Libmonster ID: BY-1355
Author(s) of the publication: Б В. Петелин

Share this article with friends

История холодной войны вряд ли может быть объективно написана без обращения к конкретным ее участникам, тем политикам, так сказать, "второго ряда", которые в немалой степени содействовали продолжению холодной войны и чье имя с течением времени стало символом конфронтации между Западом и Востоком. К таким деятелям принадлежал Франц Иозеф Штраус-- многолетний лидер правого крыла западногерманских консерваторов, председатель Христианско-социального союза (ХСС), премьер-министр правительства Баварии.

Штраус не мог пожаловаться на невнимание к собственной персоне. Первые, посвященные ему, биографические описания появились в ФРГ в 50-е годы (1), в дальнейшем число их быстро росло. О Штраусе писали: Г. Гаус, Т. Дальберг, Д. Ханитцщ, О. Цирер, У. Циммерманн, другие немецкие историки и политологи (2), публиковались документальные материалы, связанные с деятельностью Штрауса и ХСС (3), издана масса работ различного содержания - от аналитических до выпусков анекдотов о Штраусе (4). Перечислить все, что было написано об этом политике, не представляется возможным. "Нелюбимый" им журнал "Der Spiegel" при жизни Штрауса 29 раз выносил на обложку его портрет, чаще всего в окарикатуренном виде. В 30-й раз портрет появился на обложке 41 номера за 1988 г. в связи с его кончиной. Он и сам был плодовитым автором. Штраусом написано более десятка книг в основном по германским и европейским проблемам общеполитического характера. Будучи федеральным министром финансов, Штраус издал две книги по финансовой политике (5). Опубликованы его многочисленные статьи, речи, доклады и интервью. Наконец, "Воспоминания", появившиеся уже после кончины Штрауса и выдержавшие в 1989 г. в ФРГ три издания (6). В 1991 г. мемуары были изданы в СССР, что не осталось незамеченным. "Антикоммунист, который любил Россию" - так откликнулись "Известия" на выход мемуаров (7). О своей "любви" к России Штраус заявлял сам, но когда он мог ее полюбить? В первый раз, когда с частями вермахта дошел до Сталинграда, или во второй раз- за три дня пребывания в Москве незадолго до своей кончины? Эти слова о России произносились политиком для политики и не более того.


Петелин Борис Валентинович - кандидат исторических наук, доцент Вологодского" государственного педагогического университета.

Автор благодарен сотрудникам фондов Г. Зайделя и К. Аденауэра за предоставленный материал.

стр. 71


В отечественной литературе о Штраусе писали в основном в контексте публикаций о холодной войне, внутриполитическом развитии ФРГ. Без навешивания ярлыков, когда дело касалось советско-западногерманских отношений или политических баталий в ФРГ, не обошелся практически ни один советских германист. Да, оценки выглядели чрезмерно политизированными, но Штраус сам давал повод называть себя "барабанщиком холодной войны". И все же справедливой будет та оценка, когда Штрауса признали у нас "выдающимся консервативным политиком" (8). Правда, прозвучала она все же запоздало...

Франц Йозеф Штраус родился 6 сентября 1915 г. в Мюнхене. Мальчика назвали именем отца - Франц Йозеф. Под этим полным именем будущий политик был записан в метрическом свидетельстве. Позднее, в годы политической борьбы, его противники уверяли, что двойное имя Штрауса- пропагандистский трюк, чтобы намеренно подчеркнуть связь с австрийским кайзером Францем-Йозефом (9). В семье он был третьим ребенком, но вторая сестра умерла в возрасте полутора лет. Старшая сестра Мария родилась в 1907 г. и пережила своего брата. Род Штраусов не мог похвастаться знатной родословной. Петер Штраус, живший в начале XVI века в Виндсхофене, был крестьянином или мельником. Это занятие переходило по наследству: прапрадед и прадед тоже были мельниками, а дед Франц Ксавер Штраус значился просто крестьянином (10). Разумеется, мельник был не последним человеком в немецких городках, но в большой политике ценится иное, и Штраус не раз испытал высокомерие менее талантливых, но куда более родовитых политиков. Родители переселились в столицу Баварии из провинции в 1904 году. Отец был мясником, имел торговую лавку (у нас писали: Штраус родился в семье крупного торговца мясом), умер в 1949 году. Мать Вальбурга Штраус занималась домашним хозяйством, умерла в 1962 году. Семья жила скромно, большого достатка не было. Годы были трудные: война, революция, небывалая инфляция в начале 20-х гг., когда, как вспоминал Штраус, на вырученные деньги за проданную днем тушу теленка вечером отец мог купить для семьи курицу.

Дети воспитывались в строгости. Родители были глубоко верующими людьми, истовые католики. Произносить в семье имя реформатора Лютера было запрещено. Происхождение из воинствующей католической семьи, пишет Штраус, "постоянно сказывалось на моем поведении" (11). Как и большинство баварцев, Штраусы были патриотами и монархистами, почитателями баварского королевского дома. Вера в легитимную баварскую династию являлась главным принципом в семье. Берлин, Пруссия казались далекой, а главное чужой землей. Патриархальность и религиозность вовсе не означали, что Франц рос в какой-то мрачной обстановке. Ребенок был бойким, здоровым, вместе с другими детьми играл в разбойников, индейцев. Живость, мальчишеский задор, дерзость Штраус сохранил на всю жизнь. Одним из первых чувств, с которым столкнулся маленький Франц, было "чувство страха" (12). Ранние воспоминания относятся к 1918 г.: окончание войны, революционные дни, бои в Мюнхене, хаос, неразбериха, все это для впечатлительного мальчика не прошло бесследно. Штраус, как видно из его биографии, был не из робкого десятка, и возможно с детских лет понял, что надежным защитником человека, народа, государства может быть только сила.

Несмотря на строго охраняемые баварские традиции, семья Штраусов была все же не совсем типичной. В семье присутствовал стойкий интерес к политике. Старший Франц Йозеф принимал в 1919 г. участие в учреждении Баварской народной партии и оставался верен ей вплоть до роспуска ее национал-социалистами. В 1922 г. младший Франц впервые услышал имя Конрада Аденауэра, который выступал на съезде католиков в Мюнхене и видимо не совсем удачно, так как оправдывал существование Веймарской республики, что не понравилось баварцам, считавшим, что республика возникла в результате "клятвопреступления и государственной измены". Ничего необычного в этом нет. Характерной особенностью духовного климата Веймарской республики было ощущение нестабильности, зыбкос-

стр. 72


ти, ожидания перемен. Эта республика была "республикой посторонних" (13). Отец постоянно делился политическими новостями в семье. После неудачного "пивного путча" много говорили о Гитлере, который стал "объектом политической ненависти" родителей Штрауса. Не испытывали они симпатий и к генералу Людендорфу, кумиру многих немцев.

В возрасте шести лет маленький Франц столкнулся с большой политикой. Напротив дома Штраусов - надо же быть такому совпадению! - на Шеллингштрассе, 50 находилась фотография Генриха Хофмана, где разместилась первая штаб-квартира НСДАП. Сын Хофмана стал личным фотографом фюрера, а его дочь вышла замуж за фон Шираха, так что здесь бывала практически вся будущая верхушка третьего рейха. В лавку отца заходили лидеры нацистской партии, бывал в ней Гиммлер, агитировал вступать в партию, сулил перспективы: когда национал-социалисты придут к власти, начнутся большие дела, так что выгодные поставки мяса в армию старшему Штраусу будут обеспечены. Одна фрау из штаб-квартиры, которой отец показался стойким и бравым мужчиной, сделала предложение вступить в НСДАП, на что тот с прямотой истинного баварца ответил, что "лучше подохнет с голоду на улице, чем вступит в эту партию" (14). В 1964г. Штраус в телеинтервью Г. Гаусу сказал, что "его отец всегда был врагом Гитлера и нацистского режима. И это повлияло на мои взгляды". При случае Штраус не раз приводил слова отца, сказанные сыну после прихода нацистов к власти: "То, что Гитлер стал рейхсканцлером - это означает войну и конец Германии". Видимо, в последний раз он вспомнил о них во время своего краткого пребывания в СССР в конце декабря 1987 года.

В свое время у нас, да и не только у нас, достаточно сослаться на так называемые "черные книги" Б. Энгельмана (15), любили подчеркнуть "близость" Штрауса к национал- социалистам. Сам он вспоминал, что однажды любопытство взяло верх и он вместе с мальчишками зашел в фотографию Хофмана, охотно взял пачку листовок и пошел раздавать их прохожим, о чем немедленно сообщили отцу. Когда сестра Мария привела его домой, то отец влепил "агитатору" отменную оплеуху. Этот случай у нас в пропагандистских брошюрах расписывался так: Штраус, сын богатого баварского мясника, с детских лет расклеивал с утра до вечера нацистские листовки, повсюду следовал за нацистами, даже когда "они идут убивать рабочих" (16).

В отношении Штрауса сформировался образ грубоватого, возможно где-то недалекого человека, неинтеллектуала, исходя возможно из его внешности, отдельных черт характера и поступков. Но этот образ далек от действительности. В нем была заложена сильная тяга к учению. Старший Штраус рассчитывал, что сын пойдет по торговой части, заведет свое дело. Но вышло иначе. В народной школе Франц был одним из самых способных учеников. После четырех лет учебы в школе он стал учиться в реальном училище св. Гизелы, занимался латынью, служил причетником в церковном интернате св. Макса Йозефа. Через год без экзаменов был принят во второй класс гимназии св. Макса. Немалые способности проявил в изучении истории, географии, ему легко давались языки, читал религиозную и доступную философскую литературу. В 1935 г. Франц закончил гимназию. Его аттестат в тот год был лучшим в Баварии. По всем предметам были отличные оценки и только по физкультуре на бал ниже, при этом в пояснении к аттестату говорилось: очень хорошо развит физически, опытный гимнаст и велосипедист, показал выдающиеся способности в стенографии. Отличные оценки были по латинскому, греческому, английскому языкам. Очень способной была и его сестра Мария, которая также имела прекрасный аттестат и при устройстве на работу выдержала конкурс среди 102 претендентов на единственное место.

По окончании гимназии Франц получил право "обязательного зачисления" в университет "Максимилианеум", куда поступали наиболее способные абитуриенты. Но "автоматического" зачисления не получилось. Преимущество получали члены "Гитлерюгенд", других организаций НСДАП. Помог знакомый профессор и вопрос был улажен. Во время учебы в университете, Штраус, чтобы избежать подозрений в нелояльности

стр. 73


к установившемуся режиму, вступает в Корпус национал- социалистических водителей. К этому времени он серьезно увлекся вождением, купил мотоцикл на деньги, заработанные репетиторством. Национал-социалистическая идеология уже заразила преподавание, но далеко не вся молодежь прониклась духом гитлеризма. Штраус с головой уходит в учебу. Увлеченно занимается древними языками, историей, германистикой, экономикой, много читает. В 1939 г. ему исполнилось 24 года. Это был вполне сложившийся молодой человек со своими взглядами и убеждениями, ценивший собственное достоинство. Культурное развитие, как он сам признавался, было ограниченным. Театр посещал редко, музыкой не интересовался, дома не было никаких инструментов, да и музыкальный слух отсутствовал. Газеты регулярно не читал, радиоприемник появился в семье только после войны. В этом виден чисто рациональный подход: ничего лишнего, только специальная подготовка, дававшая со временем возможность стать профессиональным преподавателем или ученым историком. О том, чтобы заняться политикой, Штраус даже и не мечтал, тем более, что она была в третьем рейхе уделом лишь определенного круга лиц. Летом 1939 г., после истечения всех отсрочек, Штраус был призван в армию, где служил в артиллерийской части.

"Я знаю войну, поэтому хочу мира" - написал Штраус в своих воспоминаниях (17). Да, он действительно знал войну, ибо прошел ее дорогами от начала и до конца. Штраус гордился тем, что в трудные военные годы находился на фронте. Понимание преступного характера войны пришло не сразу, но воинская присяга и солдатский долг были не пустыми словами для Штрауса, как и для миллионов немецких солдат - участников второй мировой войны. В своих мемуарах Штраус скуп на военные события, всего полтора десятка страниц, а ему довелось участвовать в походах вермахта на Западе- против Франции (после ее капитуляции Штраус находился в составе частей, которые готовились к высадке на Британские острова) и на Востоке - против Советского Союза. Успехи Гитлера, как он сам заявлял, не повлияли на его взгляды, более того, уже в 1940г. Штраус считал войну проигранной, а фюрера мог назвать вслух преступником, однако всякую мысль о том, чтобы перейти на сторону противника решительно отвергал. Служба поначалу складывалась не столь обременительной. В марте 1940 г. Штраус сдает первый государственный экзамен в университете, в апреле 1941 г. - второй. Во время отпуска в связи с учебой Штраус впервые узнал о возможности изобретения атомной бомбы, позже он говорил, что для него ядерная эпоха началась еще в годы войны (18). В ноябре 1940г. Штраус был произведен в унтер- офицеры, ему предоставили отпуск для завершения учебы, некоторое время он даже работал в университете в качестве ассистента, помогая вести семинары по древней истории и филологии.

Штраус был думающим, мыслящим солдатом, от войны не уклонялся, но отдавать жизнь за фюрера явно не собирался. В начале 1941 г. 227-й зенитный дивизион, в составе которого находилась батарея Штрауса, был переброшен на Восток Польши, в район Перемышля, поближе к советской границе. О чем мог думать 22 июня 1941 г. перед началом нападения на СССР унтер-офицер Штраус? В своих мемуарах он об этом не пишет, но можно предположить, что ему, знакомому с историей, исход войны с Россией был предсказуем. Но он солдат и обязан выполнять приказ. Война на Востоке сразу показала свое жестокое лицо. Во Львове Штраус стал свидетелем расправы СС над мирными советскими гражданами. "С большим удовольствием я бы стрелял по ним, а не по русским", - вырвалось у него с возмущением. Нет оснований не верить Штраусу. Ему, немцу, непросто было писать даже о явных военных преступлениях, которые он относит на счет эсэсовцев. Штраус пишет, что он не знал о преступлениях гитлеровского режима, концлагерях, Освенциме, Дахау - многое стало известно лишь в конце войны. Что ж, не он один так говорил: не знал, не видел, выполнял приказ.

В начале сентября 1941 г. Штрауса направляют в офицерскую школу

стр. 74


близ Штеттина. После прохождения переподготовки ему было присвоено звание лейтенанта (в документе об окончании было записано, что ему "больше подходит быть ученым, чем офицером"), и он был назначен командиром взвода зенитно- артиллерийской батареи 289-го дивизиона, который из Дании был переведен в Россию и вошел в состав 22-й танковой дивизии 6-й армии вермахта. Так Штраус стал участником битвы на Волге, в ходе которой была окружена и ликвидирована крупная группировка вермахта. 12 января 1943 г., когда до капитуляции 6-й армии Паулюса оставалось совсем немного, Штраусу был передан приказ об отбытии на курсы подготовки командиров батареи тяжелой артиллерии. Приказ надо было выполнять, но выбраться с фронта было не просто. По дороге состав попал под бомбежку, вагоны несколько суток простояли в поле, именно здесь Штраус обморозился, отдав свои валенки солдату. Все кончилось благополучно. После госпиталя, 10 марта 1943 г. Штраус был дома, в Мюнхене. Сестра Мария вспоминала, что при встрече он сказал: "Теперь у нас даже рядовой солдат понимает, что эта война проиграна. Если Гитлер не прекратит воевать, то он преступник, причем еще больший, чем тот, каким я считал его раньше" (19). В ночь с 9 на 10 марта авиация союзников совершила первый налет на Мюнхен, но из семьи Штраусов никто не пострадал.

До середины мая 1943 г. Штраус проходил курсы в Штольпмюнде. На фронт он больше не попал. Начальство решило, что лейтенант Штраус принесет больше пользы в тылу, передавая новичкам опыт фронтовика. Он был назначен офицером-инструктором, затем офицером-воспитателем, но не надолго, так как этот "институт" в конце 1943 г. был упразднен. "Воспитатель" из Штрауса был неважный. В нацистской идеологии он был несилен и вместо надлежащей пропаганды рассказывал курсантам зенитной школы подходящие исторические сюжеты, в частности, причины поражения Германии в первой мировой войне. В августе ему было присвоено звание обер-лейтенанта.

Война между тем приближалась к Германии. Нацистский режим агонизировал, но немцы, прежде всего на Востоке, продолжали упорно сражаться. По-иному складывалась ситуация на Западе. К весне 1945 г. фронт здесь фактически развалился. В Баварию вошли американцы. Отправив курсантов по домам, офицеры покидали зенитную школу поодиночке, страшась не столько американцев, сколько эсэсовцев, скорых на расправу с дезертирами. Штраус, как он сам описывает, 20 апреля сам себе поставил штамп об увольнении из вермахта, сел на велосипед и покинул казарму в штатском костюме. Несколько дней пробыл у знакомого пастора, а затем поехал в Шонгау, но был задержан американским патрулем. Почти месяц его продержали под арестом. Штраус не скрывал, что его выпустили только после того, как он "поделился опытом борьбы с советской авиацией". Этот случай, а также знание английского языка, видимо и сыграли свою роль в том, что Штраус был назначен оккупационными властями заместителем начальника окружного управления в Шонгау.

Война в Европе закончилась. Третий рейх рухнул, принеся страдания и бедствия немецкому народу. Наступил "час ноль". Штраус не раз размышлял в своей жизни о военном времени. Он не был юнцом, когда началась война, ему исполнилось тридцать лет в год ее окончания. Война не принесла ему славы. Награды были невелики: железный крест и Крест "за боевые заслуги". Но о военном времени он не жалел и называл годы войны "драгоценной школой жизни", несмотря на их жестокость и суровость (20). Сложные чувства испытывали побежденные немецкие солдаты. Да, виноват Гитлер и нацисты. Да, режим был преступным, но они, солдаты, воевали за победу. И окончание войны они восприняли как военное поражение. В своих мемуарах Штраус пытался даже фантазировать, что было бы, если бы победил Гитлер... Он не изменил своего отношения к нацистам, но окончание войны, когда Германия перестала существовать и судьба немцев оказалась во власти победителей, ему представлялось иным. Исход войны и особенно ее последствия для Германии, так никогда и не были приняты

стр. 75


Штраусом. В этом и кроются его порой чрезмерные проявления милитаризма и "реваншизма" (21).

После кончины Штрауса его безоговорочно причислили к отцам-основателям ФРГ. Г. Коль в прощальной речи 7 октября 1988 г. сказал, что Штраус стоит в одном ряду с Аденауэром, Л. Эрхардом, Т. Хейсом, К. Шумахером, отметив его личный вклад в становление социальной рыночной экономики и демократии, в укрепление безопасности стран Запада (22). Да, Штраус оказался причастным практически ко всем значительным событиям в послевоенной Германии и Европе. Каким образом оказался он вовлеченным в политику? Произошло это неосознанно, но в какой-то степени закономерно. Требовались молодые, инициативные люди, не имевшие отягощающего нацистского прошлого, чтобы не раздражать оккупационные власти (участие в войне на незначительных должностях в вину не ставилось). Война закалила Штрауса, приучила его к риску, ответственности за судьбы людей. Работа в администрации Шонгау оказалась нелегкой. В городок, находящийся в 60 км от Мюнхена и в котором насчитывалось 26 тыс. жителей, хлынул поток беженцев и переселенцев с Востока. Бавария стала местом расселения изгнанных из Чехословакии, с территории Польши, Восточной Пруссии. Только из Чехословакии было выселено около 3 млн. человек (всего же в 1945-1950 гг. было переселено 11,7 млн. немцев). Документы и свидетельства очевидцев подтверждают, что переселение часто сопровождалось бесчинствами со стороны местного населения и властей, особенно в Польше и Чехословакии. Власти в Чехословакии разрешали брать лишь личные вещи весом до 50 кг, по 200 марок на человека, ценности изымались (23).

Штраусу приходилось заниматься самыми насущными вопросами: жильем, питанием, трудоустройством переселенцев. Вот откуда у него "привязанность" к "землячеству судетских немцев", в защиту которых он не раз публично высказывался. Американские власти по отношению к немцам вели себя надменно, больше мешали, чем помогали. Штраус не скрывает, что приходилось хитрить, изворачиваться, полагаясь на свой фронтовой опыт да на Господа, ибо он на стороне тех, кто помогает страждущим. Будучи энергичным, мобильным, видя результаты своей деятельности, Штраус все больше занимается тем, что принято называть политикой. Он, конечно, мог пойти по иной стезе. Предлагали пост директора гимназии, приглашали возглавить руководство городскими школами в Мюнхене, не пропал интерес к истории. Но война вырвала его из привычного круга увлечений, появилось новое дело. Весной 1946 г. он знакомится с И. Мюллером, являвшимся близким другом и сотрудником Канариса, который разворачивал кампанию по созданию в Баварии новой партии. Штраус самостоятельно пришел к выводу, что политическая система Веймарской республики неприемлема для новой Германии. В Кельне уже появились сообщения о создании Христианско- демократического союза (ХДС). Мюллер был самостоятельной политической фигурой и не желал подчиняться Аденауэру. Благодаря связям с Мюллером, Штраус был введен в состав руководства Христианско-социального союза. Почему Штраус не связал свою судьбу с возрожденной Баварской народной партией, у которой, как казалось, были шансы стать основной партией в этой земле? Честолюбивому начинающему политику, с характером бойца, делать в Баварской партии было нечего. Пробиться к руководству без связей и имени было невозможно. Штраус сам признавал, что не было никаких шансов сделать политическую карьеру в Мюнхене, стать членом ландтага. Начинать восхождение надо было в другом месте. Помог Мюллер: благодаря ему Штраус попадает в Экономический совет, который заседал тогда во Франкфурте-на-Майне. Так состоялся выход Штрауса на федеральную политическую сцену.

В 1948 г. Экономический совет состоял из 104 членов. Баварию представляли 24 делегата и среди них самый молодой по возрасту Штраус. Он оказался в центре событий, определивших судьбу Западной Германии. Штраус безоговорочно принял сторону Эрхарда, выступившего против государственного регулирования экономики и предложившего концепцию

стр. 76


социального рыночного хозяйства. Эрхард был баварцем, что тоже имело значение, однако он не стал членом ХСС, а вступил в ХДС. Дебаты по вопросам экономической и социальной политики были острыми и продолжительными, о них можно судить по речам и статьям Эрхарда (24). Одновременно с экономическими вопросами решались и политические проблемы. Западногерманские политики не тешили себя скорым объединением страны. Штраус всегда считал главным виновником раскола - СССР. Американцев он тоже не жаловал, обвинял их в том, что они "не защитили немцев", "отдали Берлин русским" в 1945г., и вообще они "мыслили категориями мелких торговцев скобяными изделиями, а русские- как политические стратеги" (25). Штраусу в то время была неведома политика "Большой тройки", но и в дальнейшем он не стремился вникнуть во все ньюансы, что привели к расколу Германии. За два года до падения Берлинской стены, споря с послом США Р. Бэртом, Штраус по-прежнему упрекал американцев за то, что они "всегда уступали русским" в германском вопросе. Создавалось впечатление, что Штраус намеренно "забывал", с кем воевали американцы в годы войны, а после ее окончания проводили политику, исходя прежде всего из собственных интересов.

Выдвижение Штрауса на федеральную сцену способствовало укреплению его позиций в ХСС: с 18 декабря 1948 г. он становится генеральным секретарем ХСС. В 1949 г. вместе с Эрхардом принимает участие в первых выборах в бундестаг ФРГ. Штраус стал депутатом от Вайльхайма, и оставался им до 1978 г., когда возглавил правительство Баварии. После выборов политическая ситуация в Западной Германии оставалась сложной. В бундестаг прошли представители от десяти партий (в выборах 14 августа 1949 г. участвовали 36 партий). Наибольшего успеха добилась СДПГ, получив в бундестаге 136 мест. ХДС получила 117 депутатских мест, ХСС - 24. Союз между двумя партиями был заключен еще до выборов в бундестаг. Представители от ХДС и ХСС доминировали практически во всех социально-экономических и политических процессах, завершившихся конституированном ФРГ. Но сформировать правительство христианские партии могли только в коалиции с третьей партией. Кто станет партнером: СДПГ или СвДП? Этот вопрос решался на конференции в Рендорфе, пригороде Бонна, в доме Аденауэра. Председатель ХСС и глава баварского правительства Г. Эхард отказался от участия в конференции, предварительно обсудив с Аденауэром варианты формирования правительства.

ХДС заявила на эту встречу практически всех своих ведущих политиков, которые не были едины относительно выбора партнера. Если Аденауэр и его ближайшие сторонники высказывались за создание "малой коалиции", то есть за партнерство с СвДП, то К. Арнольд, Г. Мюллер и другие деятели, близкие к профсоюзам и социальным комитетам, выступали за "большую коалицию": ХДС/ХСС- СДПГ. Подобная коалиция могла иметь место. В начальный период создания ХДС кое-кто считал возможным существование союза в качестве правого крыла СДПГ (26). Штраус, который не без гордости заявлял, что "истинным представителем" от ХСС был только он, решительно выступал против коалиции с СДПГ. Руководствовался он интересами своей партии, а значит и личными. На рендорфской конференции состоялись первые обстоятельные беседы Штрауса с Аденауэром. Можно было предвидеть, что отношения будут складываться непросто. Аденауэр был опытным, осторожным политиком, он имел реальные шансы занять пост канцлера. Не случайно, что встреча проходила в домашней обстановке и хозяин, славившийся своим аскетизмом и бережливостью, распорядился подать к столу изысканные вина. Штраус несколько снисходительно относился к манерам Аденауэра, видя в нем политика прошлого времени (в 1949 г. Аденауэру было 73 года, и как он сам говорил, врачи считали, что он сможет быть канцлером не более двух лет, но он занимал этот пост четырнадцать лет) (27). Аденауэру не стоило большого труда разглядеть в молодом баварце энергичного, жаждущего самоутверждения политика. Позднее, в беседе с коллегами по партии Аденауэр сказал: "Штраус- человек энергичный, стремящийся вперед и вперед. Может

стр. 77


случиться, что у нас будет много убитых. Возможно, что и я окажусь среди трупов" (28). Этого, как известно, не случилось, но Аденауэр решил держать Штрауса около себя. Умудренному политику молодой и решительный баварец мог сослужить неплохую службу. При распределении постов в правительстве, ХСС не мог претендовать на многое: баварский союз имел 24 депутатских мандата против 52 у СвДП. Президентом ФРГ стал Т. Хейс (СвДП). Попытка выдвинуть Г. Эхарда председателем бундестага провалилась, что привело к разногласиям между ХСС и ХДС. ХСС в итоге получил три министерских поста: почт и телеграфа, финансов и сельского хозяйства. Штраусу было поручено возглавить комиссию бундестага по делам молодежи, что было уже успехом.

У молодых политиков не так много возможностей заявить о себе. Можно надолго остаться "заднескамеечником" и "подающим надежды". Штраусу это не грозило. В "подающих надежды" он ходил недолго. Уже в первой речи в бундестаге 21 июля 1950 г., выступая по вопросам молодежной политики, Штраус привлек к себе внимание. Говоря о проблемах адаптации молодых переселенцев с Востока, он умело политизировал их, придал чрезвычайную важность. Проявил явные ораторские способности, которыми обладает далеко не каждый политик. Свой талант Штраус использовал 7 февраля 1952г., когда в бундестаге состоялись дебаты по военным вопросам. Холодная война уже шла полным ходом и Западной Германии надлежало внести свой "вклад" в оборонительную политику атлантического сообщества. Депутаты от СДПГ, апеллируя к недавнему прошлому, решительно отвергали всякое перевооружение, впрочем, внутри СДПГ было немало сторонников подобного начинания. Канцлер Аденауэр выступил вяло и неубедительно. Его речь Штраус назвал "жалким лепетом", сопровождаемым к тому же громовым хохотом оппозиции. Переломить ситуацию и спасти лицо правительства выпало Штраусу. Речь получилась яркой, запоминающейся и продолжалась более часа. Штраус заявил об ответственности депутатов бундестага за весь немецкий народ "по ту и по другую сторону железного занавеса" (29). Он указал на "угрозу со стороны СССР, который захватил Прибалтику и восточноевропейские страны" и намерен продолжать свою экспансию и дальше. Поэтому ФРГ должна иметь собственные вооруженные силы и стать членом коллективной самообороны стран Запада. При этом гарантом западноевропейской безопасности были названы США. Не обошел Штраус и ключевой для немцев вопрос- объединение, при этом он подчеркнул, что только достижение единства в Европе может стать условием объединения Германии. Никто до Штрауса в бундестаге не говорил столь резко и определенно по широкому спектру внешней политики. Речь сопровождалась возгласами одобрения со стороны депутатов от правящих партий и криками протеста социал-демократов, требовавших прекратить выступление, ибо "канцлер этого ему не поручал".

Канцлер действительно не поручал, но выступлением Штрауса остался доволен. Речь Штрауса внесла определенность в политику правительства. Да, он не был членом кабинета, но занимал к этому времени прочные позиции в политическом руководстве ХДС/ХСС и имел право на подобное выступление. "Munchner Merkur" в связи с этим писала, что Штраус после своей речи в бундестаге выдвинулся в первый разряд боннской иерархии: даже те, кто его не приемлет, считаются с ним (30). Неудивительно, что после нашумевшего выступления Штраус занял пост председателя комитета по вопросам Европейского оборонительного сообщества.

Трудно сказать, имела ли значение речь Штрауса для советского руководства, но спустя месяц, 10 марта 1952г., был опубликован советский проект основ мирного договора с Германией, который Штраус оценил как пропагандистский шаг СССР, за которым ничего реального не стояло, кроме попыток оторвать ФРГ от западного сообщества. 11 марта советское предложение правительствам США, Англии и Франции об объединении Германии обсуждалось на заседании правительства ФРГ (Штраус не будучи членом кабинета на нем не присутствовал). Члены кабинета были единодушны: "нота неприемлема", так как "нейтрализует Германию" и означает

стр. 78


"конец европейской политики и федерализации Европы" (31). Аденауэр сказал, что нота преследует цель оторвать Германию от Франции, посеять недоверие между ФРГ и США. В том же духе высказались министры Блюхер, Ленц, Бланкхорн, Кайзер. Правительства западных держав, как и правительство ФРГ, отклонили советские предложения.

Главным событием 1953 года были выборы в бундестаг. На них партия Штрауса показала неплохой результат: на федеральном уровне - 8,8 %, в Баварии - 47 %. Баварская народная партия в бундестаг не попала. Штраус мог рассчитывать на министерский пост. И эти надежды оправдались. Вначале Аденауэр предложил ему пост министра по вопросам семьи. Штраус посчитал это чуть ли не оскорблением: он - политик, а ему предлагают какую-то "семейную" должность. Пришлось напомнить канцлеру, что он ходит пока еще в холостяках и не желает быть посмешищем в глазах избирателей. Уже не являлось секретом то, что Штраус тяготеет к внешней политике, вопросам безопасности и обороны. Но Аденауэр явно не желал видеть баварца на этих постах, считая, что тот не имеет пока достаточного опыта, а энергия и напористость могли помешать при проведении реальной политики. Штраус все же вошел в правительственный кабинет, получив пост министра по особым вопросам. Таких министров в кабинете было 4, их полномочия были неопределенными. Для Штрауса вскоре открылась новая вакансия. 20 октября 1955 г. он становится министром по атомным вопросам. Эта должность его обрадовала. К технике, науке он не был равнодушен, отрасль новая, с большой перспективой. Штраус взялся за дело с большим подъемом. Ему даже пришлось вступить в конфликт с Эрхардом, который отказывал в финансировании, так как новая отрасль не являлась "рыночной". Узость мышления "отца экономического чуда" в ФРГ вполне понятна, как политик он заметно уступал Аденауэру и Штраусу. Последний не без основания считается пионером атомной промышленности и энергетики в ФРГ. При содействии Штрауса Мюнхен становится своего рода "столицей" атомной промышленности. Штраус лично устанавливает связи с рядом известных специалистов из США и Франции. Отстаивая интересы ядерной энергетики, он исходил из государственных интересов ФРГ: обладание собственным невоенным ядерным потенциалом укрепляло ее позиции в Европе и западном сообществе.

В должности министра по атомным вопросам Штраус пробыл около года. В 1955 г. произошли значительные политические перемены: был отменен оккупационный статус, а 5 мая вступил в силу договор о присоединении Западной Германии к НАТО. Холодная война делала свое дело и ФРГ переставала быть ее "пассивным" участником. Начавшийся процесс перевооружения следовало довести до создания собственных вооруженных сил. Именно к этому призывал Штраус, поведя борьбу за кресло министра обороны. Эту должность с 1950 г. занимал Т. Бланк, пользовавшийся доверием канцлера. При нем появился трехлетний план по формированию 500- тысячной армии. План оказался нереальным. Штраус, резко критикуя Бланка, доказывал, что речь идет о "бутафорской армии", не способной

стр. 79


противостоять угрозе с Востока (в ГДР в это время создавалась Национальная народная армия). Летом 1956г. проблему бундесвера Штраус и руководство ХСС обсуждали с канцлером. Тяжелый разговор закончился тем, что Аденауэр сказал: "Господин Штраус, я вас выслушал. Примите к сведению одно: пока я канцлер, вы никогда не станете министром обороны" (32). Все вроде бы было ясно". Штраус уехал в отпуск в Испанию. Однако от борьбы он не отказался. Штраус в тот момент выполнял функции представителя ФРГ в НАТО и сумел в выгодном для себя свете подать ситуацию с бундесвером, естественно виня во всем Бланка. Союзники в свою очередь "открыли глаза" Аденауэру на то, кто должен стать новым министром обороны ФРГ. Игра была сделана и канцлеру пришлось взять свои слова обратно. 16 октября 1956 г. Штраус стал министром обороны.

Осень 1956 г. выдалась в Европе и мире тревожной. Участие советских войск в подавлении революционных выступлений в Венгрии в октябре вызвало законную обеспокоенность в ФРГ. В этих условиях Штраус стремился обострить и без того опасную ситуацию. Он заявил, что объединенные силы НАТО в состоянии "стереть Советский Союз с географической карты". Штраус в те дни, как свидетельствует в своих мемуарах шеф разведки ГДР М. Вольф, обратился с письменным запросом к верховному главнокомандующему войсками НАТО Л. Норстеду о возможном использовании бундесвера на территории ГДР в случае "волнений на демаркационной линии" между ГДР и ФРГ (33). Запрос остался без последствий. Представители венгерских пов<^танцев обратились к Штраусу, моля о помощи, но министр обороны должен был признать свое бессилие. Впрочем, как это было не раз, вину Штраус возлагает на американцев, которые, по его мнению, обязаны были действовать более решительно.

Штраус без ложной скромности считал себя "лучшим министром обороны". Объективно следует признать, что Штраус был недалек от истины (34). При Штраусе бундесвер стал самой боеспособной армией в Западной Европе. При нем ФРГ фактически получила доступ к ядерному оружию, контроль за которым осуществляли США, но ракетные установки находились в составе бундесвера. В его выступлениях все чаще звучали слова о вероятности ядерной войны. Как далеко мог зайти Штраус? Видимо он и сам не знал. Заявляя о солидарности с НАТО, министр обороны явно тяготел к самостоятельной военной политике ФРГ. Аденауэр отнюдь не разделял полностью взгляды Штрауса и не собирался идти до конца со своим министром обороны.

В 1957-г. произошли перемены в личной жизни Штрауса. Он знакомится с Марианной Цвикнагль, дочерью известного баварского политика и владельца пивоварни в Ротте-на-Инне, которого он хорошо знал, но никак не предполагал, что может с ним породниться. Невеста была моложе Франца на пятнадцать лет. Штраус познакомился с ней в мюнхенском ресторане, когда пригласил девушку на танец. Кто-то из сидящих за столом сказал: "Что за прекрасная пара (35). В феврале, в масленницу, они встретились вновь на карнавале. Франц собирался в праздничные дни ехать в Майнц или Кельн, но судьба распорядилась иначе. 4 июня 1957 г. состоялось их бракосочетание. На свадьбе самым почетным гостем был, конечно, Аденауэр. Марианна стала верной женой и спутницей Франца. Она получила хорошее образование, была дипломированной переводчицей с французского и английского языков. В мае 1959 г. в семье родился первенец Макс-Йозеф, через два года второй сын Франц-Георг, 2 июля 1962г. родилась дочь, которую назвали Моникой. Семья была счастлива. Казалось, что в жизни наступил самый удачный период. 18 марта 1961 г. Штраус был избран председателем ХСС, за него проголосовали почти 95 % делегатов партийного съезда. Предшественник Штрауса Г. Зайдель оставил этот пост, будучи тяжело больным (он скончался 5 августа 1961 г.).

Штраус был на подъеме, но в конце 1962 г. последовала катастрофа - скандал вокруг журнала "Der Spiegel". Сам Штраус в своих воспоминаниях этот скандал обходит стороной, он намеревался рассказать об этом подробнее при подготовке нового издания мемуаров, но не успел. Суть дела, как

стр. 80


она излагалась в печати, такова (36). В журнале был опубликован материал замредактора К. Алерса "Условно готовы к обороне" о военных учениях "Фаллекс-62", прошедших 20-28 сентября 1962 года. Автор, разбирая ход учений, утверждал, что в случае войны ФРГ потерпит сокрушительное поражение, в течение первых дней могут погибнуть 10-15 млн. западногерманских граждан. Статья явно была направлена против Штрауса, ставя под сомнение всю его деятельность на посту министра обороны. Сам министр действовал решительно: по распоряжению Штрауса, без уведомления членов правительства, была проведена "ночная операция" по обыску редакции журнала. Штраус лично обратился к испанской полиции с просьбой арестовать находившегося там Алерса. Действия Штрауса получили широкую огласку в прессе. Общественное мнение было явно не на стороне министра. Штраус пытался оправдаться, но тщетно. Разразился правительственный кризис. В середине декабря 1962 г. Штраусу пришлось подать в отставку.

Участь Штрауса фактически была предрешена еще летом 1962 г., когда состоялась его встреча с Аденауэром, закончившаяся полным разладом. До канцлера дошли сведения, что Штраус "замышляет государственный переворот", обсуждая с рядом глав земельных правительств возможность принятия чрезвычайных законов. О своих опасениях Аденауэр сообщил президенту ФРГ. Министр обороны стал казаться очень опасной фигурой. Штраус, конечно, не был гибким политиком, далеко не всегда задумывался о последствиях своих действий, но в желании бороться ему не откажешь. Три года длился процесс против журнала, но желаемого результата Штраусу он не принес: ему не удалось посадить журналистов на скамью подсудимых. Сам Штраус фактически был оправдан, следствие было прекращено с формулировкой "министр действовал в обстановке чрезвычайного положения". В мемуарах Штраус нападки на свою персону сравнивает с травлей евреев во времена НСДАП, что было явным преувеличением (37). Штраус не первый и не последний в свободном мире, кто может считаться "жертвой" СМИ.

В октябре 1963 г. в возрасте 87 лет Аденауэр уходит в отставку и канцлером стал Эрхард. Штраус полагал, что старая дружба с Эрхардом поможет получить должность в правительстве, но Эрхард убеждал Штрауса, что тот должен умерить свое "ненасытное и неуемное честолюбие" и отказаться от притязаний на место в кабинете министров. И дело здесь было не только в скандале с журналом. В июле 1963 г. при переизбрании на пост председателя ХСС за Штрауса было по дано 86,8 % голосов (позже, в 1983 г. - 77 %), что свидетельствовало о снижении его авторитета в партии. Против Штрауса резко выступали свободные демократы. Эрхард считал, что ХСС от него никуда не денется, а без СвДП ему кресла канцлера не видать. На выборах в бундестаг в 1965 г. ХСС получил на федеральном уровне 9,6 %, СвДП - 9,5 % (в Баварии ХСС получил- 55,6 %, СвДП - 7,3 %). Руководство СвДП выдвинуло ультиматум: Штраус не должен входить в правительство. И Эрхард вновь уступил. После этого канцлер лишился поддержки и симпатий со стороны председателя ХСС.

Штраус не верил, что его звезда закатилась. Он был полон сил и энергии. Для начала следовало вернуть авторитет в своей партии. В 1966 г. проходили земельные выборы в Баварии. Социал-демократы были уверены в победе, но в конце предвыборной кампании Штраус произнес сильную речь, решительно отмежевавшись от "свинарника в Бонне" и сыграв на баварском патриотизме. Это возымело действие: победа в Баварии осталась за ХСС (ХСС получил - 48,1 %, СДПГ - 35,8 % голосов избирателей). Политика Эрхарда, особенно внешняя, зашла в тупик. Слабость канцлера была очевидной и в начале декабря он подал в отставку. Принято считать, что Штраус приложил руку к уходу Эрхарда и распаду коалиции ХДС/ХСС - СвДП. Сам он не скрывал, что случившееся его полностью устраивало: в правительственном кабинете "большой коалиции" ХДС/ХСС - СДПГ Штраус стал министром финансов, что было несомненным успехом. У канцлера К. Кизингера (в годы национал-социализма он был членом НСДАП), как отмечал В. Брандт, не было "недостатка

стр. 81


в добрых намерениях, но ему не хватало решимости преодолеть самого себя" (38). Канцлер оказался меж двух огней: с одной стороны Брандт, вице-канцлер и министр иностранных дел, выступавший уже тогда за признание существующих реальностей в Европе, с другой стороны - Штраус, который не оставил сроих притязаний на проведение внешней политики, предрекая "новый Версаль космических масштабов", угрожая Кизингеру выходом ХСС из коалиции.

Было бы неправильным считать, что Штраус не занимался финансами. К новому назначению он отнесся серьезно, проявил свойственную ему инициативу и энергию. По признанию того же Брандта, Штраус был "хорошим министром финансов", ладил с министром экономики К. Шиллером (СДПГ), пока они не рассорились из-за ревальвации марки. О том, что Штраус действительно был неплохим министром финансов, писал X. Фогель, известный финансист. Социально- экономическая ситуация в ФРГ к этому времени была не самая благоприятная. Положительное действие эрхардовской модели социального рыночного хозяйства закончилось. Циклический кризис 1966-1967 гг. впервые за послевоенные годы вызвал падение промышленного производства, волну банкротств, рост цен. Резко возросла безработица: с 0,7 % в 1966 г. до 2,1 % в 1967 году. Штраусу, как и всему правительству, пришлось потрудиться. Была проведена финансовая реформа, установившая "новый порядок" в финансировании центра, земель и общин. Фактически кризис привел к тому, что неолиберальная доктрина, на которой базировалась прежняя модель рыночной экономики, уступила место неокейнсианству. Усиление государственного регулирования больше отвечало интересам СДПГ, чем ХДС/ХСС. К 1969 г. положение стабилизировалось, безработица сократилась до 0,8 %, заметно улучшилась доходная часть бюджета, в чем Фогель видит заслугу Штрауса (39).

"Большая коалиция" не могла иметь продолжения. Это понимали и ее создатели. Консервативным партиям не удалось перехватить инициативу и добиться абсолютного большинства на выборах осенью 1969 года. СДПГ в союзе со свободными демократами создали правительство во главе с Брандтом. Для правых партий начался 13-летний период пребывания в оппозиции. Для Штрауса этот период оказался, наверное, самым значительным в жизни: появилось время и политическое пространство для достижения главной цели - стать канцлером ФРГ.

Борьба Штрауса против "новой восточной политики" Брандта хорошо известна. Он действительно был наиболее последовательным противником "восточных договоров" и приложил немало усилий, чтобы торпедировать их даже тогда, когда в ХДС стали склоняться к их поддержке. Штраус, как он сам заявлял, готов был к расколу фракции ХДС/ХСС в бундестаге в мае* 1972 г. и только достигнутый компромисс (Штраус был против него) - воздержаться при ратификации Московского и Варшавского договоров,- спас союз от раскола. После этого Штраус обрушился на Берлинский договор об основах отношений между ФРГ и ГДР, подписанный 21 декабря 1972 года. Он инспирировал обращение в Конституционный суд на предмет соответствия этого договора Основному закону ФРГ. Штраус считал, что договор приведет к окончательному признанию ГДР и узакониванию раскола Германии, а значит и отказу от претензий ФРГ на "единое Отечество". При этом пришлось оказать давление на колеблющихся в ХСС и баварское правительство, которое возглавлял в то время А. Гоппель, рассматриваемый некоторыми политиками как конкурент Штрауса. Последнему стоило немало усилий, чтобы получить поддержку большинства, после чего баварское правительство обратилось в суд в Карлсруэ. Решение суда оказалось противоречивым и не в пользу Штрауса, хотя и была подтверждена "ответственность Федеративной республики за всю Германию" (40).

Принято считать, что Штраус и его сторонники отстаивали политику "вчерашнего дня" и потому потерпели поражение. Да, население ФРГ устало от риторики в духе "холодной войны" и страстные заклинания Штрауса о том, что социал- демократы и Брандт "распродают Отечество", повисли в воздухе. Граждане ФРГ интуитивно почувствовали, что "новая

стр. 82


восточная политика" сближает западных и восточных немцев, приближая тем самым день объединения. Политики же, увязнув в повседневной борьбе, так и не смогли подняться над своими узкопартийными интересами. Неудачу Штраус отнес на счет податливости ХДС, где отсутствовало единство по отношению к политике Брандта. Он резко критиковал председателя ХДС Р. Барцеля, отношения с которым так и не сложились. В самой ХДС крепло желание порвать с недавним прошлым, поражениями на выборах, что связывалось с личностью Барцеля, к тому же он считался представителем старого поколения, выдвинулся еще при Аденауэре и в течение девяти лет возглавлял фракцию ХДС/ХСС в бундестаге. В мае 1973 г. Барцель подал в отставку. 12 июня 1973 г. на 21 съезде ХДС новым председателем партии был избран Г. Коль, являвшийся премьер-министром земли Рейнланд-Пфальц, генеральным секретарем ХДС стал К. Биденкопф. Штраус оценил перемены в ХДС в свою пользу. 43-летнему Колю, выглядевшему в то время достаточно провинциально, еще предстоял долгий путь на политический Олимп и конкурировать со Штраусом он вроде бы не мог. К тому же, баварский лев рассчитывал на поддержку правого крыла в ХДС, которое консолидировалось в годы борьбы с "новой восточной политикой". Особенно "близкие" отношения сложились у Штрауса с А. Дреггером, председателем гессенской организации ХДС, который заявлял, что свою организацию хотел бы видеть "филиалом баварской партии" (41).

В начале мая 1974 г. подал в отставку Брандт. Штраус в какой- то мере мог торжествовать: его заявления о причастности Москвы и Восточного Берлина к "новой восточной политике" после разоблачения Г. Гийома, гэдээровского шпиона, входившего в ближайшее окружение Брандта, получили убедительное подтверждение. Самый серьезный конкурент был повержен, а престижу СДПГ, как казалось, нанесен ощутимый урон. Штраус всегда ревниво следил за успехами Брандта. Как считал Штраус, ему, настоящему немецкому патриоту, обладавшему неменьшими политическими и прочими способностями, так и не удалось достичь заветной цели, а Брандту, отказавшемуся от Германии в 1933 г., удалось. В своих воспоминаниях оба политика обменялись характеристиками друг друга. По словам Штрауса, Брандт "имел определенную притягательную силу и очаровывал многих людей". Одно время он был "сторонником холодной войны" и, если не принимать "во внимание его личный стиль жизни", мог бы даже состоять в ХДС. В пылу полемики Штраус часто допускал грубые выпады против Брандта. Брандт более обстоятелен в характеристике Штрауса, признает в нем "талантливейшего представителя военного поколения", который в течение многих лет все время "спотыкался о им же созданные препятствия, в том числе о свое неукротимое стремление к власти". Штрауса, по мнению Брандта, можно было "сравнить с автомобилем со слишком слабыми тормозами. Редкая смесь властителя с бунтарем... Без него германская политика была бы скучнее" (42).

Штраус в мемуарах фактически не касается "дела" Гийома. Возникает впечатление, что он сознательно щадит Брандта, не желая ворошить этот неприятный во всех отношениях инцидент. Но, похоже, что благородство Штрауса имело иное основание. Вольф пишет, что "начиная с 50-х годов Штраус не был для нас инкогнито", уже тогда этот "умный и гибкий политик" готов был говорить с тайными представителями ГДР. Контакты были заморожены после того, как Штраус стал министром обороны, но после отставки снова были возобновлены. Во второй половине 60-х гг. связи со Штраусом осуществлялись через А. Шальк-Голодковского, бывшего в те годы секретарем парторганизации в министерстве внутригерманской и внешней торговли и ставшего со временем влиятельным функционером СЕПГ. С удивлением приходилось читать в сообщениях Шалька, пишет Вольф, как "непринужденно Штраус выбалтывал своему партнеру из ГДР политические и военные тайны ФРГ и западного союза". Да, было от чего прийти в удивление, когда тот же Шальк устраивал Штраусу охоту в угодьях Э. Хонеккера под Дрезденом (43). Что побуждало Штрауса идти на эти контакты: деньги, или какие-то особые прагматические

стр. 83


соображения? Обвиняя других в "предательстве" и "измене", для себя он считал допустимым тайные отношения с коммунистическим режимом ГДР.

Коль, став председателем ХДС, не претендовал на немедленное выдвижение кандидатом в канцлеры от оппозиции. До лета 1975 г. единства в рядах ХДС/ХСС не было. Кроме Коля, назывались кандидатуры Картенса, Г. Штольтенберга и Штрауса (44). ХДС неплохо выступала на земельных выборах, что заметно повысило авторитет Коля в рядах собственной партии. Кандидатуры Картенса и Штольтенберга отпали сами собой. Штраус, верный своей привычке, пошел в открытый бой. Показательна в этом отношении его речь в Зонтхофене в ноябре 1974 г., в которой он обрушился с нападками на правительство, обвинив его в том, что оно отдало Боннское государство "на откуп уголовникам и политическим гангстерам". Досталось христианским демократам. ХДС, констатировал Штраус - "болен" и не способен обеспечить победу на выборах до тех пор, пока в союзе будут прислушиваться к "глупой болтовне" Кипа (Л. Кип - представитель "умеренных" в ХДС, казначей партии) (45). Эта речь оттолкнула многих приверженцев Штрауса, но она вместе с тем показала, что баварский лидер будет сам определять кому быть кандидатом на выборах. Штраус не стал форсировать собственное выдвижение кандидатом в канцлеры на выборах 1976г.: внешнеполитическая обстановка- политическая разрядка, Совещание з Хельсинки, принятие Заключительного акта- не оставляла шансов на успех, но Коля он держал на коротком поводке, Весьма меткий и выразительный рисунок поместил накануне выборов журнал "Der Spiegel", представляя возможный правительственный кабинет Коля: в центре рисунка сам Коль в окружении 17 министров, где каждый с "лицом Штрауса". Не прошли мимо этого и коалиционные партии. Так, канцлер Г. Шмидт в предвыборной кампании 1976 г. указывал избирателям, что в случае избрания Коля, "настоящим канцлером будет Штраус, он же станет и подлинным министром иностранных дел и министром финансов... Коль - это игрушка в руках Штрауса" (46_.

Оппозиция выборы проиграла, но добилась второго результата в своей истории, получив 48,6 % голосов избирателей (в 1957 г. было 50, 2%). ХСС показал рекордный для себя результат: в Баварии - 60,0 %, на федеральном уровне - 10,6 %. Колю для избрания канцлером не хватило 300 тыс. голосов избирателей. Через несколько дней после выборов Коль обратился с письмом к руководству СвДП В. Шеелю и Г.-Д. Геншеру с предложением создать совместную коалицию, но получил отказ (социал-демократы предложили СвДП, получившей всего 30 мест в бундестаге, 4 министерских поста, включая пост вице-канцлера, и 5 должностей статс-секретарей. ХДС/ХСС такого предложить, конечно, не мог). Но попытка Коля наглядно показала, куда будет дрейфовать ХДС - к либеральному центру.

Другого мнения придерживался Штраус. Если кандидату в канцлеры от ХДС/ХСС не хватило 1 % голосов, то этот "процент" можно получить "справа", усиливая не "либеральный профиль" (Штраус не мог принять этого пути, потому что партнером вновь становилась СвДП), а консерватизм во внутренней и внешней политике. Вновь последовала угроза создать "четвертую партию", то есть вывести ХСС за пределы Баварии, если христианские демократы не будут следовать за Штраусом. Колю скандалы были не нужны, но и капитулировать перед баварцем он не собирался. В ноябре 1976 г. в Кройте в Баварии два лидера подписали так называемые "кройтские соглашения" о тактическом размежевании. Было решено, что Коль будет тайно добиваться союза с СвДП, чтобы развалить правящую коалицию, но открыто будет демонстрировать иное. Штраус, как он сам говорил, вовсе не желал войти в историю разрушителем блока ХДС/ХСС. К этому следует добавить, что Коль оказался отнюдь не "простачком", каким казался с виду. В 1977 г. он провел существенные кадровые перестановки в организационных структурах ХДС. Неожиданно для многих Биденкопф лишился своего поста и новым генеральным секретарем ХДС стал X. Гайслер, сыгравший значительную роль в "обновле-

стр. 84


нии" партии (47). В июне того же года сменилось руководство социальных комитетов - "Рабочего крыла" в ХДС, их возглавил Н. Блюм, слывший "левым" в рядах союза. "Юнге унион" - "молодежный союз" ХДС - возглавлял М. Виссманн, также "умеренный" деятель, а значит противник Штрауса, что наглядно подтвердила избирательная кампания 1979-1980 годов. В противовес Колю, Штраус продолжал сплачивать "правый картель", ведя сложную игру по дискредитации председателя ХДС. Как пишет В. Мазер, незадолго до смерти Штраус признался, что все эти годы он думал об одном: "Каждое утро я спрашиваю себя, как мне поступить - то ли свергнуть его (то есть Коля.- Б. П.}, то ли поддержать" (48).

Следует отметить, что к 70-м годам Штраус приобрел не только большой опыт политической борьбы, но и значительный вес в кругу промышленных и финансовых групп. При его деятельном участии Бавария превратилась в самую развитую землю ФРГ, и, что особенно важно, стала центром военной промышленности. Здесь после войны обосновались Флики, Квандты, Мессершмитты, владельцы "ИГ Фарбениндустри". Штраус умело лоббировал их интересы, не забывая и свой личный интерес. Будучи министром обороны он распределял заказы бундесвера, которые попадали тем же Фликам и Квандтам. Когда в конце 60-х годов был создан авиационно-ракетный концерн "Мессершмитт-Бельков-Блом", Штраус вошел в наблюдательный совет. Он был тесно связан и с другими промышленными группами и банками. В 1970 г., в день рождения Штрауса, его гостями были Флик, Цан, Сименс, Ханенманн и другие представители западногерманской индустрии (49). Неудивительно, что баварская партия и ее председатель не испытывали недостатка финансовых средств на ведение избирательных кампаний. При такой поддержке Штраус просто не мог не быть "сильной личностью".

В 70-е годы Штраус активно включился в мировую политику, причем часто его заявления в ходе зарубежных визитов расходились с официальной линией Бонна. В мае 1974г., после реорганизации правительства, министром иностранных дел ФРГ стал Геншер, председатель СвДП. У Штрауса не сложились отношения с Геншером, при котором, по словам Штрауса, ФРГ утратила собственную германскую политику, разменяв ее на "политику конгрессов" ЕС, Европарламента, ООН, ОЭСР, СБСЕ. В Западной Европе Штрауса знали. В свое время он часто ездил по странам НАТО. Знали его и в США, где он впервые побывал весной 1953 года. Среди его друзей значился Г. Киссинджер, с которым Штраус познакомился еще в конце 50-х годов, тогда же завязались связи с Ш. Пересом и М. Даяном. В мае 1963 г., за два года до установления дипломатических отношений, Штраус посетил Израиль, где были отмечены его заслуги в налаживании военного сотрудничества между ФРГ и Израилем (по настоянию Штрауса на вооружение бундесвера был взят израильский автомат "Узи"), Штраус никогда не скрывал своего неприятия политики разрядки, считая, что она несет выгоду только советскому блоку. Советские исследователи утверждали со своей стороны, что Штраус пытался сплотить все реакционные, милитаристские силы как в самой ФРГ, так и вне ее. "Война продолжает оставаться для правых в ФРГ законным средством проведения политики"- писал Н. В. Павлов (50). Следует всегда разделять словесные заявления о "противодействии силой угрозе коммунизма" и конкретными действиями политиков, особенно когда речь идет о Штраусе, красноречие которого нельзя воспринимать в буквальном смысле. В январе 1975 г. Штраус совершил визит в Китай, где был принят Мао Цзэдуном, встречался с премьером Чжоу Эньлаем, будущим реформатором Дэн Сяопином. Визит наделал много шума в ФРГ, но постепенно все улеглось, а через год в КНР поехал канцлер Шмидт, осознав необходимость расширения экономических и торговых связей с азиатским гигантом. Штрауса тянуло к общению с авторитарными личностями, будь то председатель Мао, диктаторы Бота и Пиночет, коммунистические правители Н. Чаушеску и Хонеккер, в 80-е годы он искал возможности встретиться с Ф. Кастро, но встреча так и не состоялась.

Разрядка оказалась недолговечной. Во второй половине 70-х годов

стр. 85


в странах Запада происходит сдвиг вправо, получивший название "неоконсервативного поворота". В мае 1979 г. на парламентских выборах в Великобритании победу одержала консервативная партия во главе с М. Тэтчер. В США начал свое восхождение лидер американских консерваторов республиканец Р. Рейган. Спрос на "сильную личность" возрос и это вовремя уловил опытный политик Штраус. Но ему нужно было "убрать" главного конкурента - Коля. По мере приближения начала избирательной кампании критика Коля из рядов ХДС/ХСС возросла. В декабре 1978 г. членам президиума и правления ХДС, руководителям земельных партийных организаций был разослан "меморандум" Биденкопфа. Бывший генеральный секретарь ХДС предлагал "разгрузить" Коля, так как занимать посты председателя партии, фракции в бундестаге и быть кандидатом в канцлеры для одного политика слишком много. В "меморандуме" было выражено сомнение в способности|Коля привести союз к победе на выборах 1980 года. Руководство партии "меморандум" отвергло. В марте 1979г. Коль вновь был переизбран председателем партии. Но копье, пущенное Штраусом, на этот раз достигло цели. В мае 1979 г. Коль официально снял свою кандидатуру, предложив вместо себя кандидатом в канцлеры премьер-министра правительства земли Нижняя Саксония Э. Альбрехта. Окончательный вердикт должен был быть вынесен на заседании совместной комиссии ХДС/ХСС. Однако Штраус не стал ждать решения комиссии и заявил, что он предоставляет свою кандидатуру в распоряжение всего союза (51). ХСС официально оформил это предложение своего председателя. Перед партиями блока вновь замаячила тень раскола.

Далее события развивались все в том же детективном жанре. В адрес Коля и Гайслера поступали телеграммы от рядовых членов ХДС с протестами против кандидатуры Штрауса. Блюм сообщал о "значительных волнениях" в своей организации. Однако Штраус за эти годы создал влиятельное правое крыло в ХДС. 18 июня 1979 г. начала работу совместная комиссия парламентской фракции ХДС/ХСС. Ее заседания проходили в "натянутой" и "напряженной" атмосфере. 2 июля состоялось голосование: из 237 голосовавших за Штрауса было подано 135 голосов, за Альбрехта- 102, причем более 80 голосов JUrpayc получил из ХДС. Затянувшийся конфликт был разрешен: Франц Йозеф Штраус впервые стал кандидатом в канцлеры ФРГ.

В своих воспоминаниях Штраус ничего не пишет о выборах 1980 года. Его можно понять: поражение не победа, неудачу лучше оставить при себе. Мог ли он победить? Шансы на успех у него были. Внешнеполитическая ситуация складывалась явно "под-Штрауса". В мире все ощутимее чувствовалось дыхание "второй холодной войны". Афганская война, американские и советские ракеты, вооруженные конфликты в мире - все это давало богатую пищу для ораторских выступлений Штрауса, которыми завоевываются избиратели. Для достижения победы следовало избрать правильную тактику и верных исполнителей. Но этого у Штрауса не оказалось. Руководство ХДС фактически самоустранилось от активной агитации за кандидата в канцлеры. Более того, Коль заранее предрекал поражение Штраусу и видимо желал такого исхода, чтобы раз и навсегда избавиться в большой политике от амбициозного баварца. Антиштраусовская кампания в ФРГ получила большой размах. Осенью 1979 г., когда в ФРГ прошли манифестации в связи с 40-летие?^ начала второй мировой войны, на антивоенных митингах и демонстрациях постоянно звучали призывы не допустить к власти ХДС/ХСС. Лозунги "Долой Штрауса!" стали самыми популярными в стране. В сентябре 1979 г. Штраус совершил поездку в Рурскую область. Она была организована в чисто пропагандистских целях, но замысел полностью провалился. Атмосфера встреч была столь накалена, что Штраус, не сумев сдержать себя, обрушился на манифестантов с грубыми нападками, называя их "бандами террористов", "толпами черни", "рычащими ордами", добавив к этому изрядную порцию антикоммунизма (52).

Казалось, против Штрауса выступили все: от коммунистов до беспартийных врачей и ученых. О своем неприятии Штрауса заявляли писатели, члены "Союза демократических ученых", многочисленные женские и моло-

стр. 86


дежные организации (53). В складывающейся ситуации кандидату от СДПГ канцлеру Шмидту оставалось лишь ждать подсчета голосов избирателей, "дуэли" двух кандидатов явно не получалось(54). Естественно, что у Штрауса был свой избиратель. В Баварии, например, все выглядело иначе. Здесь восхищались энергичным, веселым, грубоватым премьером (Штраус стал премьером в ноябре 1978 г.), настоящим баварцем, делающим политику с пивной кружкой в руке, появляющимся на публике в традиционной баварской одежде: зеленой куртке без воротника, кожаных коротких штанах с гетрами, кургузой шляпе с пером. Вместе с отцом выходила его дочь Моника в белой блузке и пышной цветастой баварской юбке. Она в отличие от старших братьев "пошла" в политику и в избирательной кампании 1980 г. помогала отцу. За Баварию Штраус мог быть спокоен, но в остальных землях ситуация выглядела тревожной. После выдвижения Штрауса кандидатом в канцлеры, ХДС раз за разом проигрывал выборы в лантаги, что относили на счет баварца. СДПГ со своими союзниками удалось довести до избирателей несложную альтернативу: Шмидт - "канцлер мира", а Штраус - "канцлер страха", иными словами - "войны". Западным немцам, несмотря на провал разрядки, не хотелось возвращаться в состояние постоянной конфронтации с Востоком. Правоконсервативные политики, на что указывал после выборов политолог Г. Витткемпер, не учли появления "новых ценностных ориентации" у граждан ФРГ, которых уже невозможно было запугать гэдээровским социализмом (55). В последний день перед выборами, 4 октября, улыбающийся Штраус обратился со страниц своей газеты "Bayernkurier": в парламентских выборах 1980 г., заявил он, речь идет о "двух различных путях немецкой политики, за свободный путь или за социалистический путь" и что "только ХДС/ХСС способны спасти страну от народного фронта", от "капитуляции перед Советами", от "постепенного втягивания в советскую государственную систему". Как видим, лексикон у Штрауса остался на уровне его первой речи в бундестаге. ХДС/ХСС в четвертый раз подряд потерпели поражение, причем для христианских демократов результаты оказались наихудшими со времени выборов 1949 года. ХСС также понес потери: на федеральном уровне союз на 0,3 % обошла ненавистная Штраусу СвДП.

Поражение ХДС/ХСС на выборах 5 октября 1980 г. вызвало обширные комментарии в прессе ФРГ. Шеф-редактор журнала "Stern" X. Бремер отмечал, что имей ХДС на выборах кандитатом Альбрехта, Кипа или Штольтенберга - успех был бы обеспечен, помешал "баварский балласт". Обозреватели предлагали ХДС извлечь уроки из поражения и срочно начать "обновление" партии. У союза, писал французский политолог А. Гроссер, имеются все основания для "обновления": главное - заинтересованные в обновлении деятели, ибо не во всех организациях ориентируются на "линию Дреггера". Штраусу извлекать "уроки" было ни к чему. Кандидатом в канцлеры, при всем его стремлении и желании, он быть уже не мог. "Обновлять" свою партию не собирался: "Программу принципов" ХСС принял в 1976 г., на два года раньше, чем ХДС, и где за ХСС, по словам Штрауса, закреплен статус "народной партии", действующей в интересах Баварии, Германии и Европы (56).

Поражение Штрауса в какой-то мере ускорило распад социал- либеральной коалиции. 17 сентября 1982г. четыре министра от СвДП вышли из состава правительства. Руководство партии незначительным большинством одобрило союз с ХДС/ХСС. 1 октября Коль после вынесения вотума недоверия канцлеру Шмидту голосами депутатов от ХДС/ХСС - СвДП был избран новым канцлером. В марте 1983 г., после досрочных выборов в бундестаг и победы на них ХДС/ХСС, у Штрауса появилась возможность войти в правительство Коля. ХСС на выборах повторил свой лучший результат- 10,6 %, тогда как СвДП получила- 7,0 %. "Без ХСС и против него в Бонне ничего не сделать" - заявил Штраус, дав понять, что он не намерен просто так уступать. Формирование правительства заняло больше двух недель, и все эти дни шел торг: Штраус заявил было о вице-канцлерстве, но это место уже было обещано Геншеру в качестве награды за переход

стр. 87


СвДП в стан ХДС/ХСС, занятыми оказались министерства экономики, финансов, они достались соответственно графу О. Ламбсдорфу и Штольтенбергу, не удалось заполучить министерство обороны. Коль не желал, чтобы журналисты вновь вытащили нашумевший скандал с журналом "Der Spiegel". От второстепенных постов Штраус отказался сам. Коль, пишет Мазер, знал, что "свергнуть его можно лишь в результате вотума недоверия, выраженного совместно СДПГ и ХСС, опасаться чего при всей непредсказуемости политики лидера ХСС Штрауса ему не приходится" (57). Побежденным Штраус все же не выглядел: ему удалось провести в правительство пять представителей от ХСС, СвДП - получила три министерских поста, ХДС - восемь. Таким образом, Штраус сохранил свое влияние на политику в Бонне.

Вскоре председатель ХСС вновь оказался в центре внимания. Речь идет о нашумевшем кредите в миллиард марок для ГДР. Штраус выделяет это событие в отдельную главу в своих воспоминаниях, придавая тем самым особую значимость своему вкладу в развитие германо-германских отношений. Побудительные мотивы этого шага Штраус обосновывает тем, что ему не хотелось обострять в ГДР "кризисную ситуацию настолько, чтобы тяготы людей стали невыносимыми и дело дошло до взрыва" (58). Граждане ГДР вовсе не страдали от голода, страна входила в десятку развитых государств, но то, что кредит объективно укреплял режим Хонеккера, было очевидным как для противников Штрауса, так и его друзей. Хотя В июле 1983г. Штраус был вновь избран председателем ХСС, его авторитет явно снизился. Пошли разговоры, что Штраус "подкуплен", стал "предателем", раз встречается с Хонеккером, другими руководителями СЕПГ. Сам же Штраус сетовал, что его "миротворческий вклад" так и не оценили по достоинству, в то время как он "вывел из тупика ХДС и в особенности ХСС, предоставив им возможность для маневра", указав тем самым Геншеру, Ламбсдорфу, Штольтенбергу как следует действовать. Через год ФРГ выделила ГДР трехмиллиардный кредит. В своих мемуарах Штраус умалчивает, как и почему именно на него вышло руководство ГДР и в частности небезызвестный Шальк-Голодковский, статс-секретарь и начальник отдела коммерческого координирования при правительстве ГДР. Последовательный "борец с коммунизмом" вовсе не собирался рассказывать о своих давних контактах с руководством ГДР. Вольф пишет, что переговоры со Штраусом о выделении кредита велись столь секретно, что даже разведка не знала о них. Вся информация шла только через министра госбезопасности Э. Мильке и А. Шалька. Кстати, последний немедленно перевел полученный кредит за границу и разместил в банках, чтобы зарабатывать валюту для партноменклатуры. В декабре 1989 г. Шальк- Голодковский бежал из Восточного Берлина и был взят под защиту властями ФРГ, ибо вероятно не один Штраус был связан с этим опытным финансистом из СЕПГ (59).

Последний период в жизни Штрауса (1983-1988 гг.) был все же нелегким, несмотря на его страстное желание удержаться на гребне политической активности. 22 июня 1984г. в автомобильной катастрофе погибает Марианна Штраус. Гибель жены стала тяжелой утратой. Радовало то, что дочь Моника все активней входила в политику и по манере поведения очень напоминала отца. Придет время и ее будут уважительно называть "мать Бавария". В 1985г. Штраусу исполнилось 70 дет. Юбилей отмечался с размахом. На монетном дворе Мюнхена была отчеканена памятная медаль с его изображением, прошли многочисленные юбилейные мероприятия. Штраус стал почетным гражданином Регенсбурга и Ротта-на-Инне, ему присвоили почетную степень доктора в его родном университете в Мюнхене.

Политический портрет Штрауса был бы неполным без обращения к его взглядам на германскую историю. Историю он сравнивал с "компасом", зная ее можно двигаться дальше, не дожидаясь чьих-либо указаний. Он отстаивал "целостность", "неделимость" истории, какой бы трагичной она ни была. Широко известно его высказывание о необходимости "выйти из

стр. 88


тени Гитлера". Многие истолковывали эти слова, как намерение "обелить Гитлера" и нацистский режим. Естественно, таких целей Штраус не ставил. Он был против того, чтобы немецкий народ постоянно чувствовал на себе вину Гитлера. В 60-е годы Штраус писал, что задачей правительства "является преодоление искажений немецкой истории и образа Германии, которые имеют место на Западе и на Востоке". "Немецкий народ, - заявлял он, - нельзя оклеветать, не искажая истории, нельзя односторонне оценивать немцев как нацию с деградирующими уголовными инстинктами, потенциально опасную для своих соседей и мира во всем мире". Обращаясь к военному прошлому, Штраус преуменьшал вину немцев в годы нацистского режима, говоря о том, что не они одни совершали военные преступления. Он решительно возражал против "вины всего народа" и оспаривал законность тех обвинений, что были предъявлены Германии после краха третьего рейха. В книге "Заповеди свободы", богатой на экскурсы в германскую и мировую историю, Штраус останавливается на значении истории в поддержании и развитии национального самосознания. Консерваторы без каких-либо предубеждений смело прибегали к таким понятиям как "отечество", "родина", "нация", "государство", "патриотизм", в то время как социал- демократы игнорировали эти понятия. Поэтому иной реакции, что последовала за "новой восточной политикой" Брандта, и нельзя было ожидать (60). Консервативный историк Г. Шепс писал по этому поводу, что "происходит прощание с Германским рейхом, с немецкой историей, с немецкой традицией. Немцы Федеративной республики, - заключал он, - бедные собаки: народ без прошлого, который из-за этого не может иметь и будущего" (61). Штраус стремился не допустить подобной ситуации. Для него важно, чтобы немцы не утратили чувства "любви к родине", "единому отечеству", так как у них "общая национальная история". В 80-е годы представители ХДС/ХСС принимали активное участие в мероприятиях различных "землячеств" и "союзов изгнанных", что именовалось как "рост реваншистских настроений" в ФРГ (62). Консерваторов беспокоило то, что "германский вопрос" в 80-е годы фактически утратил значимость для немцев. Если в 1965г. опросы показывали, что в 45 % ответов граждане ставили "германский вопрос" на первое место, то в 80-е годы их больше беспокоили экономические проблемы, проблемы безопасности, ядерного разоружения и проблемы АЭС, а "германский вопрос" представлялся уже не актуальным (63). В своих обращениях к истории Штраус резко полемизирует с марксизмом, по его мнению коммунисты повернули историю вспять. Он, как ему казалось, нашел действенное противоядие: "свобода вместо социализма", именно на этом пути Штраус видел и решение "германского вопроса".

Судьба распорядилась таким образом, что в конце жизни Штраус совершил быть может самый главный, самый важный для себя визит: в декабре 1987 г. он побывал в Советском Союзе. Встречи западных политиков с М. С. Горбачевым становились неким ритуальным действием и Штраус не скрывал того, что он добивался приема в Кремле. До Штрауса были встречи и переговоры Горбачева с Колем, Геншером, которые закрепили линию на нормализацию отношений между СССР и ФРГ. В СССР приезжали Брандт, О. Лафонтен, президент ФРГ Р. фон Вайцзеккер, И. Pay, Л. Шпэт, так что Штраус был далеко не первым, кто хотел встретиться с советским лидером. Поездка в Москву проходила с 28 по 31 декабря. Штраус сам вел самолет марки "Сессна", эта модель стала известна у нас после сенсационного полета М. Руста. Штраусу пришлось блеснуть мастерством, посадка была ночью, на обледеневшую полосу. Встреча в Кремле состоялась 29 декабря. Вместе со Штраусом был Т. Вайгель, предполагаемый преемник на посту председателя ХСС. Штраус не скрывал своего волнения: его, бывшего солдата вермахта, председателя правой консервативной партии, противника коммунизма и советской системы принимал Генеральный секретарь ЦК КПСС. Сам факт этой встречи уже говорил, что холодная война завершается, Европа и мир вступили в новую фазу, развитие которой во многом будет определяться действующими в то время

стр. 89


политиками. Что вынес Штраус из этой встречи? По его представлениям СССР оставался развивающейся страной, за исключением военных отраслей. Поэтому желание Горбачева идти по пути сокращения вооружений было поддержано Штраусом, тем более что эти сокращения не затрагивали военного потенциала ФРГ. Штраус, конечно, высказал советскому руководителю свою позицию по германскому вопросу. Он не настаивал на немедленном объединении Германии, заявив, что "ключ к объединению свободной Германии находится в Москве, а не в Вашингтоне". Штраус посетил также немецкое кладбище в районе Люблино, где захоронены останки 596 немецких военнопленных (64).

Кончина Штрауса была неожиданной. 22 сентября 1988 г. он участвовал в работе конференции европейских консервативных партий, проходившей на Родосе, 26 сентября возвращается в Мюнхен, где проводит заседание правительственного кабинета, посещает новый ракетный полигон в Аугсбурге, принимает участие в открытии ежегодного осеннего праздника. Впереди предстояли важные партийные дела, и Штраус решил отдохнуть. Он отправился на охоту в лесные угодья своих баварских друзей, в Регенсбург, где проживали князь Тюри унд Таксис и его молодая жена Глория. На место охоты должны были следовать автобусом. Перед посадкой Штраус вдруг сказал: "Подождите, перелет немного был утомительным. Подождите немного..." - это были его последние слова. Потеряв сознание, Штраус упал. Искусственное дыхание и массаж через 12 минут восстановили жизнедеятельность организма. Его доставили в клинику в Регенсбурге, где была сделана операция и куда уже прибыли родственники и члены баварского правительства. Каждый надеялся, переживал, молился. 3 октября, через 44 часа после первого удара, сердце перестало биться. Не приходя в сознание Франц Йозеф Штраус скончался (65).

Для Баварии, ФРГ смерть Штрауса была тяжелой утратой. Гроб с телом умершего был перевезен в Мюнхен, где во дворце принца Карла был выставлен для прощания. Десятки тысяч мюнхенцев, а также прибывших из других земель ФРГ пришли попрощаться со Штраусом, которого все же любили и уважали несмотря ни на что. На похоронах присутствовали все политическое руководство ФРГ, официальные представители от многих стран. 8 октября 1988 г. Ф. И. Штраус был похоронен на кладбище небольшого прихода Ротт рядом с женой.

В 1995 г. отмечалось 80-летие со дня рождения Ф. И. Штрауса. "Bayernkurier", подчеркивая его заслуги в деле объединения Германии и Европы (он был одним из первых, кто настойчиво и постоянно напоминал, что Польша, Чехословакия, Венгрия, Румыния, Болгария также принадлежат Европе, как и Голландия, Бельгия и Швейцария), писала в номере от 21 октября: "Ф. И. Штраус не дожил до Дня германского единства - 3 октября 1990г., но его всегда будут вспоминать в этот день, ибо его кончина пришлась на это число, а это больше, чем случайное совпадение".

Примечания

1. См. WUST H. Franz Josef Strauss. Munchener Portrats. Bd. 5. Munchen. 1957.

2. GAUS G. Zur Person: von Adenauer bis Wehner: Portraits in Frage und Antwort. Koln. 1987;

DAHLBERGTh. Franz Josef Strauss: Portrait eines Politikers. Gutersloh. 1968;

HANITZSCHD. Ich, Franz Josef. Munchen. 1983; HENKELS W. Neue Bonner Kopfe. Wien. 1977; ZIERERO. Franz Josef Strauss: ein Zebensbild. Munchen. 1979; ZIMMERMANN U. Unvergessen: Franz Josef Strauss - das war mein Leben. Passau. 1988.

3. Franz Josef Strauss: GroBer Bildband. Percha. 1979; Franz Josef Strauss - der Mensch und der Staatsmann: ein Portrat. Percha. 1984; Franz Josef Strauss. Tondokumente im Schallarchiv des Bayer. Rundfunks, 1952-1988. Munchen. 1991.

4. Personlichkeit und Politik in der BRD: Politische Portrats. Gottingen. 1982; Franz Josef Strauss: der Charakter und die Maske, der Progressive und der Konservative, der Weltmann und der Hinterwaldler. Frankfurt am Main. 1989; BOLESCH H. 0. Franz Josef Strauss: anekdotisch. Munchen. 1969; KLEIN H. Anekdoten uber Franz Josef Strauss. Vorwort Franz Josef Strauss: Karikaturen Gerhard Jaksch. Perscha. 1980.

стр. 90


5. См. STRAUSS F. J. Grundfragen deutscher Politik. Munchen. 1965; ejusd. Entwurf fur Europa. Stuttgart. 1979; ejusd. Deutschland -Deine Zukunft. Stuttgart. 1975; ejusd. Zur Lage. Stuttgart. 1979; ejusd. Gebote der Freiheit. Munchen. 1980. ejusd. Finanzpolitik: Theorie und Wirklichkeit. Frankfurt am Main. 1966; ejusd. Die Finanzverfassung. Munchen. 1969.

6. STRAUSS F. J. Erinnerungene. BrL 1989; ШТРАУС Ф. И. Воспоминания. М. 1991.

7. Известия, 2.1.1992.

8. ФРЕНКИН А.А. Западногерманские консерваторы: кто они? М. 1990, с. 107.

9. ZIERER О. Ор. cit., S. 20.

10. Franz Josef Strauss. Eine kurze Biographic. Archiv fur Christlich-Soziale Politik (ACSP) der Hanns^Seidel-Stiftung. Munchen.

11. ШТРАУС Ф. И. Ук. соч., с. 34.

12. DAHLBERG Th. Ор. cit., S. 5-7.

13. БИСК. И. Я. История повседневной жизни населения в Веймарской республике. Иванове. 1990,с.119-121.

14. DAHLBERG Th. Ор. cit., S. 100.

15. ENGELMANNB. Schwarzbuch: Strauss, Kohl Co. Koln. 1976; ejusd. Das neue Schwarzbuch:

Franz Josef Strauss. Koln. 1980.

16. См.: ШРАГИНВ. "Штраус-война". М. 1967.

17. ШТРАУС Ф. И. Ук. соч., с. 56.

18. ZIERER О. Ор. cit., S. 56.

19. Ibid., S. 33.

20. ENGELMANN В. Das neue Schwarzbuch, S. 27.

21. Штраус считал, что раскол Европы, когда ее восточная часть стала социалистической, неизбежно будет порождать конфронтацию, но это отнюдь не означало, что Штраус "призывал к войне". См.: STRAUSS F. J. Herausforderung und Antwort. Programm fur Europa. Stuttgart. 1968, S. 59.

22. Bulletin, 11.X.1998, S. 190-191.

23. СЕМИРЯГА М. И. Как мы управляли Германией. М. 1995, с. 190-191.

24. См.: ЭРХАРД Л. Полвека размышлений: Речи и статьи. М. 1993.

25. ШТРАУС Ф. И. Ук. соч., с. 77.

26. TORMINW. Geschichte der deutsche Parteien seit 1848. Stuttgart. 1966, S. 266, 231.

27. ШТРАУС Ф. И. Ук. соч., с. 122.

28. За рубежом, 1975, N 23. с. 18.

29. STRAUSS F. J. Bundestagsreden. Bonn. 1969, S. 1-6, 14-39.

30. ШТРАУС Ф. И. Ук. соч., с. 172.

31. Die Kabinettsprotokolle der Bundesregierung. Bd. 5. 1952. Boppard am Rhein. 1989, S. 164- 165.

32. ШТРАУС Ф. И. Ук. соч.. с. 275.

33. ВОЛЬФ М. Игра на чужом поле. 30 лет во главе разведки. М. 1998, с. 93.

34. SCHMUCKLEG. Die Bundeswehr- vom Nullpunkt an. In: Anspruch und Leistung Widmungen fur Franz Josef Strauss. Stuttgart. 1980, S. 69-81.

35. ZIERER О. Ор. cit., S. 270-272.

36. SCHOPS J. Die Spiegelaffare das Franz Josef Strauss. Spiegel Buch. Hamburg. 1983.

37. ШТРАУС Ф. И. Ук. соч., с. 418-419.

38. БРАНДТВ. Воспоминания. М. 1991, с. 173.

39. VOGEL H. Solide Finanzpolitik. Franz Josef Strauss als Bundesfmanzminister. In: Anspruch und Leistung Widmungen fur Franz Josef Strauss, S. 94-108.

40. О разногласиях внутри ХДС/ХСС и позиции Штрауса в ходе обсуждения "восточных договоров" см.: НАСКЕ G. Die Ost - und Deutschlandpolitik der CDU / CSU: Wege und Irrwege der Opposition seit 1969. Koln. 1975; ШТРАУСС Ф. И. Ук. соч., с. 452-453.

41. SCHUSTER F. Ein Kanzlerkandidat des GroBkapitals Dregger. Frankfurt am Main. 1971, S. 23.

42. ШТРАУС Ф. И. Ук. соч., с. 444; БРАНДТ В. Ук. соч., с. 297.

43. ВОЛЬФ М. Ук. соч., с. 149-152.

44. PRIDHAM G. Christian Democracy in Western Germany. The CDU / SCU Document and Opposition, 1945-1976. N. Y. 1977, p. 219.

45. ENGELMANNB. Das neue Schwarzbuch, S. 180.

46. Der Spiegel, 1976, N 38, S. 26. -47, X. Гайслер принял активное участие в разработке новой программы ХДС, принятой в 1978 г., назвав ее "документом решающего духовного обновления ХДС в оппозиции".

47. См. Deutsches Monatsblatt. Sonderbeilage. 1973, N 3.

стр. 91


48. МАЗЕР В. Гельмут Коль. М. 1993, с. 118.

49. ДЕМИН А. А., ЛАВРОВ С. Б. ФРГ сегодня. Л. 1973, с. 359.

50. ПАВЛОВ Н. В. Внешняя политика ФРГ: концепции и реалии 80-х годов. М. 1989, с. 54.

51. Der Spiegel, 1979, N 23, S. 20; Rheinische Post, 26.III, 2.VI.1979; Bayernkurier, 2.VI.1979.

52. Der Spiegel, 1979, N 38, S. 30-31.

53. LATTMANND. SchriftsteUer und Politiker 1980.- Neue GeseUschaft, 1980, Н. 4, S. 312- 314; ZIPFELG. Die Frauenbewegung und der "Starke Mann".- Blatter fur deutsche und intemationale Politik, 1980, N 3, S. 318-325; ACHENBACHV. Jugend gegen Franz Josef Strauss. - Marxistische Blatter, 1980, Н. 1, S.44-48; Blatter fur deutsche und Internationale Politik, 1980, N 7, S. 879--880.

54. См. KOCH P. Das Duell: Franz Josef Strauss gegen Helmut Schmidt. Hamburg. 1979.

55. WITTKAMPER G. Die drei Fehler der Union,- Politische Meinung, 1980, Н. 192, S. 5-6.

56. Stern, 1980, N 42, S. 348-349; Vorwarts, N 42, 9.X.1980; Portrat einer Partei. ACSP. Hanns-Seidel-Stiftung. Munchen.

57. МАЗЕР В. Ук. соч., с. 84.

58. ШТРАУС Ф. И. Ук. соч., с. 475.

59. Megapolis - Express, N 30, 22.XI.1990.

60. STRAUSS F. J. Gebote der Freiheit. Munchen. 1980, S. 51-52; ejusd. Entwurf fur Europa, S.153.

61. ЭЛЬМЛ. Новый консерватизм. Идеология и политика одного реакционного течения в ФРГ. М. 1980, с. 96.

62. См. HERDE G. Revanchismus in der Bundesrepublik: kein Thema mehr? - Blatter fur deutsche und intemationale Politik, 1984, Н. 8; Реваншизм: идеология, практика. М. 1985; Реваншисты. М.1987.

63. RYTLEWSKI R. OPPDE HIPT М. Die Bundesrepublik Deutschland in Z^ahlen 1945/49-1980. Munchen. 1987, S. 172.

64. Frankfunrter Allgemeine Zeitung, 8.1.1988.

65. Abschied vom bayerischen Ministerprasidenten Dr. h. c. Franz Josef Strauss. Eine Dokumentation. Munchen. 1988, S. 16-17; Der Spiegel, N 41, 1988, S. 28-29.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/Франц-Йозеф-Штраус

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Б В. Петелин, Франц Йозеф Штраус // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 21.04.2021. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/Франц-Йозеф-Штраус (date of access: 11.05.2021).

Publication author(s) - Б В. Петелин:

Б В. Петелин → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
59 views rating
21.04.2021 (20 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
РЕФОРМА ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА 1906 ГОДА
3 days ago · From Беларусь Анлайн
Встречайте лучшие книги о любви на май 2021 года
6 days ago · From Беларусь Анлайн
СОВЕТСКИЙ СОЮЗ И ЕВРОПЕЙСКИЕ ПРОБЛЕМЫ: 1933 - 1934 ГОДЫ
Catalog: Право 
6 days ago · From Беларусь Анлайн
ПЕРЕПИСКА И ДРУГИЕ ДОКУМЕНТЫ ПРАВЫХ (1911 - 1913)
Catalog: История 
6 days ago · From Беларусь Анлайн
Исторические этюды о Французской революции. Памяти В.М.Далина (к 95-летию со дня рождения)
Catalog: История 
7 days ago · From Беларусь Анлайн
Инок Рауэлл - О.Б.Подвинцев
Catalog: История 
7 days ago · From Беларусь Анлайн
СГОВОР СТАЛИНА И ГИТЛЕРА В 1939 ГОДУ - МИНА, ВЗОРВАВШАЯСЯ ЧЕРЕЗ ПОЛВЕКА
Catalog: История 
8 days ago · From Беларусь Анлайн
ИЗЪЯТИЕ ЛОШАДЕЙ У НАСЕЛЕНИЯ ДЛЯ КРАСНОЙ АРМИИ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
Catalog: История 
8 days ago · From Беларусь Анлайн
ДОНЕСЕНИЯ Л. К. КУМАНИНА ИЗ МИНИСТЕРСКОГО ПАВИЛЬОНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ, ДЕКАБРЬ 1911 - ФЕВРАЛЬ 1917 ГОДА
Catalog: История 
8 days ago · From Беларусь Анлайн
ДОНЕСЕНИЯ Л. К. КУМАНИНА ИЗ МИНИСТЕРСКОГО ПАВИЛЬОНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ, ДЕКАБРЬ 1911- ФЕВРАЛЬ 1917 ГОДА
Catalog: История 
9 days ago · From Беларусь Анлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Франц Йозеф Штраус
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2021, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones