Libmonster ID: BY-1425
Author(s) of the publication: Л. И. ГИНЦБЕРГ

М. "Памятники исторической мысли", 1996. 539 с.

В советской литературе термин "тоталитаризм", если и встречался в работах политологов и историков, то речь шла о зловредном сопоставлении режима, существовавшего в СССР, с тоталитарными диктатурами в западных странах, и это опровергалось, как клевета. Особенно интенсивно "доктрина тоталитаризма" разрабатывалась в годы холодной войны.

С конца 80-х годов и у нас стали появляться работы о советском тоталитаризме; в них содержались сопоставления и различия с зарубежными диктатурами XX века. Книга, о которой идет речь, исследуя ряд тоталитарных движений и режимов, определяя их типологию, учитывает эти различия. Рецензируемый труд, созданный авторским коллективом сотрудников Института всеобщей истории РАН (под руководством Я, С. Драбкина, Н. П. Комоловой), - первое обобщающее исследование темы. И хотя в нем представлены лишь европейские страны, географический и тематический охват очень широк. Речь идет прежде всего о движениях и режимах, существовавших в предвоенные десятилетия (в СССР, Германии, Италии, событиях 30-х годов в Испании), а также о тех, которые возникли в результате второй мировой войны в странах Восточной Европы. Освещены и история тоталитарных режимов, их отношение к религии и церкви (к сожалению, лишь в применении к Германии и Италии), положение искусства в этих странах и т. п.

Открывает книгу введение, озаглавленное "Рабочая гипотеза" (автор Я. С. Драбкин), в котором раскрывается сущность понятия "тоталитаризм", возможности и пределы его применения; рассказано о том, как возник замысел монографии и происходили его реализация, решение многих непростых вопросов.

Рассматривая исторические корни тоталитаризма, В. В. Дамье раскрывает отличия в генезисе тоталитарного строя в нашей стране, где он был установлен сверху, от Италии и Германии, где этот режим возник из массовых движений. Представляется спорным лишь мнение автора, будто нэп во второй половине 20-х годов изжил себя и привел к "обнищанию широких слоев населения" (с. 40). Не ведет ли это к "реабилитации" Сталина, который решительно покончил с нэпом, задуманным, как известно, "надолго"? Той же точки зрения придерживается и А. В. Шубин, который, рассматривая проблему "нэп и сталинизм", о сути нэпа и ходе его реализации почти ничего не говорит. Быстрое индустриальное развитие, как свидетельствует опыт других стран, вовсе не требовало уничтожения самостоятельности крестьянства (как полагает автор). Политика Сталина, которая вела к этому, была несовместима с нэпом.

Шубин попытался по-своему взглянуть на процессы индустриализации и коллективизации, на другие события послеоктябрьской истории и в определенной степени это ему удалось. Говоря, например, о "военном коммунизме", автор достаточно убедительно обосновал вывод, что он являлся формой тоталитарного режима (с. 58); в то же время подчеркивается ее неустойчивость. Объективностью отличается оценка белого движения, которое кое-кто в наши дни склонен идеализировать.

Но со многим и в подборе источников, и в трактовке происходившего согласиться нельзя. Открытие архивов привело к тому, что стали явными некоторые "кремлевские тайны"; появились многочисленные документальные публикации и основанные на первоисточниках исследования. При всем уважении к таким зарубежным авторам, как Р. Конквест, Н. Верт, Д. Боффа, чьи труды до недавнего времени представляли едва ли не единственный источник о происходившем в сталинские времена, следует признать, что их утверждения и предположения при сравнении с публикуемыми ныне документами подчас оказываются неточными. Новые материалы Шубин приводит лишь благодаря ссылкам на книгу О. В. Хлевнюка "Сталин и Орджоникидзе" (М. 1993) и сборник "Неизвестная Россия. XX век" (т. 1. М. 1992).

В какой-то мере по этой причине ряд суждений и оценок автора субъективен и не подкреплен серьезными аргументами. Это касается, например, трактовки целей коллективизации. Как утверждает автор "для индустриального рывка нужен был хлеб" (с. 68), и еще раз подчеркивает: "Наступление на крестьянство было возобновлено уже в конце 1930 г. - "стройкам пятилетки" нужен был хлеб" (с. 75). Следовательно, коллективизация затевалась в целях увеличения сбора хлеба. Но это совершенно не соответствует действительности: "раскулачивание" не могло иметь результатом ничего иного, кроме резкого падения урожая, ибо из деревни изымались лучшие, наиболее опытные хозяева, уничтожалась немалая часть инвентаря и тяглового скота и т. д. Правители страны были не настолько глупы, чтобы не учитывать этого заранее. Здесь же идет речь об усиленном вывозе из страны сырья, "а также хлеба". На деле хлеб был едва ли не главной статьей вывоза. Не убедителен вывод автора о том, что в начале 30-х годов "в крупнейших городах было улучшено снабжение, здесь относительная сытость стала доступна всем" (с. 76). Лишь в 1935 г. были отменены карточки, в том числе "в крупнейших городах".

Статья Сталина "Головокружение от успехов" рассматривается, как "отступление" в ходе коллективизации. Документы свидетельствуют, однако, что отступления не было, а был излюбленный Сталиным прием перекладывания вины за провалы и "перегибы" на других. Впрочем, автору

стр. 162


это известно- он пишет о попытке "свалить ответственность" за провалы коллективизации на региональную партийную элиту" (с. 74).

Вызывает возражения и трактовка некоторых аспектов террора 30-х годов. Автор следует за Конквестом (в распоряжении которого не было важнейших документов, исходящих от центральных партийных инстанций), полагавшим, что в развертывании террора Сталин проявлял некую умеренность. У нас отсутствует сколько-нибудь точная статистика динамики репрессий, но нет сомнений, что после убийства Кирова и в последующие два года от террора пострадало большое количество людей, причем практически все они не имели никакого отношения ни к этому убийству, ни к сопротивлению режиму. Автор склонен преувеличивать и степень недовольства населения, и остроту противоречий в ВКП(б), хотя и признает, что недовольство руководство страны сумело нейтрализовать рядом мер, в том числе хорошо поставленной пропагандой. Что касается партии, то нельзя всерьез воспринимать рассуждения о том, что было бы, "если бы" лидеры оппозиции 20-х годов вернулись к власти. Подобное было совершенно исключено: тоталитарные диктатуры, руководимые такими харизматическими личностями, как Гитлер или Сталин, прекращают существование только после смерти диктатора.

Автор склонен рассматривать репрессии 30-х годов, как обращенные почти только против потенциальных недругов Сталина в партийном аппарате, а также командных кадров армии. Документы, ставшие ныне достоянием гласности, в частности, "Расстрельные списки", публикуемые уже не один год, показывают, что жертвами террора в той же (или в еще большей) степени являлись рядовые члены партии или вообще беспартийные- театральные гардеробщики, железнодорожные кассиры, колхозники, уничтожавшиеся по доносам в связи с неосторожно брошенными словами или чтобы завладеть имуществом жертвы. Наконец, фантастичным выглядит утверждение, будто Ягода решил судьбу Каменева и Зиновьева; это не было его прерогативой, да и к чему ему было "прятать концы в воду" (с. 82)? Автор, по-видимому, полагает, что Ягода, долголетний ревностный исполнитель воли Сталина, был в чем-то "виноват" перед ним? "Сталинским ставленником" был не один Ежов. Все тогдашние деятели были таковыми. Замена же Ягоды Ежовым имела в своей основе то же стремление переложить вину - в данном случае за "четырехлетнее запоздание" с массовыми репрессиями- с больной головы на здоровую.

Исследуя становление тоталитаризма в фашистской Германии, М. Б. Корчагина характеризует основные тенденции экономического развития страны, прослеживает реализацию замыслов нацизма во внутренней и внешней политике, в частности подготовку к агрессивной войне. К недостаткам следует отнести скудость источниковедческой базы. Основными источниками явились советские монографии прежних лет и статьи немецких авторов из 2 - 3 сборников или из справочных изданий. Что касается исследований советских авторов, то большая их часть не выдержала испытания временем.

В трактовке событий, предшествовавших установлению франкистского режима в Испании - гражданской войны 1936 - 1939 гг., преодолена привычная для нашей литературы схема, исходившая из абсолютной непогрешимости компартии, в том числе в отношении к аранхо-синдикалистам, и игнорировавшая пагубную деятельность советских спецслужб в поисках "троцкистов", якобы наносивших большой вред делу борьбы против фашизма. Что касается характеристики строя, воцарившегося в 1939 г., то авторы (С. П. Пожарская, А. В. Шубин) справедливо рассматривают его, как авторитарный (с. 176).

Важное место в книге закономерно уделено второй мировой войне. Она составила существенный рубеж в истории тоталитарных режимов, положив конец существованию фашистских стран в Западной Европе и явившись определенной гранью в развитии СССР, возглавившего "социалистический лагерь". Поставив вопрос "Война Гитлера" или "война Сталина", автор (Я. С. Драбкин) дополняет анализ тоталитарных институтов подробными личностными характеристиками германского и советского диктаторов. Это, конечно, обогащает предпринятое в книге исследование- необычайно велика была роль этих диктаторов в жизни двух государств, в том числе во всем, что связано со второй мировой войной. Вызывает однако сомнения сама постановка вопроса - чья это была война; она была и войной Гитлера, развязавшего ее, и войной Сталина, давшего "фюреру" зеленый свет для нападения на Польшу и ставшего соучастником последнего. Да и при всем своем диктаторском величии Сталин и Гитлер не могли действовать абсолютно единолично. Попутно одно уточнение. Автор пишет, что механизм рождения советско-германского пакта от 23 августа 1939 г. раскрыли лишь публикации последних лет (с. 264). Но ведь основные документы, связанные с ним, были напечатаны (в США) уже в 1948 году.

В связи с войной в книге представлен один из значительных аспектов темы о тоталитаризме - Сопротивление диктаторским режимам. Оно велось на всех этапах их существования, но, конечно, наибольший размах приобрело в годы войны. Н. П. Комолова, рассматривая эту проблему, поставила узловые вопросы темы, в определенной степени преодолела гипертрофию коммунистического фактора в движении Сопротивления, которая в течение десятилетий была присуща нашей литературе. Но краткость не позволила автору с желательной полнотой рассмотреть некоторые стороны самоотверженной борьбы, которую вели против тоталитарных диктатур патриоты различных стран.

Серьезное достоинство рецензируемого труда

стр. 163


в том, что в нем весьма обстоятельно анализируются пути преодоления тоталитаризма в разных странах. Работы, посвященные этой теме на материале СССР- России, многочисленны (и весьма неравноценны), исследований же о преодолении нацизма или итальянского фашизма гораздо меньше. В книге на примере Германии, Италии и других стран изучена проблема выхода из того тяжелого состояния, которое было результатом господства тоталитарной диктатуры.

Наиболее обстоятельно изложен итальянский опыт. Это закономерно: Италия значительно раньше других государств фашистского блока сбросила с себя ярмо тоталитаризма, многое в этом смысле было сделано там решительнее и быстрее, чем в других странах. Комолова показывает, что вместе с тем под влиянием холодной войны и в Италии процесс демократизации оказался не вполне завершенным. Спорным представляется лишь тезис, что в Италии социальные корни фашизма не были уничтожены (с. 366); ведь более, чем за полвека, ни одной сколько-нибудь серьезной угрозы со стороны неофашизма в Италии не возникало.

Гораздо более сложная ситуация сложилась после разгрома нацизма в Германии. М. Б. Корчагина прослеживает трудный процесс преодоления фашистского наследия в экономике и политической сфере страны, особенности и итоги денацификации в различных зонах оккупации. В ходе изложения анализируются документы основных политических группировок на востоке и западе страны. К сожалению, очень мало внимания уделено экономической реформе, осуществленной Л. Эрхардом в июне 1948 г.; между тем она заложила экономические основы развития Западной Германии на десятилетия и поэтому представляет для нас определенный интерес.

Исследуя выход Испании из франкистского режима, С. П. Пожарская и С. М. Хенкин приходят к выходу, что при наличии доброй воли серьезнейшие разногласия могут быть не доведены до конфронтации, а, наоборот, сведены к минимуму, позволяющему совместными усилиями преодолеть тяжелое наследие диктатуры и добиться подлинной демократизации, которая сочетается с экономическим подъемом.

Структурно раздел "Преодоления" недостаточно продуман; так, в него включена глава "СССР и режимы народных демократий" (автор Шубин), хотя в том же разделе имеется глава "Кризис тоталитарных учреждений на востоке Европы" (автор Шубин). Трудно понять, почему в книге отсутствует необходимый анализ событий и процессов в СССР за более чем 30-летний период после смерти Сталина (а также в России после распада СССР). Те несколько страниц, которые уделены этому, не отвечают задаче (очень невнятно- по-видимому, из-за краткости - сказано здесь о глубоком отставании в научно- технической области, исключая, конечно, военную и космическую сферы, и его причинах). Глава "Праворадикальные движения в Западной Европе" (автор А. Л. Семенов) мало отвечает проблематике этого раздела - речь здесь идет не о преодолении тоталитарных порядков, а, наоборот, о попытках их реставрации. По неизвестной причине отсутствует анализ леворадикальных движений, а об опасности со стороны экстремистских сил в России вообще не сказано ничего, а это было бы весьма желательно.

Анализ проблемы "Искусство при тоталитаризме" подтверждает близкое родство как будто противоположных по своей социально-экономической сущности режимов, какими были нацизм и итальянский фашизм, с одной стороны, и сталинизм - с другой. Рассматривая эти проблемы, В. М. Володарский приходит к интересным наблюдениям и выводам и о художественной политике тоталитарных диктатур и их методах управления этой сферой, и о разительном сходстве тех и других в архитектурных замыслах и воплощениях, и о многом другом. Жаль лишь, что автор огранил изложение архитектурой и изобразительным искусством; не менее интересны были бы сравнения развития литературы, театра, кино и других отраслей культуры.

Выше уже шла речь об изъянах источниковедческой базы в некоторых главах. Как ни странно, пробелы относятся не только к иностранной литературе по данному вопросу, которая поистине неисчерпаема, но и к отечественной, несравненно менее многочисленной. Так, например, нет ни одной ссылки на такие издания, непосредственно касающиеся предмета исследования, как сборник "История и сталинизм" (М. 1991), монография А. Н. и Л. А. Мерцаловых "Сталинизм и война" (М. 1994). Есть и другие аналогичные примеры.

Оригинальны заключительные выводы Дамье и Драбкина, которые, подводя "итоги века", рассматривают вопросы, поставленные в книге, вновь подвергают их обсуждению, фиксируя при этом расхождения в позициях авторов по затронутым проблемам. Среди них- какие факторы были решающими для перехода от авторитарного строя Ленина- Троцкого к тотаталитаризму Сталина. Дамье связывает это главным образом с овладением бюрократической номенклатурой всеми господствующими позициями в обществе и государстве. Иное мнение на этот счет у Шубина: различия между Лениным и Сталиным некардинальны, возможность же победы тоталитаризма была заложена уже в марксистском учении. Точка зрения Драбкина сводится к тому, что в происшедшем в Советской России повинны не марксистская идеология, а неуспех мировой революции и условия "осажденной крепости", которые диктовали всемерное ужесточение режима. Разногласия касаются и некоторых аспектов преодоления тоталитаризма и возможных альтернатив ему. Эти страницы книги резко контрастируют с унификацией мнений, длившейся десятилетиями.

Сознавая неполноту осуществленного анализа,

стр. 164


авторы называют некоторые аспекты темы, требующие дальнейшего углубленного изучения. Но оценивая данный труд в целом и соглашаясь с тем, что в одной книге невозможно поставить и адекватно осветить все аспекты тоталитаризма, следует признать, что первый опыт комплексного исследования этого феномена оказался плодотворным.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ТОТАЛИТАРИЗМ-В-ЕВРОПЕ-XX-ВЕКА-ИЗ-ИСТОРИИ-ИДЕОЛОГИЙ-ДВИЖЕНИЙ-РЕЖИМОВ-И-ИХ-ПРЕОДОЛЕНИЯ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Л. И. ГИНЦБЕРГ, ТОТАЛИТАРИЗМ В ЕВРОПЕ XX ВЕКА. ИЗ ИСТОРИИ ИДЕОЛОГИЙ, ДВИЖЕНИЙ, РЕЖИМОВ И ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 04.06.2021. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ТОТАЛИТАРИЗМ-В-ЕВРОПЕ-XX-ВЕКА-ИЗ-ИСТОРИИ-ИДЕОЛОГИЙ-ДВИЖЕНИЙ-РЕЖИМОВ-И-ИХ-ПРЕОДОЛЕНИЯ (date of access: 28.10.2021).

Publication author(s) - Л. И. ГИНЦБЕРГ:

Л. И. ГИНЦБЕРГ → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
117 views rating
04.06.2021 (146 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Визит Вселенского патриарха в Украину в августе этого года имел не только пастырский и политический, но и экуменический характер. Фактически он дал отмашку представителям Украинской греко-католической церкви и созданной в 2018 году Православной Церкви Украины для перехода к активному продвижению идеи «двойного сопричастия». При этом главную роль в выстраивании отношений с греко-католиками играют бывшие иерархи Московского патриархата.
6 days ago · From Orest Dovhanyuk
"GENE FACTORY" PRODUCTS
10 days ago · From Беларусь Анлайн
LIFE IN KEEPING WITH THE TIMES
Catalog: Разное 
14 days ago · From Беларусь Анлайн
"I'VE ALWAYS TIED IN LIFE WITH SCIENCE"
15 days ago · From Беларусь Анлайн
GAS ANALYZER SENSORS BY OPTOSENSE COMPANY
Catalog: Физика 
21 days ago · From Беларусь Анлайн
SQUARE FUEL ASSEMBLIES FOR WESTERN DESIGN REACTORS
Catalog: Физика 
21 days ago · From Беларусь Анлайн
BEYOND THE PALE OF POSSIBLE: HUMAN GENOME PROJECT
Catalog: Медицина 
21 days ago · From Беларусь Анлайн
INNOVATION PORTFOLIO
22 days ago · From Беларусь Анлайн
NUCLEAR POWER: A NEW APPROACH
Catalog: История 
22 days ago · From Беларусь Анлайн
UNIFIED NETWORK FOR CLIMATE MONITORING
Catalog: Экология 
22 days ago · From Беларусь Анлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ТОТАЛИТАРИЗМ В ЕВРОПЕ XX ВЕКА. ИЗ ИСТОРИИ ИДЕОЛОГИЙ, ДВИЖЕНИЙ, РЕЖИМОВ И ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2021, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones