Libmonster ID: BY-1205

В духовной жизни западноевропейского общества в эпоху средневековья важную, нередко и решающую, роль играли деятели церкви, проповедники идей христианства (католицизма). О господствующем положении в средневековом обществе христианской (католической) церкви и ее идеологии - католицизма писали не только Ф. Энгельс и советские историки, но и "отцы церкви", действовавшие в средневековую эпоху. Так, Фома (Томас) Аквинский, схоластическая философия которого в измененном виде (томизм-неотомизм) принята католицизмом в качестве своей официальной философской доктрины, называл философию и все гуманитарные дисциплины "служанкой" теологии, сущность которой определялась изучением истин Божественного откровения (см., например, один из основных его трудов - "Сумма теологии" (Summa Theologicae).

Роль католической церкви и католицизма в средневековую эпоху была неразрывно связана с особой ментальностью средневекового человека, независимо от его социального положения. В то же время политика церкви, ее идеология этой ментальностью во многом определялась.

Один из известных представителей французской школы "Анналов", Жак Ле Гофф писал, что западное христианство еще в Каролингскую эпоху сделало очень важный выбор. Оно избрало в качестве решающего идеологического инструмента изображение, откинув абстрактное искусство евреев и мусульман, а также иконоборчество греко-византийского христианства. Этот существенный выбор утвердил средневековый христианский антропоморфизм. Было объявлено об установлении таких взаимоотношений между человеком и Богом, когда Бог смог предстать с человеческими чертами, получившими неизгладимый отпечаток. Бог, который к тому же, хотя и неделим, но троичен.

Ле Гофф показывает живописную картину представлений средневековой эпохи о борьбе за душу "маленького человека", которая является, по его образному выражению, мячом в ожесточенной футбольной партии между двумя командами - ангельской и дьявольской, успехи которой приводят к появлению ересей манихейства (катаров) и прочих. В средневековом обществе была распространена концепция, согласно которой человек - это кающийся грешник. Даже если он не монах, преимущественно кающийся; даже если он не одержим идеей, что труд - это наказание, средневековый человек, пронизанный идеей греха, которая ему внушена, ищет в наказании средство быть уверенным в своем спасении. Даже если он не доходит до крайних форм покаяния, которые принимают вид самобичевания (группы еретиков-флагеллантов были известны во Франции и Италии 60-х гг. XIII в.), средневековый человек всегда был готов ответить на бедствие, на шок происходивших событий каким-то исключительным наказанием, являвшимся покаянием виновного. Согласно решению IV Латеранского собора 1215 г., каждый христианин обязан был исповедоваться не реже одного раза в год, что включало - в случае необходимости - покаяние в совершенных грехах.

Вместе с тем Ле Гофф подчеркивает, что, согласно концепциям средневековых мыслителей, конкретный человек (с его телом) - не только часть природы и не


Керов Всеволод Львович - доктор исторических наук, профессор Российского университета дружбы народов.

стр. 154


просто метафорический образ общества, но и неразрывная часть этого общества. В подтверждение своей точки зрения Ле Гофф ссылается на российского исследователя А. Гуревича, одного из авторов сборника, редактором которого был Ле Гофф1.

Ле Гофф отмечает изменение роли религии и церкви (ее представителей) в эпоху средневековья, их расцвет по сравнению со временем первоначального христианства (имеется в виду Западная Европа). В качестве примера он сравнивает древнего отшельника со средневековым монахом. Отшельник посвящал себя поиску Бога в молитве и одиночестве, находясь в то же время в поисках спокойствия и мира. Он молился за спасение других людей, но прежде всего имел в виду свое собственное совершенство и свое личное спасение. Монах же стал жить под господством Статута (Устава) и воплощал идеалы (путем принесения обетов) повиновения и дисциплины. Монастырь рассматривался одновременно и как остров, оазис, и как город, святой город. Монастырь являлся преддверием рая, а монах считался наиболее подходящим лицом для того, чтобы сделаться святым, оруженосцем (шевалье) Христа.

На полюсах средневекового общества находились два противоположных человеческих типа: святой, происходивший от древних мучеников, и маргинал. И, наконец, - для нас это особенно важно, - Ле Гофф подчеркивает роль воображения в восприятии действительности средневековым человеком (и одновременно - о задаче историков отметить эту роль). При этом он обращает внимание на различия, существующие между воображаемым представлением, с одной стороны, и идеологией, с другой. Воображаемое тем более нуждается в дефинициях, пишет он, поскольку не имеет четких границ, его часто трудно отделить от близких по значению терминов, однако сделать это совершенно необходимо. Прежде всего, надо разграничить воображаемое явление и представление. Данный, достаточно общий термин обозначает преобразование воспринятой индивидом внешней реальности в ментальный образ2.

Упомянутые Ле Гоффом факты определили жизненный путь человека, получившего прозвище "Франциск Ассизский" и не только после своей смерти официально объявленного церковью "Святым", но еще при жизни так называвшегося народной молвой. Его отец Пьетро Бернардоне был богатый торговец сукном, родом из небольшого, основанного еще древними римлянами, итальянского городка Ассизи, расположенного в провинции Умбрия, в самом центре Апеннинского полуострова. Настоящее имя матери Франциска было Джованна, хотя называли ее госпожа Пика. В конце 1181 или в начале 1182 г. (точная дата неизвестна) и появился на свет их сын. Отец, занимавшийся торговыми делами, был в это время далеко от родного дома, и мать решила крестить новорожденного в церкви, построенной в XII в. во имя первого епископа Ассизи св. Руфина, не дожидаясь отца. Младенцу дали имя Иоанн - Джованни. Однако, вернувшись, отец, который удачно вел дела во Франции, велел дать сыну имя Франциск, то есть "французик". Он так и сказал: "Не Иоанн Креститель, одетый в шкуру верблюда, но элегантный, искусный и любезный Француз". Кстати, по преданию и жену свою Бернардоне взял из Прованса3.

Основная роль в воспитании и обучении юного Франциска принадлежала его матери. Начальное образование он получил в приходской школе св. Георгия, дополненное позднее изучением арифметики и французского языка. Считается, что именно под влиянием матери Франциск приохотился к чтению рыцарских романов и провансальской поэзии. В то же время отец по достижении сыном 14 лет стал приобщать его к торговым делам. Он сквозь пальцы смотрел на изысканную одежду Франциска и его определенную расточительность.

На судьбе Франциска непосредственно сказалась его вовлеченность в политические события. Дело в том, что на рубеже XII и XIII вв., после смерти императора Генриха VI, итальянские земли превратились в арену бурных столкновений самого разнообразного характера. Крайне осложнились и межгородские отношения. В 1202 г. разразилась война между родным городом Франциска Ассизи и соседней Перуджей, ставшей победительницей. Франциск, являвшийся солдатом, попал в плен и пробыл там целый год. После этой неудачи юный Франциск решил (в 1205 г.) принять участие в Апулии в борьбе против сторонников императора. Но, как сообщают авторы его Житий, на первой же стоянке Франциск увидел вещий сон, в котором услышал призыв следовать Божественному предопределению. Он бросил коня и доспехи и вернулся в родной Ассизи, чтобы начать новую жизнь, несмотря на насмешки разочарованного отца. Жития рассказывают, что во время молитвы в церкви св. Дамиана он услышал голос, говоривший ему: "Франциск, восстанови мою церковь"4. Один из исследователей истории католической церкви и католицизма, В. Л. Задворный, нашел, на наш взгляд, очень емкое определение этому внезапному переходу молодого человека от одного жизненного душевного состояния к другому, кардинально противоположному, первоначальному. Он охарактеризовал причину этого "перехода", изменения жизненной позиции как озарение (illuminatio)5. Этот характерный вывод полностью соответствует менталитету средневекового человека, о котором мы упоминали. И это "озарение" Франциска было только началом. Повинуясь "Божественным

стр. 155


голосам" и Евангельским рассказам, Франциск отказался от зажиточной жизни в доме отца, выбрал бедность и уничижение.

Один из создателей и руководителей объединения русских художников, получившего название "Мир искусства", А. Н. Бенуа, в своем обобщающем труде по истории мирового искусства отмечал, как много внимания уделял знаменитый итальянский художник Джотто жизни и деятельности Франциска, как бы обвенчавшегося с бедностью и нищетой, проповедовавшего всеобщую любовь и благословение природы. Обосновывая свою точку зрения, Бенуа подробно анализирует характер фресок в так называемой Верхней церкви св. Франциска в Ассизи и сооруженной в том же городе надгробной его церкви и в других храмах, например, в капелле г. Барди. Историк искусства видит связь между творчеством Джотто и поэзией Данте6. Как бы поддерживая этот тезис Бенуа, издатели сочинения Франциска "Цветочки" поместили в виде эпиграфа к этому произведению отрывок из "Божественной комедии" (Рай. Песнь XI): "Но, чтоб не скрытной речь моя казалась, Знай, что Франциском этот был жених И Нищетой невеста называлась"7. С мнением А. Н. Бенуа перекликается точка зрения немецкого историка искусства К. Вёрмана, труд которого был выпущен впервые на русском языке в Санкт-Петербурге еще до 1917 года. Он пишет об интересе к Франциску Ассизскому и других итальянских художников8.

Первым последователем Франциска стал богатый гражданин Ассизи "Бернардо да Квинтавалие, продавший все свое имущество и раздавший вырученные деньги нищим. Затем 16 апреля 1208 г. к Франциску присоединился священник Петр Каттани. И это было только начало. Через 10 лет община Франциска насчитывала уже более пяти тысяч человек. Деятельность Франциска и его сподвижников вызвала опасения и недоброжелательное отношение со стороны монахов, священников и епископов. Многие из них говорили, что "нельзя допустить неученых монахов, ведущих в глазах собственников столь непристойный, нищий образ жизни, к проповеди слова Божиего"9. Следует также отметить, что церковь находилась не в безвоздушном пространстве, она была неразрывной частью феодальной структуры, феодального общества и на нее оказывали влияние как экономические, так и социальные факторы. Как справедливо отмечает Задворный, религиозная жизнь в определенной степени отражала также жизнь феодального общества. Люди церкви из высшего да и среднего слоев церкви, в том числе верхушка монашеских Орденов, принадлежали к числу крупных и мелких феодалов, владеющих земельными угодьями и недвижимостью. Они были обеспокоены угрозой их экспроприации. Поэтому папству пришлось принимать меры для того, чтобы установить контроль над группой Франциска. Тогдашний папа Иннокентий III, вынужденный заняться делами первых францисканцев, оказался достаточно прозорливым и мудрым, чтобы примирить, казалось, непримиримое, ибо призыв Франциска к соблюдению христианских добродетелей - бедности, смирения и терпения - тем отличался от монашеских обетов, что требование отказа от индивидуальной собственности дополнялось требованием отказа от собственности общей. В будущем именно этот последний тезис явился знаменем ожесточенной борьбы мятежников-спиритуалов против большинства францисканского ордена (так называемых конвентуалов), а также против римской курии. Именно к Иннокентию III пришел Франциск (в 1209 или 1210 г.) вместе со своими спутниками, по числу апостолов двенадцатью, чтобы утвердить в качестве Устава будущего ордена представленный им папе проект этого устава, под названием "Правило". Папа благословил создание Ордена Франциска, но - и это было весьма благоразумно с точки зрения интересов противников Франциска - не утвердил официально представленный документ. Последнее предполагало дальнейшую работу над его текстом.

Некоторое ослабление роли папства на рубеже XII-XIII вв., увеличившееся в результате напора еретических движений, вынудило римскую курию искать новые методы усиления влияния церкви. И этот новый метод, новое средство было найдено. Было решено исключить (хотя бы на словах) во вновь образуемых монашеских орденах личную, частную собственность. Не только недвижимая, но и движимая собственность, во всех их формах, была объявлена общей собственностью того или иного ордена. Это были так называемые нищенствующие ордена. Создание и развитие одного из двух наиболее активных орденов такого типа в XIII-XIV вв. - доминиканского - прошло, по словам известного русского исследователя Л. П. Карсавина, спокойно и планомерно10. Доминик (де Гусман) сам был инициатором борьбы с ересями с помощью проповеди, и неслучайно после основания в 1215 г. монастыря в Тулузе Доминик отправился в Рим к папе Иннокентию III с просьбой дать разрешение на организацию нового ордена. И уже в следующем, 1216 году искомое разрешение было получено, и новый орден (ordo fratrum praedicatorum) появился на свет. На первом же его генеральном капитуле в 1220 г. доминиканский орден был объявлен нищенствующим.

Но вот с Франциском Ассизским папству пришлось повозиться. С идеалом нищеты проблем не возникло. С первых же шагов своей группы Франциск объявил нищету и бедность своим идеалом. Но к борьбе с еретиками готов не был. Он и его

стр. 156


единомышленники сами приближались к еретикам, критикующим господствующую церковь за ее стремление к накоплению богатств. Однако ценой определенных усилий папству и его представителям удалось развить тенденцию в деятельности Франциска, направленную от молитвы в сторону проповеди. Папству удалось создать тот новый, нищенствующий монашеский орден, к которому оно стремилось. Но остатки мятежного духа Святого Франциска сохранились в ордене среди так называемых спиритуалов, возглавлявшихся Петром Иоанном Оливи, который провозгласил возврат к идеалам бедности Франциска, к идеалам первоначального христианства.

Успех папства сказался и в том, с какой легкостью сначала доминиканцы, а вслед за ними и францисканцы приняли на себя в борьбе с еретиками и инакомыслящими нелегкие обязанности папской, централизованной инквизиции.

Папа прекрасно понимал необходимость создания новых форм церковного влияния. Дело в том, что Франциск все же не был "неученым монахом" и, видимо, прекрасно понял, от чего, от каких условий зависит легализация его группы, его общины. И в 1221 и 1223 гг. соответственно появились два новых "Правила". Последнее было утверждено папой Гонорием III как Устав ордена11, и действительно, "Правило" 1223 г. приближается к обычной форме уставов монашеских орденов того времени. Оно показывает, что ранее свободная францисканская община уже превратилась в централизованный орден во главе с генеральным министром (генералом), выше которого стоял лишь общий собор (капитул) ордена. Однако генерал волен был его не созывать и править почти независимо от него. Кроме того, на этих соборах набиравшая силу орденская верхушка в конечном итоге оттеснила массу рядовых "братьев", превратив их в послушных исполнителей своей воли. Так же обстояло дело и в "провинциях" ордена, на местных соборах. Иными словами, в 20-х гг. XIII в. участие демократических слоев ордена в управлении им полностью исчезло и вся власть перешла в руки орденской верхушки.

Вместе с тем из текста Устава видно, что была сделана уступка и приверженцам идей Франциска, в частности по вопросу о бедности, о "способе жизни в бедности" (usus pauper). Позднее, в своих спорах с орденской верхушкой и папством, спиритуалы ссылались на отправные пункты учения Франциска, на его Завещание, а также на Устав 1223 года. Формально Устав подтверждал прежние предписания Франциска. В нем указывалось, что должны и что не должны делать члены ордена - "меньшие братья", братья-минориты (ибо считалось, что никто из них не может именоваться старшим). При вступлении в орден требовалось дать обет: следовать евангелию и жить в послушании, бедности (не имея собственности) и в целомудрии. В отношении собственности специально разъяснялось, что "братья ничего не могут приобретать для себя (в собственность) - ни дома, ни земельного участка, ни какой-либо вещи". Все францисканцы, способные к труду, должны были работать, а в случае необходимости могли, не стыдясь, просить милостыню. Уставом безусловно запрещалось принимать деньги от верующих, как прямо, так и через посредство других лиц. Исключение, если речь шла о больших суммах, допускалось в отношении больных "братьев", в случае крайней необходимости. В странствии они должны были отправляться без посоха, сумы, хлеба и денег; лишь в случае болезни можно было ехать верхом.

Однако на практике все эти предписания легко обходились, как это было и в нищенствующем доминиканском ордене, в котором бедность также была объявлена неразрывной частью "религиозной жизни". Оба ордена легко обходили требование соблюдения обета бедности. Считалось, что имущество, движимое и недвижимое, является собственностью не отдельных монахов, а ордена в целом и даже церкви. Хотя, по мнению Франциска, высказанному, в частности, в его Завещании, запрещение иметь недвижимость включало запрет и на общую коллективную собственность. Эта точка зрения не разделялась, тем более что уставы старых монашеских орденов санкционировали существование коллективной собственности.

С течением времени противоречия между "буквой" орденских положений, в частности Устава, и "духом", сущностью деятельности ордена все более углублялись. Число недовольных в самом ордене увеличивалось. Пожалуй, переломным моментом, способствовавшим концентрации этого недовольства, были обстоятельства, связанные с критической позицией по отношению к деятельности ордена со стороны его генерала Иоанна Пармского.

Иоанн Пармский и близкие к нему лица отнюдь не преследовали цели критики церкви и молодого францисканского ордена. Это не была антицерковная оппозиция. Напротив, Иоанн и его сторонники стремились укрепить орден и церковь в период тяжелых для них испытаний (напомним, в частности, об имевшем антицерковную направленность восстании во Франции в 1251 г. "пастушков"). Осуждение Иоанна сопровождалось избранием в 1256 г. нового генерала ордена - Бонавентуры, как об этом сообщает францисканец Анджело Кларено12.

Положение в ордене не изменилось к лучшему и после избрания Бонавентуры генералом. Он также неоднократно оказывался вынужденным - с позиций повыше-

стр. 157


ния авторитета ордена - признавать наличие таких явлений в жизни членов ордена, которые компрометируют и орден и церковь, как об этом свидетельствуют материалы общего капитула ордена в Нарбонне в 1260 году.

Новый, решающий этап в консолидации недовольных отходом от линии Франциска, приведший к созданию влиятельной группы, оппозиционной по отношению к официальной церкви и руководству ордена, был связан с деятельностью Петра Иоанна Оливи (1248 - 1298). Католической церкви Оливи противопоставлял Франциска Ассизского и орден миноритов, причем имел в виду начальный период их деятельности, когда группа Франциска была очень близка к распространенным в то время еретическим сектам, стремилась следовать принципам первоначального христианства и еще не была втиснута папством в рамки одного из разветвлений католической церковной организации. Ликвидацию "плотской" церкви Оливи связывает с деятельностью Франциска Ассизского и его последователей - спиритуалов. Однако лежащие в основе деятельности "новой церкви" идеи Оливи далеко выходят за рамки положений, высказанных Франциском Ассизским в проекте Устава основанного им ордена. Именно за сторонниками и последователями Оливи постепенно закрепилось название "спиритуалы" (от слов Spiritus Sanctus - Святой Дух). Движение спиритуалов, ставшее оппозиционным политике ордена и церкви в целом окончательно сформировалось к середине 80-х годов XIII века. Большим достижением спиритуалов было подчинение ими своему влиянию основной массы терциариев - еретиков-бегинов, что было очевидно для римской курии13. Большинство среди поддерживавших спиритуалов составляли трудящиеся - ремесленники, а также крестьяне. К. Маркс писал о спиритуалах, что они "стояли к народу ближе, чем все остальное духовенство..."14.

Хорошо понимая опасность сближения спиритуалов и бегинов, папа Николай IV в письме к генералу францисканского ордена предписал принять меры "против бегинов, которые объединились в провинции Прованс с сектой брата Петра Иоанна"15. С аналогичной просьбой к генералу ордена о принятии мер воздействия по отношению к участникам волнений обратился также французский король Филипп IV. Королевскую власть также чрезвычайно беспокоила связь спиритуалов с движением бегинов.

Таким образом, главным в харизме св. Франциска являлось (и является в мировой традиции до сих пор) отношение к бедности (к проблеме "usus pauper"). Во 2-й половине XIII в. появилось сочинение анонимного автора под названием "Священное бракосочетание св. Франциска и Госпожи Бедности" (Sacrum commercium sancti Francisci cum Domina Paupertate). Главная цель этого произведения - доказать, что бедность - это истинно христианская, апостольская добродетель, которой всегда был верен св. Франциск.

Франциск был провозглашен первым генералом Ордена. Он еще при жизни был объявлен святым. А через два года после его кончины, происшедшей 3 октября 1226 г., состоялось его официальное прославление. Церемония поминовения Франциска совершается 4 октября. 16 июля 1228 г. лично знавший Франциска кардинал Гуголини, ставший в 1227 г. папой Григорием IX, причислил его к лику святых. Гробница с мощами св. Франциска находится в Ассизи, в готической базилике, возведенной в его честь в 1230 году. Образовавшееся францисканское движение, францисканский орден положили начало новой эпохе монашества, ибо - согласно В. Л. Задворному - "св. Франциск возродил идеал жизни Христа, одновременно и созерцательно-молитвенный, и активный, в котором на первом месте стояла проповедь Благой Вести. Франциск призвал к универсальному, всемирному апостольству, - и монахи вышли за стены монастырей, чтобы нести людям слово Божие. Он призвал к евангельской бедности, - и его последователи отреклись от личной собственности, став нищими"16.

Добавим к сказанному, что официально основанный папством орден францисканцев номера, естественно, не имел. Но поскольку члены ответвления ордена, состоявшего из мирян, стали называться "терциариями", то есть членами как бы третьего ордена (куда входили еретики-бегины (бегарды) и бегинки, принявшие сторону Оливи и спиритуалов), то женская часть францисканцев постепенно превратилась во второй францисканский орден. Решающая роль в этом превращении принадлежала духовной подруге Франциска Кларе (Клариссе), родившейся в знатной семье Оффредуччи, также проживавшей в Ассизи. Примерно в 1210 г. Клара знакомится с Франциском и поручает себя его духовному руководству. А на следующий год в Вербное Воскресенье Клара тайно покинула отцовский дом, чтобы избежать замужества, и отправилась в соседний монастырь Порциункула, где приняла из рук Франциска покаянное одеяние, знаменующее ее обручение с Христом. В апреле 1211 г. вместе с присоединившимися к ней подругами Клара поселяется при церкви св. Дамиана, находящейся за стенами Ассизи, где пребывала в течение 42 лет, до самой смерти. В 1217 г. по желанию Франциска и ассизского епископа Клара берет на себя обязанности настоятельницы монастыря Сан-Дамиано. В 1216 г. Клара получает от папы Иннокентия III так называемую привилегию бедности. В 1218 - 1219 гг. кардинал Гуголини составляет первый устав "бедных дам", как тогда называли Клару и ее сестер,

стр. 158


образовав как бы второй францисканский орден - орден клариссинок, или дамианисток. В 1247 г. Иннокентий IV дает "бедным дамам" новый Устав. В 1248 - 1252 гг. Клара, которую не устраивает правило, данное Иннокентием IV, пишет собственное, опирающееся на устав св. Франциска для меньших братьев. В сентябре 1253 г. Иннокентий IV посещает тяжелобольную Клару. По ее настойчивой просьбе он утверждает ее правило, но лишь для монастыря Сан-Дамиано и других, которые согласны его принять. 11 августа 1253 г. в понедельник, день Святого Руфина, покровителя Ассизи, Клара умирает. В сентябре 1255 г. папа Александр IV объявляет Клару святой.

Добавим к сказанному, что внимание к личности Франциска Ассизского, к деятельности основанного им монашеского, так называемого нищенствующего ордена, определяется у российских исследователей и читателей не только научными интересами, но и политическими мотивами, развитием политических событий.

В конце XX в. деятельность католического францисканского ордена стала заметным явлением в конфессиональной жизни России и ее столицы. В Москве католическая община существовала и до 90-х гг. XX века. Активную работу в ней проводили монахи-францисканцы. Но с 90-х гг. их роль, как и в целом общины, резко возросла. В августе 1993 г. в Москве была открыта миссия францисканцев (т.н. конвентуальных). Францисканцы стали читать лекции в Колледже католической теологии имени Фомы Аквинского. Они выступают в качестве лекторов и воспитателей в Высшей духовной (католической) семинарии "Дева Мария - царица апостолов". Францисканцы являются также приходскими священниками в Туле, Смоленске, Калуге, Калининграде, а также совсем недавно - в Элисте. У францисканцев имеются монастыри в С. -Петербурге и Новосибирске. Недавно открыт францисканский монастырь в Москве. В 90-е гг. XX в. католическим приходам стали возвращать церковные здания, ранее у них изъятые: несколько церквей в С. -Петербурге (однако католическая церковь Божией Матери Лурдской действовала все время, не закрывалась), церковь в Царском Селе, а также в Луге, Новгороде Великом, Туле и т.д.17. В 1994 г. в Москве было создано францисканское издательство. Прежде всего оно стало заниматься выпуском литературы (на русском языке), посвященной деятельности Франциска Ассизского, его взглядам и идеалам, а также образованию монашеского ордена его имени, или, первоначально ордена миноритов (меньших братьев). Отделение ордена в Москве издает также журнал "Благовестник". Францисканцы руководят ответвлением так называемого третьего ордена св. Франциска, объединяющего мирян, корни которого уходят в эпоху Франциска Ассизского. Отцы-францисканцы проводят миссионерскую деятельность даже в тюрьмах.

Примечания

1. LE GOFF JACQUES. L'homme medieval. - L'homme medieval. Sous la direction de Jacques Le Goff. P. 1989.

2. Ibid., p. 7 - 13.

3. См. о жизни и деятельности Франциска: ЩЕСЮЛ, о. АЛЬБЕРТ. Несколько слов о францисканцах. М. 1996; ЯКОВЕЛЛИ А. Франциск Ассизский. М. 2003; ЗАДВОРНЫЙ В. Л. Святой Франциск и история Францисканского ордена. - Св. Франциск Ассизский. Сочинения. М. 1995; см. также: СТЙККО М. Святой Франциск Ассизский. Милан. 1992.

4. ЩЕСЮЛ, о. АЛЬБЕРТ. Ук. соч., с. 7.

5. ЗАДВОРНЫЙ В. Л. Ук. соч., с. 9.

6. БЕНУА А. Н. История живописи всех времен и народов. Т. 1. СПб. 2002, с. 91 - 103.

7. Цветочки славного мессера Святого Франциска и его братьев. "Нева". Приложение. СПб. 2000.

8. ВЁРМАН К. История искусства всех времен и народов. Т. II. М. 2000, с. 224 - 226.

9. ЗАДВОРНЫЙ В. Л. Ук. соч., с. 12 - 13.

10. КАРСАВИН Л. П. Монашество в средние века. СПб. 1912.

11. Regula fratrum minorum. Textus originalis. Bulla papae Honorii III super regulam fratrum minorum. - Seraphicae legaslationis textus originales, Ad Claras Aquas (Quaracchi). 1897, p. 35 - 47.

12. (Angelus Clareno). Historia septem tribulationum Ordinis Minorum. - Archiv fur Literatur und Kirchengeschichte des Mittelalters (ALKG). Bd. II. Brl. 1886, S. 106 - 164, 249 - 336.

13. Vitae paparum Avenionensium Stephanus Baluzius primum edidit, hoc est historia pontificum romanorum qui Gallia federunt ab anno Christi MCCCV usque ab annum MCCCXC1V. T. I. Parisiis. 1693, p. 599.

14. МАРКС К. Хронологические выписки. I-II. - Архив Маркса и Энгельса. T.VI, с 19.

15. EHRLE F. Petrus Johannis Olivi, sein Leben und seine Schriften. - ALKG. Bd. HI. Brl. 1887, S. 14.

16. ЗАДВОРНЫЙ В. Л. Ук. соч., с. 19.

17. Там же, с. 39 и сл.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ФРАНЦИСК-АССИЗСКИЙ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. Л. КЕРОВ, ФРАНЦИСК АССИЗСКИЙ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 18.02.2021. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ФРАНЦИСК-АССИЗСКИЙ (date of access: 28.10.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. Л. КЕРОВ:

В. Л. КЕРОВ → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
100 views rating
18.02.2021 (252 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ФРАНЦИСК АССИЗСКИЙ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2021, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones