BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-468

share the publication with friends & colleagues

(ЗАКОНОМЕРНОСТИ, ТИПОЛОГИЯ И ПЕРИОДИЗАЦИЯ ПРОЦЕССА)

Эпоха формирования буржуазных наций в Европе важна для исследования, поскольку она оставила огромное политическое и культурное наследие. Это наследие - одна из сфер современной идеологической борьбы. Данная статья посвящена общим проблемам этносоциальных процессов эпохи перехода от феодализма к капитализму в истории народов Центральной1 и Юго-Восточной Европы. Авторы опираются на обобщения, содержащиеся в работах по славяноведению и балканистике, изданных в СССР и в европейских социалистических странах2 . В статье учитываются основные положения теории этноса, которые плодотворно разрабатываются в советской науке3 и все более находят поддержку со


1 Точнее, восточной части Центральной Европы. Граница регионов "Центральная" и "Юго-Восточная" Европа изменялись исторически. В XVIII - начале XX в. в состав Центральной Европы входили западнославянские и венгерская этнические территории, а также южнославянские и румынские земли Габсбургской монархии.. Дискуссию о понятии "исторический регион" см.: Советская этнография, 1984, N 1, с 148 - 152.

2 Опыт изучения истории и культуры народов Центральной и Юго-Восточной Европы, включая интересующий нас период, обобщен в кн.: Марков Д. ф. Сравнительно- исторические и комплексные исследования в общественных науках. М. 1983. Результаты исследований советских ученых, а отчасти и их коллег из зарубежных социалистических стран, содержатся в сборниках и коллективных монографиях, вошедших в серию "Центральная и Юго-Восточная Европа в эпоху перехода от феодализма к капитализму. Проблемы истории и культуры"; перечень этих трудов см. в приложении к кн.: "У истоков формирования наций в Центральной и Юго-Восточной Европе" (М. 1984) (далее - У истоков формирования наций). К названной серии примыкают сборник "Культура и общество в эпоху становления наций" (М. 1974) и монографии: И. С. Миллер "Исследования по истории народов Центральной и Восточной Европы XIX в." (М. 1980); Удальцов И. И. Историография чешского национального возрождения (М. 1984). Ценные статьи содержатся в выпусках "Балканские исследования" (тт. 1 - 9). Из работ ученых социалистических стран назовем: Борheвиh М. Српска нациja у граhанском друштву. Београд. 1979; Българска нация през Възраждането. София. 1980; Koci J. Ceske narodni obrozeni. Praha. 1978; Postanak i razvoj srpske nacije. Beograd. 1979; Drustveni razvoj u Hrvatskoj od 16. do pocetka 20. stoljeca. Zagreb. 1981; Niederhauser E. The Rise of Nationality in Eastern Europe. Budapest. 1981; Aufklarung und Nationen im Osten Europas. Budapest. 1983; Chlebowczyk J. О prawie do bytu malych i miodych narodow. Kwestia narodowa i procesy narodotworcze we wschodniej Europie srodkowej w dobie kapitalizmu. Warszawa - Krakow. 1983; Hroch M. Evropska narodni hnuti v 19 stoleti. Spolecenske-pfedpoklady vzniku novodobych narodu. Praha. 1986.

3 Из новых работ теоретического характера см.: Бромлей Ю. В. Очерки теории этноса. М. 1983; Калтахчян С. Т. Марксистско-ленинская теория нации и современность. М. 1983. В названном труде Ю. В. Бромлея имеется анализ обширной советской и западной литературы по проблемам формирования нации. Обзор соответствующей англоязычной литературы, вышедшей до 70-х годов и в основном ограни-

стр. 60


стороны историков, историков культуры, филологов и представителей смежных областей знания4 . Этнические общности обычно выступают в качестве этносоциальных организмов, обладающих своей экономической, классовой и культурно-политической структурой, а также исторически обусловленными формами этнической психологии и самосознания5 . Этносоциальные организмы феодального периода принято называть феодальными народностями, а общности, соответствующие капиталистическим отношениям, - буржуазными, или капиталистическими, нациями. При таком понимании народность и нация составляют системы, образуемые комплексом: социальных и этнических связей. Очевидно, что переход от феодальной народности к нации представляет собой преобразование одной системы в другую в результате качественных сдвигов в базисе и духовной жизни. Эти закономерности получают черты этнического и регионального своеобразия благодаря, по формулировке К. Маркса, "бесконечно разнообразным эмпирическим обстоятельствам, естественным условиям, расовым отношениям, действующим извне историческим влияниям и т. д."6 .

Исходным рубежом процесса формирования наций в Европе были XV-XVI века - время зарождения в недрах феодализма капиталистического уклада (Нидерланды, Англия). Однако в рамках Европы социально-экономические процессы протекали неравномерно. Это сказывалось на этносоциальном процессе, который в восточной и западной частях Европы протекал по-разному: ведь начало в XVI в. "капиталистической эры"7 на Западе совпало по времени с закрепощением крестьян на территориях к востоку от Эльбы и установлением военно-феодального господства Османской империи на Балканах8 и в некоторых районах Центральной Европы.

В политическом отношении специфика исторического процесса заключалась в возникновении в Центральной и Юго-Восточной Европе крупных феодальных многонациональных (полиэтнических) государств, прежде всего монархии Габсбургов (с 1804 г. - Австрийская империя) и Османской империи. В силу этого в XIX в. в науке утвердилось представление о двух принципиально отличных путях формирования наций в западной и восточной частях Европы: на Западе каждая нация в процессе становления якобы образовала "свое" моноэтническое государство, тогда как на Востоке, наоборот, складывание полиэтнических империй предшествовало формированию наций.

Некоторые основания для такого противопоставления имелись, но лишь некоторые. В действительности же Великобритания никогда не была этнически однородным государством: Шотландия, обладавшая государственной традицией, сохраняла обособленность. Тем более это верно в отношении Ирландии, подвергавшейся угнетению. В ряде случаев складывание наций в западноевропейских странах проходило на базе двух или нескольких феодальных народностей. На примере Франции этот аспект был вскрыт Ф. Энгельсом, который отмечал, что провансальская (южнофранцузская) народность "в средние века была не более родствен-


чивающейся вопросами национального самосознания, см.: Gross M. Neka osnovna obiljezja novije literature о nacionalizmu na engleskom jezicnom podrucju. - Casopis za suvremenu povijest, Zagreb, 1971, N 1; см. также: Таболина Т. В. Этническая проблематика современной американской науки. М. 1985.

4 На это обращали внимание при обсуждении книги Ю. В. Бромлея "Очерки теории этноса" М. А. Барг и акад. Г. В. Степанов (см. Советская этнография, 1984, N 4, с. 146 - 148, 156 - 157).

5 См. Дашдамиров А. Ф. К методологии исследования национально- психологических проблем. - Советская этнография, 1983, N 2; см. также материалы дискуссии по данной статье. - Там же, 1983, NN 2 - 4.

6 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 25, ч. II, с. 354.

7 Там же. Т. 23, с. 728.

8 За исключением побережья Адриатики, которым владели Венеция (до 1797 г.) и Дубровник (до 1808 г.), а также фактически независимой с XVIII в. Черногории.

стр. 61


на северофранцузской, чем теперь польская - русской"9 . По мнению современного французского исследователя Р. Мартелли, тенденция к централизации во Франции обнаружилась ранее становления нации, в силу чего "государство создало нацию, которая и существует... в форме национального государства"10 . По-видимому, механизм этнополитического развития в западной и восточной частях Европы не был разделен столь непроходимой пропастью, как это по традиции порой принято считать. Пробуждение в большинстве стран современной капиталистической Европы региональных национально- культурных движений подтверждает сказанное11 .

Различия, однако, существовали. Их причины изучены недостаточно, но они, прежде всего, связаны с особенностями социально-экономического развития регионов Европы. Весьма различна продолжительность капиталистической "эры" в Западной Европе (с XVI в.) и в восточной части Центральной Европы (с XVIII в.). Далее, на Западе возникновение ряда централизованных государств, интенсивное развитие в них капиталистического рынка, втягивание в эти связи лично свободных крестьян разных национальностей, создание мощных городских центров на территории основной национальности обусловили сдерживание развития этносоциальной структуры и широкую ассимиляцию других, не всегда даже родственных, этносов. Например, в английскую нацию влился значительный кельтский элемент, а в Шотландии возобладал английский язык.

Таким образом, специфика ряда западноевропейских обществ и государств состояла в их значительной способности ассимилировать другие этносы12 . В Центральной Европе аналогичный результат оказался невозможным прежде всего потому, что капиталистический рынок был относительно узким и связь с ним закрепощенного крестьянства незначительной. Существенно и то, что, например, в Габсбургской монархии господствующая народность - австрийские немцы - составляла меньшинство населения. При всем том ассимиляция складывавшейся господствующей нацией представителей других народов все же происходила, хотя никогда не достигала масштабов, присущих капиталистическому обществу Западной Европы.

По мере достижения социально-экономического уровня, необходимого для преобразования феодальных народностей в нации, в Центральной Европе примерно со второй половины XVIII в. начинаются антифеодальные национально-освободительные движения. В османских владениях освободительная борьба, принявшая характер восстаний, началась на ином, менее зрелом этносоциальном уровне. В XIX в. национальные движения становятся одним из решающих факторов этносоциального и общественно-политического развития народов Австрийской (после 1867 г. Австро- Венгерской) монархии и Османской империи. Все это позволяет выделять Центральную и Юго-Восточную Европу в качестве одного из европейских ареалов эпохи перехода от феодализма к капитализму.

В целом складывание здесь большинства наций заняло период от второй половины XVIII до начала XX века13 . Но наиболее интенсивное развитие этого процесса на востоке Центральной Европы совпало с эпохой подъема буржуазии. Специфика ареала заключалась в неполноправ-


9 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 5, с. 377 - 378.

10 Martelli R. La Nation: Ethnics, formations sociales, traditions, luttes politiques en France. P. 1979, p. 25.

11 Этнические процессы в странах зарубежной Европы. М. 1970; Современные этнонациональные процессы в странах Западной Европы. М. 1981.

12 Наряду со стихийным воздействием на этот процесс капитализма в Западной Европе имели место и насильственные методы ассимиляции.

13 Мы не касаемся наций, процесс формирования которых в основном протекал в более поздний период (см., напр., об австрийской нации: Освободительные движения народов Австрийской империи. Т. 1. Возникновение и развитие. Конец XVIII в. - 1849 г. М. 1980, с. 284 - 289).

стр. 62


ном положении большинства его народов. Данная ситуация накладывала отпечаток на характер этносоциальной эволюции, происходившей под воздействием факторов, анализ которых одновременно служит типологизации процесса.

Несомненно, что определяющим был базисный фактор. По уровню и темпам экономического развития между двумя регионами - Центральной Европой и Юго- Восточной Европой - имелись существенные различия. В экономически наиболее развитых зонах Центральной Европы формирование капиталистического уклада началось с конца XVII в., так что в следующем столетии процесс разложения и кризиса феодальных отношений захватывал весь регион, а в XIX в. привел к устранению основных социально- экономических устоев "старого порядка": в польских районах Пруссии - со времени наполеоновских войн по революционный 1848 год, в Австрии - в 1848 г., в Королевстве Польском - в 1864 году. Хотя остатки прежних отношений сохранялись еще десятилетиями, произошел переход к капиталистической формации.

В Османской империи попытки правящих кругов модернизировать государство и общество (реформы начала XIX в., затем Танзимат с 1839 г.) существенного успеха не имели. На большей части Балканского полуострова вплоть до 1878 г. господствовал строй, который был несовместим со сколько-нибудь значительным и устойчивым развитием капитализма, так как, во-первых, он не обеспечивал безопасности личности и собственности капиталиста, во-вторых, государство путем налогов забирало большую часть прибыли, в-третьих - особенно после Крымской войны, - режим не препятствовал губительной для ремесленников и мелких предпринимателей конкуренции промышленности Западной Европы14 . Все же начальные формы капиталистического производства и здесь, преимущественно в Болгарии и Греции, приобрели в первой половине XIX в. значительное распространение. Но переход к более высоким формам был крайне затруднен, а появлявшиеся отдельные централизованные мануфактуры и фабрики могли существовать лишь при покровительстве государства. Таким образом, общая социально-экономическая ситуация в том или ином регионе служит одной из основ типологизации национальных процессов.

Вторым фактором были этноклассовая структура общества в период позднего феодализма и ее изменение вследствие роста капиталистических отношений. Интенсивно шло социальное расслоение в деревне и городе, создававшее объективные условия для складывания промышленной буржуазии и пролетариата. Однако процессы эти, ранее наметившиеся в Центральной Европе, тормозились феодально-барщинными отношениями, а в Юго-Восточной Европе указанная тенденция пробивала себе путь, преодолевая исключительные трудности.

Если трудовое население в основном состояло из лиц коренных для данной территории народностей, то этническая ситуация в среде господствующих классов оказывалась иной. В "наследственных землях" Габсбургов, включая "земли чешской короны", дворянство и возникавшая в XVIII - начале XIX в. промышленная буржуазия имели преимущественно австронемецкий характер. Подавляющая часть феодального класса полиэтнического Венгерского королевства была мадьярской или мадьяризованной. Аналогичной была ситуация в Польше. К коренному этносу принадлежал господствующий класс в Дунайских княжествах (хотя здесь сильную группировку составляли греки-фанариоты), в Албании, у мусульман Боснии, в некоторых районах Греции и др. В отличие от перечисленных народностей чехи, словенцы, болгары и др. не имели национального класса феодалов. Взаимосвязь этнических и социальных


14 См. Тодоров Н. Балканский город XV-XIX веков. М. 1976, с. 190.

стр. 63


компонентов в классовой структуре ареала оказывалась пестрой и в каждом случае влияла на этносоциальный процесс.

Таким образом, переход от феодальных народностей к буржуазным нациям в ареале протекал в условиях т. н. полных или неполных социальных структур позднефеодального общества. Поскольку речь идет не о социальных структурах вообще, а о тех, которые участвовали в складывании определенной нации, их целесообразно именовать структурами этносоциальными. По мере роста буржуазных отношений "неполные" этносоциальные структуры, унаследованные от феодализма, имели тенденцию к преобразованию в "полные" структуры буржуазного общества (буржуазия - пролетариат), причем от динамики этого процесса зависели и сроки завершения формирования нации. Но если такого преобразования не происходило, то не могла и сложиться нация, как это, скажем, было с лужицкими сербами. Такой этнос существовал в эпоху капитализма в качестве буржуазной народности. Вывод о роли "полных" и "неполных" этносоциальных структур позднефеодального общества в процессе трансформации народности в нацию имеет теоретическое и познавательное значение15 .

Непосредственно с социальной структурой того или иного этноса был связан фактор политический. Если у части народов собственные государственно-правовые учреждения, а нередко и традиции национальной государственности отсутствовали (например, у словаков и словенцев национальная государственность исчезла уже в раннем средневековье), то у некоторых народов - как правило, имевших "свой" дворянский класс - органы местной автономии или сословного представительства сохранились. При разной степени их реальной значимости они играли определенную роль в борьбе с иноземным угнетением. Таковы сейм, администрация и армия в Королевстве Польском в 1815 - 1831 гг.; государственное собрание, комитетское (областное) самоуправление в Венгрии; сабор (сословное собрание), а также дворянское самоуправление в Хорватии-Славонии - автономной части Венгерского королевства; сейм Галиции (с 70-х годов XIX в.); в рамках османской державы это - фактическая феодальная автономия Боснии и Герцеговины (до 1851 г.), а временами и Албании.

В эпоху феодализма дворянство как правящий класс разработало соответствующую идеологию. Так, в Венгрии и Польше господствовала теория государственной или политической нации (natio hungarica, natio polonica; правильный перевод - нация Венгрии, нация Польши). Эти "нации" охватывали всю или почти всю этническую территорию венгров и поляков, как и территории других народов, входивших в состав венгерского и польского государств. Аналогичный - феодально-территориальный смысл имел термин "natio Croatiae", но лишь для исторического "королевства Хорватии" (области Загреба), т. е. той части хорватской этнической территории, где находилась основная группировка хорватского дворянства. Феодальные "нации" означали только класс феодалов- землевладельцев независимо от этнического состава как самих помещиков, так и разноязычных закрепощенных крестьян (misera plebs), в состав "нации" не входивших; официальным языком этих "наций" был латинский.

В период разложения феодализма и роста буржуазных отношений, в которые втягивались и представители феодального класса, термин "natio hungarica" и аналогичные ему понятия стали постепенно наполняться буржуазным содержанием, играя роль в воспитании националь-


15 Понятия "полные" и "неполные" социальные структуры используются в советских этнографических и демографических исследованиях (см. напр.: Современные этнические процессы в СССР. М. 1977, с. 144, 146, 151).

стр. 64


ного сознания16 . При этом венгерское и польское дворянство и нарождавшаяся буржуазия склонны были распространять понятие "нация" на все население их государств, рассматривая другие этнические общности лишь как народы "неисторические", или "племена", не имеющие права на самостоятельное политическое существование. При этом охотно ссылались на т. н. французское определение нации как населения государства17 .

Существовали и промежуточные варианты. Так, в чешских землях, где феодальный класс и появляющаяся в XVIII - начале XIX в. промышленная буржуазия состояли из лиц инонационального или онемеченного происхождения, сословные сеймы имели почти символическое значение. Хотя реальная роль их была сведена к нулю, они свидетельствовали о былой независимости страны, что подчеркивалось титулом австрийских монархов как "королей Чехии" и "маркграфов Моравии". В период подъема национально-освободительного движения (40 - 60-е годы XIX в.) важную роль играл лозунг объединения "земель чешской короны" в рамках монархии Габсбургов в единую чешскую административно-политическую единицу. Роль своеобразного (частичного) заменителя государственных учреждений могла играть церковная организация (например, сербская православная церковь в Австрийской империи; в 1864 г. православные румыны Венгерского королевства добились отделения своей церкви от сербской, что имело значение для процесса развития их нации).

Пестрой была и этнотерриториальная ситуация, также составлявшая фактор типологизации изучаемого процесса. Этнические области ряда феодальных народностей входили в состав не одной, а двух или нескольких империй. Так, сербы проживали в Австрийской монархии и Османской империи, а с начала XIX в. и в автономной Сербии (сербами себя считали тогда и черногорцы, вместе с тем сознававшие свою самобытность); до 1878 г. в состав двух империй входила и хорватская территория. Румыны населяли Молдавию и Валахию - вассальные княжества Османской империи, большую часть Трансильвании и часть Баната в составе монархии Габсбургов. Этнические центры сербов и румын сформировались вне Австрии, тогда как хорватов - в пределах империи. Польша подверглась разделу уже в период трансформации народности в нацию.

Политическое единство этнической территории не во всех случаях можно оценивать как фактор, благоприятный национальному развитию. Вхождение в состав Австрийской монархии позволило части сербского народа избежать османского ига. Но, конечно, как правило, отсутствие политического единства территории тормозило процесс становления наций. Наконец, для изучаемого процесса было существенно, формировалась ли нация на основе уже сложившейся и осознававшей свое единство феодальной народности (венгры), или на основе территориальных этносоциальных общностей эпохи феодализма, или же на основе двух или нескольких феодальных народностей18 .

Таковы предлагаемые нами принципы типологии формирования наций. В целом формирование наций определялось как основным - со-


16 Арато Э. К вопросу истории понятия нации в Венгрии. In: Nouvelles etudes historiques, Budapest, 1965, N 1; Исламов Т. М. От "нацио хунгарика" к венгерской нации. В кн.: У истоков формирования наций.

17 В словаре Французской академии (1694 г.) отмечалось, что nation состоит из "всего населения данного государства, данной страны, подчиняющегося одним и тем же законам и пользующегося одним и тем же языком". В знаменитой "Энциклопедии" сказано, что термин "нация" "применяется для обозначения значительного количества людей, которые населяют определенную страну, ограниченную определенными рубежами, и подчиняются одному и тому же правительству" (Textes choisis de I'Encyclopedie ou Dictionnaire raisonne des Sciences, des Arts et de Metiers. P. 1962, pp. 172 - 173).

18 Об этом подробнее см.: Бромлей Ю. В. Ук. соч., с. 301 - 307.

стр. 65


циальноэкономическим (базисным) - фактором, так и иными перечисленными факторами и условиями, находившимися в диалектической взаимозависимости. Конкретно- исторический анализ складывания наций Центральной и Юго-Восточной Европы как этносоциальных общностей предполагает изучение совокупности социально- экономических и этнокультурных проблем.

В комплексе проблем социально-экономического характера важное место принадлежит воздействию буржуазных связей на этносоциальное развитие неполноправных народов ареала. В условиях Центральной Европы это воздействие было противоречивым. Как отмечал В. И. Ленин, "пока разные нации живут в одном государстве, их связывают миллионы и миллиарды нитей экономического, правового и бытового характера"19 . Многонациональные государства являлись целостной системой, и, например, развитие капитализма в центре Австрийской монархии оказывало влияние на капиталистическую эволюцию и на сознание населения всех ее областей. Генезис буржуазных отношений в многонациональных государствах стимулировал складывание наций, - тем более что этот процесс происходил в эпоху перехода к капитализму во всей Европе, а с конца XVIII в. - под мощным воздействием Французской революции. Определенное позитивное воздействие на складывание наций оказывали контакты местной торговой буржуазии с инонациональным (в Австрийской монархии - с австронемецким) капиталом, а также отходничество. Наиболее значимым результатом основания инонациональным капиталом предприятий в национальных областях было зарождение там рабочего класса. Кроме того, начало формирования наций стимулировалось втягиванием не только Центральной, но и Юго-Восточной Европы в XVIII-XIX вв. в мировой рынок.

Что касается развития национальных рынков, то этот вопрос заслуживает специального исследования. Отметим лишь, что для складывания наций важное значение имело формирование внутриэтнических хозяйственных связей. Но в Центральной и Юго- Восточной Европе областные (зональные) рынки охватывали, как правило, разноязычное население. При этом в монархии Габсбургов определяющую роль в развитии общеимперских связей играла австронемецкая буржуазия, а в Османской империи в этой роли выступал греческий и особенно иностранный капитал, эксплуатировавший страну. В целом для формирования наций в составе многонациональных государств решающее значение имело не только и, по-видимому, долгое время даже не столько складывание отдельных национальных рынков (монопольный рынок оставался мечтой национальной буржуазии), сколько становление этносоциальной структуры буржуазного общества - прежде всего развитие национальной торгово-промышленной буржуазии и рабочего класса. В Центральной Европе этот процесс, несмотря на все трудности, развивался, тогда как, на Юго-Востоке континента османское иго ставило ему почти непреодолимые препятствия20 .

Если вхождение народов в состав многонациональной Габсбургской монархии имело противоречивые последствия для национальных процессов, то османское иго имело в этом отношении однозначно реакционное значение.

Но развитие капитализма в центре многонациональных государств Центральной Европы имело и негативные последствия для национальных процессов. В Австрийской монархии, например, протекционистская


19 Ленин В. И. ПСС. Т. 24, с. 175.

20 См. Дьяков В. А., [Миллер И. С.] , Фрейдзон В. И. Общие закономерности и специфика социального развития стран Центральной и Юго-Восточной Европы. В кн.: Социальная структура общества в XIX в. Страны Центральной и Юго- Восточной Европы. М. 1982, с. 346 - 366.

стр. 66


политика венского правительства и поддержка мануфактурного, а затем фабричного производства и коммерции диктовались интересами правящих австронемецких кругов. Это усугубляло неравномерность развития западной и восточной частей монархии. Австронемецкая конкуренция тормозила формирование местной промышленной буржуазии. В некоторых землях монархии значительные масштабы приобрел процесс ассимиляции. Поэтому недостаточно констатировать факт возникновения на определенной этнической территории капиталистических отношений. В каждом случае существенно установить, каков был этнический облик развивающихся в буржуазном направлении социальных слоев.

Итак, становление социальной структуры буржуазного общества у народов ареала происходило по-разному. Его специфика предопределяла не только облик наций, особенно на начальном этапе их складывания, но и характер тех социальных сил, которые вставали во главе национально-освободительных движений. В Венгерском королевстве и на определенном этапе у поляков, хорватов и в Дунайских княжествах это были различные фракции дворянства, а у остальных народов Центральной и Юго-Восточной Европы - по большей части мелкая городская, сельская и (особенно у греков, болгар и сербов) торговая буржуазия. Обращая внимание на сложность и пестроту картины, В. И. Ленин высказал глубокую мысль о том, что в зависимости от исторических условий миссию носителей буржуазного развития могли выполнять "различные слои имущих товаропроизводителей"21 .

Названные факторы, взятые в совокупности, сыграли решающую роль в складывании наций, но значение каждого из них могло быть различным. В одном случае этнодифференцирующим фактором являлся язык (например, немцы и чехи), в другом при наличии общей территории, экономических связей и языка - религиозные различия, в которых сказывались разные этнокультурные традиции масс и разные интересы имущих слоев (например, сербы - православные и хорваты - католики). В третьем случае родство языка, общность религии, общая территория и исстари прочные экономические связи как факторы интеграции теряли значение перед лицом разной традиции и интересов обуржуазивающихся слоев (словенцы и хорваты северо-западной Хорватии).

Установить реальное значение многообразных факторов, действующих в процессе формирования наций, позволяет системный подход к вопросу. Если нация представляет собой этносоциальную систему, то процесс ее становления следует рассматривать в качестве генезиса данной системы. При этом методологическое значение имеет положение К. Маркса о любой социальной и органической системе. Маркс подчеркивал, что развитие системы "в направлении целостности состоит именно в том, чтобы подчинить себе все элементы общества или создать из него еще недостающие ей органы. Таким путем система в ходе исторического развития превращается в целостность22 .

Процесс перехода от феодальных народностей к нациям подтверждает справедливость этого. Чтобы нация могла конституироваться, отдельные ее компоненты должны возникнуть и какое-то время, хотя бы и не синхронно, развиваться в рамках феодальной народности. Для их выявления необходимо комплексное изучение "донационального" и "национального" этапов в их взаимосвязи, тем более что грани между ними в каждом случае нуждаются в установлении. Отдельные социальные и этнокультурные компоненты будущего национального развития подчас обнаруживаются на этапе феодальных народностей. Одним из проявлений этого служит распространение в общественной мысли и культуре


21 Ленин В. И. ПСС. Т. 26, с. 144.

22 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 46, ч. I, с. 229.

стр. 67


Польши, Чешских земель, Венгерского королевства, Далмации конца XV - начала XVII в. ренессансно-гуманистических представлений. В других случаях между периодом развитой феодальной народности и началом становления нации лежала полоса социального и культурного застоя, как это имело место у народов, подпавших в XIV-XV вв. под османское иго. Исходная фаза формирования наций здесь включала в себя повторение в сжатом и ускоренном виде (особенно наглядно в культуре) ряда явлений, свойственных периоду развитой феодальной народности23 .

Развитие народностей в нации в Центральной Европе не было прямолинейным процессом. В XVIII в. носителями буржуазных отношений в Австрии в первую очередь стали немцы; остальные народы значительно отстали в социально-экономическом плане и поэтому были сильно потеснены и в этническом отношении. Так, в Крайне еще в первой половине XVIII в. помещики владели немецким и словенским языками24 . С середины же XVIII в. словенский язык оттесняется в крестьянскую избу, в хижину бедняка- горожанина. Еще разительнее был упадок языка и культуры в Чешских землях, наиболее значительный в середине XVIII в. в условиях проводившейся Габсбургами политики контрреформации и германизации25 . Даже в сохранившей самобытность Венгрии в период контрреформации венгерский язык вытеснялся латынью в сфере политики, науки, отчасти и художественной культуры26 . Положение угнетенных народов Габсбургской монархии еще более осложнилось, когда в 1780-е годы Иосиф II объявил официальным для всего государства немецкий язык, который он рассматривал как наиболее пригодное средство коммуникации в австрийской многонациональной державе.

В такой обстановке многим патриотически настроенным деятелям культуры угнетенных народов Австрии (особенно чехов и словенцев) казалось, что их языки обречены на исчезновение. Этого опасался даже такой проницательный чешский ученый, как Й. Добровский. Однако подобные прогнозы не оправдались. Способность австронемецкого общества к ассимиляции других этносов никогда не достигла степени, присущей некоторым нациям Западной Европы. Развитие буржуазных отношений в Австрийской монархии и начавшийся процесс становления буржуазной социальной структуры неполноправных народов предопределили их этническое будущее. Тем не менее, проблема германизации, итальянизации, мадьяризации и полонизации народов с "неполными" структурами еще долгое время сохраняла остроту.

В зоне османского господства этническая ситуация оказалась иной. Прежде всего, на Балканах турок было немного. Да и социально-экономическая отсталость господствовавшего этноса по сравнению с угнетенными балканскими народами делала стихийную ассимиляцию (отуречивание) невозможной. Политика властей состояла в насаждении ислама и переселении на Балканы турецкого и иного мусульманского населения. Но при этом южные славяне, греки и албанцы сохранили свой родной язык, а в абсолютном большинстве - и религию. Специфика большей части Балкан состояла в наличии богатой и политически влиятельной греческой торговой буржуазии, чиновничества и православной церкви, в руках которой находилось школьное дело. Это вело к эллинизации части купечества и образованных людей.


23 Об этом см.: Гачев Г. Д. От синкретизма к художественности (на материале болгарской литературы первой половины XIX в.). - Вопросы литературы, 1958, N 4, с. 126сл.

24 Чуркина И. В. Начальный этап развития словенского национального самосознания. В кн.: У истоков формирования наций.

25 О динамике данной языковой ситуации см.: Мыльников А. С. Эпоха Просвещения в Чешских землях. М. 1977.

26 Исламов Т. М. От "нацио хунгарика" к венгерской нации, с. 52 - 53.

стр. 68


Обобщенным показателем процесса формирования наций являлось национальное самосознание, генезис которого составил часть этносоциальной эволюции. Но осознание принадлежности к той или иной этнической общности, хотя бы и разделенной административно, в ряде случаев было характерно уже для периода консолидации феодальных народностей (народностное самосознание)27 . Выступления в защиту прав родного языка и народного просвещения с этнических, а не средневековых локальных позиций имели место уже до возникновения капиталистического уклада: от чехов в XVII в. на северо-западе ареала до албанцев и болгар в XVIII в. на юго-востоке. Обычно это было связано с расширением внутриэтнических контактов вследствие развития рыночных связей, с массовой освободительной борьбой, а также с влиянием внешних факторов - европейского Просвещения, войн России и Австрии? с Османской империей, усиливавших в среде балканских народов надежды на освобождение28 .

Однако в целом в докапиталистическую эпоху народностное самосознание сосуществовало с областническим и субэтническим, было нередко отягощено сословными и религиозными представлениями. Длительная политическая раздробленность феодальной народности (например, хорватов) крайне ослабляла сознание этнической общности; у словенцев, например, оно сформировалось лишь в эпоху складывания нации из ряда территориальных этносоциальных общностей. Но и при капитализме локальное сознание подчас устойчиво сохранялось даже в рамках самосознания национального (таково, например, "моравское" сознание чешскоязычного населения в Моравии - одной из земель Австрийской монархии) - это было следствием вековой замкнутости "земельных" экономических и политических интересов.

Становление национальной культуры - культуры Нового времени - означало диалектическое отрицание культуры народностной. Но при этом удерживались и преобразовывались ее существенные компоненты. Поэтому наличие народностного самосознания сыграло немалую роль на начальном этапе формирования самосознания национального. Вклад в развитие последнего внесли все классы и социальные группы формировавшейся нации, и, прежде всего массы трудящихся, сохранившие верность родному языку и традициям отечественной культуры. Новейшие исследования показывают, что национальное самосознание (формы его проявления в крестьянской и городской среде были различными) развивалось не только "сверху вниз", как нередко считается в буржуазной науке, но в значительной мере - и от социальных низов к социальным верхам. Идейные представители неполноправных народов обобщали и осмысливали стихийный рост национального самосознания, прилагали усилия для его распространения и оформления, придавали ему идеологический характер29 . В качестве примера сошлемся на утверждение этнонима - самоназвания этноса, закреплявшего сознание принадлежности к данному народу.

В докапиталистический период этнонимы нередко воспринимались в локальном, территориальном или конфессиональном смысле. Но процесс складывания национального самосознания, как правило, обгонял привычные формы его истолкования. У сербов Боснии и Герцеговины до 70-х годов XIX в. бытовали этнонимы "хришчанин", "эркач", "рац", "влах" и др., тогда как термин "серб" воспринимался частью крестьян


27 О народностном самосознании в период формирования раннефеодальных народностей см.: Литаврин Г. Г. Этническое самосознание славян в VII-X вв., В кн.: История, культура, этнография и фольклор славянских народов. М. 1978.

28 Фрейдзон В. И. К проблеме перехода от феодальной народности к нации в странах Центральной и Юго-Восточной Европы. - Новая и новейшая история, 1983, N 4.

29 Мыльников А. С. Народная культура и генезис национального самосознания. - Советская этнография, 1981, N 6.

стр. 69


как указание на принадлежность к православию. С другой стороны, конфессионимы "католик", "латин", "шокац" служили для части славян Боснии и Герцеговины этнонимами, и лишь в последние десятилетия XIX в. среди них распространился этноним "хорват".

Насаждение общего этнонима и осмеяние религиозных, локальных и иных исторически возникших наименований и прозвищ занимали в национальной пропаганде идеологов большое место. Сербский педагог и революционер В. Пелагич, например, действовавший в селах Боснии в 60-х годах XIX в., даже советовал "добрым людям", давать "денежку" детям, усвоившим, что они сербы30 . В том же контексте лежала и борьба с "отпадничеством", т. е. с представителями имущих слоев, отрекавшимися от своей национальной принадлежности. Паисий Хилендарский в Болгарии, К. Там в Чехии и ряд других деятелей уже в XVIII в. рассматривали "отпадничество" как акт национального предательства.

Наряду с культурой сферами реализации национального самосознания стали общественная психология и идеология. Во всех этих областях духовной жизни отразились социально-экономические сдвиги, связанные с переходом от феодализма к капитализму. Главное состояло в изменении видения мира, в отходе от средневековых религиозно- спиритуалистических представлений и усвоении системы ценностей Нового времени. Наметившиеся перемены непосредственно затронули не только содержание, но и функциональную роль культуры в общественном развитии. В самом деле, культуре феодальной народности присущ ряд черт, существенно отличающих ее от культуры формировавшейся нации. Прежде всего, элитарная, придворная культура, обслуживавшая нужды господствующих верхов, противостояла культуре непривилегированных классов и групп (народная крестьянская и городская культура). Нередко эти различия подчеркивались употреблением в феодальной среде латыни или инонационального языка - французского в Польше, французского и немецкого в Чешских землях и т. д.

У народов с "неполной" социальной структурой позднефеодального общества элитарная культура была выражена слабее, чем у народов с "полной" структурой, или отсутствовала вообще. Впрочем, "китайской стены", которая бы закрывала всякую возможность общения между элитарной и народной культурой, не было. Их взаимовлияние становилось все более интенсивным с началом перехода от феодализма к капитализму. Далее, характерными чертами культуры феодальной народности были ее регионализм и конфессионализм. Регионализм, например, был особенно велик у народов, утративших в далеком прошлом (словаки, словенцы) или даже позднее (чехи) государственную независимость. Преодоление этих черт сделалось объективно первостепенной задачей формировавшейся национальной культуры. Этому способствовало развитие буржуазных связей и складывание национальных и общегосударственных рынков. В целом те или иные характерные черты культуры отдельных наций ареала были связаны как с социальной структурой данного народа, так и с культурным наследием, сложившимся к началу формирования наций, и, наконец, с развитием национальной и социальной освободительной борьбы в Новое время. Складывавшаяся национальная культура, сохраняя относительную автономность, способствовала упрочению комплекса внутринациональных социально-экономических связей.

В общественной мысли и культуре большинства народов Центральной и Юго-Восточной Европы во второй половине XVIII - начале XIX в. преобладало воздействие идей европейского Просвещения, воспринимавшихся сообразно местным условиям в разных формах нацио-


30 Hadzijahic M. Formiranje nacionalnih ideologija u Bosni i Hercegovini u XIX vijeku. - Jugoslovenski istorijski casopis, 1970, N 1 - 12, s. 57 - 58.

стр. 70


нального просветительства, которое объективно (а иногда и субъективно) приобретало политическое значение. Просветительная деятельность начиналась с критики суеверий, грубых нравов, пропаганды навыков гигиены, достижений агрономии и т. п. Сам факт обращения к широким слоям с назиданием на народном языке свидетельствовал о новой социальной позиции. Весьма интенсивно указанные тенденции проявились в; Чешских землях, где национально-просветительное направление возникает на рубеже 60 - 70-х годов XVIII в. (Г. Добнер, М. А. Фойгт, Ф. М. Пельцль, И. Борн и др.), достигая расцвета в деятельности Й. Добровского, И. Прохазки, В. М. Крамериуса и других приверженцев идей; Просвещения конца 70-х - начала 90-х годов XVIII века. Ярким патриотическим документом стала написанная по-чешски "Защита чешского языка против злобных его хулителей" К. Тама (1783 г.). Чешские просветители выступали в защиту свободы совести и мысли, а в социальных и политических вопросах поддерживали в основном курс "просвещенного абсолютизма".

При всей своей исторической и классовой ограниченности сторонники национально- просветительского движения в Центральной, а затем и в Юго-Восточной Европе были движимы стремлением способствовать прогрессу своих народов. Для пропаганды своих идей они использовали не только научные труды и публицистические трактаты, но и художественную литературу. Ее героями становились не монархи, полководцы и рыцари, как прежде, а в первую очередь крестьяне и представители городского населения - студенты, купцы, слуги, священники и т. д. Словенский просветитель конца XVIII в. А. Линхарт переложил на местный материал комедию П. Бомарше "Свадьба Фигаро", в которой высмеивалось дворянство. Излюбленным народным чтением стал "Приятный разговор славянского народа" хорвата А. Качича (середина XVIII в.), посвященный борьбе с османами. Пропаганда героических традиций прошлого, отстаивание прав родного языка, разработка всех областей художественной культуры и науки становятся важнейшим направлением общественно-культурного движения народов Центральной ж Юго-Восточной Европы.

Культурный фактор сыграл в становлении наций у этих народов во многом уникальную роль. Культура явилась инструментом борьбы против внешнего угнетения, в частности стала средством воспитания национального самосознания. Тем самым она способствовала консолидации наций. Но одновременно в культуре с самого начала отражалось развитие классовых противоречий внутри каждой формирующейся нации. Отмечая господствующие позиции буржуазной идеологии в национальной культуре периода капитализма, Ленин указывал на наличие "двух культур" в каждой национальной культуре и подчеркивал: "В каждой национальной культуре есть, хотя бы не развитые, элементы демократической и социалистической культуры, ибо в каждой нации есть трудящаяся и эксплуатируемая масса, условия жизни которой неизбежно порождают идеологию демократическую и социалистическую"31 .

В эпоху формирования наций наряду с культурой образованных слоев складывающегося буржуазного общества (в том числе с т. н. профессиональными формами культурной деятельности) не меньшую, а подчас даже большую роль играла культура народная. Она отражала трудовую" практику, быт, духовные запросы и чаяния непривилегированных слоев сельского и городского населения. Но именно поэтому она не была социально и идейно однородной. Наряду с прогрессивными, свободолюбивыми устремлениями народных масс она несла в себе предрассудки и суеверия, вызванные низким уровнем образованности, тяжелой жизни трудящихся, испытывавших к тому же целенаправленное воздействие со


31 Ленин В. И. ПСС. Т. 24, с. 120 - 121.

стр. 71


стороны господствующих классов. Народная культура нуждается не в приукрашивании и идеализации, а в кропотливом и критическом изучении, образец которого мы находим в трудах Ленина. Нельзя не принимать во внимание и этническую пестроту культуры народов Центральной и Юго-Восточной Европы, где вследствие существования в то время многонациональных империй наблюдалась размытость этнических границ.

По мере упрочения этносоциальных основ формировавшихся наций на рубеже XVIII-XIX вв. национально-просветительная идеология постепенно (в разных регионах и у отдельных народов с некоторыми колебаниями во времени) перерастала в комплекс идей буржуазного (в том числе и мелкобуржуазного) типа, которые Ленин называл "национальной идеологией"32. Все более усиливающееся воздействие на общественную мысль и культуру первой половины XIX в., а отчасти и позднее (особенно на Балканах) оказывали романтические представления. Они нашли отражение не только в литературе и искусстве, в том числе в форме революционного романтизма, представителями которого, например, в польской литературе был Ю. Словацкий, а в чешской - К. Г. Маха, но и в других компонентах культуры, вплоть до культуры бытовой. Национально-романтические представления закрепились в истории и филологии, что имело значение для развития национального самосознания и отстаивания прав угнетенных народов.

"Исторические исследования, охватывающие политическое, литературное и лингвистическое развитие славян, - подчеркивал в 1855 г. Энгельс, - сделали в Австрии гигантские успехи". Указывая на их общественно-культурное значение, Энгельс продолжал: "Шафарик, Копитар и Миклошич как лингвисты, Палацкий как историк стали во главе движения, за ними следовало множество других менее одаренных или вовсе лишенных дарований ученых, как Ганка, Гай, и другие. Славные эпохи чешской и сербской истории рисовались в ярких красках в противовес униженному и жалкому положению этих национальностей в настоящем"33 . Сходные тенденции прослеживаются на материалах истории культуры венгров, румын, греков, албанцев и всех славянских народов ареала.

Кардинальное значение для национального развития имели деятельность по кодификации языков (издание словарей и грамматик), созданию национальной литературы, изучение фольклора и лексическое обогащение языков. Это были закономерные процессы, поскольку, как отмечал Ленин, "пробуждение масс к обладанию родным языком и его литературой" есть "необходимое условие и спутник полного развития капитализма, полного проникновения обмена до последней крестьянской семьи"34 . Присущее деятелям культур этих народов представление, что основой этнической общности является народный язык, было связано с новым взглядом на массы как на носителей качеств этноса, т. е. с демократизацией этнических - и не только этнических - представлений. В условиях слабых экономических и социальных связей, при отсутствии своей государственности язык вообще казался национальным идеологам единственным звеном, связующим народ.

Процесс формирования буржуазного общества и вместе с тем складывания наций протекал в условиях освободительной борьбы против инонационального феодального угнетения, а у неполноправных народов Центральной Европы - и против класса капиталистов господствующей нации. Силу этой борьбе придавало участие в ней широких масс. Эти освободительные движения, в свою очередь, являлись важным фактором,


32 Там же. Т. 26, с. 162 - 163. Понятием "национальная идеология" широко пользуются и историки европейских социалистических стран.

33 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 11, с. 205.

34 Ленин В. И. ПСС. Т. 30, с. 89.

стр. 72


стимулировавшим процесс складывания наций. Обычно национально-патриотическая деятельность начиналась не одновременно на всей этнической территории, а в какой-либо из ее областей, где складывались для этого относительно благоприятные условия35 . Ввиду различий в положении отдельных частей формирующейся этнической территории было-предложено, вслед за Ф. Энгельсом36 назвать такую передовую область "национальным ядром"37 . В его пределах все внутренние связи складывающейся нации имели более интенсивный характер, чем на других территориях. Примеры активного воздействия ядра на складывание нации, на распространение национального самосознания и национальных идей представляет история хорватов (ведущая область - собственно Хорватия с г. Загребом), сербов (Сербское княжество с г. Белградом и Воеводина с г. Нови-Садом), словенцев (Крайна с г. Любляной), болгар (ведущая область - северо-восточная часть страны), греков (их центрами были приморские города, а также некоторые острова).

Один из городов постепенно становился общенациональным культурно-идеологическим, социально-экономическим и национально-организующим центром. Роль городов в складывании нации очень велика38 . Здесь формировалась наиболее зрелая этносоциальная структура, включая интеллигенцию, концентрировались экономические связи, учреждения культуры (музеи, школы, типографии, научные общества), позднее - политические организации и их печать. Многонациональные города е преобладанием буржуазии привилегированной нации становились ареной борьбы, поскольку здесь с наибольшей интенсивностью сказывались противоположные последствия развития капитализма - ассимиляция и одновременно "пробуждение" и консолидация наций.

У западных и южных славян в период позднего феодализма и, особенно в период национального пробуждения обширное место в национальном самосознании заняли идеи славянского родства и взаимопомощи. В этих идеях особое место, естественно, занимала Россия - великая славянская держава, духовная культура которой в XIX в. переживала невиданный подъем. Представления о славянской общности вселяли уверенность в национальном будущем и в некоторых случаях (у словаков) стимулировали упрочение национального самосознания еще до конца XIX века39 . По мере созревания наций идеи этнического единства всех или тех или иных групп славянских народов (например, чехословакизм или югославизм) преобразовывались национальными идеологами - в зависимости от различных классовых интересов - в программы равноправного культурного или политического сотрудничества, или вообще отбрасывались, или приобретали реакционный характер40 .

Идеологом национально-освободительных движений стала формировавшаяся интеллигенция. В зависимости от характера социальных сил,


35 Заслуга в изучении этой проблемы на примере народов с "неполными" социальными структурами одному из первых принадлежит чехословацкому историку М. Гроху (см.: Hroch M. Die Vorkampfer der nationalen Bewegung bei den kleinen Volkern Europas. Praha. 1968; ejusd. К otazce uzemni skladby narodniho hnuti. - Ceskoslovensky casopis historicky, 1971, N 4).

36 См. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 9, с. 34.

37 Фрейдзон В. И. К проблеме периодизации процесса формирования наций у югославянских народов Австрийской империи. В кн.: Проблемы истории и культуры. М. 1977, с. 241 - 242; см. также: Формирование наций в Центральной и Юго-Восточной Европе. М. 1981, с. 45 - 46. Трактовка национального ядра как центра тяготения нации встретила положительный отклик в ЧССР (см. Sestak М. К uloze slovanstvl v narodni ideologii a politice Chorvatu, Srbu a Slovincu v 19. stol. In: Slovanske historicke studie, XIII. Praha. 1982, s. 170 - 171).

38 См. Юхнева Н. В. О роли многонациональных городов Центральной и Восточной Европы в интеграционных этнических процессах. В кн.: У истоков формирования наций.

39 Подробнее см.: Освободительные движения народов Австрийской империи. Т. 2. Период утверждения капитализма. М. 1981, с. 330.

40 Подробнее см.: там же. Т. 1, гл. 5, § 5; т. 2, гл. 4, § 3.

стр. 73


возглавлявших движение, она отражала интересы обуржуазивавшегося дворянства, мелкой городской, сельской и торговой буржуазии, зарождавшейся промышленной буржуазии и т. п. Это понятно, ибо, по словам Ленина, интеллигенция "всего сознательнее, всего решительнее и всего точнее отражает и выражает развитие классовых интересов"41 . Большая часть интеллигенции, связанной с буржуазными социальными силами, отстаивала мысль, что нацию укрепит лишь создание зажиточного "среднего слоя" и просвещение народа. Некоторые прогрессивные национальные идеи интеллигенция народов Центральной и Юго-Восточной Европы заимствовала у более передовых наций, она учитывала опыт более зрелых национальных движений (например, польского, чешского и венгерского).

По мере поляризации классовых сил возникали радикальные и революционно- демократические течения. Так, большую роль в соединении социальных целей масс и национально-освободительной борьбы сыграли М. Танчич в Венгрии, Я. Дембовский в Польше, С. Маркович в Сербии. В Чешских землях и Словакии радикально- демократическая интеллигенция выступила в канун революции 1848 - 1849 годов. Деятельность представителей этих направлений отражала накал антифеодальной, а в ряде случаев - и антибуржуазной борьбы масс. Классовая борьба крестьянства, социальных низов города и зарождавшегося пролетариата, способствуя гибели феодализма, создавала тем самым благоприятные условия для формирования наций. Когда на первый план выдвигались непосредственно политические цели, особое место в идейно-политическом сплочении классов в национальном масштабе занимала печать, что было связано с ростом грамотности населения42 .

Важное место в теоретических выступлениях и практической деятельности сторонников национально-освободительных движений принадлежало государственно-правовому фактору. Уже накануне 1848 г. прогрессивные течения в Венгрии, Хорватии, Чехии стремились превратить сословные представительства в буржуазные учреждения. В монархии Габсбургов во время революции были подтверждены или впервые выдвинуты программы территориальной национальной автономии (поляки, чехи, хорваты, словенцы, сербы, западные украинцы и др.). Венгерский народ поднялся на национально- освободительную войну; восстания, в которых выявились социальные и национальные мотивы, вспыхивали в Кракове (1846 г.), Львове и Праге (1848 г.). Все это свидетельствовало о проявлении тенденции, характерной для складывания наций, - стремлении к национальной государственности43 .

В зоне османского господства замедленность развития буржуазных отношений, воздвигавшая препятствия на пути формирования наций, усиливала политическую напряженность. Такое положение революционизировало не только народные массы, но и часть буржуазных слоев. Это породило народные восстания против османского господства и национально-освободительные войны сербов (1804 - 1813 гг.) и греков (1821- 1829 гг.). При поддержке России возникло автономное Сербское княжество, при ее и других держав поддержке - независимое Греческое государство. В тот период сербы Османской империи еще находились на "стадии феодальной народности (поскольку буржуазный уклад отсутствовал), греки, по-видимому, - в начале складывания нации. Черногорское государство уже существовало, при этом структура общества носила еще патриархально-племенной характер. Таким образом, создание первых национальных государств на Балканах произошло либо до того, как


41 Ленин В. И. ПСС. Т. 7, с. 343.

42 О проблемах развития грамотности в эпоху формирования наций см.: Кузьмин М. Н. Школа и образование в Чехословакии. М. 1971.

43 Эти проблемы освещены в монографии "Освободительные движения народов Австрийской империи" (Т. 1).

стр. 74


здесь сложились буржуазные нации, либо ранее, чем этот процесс достиг высокого уровня. Развитие буржуазной экономики и национальной культуры происходило здесь уже в рамках национальных государств, само существование которых (как ядра нации) способствовало формированию национального самосознания не только у сербов и греков, оставшихся под иноземным гнетом, но и у других народов.

Одной из форм освободительной борьбы балканских славян было движение за национальную церковь, против засилья фанариотов в церкви и школе. Создание болгарского экзархата (1870 г.), в сущности, означало - признание Портой за болгарами права этнического существования44 .

Сложной и мало исследованной проблемой является периодизация формирования наций в Центральной и Юго-Восточной Европе. В целом та роль, которую сыграла в национальных процессах в Австрийской империи революция 1848 - 1849 гг., в османской зоне была отведена историей народным восстаниям и войнам, в том числе русско- турецким. Но этапы развития народностей в нации лишь в основном совпадали с социально-экономическими сдвигами. При периодизации этого процесса необходимо учитывать и конкретные обстоятельства, воздействовавшие на национальное самосознание. Так, хотя словенцы находились в более передовой в капиталистическом отношении западной части монархии Габсбургов, национальное возрождение у них было затруднено по сравнению с Хорватией, располагавшей территориальной автономией, и сербами, пользовавшимися церковно-культурной автономией. Но позднее сказалось преимущество более развитой в экономическом отношении среды и более высокого культурного уровня словенцев, и процесс складывания нации у всех трех народов в основном завершился примерно в один и тот же период - в начале XX века.

Даже при наличии известных объективных условий нет оснований считать, что нация складывается до того, как возникает национальное самосознание хотя бы у немногочисленного круга лиц. При трансформации народности в нацию свидетельством этого может служить содержание "национальных идей": место сословной идеологии занимает буржуазная по содержанию "национальная идеология", рассчитанная на сплочение классов в борьбе за социальные и национальные права. Но вопреки стремлению буржуазных слоев выдать себя за представителей интересов всего народа внутри складывавшейся нации углублялись классовые противоречия, которые привели к взаимному противостоянию рабочего класса и буржуазии. Далее, так как на значительной части территорий Центральной и Юго-Восточной Европы проживало смешанное население, причем этнические границы оказывались размытыми, то в условиях асинхронности протекавших здесь этносоциальных процессов и борьбы нарождавшейся буржуазии со своими конкурентами создавалась особо "благоприятная" почва для националистической агитации и межэтнических конфликтов. Капитализм сплачивал нацию, но он же порождал антагонизм внутри нации и между нациями.

В период перехода от феодализма к капитализму историческая полоса интенсивного процесса складывания наций и подъема национально-освободительного движения у народов, как правило, с "неполными" этносоциальными структурами в историографии ряда стран, в том числе и в советской науке, по традиции условно именуется "национальным возрождением", "национальным пробуждением"45 . В этой связи пред-


44 Шарова К. Межнациональные отношения и утверждение болгарского национального самосознания. В кн.: У истоков формирования наций.

45 См.: Дьяков В. А. Эпоха "национального возрождения" в Центральной и Юго- Восточной Европе. В кн.: Формирование национальных культур в странах Центральной и Юго-Восточной Европы. М. 1977, с. 26; см. также: Мыльников А. С. Культура и национальное самосознание народов Центральной и Юго-Восточной Европы в эпоху национального возрождения. - Советское славяноведение, 1974, N 4.

стр. 75


метом внимания исследователей является вопрос о соотношении феномена "национального возрождения" с европейским Ренессансом XV-XVI веков.

Определенные черты типологического сходства этих процессов несомненны, т. к. в обоих случаях имеется в виду время перехода от феодализма к капитализму. Но очевидна и разница между ними, поскольку, во-первых, в отличие от Западной Европы в Центральной и Юго-Восточной Европе понятием "национальное возрождение" принято характеризовать переходные процессы у угнетенных народов, как правило, с "неполными" структурами и, во-вторых, во всемирно-историческом масштабе речь идет о разных эпохах: кануна и начала капиталистической формации в одном случае, утверждения и развития буржуазного общества - в другом. Поэтому прямолинейное сопоставление европейского Ренессанса с национальным возрождением приводит к искажению исторической перспективы и к смешению типологического и конкретно-исторического аспектов46 .

В самом деле, любой народ, совершающий переход от феодализма к капитализму, переживает типологически сходные стадии, формы которых, однако, необычайно многообразны. Одну из таких форм и представлял собой европейский Ренессанс XV-XVI вв., отдельные элементы которого отразились и в общественно-культурной жизни того времени у ряда народов Центральной Европы и западной части Балкан (Далмация). Но даже у западноевропейских народов Ренессанс не покрывал полностью всего периода перехода от феодализма к капитализму, будучи, в сущности, лишь первым шагом по этому пути. Энгельс называл ренессансный гуманизм XV-XVI вв. и рационализм XVIII в. двумя формами буржуазного просвещения47 . Нельзя поэтому признать убедительными встречающиеся попытки трактовать европейский Ренессанс XV-XVI вв., как универсальный исторический тип культуры, а тем более придавать ему значение эталона или обнаруживать "ренессансные" черты у народов, которые не прошли этого этапа. Феномен "национального возрождения" в ряду других форм перехода человечества от феодализма к капитализму отразил типологически сходный этап развития народов Центральной и Юго-Восточной Европы, не исчерпывая всей исторической эпохи.

К концу периода национального возрождения все связи, характеризующие нацию, полностью еще не сформировались, но достигли ступени, свидетельствовавшей о жизнеспособности нации48 . Решающее место в этом отношении занимал этап смены феодальной формации капиталистической (в Центральной Европе - для разных народов примерно 40 - 60-е годы XIX в.; в Юго-Восточной Европе - этап, связанный с ликвидацией османского ига).

Период, последовавший за национальным возрождением, характеризуется упрочением всего комплекса внутринациональных связей, что привело к завершению в основном процесса складывания наций. В это время развитие национального рынка в Чешских землях, в Венгрии и Польше (в составе Российской империи) проходило более успешно, чем в экономически отсталых районах юга и востока Австро-Венгрии, где


46 Рутенбург В. И. Итальянское возрождение и "возрождение" мировое. - Вопросы истории, 1969, N 11; Материалы дискуссии по данной теме. - Там же; Мыльников А. С. О понятии "культурно-исторический тип": вопросы историографии. В кн.: Методологические проблемы исследования истории культуры. Л. 1982, с. 74 - 76. В современной литературе термин "национальное возрождение" применяется в отношении как развивающихся стран, так и этнокультурных и национально-политических движений в капиталистических странах Европы.

47 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 22, с. 21.

48 Критерии завершения национального возрождения справедливо предлагается искать в сфере как базисных, так и надстроечных явлений (см. Удальцов И. И. Ук. соч., с. 297 - 298).

стр. 76


формирование национальной буржуазии затруднялось разрушением традиционной экономики и австрийской конкуренцией. Эти трудности вызывали всплески оппозиционных настроений национального характера, что способствовало формированию национального самосознания и идеологии национализма49 . Таким непростым путем в Австро-Венгрии сложился ряд наций, поскольку, несмотря на все препятствия и зигзаги, после 1848 г. на всей ее территории ускорилось формирование классов буржуазного общества.

В условиях преобладания сельского хозяйства национальная буржуазия востока и юга Австро-Венгрии, Сербии, Дунайских княжеств, Болгарии до последних десятилетий XIX в. сплачивалась по преимуществу на основе внешнеторговых интересов (массовый вывоз хлеба, скота). Лишь в конце XIX - начале XX в. стали явственно сказываться интересы промышленной буржуазии, стремившейся оградить национальный рынок50 .

Другой характерной чертой процесса национального сплочения буржуазии большинства народов ареала Центральной и Юго-Восточной Европы в конце XIX - начале XX в. было особое значение денежно-кредитной сферы. Союзы сберегательных касс постепенно охватывали всю национальную территорию. Они противостояли инонациональным кредитным учреждениям и во все большей мере подчиняли себе и эксплуатировали массу сельских и городских тружеников. Так возникало антагонистическое единство буржуазных наций51 . Класс национальной буржуазии в разных странах ареала в основном сформировался в период от 60-х годов XIX в. до первой мировой войны. Промышленный и аграрный пролетариат (последний преобладал) складывался быстрее буржуазии, поскольку часть его была занята на предприятиях инонационального капитала. Это созревание социальной структуры буржуазного общества можно принять в качестве критерия завершения, в основном, формирования наций в ареале.

Для полного завершения процесса было необходимо политическое объединение национальной территории и создание национальной государственности. Нации, сложившиеся в условиях одного многонационального государства (чехи, хорваты), обладали не вполне завершенной структурой (отсутствие своей политической надстройки)52 . Положение народов, входивших в состав нескольких государств, было более сложным. Экономические связи между частями их территории зависели от политики этих государств и были неустойчивыми. Но они существовали. Развивалась национальная культура и самосознание. Мы имеем в виду не только поляков, но и сербов, территория которых в XVIII - начале XX в. не была объединена, и румын. Нации как единого целостного этносоциального организма в этих условиях не было, тем не менее эти нации переживали процесс формирования, одним из основных компонентов которого являлось развитие капитализма на разделенных землях53 . Этот процесс отражался в национальных движениях за объединение. Завершение складывания таких наций происходило быстро вслед за достижением их государственного единства.

В заключение укажем на некоторые не вполне ясные или нерешенные проблемы становления наций в ареале, подлежащие изучению. Тако-


49 Gross M. Povijest pravaske ideologije. Zagreb. 1973; Ракиh Л. Радикална - странка у Воjводини, 1 - 2. Нови Сад. 1975, 1983.

50 См. "Круглый стол". Промышленный переворот и его социально- экономические последствия. - Новая и новейшая история, 1984, N 2.

51 Подробнее см.: Освободительные движения народов Австрийской империи. Т. 2, гл. VII, § 11.

52 Данный вопрос в общетеоретическом плане рассмотрен в кн.: Бромлей Ю. В. Современные проблемы этнографии. М. 1981, с. 36 - 37.

53 Характеристику таких "парциальных" этносоциальных организмов см.: У истоков формирования наций, с. 47 - 48.

стр. 77


ва во всей ее сложности совокупность проблем взаимодействия эволюции экономики, социальной структуры (базиса) и этнических компонентов (об этом, в частности о социокультурных проблемах и в связи с этим о периодизации процесса в целом, писалось немало, но нередко поверхностно). Сравнение процесса формирования наций в разных регионах Европы также лишь едва намечено в литературе. Недостаточно показана роль народных масс и интеллигенции (светской и духовной) в формировании национального самосознания, необходима развернутая критика немарксистских концепций в этой области. До сих пор не раскрыто с достаточной полнотой содержание неоднократно применявшегося Лениным понятия "национальная идеология", не изучен вопрос об этническом самосознании переходных, деклассированных вследствие развития капитализма социальных групп населения, мало показана роль народной культуры в широком смысле в формировании системы национальной культуры (повторение тезисов о значении фольклора недостаточно). Большое поле деятельности открыто для изучения роли различных межэтнических контактов в национальных процессах (в частности на уровне народной культуры), для рассмотрения этнокультурных традиций, в том числе связи "национального возрождения" с ренессансно-реформационными идеями у ряда народов, изучения общего и особенного в генезисе просветительских идей, наконец, демографических проблем и процессов ассимиляции. Что касается "преднационального" периода, т. е. непосредственно предшествующего началу формирования наций, то его изучение вообще едва началось54 .

Эти проблемы - перечень их, несомненно, возрастет в процессе самой работы - могут быть рассмотрены лишь силами коллективов ученых в новых обобщающих трудах.


54 О результатах изучения некоторых проблем, которым посвящена статья, а также предстоящих в этой области задачах см.: Исламов Т. М. О сравнительно- исторических и междисциплинарных исследованиях, или Еще раз о пользе комплексности в общественных науках. В кн.: Сравнительно-историческое изучение и теоретические вопросы развития современных литератур. М. 1985.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ФОРМИРОВАНИЕ-НАЦИЙ-В-ЦЕНТРАЛЬНОЙ-И-ЮГО-ВОСТОЧНОЙ-ЕВРОПЕ-В-XVIII-XIX-ВЕКАХ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. С. МЫЛЬНИКОВ, В. И. ФРЕЙДЗОН, ФОРМИРОВАНИЕ НАЦИЙ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ В XVIII-XIX ВЕКАХ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 25.01.2019. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ФОРМИРОВАНИЕ-НАЦИЙ-В-ЦЕНТРАЛЬНОЙ-И-ЮГО-ВОСТОЧНОЙ-ЕВРОПЕ-В-XVIII-XIX-ВЕКАХ (date of access: 23.07.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. С. МЫЛЬНИКОВ, В. И. ФРЕЙДЗОН:

А. С. МЫЛЬНИКОВ, В. И. ФРЕЙДЗОН → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
72 views rating
25.01.2019 (179 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
СТЕРЕОТИПЫ СТАРОГО МЫШЛЕНИЯ
Catalog: Философия 
32 days ago · From Беларусь Анлайн
ПЕЧАТАТЬ ВСЮ ПРАВДУ
Catalog: История 
32 days ago · From Беларусь Анлайн
НЕОБХОДИМО СОТРУДНИЧЕСТВО ЛИТЕРАТОРОВ И ИСТОРИКОВ
32 days ago · From Беларусь Анлайн
ЛЮБИТЬ СВОЮ ЗЕМЛЮ И ЛЮБИТЬ СВОЙ НАРОД
Catalog: История 
32 days ago · From Беларусь Анлайн
НЕОБХОДИМ НОВЫЙ ПОДХОД ПРИ ПОДГОТОВКЕ КОЛЛЕКТИВНЫХ ТРУДОВ
Catalog: История 
32 days ago · From Беларусь Анлайн
БЕЗ САМОКРИТИКИ НЕТ ДВИЖЕНИЯ ВПЕРЕД
Catalog: Философия 
32 days ago · From Беларусь Анлайн
НЕ СОЗДАВАТЬ ЛИШНИХ ВРАГОВ
32 days ago · From Беларусь Анлайн
НАДО ИДТИ ВПЕРЕД
32 days ago · From Беларусь Анлайн
ИСКАТЬ ЕДИНСТВО В МНОГООБРАЗИИ
32 days ago · From Беларусь Анлайн
УСТРАНИТЬ ПРЕПОНЫ ИЗУЧЕНИЮ И ПРЕПОДАВАНИЮ ИСТОРИИ
Catalog: История 
32 days ago · From Беларусь Анлайн

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
ФОРМИРОВАНИЕ НАЦИЙ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ В XVIII-XIX ВЕКАХ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Belarusian Electronic Library ® All rights reserved.
2006-2019, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK