BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-1092

Share with friends in SM

В 1921 г. советская Россия перешла к нэпу, что открыло возможности для выхода из хозяйственного коллапса и политического тупика, создало предпосылки для завершения широкого вооруженного противостояния. К этому времени в обществе уже сформировались более или менее устойчивые группы: "бывшие люди", краскомы, военспецы, "церковники" и другие. В изменившихся условиях у них появлялись новые стратегии выживания, карьеры, изменялся социально-экономический и политический статус. Такой группой были матросы, испытавшие выразительную эволюцию уже в течение 1917 - 1921 годов1. Еще одним сообществом, многочисленным и активным, оказались красные партизаны. Они оформились в качестве новой социальной группы, сплоченной общей борьбой и общим настроем. Партизаны составили консорции, если использовать термин Л. Н. Гумилева2, сориентированные на вожака, командира, как правило, выходца из той же простонародной среды.

По краснопартизанскому движению 1918 - 1922 гг. в советской историографии создано немало работ, включая обобщающие труды3. Бытие же этих людей в 1920-е-1930-е гг. продолжает оставаться в тени. Между тем, данная немалочисленная группа проявляла высокую социальную активность.

Вопрос о численности партизан вряд ли имеет однозначный ответ. В позднесоветской историографии содержатся данные о сотнях тысяч партизан4. Конечно, основной костяк, кадры партизан были в разы меньше.

В партизанском движении соединялись весьма разные побуждения и силы. Сословная, казачье-крестьянская, вражда на Юге могла делать партизан из зажиточных кубанских иногородних и ставропольских крестьян. В Сибири в партизанских районах собирался уголовный элемент, приисковые рабочие и другие подвижные и слабоконтролируемые любой властью группы. Партизанскую элиту составляли отряды, сложившиеся на родственной основе или вокруг вожака - охотника, драчуна, смельчака и т.п.5. В партизаны подавались самогонщики, спасаясь от преследования властей6.

Нэп породил выразительно кризисные явления в партии, ВЧК/ГПУ/ ОГПУ. Эпидемия самоубийств среди коммунистов пришлась на 1925-й -


Посадский Антон Викторович - доктор исторических наук, профессор Поволжской академии государственной службы им. П. А. Столыпина. Саратов.

стр. 78

самый благополучный нэповский год. Суициды, нервные заболевания стали уделом многих из тех, кто не видел иного пути, кроме мировой, "перманентной" революции, силового решения социально-хозяйственных задач. М. Зощенко в рассказе "Прелести культуры" точными штрихами передает житейское измерение нахлынувшей с окончанием гражданской войны и переходом к нэпу "буржуазности". Может быть, наиболее чувствительно перемены ударили по бывшим красным партизанам. Между тем, к началу 1920-х годов в стране их были многие десятки тысяч. Причем опыт войны у этих людей был самый жестокий, без правил и пощады. С одной стороны, они являли собой один их ярких добровольческих компонентов новой власти и в этом смысле должны рассматриваться как ее опора. С другой же стороны, красные партизаны, почти поголовно выходцы из деревни и зачастую ее бедняцких слоев, во многом психологически не совпадали с прокламированной советской властью "регулярностью" в военном строительстве, маневрированием в аграрной политике.

Наиболее выразительно это проявилось в Сибири. После крушения колчаковского фронта красные партизаны осознавали себя победителями и были шокированы последующим развитием событий: разоружение, переучивание командиров у "спецов" - вчерашних белых, тяжелая разверстка. Это вызвало представления об укрепившейся власти как о не народной, не русской, которую необходимо ликвидировать. Возникло (уже бытовавшее в Центральной России) противопоставление большевиков - победителей Колчака - коммунистам-притеснителям7. Г. Х. Эйхе прямо писал об успешности обуздания сибирской партизанщины, ввиду чего удалось не допустить "сибирской махновщины или григорьевщины"8. Махновщины не получилось, но возникло такое зловещее явление, как "красный бандитизм", наиболее сильный именно в Сибири. В нем участвовали и сельские партячейки, и милиционеры, и совработники. В основном это были кадры красных партизан, встроенные в новую систему власти. Налицо попытка "прямого действия" с мотивом добить тех, кого считали врагами9. Особенно болезненно недавние партизаны реагировали на разного рода "бывших" и "белогвардейцев", которых советская власть привлекала на службу. Характерным было Шарыповское дело - убийство в феврале 1921 г. около 40 крестьян бывшими партизанами, милиционерами и коммунистами под руководством М. Х. Перевалова - деятельного партизана в Ачинском уезде Енисейской губернии. В следующие месяцы 1921 г., группируя вокруг себя недавних партизан, он шантажировал власть, публично высказываясь о пробравшихся на посты "белогвардейцах" и "гадах". Характерные речи звучали и на суде. Защитник: "Это была даже не гражданская война, а война зверей, где каждая из борющихся сторон искала возможности отомстить". Сам Перевалов: "Я - зверь, я привык к трупам, я тащил их за собой все эти годы. Я убивал за Советы, мысль о смерти стала привычной - все равно умирать". Все осужденные убийцы были весьма быстро амнистированы и помилованы10. Интересно, что в конце 1919 г. этот же Перевалов разоружил небольшую анархо-бандитскую группу, откровенно бесчинствовавшую, и расстрелял ее командиров11. Так что страшная жестокость не имела оттенка перерождения политического движения в разбойничье, являясь в глазах исполнителей естественным следствием борьбы с врагом на уничтожение. Молва связывала с переваловской эпопеей и А. Д. Кравченко - одну из знаковых фигур партизанского движения в Сибири. Он даже подвергся аресту и вынужден был обращаться в Сибирское бюро ЦК РКП(б)12.

Сибирский "красный бандитизм" властям удалось преодолеть на протяжении 1921 - 1922 годов. Однако сходные настроения сохранялись. Так, в

стр. 79

самом конце 1922 г. в Омской губернии настроение деревни было "крайне неудовлетворительным" из-за чрезмерности продналога и откровенных безобразий при его взимании. В деревне Ключевая Татарского уезда многие крестьяне отказались от выполнения налогов под влиянием агитации недавних красных партизан, "политически крайне неразвитых. Эта партизанская организация чисто военная и представляет политическую угрозу уезду"13. В одной из волостей Красноярского уезда был сформирован отряд для борьбы с бандитизмом из бывших красных партизан; отряд пьянствовал и занимался избиениями зажиточных14. В феврале 1923 г. в Приморье легендарной личностью, очевидно, робингудовской окраски, среди обывателей слыл красный партизан Шевченко. Ходили разговоры о том, что в его подчинении пятнадцатитысячный отряд15. Летом 1923 г. в Новониколаевской губернии настроение крестьян ухудшалось из-за взимания трудгужналога; на этом фоне возвращалось влияние кулачества. Сельсоветы и волисполкомы работали плохо, сельская милиция бесчинствовала, партийные организации в деревнях не подчинялись дисциплине и не сдавали оружие, несмотря на распоряжения частей особого назначения (ЧОН)16. Как раз в милиции и низовых ячейках и аккумулировались, скорее всего, местные красные партизаны. Показательно, что зловещая эпопея "красного бандитизма" не ограничивалась Сибирью. В конце 1923 г. власть фиксирует появление на Украине нового, "советского" вида бандитизма, "вытекающего из тяжелого экономического положения незаможников, до нэпа активно участвовавших в раскулачивании деревни и в борьбе с бандитизмом из-за незакономерных действий местной власти"17.

Нельзя не отметить, что какие-то обертона, близкие изучаемой нами категории, пытались уловить или использовать совершенно иные силы. В том же 1923 г. ОГПУ докладывало, что одна из монархических группировок в Кубано-Черноморской области разработала проект будущего России на основе трех тезисов: анархизм, социализм, монархизм18. Нам неизвестна логика составителей, но можно предполагать попытку увязать традиционную русскую государственность с настроениями пореволюционных масс и изменениями, произошедшими в результате революции.

В мае 1925 г. вновь отмечено тревожное положение на Украине: незаможники там оказались в оппозиции ко всей деревне. В результате они или забиты, или встают на путь террора. Во многих случаях отмечены поджоги кулацких домов, анонимки с угрозами поджога и убийства. В Сибири фиксировалось разочарование советской властью со стороны новоселов-бедняков - бывших красных партизан. Они находились на советских и общественных постах, имея слабые хозяйства. Поворот "лицом к деревне" привлек к власти более состоятельные слои деревни, партизанам пришлось покидать теплые местечки, что резко ухудшало их материальное положение. В Забайкалье распространялись воззвания за подписями партизан со словами о "подлом обмане", разорении, о том, что пришли "бандиты" на готовое, не ими завоеванное19. В ноябре того же года на почве бестоварья в Забайкалье замечены близкие рассуждения: "Нас обманули, сколько мы партизанили, но ничего не добились, товара нет, а за границей его много и все дешевле"20. Приграничный район позволял сравнивать, что оптимизма не добавляло.

Обзор ОГПУ за декабрь 1926 г. содержал уже раздел "Предвыборные настроения красных партизан на Северном Кавказе". В этом регионе была отмечена тенденция к самоорганизации бывших красных партизан. В Вешенском районе Донецкого округа группа партизан и демобилизованных красноармейцев во главе с местными ответработниками "в связи с тяжелым материальным положением и безработицей" подала заявление местным властям с требованием созыва конференции красных партизан и выбора "коми-

стр. 80

тета содействия партизан". Это требование сопровождалось появлением довольно агрессивных по тону прокламаций с призывом к партизанам победить на выборах в районе "узурпаторов и их приспешников"21. С этих пор рассуждения о необходимости организоваться с экономической или политической мотивацией становятся обычными в среде красных партизан.

1927 г. принес резкое обострение международной обстановки, сопровождавшееся напористой политической пропагандой. В низах эта ситуация получала свои интерпретации, оживляла надежды и страхи. Обзор ОГПУ за июнь 1927 г. сообщал, что убийство Войкова, разрыв с Англией "весьма остро" волнуют крестьянство, у "громадного большинства" крестьян создалось убеждение в намерении Англии и Польши напасть на СССР. Однако ожидалась эта война с разными чувствами. "Беднота и бывшие красные партизаны, в основном будучи настроены оборончески, в то же время в лице своих наиболее активных элементов часто проявляют советско-патриотические настроения". То есть не просто оборонческое, но активно-оборонческое настроение, насколько можно понять приведенный пассаж. Кулачество демонстрировало пораженческие настроения, прежде всего на Правобережной Украине, в польских районах Белоруссии, казачьих районах Северо-Кавказского края (СКК) и некоторых округах Дальневосточного края (ДВК). На Украине в это время отмечались "комбедовские" настроения незаможников; речь шла о необходимости очистить тыл перед войной, уничтожить контрреволюционеров. В СКК большая часть красных партизан проявляла готовность идти защищать СССР, а меньшая - демонстрировала антисоветские настроения и нежелание идти на фронт. Это происходило на фоне трудного материального положения, нехватки земли, безработицы. Иногородние паниковали в преддверии войны, начинали разъезжаться, опасаясь массовой расправы казаков при перемене власти. Июльский обзор за тот же год отмечал, что в СКК "значительное большинство" бывших красных партизан и демобилизованных настроены воинственно, готовы забыть "обиды" и воевать в случае начала военных действий. Реже в этой среде звучали пожелания прежде перебить "портфельщиков". Оживление антисоветских кругов в преддверии войны вызывало у партизан настроения "посчитаться с кулачьем" в тылу. Летом 1927 г. в СКК нарастал антагонизм между казаками и иногородними, красными партизанами и кулаками. В повестке дня были взаимные расправы. Партизаны были озлоблены притеснениями и насмешками кулаков. В одном из сел Ставропольского округа зажиточные противодействовали землеустройству. Бывшие красные партизаны в ответ готовили расправу. Один из партизан предложил милиционеру убить "2 - 3 кулаков", в хозяйстве зажиточного был совершен поджог. В этой борьбе возникали трагикомические ситуации. Так, один зажиточный бывший партизан из-за травли сотоварищей-партизан перешел на их сторону в сельском противостоянии и выражал готовность "расправиться с кулачьем в случае войны". В станице Ладожской Кубанского округа бывшие партизаны выражали острое недовольство высоким налогом и непредоставлением льгот. Особое возмущение партизан вызвала отмена введенных накануне скидок по налогу: "Даешь вторую войну. Пойдем бить тех, кто облагает красных партизан". Партизаны планировали отправку делегата к К. Е. Ворошилову с жалобой на местные власти. Один из партизан, казак, выразился так: "Налог и страховку берут, а не разрешают организовывать союз хлеборобов и устраивать свои собрания красным партизанам... Мы бы давно разогнали всякую сволочь и добились снижения налога".

В Сибири "значительная часть" бывших партизан проявляла антигородские и антисоветские настроения из-за тяжелого материального положения, недовольства отсутствием налоговых льгот, лишения избирательных прав.

стр. 81

Такой настрой отмечался в Барнаульском и Каменском округах. Бывший видный партизан в Каменском округе заявил прямо и незатейливо: "Я устрою так, чтобы над нами эти сволочи коммунисты не смеялись. Они, гады, наше ленинское завоевание извратили, попробую достать несколько штук гранат и поколочу некоторых бюрократов. Подберу для осуществления своей цели хороших надежных ребят, захватим деньги из Госбанка, отберем у пожарников автомобиль и уедем в тайгу". В селе Минусинского округа предсельсовета - бывший партизан созвал совещание партизан и предложил устроить в селе "Варфоломеевскую ночь", вырезав в первую очередь лишенцев и политически неблагонадежных. В Барнаульском округе в связи с разговорами о войне бывшие партизаны заявляли намерение сделать чистку, перебить ответработников, а потом уже идти на фронт. 25 июля Барнаульский окротдел ОГПУ докладывал уже об антисоветских настроениях части бывших партизан, преимущественно исключенных из партии, в связи с международными событиями. Они выразились в угрозах "бумажным партийным" и вообще коммунистам, требованиях льгот для партизан. Один из них составил в этом духе проект письма Сталину от имени 22 партизан, но желающих подписать не нашлось. Осенью 1927 г. в Барнаульском округе (Зыряновка) после избиения бывшего партизана зажиточными, некоторые партизаны стали распродавать имущество и разъезжаться из села: "Нет возможности жить, мы же завоевывали власть и нас же преследуют те, которых мы били"22. В начале октября на станции Ачинска 70 партизан встречали гроб с телом погибшего при неясных обстоятельствах в Монголии П. Е. Щетинкина - одного из известных партизанских командиров. В речах слова скорби соседствовали с критикой местных властей за слабую поддержку и заверениями в преданности советской власти в целом. Власти не согласились на запланированную партизанами манифестацию23.

На Дальнем Востоке большинство партизан было настроено сражаться, а часть выступала как пораженцы на почве плохого материального положения. Некоторые из последних в связи со слухами о войне намеревались расправиться с "бюрократами-коммунистами и не ходить воевать". В Шилкинском районе бывшие забайкальские партизаны, в числе которых были члены ВКП(б), готовили нелегальный съезд, опять-таки, с комбедовскими тенденциями. Летом 1927 г. в Благовещенске собралась группа бывших амурских партизан из 14 человек (половина - члены и кандидаты в члены ВКП(б)) и обсудила вопрос о создании "Общества подпольных работников и участников партизанской войны" с целью объединения партизан и улучшения их материального положения. Собрание избрало инициативную тройку и выработало устав. Запрет на регистрацию общества не заставил партизан отказаться от своей идеи.

Не только Северный Кавказ и Сибирь отреагировали на внешнеполитический кризис. Казачье-крестьянская рознь обострилась и в Нижнем Поволжье. В это время комбедовские настроения бедноты - в случае войны "передавить" кулаков - вспыхнули и в Центральном районе, в частности, в Тамбовской губернии24.

Обрисованные настроения развивались параллельно с настроем антисоветских кругов деревни устроить "Варфоломеевскую ночь" красной части села в случае войны.

В начале 1928 г. в Алейском районе Барнаульского округа на официальной беседе бывший красный партизан выступил с призывом к сопротивлению, сославшись на вопиющие факты гибели в буран десятков людей и лошадей при гужевой повинности25. Около середины 1928 г. развернутое письмо в крестьянскую газету г. Камень (Сибирь) написал, видимо, бывший партизан М. В. Дуров. Обильно ссылаясь на Евангелие, он настойчиво проводил мысль

стр. 82

о том, что у власти вновь бывшие люди, которых партизанам не дали уничтожить26. Братство русской правды уже в начале 1929 г. заметило, что в Сибири "красные партизаны времен Колчака" первыми идут в повстанцы27. В мае 1929 г. по Северному Кавказу отмечались как одобрение бывшими партизанами хлебозаготовок и нажима на кулака, так и отрицательные настроения, сводившиеся к представлениям о скорой гибели крестьянства28.

Советско-китайский конфликт привлек внимание крестьянства и оживил многие настроения 1927 года. Летом 1929 г., в связи с событиями на КВЖД, дальневосточные красные партизаны в основном готовы были в случае надобности идти на фронт. В то же время в Ильинке Хабаровского округа, в связи с появлением банд, кулаки агитировали следующим образом: "Дело коммунистов плохое, все бывшие партизаны от них откалываются, не сегодня-завтра придут белые, которых поддержит крестьянство и тогда пойдет резня коммунистов и им сочувствующих"29. В другом документе ОГПУ по ДВК сказано, что в краснопартизанской среде китайский конфликт сразу вытеснил имевшееся недовольство властью, сменив его "дружеской готовностью сейчас же выступить на защиту СССР". При этом вновь отмечалось желание заблаговременно уничтожить карателей и весь антисоветский элемент, и тогда, не опасаясь за семьи, идти на фронт30. В Нижневолжском крае (НВК) также многие партизаны подали заявления о вступлении в добровольческие отряды в связи с конфликтом на КВЖД. В частности, в городе Пугачеве все бывшие партизаны и красногвардейцы записались в армию на случай объявления войны. Многократно высказывалась готовность проучить буржуазию, доказать преданность с винтовкой в руках и т.п.31.

Тем временем на деревню накатывалась первая волна сплошной коллективизации. Это событие иногда рассматривают как гражданскую войну, для чего есть основания. Проследим как в данных обстоятельствах распределились силы бывших красных партизан. Следует сказать, что власть стремилась знать положение дел в беспокойной среде. В ноябре 1929 г. из информационного отдела ЦК ВКП(б) по партийной линии поступило циркулярное письмо. В нем предлагалось срочно представить сведения о красных партизанах в определенном "разрезе". Документ содержал следующие позиции. Прежде всего, состав бывших красных партизан (численность по районам, социальное и имущественное положение, партийная прослойка), а также сведения о материальной помощи этой категории со стороны советских, хозяйственных, общественных и иных органов. Далее требовалось оценить настроение партизан, а именно: их участие в политических кампаниях, отношение к партийным и советским органам, роль в классовой борьбе в деревне и т.п. Предлагалось охарактеризовать движение за самоорганизацию бывших красных партизан, то есть выявлялось ли стремление создавать отдельные организации, характеристики инициаторов, лозунгов и программных установок, охват партизан этими объединениями; оценить политическую работу среди них (в том числе выдвижение на руководящие должности, использование их активной позиции). Наконец, требовалось дать выводы и предложения по состоянию указанной категории граждан и возможностям улучшения работы среди них32. Как видно, степень подробности запрашиваемых сведений демонстрирует серьезность вопроса для руководства. Сразу следует сказать, что учеты на местах были поставлены из рук вон плохо, и собрать необходимые достоверные сведения оказалось делом непростым. Так или иначе, в перипетиях коллективизации красные партизаны оказались очень заметны, причем в разных ролях.

В декабре 1929 г. в станице Махошевской Майкопского округа состоялось агрессивное выступление против заготовок, начатое группой партизан.

стр. 83

Слабая ячейка немедленно разбежалась. Главари как будто имели связь со многими другими станицами и получали указания от некоего "бюро партизан" из Петропавловской Армавирского округа33. В этом же месяце в станице Темиргоевской на Кубани уже на три четверти коллективизированные крестьяне воспротивились созданию единого колхоза "Гигант". Власти смогли созвать собрание бывших партизан и бедняков, на котором от многотысячной станицы присутствовало всего 96 человек. Это говорит о сравнительной немногочисленности красных партизан и подчеркивает большую роль этой группы крестьян в массовых выступлениях34. В феврале 1930 г. бывший красный партизан, "ныне кулак, участник контрреволюционной кулацкой группировки" Пшеничный возглавил банду бежавших кулаков в одном из русских районов Дагестана, банда стала разрастаться35. В начале лета того же года "продзатруднения" на Кубани привели, на фоне подавленности основной части крестьян, к погромным настроениям части женщин и красных партизан (Кубанский, Сальский округа), по тем же причинам выражали недовольство партизаны Украины36. На Северном Кавказе доклад ОГПУ отмечал активное участие на первых порах раскулачивания бедноты и середнячества. "В момент проводимого изъятия бедняцко-середняцкий актив и особенно бывшие красные партизаны являлись непосредственными участниками в изъятиях-арестах кулаков... По отдельным селам были созданы специальные бригады красных партизан". Но после акций по массовым арестам и высылки "среди отдельных групп бедноты и бывших красных партизан наметился спад боевых настроений, особенно по Кубанскому, Армавирскому, Донскому округам", вчерашние исполнители возбуждали ходатайства о прекращении высылки, собирали средства на проезд "кулакам" и т. п.37. В то же время не раз семьи партизан попадали в списки на выселение. В таких случаях без тщательного анализа конкретных обстоятельств нельзя различить "халатность" органов власти и проявления междеревенской борьбы. Следует со вниманием отнестись к замечанию Ш. Фитцпатрик, что в эти списки могли попадать непопулярные представители актива или воры, которых деревня "сдавала" в зачет государству, как прежде сдавала нежелательных в рекруты38. В начале 1930 г. "партизаны-активисты" были в опергруппе при серьезных волнениях в донской станице Новодмитровской39. В июле того же года в станице Белореченской и соседних селах Великом и Вечном произошли многодневные волнения. Их движущей силой стали несколько сотен красных партизан, которые требовали проведения по всему району собраний партизан по поводу хлебозаготовок. Политуправление Северо-Кавказского военного округа отмечало "будирование" партизан кулацким и белогвардейским элементом. Коммунистов и комсомольцев удалили с собрания. В Великом и Вечном был избран краснопартизанский революционный комитет. Наряду с партизанами выступали кулаки и лишенцы. По данным политуправления, в Белореченском районе готовилось восстание силами "контрреволюционного и антисоветского актива и антисоветски настроенных красных партизан"40. Похожее собрание партизан намечалось, как будто, и в станице Рязанской, однако в августе, во время антисоветского женского выступления, "настроение красных партизан бодрое, рвутся прямо на негодяев, вплоть до принятия жестких мер, их приходится сдерживать"41. Осенью 1930 г. в станице Челбасской Каневского района колхозники бросили работу, требуя отмены заготовок и выдачи зарплаты. Сводка дает не очень ясную информацию: "Партизаны, используя расстрел 48, агитируют, утверждая в станице вредительство". Очевидно, речь шла о претензиях к местным коммунистам и органам власти, что не раз случалось и в иных местах42. В станице Нововеличковской на Кубани против женских толп были брошены вооруженные красные партиза-

стр. 84

ны и комсомольцы, но без поддержки вызванной из Краснодара милиции сделать ничего не смогли43.

Постановление Президиума Северо-Кавказского краевого исполнительного комитета "Об обложении кулацких хозяйств единым сельскохозяйственным налогом в индивидуальном порядке" от 1 января 1931 г. в числе прочего предлагало сельсоветам и исполкомам "не подходить формально к обложению в индивидуальном порядке в тех случаях, когда хозяйство по существу в силу структуры своей не является кулацким, учитывая в таких случаях многосемейность, отсутствие трудоспособных, болезнь трудоспособного члена семьи, необеспеченность инвентарем, наличие в хозяйстве красноармейцев, инвалидов, бывших партизан и красноармейцев, сельских специалистов и т. д."44. Показательно, что большинство характеристик относится к социально-экономической области, а "бывшие партизаны и красноармейцы" в этом ряду указывают на желание власти дать льготы политическим союзникам в деревне.

В конце 1932 г. в СКК среди красных партизан, "особенно в станицах, где выполнение плана хлебозаготовок проходит под нажимом и оперативное изъятие контрреволюционных кулацких элементов еще не закончено, отмечается проявление антисоветских настроений, тенденций к выезду из станицы и отказ идти на руководящую работу в колхозах". Особенно выраженно проявлялись эти настроения в станице Полтавской. Красные партизаны собирали подписи под ходатайствами о помиловании осужденных представителей партсоваппарата45. Есть свидетельства о восстании в станице Ставропольской под руководством А. Проскуры и бывшего красного партизана А. А. Антоненко. В ставропольском селе Николина балка восстание также возглавил красный партизан Ключко46.

В Центрально-Черноземном округе (ЦЧО) активные участники гражданской войны также нашли широкое применение военно-силовым навыкам в ходе коллективизации и раскулачивания. Так, в феврале 1931 г. на съезде советов ЦЧО был заслушан рапорт "Богучарского штурмового полка", состоявшего из красных партизан. В нем фигурировало самоназвание "партизаны-штурмовики"47. Во время сильных волнений в феврале-марте 1930 г. в Одесском округе, в приграничных селах, партизаны, вместе с вооруженными коммунистами и милицией, составляли заслоны, обеспечивавшие проведение операции силами войск ОГПУ48. При большом выступлении в 1930 г. под Тверью со стороны власти были задействованы "два баркаса с партизанами"49.

Бурно проявили себя партизаны и в Сибири. В начале марта 1930 г. в Сидельниковском районе Сибири появилась банда красного партизана Семенова, который вербовал "контрреволюционных кулаков"50. Письмо из села Манчаж Кунгурского округа содержало протест против коллективизации, причем в письме объединялись "бедняки и партизаны"51. Повстанческая организация в Васинском районе Новосибирской области возглавлялась бывшим коммунистом и пыталась наладить работу среди бывших красных партизан (начало марта 1930 г.)52. В ДВК в эти же дни активные повстанческие настроения обретали организационные контуры под руководством и бывших белых офицеров, и бывших бандитов, и бывших красных партизан ". В начале марта в Казахстане партизаны, русские прежде всего, выражали недовольство безжалостной политикой советской власти в деревне54. В конце лета 1930 г. ОГПУ сообщало о ликвидации повстанческой организации в Минусинске численностью в несколько десятков человек. В органи лции принимали участие красные партизаны, "которых вербовал бывший командир красно-партизанского отряда Щетинкин-Базаркин"55. Руководили организацией якобы бывшие белые офицеры. По итогам оперативной работы за январь -

стр. 85

середину апреля 1930 г. ОГПУ сделало следующий вывод: "Местами (ДВК, Сибирь, Урал, СКК) имелось к/р обактивление разложившихся окулачившихся бывших красных партизан, выступление их единым фронтом вместе с белогвардейско-офицерскими и бандитскими кадрами против Советской власти... Характерным является еще и то обстоятельство, что в ряде повстанческих к/р организаций участвуют (а местами и руководят) вычищенные из партии члены ВКП(б)"56. Статистика подтверждает это наблюдение. К 20 сентября 1930 г. в Западной Сибири сложилась такая картина: среди арестованных членов антисоветских организаций было 43 партизана и 8 бывших коммунистов, бывших белых 36 и бывших бандитов 49. По антисоветским группировкам: 7 партизан, 9 бывших коммунистов, бывших белых 9, бандитов 25. Среди одиночек - 5 партизан, 2 бывших коммуниста, 6 белых и 11 бандитов57. То есть в антибольшевистском активе бывшие партизаны и члены ВКП(б) лишь немного уступали тем, кто имел давний антисоветский стаж. В августе 1931 г. в Западной Сибири было вскрыто несколько повстанческих организаций, которые строились параллельно, так, чтобы часть ячеек сохранялась при провале. Среди арестованных по одной из них (Алтай) соседствовали 11 карателей, 7 казаков, 1 действующий и 1 бывший члены партии, 5 бывших бандитов и 3 бывших партизана; организация в Зайсанском районе включала (на 55 арестованных) 10 партизан, 6 бывших коммунистов, 4 членов церковного совета и 3 казаков58.

Секретно-политический отдел ОГПУ так подвел итоги 1930 года: "В составе кулацких группировок и организаций значительную роль играют, а нередко становятся во главе... разложившиеся элементы бывших красных партизан, исключенные из ВКП(б), и сельские интеллигенты". Последние часто становятся идеологами, "политически оформляя контрреволюционное движение в деревне"59.

Особо рельефно указанная тенденция проявилась в районах массового повстанчества в Сибири. Бывший партизанский командарм В. Г. Яковенко еще 3 октября 1928 г. писал И. В. Сталину о посещении им родных краев - Тасеевского и Рождественского районов Канского округа. Под индивидуальное обложение здесь попадали партизанские хозяйства, которые начинали в 1919 г. с пепелища. В Тасеево на 500 домов округ приказал "найти" 10 кулаков; "крестьяне... ходят точно с перебитой спиной. У них пропал... интерес к новшествам и к стремлению двигаться вперед"60. Письмо в "Правду" летом 1930 г. сообщало о восстании под Канском. Корреспондент призывал срочно прислать правительственную комиссию и старых партизанских командиров61, что может служить косвенным подтверждением того, что среди восставших были на заметных ролях старые партизаны. Другое письмо от июня сообщало о восстании или подготовке такового в Шиткинском, Тайшетском и Тасеевском районах - самых партизанских в Сибири62. Сам Яковенко волей-неволей становился центром притяжения недовольных: в родных местах к нему сотнями шли бывшие партизаны за советом, в Москве навещали партизанские командиры. Кончилось дело большим восстанием в Канском округе летом 1931 г., известном как "Князюковщина", по имени одного из руководителей. Участие бывших партизан в движении было очень весомым. Опять возник мотив переговоров, так как с правительственной стороны действовал бывший партизанский командир Н. Буда, не спешивший с активными операциями. Отсутствие массовой поддержки привело к тому, что повстанцы стали расходиться по домам63. Движение имело отзвуки и позднее. В начале 1932 г. в западных районах Восточной Сибири среди бывших партизан наблюдались антипосевные настроения. Партизан, участник банды Князюка, говорил о решении групп партизан не сеять, а с весной уходить в тайгу (Ниж-

стр. 86

неудинский район). Такое же намерение зафиксировано и в Канском районе64. "Антипосевные" настроения точнее было бы охарактеризовать как "повстанческие", - нежелание сеять здесь играло роль неизбежного следствия.

На Дальнем Востоке в мае-июне 1930 г. также вспыхнуло широкое повстанческое движение. Эмигрант генерал Стогов составил по доступным ему источникам доклад об этом восстании. Он привел такие данные: бывший красный партизан Гавриил Шевченко стал "отбиваться от рук", и красные решили отправить его с 40 соратниками в почетную ссылку на Камчатку. Однако в последний момент, 20 мая, Шевченко повздорил с комиссаром и вместе со своими людьми ушел к повстанцам в район Шкотова. В Забайкалье повстанцев возглавили бывшие партизаны Толстокулаков, Костюкович, Якимов и Каратаев. Причем о последних еще в начале апреля сообщалось как о ярых приверженцах красных, "но, видимо, произошел какой-то перелом, и они, отшатнувшись от советов, перешли на сторону восставшего населения"65. Есть данные о том, что и в 1932 г. в Забайкалье было восстание, в котором участвовали казаки и бывшие красные партизаны, с провокаторской ролью одного из красных партизанских командиров - Черепанова66.

В конце 1930 г., по версии ОГПУ, в Пугачевском округе НВК существовала контрреволюционная организация из 42 "кулаков и бывших политбандитов" и двух бывших красных партизан67. В одном из "засоренных" кулаками колхозах этого же края среди арестованных семь имели краснопартизанские билеты. При этом, по крайней мере, один партизаном не являлся, хотя и служил в Красной армии68. Характерна докладная от красных партизан, красногвардейцев и их семей села Духовского Духовницкого района Пугачевского округа на имя председателя РВСР и наркомвоена Ворошилова. Авторы сообщали о том, что бились против "ига капитала", а ныне видят "от всех граждан, даже местной власти против нас злобу, ненависть, презрение, насмешки и никакого на нас внимания". Партизаны рисовали мрачными красками окружающую действительность: хлебозаготовки проходят плохо, сельсоветчики и уполномоченные обирают бедняка и пьянствуют у кулака и т.п. В конце письма содержался довольно внушительный список просьб: утвердить протокол собрания (в райисполкоме ему не дали хода) и снабдить авторов "партизанскими документами" и руководящими материалами; сделать распоряжение об освидетельствовании на предмет назначения пенсий и льгот, удовлетворить 34 человека денежным вознаграждением; распорядиться об открытии кредита на восстановление хозяйств, а также снабдить лесом и топливом, снабдить активистов оружием "для охраны жизни". Наконец, дать право на контроль "ненормальных" действий местных властей и учреждений69. Как видно, соседствуют готовность служить и бороться, обида, нахлебнические ноты.

На десятую годовщину освобождения Царицына от белых (январь 1930 г.) было приглашено более 500 партизан. Помимо делегированных, партизаны приезжали и самостоятельно. Некоторые из них прибыли с явной целью подать жалобы и заявления. Например, 30 индивидуально обложенных зажиточных из Песковатки во главе с партизаном Горячевым планировали вручить просьбу о снятии налога ожидавшемуся Ворошилову70. Слобода Громославка Калачевского района в годы гражданской войны была центром организации краснопартизанских отрядов. К юбилею она была награждена грамотой Сталинградского губисполкома. Однако вышел конфуз. 16 ноября, во время торгов на имущество кулака красные партизаны собрали толпу в 200 человек. Судебную бригаду от самосуда спасала милиция. Все 45 арестованных в результате инцидента - бывшие красные партизаны. Еще в феврале были такие сведения о настроении тамошних красных

стр. 87

партизан: "Скорей бы весна мы готовы на все против Соввласти, только вот казаков боимся, как бы не задали перцу за то, что защищали Соввласть"71.

23 декабря 1932 г. президиум Нижневолжского крайкома ВКП(б) принял решение о чистке. Пункт первый объявлял: "В целях очистки от примазавшихся лже-красногвардейцев и лже-партизан, морально разложившихся и политически враждебных элементов, предложить Краевой партизанской комиссии в месячный срок провести по краю тщательную проверку рядов красногвардейцев и красных партизан, обеспечив вручение единого удостоверения действительным дружинникам, красногвардейцам и красным партизанам". Проверке подлежали все имеющие соответствующие удостоверения. Информативен и показателен пункт четвертый данного документа: "Исключению из рядов бывших дружинников, красногвардейцев и красных партизан подлежат следующие лица: все раскулаченные, лишенцы; лица, которые были подвергнуты лишению свободы, либо ссылке в судебном или административном порядке; имеющие уголовную судимость при советской власти; участники дружин и отрядов, формированных левыми эсерами, анархистами, махновцами и др. антибольшевистскими отрядами, так как эти дружины и отряды формировались для восстания против соввласти, а также подлежат к исключению те лица, которые защищали только свое хозяйство от реквизиции (хутора, поселки и т.п.); лица, которые остались впоследствии в отрядах изменников соввласти (Миронов, Сапожков, Серов, Сарафанкин, Антонов и т.д.); также подлежат исключению те, которые не хотели отступать и остались на территории белых при отступлении своих отрядов..; и семьи убитых, умерших, жены которых вышли замуж; дети, достигшие совершеннолетия... и все лица, морально разложившиеся, чуждые и пассивно относящиеся к хозяйственно-политическим кампаниям, проводимым партией и правительством, к социалистическому строительству". В первую очередь предлагалось проверить районы: Мало-Сердобинский, Бековский, Балашовский, Татищевский, Нехаевский, Усть-Медведицкий, Котельниковский, Нижнее-Чирский, Аркадакский, Фроловский, Новониколаевский, Самойловский - как "наиболее засоренные". В эти районы в помощь местным комиссиям направлялись представители Краевой комиссии72. По дореволюционному делению, указанные местности принадлежали в основном к Балашовскому и Сердобскому уездам Саратовской губернии, Усть-Медведицкому округу Области Войска Донского. В годы гражданской войны здесь разворачивалось зеленое движение, была ожесточенная борьба с широким участием местных жителей, Усть-Медведицкий округ дал основные кадры Ф. К. Миронову.

Разобраться, кто есть кто, оценить слабодокументированное участие в тех или иных ранних импровизированных формированиях могло быть в самом деле нелегко. На это накладывались и личные счеты, тем более в только что коллективизированной деревне. По информации Нижневолжского крайкома, во Фроловском районе во главе колхоза "Красный партизан" стоял бывший полицейский, пьяница и баптист, выдававший себя за красного партизана. Будучи селькором, он травил районных работников. В самом же Фролове "в течение ряда лет работала подпольно антисоветская группа разных темных личностей, называвших себя красными партизанами"73. Каков был реальный расклад сил в районе, что на самом деле стоит за историей с "пьяницей-баптистом", установить непросто. Краснокутский кантональный исполком (левый берег Волги, Республика немцев Поволжья) летом 1933 г. сообщал об итогах проверки. До проверки партизан состояло на учете 126, красногвардейцев - 27 и 14 семей погибших и умерших. Во время чистки оказались исключены все (!) красногвардейцы, 28 партизан и 4 семьи, 4 другие семьи были приняты. Трое красных партизан на чистку не явились. Од-

стр. 88

нако к 1 марта количество партизан показано лишь в 65, при отсутствии учетных красногвардейцев и 14 семей. В то же время в трех списках красногвардейцев, партизан и семей видим разные данные: 74, 84 и 83 фамилии74. Система учета этих категорий была весьма несовершенной, и к имеющейся статистике следует относиться осторожно.

Проблема краснопартизанских настроений и форм объединения продолжала пребывать на партийном контроле и во второй половине 1930-х годов. СМ. Буденный, докладывая о снятии с казаков ограничений по службе, предлагал считать казаками поголовно все население СКК и Азовско-Черноморского края (АЧК), не выделяя коренное старое казачество. Красные партизаны казачьих районов, прежде всего бывшие иногородние, выстраивали для себя зловещую цепочку: лишение льгот, введение "старого" звания полковника, восстановление казачества, делая вывод о вновь предстоящей войне с последним75. В начале 1936 г. развернутая докладная о политических настроениях бывших красных партизан была составлена Р. Эйхе по Западносибирскому краю. На учете в это время по краю состояло 15 605 партизан и было примерно столько же "косвенно принимавших участие". Согласно этому документу, социально-близкие партизаны активно участвовали в общественной жизни, социально-чуждые и политически отсталые выражали отрицательные и даже повстанческие настроения. Судя по обилию "отрицательных" примеров, такие настроения преобладали. Часть красных партизан опустилась, некоторые очень болезненно прореагировали на отмену льгот; в Змеиногорском была раскрыта повстанческая группа из бывших партизан76.

Таким образом, феномен красного партизанства оказался весьма живучим. Он стал одной из ипостасей социальной активности разбуженных революцией масс. Состав партизан был почти исключительно простонародный, крестьянский. В этом явлении причудливо смешались разные мотивы. На примере красных партизан и примыкающих к ним групп, как, например, украинские незаможники, ясно виден значительный потенциал внутридеревенской вражды, питавшейся водоразделами гражданской войны. Нередко звучащий мотив "перебить" перед внешней войной относился не всегда к бюрократам или коммунистам, но и старым врагам - карателям, кулакам и т.д. Это показывает, насколько высока была напряженность в деревенской глубинке в нэповские годы. Одна из граней тлевшего конфликта - взаимоотношения казаков и иногородних. Первые часто оказывались "бывшими бандитами", вторые - "бывшими партизанами". Приведенный материал показывает насколько жестким оставалось разделение этих сословных категорий.

В то же время сами партизаны оказались подвержены разнонаправленным воздействиям. Часто они выступали с эгалитаристских позиций против забывшей их власти, будучи готовы, в то же время, ополчиться на всякого рода "контру". При этом идеологический компонент и меркантильный интерес мирно уживались. Показательно, что коллективизация расколола красных партизан. В основном эта категория все же осталась на стороне власти, но и в повстанческих выступлениях партизанские кадры заметно проявились.

Со сменой поколений, красные партизаны теряли активность и значимость в динамике социально-политических событий в стране. Претерпевало изменения и отношение военного руководства к партизанской войне. По мнению Дж. Боффа, одним из ведущих мотивов свертывания подготовки партизанской войны накануне 1941 г. послужило опасение Сталина, что скрытые кадры и инфраструктуру могут использовать враждебные ему круги ". Организованность и динамика настроений красных партизан позволяют считать это соображение весомым.

стр. 89

Примечания

1. См.: ЕЛИЗАРОВ М. А. Матросские массы в 1917 - 1921 гг. СПб. 2004.

2. ГУМИЛЕВ Л. Н. Этносфера: история людей и история природы. М. 1993, с. 502.

3. См., напр.: ПАВЛОВ Я. С. Народная война в тылу интервентов и белогвардейцев. Минск. 1983.

4. ПАВЛОВ Я. С. Ук. соч., с. 427 - 430.

5. Российский государственный военный архив, ф. 40308, оп. 1, д. 94, л. 6, 8об. -9.

6. РЫНКОВ В. Водка казенная, самогон домашний. - Родина. 2002, N 6, с. 52.

7. ШУРАНОВА Е. Н. Красные партизаны после окончания борьбы с колчаковщиной. - История Белой Сибири. Тезисы 4-й научной конференции 6 - 7 февраля 2001 г. Кемерово. 2001, с. 205 - 206.

8. ЭЙХЕ Г. Х. Опрокинутый тыл. М. 1966, с. 307. См. также: ПАВЛОВ Я. С. Ук. соч., с. 370 - 375.

9. ТЕПЛЯКОВ А. Красный бандитизм. - Родина. 2000, N 4, с. 81, 85. См. также: ШИШКИН В. И. Красный бандитизм в советской Сибири. - Советская история: проблемы и уроки. Новосибирск. 1992.

10. Шарыповское дело (К истории красного бандитизма в Сибири). - Сибирские огни. 1993. N 5/6, с. 115, 116, 118, 119 - 122, 129 - 130.

11. ШТЫРБУЛ А. А. Анархистское движение в Сибири в 1-й четверти XX века. Омск. 1996, ч. 2, с. 37.

12. ШЕКШЕЕВ А. П. Гражданская смута на Енисее. Абакан. 2006, с. 136.

13. Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918 - 1939. Документы и материалы. В 4-х т. Т. 2. 1923 - 1929 гг. М. 2000, с. 63.

14. "Совершенно секретно". Лубянка - Сталину о положении в стране (1922 - 1934 гг.). Т. 1. 1922 - 1923 гг. Ч. 2. М. 2001, с. 594.

15. "Совершенно секретно".., с. 724.

16. Советская деревня.., с. 116.

17. "Совершенно секретно".., с. 979.

18. Там же, с. 922.

19. Там же, т. 3, 1925 г., ч. 1, с. 300, 301.

20. Советская деревня, с. 358.

21. Там же, с. 480.

22. "Совершенно секретно".., т. 5, 1927 г. 2003, с. 523 - 524; Советская деревня.., с. 579, 581, 583, 590, 596, 569 - 570, 593.

23. ШЕКШЕЕВ А. П. Ук. соч., с. 145.

24. "Совершенно секретно".., т. 5. 1927 г., 2003, с. 422, 423, 427 - 429, 431 - 433, 461, 494, 497, 500, 523 - 524; Советская деревня.., с. 569 - 570, 579, 581, 583, 590, 596.

25. Советская деревня.., с. 692.

26. Там же, с. 763 - 766.

27. Русская Правда, 1929, январь-февраль, с. 14.

28. Советская деревня.., с. 890.

29. Там же, с. 926 - 927.

30. "Совершенно секретно".., т. 7, 1929 г., 2004, с. 335.

31. Государственный архив новейшей истории Саратовской области (ГАНИСО), ф. 55, оп. 1, д. 181, л. 5; д. 20, л. 13.

32. Там же, л. 17 - 18.

33. Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927 - 1939. Документы и материалы. В 5-ти т. Т. 2. М. 2000, с. 95 - 97.

34. Советская деревня.., т. 3. 2003, с. 78.

35. Там же, с. 181.

36. Там же, с. 365, 370.

37. Трагедия советской деревни.., с. 454, 456.

38. См., напр.: Советская деревня.., т. 3, кн. 1, с. 486, 570; ФИЦПАТРИК Ш. Сталинские крестьяне. Социальная история Советской России в 30-е годы. М. 2001, с. 69.

39. "Совершенно секретно".., т. 8, ч. 2. 2008, с. 1345.

40. Трагедия советской деревни.., т. 2, с. 550 - 554.

41. Там же, с. 587 - 588.

42. Там же, с. 658.

43. ТЕПЦОВ Н. В. В дни великого перелома. История коллективизации, раскулачивания и крестьянской ссылки в России (СССР) в письмах и воспоминаниях. 1929 - 1933 гг. М. 2002, с. 119.

44. Трагедия советской деревни.., т. 3. 2001, с. 56.

45. Там же, с. 583.

стр. 90

46. ОКОРОКОВ А. В. Казаки и Русское освободительное движение. - Материалы по истории Русского освободительного движения 1941 - 1945 гг. М. 1997, вып. 1, с. 233.

47. ЗАГОРОВСКИЙ П. В. Социально-политическая история Центрально-Черноземной области. 1928 - 1934. Воронеж. 1995, с. 137.

48. "Совершенно секретно".., т. 8, ч. 2, с. 1254 - 1255.

49. ТЕПЦОВ Н. В. Ук. соч., с. 127.

50. Советская деревня.., т. 3, кн. 1, с. 249.

51. ТЕПЦОВ Н. В. Ук. соч., с. 115 - 116.

52. Советская деревня.., т. 3, кн. 1, с. 274.

53. Там же, с. 276 - 277, 325.

54. Там же, с. 262.

55. "Совершенно секретно".., т. 8, ч. 2, с. 1422.

56. Советская деревня.., т. 3, кн. 1, с. 320 - 321.

57. Там же, с. 468.

58. Там же, с. 751 - 752.

59. Трагедия советской деревни.., т. 2, с. 796.

60. Там же, т. 1, с. 398 - 401.

61. Там же, т. 2, с. 584.

62. Там же, с. 583.

63. ШЕКШЕЕВ А. П. Ук. соч., с. 157 - 159.

64. Трагедия советской деревни.., т. 3, с. 296.

65. Государственный архив Российской Федерации, ф. 5853. оп. 1, д. 43, л. 189, 189об.

66. СИБИРЯКОВ Н. С. Конец Забайкальского казачьего войска. - Минувшее. Исторический альманах. М. 1990, вып. 1, с. 238.

67. "Совершенно секретно".., т. 8. 1930, ч. 2, с. 1522.

68. Трагедия советской деревни.., т. 3, с. 569.

69. ГАНИСО, ф. 55, оп. 1, д. 181, л. 19 - 20.

70. Там же, л. 5 - 6.

71. Там же, л. 4 - 5, 10.

72. Государственный архив Саратовской области (ГАСО), ф. 3236, оп. 1, д. 2, л. 17 - 17об.

73. ГАНИСО, ф. 55, оп. 1, д. 181, л. 4 - 5.

74. ГАСО, ф. 3236, оп. 1, д. 18, л. 6, 10, 13 - 13об., 14 - 15, 18 - 19.

75. Трагедия советской деревни.., т. 4. 2002, с. 728.

76. Там же, с. 710 - 716.

77. БОФФА Дж. История Советского Союза. В 2-х т. М. 1990. Т. 2, с. 109 - 110.



Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/Феномен-красных-партизан-1920-е-1930-е-годы

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. В. Посадский, Феномен красных партизан. 1920-е-1930-е годы // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 29.07.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/Феномен-красных-партизан-1920-е-1930-е-годы (date of access: 26.10.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. В. Посадский:

А. В. Посадский → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
388 views rating
29.07.2020 (88 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
О. Шпенглер и "консервативная революция" в Германии
Catalog: История 
3 days ago · From Беларусь Анлайн
М. КЛИНГЕ. Тень Наполеона. Европа и Финляндия на переломе 1795-1815 гг.
Catalog: История 
4 days ago · From Беларусь Анлайн
Отто Дибелиус и проблема христианской ответственности
4 days ago · From Беларусь Анлайн
Война и общество в XX веке
4 days ago · From Беларусь Анлайн
Либеральные реформы во Франции в 1860-х гг.
4 days ago · From Беларусь Анлайн
Ф. М. Идеи и его труд "Положение бедных" (1797 г.)
Catalog: История 
4 days ago · From Беларусь Анлайн
Александр Николаевич Пыпин
Catalog: История 
10 days ago · From Беларусь Анлайн
Документы наблюдения за П. Н. Милюковым из Архива префектуры парижской полиции
Catalog: История 
10 days ago · From Беларусь Анлайн
А. Б. МАЗУРОВ, А. Ю. НИКАНДРОВ. Русский удел эпохи создания единого государства: Серпуховское княжение в середине XIV - первой половине XV в.
Catalog: История 
13 days ago · From Беларусь Анлайн
Борис Савинков: террор как трагедия
17 days ago · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Феномен красных партизан. 1920-е-1930-е годы
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones