BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-1055

Share with friends in SM

История российского дворянства, напрямую связанная с формированием и развитием российской государственности, традиционно привлекает внимание отечественных исследователей. В большинстве научных работ рассматривается история крупного дворянства, а судьба провинциального мелкопоместного дворянства часто остается за рамками научных исследований. Очевидно, это связано с недооценкой той роли, которую играли представители привилегированного сословия в социально-экономической жизни провинциальных регионов Российской империи. По сравнению с другими сословиями дворяне уездных городов являлись наиболее крупными землевладельцами, дворянские хозяйства (особенно до реформы 1861 г.) в определенной степени формировали экономический облик провинции. В силу имущественного положения и соответствующего уровня образования из числа представителей дворянского сословия избиралось большинство общественных деятелей. Реализация на местах наиболее крупных и значимых реформ второй половины XIX в. - земской, городской, судебной и других - была бы невозможна без участия дворян.

Еще меньше внимания уделяется изучению истории национального дворянства российской провинции. Вопросы формирования и генезиса татарского дворянства нашли отражение в работах казанских исследователей, научные интересы которых сфокусированы на дворянах-татарах Казанской губернии1. Жизнь и деятельность представителей национальной элиты на территории других регионов Российской империи остается малоизученной.

В данной работе на материалах Вятской губернии предпринимается попытка определения роли и места татарского дворянства в формировании социально-экономической инфраструктуры Вятского края на рубеже XIX-XX веков.

Дворянство относилось к числу привилегированных сословий Российской империи. Согласно Петровской Табели о рангах оно делилось на потомственное и личное. Основные права и привилегии дворян были записаны в Жалованной грамоте дворянству 1785 года. К их числу относилось исключительное право владеть земельной собственностью и крепостными, право свободного выезда за границу, освобождение от обязательной службы, податей, телесных наказаний и др. Лишение дворянского достоинства, жизни и собственности было возможно только по суду. Создавалась структура корпоративных дворянских органов - дворянские собрания, дворянская опека.


Рафиков Азат Миннегаязович - ассистент кафедры всеобщей и отечественной истории Елабужского государственного педагогического университета.

стр. 155

На протяжении XIX в. дворянство потеряло монополию на большинство из этих прав. Так, например, указом 1801 г. "О разрешении купцам, мещанам и государственным крестьянам покупать не заселенные крепостными крестьянами земли", Александр I лишил дворян исключительного права владеть землей. Положение дворянского сословия было сильно изменено крестьянской реформой 1861 года. Отмена крепостного права стала сильным экономическим, юридическим и моральным ударом по дворянам-землевладельцам. В результате судебной реформы 1864 г. дворяне попали под юрисдикцию общесословных судов и т.д. В то же время, дворянство, являвшееся одной из основных опор монархической власти, сохраняло свое исключительное положение в государстве. При Николае I был принят ряд законов, направленных на консолидацию дворянского сословия, придание ему более замкнутого характера. При Александре III и Николае II дворянство получало существенную экономическую поддержку от государства. Эти меры позволили сохранить привилегированное положение дворянского сословия, представлявшего собой политическую и культурную элиту российского общества.

Согласно данным первой Всеобщей переписи населения 1897 г. в Российской империи насчитывалось 1 220 169 дворян, что составляло 0,9 % от общей численности населения. В Вятской губернии этот показатель был ниже общероссийского и составлял 0,3%. Фактически в губернии проживало 10 007 дворян2. Характеризуя эту особенность, члены статкомитета губернии отмечали: "Сословный состав губернии отличается от других губерний тем, что в ней такое незначительное число дворянства, что выборов не производится. Дворяне и чиновники едва составляют 0,2% всей массы народонаселения"3.

Вятская губерния относилась к числу аграрных регионов Российской империи. Главным богатством края была земля с ее пашенными и лесными угодьями. В 1900 г. земельный фонд губернии включал в себя 13 324,5 тыс. десятин. Почти треть этой земли принадлежала государству4. Преобладание государственного землевладения и государственных крестьян, отсутствие развитого крепостного права являлись основными причинами низкой численности дворянского сословия, которое исторически не смогло найти в Вятской губернии необходимую для себя экономическую нишу.

В исторической литературе традиционно принято деление дворянства на 3 основные группы - мелкопоместное, среднепоместное и крупнопоместное. К мелкопоместным относили собственников 1 - 100 десятин земли, к среднепоместным - владельцев 100 - 502 десятин, крупнопоместные собственники имели более 502 десятин5. Среди дворян Вятской губернии преобладали мелкие и средние землевладельцы и практически полностью отсутствовали крупные капиталистические хозяйства. На данный факт указали составители справочного сборника "Вся Россия...", которые, в частности, отмечали: "В Вятской губернии очень мало, вернее сказать, совсем нет хорошо организованных крупных хозяйств"6. К числу наиболее состоятельных вятских помещиков можно отнести дворян Мосоловых, Алашеевых, Садовеней, Александровых, Бородавкиных и некоторых других.

Активный характер носила общественная деятельность представителей дворянского сословия, обусловленная финансовой состоятельностью дворян. Проявление общественной инициативы со стороны других сословий в значительной степени ограничивалось различными имущественными цензами, предусмотренными при избрании в органы местного самоуправления. Анализ справочно-статистических материалов показывает, что дворяне Вятской губернии принимали самое живое участие в деятельности органов городского, земского уездного и губернского самоуправления, избирались почетными мировыми судьями, членами различных комиссий, представительств и присутствий, попечителями учебных заведений7.

Вятская губерния относилась к числу исконно русских административно-территориальных образований Российской империи. Однако, в южных уездах Вятского края, граничащих с Казанской губернией, проживало большое количество татарского населения. К числу данных уездов относились Елабужский, Малмыжский, Сарапульский и Уржумский. Так, по данным Д. М. Исхакова, на рубеже XIX-XX вв. в Малмыжском уезде проживало 52 228 татар, в Елабужском - 52 239, в Уржумском - 13 934, в Сарапульском - 15 884. Общая численность татарского населения губернии составляла 147 200 человек8.

стр. 156

Согласно законодательству Российской империи в состав российского дворянства могла входить знать присоединенных к России территорий. К числу инородцев, получивших возможность пользоваться этим правом, относились мусульманские ханы, беки, мурзы, а также немецкое остзейское рыцарство, польские магнаты и шляхта, украинские казачьи старшины, бессарабские бояре, грузинские тавады и аназуры.

Среди вятского дворянства встречались представители татарской национальности. Анализ архивных документов показывает, что татарское дворянство Вятской губернии в подавляющем большинстве проживало на территории Елабужского уезда. По нашим подсчетам, здесь имели собственность представители одиннадцати дворянских татарских фамилий - Абдароманчиковы, Бигловы, Бикмаевы, Еникеевы, Сакаевы, Тевкелевы, Халитовы, Чингизы, Шейх Али, Юнусовы, Ямбулатовы. При этом фамилии Чингизов и Ямбулатовых являлись княжескими и принадлежали к титулованному дворянству.

На рубеже XIX-XX вв. общее юридическое положение татарского дворянства принципиально не отличалось от положения русского. Одной из основных сфер деятельности дворян-татар являлось поместное землевладение. Так, например, в собственности князя Чингиза Измаил бека Ахматгиреевича в 1899 г. находилось 10 582 десятины земли, расположенной близ деревни Шаршада Елабужского уезда9. Одним из крупнейших землевладельцев губернии являлся отставной майор, дворянин Б. М. Абдараманчиков. В 1890 г. ему принадлежало 4 508,66 десятин земли в Елабужском уезде10. Одновременно в собственности Абдараманчикова находилось крупное имение в Таврическом уезде Ялтинской губернии, стоимостью 25 тыс. рублей11. Более 11 тыс. десятин земли принадлежало в Пьяноборской волости Елабужского уезда дворянам Халитовым. Так, на имя И. Р. Халитова было записано имение площадью 4457 десятин. Еще 6768 десятин земли числилось за его женой - М. С. Халитовой. Достаточно крупные земельные угодья находились в собственности дворян Бикмаевых и Шейх Али. За помещицей Шейх Али, постоянно проживавшей в Санкт-Петербурге, находилось имение в Терсинской волости Елабужского уезда площадью 6768 десятин12. Владельцем 3861 десятины земли являлся титулярный советник, дворянин К. И. Бикмаев13.

В числе дворян-землевладельцев Елабужского уезда Вятской губернии особо следует выделить род Тевкелевых, который являлся самым древним и состоятельным. Из представителей этой династии наиболее известен оренбургский помещик Кутлуг-Мухамет Тевкелев, принявший в крещении имя Алексей Иванович. При Петре I К.-М. Тевкелев занимал должность переводчика в коллегии иностранных дел. Он участвовал в Турецком (1711 г.) и Персидском (1722 г.) походах Петра Великого. В 1734 г. дослужился до звания полковника и получил должность помощника начальника Оренбургской экспедиции14. В 1733 г. Тевкелев приобрел у князя Багиши Яушева Терсинскую волость, входившую на тот момент в состав Казанской губернии (в состав Вятской губернии вошла в ходе волостной реформы 1797 г.). В 1761 г. К.-М. Тевкелев получил разрешение на строительство здесь медеплавильного завода. В 1772 г. Терсинскую волость унаследовал секунд-майор О. Тевкелев. Помещик жестоко относился к своим крепостным. Во время пугачевского восстания его завод и земельные угодья были разграблены, с этого момента родовая вотчина стала приходить в упадок15. Однако постепенно род Тевкелевых вновь окреп и разросся. К началу реформы 1861 г. Тевкелевы имели земли и крепостных в Рязанской, Оренбургской, Уфимской и Вятской губерниях16. В Вятском крае им по-прежнему принадлежали земельные угодья в Терсинской волости. В собственности помещиков находился волостной центр - селение Терси, 5 деревень волости и 1857 крепостных обоего пола17. На рубеже XIX-XX вв. в Вятской губернии проживали две представительницы данного рода - Х. Ю. Тевкелева и ее дочь М. С. Тевкелева. Земельная собственность помещиц была сконцентрирована в Пьяноборской волости Елабужского уезда. Так, в 1890 г. за М. С. Тевкелевой числилось 5 тыс. десятин земли18. Кроме того дворянкам принадлежали 6754 десятины земли в Новоузенском уезде Самарской губернии19.

Менее крупными земельными собственниками являлись представители дворянских фамилий Юнусовых, Ямбулатовых и Еникеевых. Юнусовы владели в Елабужском уезде небольшим поместьем в 325 десятин. За дворянкой Х. Ю. Еникеевой числился дом стоимостью 1800 руб. и 280 дес. земли в Ильинской волости Елабужского

стр. 157

уезда. Наследникам некогда состоятельных князей Ямбулатовых - Измаилу, Исмагилу и Искану в 1890 г. принадлежали земельные угодья площадью 271,68 десятин20.

Таким образом, по размеру земельной собственности дворяне-татары Вятской губернии превосходили русских помещиков и, в подавляющем большинстве, относились к крупнопоместному дворянству. Кроме того, приведенные данные свидетельствуют о том, что процесс обезземеливания дворянского сословия, получивший широкое распространение после отмены крепостного права, затронул татарское дворянство в меньшей степени. Из всех татарских дворянских фамилий Вятской губернии на рубеже XIX-XX вв. к числу безземельных относились только Сакаевы и Бигловы. В целом, по Российской империи к 1905 г. землей были обеспечены лишь 30 - 40% представителей дворянского сословия21.

Экономическая устойчивость хозяйств татарского дворянства была обусловлена двумя основными причинами. Во-первых, в отличие от русских помещиков национальное дворянство безболезненно пережило крестьянскую реформу 1861 года. Исторически крепостного права у татар не сложилось, а владеть русскими крепостными, которые являлись христианами, татарским помещикам запретили еще при царе Федоре Ивановиче (1594 - 1598). Исключения делались только в случае принятия татарскими землевладельцами христианства. В связи с этим, в хозяйстве дворян-татар традиционно применялся вольнонаемный труд. Они изначально были ориентированны на товарно-денежные отношения в аграрном секторе.

Во-вторых, исследователи отмечают, что в пореформенное время наибольшей стабильностью отличались средние и крупные помещичьи хозяйства22. Значительные экономические ресурсы позволяли зажиточным собственникам легче приспосабливаться к новой системе капиталистических отношений. Наличие крупной земельной собственности и доходов, получаемых от нее, давало дворянам-татарам возможность использовать передовые способы организации хозяйства.

О достаточной степени развития капиталистических отношений в аграрном секторе свидетельствует наличие в среде дворян-татар Вятской губернии помещиков-новаторов. В первую очередь, к их числу следует отнести князя Чингиза. Его имение представляло собой классический образец капиталистической фермерской помещичьей усадьбы, включающей хозяйственные и жилые постройки. Здесь имелась водяная мельница, в хозяйстве использовались жатки, сеялки, веялки, молотилки. На полях помещика ежегодно засевалось более 1170 пудов ржи, 715 пудов овса, 560 пудов картофеля, пшеница и полба. Здесь же находилась ферма для разведения лошадей, крупного и мелкого рогатого скота23. В Шершадинском имении проживал отец князя, его брат и племянники. Сам же дворянин выбрал местом жительства Санкт-Петербург и приезжал в Вятскую губернию вместе с семьей только в летний сезон.

Не менее важным показателем генезиса товарно-денежных отношений следует считать наличие аренды, купли-продажи и других капиталистических форм использования земельной собственности. Так, например, дворяне Халитовы получали значительный доход от спекуляции землей и сдачи ее в аренду. Данные архивных документов свидетельствуют о том, что в 1917 г. И. Р. Халитов продал елабужскому 2-й гильдии купцу Ахмат-Шакиру Заитову 1802 дес. земли и одновременно сдал в аренду 37,5 дес. местным крестьянам24.

В ряду многочисленных способов рационализации помещичьих хозяйств в рамках развития капиталистических отношений большое значение в пореформенное время приобретает организация промышленного производства. Во второй половине XIX в. среди дворян появилось значительное количество крупных фабрикантов и заводчиков. По данным Н. М. Барышникова к началу XX в. насчитывалось 1894 дворянина, владевших в губерниях Европейской России (без Польши и Финляндии) 2092 фабрично-заводскими предприятиями25. Отличительной чертой промышленного производства, организаторами которого являлись дворяне, была его прямая связь с сельским хозяйством. Как правило, фабрики и заводы строились дворянами для переработки продуктов, производимых в собственных имениях. Промышленная деятельность дворян-татар Вятской губернии подтверждает этот вывод.

Так, например, наличие крупных лесных угодий послужило основной причиной строительства Абдараманчиковым лесопильного завода в Кураковской волости Елабужского уезда. Предприятие действовало на водяной силе, станки и другую технику

стр. 158

обслуживали примерно 16 наемных рабочих26. В целях переработки отходов от лесопильного завода Абдараманчиковым был построен еще один завод - спичечный. Данное предприятие, записанное на жену дворянина, находилось также в Кураковской волости, что позволяло значительно экономить на доставке сырья. Успешно функционировавший завод прекратил свою деятельность в результате пожара в 1893 году27. Кроме того за пределами Вятской губернии, в своем имении в деревне Гурзуф Ялтинского уезда Таврической губернии, Абдараманчиковы занимались производством вина28.

Дворянке Халитовой принадлежал винокуренный завод, расположенный в деревне Балтачи Варзи-Ятчинской волости Елабужского уезда. На рубеже XIX-XX вв. на заводе работало 25 наемных рабочих, годовой оборот предприятия составлял 37 900 рублей29. Аналогичным видом промышленного производства занималась вдова генерал-майора Шейх-Али. Годовой оборот винокуренного завода, находившегося в ее собственности, достигал 13 500 рублей. Завод функционировал в Пьяноборской волости Елабужского уезда30. Промышленное производство на данных предприятиях было основано на переработке зерновых, выращиваемых на полях помещиц.

Важной отличительной особенностью пореформенного периода стало активное участие дворянства в торгово-предпринимательской деятельности. Необходимо подчеркнуть, что до крестьянской реформы 1861 г. торговля считалась делом унизительным для дворян. В дворянских кругах широко было распространено презрительное отношение к купечеству. После отмены крепостного права в менталитете благородного сословия произошли существенные изменения. Потеря дворянами наиболее важных привилегий привела к стиранию правовых границ между дворянством, купечеством, мещанством и другими социальными слоями. Новые реалии экономической жизни требовали не только модернизации дворянского хозяйства, но и освоения нетрадиционных для дворянского сословия видов экономической деятельности, одним из которых являлась торговля. По данным В. Я. Лаверычева в 80-е гг. XIX в. численность дворян, занимавшихся торговлей, составляла более 90 тыс. человек31. Деятельность дворян-татар Вятской губернии подтверждает эту общероссийскую тенденцию.

Из числа представителей национальной элиты Вятского края наибольшей торговой активностью отличался дворянский род Сакаевых. Это объяснялось тем, что Сакаевы, являвшиеся безземельными дворянами, могли получать доход только от государственной службы и торговых операций. Например, князь Х.-М. Ш. Сакаев являлся владельцем двух торговых лавок в городе Елабуге. Первое торговое заведение для продажи чая, сахара и бакалейного товара находилось на Покровской улице, его годовой оборот составлял 1500 рублей. Вторая лавка с аналогичным товаром была открыта на Хлебной улице. Ее годовой оборот равнялся 3 тыс. рублей32.

Достаточно крупным предпринимателем был потомственный дворянин М. Сакаев. В начале 1905 г. на Татарской улице в городе Елабуге действовала его лавка с бакалейным и галантерейным товаром. Годовой оборот торгового заведения составлял 3 тыс. рублей. Еще одна лавка предпринимателя с аналогичным товаром находилась на Московской улице города. Оборот торговли в ней достигал 4 тыс. рублей33.

В собственности дворянки М. С. Халитовой находилось большое количество погребов и лавок для продажи спиртного. Данные заведения были открыты в деревнях Асаново Алнашской волости, Кузюмово Варзи-Ятчинской волости, Турали и Пельга Мушаковской волости, Чекалда Пьяноборской волости. В 1898 г. их совокупный оборот составил 33 тыс. рублей34.

Вдове генерал-майора Шейх-Али в деревне Шаршада Терсинской волости по временному свидетельству 2-й гильдии принадлежала лавка с чаем, сахаром и мануфактурным товаром, а в Граховской волости находилась водяная мельница стоимостью 2100 рублей35. За М. Б. Абдараманчиковой числились торговая лавка в деревне Бизяки Елабужского уезда и зерносушилка36.

Владельцем одного торгового предприятия в городе Елабуге, а также парового судна "Дина" являлся князь И. А. Чингиз. Необходимо отметить, что для получения права владения судами, как и в случае с лавочной торговлей, требовалась выборка промысловых свидетельств на "пароходные предприятия" не ниже 2-го разряда37. В связи с этим приобрести собственный пароход могли позволить себе только очень

стр. 159

состоятельные люди. По данным Н. Ф. Тагировой в 1895 г. по всей Российской империи насчитывалось всего 2539 паровых судов38.

Довольно крупной торгово-предпринимательской деятельностью занималась жена полковника, дворянка Х. Ю. Тевкелева. В 1910 г в Елабужском уезде ей принадлежали торговые заведения, дома, амбары, мельница и зерносушилка общей стоимостью 42 209 рублей. Значительно скромнее были торговые обороты дворян Бикмаевых и Еникеевых. Дворянка Бикмаева являлась собственницей водяной мельницы39, Еникеевой принадлежала мельница и торговое предприятие по свидетельству 4-го разряда в селе Мордва Ильинской волости40.

Процесс развития капиталистических отношений значительно изменил общий социально-экономический облик татарского дворянства Вятской губернии. В то же время следует констатировать, что по объемам торгово-предпринимательской деятельности дворяне-татары значительно уступали купечеству. В основном их коммерческая деятельность не выходила за рамки мелкой лавочной торговли. Получение представителями национальной элиты промысловых свидетельств 2-го разряда, соответствующих уровню 2-й купеческой гильдии, было скорее исключением, нежели правилом. Таким образом, торговля являлась для дворян-татар второстепенным и вспомогательным источником получения доходов. Одной из основных, традиционных сфер деятельности дворянского сословия на рубеже XIX-XX вв. продолжала оставаться государственная служба.

Многие представители татарского дворянства Вятской губернии имели различные гражданские и военные чины. При этом данные адрес-календарей лиц, служащих в Вятской губернии, свидетельствуют о том, что дворяне-татары, находившиеся на военной службе, имели более высокие чины, нежели дворяне-татары, находившиеся на гражданской службе. Так, например, до звания генерал-майора дослужился А. Д. Шейх Али. Военную службу проходил муж Х. Ю. Тевкелевой, имевший звание полковника. К сожалению, его имя не упоминается в источниках, так как все имущество дворянина было записано на его супругу - "жену полковника". В звании майора вышел в отставку Абдараманчиков. На гражданской службе состояли К. И. Бикмаев, имевший чин титулярного советника и орден Св. Станислава 3-й степени за службу, Г. Г. Сакаев - губернский секретарь, И. Р. Халитов - надворный советник, инженер путей сообщения, Х. М. Еникеев - коллежский секретарь, позже титулярный советник, судебный пристав одного из участков Елабужского уезда41. Согласно Табели о рангах звание генерал-майора соответствовало IV классу, полковника - VI классу, майора - VIII классу, тогда как статский чин губернского секретаря равнялся XII классу, титулярного советника - IX классу, и только чин надворного советника был выше звания майора и равнялся VII классу. Вероятно, получение более высоких званий дворянами-татарами, находившимися на военной службе, объяснялось тем, что она предоставляла возможности для карьерного роста.

Важной традиционной составляющей социальной жизни дворянства было участие в общественной деятельности. Существенным стимулом, повлекшим ее активизацию, послужили либеральные преобразования Александра II. Проведение великих реформ было связано с самой активной общественной деятельностью дворянства на местах. Необходимо отметить, что общественная деятельность дворян, как и представителей других сословий, осуществлялась бескорыстно. Участие в социальной работе русского дворянства Вятской губернии принимали и представители татарской национальности.

Существенное преимущество в общественной деятельности дворянству обеспечивал имущественный ценз. Именно этим было обусловлено значительное представительство дворян в органах земского уездного и губернского самоуправления. Из числа дворян-татар Вятской губернии в разные трехлетия гласными Елабужского уездного земского собрания избирались Абдараманчиков, Еникеев, Биглов, Халитов, Чингиз42.

Исполняя обязанности гласных уездных земских собраний, дворяне-татары зарекомендовали себя активными и дисциплинированными общественными деятелями. Представители дворянского сословия входили в многочисленные комиссии, присутствия и представительства, создаваемые земскими учреждениями, часто выступали с различными инициативами, участвовали в прениях гласных в ходе заседаний

стр. 160

земских собраний. Подтверждением этого может служить деятельность в качестве гласного дворянина Халитова. За время работы в Елабужском уездном земском собрании Халитов неоднократно избирался членом временной и постоянной ревизионных комиссий, членом оценочной комиссии, входил в комиссию по составлению списков присяжных заседателей и в комиссию по дорожному строительству.

Об активной и добросовестной работе дворян-татар в органах земского самоуправления свидетельствует также то, что многие из них избирались гласными земских собраний в течение нескольких трехлетий подряд и представляли интересы местного населения на губернском уровне. Так, два трехлетия с 1907 по 1912 гг. гласным Елабужского уездного земского собрания являлся Чингиз, три трехлетия подряд, с 1894 по 1902 гг. - Халитов. В гласные Вятского губернского земского собрания от Елабужского уезда в разные годы избирались Чигиз, Халитов и Абдараманчиков43.

Менее значительным было представительство дворян-татар в органах городского самоуправления. Из всех представителей национальной элиты Елабужского края участие в работе Елабужской городской думы принимал лишь князь Чингиз, исполнявший обязанности гласного в четырехлетие, начиная с 1906 года44. Незначительное представительство в Елабужской городской думе дворян-татар было обусловлено тем, что они проживали преимущественно в сельской местности, здесь же находилась их собственность. Соответственно, не являясь городскими налогоплательщиками, дворяне-татары не имели права быть избранными в органы городского самоуправления.

Как наиболее образованная часть общества, дворянство принимало участие в деятельности судебных органов на местах. Особенно часто представители привилегированного сословия занимали должности мировых и почетных мировых судей. В разные годы данную должность занимали Абдараманчиков (1886), Бикмаев (1869 - 1887), Халитов (1897 - 1899, 1901 - 1903), князь Чингиз (1904 - 1909)45.

Большое значение дворяне-татары уделяли общественной деятельности, направленной на улучшение благосостояния татарского населения Вятской губернии. Наиболее распространенной формой данной работы являлась поддержка национальной школы. Помимо прямых денежных пожертвований, выделяемых на нужды национальных учебных заведений, представители привилегированного сословия добровольно принимали на себя обязанности попечителей русско-татарских школ. Так, в 1908 г. попечителем Мордвинского русско-татарского училища избирался Бикмаев. Князь Чингиз в 1906 г. являлся попечителем Балтачевского и Варзинского русско-татарских училищ, а в 1908 г. сменил Бикмаева в должности попечителя Мордвинского училища. Дворянин Халитов в 1897 г. заботился о Терсинском русско-татарском училище, в 1899 г. являлся попечителем Балтачевского, а в 1900 г. - Варзино-Алексеевского (бывшее Терсинское) русско-татарских училищ46.

В обязанности попечителей учебных заведений входили заботы о благоустройстве училищ, об улучшении положения учителей и малоимущих учеников. Кроме этого попечители призваны были заботиться об организации ночлега и питания для учащихся, проживающих в отдаленных от школ местностях, решать многочисленные вопросы, связанные с хозяйственными нуждами и благоустройством училищ. Как правило, многие проблемы школ попечители решали за свой счет.

Представители национальной элиты выполняли обязанности попечителей и русских учебных заведений, а также принимали участие в работе других органов и комитетов. Например, Халитов дважды становился членом попечительского совета Елабужской женской гимназии47. В период с 1901 по 1903 гг. дворянин входил в состав попечительского совета Елабужской Александровской школы ремесленных учеников. С 1907 по 1915 гг. в состав данного совета входил и князь Чингиз, который в 1907 - 1908 гг. являлся также почетным попечителем училища слепых детей в г. Елабуга и членом училищного уездного совета от земства на трехлетие с 1907 года48.

Приведенные факты позволяют выделить некоторые особенности, отличающие общественную деятельность татарского дворянства Вятской губернии. Важным направлением социальной работы татарского дворянства являлось представительство и защита интересов татарского населения. В то же время во всех комиссиях, присутствиях, представительствах, в органах городского и земского самоуправления они

стр. 161

работали совместно с русскими общественными деятелями. Татарское дворянство принимало участие в общей социальной работе по развитию и благоустройству городского и земского хозяйства Вятской губернии.

Социально-экономический облик татарского дворянства эволюционировал в русле общероссийских процессов. Для его генезиса были характерны общие тенденции развития провинциального дворянства Российской империи. Данные тенденции проявлялись в развитии капиталистических отношений в аграрном секторе, а также в участии татарского дворянства в торгово-промышленной деятельности. Наибольшее распространение среди представителей национальной элиты получила мелкая лавочная торговля. В то же время в числе дворян-татар губернии имелись владельцы достаточно крупных фабрик и заводов. Промышленное производство дворян было связано с переработкой продукции сельского хозяйства, что позволяло более рационально использовать лесные и земельные угодья, придавало дворянским хозяйствам ярко выраженный капиталистический характер.

Дворяне-татары, равно как и русские, находились на гражданской и военной службе, занимались активной общественной деятельностью. Многие из них имели различные гражданские чины и воинские звания, обладали высоким образовательным цензом. Как общественных деятелей дворян-татар отличала активная жизненная позиция. Представители национальной элиты принимали живое участие в деятельности органов земского уездного и губернского самоуправления, выполняли обязанности попечителей различных учебных заведений, участвовали в работе судебных органов. Общественная деятельность татарского дворянства носила разносторонний и многогранный характер.

Примечания

1. Татарское дворянство Казанской губернии (вторая половина XVI-XVII вв.). - Эхо веков. 1997, N 1 - 2, с. 39 - 53; Татарское дворянство Казанской губернии (вторая половина XVII- XVIII вв.). - Там же, 1999, N 1 - 2, с. 26 - 32; ЕНИКЕЕВ С. Очерк истории татарского дворянства. - Аргамак. 1995, N 9, с. 183 - 187.

2. Первая Всеобщая перепись населения Российской империи 1897 года. М. Издание центрального статистического комитета министерства внутренних дел. 1904, с. 1, 2.

3. Приложения ко всеподданнейшему отчету Вятского губернатора за 1870 год. Вятка. 1971, с. 3.

4. 200 лет Вятской губернии: Статистический сборник. Киров. 2006, с. 50.

5. МИРОНОВ Б. Н. Социальная история России периода империи (XVIII - начало XX в.). Т. 1. СПб. 2000, с. 95.

6. Вся Россия: Русская книга промышленности, торговли, сельского хозяйства и администрации: Адрес-календарь Российской империи. Т. 2. СПб. 1899, с. 339.

7. Адрес-календарь лиц, служащих в Вятской губернии - Памятные книжки и календари Вятской губернии на 1890 - 1916 гг. Вятка. 1889 - 1917.

8. ИСХАКОВ Д. М. Расселение и численность татар в поволжско-приуральской историко-этнографической области в XVIII-XIX вв. - Советская этнография. 1980, N4, с. 35.

9. Вся Россия: Русская книга промышленности, торговли, сельского хозяйства и администрации.., т. 2, с. 340.

10. Государственный архив Кировской области (ГАКО), ф. 582, оп. 116, д. 65, л. 4об.

11. Журналы XXI Очередной сессии Елабужского уездного земского собрания, 6 - 27 окт. 1887 г. Елабуга. 1887, с. 125.

12. ГАКО, ф. 574, оп. 5, д. 390, л. 13; ф. 587, оп. 14, д. 38, л. 3, 4.

13. Журналы XXI Очередной сессии Елабужского уездного земского собрания.., с. 125.

14. Башкортостан: краткая энциклопедия. Уфа. 1996, с. 564.

15. Удмуртская республика: энциклопедия. Ижевск. Удмуртия. 2000, с. 679.

16. Башкортостан: краткая энциклопедия.., с. 564.

17. Памятная книжка и календарь Вятской губернии на 1911 г. Вятка. 1911, с. 41.

18. ГАКО, ф. 582, оп. 116, д. 65, л. 4об.

19. Вся Россия: Русская книга промышленности, торговли, сельского хозяйства и администрации.., т. 2, с. 142.

20. ГАКО, ф. 582, оп. 116, д. 65, л. 5об., 9; ф. 587, оп. 11, д. 49, л. 1.

21. БУГАНОВ В. И. Российское дворянство. - Вопросы истории. 1994, N 1, с. 40.

22. МИРОНОВ Б. Н. Ук. соч., т. 1, с. 96.

стр. 162

23. Национальный архив Республики Татарстан (НА РТ), ф. 991, оп. 2, д. 327, л. 1.

24. ГАКО, ф. 574, оп. 5, д. 390, л. 13, 124.

25. БАРЫШНИКОВ М. Н. История делового мира России. М. 1994, с. 105.

26. НА РТ, ф. 557, оп. 1, д. 1, л. 35об. -36.

27. Журналы Елабужского уездного земского собрания XXVIII Очередной сессии, 20.IX-4.X.1894.

Елабуга. 1895, с. 216.

28. Вся Россия: Русская книга промышленности, торговли, сельского хозяйства и администрации.., т. 2, с. 1.

29. ЛИГЕНКО Н. П. Купечество Удмуртии. Вторая половина XIX - начало XX века. Ижевск. 2001, с. 338.

30. ГАКО, ф. 587, оп. 14, д. 38, л. 3.

31. ЛАВЕРЫЧЕВ В. Я. Крупная буржуазия в пореформенной России (1861 - 1900 гг.). М. 1974, с. 70.

32. НА РТ, ф. 549, оп. 1, д. 42, л. 22об., 23; ГАКО, ф. 176, оп. 1, д. 354, л. 513об.

33. НА РТ, ф. 549, оп. 1, д. 42, л. 141об., 142; ГАКО, ф. 176, оп. 1, д. 3547, л. 513об.

34. Вся Россия: Русская книга промышленности, торговли, сельского хозяйства и администрации.., т. 1, с. 2126; НА РТ, ф. 581, оп. 1, д. 14, л. 60об.

35. НА РТ, ф. 581, оп. 1, д. 8, л. 60об. -61; ГАКО, ф. 587, оп. 11, д. 49, л. 1.

36. Журналы Елабужского уездного земского собрания XXVIII Очередной сессии.., с. 216 - 217, 218 - 219.

37. НА РТ, ф. 1291, оп. 1, д. 1, л. 134об.; ф. 549, оп. 1, д. 42, л. 166об.

38. ТАГИРОВА Н. Ф. Рынок Поволжья (вторая половина XIX - начало XX века). М. 1999, с. 74.

39. ГАКО, ф. 587, оп. 14, д. 38, л. 3 - 3 об.

40. Список лиц, имеющих право участия в Елабужском земском избирательном собрании и съезде для выбора уездных земских гласных в Елабужское уездное земское собрание на трехлетие с 1906 года. Особое приложение к N 20 Вятских Губернских ведомостей официальной части 1906 года, с. 1; НА РТ, ф. 1291, оп. 1, д. 1, л. 234 об.

41. Адрес-календарь лиц, служащих в Вятской губернии. Памятные книжки и календари Вятской губернии на 1883, 1886, 1889, 1902 гг. Вятка. 1884, 1887, 1890, 1903, с. 220, 319, 323, 122; НА РТ, ф. 1291, оп. 1, д. 1, л. 125.

42. Там же, памятные книжки и календари Вятской губернии на 1886, 1890, 1894 - 1902, 1907- 1912 гг. Вятка. 1887, 1891, 1895 - 1903, 1908 - 1913, с. 319, 226, 35, 114, 122, 121, 131, 124, 81, 85, 79, 94, 80.

43. Там же, памятные книжки и календари Вятской губернии на 1887, 1895, 1907 гг. Вятка. 1888, 1896, 1908, с. 328, 30, 167.

44. ГАКО, ф. 587, оп. 10, д. 209, л. 26об.

45. Адрес-календарь лиц, служащих в Вятской губернии. Памятные книжки и календари Вятской губернии на 1883, 1886 - 1887, 1897 - 1899, 1901 - 1909 гг. Вятка. 1871, 1885, 1898 - 1900, 1902 - 1910, с. 219, 319, 274, 117, 121, 133, 127, 126, 81.

46. Ведомость о числе учащихся в земских училищах Елабужского земства - Журналы XXXXI Очередной сессии Елабужского уездного земского собрания, 3 - 15 окт. 1907 г. Елабуга. 1908, с. 320; Доклад Елабужского уездного земского собрания о выборах попечителей школ на трехлетие с 1907 года - Журналы XXXX Очередной сессии Елабужского уездного земского собрания.., с. 638; ...

47. XXXI Очередное Елабужское уездное земское собрание.., с. 67; XXXIV Очередное Елабужское уездное земское собрание.., с. 49.

48. Адрес-календарь лиц, служащих в Вятской губернии. Памятные книжки и календари Вятской губернии 1901 - 1903, 1907 - 1915 гг. Вятка. 1902 - 1904, 1908 - 1916, с. 55, 43, 44, 40, 45, 47, 48, 54, 63, 103, 124, 119.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/Татарское-дворянство-Вятской-губернии-на-рубеже-XIX-XX-вв

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. М. Рафиков, Татарское дворянство Вятской губернии на рубеже XIX-XX вв. // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 09.05.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/Татарское-дворянство-Вятской-губернии-на-рубеже-XIX-XX-вв (date of access: 01.06.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. М. Рафиков:

А. М. Рафиков → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
105 views rating
09.05.2020 (22 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
9 days ago · From Беларусь Анлайн
Железнодорожные сообщения в период сражения на Курской дуге
9 days ago · From Беларусь Анлайн
К 90-летию со дня рождения академика Юрия Александровича Полякова
Catalog: История 
9 days ago · From Беларусь Анлайн
Новые исследования о губернаторской власти Российской империи
Catalog: История 
9 days ago · From Беларусь Анлайн
Верена Беккер и Ведомство по защите конституции
Catalog: Право 
9 days ago · From Беларусь Анлайн
Апрель и май - лучшее время для создания нового газона в саду. Вопреки видимости, недостаточно просто сажать и поливать траву. Вот советы о том, как правильно настроить и ухаживать за газоном.
11 days ago · From Беларусь Анлайн
БИБЛИОТЕКА.БАЙ совместно со школой языков "Мир без границ" (официальный сайт - mbg.by) предлагает вам несколько полезных советов, которые помогут в изучении чешского самостоятельно или на специальных языковых курсах с тьютором.
11 days ago · From Беларусь Анлайн
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. ЭТИКА И ЭСТЕТИКА. Добро и зло
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. ЭТИКА И ЭСТЕТИКА. Нравственная свобода и ответственность
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. ФИЛОСОФИЯ. Неклассическая философия
Catalog: Философия 

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Татарское дворянство Вятской губернии на рубеже XIX-XX вв.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones