Libmonster ID: BY-2055

В феврале-марте нынешнего года индийский штат Гуджарат, родина известнейшего проповедника ненасилия Махатмы Ганди, превратился в арену массовых кровавых столкновений между индусами и мусульманами. Гуджаратские события стали самым крупным, самым жестоким и разрушительным конфликтом общинного типа в Индии за последние десять лет. Такого размаха насилия и вандализма страна не видела давно.

Волнения в Гуджарате, если не принимать в расчет их масштабы и интенсивность, внешне мало чем отличались от других общинных "беспорядков" (так их называют в Индии), которые время от времени возникают то в одном, то в другом районе страны. Однако гуджаратские столкновения имели свои особенности, позволяющие рассматривать их как конфликт особого рода. Он вспыхнул в относительно благополучном штате с высокими показателями экономического роста, занятости, грамотности и доходов, с многочисленным и развитым средним классом, который принято считать опорой демократии, основой социальной и политической стабильности.

Похоже, гуджаратские волнения связаны и с новейшими тенденциями развития Индии - либерализацией и глобализацией ее экономики, дальнейшей политизацией общества являются оборотной стороной процессов модернизации страны.

НАЧАЛО

Солнечное и по-зимнему прохладное утро 27 февраля 2002 года не предвещало ничего худого жителям Годхры - небольшого провинциального городка в штате Гуджарат. Пошипев тормозами, поезд "Сабармати-экспресс" точно по расписанию медленно двинулся вдоль перрона станции Годхра в сторону Лакхнау. Уже стихли крики носильщиков, уборщики принялись собирать мусор, когда поезд, не успев миновать станционную платформу, внезапно остановился. Кто-то сорвал стоп-кран.

В следующие мгновения толпа мусульман численностью в несколько сот человек бросилась к вагонам. На пассажиров, а это были активисты движения за восстановление храма Рамы в Ай-одхье*, обрушился град камней, обрезков железа, бутылок с бензином и керосином. Запылало несколько вагонов. Разбегавшихся в панике пассажиров избивали палками и камнями.

Кто-то запер снаружи двери горящего вагона N С-6. По вагону заметались люди, раздались их душераздирающие крики. Тех, кто пытался прийти им на помощь, удерживали силой дюжие молодцы. Несколько полицейских, оказавшихся в этот момент на станции, ничего сделать не могли. Потом газеты писали, что они и не особенно старались... Через какие-то полчаса все было кончено. Из 58 пассажиров вагона С-6 не спасся никто. Все сгорели заживо. Среди них было много женщин и детей.

Весть о происшествии на станции Годхра быстро облетела город. Возбужденные толпы индусов с криками "Месть! Месть!"


На месте разрушенной в 1992 году мечети Бабура. Подробнее см. В. Кашин. Ай-одхья - мина замедленного действия. "Азия и Африка сегодня", 2001, N 11.

стр. 37


устремились в мусульманские кварталы, круша и сжигая все на своем пути, калеча и убивая застигнутых врасплох людей. Первыми жертвами погромщиков стала семья бывшего члена парламента от партии Индийский национальный Конгресс (ИНК) Эзона Зафри и его соседи-мусульмане, которых сожгли заживо в их же домах. Разгрому подверглись Совет вакфа (орган самоуправления мусульман), Центр изучения ислама и другие исламские организации, а также местное отделение Корпорации развития меньшинств.

Со скоростью лесного пожара беспорядки перекинулись на Ахмадабад, Сурат, Раджкот и другие города штата 1 . Уже через несколько дней 70 процентов населенных пунктов были охвачены волнениями, которые принимали все более массовый, лавинообразный характер. На улицы вышли люмпены, уголовники и другие антиобщественные элементы. Они без разбора грабили и насиловали всех - и индусов, и мусульман, и христиан, и сикхов. Они врывались в дома и лавки, наспех хватали все, что попадалось под руку, и тут же продавали награбленное. Пара новых мужских туфель ценою в несколько сот рупий шла за 10 (менее 25 центов), мешок с одеждой - за 100. Чтобы снять драгоценности, мародеры на глазах зрителей, которых на удивление тоже оказалось немало, отрезали у трупов кисти рук, пальцы, уши и т.д. 2 .

Печать с тревогой отмечала, что в межобщинных беспорядках в Гуджарате впервые приняли участие адиваси (собирательное название племен в Индии). Толпы подвыпивших аборигенов, потрясая луками, стрелами и мечами, в Хасвади, Канванте и Чхотаудепуре нападали не только на мусульман, но и на индусов, подчистую обирая целые деревни 3 . На территории штата было введено чрезвычайное положение. Органам правопорядка были приданы две армейские бригады. Чтобы утихомирить толпы, полицейские и солдаты открывали огонь. К 1 марта в Ахмадабаде от их пуль погибло 12 человек 4 .

Люди в ужасе покидали жилища и спасались во временных лагерях для беженцев, организованных благотворительными организациями и частными лицами. На третий-четвертый день число перемещенных лиц достигло НО тысяч. Но и в лагерях они не чувствовали себя в безопасности 5 .

Третьего марта главный министр штата Нарендра Моди поспешил заявить, что ситуация в штате взята под контроль. Однако убийства в Ахмадабаде, Вадодаре, Бхаруче продолжались, по крайней мере, еще три месяца. Только 12 - 18 марта в Ахмадабаде было убито 51 и ранено 40 человек, разрушено 1000 жилищ и лавок.

КОРНИ КОНФЛИКТА

По всеобщему мнению, инцидент на станции Годхра был организован и спланирован заранее. "Толпа такого масштаба, в таком месте, как Годхра, да еще и с таким арсеналом горючих средств и с таким накалом ненависти, не может собраться в считанные минуты просто так", - писала "Индиан экспресс" 6 . В пользу организованного характера событий в Годхре говорит тот факт, что погромщики мусульманских кварталов города действовали "адресно". Объекты нападения были определены заранее. Это подтвердил впоследствии Кешаврам К. Шастри, председатель организации Вишва хинду паришад (ВХП), или Всемирного совета индусов в штате 7 . Считают, что для этого использовались списки избирателей, имевшиеся в распоряжении городских властей.

Кто организовал эту провокацию? Пока не закончится расследование, ответить на этот вопрос почти невозможно. Во всяком случае, заинтересованных сторон было достаточно. Называют секретные службы Пакистана, исламских террористов, базирующихся на его территории, и т.д. Нет недостатка и в тех, кто полагает, что инцидент на станции Годхра - дело рук внутренних сил, заинтересованных в дестабилизации обстановки в связи с приближающимися очередными выборами в Законодательную ассамблею штата.

Очевидцы рассказывают, что среди бесчинствующих толп можно было видеть многих "уважаемых" людей. В числе тех, кому уже предъявлено обвинение в организации нападения на "Сабармати-экспресс", - муниципальный советник Годхры, исповедующий ислам. А погромщиками мусульман в Годхре и Ахмадабаде руководили известные активисты индусских религиозно- шовинистических организаций ВХП и Баджранг дал (БД). Для многих не стала большим откровением причастность к событиям и некоторых представителей Бхаратия джаната парти (БДП), возглавляющей правительство штата. Независимая группа экспертов в составе профессоров Университета имени Джавахарлала Неру, бывших государственных служащих, известных общественных деятелей после посещения Годхры даже заявила, что "мусульманский погром учинило правительство штата" под давлением религиозно-шовинистических сил 8 .

Предпосылками конфликта, безусловно, послужили исторически непростые отношения между индусами, которых 830 миллионов, и мусульманами, которых 120 миллионов, - самыми крупными религиозными общинами страны. Хотя мусульмане - это принявшие ислам такие же исконные жители Индии, как и индусы, считается, что ислам в Индию принесен извне и что это религия завоевателей, то есть чуждая историко-культурным традициям страны. Между индусами и мусульманами есть немало общего, однако и те, и другие живут по своим законам, придерживаются своего образа жизни. Многие особенности быта, кухни, обычаев одной общины неприемлемы для другой.

Многолетняя история совместного проживания также накопила немало взаимных разочарований и обид. Бывали периоды, когда правители-мусульмане тех или иных государственных образований на территории Индии ущемляли права индусов. Бывало и наоборот. Отчуждению индусов и мусульман способствовала и политика "разделяй и властвуй", которую проводили колониальные власти. Однако до середины 40-х годов прошлого века это редко приводило к крупномасштабным индо-мусульманским столкновениям. Традиционное индийское общество знало свои механизмы интеграции и разрешения противоречий.

Некоторые из таких механизмов действуют и поныне. В этом отношении примечательна корреспонденция из Лакхнау Скотта Балдауфа "Мир между индусами и мусульманами, сшитый прелестными нитями" в газете "Крисчиэн сайенс монитор". В ней говорится, что в то время, когда в Гуджарате бушуют страсти, в городе Лакхнау, расположенном всего в двух часах езды от Ай-одхьи, индусы и мусульмане совместно охраняют общественный порядок, проводят марши мира. Причину этого единения он видит в традиционной системе со-

стр. 38


циально-экономического взаимодействия двух общин.

Испокон веков мусульмане Лакхнау, пишет С. Балдауф, производят известные всей стране уникальные по красоте вышивки "чикан". Индусы же занимаются их сбытом. Семьи мусульманина Бано и индуса Растоджи, о которых повествует корреспондент, живут рядом и сотрудничают на этом поприще уже два с лишним столетия. Их связи не ограничиваются экономической сферой. "Мы посещаем их свадебные церемонии и праздники, они ходят в наши храмы", - говорит С. Растоджи о своих мусульманских знакомых. Автор статьи отмечает, что "чикан" представляет одну из тех многих сфер совместной деятельности, где индусы и мусульмане "объединяют свои таланты и где не остается места для коммунализма" 9 . Безусловно, совместное участие в экономической деятельности, регулярное личное общение - одна из основ межобщинного мира. И сегодня во время погромов семьи, связанные соседскими и другими личными отношениями, нередко укрывают людей иной веры, которым грозит опасность.

Однако под воздействием модернизации мир традиционных общинных отношений быстро разрушается. Конкуренция фабричной продукции, усилившаяся за годы экономических реформ, либерализации и глобализации экономики, подрывает сельские и городские ремесла, ежегодно выбрасывая на улицу десятки, сотни тысяч людей. Ускоренными темпами идет разорение крестьянства. Государственные программы увеличения занятости не в состоянии дать работу всем, кто в ней нуждается. Многие вчерашние ремесленники и крестьяне устремляются в города, пополняя ряды люмпенов, обитателей трущоб.

Люди, оторванные от своих семейных и общинных корней, постоянно живущие на грани голодной смерти, готовы винить в своих несчастьях кого угодно и, прежде всего, "инородцев" - людей иной веры или иного происхождения. Именно городские районы скопления бедноты, как правило, становятся очагами возникновения всякого рода беспорядков.

Свою лепту в обострение межобщинных отношений вносит и индо- пакистанская вражда. Благодаря массированной пропаганде, проводимой организациями индусских шовинистов, многие жители Индии считают мусульман "пятой колонной" Пакистана. Так, автор статьи в "Вишва хинду самачар" (орган ВХП) мотивировал это тем, что один из кварталов пакистанского города Карачи тоже носит название Годхры 10 . Индусы Годхры называют своих соседей-мусульман не иначе, как "пакистанцами". Им приписывают антииндийские настроения и связь с пакистанской разведкой.

Еще одна причина неприязни -конкуренция. Многие мусульмане, особенно на западном побережье Индии, пользуясь общностью веры и близостью к богатым странам Персидского залива, сотрудничают с деловыми кругами этих стран, мигрируют туда на заработки. Они успешно конкурируют с индусами даже в тех сферах экономической деятельности, которые последние считали своими законными традиционными занятиями. Погромам в Гуджарате пред-

стр. 39


шествовали многочисленные публикации в местных средствах массовой информации, призывавшие бойкотировать мусульманские торговые заведения и товары, производимые ремесленниками-мусульманами. Немалым раздражителем для индусов является и помощь государства мусульманам как "меньшинству" - предоставление льгот при поступлении в учебные заведения, при найме на работу и т.д. Неслучайно в Годхре, кроме принадлежавших мусульманам лавок, ресторанов и гостиниц, толпа разгромила и отделение Корпорации развития меньшинств - организацию, которая ведает распределением помощи.

Размышляя о причинах общинного конфликта в Гуджарате, многие аналитики особо выделяют роль так называемого среднего класса. К нему в Индии относят торговцев и предпринимателей средней руки, преподавателей университетов и колледжей, специалистов - врачей, инженеров, некоторых представителей творческих профессий и государственных служащих. Средний класс благодаря таким свойственным ему ряду качеств, как энергия и восприимчивость к новшествам, играет важную роль в развитии экономики, науки и образования. Представители этого класса - самая активная сила и в общественно- политической жизни страны.

Он служит дрожжами и базой всех массовых выступлений. Все это создает в глазах общественности страны, кстати, не без участия пропагандистов из среды того же среднего класса, несколько идеализированный его образ как движущей силы общественного прогресса и демократии.

Однако в действительности природа среднего класса Индии сложнее. "Я устала читать о модернизме индийского среднего класса, о его приверженности демократии и уважении традиции, - пишет Ровена Робинсон в газете "Хинду". - Средний класс Индии в основе своей антидемократичен, а его приверженность традиции... чаще всего оборачивается нетерпимостью. Во всем, что касается социального взаимодействия, - продолжает автор, - средний класс Индии признает только язык касты, клана или общины" 11 .

С повышением уровня экономического благосостояния мусульманской общины увеличивается и прослойка ее среднего класса, который вступает в борьбу за рынок, за политическое влияние и гражданские права, гарантированные Конституцией страны. Причем, как и у индусов, мусульманская часть среднего класса консолидируется на общинно-религиозной основе. А это, естественно, усиливает напряженность в отношениях мусульман с индусами. Комментируя события в Гуджарате, многие индийские органы печати связывали их именно с ростом политической активности мусульман.

Мусульман в Гуджарате всего 8,5 процента (против 11,4 процента для всей Индии), что с учетом влияния религиозно-шовинистической идеологии Сангх паривара само по себе должно определять их незавидное общественное положение и самочувствие "нежелательного меньшинства". Но это только одна сторона вопроса. В связи с тем, что в ислам, как и христианство, в Гуджарате в основном переходили низшие и неприкасаемые касты, а также племена аборигенов, многие относятся к мусульманам как людям "низкого" происхождения. Они нередко подвергаются дискриминации и в быту, и в экономической и общественно-политической жизни.

Средний класс Гуджарата отличается особой консервативностью и особой приверженностью общинным ценностям. Здесь касты так называемого "среднего", а по сути низкого ранга, всегда составляли самую крупную прослойку кастового общества. Причем традиционным занятием их было не сельское хозяйство, а торговля и ростовщичество. Денежный капитал, накопленный многими поколениями, а также и навыки предпринимательской деятельности позволили многим выходцам из этих каст сравнительно легко вписаться в систему капиталистических рыночных отношений, стать массовой базой среднего класса.

Вместе с тем специфика кастового происхождения среднего класса Гуджарата ("из грязи, да в князи") накладывает отпечаток на его мировоззрение и психологию, подогревает его статусные амбиции и стремление не только сохранить кастовый миропорядок с его общинной раздробленностью и иерархией, но и занять в нем место традиционной кастовой элиты. Эти интересы искажают смысл социально-экономических противоречий в штате, осложняют общественные отношения, делают обстановку в высшей степени непредсказуемой и опасной.

Почему именно Гуджарат стал главной ареной индо-мусульманских погромов? Почему конфликт вспыхнул именно в Годхре, а, скажем, не в той же Айодхье, или в каком-нибудь другом месте? Как всякий массовый бунт, "бессмысленный и беспощадный", гуджаратские события в известной мере можно считать результатом стечения случайных обсто-

стр. 40


ятельств. Но это слишком упрощенное объяснение, и оно не раскрывает существа явления. А существо состоит в том, что именно в Гуджарате объективные и субъективные противоречия между двумя общинами достигли предельной остроты. В Годхре в какой-то момент эти противоречия сошлись в одной точке. Говоря словами С. Балдауфа, "прелестные нити", которые обычно связывают индусов и мусульман вместе, не выдержали напряжения.

За 10 лет экономических реформ, политики либерализации и глобализации экономики, которую проводит государство, Гуджарат стал одним из лидеров социально-экономического развития страны. Сегодня это один из самых высокоиндустриализированных регионов Индии. Имея всего 4 процента населения, штат дает 11 процентов промышленной продукции. На его долю приходится 70 процентов выпускаемых в Индии продуктов химической, 30 процентов нефтехимической и 50 процентов фармацевтической промышленности, 30 процентов искусственных волокон и т.д. Полировка алмазов - самая динамичная отрасль производства, изделия которой занимают первое место в индийском экспорте, на 85 процентов сосредоточена в этом штате. Развита электронная промышленность, производство компьютерных программ, средств оптико-волоконной связи. Об уровне развития капитализма в Гуджарате говорит хотя бы то, что на его долю приходится 30 процентов оборота фондового рынка страны 12 .

Это один из наиболее урбанизированных штатов с высокими показателями горизонтальной и вертикальной мобильности населения. Он, как магнит, притягивает к себе многочисленных мигрантов из других регионов Индии. По большей части это молодежь, выпускники университетов и колледжей, специалисты, квалифицированные рабочие, которые конкурируют с "исконными сынами земли". Иными словами, здесь быстрее, чем во многих других регионах, идет демонтаж устоев традиционного общества и традиционного образа жизни, растет социальное расслоение, обостряются социальные противоречия.

Социальные конфликты в Индии чаще всего принимают общинные формы. В Гуджарате, который не является исключением, среди индусов, составляющих 89,5 процента населения штата, большим влиянием пользуются организации религиозно-шовинистического толка - Раштрия сваямсевак сангх (РСС), или Союз добровольных служителей нации, ВХП, БД и другие, составляющие так называемую семью, или Сангх паривар. Главной своей целью "семья" считает построение в Индии государства индусов (Хинду раштры), основанной на принципах Хиндутвы, или "индусскости", борьбу против религий "одной книги" - ислама, христианства, иудаизма, религиозные чистки и т.д. Значительную часть актива Сангх паривар составляет безработная молодежь и другие деклассированные элементы. Члены "семьи" хорошо организованы. "Семья" рассматривает Гуджарат в качестве полигона построения государства индусов. До недавнего времени главным объектом преследований Сангх паривара были христиане. Гуджарат "прославился" жестокими расправами над священниками, поджогами и разрушением церквей 13 .

И все же, почему именно Год-хра стала детонатором гуджаратского взрыва? Может быть, потому, что это преимущественно мусульманский город. Мусульмане здесь - не жалкое меньшинство, а большинство жителей. В руках мусульманской общины находится немалая часть городской экономики, деловой и общественной жизни. Еще задолго до конфликта индусы- предприниматели Год-хры жаловались на то, что мусульмане теснят их в торговле, сфере услуг, в гостиничном бизнесе. Мусульмане представлены в органах местного самоуправления. Они чувствуют свою силу и значимость, ведут себя раскованно и уверенно. Индусская община и ее средний класс постоянно ощущают за спиной дыхание соперников-мусульман.

И в то же время Годхра, как и многие другие города Гуджарата, за годы "процветания" штата стала скопищем нищеты и трущоб, в которых влачат полуголодную жизнь беднота, мигранты, люмпены - как мусульмане, так и индусы. Эти люди всегда готовы стать жертвой провокации любого политического авантюриста. Толпа напавших на "Сабармати-экспресс", по свидетельству очевидцев, состояла в основном из жителей ближайших трущоб, которых постоянно обвиняют в хищениях металла, проводов и других материалов со станции Годхра.

РОЛЬ ПОЛИТИКИ

Началом конфликта в Гуджарате послужило нападение мусульманских фанатиков на не менее фанатично настроенных индусов-активистов движения за строительство храма Рамы в Ай-одхье.

Айодхья - небольшой полусонный городок в штате Уттар Прадеш, отстоящий от Годхры на многие сотни миль. Считают, что его основал Ману - легендарный законодатель древней Индии. Айодхья относится к числу семи самых святых мест в Индии. Согласно легенде, здесь родился бог Рама. На месте его рождения в свое время был якобы построен индусский храм. В XVI веке моголы якобы разрушили его и на этом же месте возвели мечеть, которую назвали в честь императора Бабура - Бабри масджид.

Подлинность этой истории ставится многими под сомнение. "Каким образом Адвани, Сингхал, Гирирадж и Катияр (лидеры ВХП. - А. К.) определили точное место рождения бога Рамы или почему они решили, что храм, который якобы стоял на этом месте, был разрушен, для всех остается загадкой", - писала газета "Хинду" в редакционной статье в мае 2001 года 14 . В Айодхье, продолжает газета, насчитывается еще как минимум 15 храмов, которые претендуют на то, что стоят на месте рождения бога Рамы. Участок земли, вокруг которого идет спор - шестнадцатый по счету. Автор статьи не без сарказма предлагает обсуждать проблему Айодхьи "не только с мусульманами (Индии. -А. К.), но и с народом Таиланда, который верит, что подлинная Айодхья располагалась в Бангкоке, где правящий ныне король назван в честь бога Рамы" 15 .

Не подтверждаются и результаты "научных" изысканий идеологов из Сангх паривара о том, что храм был разрушен и что это было сделано ради того, чтобы освободить место для мечети. Автор статьи указывает, что поэт Тулсидас, не имевший себе равных в почитании Рамы и современник этого мифического события, не обмолвился о нем ни единым словом, хотя прожил после этого еще 50 лет. Гуру Говинд Сингх, у которого были серьезные основания брать на заметку любые неблаговидные поступки мусульман (поскольку сам немало страдал от моголов), также ничего не говорит по этому поводу. Шиваджи, борец за индусскую государствен-

стр. 41


ность, Свами Даянанда, Свами Вивекананда и другие апостолы и историки индуизма также упорно обходят это событие молчанием.

Проблема Айодхьи имеет мало общего с историей и с религией. Это политическая проблема, созданная и раздутая политиками в политических же целях. "Подавляющее большинство наших граждан - индусов и мусульман - мало заботит проблема Айодхьи и то, какой храм будет построен на спорном месте, - писал корреспондент Р. К. Субраманиам в самый разгар гуджаратских событий. - Это циничная, хладнокровная политика самозваных лидеров (netas) обеих общин ввергла наших граждан в состояние массовой паранойи и страха" 16 .

Движение за восстановление храма Рамы началось в 80-е годы прошлого века. Его инициатором была Бхаратия джаната парти, разделявшая многие идеи Сангх паривара. Накануне выборов 1989 года БДП подняла волну индусского "патриотизма" и сделала вопрос о строительстве храма едва ли не главным лозунгом своей предвыборной кампании. В 1990 году для привлечения избирателей Лал Адвани, один из лидеров партии, устроил серию богослужений в честь бога Рамы. Роль колесницы Рамы выполняла его "Тойота". Участники процесса везли с собой "освященные" кирпичи для фундамента храма. Опасаясь беспорядков, полиция остановила машину Л. Адвани на подступах к Ай-одхье, а его самого арестовала. Тогда сторонники БДП попытались силой прорваться к храму. Полиция открыла огонь, в результате чего погибло несколько десятков активистов движения. Так пролилась первая кровь Айодхьи.

Кремирование тел "мучеников за веру" и раздача их праха семьям превратились в еще одну шумную пропагандистскую кампанию. Обстановка в стране накалялась. 6 декабря 1992 года толпы индусских фанатиков все-таки разрушили мечеть Бабри. По стране прокатилась новая волна индусско- мусульманских столкновений. Особенно ожесточенный характер они приняли в Мумбаи (Бомбее). Считают, что в ходе этих столкновений погибло не менее двух тысяч человек.

Пообещав верующим восстановить мечеть, а храм Рамы построить рядом, федеральным властям удалось несколько успокоить общество. Проблема Айодхьи была передана в суд Аллахабада, где и пребывает поныне. Предметами неспешного судебного разбирательства стали размер участка земли под храм, его местоположение и пр. Конфликт принял вялотекущую форму. В зависимости от политической конъюнктуры и интересов различных политических сил проблема Айодхьи то оживала, то замирала снова. "Приманку храма Рамы вытаскивают из политического холодильника там и тогда, где и когда она становится нужной для проведения выборов; и возвращают на место сразу же после использования", - отмечает газета "Хинду" 17 . "Приманкой" Айодхьи пользовались практически все партии как федерального, так и регионального уровня. Теперь, после страшных событий в Гуджарате, все они имеют законные основания валить друг на друга вину за разжигание межобщинной вражды, чем и занимаются с неослабным упорством.

Вместе с тем, за 10 неполных лет относительного индусско-мусульманского мира в позиции БДП по вопросу Айодхьи и строительства храма Рамы произошли существенные изменения. Исчерпав ресурс религиозно- шовинистической части электората и не добившись решительной победы на выборах над главным своим соперником - партией Индийский национальный конгресс, БДП поняла, что ее дальнейшее движение во власть может быть обеспечено только при условии расширения количества своих сторонников, в том числе и за счет привлечения на свою сторону мусульман. Для этого ей нужно дистанцироваться от близких по духу организаций Сангх паривара, отказаться от идеи создания Хинду раштры и предстать перед избирателями в новом облике "партии всех индийцев". В ее заявлениях, предвыборных манифестах проблема Айодхьи постепенно теряла остроту и антимусульманский заряд, отходила на задний план, приобретая чисто формальный, ритуальный характер.

Но если руководство БДП в центре, особенно после ее прихода к власти, ради мира и порядка в стране действительно стремилось отдалить от себя организации религиозно-шовинистического толка, не будировать проблему Айодхьи, то ее низовые организации продолжали сотрудничать с РСС, ВХП и БД.

Гуджарат не был исключением. По утверждению Куми Капура, корреспондента "Индиан экспресс", главный министр Гуджарата Нарендра Моди во время беспорядков проявил себя не столько как член правящей БДП, сколько как функционер РСС; а минимум полдюжины министров правительства штата напрямую связаны с Вишва хинду паришад 18 . В ходе расследования гуджаратской трагедии выяснилось, что некоторые члены парламента Индии и законодательной ассамблеи штата от БДП использовали свои квоты на железнодорожные билеты для бронирования мест в "Сабармати-экспресс" активистам

стр. 42


ВХП, отправлявшимся на молебны в Айодхью.

По мере того, как руководство БДП отходило от радикализма в вопросе строительства храма в Айодхье, знамя борьбы за "святое дело всех индусов" брали в свои руки экстремисты из РСС, ВХП и БД. Это обстоятельство придавало движению все более агрессивный характер и способствовало очередному витку межобщинной напряженности. В феврале 2002 года ВХП заявила о своем решении провести 15 марта 2002 года празднование в ознаменование закладки основания храма Рамы. Известие о намерениях ВХП вызвало протесты организаций мусульман и, прежде всего, наиболее авторитетной из них - Всеиндийского совета мусульман. Многие политические партии страны, уважаемые общественные деятели и деятели культуры, индусы и мусульмане не раз обращались к ВХП с просьбой одуматься, отказаться от своей опасной затеи.

Однако руководство ВХП твердо стояло на своем и продолжало нагнетать обстановку. Был обнародован проект храма, который должен стать самым крупным и самым красивым индусским храмом в мире. Колонны для храма из местного розового песчаника были заранее вырезаны сотней каменотесов. Неподалеку от места закладки храма был разбит лагерь для добровольцев на 15 тысяч человек. Ежедневно проводились массовые молебны. По всей стране продолжалась кампания по сбору средств. В дело вступили большие деньги. В Айодхью из всех уголков страны прибывали поезда со "служителями" - "карсеваками". По рассказам пассажиров, которым приходилось путешествовать в компании с ними, "карсеваки", как правило, вели себя воинственно и шумно. Они оскорбляли своих соседей-неиндусов, избивали, высаживали их из поездов. 27 февраля 2002 года возбужденные "корсеваки", возвращавшиеся из Айодхьи в "Сабармати-экспрессе", учинили очередной дебош на предыдущей станции Вадодара.

При первых известиях о трагедии в Годхре премьер-министр А. Б. Ваджпаи призвал ВХП "отложить агитацию и помочь правительству поддержать мир и братство в стране". Генеральный секретарь ВХП Правин Тогатиа в тот же день решительно отверг предложение А. Б. Ваджпаи. Половина дистрикта Годхра в это время уже была охвачена волнениями 19 .

ПЕЧАЛЬНЫЕ ИТОГИ

Точное число жертв гуджаратской трагедии не установлено. Только за первые три-четыре дня конфликта, как считают, убито, погибло в огне более 700 человек. Тысячи, десятки тысяч изуродованы и искалечены. Сотни тысяч лишились душевного здоровья, их психика травмирована ужасными сценами человеческой бойни, отягощена ненавистью и жаждой мести. "Жизнь в Гуджарате, возможно, и войдет в нормальную колею, - пишет обозреватель газеты "Хинду" Кал пана Шарма. - Но она уже никогда не станет прежней" 20 .

Гуджаратская трагедия до предела накалила межобщинные противоречия. Еще не прекратились беспорядки в Гуджарате, как активисты ВХП учинили разгром Законодательной ассамблеи Ориссы. Организации Сангх паривара заявили о своем непреклонном намерении продолжать непримиримую борьбу с религиями "одной книги". В резолюции РСС, принятой в городе Бангалор в марте нынешнего года, в адрес мусульман прозвучали новые угрозы: "пусть мусульмане поймут, что их подлинная безопасность заключается в добром к ним отношении со стороны большинства (то есть индусов. - А. К.)" 21 .

Нация оказалась в шоке. Она как бы впервые взглянула на себя в зеркало и увидела там отнюдь не то, что ожидала. Обозреватель газеты "Индиан экспресс" Мирджа Чаудхури писала по этому поводу: "Что-то не в порядке с нашим обществом, если одно человеческое существо может запросто жечь живьем себе подобное... Это указывает на скрытую жестокость в нас, индийцах, сколько бы мы ни твердили о нашей терпимости и ненасилии" 22 .

Не сосчитать материальных потерь. Правительство Гуджарата сообщило, что каждый день беспорядков стоил экономике штата пять миллиардов рупий 23 . Конфедерация индийской промышленности (КИП) считает, что эти цифры не дают представления о подлинных масштабах убытков. К ним следует приплюсовать еще 3 миллиарда 200 миллионов рупий недополученных налогов и упущенной выгоды. Нанесен чувствительный удар по имиджу штата в глазах инвесторов. По словам эксперта КИП профессора Самира Баруа, "международный опыт показывает, что промышленники не инвестируют капиталы там, где имеет место политическая нестабильность" 24 . Только в Кутче приостановлены 39 проектов общей стоимостью в 3 миллиарда рупий. Газета "Таймс оф Индиа" предсказывает печальную судьбу еще 108 проектов с участием всемирно известных фирм "Эл Джи", "Самсунг", "Рилайенс" и других.

События в Гуджарате поставили страну на грань очередного политического и правительственного кризиса. Окрепла оппозиция во главе с главным соперником БДП в борьбе за власть - партией Индийский национальный конгресс. Демократическая общественность обвиняет БДП в попустительстве шовинистическим силам, требует запрещения Вишва хинду паришад и Баджранг дал. Падает политический рейтинг БДП у населения. Внутри правящей коалиции, возглавляемой БДП, усилились противоречия, выросла угроза раскола.

Пострадал международный престиж Индии. Премьер-министр А. Б. Ваджпаи охарактеризовал события в штате как "позор нации".

А самое главное состоит в том, что индусско-мусульманские столкновения в Гуджарате, как и в свое время события в Бомбее, посеяли семена новых конфликтов. Никто не знает, где и когда эти семена дадут свои страшные всходы, где и когда возникнет новая Годхра.

1 The Indian Express. March 10.2002.

2 The Indian Express. March 5.2002.

3 The Indian Express. March 10.2002.

4 The Indian Express. March 2.2002.

5 Fronline. Vol. 19. March 30 - April 12.2002.

6 The Indian Express. March 2.2002.

7 Fronline. Vol. 19. March 30 - April 12.2002.

8 Deccan Herald. April 11.2002.

9 The Christian Science Monitor. March 12.2002.

10 The Times of India. April 10.2002.

11 Hindu. January 14.2001.

12 The Indian Express. March 6.2002.

13 Подробнее см. Куценков А. Л. Индия: Традиционный социально-культурный комплекс и политика. // "Восток", 2002, N 1, с. 73.

14 Hindu. May. 6.2001.

15 Hindu. May. 6.2001.

16 The Indian Express. March 5,2002.

17 Hindu. May. 6. 2001.

18 The Indian Express. March 1.2002.

19 The Indian Express. February 28. 2002.

20 Hindu. March 10.2002.

21 Hindu. March 20.2002.

22 The Indian Express. March 4.2002.

23 1 крор = 10 000 000.

24 The Times of India. March 12.2002.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/Трагедия-в-Гуджарате

Similar publications: LBelarus LWorld Y G


Publisher:

Yanina SeloukContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Selouk

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. КУЦЕНКОВ, доктор исторических наук, Трагедия в Гуджарате // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 06.04.2023. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/Трагедия-в-Гуджарате (date of access: 05.06.2023).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. КУЦЕНКОВ, доктор исторических наук:

А. КУЦЕНКОВ, доктор исторических наук → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Yanina Selouk
Шклов, Belarus
176 views rating
06.04.2023 (60 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ЛУАНДА. В ОЖИДАНИИ БУДУЩЕГО
Catalog: География 
23 hours ago · From Yanina Selouk
МУХАММЕД ХОСНИ МУБАРАК
23 hours ago · From Yanina Selouk
ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ СНГ
6 days ago · From Yanina Selouk
ПАЛЕСТИНА. АРАФАТ: ЛИДЕР И ЕГО НАСЛЕДИЕ
6 days ago · From Yanina Selouk
НАМИБИЯ: СМЕНА ЛИДЕРА ИЛИ СМЕНА КУРСА?
6 days ago · From Yanina Selouk
АРАБСКИЙ МИР: ДВИЖЕНИЕ ЗА ЖЕНСКОЕ РАВНОПРАВИЕ
8 days ago · From Yanina Selouk
"ПАРТИЯ АЛЛАХА" В ЗЕРКАЛЕ МИРОВОЙ ПРЕССЫ
8 days ago · From Yanina Selouk
ТУРЕЦКИЙ УЧЕНЫЙ О ПОЛИТИКЕ США ПОСЛЕ СОБЫТИЙ 11 СЕНТЯБРЯ 2001 ГОДА
8 days ago · From Yanina Selouk
ВОЗМОЖНА ЛИ "ДЕМОКРАТИЗАЦИЯ БЛИЖНЕГО ВОСТОКА" ПО-АМЕРИКАНСКИ?
8 days ago · From Yanina Selouk
Окно в мир иранистики
8 days ago · From Yanina Selouk

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIOTEKA.BY - digital library, repository, and archive

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

Трагедия в Гуджарате
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: BY LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Biblioteka.by - digital library, repository, and archive ® All rights reserved.
2006-2023, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android