсистентность массовых воззрений наблюдалась сразу после "бархатной" революции, но год от года ситуация менялась.

По мере завершения реформ и столкновения людей с повседневными проблемами вестернизированного капиталистического общества становилось ясно, что левые ценности в чешской среде определенно преобладают. Социологи обнаружили, что многие из тех, кто с восторгом идентифицировался с правыми как доминирующей идеологией, в действительности всегда оставались приверженцами левых ориентации14. Даже каждый пятый - наиболее склонный к правому мышлению - высокообразованный чех декларировал левую ориентацию: вдвое чаще по сравнению с населением ЧР в целом15. Сформировалось аномальное "левое мышление при правом голосовании" (Я. Вечерник). Современные исследователи склоняются к выводу, что большинство чешского общества в первой половине 1990-х годов, как и в 1968 г., отчетливо не осознавало направления происходящих социально-экономических перемен, реализованных на волне постреволюционной эйфории. Это позволяет делать вывод о несоответствии осуществленного в ЧР проекта трансформации ментальному состоянию чехов16.

Идеология успеха, гарантом которого в Чехии выступала реформаторская Гражданская демократическая партия (ГДП), господствовала в стране до 1996 г. Именно выборами в Палату депутатов парламента ЧР в 1996 г. датируется начало периода разочарования чешского общества, большая часть которого ощутила, что ее интересы не представлены в политической системе, и отвернулась от политики. Остальные поляризовались на сторонников левой Чехословацкой социал-демократической партии (ЧСДП) и правой ГДП, представляющих две разные политические программы.

С марта 1996 г., по оценке социологов, позитивная оценка результатов трансформации перестает преобладать над негативной. Уменьшается противоречие между "мышлением" и политическим выбором. Прежде всего избиратели правящих партий начали сомневаться, что трансформация в Чехии удалась. Действительно, люди легко расставались с авторитарным режимом, но не с его социальными возможностями, тем более в условиях возросшего неравенства и несправедливости, появления практически забытой безработицы, а также большого числа бедных и бездомных. Экономические трудности второй половины 1990-х годов, скандалы с финансированием политических партий, образующих правительственную коалицию, и коррупцией в приватизационном процессе вызвали быстрый рост неудовлетворенности людей. Наивысшей точки она достигла в 1998 г.: 61% опрошенных, по данным Центра изучения общественного мнения Института социологии (ЦИОМ ИС) АН ЧР, относились к трансформации критически и лишь 5% считали ее успешной17. Разочарование в итогах приватизации было столь велико, что в апреле 1998 г. 70% опрошенных высказалось за то, чтобы государство вернуло себе неправильно приватизированные предприятия. Национализации этих предприятий требовало не только 93% сторонников Коммунистической партии Чехии и Мора-


13 Vlachova K., Mateju P. Krystalizacepolitickych postoju a politickeho spektra v Ceske republice. - Sociologicky casopis, 1998, v. 34, N 2, s. 153

14 Ibid., s. 149.

15 Vyskum europskych hodnot 1991 - 1999 - 2008: slovenska a ceska spolocnost. Pramenno-analyticka publikacia. Bratislava, 2009, s. 124.

16 Kubu E. Op. cit., s, 60.

17 Cervenka J. Jsme ze zvyku socalneekonomickymi pesimisty? - Jaka je nase spolecnost? Otazky, ktere si casto klademe... Praha, 2010, s. 56.

стр. 40

вии (КПЧМ), но и четыре пятых избирателей ЧСДП и половина приверженцев ГДП18. Беспокойство за экономическое развитие страны, ее будущее охватило почти все население.

Рубеж 1997 - 1998 гг. стал для чехов "точкой невозврата". С этого времени начинается значительный спад и в позитивной оценке демократического режима, связанный не только с потерей иллюзий относительно экономических реформ и испугом по поводу снижения социальной безопасности, но и разочарованием в политическом развитии страны в условиях начавшегося глубокого внутреннего кризиса правого лагеря. Он последовал за подписанием крайне непопулярного в массах так называемого оппозиционного соглашения между правящей, но находившейся в парламентском меньшинстве левой ЧСДП и оппозиционной правой ГДП вскоре после выборов в Палату депутатов в 1998 г. Сотрудничество этих двух партий, практически разделивших власть, стало более тесным после подписания в 2000 г. пяти договоров, известных под названием "Патент о толерантности". Четырехлетний период действия оппозиционного соглашения называют одним из самых "темных" периодов чешской истории.

Люди усомнились, что политические деятели в условиях демократии станут вести себя иначе, чем при коммунистическом режиме. Интерес к политической сфере снизился с практически всеобщего во время первых свободных выборов в 1990 г. до 55,9% в 1998 г.19 Ярким проявлением этого настроения стала гражданская инициатива против правящей политической элиты под лозунгом "Спасибо, уходите!" (к ней присоединилось 200 тыс. подписантов). Инициатива была приурочена к десятилетию "бархатной" революции 17 ноября 1999 г. Показательно также, что в период 1994 - 1998 гг. с 82% до 58% сократилось доверие президенту В. Гавелу как моральному лидеру нации и символу посленоябрьской трансформации20. Таким образом, пересматривались оценки и нравственного развития страны после 1989 г.

Но чехи и в кризисный период не теряли веру в демократическое устройство государства и посленоябрьский курс, результаты которого стали ожидаться в более отдаленном будущем. 60%) в 1998 г. сохранило убеждение, что в стране удалось создать прочные основы демократии, хотя столько же с этого времени предпочитало правительство "сильной руки", реагируя подобным образом на крайнюю неолиберальную политику власти21. Изменилось представление о самой демократии, которая стала восприниматься не в идеалистическом, а в прагматическом, точнее экономическом смысле, т.е. не столько как свобода - выборов, слова и т.д., - сколько как возможность удовлетворения материальных потребностей, роста благосостояния. Люди уже не акцентировали значение духовных ценностей и межчеловеческих отношений в формировании нового общественного строя, а считали более важным повышение уровня жизни. Две трети граждан верило, что существующий политический режим принесет лучшее будущее их детям по сравнению с бывшим коммунистическим режимом22. Оценивая качество демократии через функционирование экономики, чехи сознавали, что демократическая политическая система утверждается параллельно с экономической системой рыночного капитализма, и не делали больших различий между ними.

Общественное настроение в Чехии в конце 1997 г. В. Гавел назвал "дурным" ("blba nalada"). Имелось в виду пассивное апатичное состояние общества, смирившегося со сложившейся политической и экономической реальностью. Подобное настроение относительно стабилизировалось. По результатам исследования ЦИОМ ИС АН ЧР конца 2012 г., наиболее негативно (свыше 80% опрошенных) среди всех сфер общественной


18 Hartl J., Huk J., Haberlova V. Ceska spolecnost 1998. Praha, 1999, s. 52.

19 Mansfeldovd Z. The Czech Republic. Critical Democrats and the Persistence of Democratic Values. - Democracy and Political Culture in Eastern Europe. London, 2006, s. 105.

20 Hartl J., Huk J., Haberlova V. Op. cit., s. 51

21 Mansfeldova Z. Op. cit., s. 115.

22 Kudy kam - Deset let po listopadu 1989 v pruzkumech STEM. Praha, 2000.

стр. 41

жизни (наряду с социальными гарантиями) чешские граждане оценили настроение в обществе23.

Важнейшим следствием общественного кризиса конца 1990-х годов в ЧР явился драматический спад избирательной активности граждан - в выборах в Палату депутатов парламента ЧР (важнейший элемент представительной демократии) в 1998 - 2002 гг. с 74 до 58% - и ее последующая стагнация. Люди демонстрировали, что им безразлично, кто находится у власти, и голосование на выборах не повлияет на их положение. На этом фоне увеличивается различие в избирательной активности молодежи (ее участие в выборах сокращается) и старшей возрастной группы: в 2006 г. оно достигло 30%24. Электоральная активность убывает с ростом величины населенного пункта и уровнем безработицы, но возрастает с повышением доли образованных людей25. Чешские социологи также обнаружили не характерное для стран Запада усиление эффекта классовой принадлежности при голосовании на выборах, получившее название рестратифи-кации чешской политики (чешские избиратели голосуют "своим карманом"). В основе ее - углубляющаяся дифференциация общества, возрастающее неравенство в доходах и доступе к высшему образованию26.

Второй, кроме снижения избирательной активности, судьбоносный результат событий рубежа веков в стране - усиление поддержки КПЧМ, достигшее 20%. Даже при снижении общего электорального участия населения эта партия на выборах в парламент в 2002 г. получила на 200 тыс. голосов больше. Позднее поддержка коммунистов снизилась, но не до 10%, а только до 13 - 15%. КПЧМ является одной из трех партий (наряду с ГДП и ЧСДП), непрерывно с 1992 г. функционирующих на парламентском уровне. Она считается в ЧР организованной альтернативой существующему режиму, представляющей ему потенциальную угрозу.

Л. Линек на основе проведенных исследований утверждает, что в течение короткого периода 1997 - 2000 гг. скачкообразно произошло отчетливое изменение отношения чешских граждан к политике, их политических ожиданий. Он называет этот период временем перехода от наивного демократизма первой половины 1990-х годов к фазе критического и неудовлетворенного демократизма начала XXI в., когда возникли сомнения в правильности развития демократии в стране27.

Несмотря на экономические и политические коллизии рубежа веков, современное чешское общество в большинстве своем убеждено в том, что демократия является лучшей из возможных форм правления и не стремится к изменению строя. Можно сказать, что демократия довольно глубоко укоренена в чешском обществе. В начале трансформационного процесса как минимум 70% населения (от 60 до 90% в зависимости от характера постановки исследователем вопроса) считало демократию лучшим политическим режимом. С 1998 г. поддержка демократии снижалась до нынешних 50% (еще 20% предпочитает некоторую форму диктатуры или авторитарный режим и столько же безразличны к характеру существующего режима). Это примерно на 30% (по состоянию на 2007 г.) ниже уровня западноевропейских стран, но соответствует показателям других посткоммунистических стран (в Венгрии, где она не снижалась в конце 1990-х годов, поддержка демократии такая же, в Словакии и Польше - несколько ниже)28.


23 Buchtik M. Hodnocent vyvoje vybranych oblasti vefejneho zivota behem roku 2012. - Tiskova zprava CVVM. Praha. Sociologicky ustav AV CR. 14.11.2013.

24 Volby a volici 2010. Praha, 2012, s. 74.

25 Cermdk D., Vobecka J. Spoluprace, partnerstvi a participace v mistni vefejne sprave: vyznam, praxe, prislib. Praha, 2011.

26 Smith M. L., Mateju P. Restratifikace ceske politiky. Vyvoj tridne podmineneho volebniho chovani v Ceske republice v letech 1992 - 2010. Sociologicky casopis/Czech Sociological Review, 2011, v. 47, N1.

27 Linek L. Zrazeni snu? Struktura a dynamika postoju k politickemu rezimu a jeho institucim a jejich dusledky. Praha, 2010, s. 10.

28 Ibid., s. 65 - 66.

стр. 42

Легитимность демократии в Чехии предопределена, прежде всего, ранней политической социализацией. Многие граждане, жизненная позиция которых сформировалась до 1968 г., позитивно оценивают коммунистический режим, ностальгируют по нему. Они не считают нынешний демократический режим своим и согласились бы с его сменой, что отличает их от воспитанной при новом порядке молодежи: среди 18 - 29-летних (между тем нередко критикуемых за индивидуализм и материально-потребительские наклонности) всего четверть не воспринимает демократию как легитимный режим. Напротив, среди избирателей КПЧМ лишь четверть составляют сторонники демократии. Другой значительный источник поддержки демократии - социальный статус, т.е. возможности материального обеспечения в условиях данного режима: чем выше положение и образование, тем больше поддержка демократии; в городах она на 12% больше, чем в селах. Наконец, лишь треть граждан с левой, но 80% с правой политической ориентацией поддерживает демократию29.

Хотя демократический строй в ЧР становится, особенно со сменой поколений, не подлежащей сомнению очевидностью, большая часть общества четверть века после "бархатной" революции и десятилетие после завершения главной фазы трансформации явно не удовлетворена прежде всего способом осуществления демократии.

Посленоябрьское развитие в стране шло в направлении увеличения отчуждения политики от частной сферы. Свыше половины опрошенных убеждено в том, что политические институты и политики недостаточно выражают потребности граждан и, будучи избранными, преследуют собственные, а не общественные интересы. Увеличивалась доля утверждавших, что политика в их жизни вообще не важна - с 20% в 1991 г. до 40% в 2008 г. Причем во всех исследованиях респонденты моложе 29 лет проявляют наименьший интерес к политике. К концу первого десятилетия XXI в. ослабла прежде сильная зависимость интереса к политике от уровня образования. Одновременно снизилась - примерно на 20% - до четверти опрошенных доля тех, кто ежедневно следит за политическими событиями в СМИ30. Авторы исследования динамики ценностей чешского и словацкого общества в 1991 - 2008 гг. делают вывод об их сближении для чехов и словаков, но не за счет улучшения словацкой ситуации, как ожидалось сразу после 1989 г., а за счет утраты интереса к политике в чешском обществе31.

Наиболее динамичные - негативные - перемены происходят в Чехии последних полутора десятилетий с показателем политической неудовлетворенностью населения, т.е. оценкой эффективности решения всеми ветвями власти проблем, важных для общества. Происходит сближение по этому показателю сторонников отдельных партий. Характерно, однажды снизившись, политическая удовлетворенность с трудом возвращается на исходный уровень. В середине 1990-х годов функционированием демократии была удовлетворена примерно половина чешского общества, в конце 1997 г. - всего около 10%, в начале первого десятилетия 2000-х годов наблюдался рост удовлетворенности политикой, уровень которой уже не превысил трети населения. Выборы в Палату депутатов парламента ЧР 2010 г. продемонстрировали снижение уровня поддержки обеих крупнейших партий - ГДП и ЧСДП, и рост поддержки новых малых непарламентских партий с их критикой истеблишмента и статус-кво, носивший характер скорее протестного голосования. Результаты этих выборов назвали проявлением "антиинституционального популизма"32.

Высокий показатель негативного настроя чешской популяции к политическим институциям сопряжен с социально-политической демобилизацией: люди перестают верить в то, что избиратели сами будут решать, кому править и какие программы проводить в жизнь. Нельзя не упомянуть о новых нормах гражданственности среди молодого поколения - решительных сторонников демократии, в то же время энергично критику-


29 Ibid., s. 138.

30 Vyskum europskych hodnot 1991 - 1999 - 2008..., s. 121.

31 Ibid., s. 160.

32 Volby a volici 2010, s. 226.

стр. 43

ющих способы ее функционирования и деятельность политических институций. Хотя с ростом уровня образования и социального положения снижается отрицание демократии и отчуждение от политики, высокообразованные люди в ЧР к нынешней политической ситуации относятся намного более критично, чем к экономической. Для остальных характерна более тесная связь между оценкой политики и экономики. Наконец, среди решительно неудовлетворенных экономическим развитием страны практически все неудовлетворены политикой33.

Неудовлетворенность граждан функционированием органов государственной власти ведет к недоверию им. Современная политическая культура Чехии предопределена низким уровнем доверия к основным политическим институтам и тем, кто составляет политический класс. По данным долгосрочных исследований ЦИОМ ИС АН ЧР, высшим и возрастающим доверием общества долгое время пользовался президент республики. За ним следуют местные (им доверяет три четверти граждан) и областные (возникли в 2000 г., пользуются доверием двух пятых граждан) органы власти - наиболее близкие гражданам в территориальном и социальном плане, не отвечающие за политические решения на уровне государства. Исключительные позиции президента как интегрирующего фактора на чешской политической сцене были поколеблены в последний год президентского срока В. Гавела, но с приходом В. Клауса доверие президенту превысило 70%. В последние годы президенту страны доверяет несколько более половины населения.

Низший и продолжающий снижаться уровень доверия характерен для правительства, Палаты депутатов и Сената. В первой половине 1990-х годов правительство пользовалось доверием свыше половины граждан, среди посткоммунистических стран это был второй после Словении показатель. В последующем доверие значительно падало в результате формирования правительства на основе упоминавшегося оппозиционного соглашения. Чехи с тех пор демонстрируют предпочтение экспертных правительств партийным.

Обе палаты парламента пользуются наименьшим среди конституционных структур доверием в ЧР. Это результат не только недоверия людей к отдельным депутатам, но и открытости парламента СМИ, позволяющей гражданам наблюдать за происходящими здесь коллизиями и конфликтами. Примерно пятая часть чешского общества доверяет Палате депутатов парламента ЧР. Верхняя палата парламента, учрежденная в 1996 г. - Сенат - постепенно отвоевывает свое место в политсистеме страны. Ему также доверяют в последние годы от одной пятой до четверти населения.

Наконец, политическим партиям в Чехии не доверяет свыше 80% граждан, более половины опрошенных убеждено, что ни одна из партий не представляет их интересы и взгляды34. Стабильно лишь очень небольшая часть граждан - каждый 50-й - идентифицируется с политическими партиями и демонстрирует это членством в данной партии. Вступать в политическую партию, по мнению чехов, хотят либо наивные люди, желающие изменить мир, либо карьеристы, стремящиеся к материальной выгоде. Хотя требования к рядовым членам партии постоянно снижаются (за исключением КПЧМ они не обязаны активно претворять программу партии; членские взносы тоже, кроме КПЧМ, вносятся раз в год), членская основа парламентских политических партий в Чехии постоянно сужается. Специалисты считают, что потенциал членства в партиях в настоящее время исчерпан35. Крайне низкий уровень доверия чехов партиям и парламенту даже внушает им сомнение в возможности длительного существования представительной демократии в стране36.

Доверие является необходимым условием успешного развития демократического общественного строя и рыночной экономики. Между тем об опасном дефиците доверия


33 Linek L. Op. cit., s. 134 - 135.

34 Linek L. Dimenze antistranickych postoju Ceske vefejnosti - Nase spolecnost, 2003, N 3 - 4.

35 Participace a zajmove organizace v Ceske republice. Praha, 2005, s. 75.

36 Mansfeldova Z. Op. cit., s. 116.

стр. 44

в чешской среде известный социолог из г. Брно И. Можны писал еще в 1991 г.37 В конце 1990-х годов сформировался кризис доверия реформе, трансформации, демократии. Показатели доверия у людей в этой ситуации на протяжении двух десятилетий остаются стабильными. За исключением периода первоначальной эйфории после падения коммунистического режима, когда межчеловеческое доверие декларировалось третью опрошенных, этот показатель колеблется в промежутке одна пятая - одна четвертая38. Если ЧР вместе с Венгрией по этому показателю занимает одну из наиболее высоких позиций среди посткоммунистических стран, по сравнению со странами Запада, особенно скандинавскими, Чехия отстает. Удовлетворенные экономической ситуацией в стране и с оптимизмом смотрящие в будущее больше доверяют окружающим. Напротив, недоверие связано с разочарованием в развитии после 1989 г., а особенно в первом десятилетии 2000-х годов, когда не произошло ожидавшихся позитивных сдвигов ни в экономическом, ни в политическом развитии, ни в сфере межчеловеческих отношений, при сохраняющихся несправедливых отношениях и больших социальных различиях. В чешском обществе с его длительной традицией левого мышления, не связанной с коммунистическим режимом, доля предпочитающих свободу равенству значительно снизилась в первое десятилетие 2000-х годов, число приверженцев равенства выросло даже среди высокообразованных39. Электоральные тренды последних лет свидетельствуют об усиливающемся левом сдвиге в ЧР. Любопытно, что в нижней палате чешского парламента у депутатов с высшим образованием взгляды более левые, чем у остальных депутатов40.

Довольно критическое отношение людей к разворачивающемуся в стране демократическому процессу объясняют, в частности, формированием демократического строя в ЧР "сверху", а не исторически традиционным "снизу вверх", как в довоенной Чехословакии. Можно говорить о неразвитости здесь функционирующего гражданского общества, которая проявляется не только в низком консенсуальном характере самой политической сферы, поляризованной межличностными спорами, но и в сложности адаптации людей к гражданской политической культуре. Вскоре после смены строя в ЧР граждане легко отказались от возможности активно влиять на политику, ушли в сферу своих частных интересов. В чешском сознании глубоко укоренено представление о политике, "вершащейся высоко наверху", и вера в создание кем-то вышестоящим справедливого строя, свободного от издержек плюралистической демократии. Простые чехи всегда предпочитают руководствоваться не высокими идеалами, а сформировавшейся на протяжении столетий национального подавления конформистской и приземленной стратегией выживания "маленького чешского человека", неотделимого от своего народа - идеологией "швейкизма". "Чешский человек" привык оставаться в стороне, в кругу своих родных и близких, "заниматься своим делом" ("мы все не можем быть диссидентами"), "самому о себе заботиться", "быть как все", "сильно не рисковать", "не выходить за рамки"41.

Среди видов общественной деятельности наибольшей популярностью в Чехии пользуются спортивные объединения (участвует около трети опрошенных) и культурные организации по интересам (около четверти). Люди включаются, как правило, в работу организаций свободного времени, остальные виды активности распространены гораздо


37 Mozny I. Proc tak snadno... Nektere duvody sametove revoluce. Praha, 1999.

38 Sedlackova M. Trust and Democracy in the Czech Society - Crisis Situations in the Czechoslovak Context after 1989. Prague, 2011, s. 71.

39 Vyskum europskych hodnot 1991 - 1999 - 2008..., s. 128.

40 Cesky parlament ve druhe dekade demokratickeho vyvoje. - Sociologicke studie, 2009, N 8.

41 Sedlackova M. Op. cit., s. 69; Tucek M. a kol. Op. cit., s. 384. См. также: Коровицына Н. В. Самая "бархатная" революция: "чешский человек" на фоне общественных перемен. - Славяноведение, 2000, N 3; Holy L. Maly Cesky Clovek a velky fiesky narod. Narodni identita a postkomunisticka transformace spolecnosti. Praha, 2001.

стр. 45

меньше42. Чешские профсоюзы утратили массовое доверие за тесное сотрудничество с компартией при прежнем режиме, когда членство в них было практически обязательным. В 1990-е годы произошел драматический спад участия граждан в профсоюзах, которые не смогли эффективно защитить интересы трудящихся, серьезно пострадавших в ходе посткоммунистической трансформации. По данным ЦИОМ ИС АН ЧР, к 2003 г. членство в профсоюзах сократилось среди занятых на 62%43. Новые формы участия в общественных движениях связаны с появлением небольших и тесно взаимосвязанных организаций с постматериалистической повесткой, таких как энвайроменталистские и защищающие права человека. В первой половине 1990-х годов эти организации финансировались американскими и европейскими государственными и негосударственными организациями, а с конца десятилетия - преимущественно из фондов Евросоюза44.

При расширении форм протестного поведения в современной Чехии наблюдается систематический упадок практического опыта и желания граждан в них участвовать. К концу первого десятилетия 2000-х годов, согласно опросным данным, значительно сократилась доля тех, у кого есть прямой опыт подписания петиций, хотя в этот период появилась возможность сбора подписей через Интернет. Чаще всего практикуют подписание петиций высокообразованные: в 2008 г. 49% их когда-либо участвовало в этой деятельности, что гораздо меньше по сравнению с 1999 г. (74%). Уменьшается и доля людей с опытом участия в демонстрациях, носивших наиболее массовый и политический характер осенью 1989 г. - по мере стирания памяти о тех событиях. Респонденты с высшим образованием - наиболее удовлетворенные развитием демократии - проявляют почти вдвое большее, чем все население, стремление участвовать в разрешенных демонстрациях45. Это означает, что неудовлетворенность непосредственно не связана с протестным поведением, которое служит скорее выражением потребности улучшения собственного положения.

Вместе с тем сравнительные социологические исследования начала первого десятилетия 2000-х годов показали, что чехи участвуют в политической деятельности существенно больше населения остальных посткоммунистических стран, характеризующихся низшими значениями политического участия населения. Это отличает их от стран с продолжительной демократической традицией, запечатленной в "памяти общества", и объясняет вдвое более высокую степень участия в ЧР по сравнению с другими странами региона. В Центральной и Восточной Европе апатичные граждане преобладают над активными, и наблюдается низший уровень участия на одного участвующего. В обоих случаях Чехия составляет единственное исключение46. Современную Чехию объединяет с Венгрией и Польшей склонность к политическому участию - прежде всего манифестационному (участие в демонстрациях и протестах) и пассивному (подписание петиций) - главным образом людей с правыми, а не левыми, как в Западной Европе, взглядами47.

Чешскую Республику относят сейчас к числу "стандартных консолидированных демократий". Она изначально имела благоприятные предпосылки политической трансформации и за последнее десятилетие укрепила свои позиции на фоне других молодых демократий посткоммунистического региона. Однако организации гражданского общества не стали в этой стране партнером государства при формулировании и осуществлении конкретной политики48. Самым большим изъяном качества демократии в


42 Mansfeldova Z. Op. cit., s. 106; Cermak D., Vobecka J. Op. cit., s. 101.

43 Participace a zajmove organizace v Ceske republice, s. 141.

44 Cisaf O., Navratil J., Vrablikova K. Staff, novi, radikalni: politicky aktivismus v Ceske republice odima teorie socialnich hnuti - Sociologicky casopis/Czech Sociological Review, 2011, v. 47, N 1.

45 Vyskum europskych hodnot 1991 - 1999 - 2008..., s. 138.

46 Lebeda T., Vlachova K. Jsou CeSi politicky aktivni? - Jakaje nase spolecnost?, s. 294 - 295.

47 Ibid. S. 299.

48 Mansfeldova Z., Rakusanovd Guasti P. Kvalita demokracie v Ceske republice. - Jaka je nase spolecnost?, s. 323.

стр. 46

ЧР, представляющим потенциальную угрозу легитимности нового строя, считается возрастающий разрыв между демократическими организациями, политическим представительством как таковым и обществом. В такие исторические моменты особое значение в жизни чехов приобретает объединение их в социальных сетях, представляющих альтернативу официальному гражданскому обществу. Еще в период социализма "другое общество" имело в Венгрии скорее экономический характер, в Польше - политический, а в Чехословакии реализовалось на уровне неформальных: семейных, трудовых и дружеских малых групп через перемены в культуре повседневной жизни49. На фоне нынешней низкой политизации населения страны традиционные сети друзей и знакомых предопределяют умонастроения "чешского человека" и воспринимаются им как неотъемлемая часть частной сферы, резистентной по отношению к общественной мобилизации.


49 Mozny I. Op. cit.; Machonin P. Pomeny socialnich nerovnosti v postsocialisticke transformaci stredoevropskeho typu a jejich mozne teoreticke imlikace. - Souiasna ceska spolecnost. Praha, 2002, s. 17.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ЧЕШСКОЕ-ОБЩЕСТВО-И-ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ-ПРОЦЕСС

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. В. КОРОВИЦЫНА, ЧЕШСКОЕ ОБЩЕСТВО И ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 07.02.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ЧЕШСКОЕ-ОБЩЕСТВО-И-ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ-ПРОЦЕСС (date of access: 27.05.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Н. В. КОРОВИЦЫНА:

Н. В. КОРОВИЦЫНА → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
135 views rating
07.02.2020 (109 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
4 days ago · From Беларусь Анлайн
Железнодорожные сообщения в период сражения на Курской дуге
4 days ago · From Беларусь Анлайн
К 90-летию со дня рождения академика Юрия Александровича Полякова
Catalog: История 
4 days ago · From Беларусь Анлайн
Новые исследования о губернаторской власти Российской империи
Catalog: История 
4 days ago · From Беларусь Анлайн
Верена Беккер и Ведомство по защите конституции
Catalog: Право 
4 days ago · From Беларусь Анлайн
Апрель и май - лучшее время для создания нового газона в саду. Вопреки видимости, недостаточно просто сажать и поливать траву. Вот советы о том, как правильно настроить и ухаживать за газоном.
6 days ago · From Беларусь Анлайн
БИБЛИОТЕКА.БАЙ совместно со школой языков "Мир без границ" (официальный сайт - mbg.by) предлагает вам несколько полезных советов, которые помогут в изучении чешского самостоятельно или на специальных языковых курсах с тьютором.
6 days ago · From Беларусь Анлайн
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. ЭТИКА И ЭСТЕТИКА. Добро и зло
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. ЭТИКА И ЭСТЕТИКА. Нравственная свобода и ответственность
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. ФИЛОСОФИЯ. Неклассическая философия
Catalog: Философия 

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ЧЕШСКОЕ ОБЩЕСТВО И ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones