Libmonster ID: BY-2345

А. В. СУЛЕЙМАНОВ, Кандидат политических наук

Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского

Ключевые слова: Турция, Иран, США, иранская ядерная программа, турецко-иранские отношения

Долгие годы в мировой политике не было более обсуждаемой темы, чем судьба Иранской ядерной программы. Ее рассматривали на всех уровнях и в разных форматах - на многосторонних форумах и двусторонних саммитах, в общении глав государств и внешнеполитических ведомств. Она стала неотъемлемой частью повестки дня многих государств мира, прежде всего - России, Китая, США, Турции, Израиля и Евросоюза.

Подход этих стран к ядерной проблематике кардинально различается. Одни - США и Евросоюз - считают введение жестких экономических санкций против Исламской Республики Иран (ИРИ) правильным; другие - Израиль - выступают за необходимость военного решения проблемы; третьи - Россия, Китай - указывают на необходимость дипломатического давления на Тегеран.

Турецкое государство также занимает свою собственную позицию относительно ядерных амбиций ИРИ, которая сложилась в силу исторических особенностей турецко-иранских отношений, а также нынешней геополитической конфигурации в регионе Ближнего Востока.

стр. 17

Долгое время иранская ядерная проблематика не была предметом обсуждения как в турецко-иранских, так и в ирано-американских отношениях. Особое внимание ей западные страны во главе с США стали уделять с начала 2000-х гг. Однако первое беспокойство мирового сообщества возникло гораздо раньше, еще в 1974 г., после заявлений иранского шаха М. Пехлеви о возможности получения страной оружия массового уничтожения в ответ на ядерные испытания Индии.

В то время, несмотря на некоторые противоречия, взаимоотношения между Турцией и Ираном находились на довольно высоком уровне. Обе страны с 1955 по 1979 гг. входили в Организацию центрального договора (The Central Treaty Organization - CENTO*) и придерживались проамериканской политики в ряде ключевых региональных вопросов, в т.ч. относительно их взаимоотношений с государствами социалистического мира.

После победы исламской революции в Иране в 1979 г. произошел переломный момент как в турецко-иранских, так и ираноамериканских отношениях. Помощь, которую, начиная с 1967 г., США оказывали Ирану в развитии его ядерного потенциала, была свернута, а взаимоотношения прерваны. Это обстоятельство повлекло за собой снижение интенсивности разработки ядерной программы ИРИ вплоть до середины 1980-х гг.1

Кардинально трансформируется и вектор развития турецко-иранских отношений. Исламская революция, в корне поменявшая положение дел в Иране, вызвала напряженность в отношениях между странами. Турецкое руководство опасалось проникновения протестных настроений в Турцию, что прямо угрожало бы светскому характеру ее государственности. В Анкаре опасались, что исламская революция могла быть "экспортирована" в Турцию. Тегеран открыто критиковал Ататюрка и его реформы, утверждая, что светский режим в Турции был установлен незаконно, поскольку он не был принят и поддержан мусульманскими народными массами.

Другим элементом напряженности стала поддержка Тегераном курдов, борющихся за создание собственного национального государства2. Иран, со своей стороны, также испытывал определенные опасения, связанные с возможной интервенцией со стороны западных стран, которые могли использовать Турцию в качестве плацдарма для нападения на него3.

После распада Советского Союза и краха биполярной системы в 1991 г. турецко-иранские отношения стали приобретать несколько иные формы. Анкара в своей политике все больше стала уделять внимание проблеме безопасности границ и евроинтеграции. Оба государства стали продвигать свои интересы в регионах Центральной Азии и Закавказья, что породило между ними соперничество за сферы влияния. То есть с начала 1990-х гг. Турция и Иран стали особенно внимательны к действиям друг друга, а последующая помощь России Ирану в освоении ядерных технологий (с 1992 г.) не могла быть не замечена в Турции.

После подписания в январе 1995 г. контракта между Россией и Ираном на завершение строительства первого энергоблока АЭС в Бушере в турецком парламенте с громкими заявлениями выступил бывший министр образования Турции и депутат партии "Анаватан" В. Динчерлер. Турецкий парламентарий заявил, что "в Иране достаточно серьезно говорят о намерениях стать ядерной державой, и, возможно, к 2000 г. он уже сможет обладать атомной бомбой". Депутат отмечал: "...мы знали о ядерных проектах Ирака, которые были разрушены во время ирано-иракской войны (1980 - 1988 гг. - прим. авт.), а также о том, что Израиль развивает свою ядерную программу". Таким образом, констатировал В. Динчерлер, на Ближнем Востоке возникла реальная угроза, перед которой Турция осталась фактически "голой" и надеялась на ядерный потенциал США5.

Действительно, в 1952 г., после официального вступления Турции в НАТО, Анкаре был предложен формально натовский, а фактически - американский "ядерный зонт", который на долгие годы снял для Турции необходимость собственных разработок в этой области.

Последующие годы, вследствие отказа закавказских и центральноазиатских стран от преимущественно турецкой или иранской моделей развития, ознаменовались некоторым снижением существовавшего геополитического противоборства между Анкарой и Тегераном. Однако влияние идеологического факто-


* Организация центрального договора - военно-политическая группировка, существовавшая в 1955 - 1979 гг. на Ближнем Востоке, созданная по инициативе Великобритании и США с целью противодействия СССР.

стр. 18

ра продолжало сохраняться - особенно это стало ясно после отставки 18 июня 1997 г. правительства турецких исламистов во главе с Н. Эрбаканом, а также последовавшего в мае 1999 г. "дела Кавакчы" - общественных дебатов и судебных разбирательств, разразившихся после демонстративного прихода депутата от партии "Фазилет" М. Кавакчы в парламент в хиджабе, что было расценено как угроза светскому характеру Турецкой Республики6.

В целом же, турецкая правящая элита после 1997 г. склонялась к мнению, что соперничество между двумя странами невыгодно, в связи с тем, что оставался нерешенным курдский вопрос. К тому же Турция рассматривала Иран как важного экономического партнера, имеющего доступ к богатствам Каспийского моря, а также способного быть транзитной территорией для транспортировки из Центральной Азии углеводородов. Огромную роль сыграл также приход к власти в Иране в мае 1997 г. Мохаммеда Хатами, провозгласившего идею "диалога цивилизаций"7.

Таким образом, в 2001 - 2002 гг., к началу первых публичных заявлений западных стран и США относительно разработок Ираном ядерного оружия, турецко-иранские отношения, несмотря на ряд противоречий, стали приобретать поступательный характер, особенно в сфере внешнеэкономических связей, которые усилились после прихода в ноябре 2002 г. к власти в Турции Партии справедливости и развития.

ЭСКАЛАЦИЯ ПРОБЛЕМЫ И ПОЗИЦИЯ АНКАРЫ

В дальнейшем, после создания в 2006 г. группы из представителей шести государств - США, Китая, России, Англии, Франции и Германии - для рассмотрения ситуации вокруг ядерной программы Ирана, Турция начинает принимать активное участие во многих переговорах по этой проблеме.

Однако особое внимание в современных турецко-иранских отношениях иранская ядерная программа стала приобретать сразу же после прихода к власти в Иране в 2005 г. М. Ахмадинежада, открыто заявившего о праве ИРИ на создание полного ядерного цикла, подразумевающего также и процесс обогащения урана. Это обстоятельство вызвало негативную реакцию стран "шестерки", а после неудавшихся переговоров в 2006 г. было решено передать ситуацию вокруг ядерной программы ИРИ на рассмотрение в Совет Безопасности ООН, принявшему к настоящему времени 8 резолюций.

Несмотря на казалось бы острую ситуацию, складывающуюся вокруг иранского ядерного досье, Анкара не только отказалась от введения каких-либо санкций против ИРИ, но и активно выступила за расширение двусторонних отношений. Это стало ясно еще в июне 2006 г., когда премьер-министр Турции Р. Т. Эрдоган провел телефонные переговоры с М. Ахмадинежадом. Турецкий премьер высоко оценил достижения Ирана в мирной ядерной сфере и высказался за дальнейшее расширение многогранного сотрудничества между двумя странами8.

В то же время Анкара заняла принципиальную позицию относительно иранской проблемы, основывающуюся на том, что этот вопрос должен быть решен исключительно дипломатическими (невоенными) методами, и выступив, по сути, против каких-либо возможностей обогащения урана иранской стороной в военных целях. В 2008 г. в одном из интервью турецкий президент А. Гюль заявил, что "Турция вот уже три года выступает за мирное решение проблемы вокруг ядерной программы Ирана. Мы помогаем Ирану в организации встреч с западными странами. Причем первую из них мы организовали в Анкаре"9. Позже в интервью арабскому телеканалу аль-Арабия А. Гюль отмечал: "Иран является важной страной в регионе, от которой зависит доверие и спокойствие... Ядерные разработки - это право Ирана. Но ядерное оружие - это другое дело"10.

Дальнейшие годы характеризовались активизацией переговорного процесса между Турцией и Ираном. В августе 2008 г. Анкару с официальным визитом посетил М. Ахмадинежад, прибывший, как утверждали многие аналитики, именно для обсуждения ситуации вокруг иранской ядерной программы11. Позже, в октябре 2009 г., по приглашению вице-президента Ирана М. Р. Рахими в Тегеран прибыл Р. Т. Эрдоган. На совместной пресс-конференции турецкий премьер еще раз подтвердил заявленную ранее позицию Анкары относительно иранского вопроса, отметив, что "Турция всесторонне поддерживает дипломатический процесс по урегулированию данной проблемы"12.

Столь принципиальная позиция Анкары была встречена иранским руководством с большой теплотой. Так, вице-президент Ирана М. Р. Рахими неоднократно благодарил Эрдогана за понимание в этом вопросе13. Свою благодарность высказывал и бывший президент М. Ахмадинежад, который всегда указывал, что "так называемый ядерный вопрос не существует, он надуман великими державами, прежде всего США"14. Схожего мнения придерживался и верховный лидер Ирана аятолла Хаменеи, сделавший в июне 2013 г. заявление, обвинив Вашингтон в умышленном затягивании проблемы вокруг Ирана с целью оказания постоянного давления на него15.

Необходимость развития Ираном мирной ядерной промышленности была обусловлена дефицитом энергетических ресурсов, связанных с бурным и непрекращающимся по сей день ростом энергопотребления. Это понимал и иранский шах Реза Пехлеви, который полагал, что развитие атомной энергетики для Ирана гораздо выгоднее и перспективнее, чем сжигание на тепловых электростанциях нефти и газа, являющихся невосполнимым источником валютных поступлений и ценным сырьем для национальной нефтехимической промышленности16. Впрочем, у мирового сообщества всегда существовали опасения, что мирная ядерная программа могла быть переориентирована и на военные нужды.

США давали ясно понять, что Америка и западные страны не будут спокойно относиться к проблеме ядерного вооружения ИРИ, воздействуя на него как политически, так и экономически17.

Что касается санкций против Ирана, то экономические интере-

стр. 19

сы Турции вынуждали ее сопротивляться такому решению. В последние годы товарооборот между странами устойчиво растет, в основном, благодаря развитию энергетического сотрудничества. Ожидается, что к 2016 г. объем двусторонней торговли, уже превысивший в 2012 г. отметку в $20 млрд, увеличится в два раза18. Тот факт, что этот показатель в значительной степени формируется за счет закупок иранского природного газа, придает торгово-экономическим отношениям Анкары и Тегерана стратегический характер.

Еще одним фактором, определяющим позицию Турции по иранской проблематике, выступает задача сохранения благоприятного имиджа страны в глазах мусульманских стран. Анкара приложила немало усилий для позитивного восприятия Турции в исламском мире. После ряда ее дипломатических демаршей в адрес Израиля с критикой его действий при операции "Литой свинец" в декабре 2008 г., а также в связи с захватом турецкого судна "Мави Мармара" и убийства турецких граждан в мае 2010 г., перевозивших гуманитарную помощь палестинцам, рейтинг турецкого правительства особенно возрос. Продолжая следовать заданной линии, премьер-министр Р. Т. Эр-доган практически в каждом выступлении, посвященном ближневосточным проблемам, заявлял о том, что правила должны быть одинаковыми для всех государств без исключения: до тех пор, пока Израиль владеет ядерным оружием, нельзя требовать от других стран региона отказа от намерения его получить.

В целом же, турецкая сторона всегда проявляла дипломатическое искусство в общении с иранским руководством. Еще в 2010 г., на встрече министра иностранных дел Турции А. Давутоглу с министром иностранных дел Ирана М. Моттаки, стороны говорили о совместных усилиях по превращению Ближнего Востока в зону стабильности и процветания и об общей ответственности за судьбу региона. Давутоглу отмечал, что Анкара и Тегеран постоянно ведут консультации по вопросам, связанным с иранской ядерной программой. По мнению М. Моттаки, Турция могла бы способствовать тому, чтобы другие страны проявили понимание к позиции ИРИ. При этом М. Моттаки отказался от употребления термина "посредничество" по отношению к дипломатическим усилиям Анкары и заявил, что Турция участвует "в постоянном обмене мнениями но вопросам мира и спокойствия в регионе"19.

ТЕГЕРАНСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ

Как известно, важная попытка урегулирования иранской проблемы была предпринята в мае 2010 г. при посредничестве Турции и Бразилии. Главы МИД трех стран подписали соглашение по проекту обмена имеющегося у ИРИ низкообогащенного (до 3,5%) урана на высокообогащенное (до 20%) топливо для тегеранского научно-исследовательского реактора. Акт подписания проходил в торжественной обстановке в присутствии премьер-министра Турции Р. Т. Эрдогана, президента Ирана М. Ахмадинежада и президента Бразилии Лулы да Силвы. Согласно договоренностям, достигнутым в результате 18 часов затяжных переговоров, обмен урана между Ираном и западными странами должен был осуществляться на территории Турции. Ранее местом для возможного обмена указывались территории таких стран, как Россия и Франция. Однако Тегеран сделал свой выбор в пользу Анкары. При этом западные страны отнеслись к такому развитию событий изначально скептически, указывая на то, что соглашение решает лишь вопрос о ядерном топливе, но не способствует решению всей проблемы и лишь частично соответствует требованиям МАГАТЭ. В связи с этим, уже в июле 2010 г. все 27 государств, входящих на тот момент в ЕС, приняли санкции против Ирана20.

С критикой в адрес Эрдогана по поводу подписанного соглашения выступила и турецкая оппозиция. Известный политический деятель, бывший посол, д-р Ш. М. Елекдаг, выступая 1 июля 2010 г. в парламенте от имени Республиканской народной партии, заявил, что "в турецком правительстве присутствует иранская авантюра. Эта авантюра приводит к колебанию, нерешительности и опасности для нашей внешней политики. По существу, премьер-министр Р. Т. Эрдоган, посредничая между Ираном и Америкой, надеется завоевать себе авторитет и уважение на международной арене. Он лично выступил гарантом того, что Иран не будет разрабатывать ядерное оружие. Данный шаг не привел ни к чему хорошему, он только поверг в шок всех западных партнеров Анкары"21.

Подписание соглашения принесло лишь два результата: Иран выиграл время, т.к. документ появился тогда, когда обсуждался вопрос о вынесении на голосование в СБ ООН резолюции о новых санкциях в отношении Ирана, а Турция укрепила свой миротворческий имидж при решении острой глобальной проблемы. В июне 2010 г. в Совете Безопасности Анкара проголосовала "против" резолюции N 1929, ужесточавшей режим санкций, и в очередной раз заявила о необходимости решения проблемы дипломатическим путем, назвав это единственно возможным способом урегулирования кризисной ситуации22.

ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕГОВОРНОГО ПРОЦЕССА

В дальнейшем турецкая сторона продолжила принимать активное участие в решении иранской проблемы. Так, при ее посредничестве в январе 2011 г. в Стамбуле состоялось обсуждение ситуации вокруг иранской ядерной программы, которое завершилось безрезультатно. Представители иранской делегации утверждали, что переговоры зашли в тупик из-за слишком жесткой позиции западных государств, придерживающихся принципа одностороннего диктата23.

Несмотря на прошедший в Вене в июле 2014 г. очередной раунд переговоров в формате 5+1 (пять постоянных членов Совета Безопасности ООН плюс Германия) с целью подписания всеобъемлющего соглашения о гарантиях мирного характера иранской ядерной программы в обмен на

стр. 20

снятие международных санкции со страны, вплоть до настоящего времени проблема вокруг ядерной программы Ирана остается открытой.

За период с 2011 по 2014 гг. по этому вопросу было проведено порядка десяти заседаний на высшем уровне. Только в 2012 г. представители "шестерки" и Тегерана провели три раунда переговоров: в Москве - в июне, в Стамбуле - в апреле и в Багдаде - в мае. Как и все предыдущие переговоры, они заканчивались безрезультатно вследствие того, что стороны не могли договориться как о степени интенсивности ядерных разработок Ирана, так и о снижении экономических санкций против него.

Важный шаг в вопросе урегулирования был предпринят в ноябре 2013 г., когда при посредничестве России между представителями ИРИ и странами "шестерки" в Женеве было подписано промежуточное соглашение в виде совместного Плана действий. Иран обязался: прекратить обогащение урана выше 5%; уничтожить имеющиеся запасы ядерных материалов со степенью обогащения от 5 до 20%, в т.ч. путем обеднения ниже 5%; прекратить установку любых обогатительных центрифуг и остановить строительство новых центров по обогащению урана и др. В свою очередь, США и западные страны согласились сократить ограничения на экспорт нефти из Ирана, а также сократить санкции по сотрудничеству и иностранным инвестициям в автомобильную, транспортную и нефтехимическую промышленность Ирана и торговлю с ним золотом и ценными металлами.

Однако это был, скорее, тактический маневр, по сути, являвшийся своеобразным ультиматумом, который Ираном был принят, чтобы ослабить введенные Западом чрезвычайно болезненные финансово-экономические санкции. Тегеран, приняв жесткие требования, особенно в отношении мониторинга иранских ядерных объектов, смог отстоять свое законное право на обогащение урана как государство-член Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО)24. В апреле 2014 г. вновь последовали заявления Тегерана о намерениях продолжать мирное использование ядерной энергии в рамках ДНЯО, к которому он присоединился еще в 1970 г.25

Прогрессу в деле урегулирования иранской проблематики способствовала победа на президентских выборах в ИРИ в 2013 г. одного из лидеров умеренно-консервативного крыла Хасана Роухани, объявившего начало нового курса, направленного на существенное улучшение экономического положения страны путем нормализации отношений с Западом на основе взаимоприемлемого компромисса, в т.ч. в ядерной сфере.

ЭФФЕКТ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО СДЕРЖИВАНИЯ

Огромный интерес западных стран и США к иранской ядерной программе не случаен. Он направлен, прежде всего, на геополитическое и военное сдерживание Ирана в ближневосточном регионе. Наложение жестких экономических санкций на ИРИ и постоянное международное вмешательство в ее внутренние дела имеют лишь одну цель -полную остановку в Иране ядерных исследований. Это может быть косвенно подтверждено позицией премьер-министра Израиля Б. Нетаньяху, заявившего во время своего выступления в октябре 2013 г. на 68-й сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке, что единственное дипломатическое решение, которое сработает, - то, которое полностью уничтожит ядерную программу Ирана.

Нетаньяху отмечал, что "данный вопрос будет исчерпанным только на условиях полного прекращения Ираном обогащения урана, вывоза из страны всех накопленных материалов, закрытия подземного обогатительного завода у г. Кум и отказа от производства плутония". Израильские лидеры периодически выражали недоверие к миролюбивой политике новоизбранного президента Ирана Х. Роухани, называя ее "дымовой завесой" для продолжения ядерной программы и попыткой ослабить негативный эффект санкций26.

Нынешняя позиция Турции также представляется довольно своеобразной. Анкара всегда категорически выступала против превращения Ирана в ядерную державу, поскольку эта перспектива чревата беспрецедентным ростом иранского влияния в регионе и формированием взрывоопасной ситуации возле турецкой границы. Однако более опасным вариантом развития событий представляются силовые действия Вашингтона или Израиля против Ирана. Вооруженная развязка конфликта превратит Турцию в прифронтовую территорию со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями. К тому же неизбежны трения с США, вызванные отказом от военной поддержки, подобно тому, как это произошло во время вторжения американской армии в Ирак в 2003 г.27

Не изменили позицию Тур-

стр. 21

ции по ядерной программе и разногласия, возникшие на фоне разразившейся в 2011 г. гражданской войны в Сирии. Несмотря на то, что стороны выработали разные подходы по сирийской проблематике - Турция активно выступила за свержение политического режима в Сирии, а Иран выразил полную поддержку Б. Асаду и объявленной им "дорожной карте", - Анкара нацелена продолжать проведение превентивной политики в решении иранского ядерного досье. Это стало особенно ясно после заявления А. Гюля во время встречи с Х. Роухани в рамках визита последнего в турецкую столицу в июне 2014 г.28

Однако значение Турции в роли посредника постепенно ослабевает в связи с тем, что Иран все более активно выражает недовольство внешней политикой Анкары. В частности, Тегеран не согласен с тем, что турецкое правительство поддерживает оппозиционные силы и призывает к смене режима в Сирии. Кроме того, некоторые турецкие эксперты допускают, что со временем, если в этом возникнет необходимость, Турция может пойти на разработку собственных ядерных технологий, в т.ч. и в военных целях.

Некоторые аналитики связывают необходимость в приобретении собственного атомного оружия с размещением на турецкой территории системы ЕвроПРО НАТО. По их мнению, использование этой системы может заставить Турцию задуматься о создании собственного ядерного оружия. Об этом также заявляют и ряд турецких политических деятелей, в частности, некоторые оппозиционные депутаты29. Однако существуют и другие мнения, согласно которым Турция не нуждается и не будет нуждаться в разработке собственного ядерного арсенала. Такого мнения придерживаются, в частности, специалисты Центра международных стратегических исследований (USAK)30.

Позиция Турции относительно иранской ядерной проблемы всегда была однозначной. Турецкая сторона долгие годы прилагала значительные усилия в ее решении и выступала категорически против применения силы. При этом подавляющее большинство официальных лиц (включая президента и премьер-министра) высказывались за необходимость дальнейшего дипломатического решения существующей проблемы. Несмотря на это, желание Турции урегулировать вопрос инструментами превентивной дипломатии вызвано не столько "возвышенными" целями, сколько преследованием собственных национальных интересов, связанных с геополитическим сдерживанием Ирана, а также с негативными последствиями войн в Сирии и Ираке и возможной потерей важного поставщика углеводородов на турецкий рынок.


1 Sandikili A. Iran nukleer krizinin Turkiyeye olasi etkileri (Возможные последствия ядерного кризиса вокруг Ирана для Турции) // Bilge Adamlar Stratejik Arastirmalar Merkezi. Rapor N 47, 2012. p. 3.

2 Dicle B. Factors driving Turkish foreign policy. A Thesis // Louisiana State University. The Department of Political Science. December, 2008, p. 41.

3 Saray M. Turk-Iran iliskileri (Турецко-иранские отношения. Анкара) // Ataturk Arastirma Merkezi. Ankara, 1999, p. 152.

4 Okutan C., Ereker F. Turk dis politikasinin belirlemesinde "rejim" unsuru (Элемент силы во внешней политике Турции) // Istanbul Ticaret Universitesi Sosyal Bilimler Dergisi, Yal:4 Sayi:8. Istanbul, 2005, p. 197.

5 Dincerler V. Turkiye Buyuk Millet Meclisinde konusmasi (Речь в парламенте Турции). 13.04.1995 - http://www.tbmm.gov.tr/develop/ owa/tutanak_g_sd.birlesim_baslangic?P4=652&P5=T&pagel=3&page2=3

6 O gun neler yasamisti? Iste Merve Kavakci olayi! (Как был прожит тот день? Событием вокруг Кавакчы!) - http://haber.stargazete. com/politika/o-gun-iieler-yasamisti-iste-merve-kavakci-olayi/haber-802075

7 Ozcan G. Turkeys changing neighborhood policy // FES Briefing Paper. 09/ 2004, p. 6.

8 Иран и Турция высказались за дальнейшее расширение и развитие двустороннего сотрудничества - http://www.iran.ru/rus/ news iran.php?act=news_by_id&news_id=40900

9 Gul A. Afak Tv Mulakati (Интервью телеканалу Афак). 17.11.2008 - http://www.tccb.gov.tr/mulakatlar/360/56350/afak-tv-irak.html

10 Gul A. Al Arabia Tv Mulakati (Интервью телеканалу аль-Арабия). 13.02.2009 - http://www.tccb.gov.tr/mulakatlar/360/56332/al-arabia-tv.html

11 Iran Cumhurbaskani Istanbula geliyor (Президент Ирана приезжает в Стамбул) - http://www.aygazete.com/aygazete945728

12 Erdogan R. Ulusa seslenis (Обращение к турецкой нации). Ekim 2009 - http://www.basbakanlik.gov.tr/Forms/pDetay.aspx

13 Basbakan Erdogan Iranda (премьер-министр Эрдоган в Иране) -httpV/yenisafak.com.tr/Dunya/?t-28.10.2009&i=219599

14 Ahmadinejad М. Рэйис джомхур дар Press TV мосахэбэ (Интервью президента ИРИ Press TV) - http://www.president.ir/fa

15 Вашингтон использует ядерную тему для давления на Иран -http://www.iran.ru/news/politics/88499/Hamenei_Vashington_ispolzu et_yadernuyu_temu_dlya_davleniya_na_Iran

16 Головачев В А. Ядерная программа Ирана - http://www.nmes.ru/?p=3394

17 Кулагина Л. М. Иран сегодня // Иран после парламентских выборов (круглый стол 27.04.2004). Сборник статей. М., 2004, с. 32 - 33. (Kulagina L.M. 2004. Iran segodnya // Iran posle parlamentskikh vyborov. M.) (in Russian)

18 En cok ihracat ve ithalat yapilan 20 ulke (20 стран наиболее важных экспортеров и импортеров Турции) - http://www.tuik.gov.tr/ PreHaberBultenleri.do?id-16076

19 Свистунова И. А. Турция и проблема ядерной программы Ирана - http://www.iimes.ru/?p=10163

20 Гаджиев А. Г. Реакция западных стран на турецко-бразильское посредничество в решении иранской ядерной проблемы. 2010 -http://www.iimes.ru/7p-10675

21 Elekdag M. CHP grubu adina konusmasi (Речь от имени Республиканской народной партии). ТВММ. 127'nci Birlesim 1 Temmuz 2010 -http://www.tbmm.gov.tr/tutanak/donem23/yil4/bas/bl27m.htm

22 Корицкий А. Турция и иранская ядерная программа -http://www.rusorient.ru/page.php?vrub=rm&vparid=1926&vid=3479

23 Гурьев А. А. Ситуация в Турции: январь 2011 г. -http://www.iimes.ru/?p=12107

24 Евсеев В. Роль Европы в разрешении иранской проблемы -http://www.iran.ru/news/analytics/92116/Rol_Evropy_v_razreshenii_ iranskoy_problemy

25 Иран не остановит свою мирную ядерную программу. 04.2014 - http://www.iran.ru/news/politics/93293/Iran_ne_ostanovit_svoyu _mirnuyu_yadernuyu_programmu

26 Израиль требует "полного демонтажа" ядерной программы Ирана. 10.2013 - http://www.iran.ru/news/politics/90342/Izrail_ trebuet_polnogo_demontazha_yadernoy_programmy_Irana

27 Свистунова И. А. Указ. соч.

28 http://www.tccb.gov.tr/abdullah-gul-konusmalar/371/90251/ iran-cumhurbaskani-sayin-hasan-ruhani-onuruna-verdikleri-resmi-aksam-yemeginde-yaptikla ri-konusma.html

29 Istanbul bagimsiz milletvekili Sirin ТВММ de basin toplantisi duzenledi (Независимый депутат от Стамбула Ширин организовал пресс-коференцию в парламенте) - http://www.tbmm.gov.tr/ develop/owa/haber_portal.aciklama?p1 - 34274

30 Гаджиев А. Г. Из посредника в потенциального соперника: Турция в урегулировании ядерной проблемы Ирана - http://www.iimes.ru/?p-14613


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ТУРЦИЯ-И-ЯДЕРНАЯ-ПРОГРАММА-ИРАНА

Similar publications: LBelarus LWorld Y G


Publisher:

Ales TeodorovichContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Teodorovich

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. В. СУЛЕЙМАНОВ, ТУРЦИЯ И ЯДЕРНАЯ ПРОГРАММА ИРАНА // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 05.11.2023. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ТУРЦИЯ-И-ЯДЕРНАЯ-ПРОГРАММА-ИРАНА (date of access: 16.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. В. СУЛЕЙМАНОВ:

А. В. СУЛЕЙМАНОВ → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Ales Teodorovich
Пинск, Belarus
306 views rating
05.11.2023 (254 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
К 80-летию АПОЛЛОНА БОРИСОВИЧА ДАВИДСОНА
Yesterday · From Елена Федорова
БОРЬБА НАРОДА ЗАПАДНОЙ САХАРЫ ПРОТИВ ИСПАНСКОГО КОЛОНИАЛИЗМА
3 days ago · From Елена Федорова

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIOTEKA.BY - Belarusian digital library, repository, and archive

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ТУРЦИЯ И ЯДЕРНАЯ ПРОГРАММА ИРАНА
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: BY LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Biblioteka.by - Belarusian digital library, repository, and archive ® All rights reserved.
2006-2024, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android