Libmonster ID: BY-2407

А. Р. ШИШКИНА

Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики

Ключевые слова: Арабская весна, протесты, гражданское общество, оппозиция, социальная идентичность

Череда массовых протестов в арабских странах, начавшаяся в 2011 г., привлекла особое внимание к роли гражданского общества и общественных движений в процессах демократического транзита. Именно с ней ассоциируется начало протестов и массовых демонстраций, которые, в конечном счете, привели к смене режимов в Тунисе, Египте и Ливии, стимулировали значительные реформы во многих странах, а также спровоцировали существенную международную напряженность вокруг, например, положения в Сирии. Тем не менее, вопрос о применимости словосочетания "гражданское общество" к арабским странам остается предметом научной дискуссии.

Попробуем проанализировать этот вопрос с учетом некоторых особенностей развития современного мира.

Как правило, концепт гражданского общества воспринимается исследователями через призму западной традиции, где на протяжении истории оно формировалось, развивалось и принимало институционализированные формы.

Принято считать, что гражданское общество относится к "зоне добровольной общественной жизни вне семьи или принадлежности к клану"1, следовательно, "его стратегическая область располагается между гражданами и государством", но при этом отделена от рыночных отношений2.

Таким образом, гражданское общество состоит из ассоциаций и организаций, главная цель которых - отражать и представлять мнения и интересы различных групп населения и осуществлять деятельность и принимать соответствующие меры. При этом британский востоковед Т. Ниблок выделяет важные условия функционирования соответсвующих объединений - в первую очередь, независимость от государства, приверженность мирному урегулированию различий между отдельными лицами и общностями и т.д.

Отметим, что в рамках данной статьи ненасильственная направленность гражданских объединений рассматривается в качестве одной из основных характеристик гражданского общества.

Понятие "гражданское общество" прочно вошло и в арабоязычный дискурс: так, по словам американского политолога С. Йома, должностные лица используют этот термин, чтобы продвигать свои проекты мобилизации и модернизации, исламисты - чтобы занять свое место в общественном пространстве3, а независимые активисты и интеллигенция - для расширения границ индивидуальной свободы4. Как правило, гражданское общество в этих случаях представляется как поле взаимодействия различных групп, ассоциаций, клубов, объединений, партий и т.д., способных выступать в качестве своеобразного буфера между государством и гражданами5.

Несмотря на существенную роль фактора спонтанности в подготовке и дальнейшем развитии событий "арабской весны", среди наиболее очевидных организаторов протестных акций стоит все-таки выделить, например, "Движение 6 апреля" в Египте - группу единомышленников, созданную Ахмадом Махиром весной 2008 г. с целью поддержки забастовки рабочих города ал-Махалла ал-Кубра, а также онлайн-движение "Все мы Халид Саид", органи-


Исследование выполнено в рамках Программы фундаментальных исследований НИУ ВШЭ в 2016 г. при поддержке Российского научного фонда (грант N 14 - 18 - 03615).

стр. 9

зованное сотрудником компании Google на Ближнем Востоке Ваэлем Гонимом после убийства полицейскими александрийского блоггера Халида Саида.

Примечательно, что сторонники "Движения 6 апреля" выбрали в качестве своего логотипа сжатый кулак - символ, использовавшийся ранее другими молодежными организациями: "Отпор" в Сербии, "Кмара" - в Грузии и др.

Изначально, в 2008 г., движение не было активно вовлечено в забастовку, оказывая протестующим организационную, техническую и юридическую поддержку. Примерно такую же роль оно играло и в событиях 2011 г. - его активисты распространяли информацию, устанавливали контакты посредством интернет-технологий с потенциальными участниками и т.п.

Стоит также упомянуть и "Египетское движение за перемены", больше известное как "Кифая" ("Хватит!"), в деятельности которого нашел свое отражение "новый формат" египетской оппозиции, базирующийся на поддержке со стороны разнородных политических сил, включая насеристов, исламистов, секуляристов, либералов и т.д.

Первая волна протестов с участием этого движения относится к 2005 г., когда его представители собрали митинг на площади Тахрир, выступая против президентства Х. Мубарака, а также возможности передачи власти его сыну Гамалю. В 2011 г. "Кифая" благодаря активистам, подкованным в области средств виртуальной коммуникации, присоединилось к акциям протеста.

После начала протестов в 2011 г. в политическом поле Египта существовало несколько довольно разрозненных групп - таких, как "Движение 6 апреля", "Движение 25 января", "Движение 9 марта", "Движение молодежи за свободу и справедливость". Тем не менее, они не смогли стать консолидированной силой и объединились лишь 25 января на площади Тахрир.

Что касается оппозиции, то в этом случае наибольший интерес вызывает Сирия, где оказалось наиболее четко выраженным разделение оппозиционных сил на внутренние и внешние.

Так, первые, ядром которых выступал Координационный совет за демократические перемены, характеризовались, в основном, разобщенностью (как, впрочем, и в других странах "арабской весны"). А также, в целом, лояльным отношением к действующей власти, что во многом может объясняться заметным влиянием на молодых людей Национального союза сирийских студентов - авторитетной организации, владеющей значительными ресурсами и выступающей против революционных действий.

Вторая же группа представлена, в первую очередь, т.н. Свободной сирийской армией (ССА) - организацией, пользующейся поддержкой "Братьев-мусульман" и состоящей, в основном, из дезертировавших из правительственной армии военных. Штаб-квартира ССА находится в Турции6. ССА проводила операции, направленные против военных, устраивала нападения на транспортные объекты и т.д., выступая в качестве одного из главных сторонников иностранной военной интервенции на территорию Сирии. Так, осенью 2011 г. силами ССА были выведены из строя 17 бронемашин в ар-Растане, а также происходили регулярные столкновения между представителями сил безопасности и повстанцами в Идлибе, Хаме и других провинциях7.

Стоит оговориться, что последняя из указанных групп сама по себе, так же как и другие объединения, применяющие насильственные методы, не может рассматриваться в качестве структурной составляющей гражданского общества в силу своей милитаризированности и явного отступления от принципов мирного разрешения конфликтов, однако деятельность ССА косвенно повлияла на гражданскую активность сирийцев, подогреваемую идеей сплочения против общей опасности. Это выразилось, например, в развитии Интернет-журналистики, целью которой стало достоверное освещение событий в зоне кризиса.

Несмотря на то, что понятие "гражданское общество" принято ассоциировать с западной концепцией, оно принципиально не чуждо арабскому миру, поскольку может включать в себя не только политические или профессиональные объединения, но и другие группы - религиозные, торгово-промышленные, научно-исследовательские и пр.8 Кроме того, арабским государствам удалось выработать механизм формирования гражданских организаций, в т.ч. в силу западного влияния - подобная точка зрения отстаивается как арабоязычными активистами и правозащитниками, так и западными экспертами, в частности, С. Ибрагимом, Л. Куббой, Т. Ниблоком9 и др.

Как бы то ни было, события, начавшиеся в 2011 г. в арабских странах, показали как наличие в них гражданского общества, так и его слабость.

Разумеется, существование различий в развитии гражданского общества в западных странах и на Ближнем Востоке представляется неоспоримым фактом. Так, многими мыслителями (от М. Лютера, Ж. -Ж. Руссо и И. Канта до Ф. Хайека и Р. Инглхарта) подчеркивалось, что одной из основных характеристик западного общества является индивидуализм, где на первый план выходит приоритет личностных интересов и целей, а также высоко ценится активная гражданская позиция.

В арабском мире, напротив, групповое мышление выступает в качестве основополагающей ценности, а "статус режима считается более важным, нежели обеспечение прав и свобод личности или развитие частных инициатив"10. Учитывая перечисленные выше характеристики, можно предположить, что информационно-

стр. 10

коммуникационные технологии оказали значительное влияние на молодое поколение в арабских странах11, фактически формируя новую форму социальности и групповой идентичности, однако технологии сами по себе, как уже было неоднократно отмечено, не являются достаточным условием обеспечения социальной и политической активности.

Профессор Дублинского университета Ф. Каваторта отмечает, что определение гражданского общества не стоит ограничивать рассуждениями о формальных организациях и движениях, которые не дают представления о полноте форм "выражения себя" обществом12.

Существует множество других способов взаимодействия людей, способных бросить вызов авторитарному режиму - от индивидуальных записей, художественных форм выражения недовольства до массового политического участия. Подобные формы вовлечения в политическую жизнь могут быть активизированы при наличии определенных событий-триггеров - как, например, акты самосожжения в Тунисе, Египте и других странах.

Ф. Каваторта приходит к выводу, что это свидетельствует о высоком уровне гражданской активности в различных ее формах в период до начала активных действий, а также указывает на жизнеспособность гражданского общества, даже в условиях репрессивных мер авторитарных режимов.

Несмотря на то, что идеи активизации и омоложения гражданского общества в арабских странах провозглашались задолго до начала событий "арабской весны", реальность такова, что его представителям так и не удалось направить арабские государства на путь демократического транзита путем подрыва оснований их авторитарных институтов13. Так, к примеру, наиболее заметные демократические шаги в регионе Ближнего Востока и Северной Африки -выборы в Палестине, Ираке и Ливане - стали результатом не многолетней напряженной борьбы активистов в этих странах, а были вызваны политическими и военными потрясениями: внезапной смертью Ясира Арафата, военным свержением режима Саддама Хусейна.

С учетом вышесказанного можно заключить, что на современном этапе политического развития арабских государств череда потрясений, получившая название "арабская весна", стала уникальным примером реальных проявлений гражданского общества, результатом чего стала в некоторых случаях тотальная смена политической обстановки в стране.

Одним из возможных объяснений того, почему подобные трансформации не произошли раньше, может быть то, что отдельные негосударственные объединения не были в состоянии мобилизовать критическую массу своих сторонников, поскольку в большинстве своем они являются ориентированными на решение какой-либо конкретной проблемы14. Кроме того, зачастую члены подобных объединений проявляют значительную степень пассивности и апатии.

К началу событий 2011 г. накопился достаточно серьезный уровень недовольства экономической и социально-политической ситуацией среди населения арабских стран, на который наложились новые способы и каналы мобилизации протестной активности в виде информационных технологий.

В ходе протестов "арабской весны" наблюдалась следующая картина: зачастую власть оказывалась неготовой к подобным проявлениям протестной активности и неверно оценивала угрозу со стороны протестующих, допуская фатальные для нее ошибки. С нашей точки зрения, в современном мире это может (в числе прочего) объясняться стремительным развитием интернет-технологий, дающим оппозиции возможность готовить протестный потенциал в виртуальной, не контролируемой властью реальности.

Дело в том, что власть, привыкшая полностью контролировать информационные потоки традиционных СМИ - телевидение, радио, печатную прессу, - в большинстве случаев недооценивает мобилизационный потенциал новейших средств массовой коммуникации. Последние же, в свою очередь, характеризуются не только способностью мгновенного распространения любой информации, но и широкими возможностями обратной связи, а также предельно сниженным уровнем мобилизационных затрат.

Таким образом, в условиях довольно низкого уровня доверия к власти, как это было во время "арабской весны", существенная часть коммуникаций, в первую очередь оппозиционных, переносится в виртуальную сферу, фактически выходя из-под контроля правительственной цензуры15.

Стоит также добавить, что данные процессы порождают такой формат коммуникации, при котором отсутствуют ярко выраженные идеологические факторы и узнаваемые лидеры протестных движений. Пожалуй, именно эта черта стала принципиально новой по сравнению с подготовкой протестов, осуществлявшейся посредством традиционных СМИ. В данном случае можно сказать, что власть обычно взаимодействовала с оппозицией "старого" образца, представленной харизматическими лидерами и оперировавшей более или менее четкими идеологическими программами. В рассматриваемых нами случаях она была вынуждена столкнуться с непривычным форматом оппозиционной активности, не успела перестроиться под новые обстоятельства и, как следствие, стала допускать ошибки.

Такие характеристики Интернет-пространства, как повсеместное распространение, возможность обратной связи, отсутствие четко узнаваемых лидеров и т.п., формируют новую ло-

стр. 11

гику общественного взаимодействия по сравнению, скажем, с традиционными СМИ. Соответственно, складываются и другие формы выражения недовольства и протестной активности.

Большая часть коммуникации в данном случае происходит посредством т.н. социальных медиа. Этот термин используется для описания нового поколения цифровых сетевых информационно-коммуникационных технологий. Они могут быть облачены в самые разные формы -интернет-форумы, блоги, хостинги медиафайлов и пр.

Ключевой характеристикой этого типа медиа выступает возможность одновременно создавать контент и потреблять информационную продукцию. Основными функциональными и смысловыми отличиями социальных медиа от других видов массовой информации и коммуникации являются анонимность, возможность возникновения обратной связи и отсутствие ярко выраженных лидеров или авторов (как в литературно-новостном аспекте, так и в вопросах формирования социальных движений нового типа).

Предварительно резюмируя сказанное, хотелось бы снова обратиться к концепциям гражданского общества и вспомнить теорию немецкого социолога Ю. Хабермаса, согласно которой одной из ключевых форм становления общественности выступает политическое пространство, а именно - кофейни, клубы, кружки или дискуссионные клубы, где обсуждались те или иные общественные вопросы16.

По мнению Хабермаса, распространение печатных средств массовой информации способствовало политизации общественной жизни и стимулировало политическую активность граждан. Проецируя подобные размышления на современную ситуацию и допустив, что виртуальные площадки коммуникации структурно воспроизводят описанные выше формы общественного взаимодействия (причем с гораздо более высоким мобилизационным потенциалом по причине стирания социальных, имущественных и культурных границ), можно заключить, что интернет-технологии в значительной степени способствовали формированию и укреплению публичной сферы в арабских странах.

* * *

Вовлечение молодежи арабских стран в политическую жизнь было в значительной степени определено массовыми протестами в Тунисе и Египте, где именно она играла главную роль. Протесты в арабских странах вдохновили демонстрации в других регионах мира, и главной чертой этих процессов стало формирование нового чувства гражданственности. Французский социолог Б. Шалланд отмечает, что, несмотря на то, что некоторые моменты были характерны именно для ближневосточных стран, в целом протесты арабского мира ознаменовали собой радикальный разрыв с точки зрения упомянутого нового чувства гражданственности, основанного на двух базовых революционных принципах17.

Первой из них выступает логика включения в протестную активность, основывающаяся на растущем уровне национальной идентификации: люди выступали не только в защиту своих собственных интересов, но готовы были взять на себя ответственность за социально уязвимые слои общества. Участие женщин в демонстрациях может служить ярким примером в этом случае.

В качестве второго принципа можно рассматривать т.н. презентизм - ориентацию участников протестных действий на текущее время, метод ведения диалога здесь и сейчас, когда отсрочки неприемлемы. Впрочем, именно такого рода поспешность привела к тому, что большинство требований протестующих не были удовлетворены, поскольку реформы так или иначе оказываются растянутыми во времени.

В настоящее время основным вызовом, с которым столкнулась молодежь как движущая сила протестных действий, является создание общей платформы для дальнейшего взаимодействия и выстраивания диалога разрозненных в культурном и идеологическом плане групп. Если спонтанная мобилизация на основе виртуальных площадок позволяла обойти эти различия, коллективные действия и массовые демонстрации были успешными, то для дальнейшего развития механизмов гражданского общества и эффективных инструментов дальнейших изменений необходимы дополнительные условия и усилия со стороны его представителей18.

На первый взгляд может показаться, что восстания в арабских странах знаменуют собой конец эпохи "воинственных" проявлений гражданского общества. Спонтанность и низовая организация протестов говорят об антиправительственной направленности действий, осуществляющихся вне рамок формальных политических институтов.

В этом случае стоит особо подчеркнуть, что такого рода гражданское общество формируется и обретает свои главные черты именно в ходе восстания, чем существенно отличается, к примеру, от реформистских проявлений гражданского общества в западных странах19.

Гражданское общество в арабском мире имеет довольно мало общего с "профессиональным", либеральным гражданским обществом, о котором говорят западные политические теории - так, в первом случае антирежимные демонстрации были результатом спонтанной агрегации людей и требований, а не итогом существования правозащитных организаций или НКО, на протяжении многих лет финансируемых влиятельными структурами.

Спонтанность, впрочем, не означает непод-

стр. 12

готовленности, а лишь указывает на наличие другой логики взаимодействия и объединения людей: протестующим в арабских странах просто не нужны были привычные организационные структуры и финансирование для мобилизации - их во многом заменили каналы медиа-коммуникации.

По мнению британского политолога Дж. Буза, гражданское общество в арабском мире основывается на нескольких типах общественных объединений20: во-первых, это исламистские организации, пропагандирующие ислам и распространяющие религиозные постулаты. Этот тип организаций несет в себе потенциальный риск радикализации.

Другой тип - некоммерческие организации, основанные на опыте западных стран и занимающиеся предоставлением услуг, в первую очередь, в сфере профессиональной подготовки и др.

Третий вид организаций связан с профессиональными объединениями. Существуют также общества солидарности и продемократические организации21.

Важность развития инструментов гражданского общества применительно к арабским странам особенно отчетливо проявляется на фоне политической культуры арабского мира, не в полной мере расположенной к такого рода проявлениям гражданской активности.

Тем не менее, успешность революционных действий не означает наступления периода социально-политической стабильности, и, как мы видим, в регионе продолжают вспыхивать как локальные, так и глобальные конфликты. В этих условиях дальнейшее развитие институтов и механизмов гражданского общества может сыграть одну из наиболее важных ролей, причем как в аспекте дестабилизации сложившейся ситуации, так и достижения общественного согласия по вопросам социально-политического устройства общества.


1 Hawthorne A. Middle Eastern Democracy. Is Civil Society the Answer? // Carnegie Papers Middle East Series.

2004. N 44. P. 12. Washington: Carnegie Endowment for International Peace - http://carnegieendowment.org/files/CarnegiePaper44. pdf

2 Niblock T. Civil Society in the Middle East // A Companion to the History of the Middle East / Edited by Youssef M. Choueiri. P. 487. Oxford: Blackwell Publishing. 2005.

3 Yom S.L. Civil Society and Democratization in The Arab World // The Middle East Review of International Affairs (MERIA). Vol. 9. 2005. N 4 - http://www.eden.rutgers.edu/-spath/351/Readings/Yom%20-%20Civil%20Society%20and%2 0Democratization%20in%20Arab%20World.pdf

4 Bellin E. Civil Society: Effective Tool of Analysis for Middle East Politics? // PS: Political Science & Politics. 1954. P. 510.

5 Yom S.L. Op. cit.

6 Шишкина А. Р. Сирия: секреты стойкости режима // Системный мониторинг глобальных и региональных рисков: Арабский мир после Арабской весны / Отв. ред.: Л. М. Исаев, А. Р. Шишкина, А. В. Коротаев. М., ЛЕНАНД. 2013. С. 323 - 353. (Shishkina A.R. 2013. Siriya: sekrety stoikosti rezhima // ... Arabskiy mir posle Arabskoy vesny / Eds. L.M.Isaev, A.R.Shishkina, A.V.Korotaev. M.) (in Russian)

7 Исаев Л. М., Шишкина А. Р. Сирия и Йемен: неоконченные революции. М., Книжный дом "ЛИБРОКОМ", 2012. (Isaev L.M., Shishkina A.R. 2012. Siriya i Yemen: neokonchennye revolyutsii. M.) (in Russian)

8 Валлионатос С. Арабское гражданское общество на перепутье демократизации: влияние Арабской весны // Neighborhood Policy Paper. 2012 - http://www.khas.edu.tr/cms/cies/dosyalar/files/NeighbourhoodPolicyPaper(10)RussianVersio n.pdf

9 Ibrahim S.E. Civil Society and Prospects for Democratization in the Arab World // Civil Society in the Middle East. Ed. Richard Augustus Norton.. Leiden: E.J.Brill. 2005, p. 28; Niblock T. Op. cit.; Kubba L. The awakening of civil society // Islam and Democracy in the Middle East. Ed. Larry Diamond, Marc F. Plattner and Daniel Brumberg. P. 28 - 29. Baltimore: The John Hopkins University Press. 2008.

10 Samad A.Z. Civil Society in the Arab Region: Its Necessary Role and the Obstacles to Fulfillment // International Journal of Not-for-Profit Law. 2007. N 9 (2).

11 Karolak M.M. Civil Society and Web 2.0 Technology: a Study of Social Media in the Kingdom of Bahrain // Arab Media & Society. 2011. Issue 14 - http://www.arabmediasociety.com/?article=773

12 Cavatorta F. Arab Spring: The Awakening of Civil Society. A General Overwiev // IEMed Mediterranean Yearbook Med. 2012 - http://www.iemed.org/observatori-en/arees-danalisi/arxius-adjunts/anuari/med.2012/Cavatort a_en.pdf

13 Yom S.L. Op. cit.

14 Langohr V. Too Much Civil Society, Too Little Politics // Comparative Politics. Vol. 36, 2004. N 2.

15 Исаев Л. М., Шишкина А. Р. Соблазненные революцией // Полития: Анализ. Хроника. Прогноз. 2014. N 2. С. 21 - 33.

16 Habermas J. The Structural Transformation of the Public Sphere. MIT Press Edition. 1991.

17 Challand B. Citizenship against the Grain. Locating the Spirit of the Arab Uprisings in Times of Counter-Revolutions // Constellations. Vol. 20, 2013. Issue 2.

18 Halaseh R. Civil Society, youth and the Arab Spring. 2012 - http://www.um.edu.mt/_data/assets/pdf_file/0012/150411/Chapter_13_-_Rama_Halaseh.pdf

19 Bottici C., Challand B. Civil Society in Revolt: From the Arab Spring to Occupy Wall Street // Jadaliyya. 2012 -http://www.jadaliyya.com/pages/index/8073/civil-society-in-revoltfrom-the-arab-spring-to-o c

20 Boose J. W. Democratization and Civil Society: Libya, Tunisia and the Arab Spring // International Journal of Social Science and Humanity. Vol. 2, 2012. N 4.

21 Sean Y. Civil society and democratization in the Arab world // Middle East Review of International Affairs. Vol. 9, 2005. N 4. P. 14 - 33.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ-АСПЕКТ-ФОРМИРОВАНИЯ-ГРАЖДАНСКОГО-ОБЩЕСТВА-В-АРАБСКИХ-СТРАНАХ

Similar publications: LBelarus LWorld Y G


Publisher:

Ales TeodorovichContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Teodorovich

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. Р. ШИШКИНА, ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ АСПЕКТ ФОРМИРОВАНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В АРАБСКИХ СТРАНАХ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 05.02.2024. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ-АСПЕКТ-ФОРМИРОВАНИЯ-ГРАЖДАНСКОГО-ОБЩЕСТВА-В-АРАБСКИХ-СТРАНАХ (date of access: 16.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. Р. ШИШКИНА:

А. Р. ШИШКИНА → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Ales Teodorovich
Пинск, Belarus
93 views rating
05.02.2024 (162 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
К 80-летию АПОЛЛОНА БОРИСОВИЧА ДАВИДСОНА
Yesterday · From Елена Федорова
БОРЬБА НАРОДА ЗАПАДНОЙ САХАРЫ ПРОТИВ ИСПАНСКОГО КОЛОНИАЛИЗМА
3 days ago · From Елена Федорова

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIOTEKA.BY - Belarusian digital library, repository, and archive

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ АСПЕКТ ФОРМИРОВАНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В АРАБСКИХ СТРАНАХ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: BY LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Biblioteka.by - Belarusian digital library, repository, and archive ® All rights reserved.
2006-2024, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android