Libmonster ID: BY-1514
Author(s) of the publication: Л. П. РЕПИНА

Share this article with friends

СПб.: изд-во: Алетейя, 2005, 525 с.

Фундаментальная монография "Раннестюартовская аристократия" представляет собой результат многолетних трудов одного из ведущих отечественных специалистов по истории Англии XVII столетия, доктора исторических наук, доцента Санкт-Петербургского государственного университета СЕ. Федорова и является значимым событием в современной историографии новой истории. Удачно выбранная тема исследования включена в актуальную проблематику сложного переходного периода в истории Западной Европы и связанных с ним крупномасштабных социальных трансформаций и политических конфликтов. Обширный круг проблем, затрагиваемых в книге, длительное время остается в центре оживленных дискуссий международного сообщества историков, и, похоже, научная полемика как по вопросу о природе катаклизмов середины столетия, так и вокруг концепции "кризиса аристократии" выходит - после очередной "ревизии" - на новый конструктивный этап. С учетом внутренних потребностей развития мировой исторической науки и с пониманием перспектив содержательного и методологического обновления отечественной историографии акцент на выявление социальных сдвигов в коллективном портрете и внутренней организации "политического класса" в предреволюционный период сообщает книге особую актуальность.

Предмет исследования СЕ. Федорова - раннестюартовская аристократия в составе английского, ирландского и шотландского порядков титулованной знати. Таким образом, сама формулировка предмета исследования выводит за границы привычного "английского контекста" в более широкий контекст складывающейся "композитарной монархии". Но это далеко не все. С. Е. Федоров поставил перед собой цель - определить структуру и динамику раннестюартовской аристократии на основе методов культурно-антропологического и социологического анализа. Редкое по своей последовательности сочетание взаимодополнительных подходов в одном исследовании сообщает ему необходимую методологическую полноту и оригинальность. В монографии вводится в оборот и анализируется огромный массив разнообразных источников, в том числе архивных, уточняется множество данных относительно персонального состава титулованной знати изучаемого периода.

Поставленные автором задачи исследования включают реконструкцию взглядов современников

стр. 205


на аристократию и титулованную знать, обоснование использования выявленной системы дискурсов и династического критерия анализа структуры английской, ирландской и шотландской титулованной знати; изучение персонального состава титулованной знати и его изменений на различных этапах рассматриваемого периода (от смерти Елизаветы Тюдор и смены династии до 1629 г. - начала беспарламентского правления Карла I Стюарта); анализ политических карьер и механизмов формирования аристократии с выявлением специфики ее региональных вариантов до 1603 г. и в период 1603 - 1629 гг.; наконец, разработку общей рабочей модели (описывающей феномен раннестюартовской аристократии), которая может быть использована в дальнейших исследованиях.

Тщательно продуман концептуальный аппарат: понятия "знать", "аристократия" и многие другие, связанные с ними, проблематизируются и проясняются во всех содержательных аспектах, их интерпретация апробируется и уточняется на разных этапах исследования. С. Е. Федоров убедительно объясняет свое предпочтение понятия "знать", по сравнению с понятием "дворянство", раскрывает содержательную специфику вводимых им понятий "знать династии" и "додинастическая знать", по сравнению с традиционно употреблявшимися понятиями "новая" и "старая" знать (или дворянство).

Собственно анализ понятий и эволюции их содержания в коллективных представлениях современников изучаемых событий составляет важнейшую часть исследования С. Е. Федорова (с. 35 - 107). Автор выявляет в различных современных дискурсах о знати характерные для них способы категоризации социальных явлений и справедливо подчеркивает неразделенность восприятия политического (государственного) и социального (общественного) в коллективных представлениях англичан раннестюартовской эпохи (элементы социального престижа напрямую связывались со сферой политического), все еще тяготевших к воспроизводству средневековых схем, и неприменимость к их анализу позитивистского подхода, ориентированного на полное разведение этих двух сфер. Вместе с тем ему удается "уловить" и представить признаки переходного характера этого сознания, включая "осторожный отказ от традиционной средневековой схемы деления знати на титулованную и нетитулованную" (с. 97).

Проблема категоризации людей как принадлежащих к тем или иным социальным группам, с акцентом на саму возможность представить общество как состоящее из таких групп, чрезвычайно значима и для социологов, и для антропологов, и конечно же для историков. Особую остроту эта проблема (в разных формулировках) приобрела в дискуссиях о социальной структуре обществ переходного периода, переживающих процесс модернизации. Здесь было бы уместно напомнить о многолетних дискуссиях советских и французских историков в середине прошлого века по вопросу о принципах социальной стратификации во Франции раннего нового времени. Правда, сам автор не проводит прямых сопоставлений концепций, выдвинутых в тех научных спорах, с различными позициями, сформировавшимися в британской историографии относительно изменений коллективных представлений о социальной иерархии в предреволюционный период.

С. Е. Федорову удалось показать переход от отжившей свой век культурно-нормативной системы, в которой отношения между группами определялись различными уровнями престижа, к новой системе, отношения между группами выстраивались в зависимости от их положения во властных иерархиях, от возможностей мобилизации и распределения общественных ресурсов, а также от привилегий, которые эти группы были способны извлекать из своих властных позиций. Степень материального благополучия, стиль жизни социальных групп, как и ощущаемый ими престиж, автор связывает прежде всего с теми формальными рангами, которые эти группы занимали в соответствующих властных иерархиях, в то время как все прочие различия - демографические, религиозно-этнические и культурные - играли производную роль (с. 408). Этот важнейший вывод (фиксирующий переходную стадию от постепенно уходящей в прошлое сословной к будущей социально-классовой структуре общества), к которому пришел С. Е. Федоров в своем исследовании, имеет параллели в тех новых для XVI-XVII столетий формальных описаниях и классификациях людей по "сортам", "рангам" и "разрядам", которые были обнаружены, проблематизированы именно как переходные и обстоятельно изучены британским историком К. Райтсоном для социальных групп за пределами титулованной знати. На мой взгляд, было бы целесообразно сопоставить эти выводы, тем более что статья К. Райтсона, специально посвященная этим отражающим социальный динамизм описаниям, была опубликована на русском языке1 .

Справедливо отметив прямую связь изначальной природы английской знати с земельными пожалованиями короны и роли держания первой руки (баронии) в формировании статуса владельца, С. Е. Федоров указывает, с другой стороны, на довольно рано начавшийся процесс "огосударствления должностей". Детальный анализ целой серии официальных протоколов и регламентов позволяет автору реконструировать сложившуюся к рассматриваемому периоду схему предпочтения (от короля и наследника короны до внуков младших сыновей пэров), отражающую представление современников о структуре и границах благородного сообщества (с. 93 - 98).


1 Райтсон К. "Разряды людей" в Англии при Тюдорах и Стюартах. - Средние века, вып. 57. М., 1994, с. 46 - 61.

стр. 206


Изучая вопрос о внутренней структуре и границах титулованной знати (и, соответственно, о дисквалификации социально нестабильных элементов в ее составе), автор фиксирует активную перегруппировку "политического класса" и подтверждает тезис о процессе аристократизации управления в рассматриваемый период. С. Е. Федоров приходит к обоснованному выводу о том, что "представления современников об аристократии увязывались с совокупностью властных полномочий, принадлежавших титулованной знати и, очевидно, определенной части рыцарства" (с. 111), и использует предложенную ими формулу в качестве собственной рабочей модели, что и позволяет ему внести весомые коррективы в картину процессов социальной динамики первой половины XVII в., сложившуюся в историографии XX столетия.

Определяя основную линию своего исследования, автор исходил из того, что Стюарты придерживались так называемой династической программы, предполагавшей целенаправленную политику формирования титулованной знати в интересах правящего дома, в результате которой происходит развитие такого социального новообразования, как "знать династии". Исследуя групповую динамику титулованной знати и механизмы формирования аристократии, С. Е. Федоров систематизирует весь собранный материал по избранному династическому критерию, выделяя "знать династии" и "додинастическую знать", создавая их коллективные портреты и прослеживая индивидуальные и групповые политические карьеры.

Привлекает сама исследовательская манера автора, его неуклонное следование тщательно продуманной методике (малые социологические анкеты), открытость исследовательской "кухни", которой не мешает табличный способ представления статистических данных с исчерпывающими комментариями (с. 115 - 117, 123 и далее по всему тексту). Систематизация просопографического материала по введенному автором династическому критерию придала новое качество и оригинальность всему исследованию. Но просопографическая техника, которой С. Е. Федоров владеет блестяще, отнюдь не исчерпывает его исследовательскую "палитру", что он, в частности, доказывает, максимально используя возможности казусного подхода при характеристике судеб ирландских кланов Килдаров, Ормондов и Десмондов (с. 392 - 407).

Автор не скрывает от читателя и своих сомнений или ошибок в первоначальных предположениях. Так, например, разбирая мотивы креаций по трем группам кандидатов, С. Е. Федоров признает, что, не имея на начальном этапе работы четкого представления о возрастной структуре особ, получивших титулы, он предполагал, что средний возраст клиентов должен быть несколько ниже, чем средний возраст лиц, купивших титул. Однако впоследствии анализ сохранившихся возрастных данных обнаружил обратную картину, и ее истолкование привело автора к выводу о значении для отбора кандидатов из клиентелы Бекингема таких факторов, как наличие не только определенных талантов, но и необходимого опыта (с. 311). И в целом - о том, что "первые Стюарты продвигали к высоким титулам достаточно зрелых людей, рассчитывая, очевидно, на сложившиеся характеры, компетентность и в конкретных случаях на известную кредитоспособность номинантов" (с. 314). Осознавая уязвимость некоторых оценок, СЕ. Федоров перепроверяет свои предположения "на прочность", прилагая дополнительные усилия для их верификации, в результате чего полученные в работе результаты обретают особый научный вес. Например, свое утверждение о территориальном характере публичной власти ирландской титулованной знати автор перепроверяет, пытаясь найти дополнительную информацию о других сферах ее деятельности, сопоставимых с теми, которые были характерны для английской знати, и уже полученные отрицательные результаты подкрепляют его вывод о том, что вследствие политики Тюдоров процесс формирования аристократии в Ирландии ограничивался средневековой моделью. "Власть и военная сила были еще пока слиты воедино, а управленческая функция, ставшая к этому времени привычной для англичан, оставалась неизменно далекой для титулованных ирландцев. При Стюартах процесс формирования обновленной ирландской аристократии... приблизится по форме к английскому варианту" (с. 415 - 416). Структура же раннестюартовских преобразований шотландской титулованной знати повторяла действия короны в отношении английского пэрства (с. 414).

С. Е. Федоров делает множество интереснейших наблюдений и обобщений разного уровня. Остановимся лишь на некоторых из них, которыми, на наш взгляд, особенно богата четвертая часть работы "Раннестюартовская титулованная знать и аристократия: английский порядок" (1616 - 1629)", прежде всего потому, что в ней наиболее рельефно отражен тот комплекс перемен, который автору удается обнаружить и зафиксировать при сопоставлении с ситуацией предшествующих этапов. В разделе "Политические карьеры раннестюартовской титулованной знати" С. Е. Федоров показывает явное превосходство образовательного статуса раннестюартовских номинантов над достюартовскими креатурами (с. 318 - 323), делает важные наблюдения о нетипичности парламентской деятельности для формирующейся раннестюартовской аристократии (с. 330 - 333), о создании к марту 1629 г. критической массы (более чем в шесть раз) в преобладании знати династии над додинастическими креатурами (с. 334), о полной потере елизаветинской знатью к 1628 г. позиций в системе военных должностей (с. 341), а также осторожное предположение о значении всесторонней оценки этих результатов пэрской политики Стюартов для

стр. 207


переосмысления природы самого Великого мятежа (с. 334).

Подробнейший анализ состава и политических карьер титулованной знати в этот ключевой период позволил сделать заключение об известном сокращении потенциальных возможностей, открывающих доступ представителям данной социальной категории к публично-правовым институтам английского общества, иными словами, о росте конкуренции, которая неизбежно должна была сопровождаться усилением напряженности и противоречий в раннестюартовской элите и в перспективе привела к вытеснению части знати династии (наряду с елизаветинцами) за пределы властной вертикали. Начиная с 1603 г. наблюдается постепенная демократизация статуса кандидатов, что в известной степени подтверждает тезис о наличии тенденции, определявшей вектор социальной мобильности в английском обществе этого периода: рыцарство, возраставшее количественно при Якове I Стюарте включало в себя активную в социальном отношении часть, ориентировавшуюся на приобретение титула и включавшуюся в состав английского пэрства. "Так или иначе, - пишет С. Е. Федоров, - но в условиях надвигающегося беспарламентского правления Карла I соотношение сил внутри раннестюартовской титулованной знати оказывается не в пользу монархии" (с. 344).

Констатируя стремление титулованной знати превратить судебно-административную систему в сферу своих исключительных интересов за счет вытеснения рыцарей и эсквайров из системы государственного управления, автор ставит вопрос о некорректности интерпретации этого процесса как одной из форм политического соперничества между "старым" и "новым" дворянством первой половины XVII в. (с весьма неясными критериями новизны), всем своим исследованием доказывая наличие преемственности с елизаветинской эпохой и рассматривая природу раннестюартовской знати и изменения в ее внутренней структуре как результат более длительной эволюции (изменения в первой трети XVII в. связываются с особенностями внутриполитического развития композитарной монархии). Именно подход, при котором состав титулованной знати рассматривается как композиция династических и додинастических креатур, позволил "не только выделить новые элементы социальной динамики конца XVI - первой половины XVII в., но и осмыслить под иным углом зрения одну из важнейших сторон конфликта, определившего ведущий катаклизм середины столетия" (с. 412).

Не ставя перед собой задачу интерпретации природы событий английской истории середины XVII в., С. Е. Федоров подчеркивает, что сделанные им наблюдения убеждают в необходимости переосмыслить роль "политического класса" накануне и в ходе этих событий (с. 416). И это действительно так. Значимость результатов научного исследования С. Е. Федорова для переоценки этих событий бесспорна. Однако, отнюдь не подвергая сомнению сам тезис о росте противоречий в составе "политического класса" накануне Великого мятежа (с. 633), следует все же в этом случае отметить, что в историографии существуют и гораздо более широкие интерпретации понятия "политического класса" изучаемой эпохи, и об этом следовало бы сказать. Но в работе отсутствует критический анализ концепции Дирека Херста, которому в целом ряде своих публикаций 1970 - 1980-х годов и в фундаментальной монографии "Представитель народа? Избиратели и выборы в Англии при ранних Стюартах" удалось на огромном фактическом материале из локальных архивов доказать, что еще задолго до гражданской войны широкие слои непривилегированных сословий могли участвовать в политической борьбе на легальной основе2 .

В целом монография СЕ. Федорова производит исключительно благоприятное впечатление своей основательностью, огромным массивом источников; ее отличает многоплановость, информационная насыщенность, методическая оснащенность. Автору удалось найти ключ к решению поставленной задачи в последовательном сочетании социально-исторического и культурно-антропологического подходов и получить важные исследовательские результаты, которые, без сомнения, будут широко востребованы специалистами не только по истории Великобритании, но и по общеевропейской истории раннего нового времени.

Л. П. Репина, доктор исторических наук, профессор, зам. директора Института всеобщей истории РАН


2 Д. Херст, таким образом, значительно расширил понятия "политическая нация" и "провинциальное общество", по сравнению с тем, как его понимали сторонники элитарного подхода, проявившегося и в первоначальном варианте концепции "локальной автономии", и в той ее модификации, которая учитывала "народную политику" исключительно в форме насильственных действий и в концепции революции Л. Стоуна, и даже в концепции сторонника "истории снизу" Б. Мэннинга. По подсчетам Д. Херста, к 1640 г. электорат существенно расширился и стал включать в себя от 27 до 40% взрослого мужского населения. - Hirst D. The Representative of the People? Voters and Voting in England under the Early Stuarts. Cambridge, 1975, p. 105. См. также: Hirst D. Authority and Conflict. England 1603 - 1658. London, 1986.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/С-Е-ФЕДОРОВ-РАННЕСТЮАРТОВСКАЯ-АРИСТОКРАТИЯ-1603-1629

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Л. П. РЕПИНА, С. Е. ФЕДОРОВ. РАННЕСТЮАРТОВСКАЯ АРИСТОКРАТИЯ (1603-1629) // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 21.07.2021. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/С-Е-ФЕДОРОВ-РАННЕСТЮАРТОВСКАЯ-АРИСТОКРАТИЯ-1603-1629 (date of access: 27.07.2021).

Publication author(s) - Л. П. РЕПИНА:

Л. П. РЕПИНА → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
59 views rating
21.07.2021 (6 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Р. Г. КАШИН. ОПЕРЕДИВШИЙ ВРЕМЯ
Catalog: История 
17 hours ago · From Беларусь Анлайн
ИЗ ИСТОРИИ СОДРУЖЕСТВА НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ
Catalog: История 
17 hours ago · From Беларусь Анлайн
ОБ ОБЪЕКТИВНОМ ОСВЕЩЕНИИ ВОЕННОЙ ИСТОРИИ РОССИИ
17 hours ago · From Беларусь Анлайн
АНГЛИЧАНЕ ПОД УГРОЗОЙ ДЕСАНТА НАПОЛЕОНА В 1803 ГОДУ
Catalog: История 
4 days ago · From Беларусь Анлайн
КУЛЬТУРА И ИСТОРИЯ. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ
4 days ago · From Беларусь Анлайн
НАПОЛЕОН И ЕВРОПА. ВЗГЛЯДЫ НА ПОЛИТИКУ. Материалы коллоквиума, организованного под управлением Архива Министерства иностранных дел и Фонда Наполеона, 18-19 ноября 2004
Catalog: История 
6 days ago · From Беларусь Анлайн
ПОСТМОДЕРНИЗМ, СИНЕРГЕТИКА И СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА
Catalog: История 
6 days ago · From Беларусь Анлайн
С. КАРНЕР, Б. ШТЁЛЦЛЬ-МАРКС, А. ЧУБАРЬЯН. КРАСНАЯ АРМИЯ В АВСТРИИ. СОВЕТСКАЯ ОККУПАЦИЯ 1945 - 1955
Catalog: История 
8 days ago · From Беларусь Анлайн
ФРАНЦУЗСКИЕ МИНИСТРЫ XVII ВЕКА И ИХ БОГАТСТВА
Catalog: История 
8 days ago · From Беларусь Анлайн
ПОСЛЕВОЕННАЯ ГЕРМАНИЯ В СОВЕТСКОЙ ПОЛИТИКЕ (1945 - 1955 годы): ВЗГЛЯД РОССИЙСКИХ И ГЕРМАНСКИХ ИСТОРИКОВ
8 days ago · From Беларусь Анлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
С. Е. ФЕДОРОВ. РАННЕСТЮАРТОВСКАЯ АРИСТОКРАТИЯ (1603-1629)
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2021, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones