BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-1035

Share with friends in SM

Осваивая побережье реки Св. Лаврентия в первой половине XVII в., французы вступили в торговые и союзные отношения с местными племенами алгонкинской языковой семьи: монтанье (между Тадуссаком и Квебеком) и собственно алгонкинами (кичесипирини и вескарини, обитавшими между Квебеком и Монреалем и по р. Оттава). С 1615 г. эти народы стали объектом миссионерской деятельности монахов францисканского ордена реколлектов, в 1625 г. к ним присоединились иезуиты. Захват англичанами Квебека в 1629 г. на время приостановил деятельность католической миссии в Новой Франции, которая была возобновлена в 1632 г. усилиями только иезуитского ордена.

В результате деятельности миссионеров уже к началу 1630-х гг. многие представители этих племен не только познакомились с христианской доктриной, но и приняли ее. Важнейшим фактором обращения, однако, была не столько убедительность проповедей, сколько стремление к укреплению связей с французской колонией в условиях усиления эпидемий, голода и военных конфликтов с соседними племенами Ирокезской лиги1. Постепенно, в течение 1630-х гг., все большее количество индейцев обосновывалось в непосредственной близости от французских поселений и фортов: в Труа-Ривьер, Тадуссаке и самом Квебеке2. Интенсификация торговых и военных отношений стала мощным стимулом для конверсии: с 1627 г. неофиты считались подданными короля Франции и имели некоторые привилегии в торговле с французами, прежде всего, в приобретении огнестрельного оружия3.

Концентрация значительных масс индейского населения на ограниченной территории препятствовала функционированию традиционной экономики, основанной на сезонном номадизме (кочевничестве), и ставила проблему изменения образа жизни. С монтанье и алгонкинами французами регулярно проводились беседы о переходе к земледелию в постоянных поселениях на территории колонии4. И реколлекты, и иезуиты активно поддерживали колонизацию, призывая колониальное руководство к увеличению количества поселений, которые могли бы стать центрами не только мехоторговли, но и христианизации туземцев. Эти представления, начиная


Федин Андрей Валентинович - кандидат исторических наук, доцент кафедры всеобщей истории Брянского государственного университета.

стр. 96

с Ришелье, утвердились и в метрополии, где вплоть до падения Новой Франции главным условием укрепления и развития колонии считалась программа "францизации", то есть ассимиляции и аккультурации индейцев французскими колонистами, как реализация абсолютистского принципа "un roi, une foi, une loi" ("один король, одна вера, один закон"). Христианизация с такой точки зрения превращалась в цивилизаторство, "офранцуживание" в прямом смысле слова: не только религия, но и весь образ жизни французов, вплоть до одежды и жилища, должны были быть приняты за эталон. Существовало стойкое убеждение, что для понимания смысла слова Божьего "дикарь" недостаточно развит культурно и интеллектуально. По крайней мере до середины века иезуиты будут реализовывать именно такую программу апостолата.

Наиболее дикой чертой индейских обращенных на Св. Лаврентии миссионерам представлялся их кочевой образ жизни. И монтанье, и алгонкины были охотниками и собирателями, а расцвет мехоторговли с прибытием европейцев уничтожил и те зачатки сезонного земледелия, которые существовали у некоторых более южных алгонкинских племен. Их абсолютная "свобода", как в передвижении, так и в поведении, резко контрастировала с упорядоченным образом жизни европейца. Будучи кочевниками, "они не могут посещать как положено мессу, ни молитвы, ни публичные службы, ни проповеди, ни причастие, даже иметь священников. Как же вы думаете, смогут они утвердиться в вере и милости Божьей, если не получают наставления, причем необходимого вдвое больше, нежели для других?", - вопрошал один из первых миссионеров в Канаде Пьер Бьяр. Попытки сопровождать индейцев в их зимних кочевьях приводили миссионеров (средний возраст которых составлял около 40 лет) на грань смерти; недаром они уподобляли передвижение по канадским лесам и рекам и жизнь в индейских хижинах "малому мученичеству"5.

Таким образом, "доместикация" (оседлый образ жизни) индейцев становился основным условием достижения "спасения". В этом отношении французские иезуиты имели перед глазами пример своих иберийских коллег, которые в то же самое время реализовывали свой уникальный эксперимент по созданию редукций в Парагвае. Понятие "редукции" (от лат. reductio - "сокращаю") отражало представление о конверсии как процессе подчинения ярму веры, предполагавшем ограничение, "сокращение" свободы "дикаря" для приведения его к христианской цивилизации. Подобные объединения, в отличие от миссии, где священники живут в туземной стране, создавались миссионерами и заселялись исключительно христианскими туземцами. Характерной особенностью парагвайских редукций стало создание независимой хозяйственной инфраструктуры, основанной на товарном сельском хозяйстве, полностью обеспечивающей материальные и духовные потребности паствы и ее пастырей6.

В Канаде пристально следили за успехами Парагвайской провинции и стремились развить на берегах Св. Лаврентия нечто подобное: "читавший сообщения из Парагвая, однажды увидит то же и в Новой Франции", - писал первый настоятель Квебекской миссии Поль Ле Жен. Говоря о средствах обращения туземцев, он прямо заявлял, что "будет трудно обратить их, если мы не сделаем их оседлыми... Дикарей необходимо ограничить (reduire) в своего рода Деревне, - одним словом, помочь им расчистить и возделать землю и построить дома". Но для этого необходимо "послать множество способных людей, которые... работали бы для Дикарей, при условии, что те осядут на землю и сами приложат свои руки к труду"7. То есть, требовались солидные финансовые затраты, которые могли быть обеспечены только заинтересованными в доместикации и христианизации спонсорами.

стр. 97

Если в XVI в. Общество Иисуса еще располагало достаточными средствами для финансирования подобных предприятий, то с начала следующего столетия оно вошло в перманентный кризис, сильно отразившийся на его миссионерской и образовательной сферах деятельности8. Единственным выходом для канадских иезуитов в этой ситуации было прибегнуть к помощи связанных с церковью структур или благочестивых персон, готовых материально поддержать их апостольские усилия. В итоге, такие спонсоры нашлись лишь в конце 1630-х гг., когда и началась непростая история Лаврентийских редукций.

Первая из них, Сент-Жозеф де Силлери, возникла в 1637 г. в 6 км от Квебека благодаря щедрости командора Мальтийского ордена Ноэля Бруляра де Силлери (1577 - 1640), который, как и многие другие мальтийские рыцари (Изаг Разийи, Марк Антуан де Шатофо, Шарль де Монманьи и др.9), испытывал большой интерес к Новой Франции, в том числе и к миссионерской деятельности там. В 1632 г. он оставил орден ради получения священнического сана, одновременно отказавшись и от большей части своего имущества. Именно в связи с этим он и предложил французским иезуитам солидную дотацию для найма во Франции рабочих и ремесленников для нужд миссии. Вторая редукция - Ля Консепсьон - обязана своим появлением к 1640 г. некой "важной персоне" во Франции, "отправившей четырех людей... для расчистки и застройки" территории близ форта Труа-Ривьер10.

Для своих редукционных поселений иезуиты выбирали стратегически важные и экономически выгодные места, что служило дополнительным стимулом для привлечения туда индейцев. Так, прежде чем де Силлери получил эти земли в сеньорию, алгонкины и монтанье регулярно посещали их для ловли угря11. Труа-Ривьер (Три Реки), где в реку Св. Лаврентия с севера и юга впадало несколько крупных водных потоков (Сен-Морис, Батискан, Жантийи, Беканкур, Николе, Сент-Франсис и др.), был местом традиционных межплеменных сборов, на которых решались вопросы войны и мира, а также заключались торговые сделки, формировались совместные охотничьи и рыболовецкие партии. Немаловажным для французов было и то, что сюда спускались торговые флотилии гуронов, которые к этому времени рассматривались и администрацией, и иезуитами как основной партнер колонии в Новой Франции. Труа-Ривьер стал одновременно и важным пунктом на пути к Великим озерам12, и контактной общиной для аккультурации туземного кочевого населения.

Зимой 1633 - 1634 гг. были проведены обмер и перераспределение земель в Труа-Ривьер между светскими и духовными феодалами, среди которых оказались и члены Общества Иисуса. Поль Ле Жен в декабре 1633 г. попросил предоставить участок (фьеф) в виде милостыни. Компания Ста Акционеров, феодальный собственник Новой Франции, согласилась на его просьбу, издав 15 февраля 1634 г. акт о концессии, передававший иезуитам сеньориальные права на территорию в 600 арпанов (205 га), с целью "привлечь народы Новой Франции к знанию истинного Бога и более цивилизованной жизни" 13. Хотя Шамплен получил приказ ввести новых сеньоров во владение (необходимая процедура с точки зрения сеньориального права), он либо не смог сделать этого, либо не захотел, не выполнив это обязательство до своей смерти. Лишь его преемник, Шарль де Монманьи, ввел Ле Жена во владение 26 августа 1637 года. Фьеф был разделен на три неравные части, расположенные вокруг форта: одна - 500 арпанов - на берегу реки вверх по течению от форта; вторая - 96 арпанов - позади форта, где миссионеры построили в 1640 г. свой первый дом и часовню; третья - 4 арпана - на берегу ручья Платон. В марте 1639 г. к этой земле был добавлен небольшой

стр. 98

фьеф Батискан на правах субинфеодации, а в 1646 г. - большое владение в Кап-де-ля-Мадлен в качестве полной и независимой сеньории, предоставленных Ла Ферте аббатом Сент-Мадлен14.

Строительство редукции Силлери развернулось на участке в 130 арпанов, переданных в сеньорию иезуитам в 1640 г. Франсуа де Ганом, одним из акционеров и генеральным комиссаром компании Новой Франции в Квебеке. В августе 1646 г. губернатор Монманьи предоставил еще 100 арпанов иезуитам для увеличения редукции, причем сеньорами этой земли провозглашались индейские неофиты, но под опекой своих миссионеров15.

Стремясь в глубь континента, к Великим озерам, вокруг которых обитали оседлые и многочисленные ирокезоязычные племена, иезуитские миссионеры первоначально возлагали большие надежды именно на Труа-Ривьер. В

1636 г. Ле Жен отмечал, что "Дикарям больше нравится Труа-Ривьер, чем Квебек", и перспективы конверсии там намного лучше16. Располагаясь южнее Квебека, Труа-Ривьер имел и более выгодные условия для сельского хозяйства. Еще Шамплен писал, что "поселение Труа-Ривьер находится в одном из наиболее красивых мест во всей той стране, где температура воздуха мягче, богаче почва, обильнее ловля и охота, чем в Квебеке"17.

Однако первая зимовка (1634 - 1635) миссионеров была отмечена ужасным голодом. Они сообщали об убийствах, людоедстве, приступах безумия, вызванных им. Уже тогда Ле Жен думал о том, чтобы около форта Труа-Ривьер силами французов распахать поля на земле, принадлежавшей иезуитам, для нескольких туземных семей. Помимо решения проблемы голода оседлость способствовала бы мехоторговле. Ле Жен предлагал разделить охотничью территорию между семьями, убивать только взрослых самцов, отказываясь от остальных18.

Первыми обитателями иезуитской миссии в Труа-Ривьер стали местные монтанье и кичесипирини - беженцы с острова Алюмет на р. Оттава. Непосредственным толчком к миграции кичесипирини к французским поселениям стали эпидемия и ирокезские набеги, достигшие к 1640 г. своего апогея19. Ирокезы-могауки, вооруженные во второй половине 1630-х гг. голландским и английским огнестрельным оружием, фактически блокировали р. Св. Лаврентия, остановив движение по ней не только мехов, но и охотничьих партий, что вело к угрозе голода. Эпидемия 1639 - 1640 гг. стала последним аргументом для этого племени в вопросе о миграции, и до 800 алгонкинов Острова двинулись к Труа-Ривьер20.

Однако резиденция Ля Консепсьон (Зачатия), как назвали миссию в Труа-Ривьер21, так и не станет подходящим местом для редукции. Туда приходило множество индейцев различных племен, не только ничего не знавших или не желавших знать о христианстве, но и создававших серьезный беспорядок. В мае 1637 г. несколько семей монтанье и алгонкинов приступили к обработке почвы на землях миссии. Но из-за насмешек и оппозиции традиционалистски настроенных соплеменников они, во главе со своими лидерами Ненаскуматом и Негабаматом, ушли к Квебеку, положив начало редукции Силлери. В результате проповедей, миссионеров, страха перед врагом и голодом, туда отправилась и часть кичесипирини (30 чел.), что привело к ее окончательному заселению к 1640 году22. Большинство, однако, осталось в Труа-Ривьер. Тем не менее, алгонкинское население там оставалось непостоянным, что создавало серьезные трудности как в их организации в оседлом поселении, так и в конверсии.

Будущая редукция Силлери началась всего с двух семей алгонкинов и монтанье (общей численностью в 20 чел.) в качестве первых жителей: алгонкинское домохозяйство возглавлял Негабамат, монтанье представлял Ненаскумат, окрещенный как Франсуа-Ксавье. Весной 1638 г. эта пестрая в эт-

стр. 99

ническом и религиозном планах община поселилась в новом деревянном доме, в одной единственной комнате. "Их сердца были полны радости, другие Дикари с удивлением, а мы с утешением, наблюдали, как закладывались первые основы деревни, а вместе с ней и Церкви, которая уже производит цветы и плоды, достойнейшие в глазах Ангелов и людей", - с удовлетворением констатировал Ле Жен23. Так возникла редукция Сент-Жозеф, названная в честь покровителя Новой Франции святого Иосифа, однако чаще называемая просто - Силлери.

Со временем и другие представители этих племен построили свои хижины из коры вокруг дома, прося предоставить им такие же условия жизни и крестить их. Материальные выгоды конверсии оставались для них ведущими. "Известия о помощи, которую мы намеревались предоставить Дикарям, - сообщал Ле Жен, - распространились немедленно во всех ближайших нациях; это затронуло их настолько, что, если бы мы имели возможность дать им эту помощь, они были бы все подчинены в очень короткое время"24. Первые неофиты приходили в основном из Труа-Ривьер, где миссия существовала с 1633 г. и обслуживалась великолепными представителями иезуитского апостолата - Полем Ле Женом и Жаком Бюте.

Шевалье де Силлери полностью одобрил инициативу миссионеров. Более того, командор с 1637 г. регулярно платил восьмерым рабочим, а 22 февраля 1639 г. предоставил фонд в 20 тыс. ливров для поддержки редукции25. Помимо распашки целины были построены четыре деревянных дома для туземцев. Но 20 сентября 1640 г. Силлери умер, и наследники опротестовали все дарственные покойного, в том числе и миссионерам. С этого времени начались материальные затруднения в редукции, которые так никогда и не будут преодолены. Уже в 1643 г. число рабочих пришлось сократить вдвое, строительство прекратилось и уже не возобновлялось26.

Хотя именно де Силлери считался главным организатором этого миссионерского предприятия, другие благочестивые аристократы Франции также стремились проявить свои христианские добродетели в деле спасения несчастных американских дикарей. Герцогиня д'Эгийон в 1640 г. финансировала строительство больницы близ редукции. Милостью новых благотворителей были построены еще четыре дома для неофитов. Теперь миссионеры могли разделить монтанье и алгонкинов, как из-за разницы в языке, затруднявшей наставление, так и в силу проблем управления разноплеменным обществом. Четыре дома, находившихся близ иезуитской резиденции, заселили монтанье, а четыре других - рядом с больницей - алгонкины, из расчета семьи на дом. Здесь поселились "главные Дикари". Рядом находились хижины последних прибывших в поисках инструкции и крещения. В 1643 г. о. Вимон насчитывал 35 - 40 семей, живущих в Силлери (ок. 150 чел.), не считая временных визитеров. Двумя годами позже о. Лалеман насчитывал 167 душ, подавляющее большинство из которых были христианскими27.

При получении прав собственности на Силлери в 1638 г. иезуиты констатировали, что большая часть тамошней земли непригодна для сельского хозяйства. Более того, это была самая северная граница ареала маиса в Канаде, что отражалось на количестве и качестве урожая. В течение нескольких лет сельскохозяйственная практика в Силлери вероятно давала мало результатов, так как иезуиты не упоминают об урожаях. В 1644 г., тем не менее, отец Вимон уверял, что "прекрасные початки Маиса", представленные неофитами в часовне Силлери, произведены на землях редукции28. В 1646 г. они обрабатывали уже до 15 арпанов земли. Сельскохозяйственная практика становилась, следовательно, постоянной, но ее продуктов было недостаточно жителям редукции, которые продолжали зависеть от охоты и рыболовства.

стр. 100

Это отчетливо видно при анализе календаря деятельности в Силлери, который полностью соответствует ритмам сезонной охоты, с которым иезуиты были, в конце концов, вынуждены смириться. Ключевыми моментами жизни редукции были отправление и возвращение охотников: после замерзания рек осенью и таяния весной. Этот календарь соответствовал и ритму торговли, так как корабли, доставлявшие товары из Европы, уходили до замерзания вод, чтобы вернуться только в начале лета. Сохранение номадизма сильно усложняло задачу миссионеров: они были вынуждены следить не за большой общиной, а за множеством охотничьих групп. Кроме того, охота часто нарушала сельскохозяйственный ритм: если зимняя охота была неудачной, ее дополняли летними экспедициями в отдаленные области в ущерб работе на земле29. Ожидая прибытия кораблей из Франции, индейцы скорее стремились подготовиться к обмену мехами вместо того, чтобы заняться работой, результат которой будет лишь осенью.

Иезуиты, тем не менее, признали номадизм в качестве приемлемого образа жизни своих первых неофитов. Вимон был вынужден разрешить в 1645 г. отцу Дрюйету сопровождать охотников Силлери в их экспедициях. Таким образом, если вначале иезуиты хотели привлечь канадских язычников к христианской и оседлой жизни, наставляя их в основах веры, кочуя с ними, теперь миссионер сопровождал уже обращенных жителей редукции, чтобы укрепить их в новой религии. Семейные группы затем рассеивались, унося с собой особые календари, сделанные иезуитами или ими самими, с указанием воскресений и праздников, которые надо соблюдать в лесу, а иногда требующих возвращения даже издалека (например Рождество или Пасха)30.

Главным миссионером в Труа-Ривьер стал о. Жак Бюте, который в сентябре 1640 г. впервые отправил генералу ордена Вителлески отчет как супериор этой резиденции. Бюте сообщал о 500 крещениях с 1634 по 1640 гг., "большинство которых (конечно, дети) на Небесах. Другие не менее усердны в исполнении обязанностей христианина, чем наши французские соотечественники". Туземная церковь насчитывала в то время около 80 христиан. Многие из них, по примеру французов, оставляют кочевую лесную жизнь и "приобретают поля и постоянное жилье"31. "Расчистка [земли], которую они сделали, - добавляет в том же 1640 г. Ле Жен, - одна из самых сильных цепей, которые могут удержать их там"32. В целом, на тот момент иезуиты были настроены весьма оптимистично в отношении перспектив создания и развития редукций не только в Силлери, но и в Труа-Ривьер. "Их число растет... изо дня в день. Ибо они стремятся привести к нам, посредством подарков, других дикарей; и объединиться с ними как сограждане"33.

Ровно через год, 13 сентября 1641 г., Бюте сообщал генералу о начале редукции в Труа-Ривьер. Пятеро иезуитов находились в то время в миссии: сам отец Бюте, отцы Декон и Поне и два неназванных брата-коадъютора (вспомогательный персонал в ордене). Пребывание в Труа-Ривьер четырех последних было связано с пожаром в иезуитском доме в Квебеке, который рассеял живших там священников по соседним резиденциям. Бюте писал о ста крещенных и пылких алгонкинах, среди которых особенно выделялся Симон Пискарет, торжественно окрещенный 30 января 1641 года. Губернатор Труа-Ривьер Франсуа де Шамфлур стал его восприемником34. В целом, уровень христианского благочестия неофитов был вполне удовлетворительным: "Те, кто способен к наставлению, приходят каждый день в Часовню, чтобы услышать святую Мессу; ни клевета их неверующих Соплеменников не смогла помешать им в этом, ни суровость холода, снегов, льдов, ни расстояние их хижин или ранний час Мессы. Они часто получают Таинства;

стр. 101

одним словом, они ведут себя очень хорошо, и добились бы еще большего успеха, если бы их глаза не были потрясены злым примером их родственников и неверующих Соплеменников"35.

Последняя фраза о. Бюте намекала на начавшиеся тогда же проблемы в редукции: усиление отступничества и нехристианского образа жизни, связанных с прибытием язычников-кичесипирини36. "Дикари, которые недавно прибыли из разных стран, - сообщал Ле Жен, - не имея никакого наставления, возродили старые суеверия; они бьют в барабаны; они возрождают веру во сны, о которых почти полностью забыли. Гордость, правящая здесь, и голод, угнетающий этих несчастных, не способствуют прекращению этого. Эти новые посетители говорят, что молитвы приводят их к смерти, что креститься и вскоре умереть одно и то же"37. В течение всех 1640-х гг. фактор нестабильности и открытости редукции для языческого влияния обрекал на неудачу миссионерскую деятельность иезуитов в Труа-Ривьер38. В дальнейшем иезуиты будут все сильнее убеждаться в невозможности "зафиксировать", как они выражались, алгонкинов на одном месте. Казавшиеся более перспективными миссия у гуронов и редукция Силлери обрекли проблемную резиденцию в Труа-Ривьер на вторые роли.

Отцы-иезуиты (и прежде всего Бюте) продолжали упорствовать в попытках сохранить и укрепить редукцию Ля Консепсьон. В октябре 1646 г. Бюте уверял нового генерала ордена Карафу в "счастливом состоянии резиденции" в связи с преодолением влияния вновь прибывших нехристианских индейцев Оттавы. Однако, лишь через два года, о чем свидетельствует письмо Бюте Карафе от 20 сентября 1649 г., удалось стабилизировать ситуацию: "Нас всего пятеро из общества, - сообщал настоятель, - три священника и два брата; и у нас есть шесть слуг, в труде которых мы очень нуждаемся, чтобы возделывать землю, и чтобы помогать дикарям в этом"39. Уверенность в качестве конверсии тоже укреплялась: "Нет различия между Дикарями Сен-Жозеф и Труа-Ривьер, - утверждал супериор канадской миссии Ж. Лалеман в 1648 г. - И те и другие привязаны к местам, которые они выбрали для поселения. Некоторые семейства... остановились в Труа-Ривьер с намерением всегда жить на французский манер"40.

К 1646 г. до 30 индейских семей обрабатывали поля, принадлежавшие редукции41. Об определенных успехах в цивилизации местных алгонкинов, достигнутых к концу 40-х гг. XVII в., свидетельствуют акты передачи больших участков земли в сеньорию конкретным индейским неофитам. 1 августа 1648 г. вождь кичесипирини Шарль Паширини получил от губернатора Монманьи в концессию землю в пределах проектируемого поселка, которая вообще была первой концессией на месте будущего города Труа-Ривьер42.

Таким образом, сельскохозяйственная практика Ля Консепсьон была более стабильной и интенсивной, чем в Силлери. Тем не менее, и здесь она не привела к формированию стабильного хозяйства, причиной чему стали как внутренние, так и внешние факторы. Внутренним фактором, обусловившим неудачу редукции, стало истощение плодородия почвы в Труа-Ривьер. Известно, что еще до появления французов местные алгонкины обрабатывали там землю и имели постоянное поселение. В 1620-х гг. культивацию земли продолжили реколлекты, создавшие здесь миссию43. Тем не менее, земледелие, как и в Силлери, не стало главным средством существования индейских жителей редукции. Охота, призванная компенсировать скудость аграрных ресурсов, приводила к почти полному ее опустению в течение зимнего сезона (с октября по апрель). Наряду с истощением почвы, здесь важную роль оказали и набеги ирокезов: в августе 1653 г. они грабили или уничтожали большую часть урожая кукурузы на полях редукции44. Во многом из-за качества

стр. 102

почвы большая часть населения редукции покинет ее к 1665 г., когда районы Батискан и Шамплен будут открыты для распашки целины45.

Сеньориальные права иезуитов стали основой формирования управленческих структур редукций. В частности, неофиты Силлери провозглашались владельцами сеньории, но не уполномоченными в ее управлении46. Оно возлагалось на их опекунов, то есть на иезуитов. Таким образом, любой человек, желающий охотиться или рыбачить на этой земле, должен был получить разрешение монахов, и, как правило, такое разрешение могли получить лишь крещеные индейцы47. Для миссионеров было важно, чтобы, по крайней мере, руководители общин были христианами и, следовательно, внимательными к их рекомендациям. С их подачи новые христиане создали в редукциях организацию, сочетавшую как традиционные, так и инновационные черты.

Изменение образа жизни делало необходимым модернизацию традиционных политических институтов у редукционных индейцев. Еще до формирования редукций у монтанье появился институт выборных вождей. В дальнейшем, в Силлери, он развивался, получая свое название - Текверимат. Этот титул, означавший в переводе "Тот, кто помнит о своих близких", носили три вождя Силлери, последовательно сменявшие друг друга до конца XVII в., главной функцией которых было посредничество между общиной и французами, иезуитами и колониальной администрацией, а также организация борьбы с ирокезской опасностью.

В Силлери также получила свое развитие и процедура выборов вождей. В частности, в 1640 г. неофиты выбрали своих лидеров абсолютно новым для них способом - тайным голосованием. Ноэль Негабамат стал главой алгонкинов (Теквериматом). Пьер Тригатин был назван "капитаном молитвы", руководителем общественных молений. Монтанье назначили двух соплеменников, язычника и христианина, кем-то вроде жандармов, чтобы заботиться о добродетели молодежи. Еще трое, у кого было более всего голосов на выборах, стали советниками их вождя. Эта ассамблея решила возобновлять каждый год мандат трех избранных руководителей48. Таким образом, неофиты Силлери, не отрицая христианского характера редукции, все-таки ограничивали его: назначая нехристианина вместе с обращенным, воспитателем молодежи, они поддерживали форму религиозного плюрализма. Они отказывались также и от того, чтобы ограничить доступ к общине и ее ресурсам только обращенным.

Между тем, ничего не известно о повторении практики выборов в дальнейшем. Более того, кажется, что неофиты постепенно оставляли назначение руководителей в компетенции миссионеров. В 1644 г., например, когда один из вождей просил отстранить его от своих функций, отец Декон ответил ему категоричным отказом. Таким образом, иезуиты осуществляли в редукции по сути теократический режим, хотя и не абсолютный. Важным ограничением их авторитета была сохраняющая свое значение родоплеменная структура населения Сент-Жозеф. Руководители Силлери были существенно стеснены в осуществлении своей власти, особенно репрессивной, над неофитами, напрямую не зависевшими от их клана, что было чревато большими осложнениями внутри общины. По этой причине глава алгонкинов Ноэль Текверимат воздерживался, несмотря на советы отца Декона, от того, чтобы наказать двух соплеменников, преступивших полигамный запрет в 1644 г.: "Для них я не совсем Капитан", - отвечал он на требования иезуита, ясно давая понять, что его власть не может пересечь родовые границы. Самое большое, чего могли добиться ревнители нравственности, - это изгнания грешников49.

В Ля Консепсьон, где население постоянно обновлялось, роль иезуитов в формировании редукционного правления была не столь заметна. Тем не менее, и там произошли серьезные изменения. К 1648 г. проблему влияния

стр. 103

языческого населения редукции удалось частично решить путем компромисса и регулирования его отношений с христианами. Супериор канадской миссии Ж. Лалеман сообщал, что индейцы Труа-Ривьер "назначили Симона Пискарета поддерживать мир между французами и Дикарями, и между гуронами и алгонкинами; они дали ему полномочия наказывать преступников, и особенно тех, кто совершил какой-либо проступок против Религии". По сути, это был такой же Текверимат, как и в Силлери. Был избран также "капитан молитвы", призванный следить за проявлениями благочестия неофитов и посещением ими общественных молитв. Защита, которую предлагали французские форты, тоже использовали в целях конверсии: неофиты Ля Консепсьон разрешили доступ к форту Труа-Ривьер только христианам или катеху-менам. "Как следствие этих решений были проверены все неверные Дикари. Они ответили, что уважают молитву и прислушаются к учению Иисуса Христа. Был лишь один, кто отказался от предложения обратиться"50. Возможно, не последнюю роль в этой реформе сыграл опыт редукции Силлери.

Духовное качество конверсии, в целом, превосходило самые смелые надежды иезуитов. По крайней мере внешне желание вечной жизни решительно опережало потребности жизни мирской: суеверия и сновидения отрицались; христианская заповедь любви распространялась даже на военнопленных, от пыток которых, например, в Силлери отказались; моногамия и стабильность браков были обязательным условием проживания в редукциях; ночные визиты мужчин к незамужним девушкам, вполне обыденные в индейской традиционной жизни, были запрещены; девушки защищали свою чистоту, молодые люди героически противостояли искушениям. Христианское рвение неофитов переходило порой разумные границы: неофиты бичевали друг друга кнутами и цепями, носили власяницы и железные пояса, подмешивали пепел в свою еду, часами простаивали голыми в покрытых льдом водоемах или во время метелей, клали пылающие угли между пальцами ног и катались на циновках из терновника. Близость больницы Силлери также влияла на изменения обычаев. Стариков, детей, больных не тащили больше на охоту в середине зимы, но оставляли в редукции под заботой миссионеров и монахинь. Женщины не бросали своих мужей, ставших инвалидами, но научились заботиться о них до конца. Они добровольно помогали сестрам в уходе за больными.

Учитывая особенности образа жизни неофитов, скорее кочевников и охотников, чем оседлых земледельцев, иезуиты не настаивали на скрупулезном соблюдении многочисленных церковных правил поста и воздержания, очень тяжелых в XVII веке. Требовать отказываться от мяса два дня в неделю, принимать пищу лишь раз в день и маленькими порциями, исключая воскресенья, во время охоты, когда единственным пропитанием, и при том не всегда доступным, было мясо, означало обречь неофитов на голодную смерть. Будучи виртуозами казуистики, иезуиты убедительно доказывали, что бобр и утка это рыба, а не дичь, и следовательно, разрешены в пост51.

Миссионеры, тем не менее, пытались компенсировать или даже подавить сохранение номадизма усилением ритуализации образа жизни как внутри редукций, так и вне их. В редукции ритуал типичного дня состоял из утренней мессы по будням, вечернего религиозного наставления в часовне и общественных молитв. "Христианская неделя" требовала воздержания по пятницам и субботам и воскресного отдыха. Воскресенья и праздничные дни (христианский календарь насчитывал приблизительно один праздник в неделю в XVII в.) начинались с великой с двумя последующими мессами после вечерни (литании Деве Марии), евхаристии и исповеди; подчеркивая длительность этих церемоний, отец Шоленек указывал, что "солнце уже заходит, когда все кончается"52. Длившаяся несколько месяцев охота не позволя-

стр. 104

ла неофитам строго придерживаться такого ритуала. К тому же сезон охоты часто совпадал с кульминационными моментами христианского календаря - Рождеством и Страстной неделей.

Исходя из собственных предубеждений и печального опыта отступничества среди недавних обращенных, миссионеры пытались создать систему принуждения с целью наказания оступившихся неофитов. Колониальные власти активно поддержали эту работу, хотя постепенно иезуиты перепоручили эту задачу наиболее пылким новым христианам. Отец Лалеман подчеркивал, что "у капитанов дикарей [нет] никакой власти наказывать за проступки своих людей"53. Наказывали за два вида преступлений: алкоголизм и нехристианские традиции.

Миссионеры с особой энергией боролись с разводом, который был вполне свободен в традиционных отношениях полов у алгонкинов и монтанье. Моногамия и нерушимость брака, которые утверждали иезуиты, изменяли традиционные отношения между туземцами: женщины должны были отныне повиноваться своим мужьям, как это практиковалось в Европе. Это резко противоречило алгонкинской культуре, где мужчины и женщины были относительно автономны в своих сферах деятельности54. В результате женщины Силлери проявили меньше готовности к обращению, чем мужчины. В 1640 г. некоторые из них даже упрекали иезуитов в ухудшении их отношений с мужчинами55.

Появление, а главное, принятие паствой этой новой системы отношений свидетельствовало о развивающемся процессе культурной трансформации, протекавшем в рамках Лаврентийских редукций, особенно Силлери. Однако, долгое время сохранялись и традиционные практики компенсации вины, сосуществовавшие с христианскими: вместо физического наказания обидчик или его клан одаривали оскорбленную сторону. В редукциях иезуиты приспособили этот способ воздаяния, заменив его штрафом губернатору колонии. Так, в 1644 г. неофит Силлери, уличенный в пьянстве, вручил бобровые шкуры Монманьи сверх трех постных дней, навязанных ему миссионерами56.

Жители редукций Силлери и Ля Консепсьон сыграли важнейшую роль в христианизации не только соседних алгонкинских племен (монтанье, алгонкины, оттава и др.), но и столь отдаленных народов, как абенаки Акадии и Новой Англии или гуроны Джорджиан-Бей. Силлери стала главным центром христианизации народов низовий Св. Лаврентия, особенно племен, приходивших торговать в Тадуссак, в том числе микмак залива Шалёр57. В 1641- 1642 гг. в Силлери крестились приходящие в Квебек для торговли и совета гуроны. Оттуда с 1646 г. началась миссионерская деятельность среди многочисленных племен конфедерации абенаки, причем инициатором апостолата в этом случае выступили сами индейские неофиты Силлери58. Во второй половине XVII в. именно абенаки, мигрировавшие в Новую Францию в результате английской экспансии, станут основным населением этой редукции.

Зимой 1643 - 1644 гг. в Ля Консепсьон функционировала семинария для гуронов, оставшихся зимовать в редукции и получавших наставления от своего апостола - Жана де Бребефа, находившегося там на лечении. В 1645 г. во время непродолжительного мира с Ирокезской лигой там жили даже несколько могауков59. Но основным "клиентом" редукции стало одно из племен монтанье (аттикамек), обитавшее по р. Сен-Морис к северу от Труа-Ривьер60.

Этот мирный народ предпочитал держаться вдали от основных торговых путей, а значит и ирокезских военных отрядов, но его охотники приходили продавать меха в Труа-Ривьер. Во время этих визитов некоторые из аттикамек получили наставление и крещение61. В 1640 г. алгонкины Труа-Ривьер пригласили аттикамек поселиться с ними в редукции, но те отказались, стремясь избежать как ассимиляции, так и близости ирокезской опасности. Од-

стр. 105

новременно началась их христианизация силами монтанье Силлери, более близких им по языку и культуре, однако поселения аттикамек в редукциях (как Силлери, так и Ля Консепсьон) не произойдет62. Миссионерам придется совершать трудные и опасные путешествия к различным группам аттикамек ради новых крещений и поддержки неофитов. Во время одного из таких вояжей в апреле 1652 г. отца Бюте убьют ирокезы63.

Ирокезская угроза для Новой Франции в середине XVII в., вернее, неспособность ее предотвращения, стала одним из главных факторов неудачи проекта редукций вообще, и Ля Консепсьон, в частности. В течение 1640-х гг. ирокезы постоянно тревожили французское и индейское население Труа-Ривьер и Монреаля, парализуя все евангелизаторские усилия иезуитов: "Ирокезы заставили Дикарей покинуть Труа-Ривьер, за исключением немногих", - писал супериор канадской миссии Вимон в 1642 году. Пятью годами позже, несмотря на построенные французами укрепления, другой ирокезский рейд завершился пленением сотни алгонкинов, как христиан, так и язычников, и гибелью лидера христиан-кичесипирини Пискарета. Уцелевшие неофиты укрылись в Силлери64. Иезуиты так описывали ту отчаянную ситуацию, которая сложилась в миссии в начале 1640-х гг.: "Страх перед врагами мешает охоте. Каждый день и каждую ночь у них видения; они видят ирокезов в своих полях, они видят их в лесах; они внимательно изучают следы своих врагов на песке; они находят место, где они спали, деревья, с которых они собирали плоды, они даже слышат их вопли в глубине леса, - они порождают тысячу ложных тревог для наших французов"65.

Разгром ирокезами гуронов и иезуитской миссии у них в 1649 - 1650 гг. кардинальным образом изменил ситуацию во всей канадской миссии ордена. В 1650 - 1651 гг. до 600 христианских гуронов нашли прибежище у стен Квебека, на Орлеанском острове, где для них создали новую редукцию. Таким образом, количество христианских индейских неофитов под опекой иезуитов выросло в три раза, составив вместе с жителями Силлери и Ля Консепсьон около 800 чел. в 1651 году. Средств содержать это количество не было ни у них, ни у колонии. Это вело к сокращению не только численности миссионеров, но и редукционной программы: индейцам, стремящимся к конверсии и льготам в торговле с французами, начали отказывать в поселении. Так, с великим сожалением, но твердо отец Бюте объяснил в 1651 г. группе аттикамек, что его общество не может помочь им ни в Труа-Ривьер, ни в Силлери66. Обязательства иезуитов перед гуронской общиной Квебека, а с конца 1650-х гг. - миссией у ирокезов, влекли постепенное оставление алгонкинских редукций.

Деятельность Силлери и Ля Консепсьон занимала все меньше места в Реляциях, начиная с 1652 года. Четыре миссионера, назначенные в Силлери, действовали все больше как в обычной миссии, в основном сопровождая неофитов в их охотничьих вояжах. Таким образом, только один или два иезуита оставались в самой редукции, другие оказывались "в летучих миссиях". Воспринимаемую прежде как варварскую, иезуиты стали восхвалять кочевую жизнь, указывая, что "отношения со зверьми не столь вредны как с людьми"67. Это объяснялось ростом алкоголизма в редукциях. Охотничьи экспедиции казались меньшим злом, ибо удаляли неофитов от разлагающего воздействия колониальных центров.

Осенью 1647 г. редукцию Силлери потрясли беспорядки, вызванные пьянством ее жителей и приведшие к телесным увечьям некоторых из них. По приказу губернатора, "продавшей водку женщине - 100 ливров штрафа и 400 бусин [вампума] и до уплаты штрафа - в тюрьму"68. Во время реформы 1648 г. в Ля Консепсьон христианские индейцы твердо заявили о недопустимости пьянства в границах редукции: "и если кто-либо впадет в этот грех, он

стр. 106

будет брошен в темницу, и вынужден поститься нескольких дней, только на воде, без другой пищи"69. Злоупотребление алкоголем явилось, наряду с истощением плодородия, основной причиной для переноса редукции в Кап-де-ля-Мадлен в 1663 - 1664 годах70.

Редукции постепенно умирали. Крестильный регистр Силлери позволяет проследить эволюцию взглядов самих миссионеров на проект и его успех. Термин "редукция" использовался регулярно, начиная с 18 апреля 1638 г. (первый акт крещения о. Поля Ле Жена) до октября 1641 г. (4 раза). Затем ни разу не упоминался до 1649 г., вместо него использовался термин "резиденция". В 1649 - 1650 гг. возобновилось употребление термина "редукция" (16 раз, что вероятно связано с оживлением жизни в редукциях в связи с прибытием гуронов). Впоследствии - молчание: использовались выражения "in sacello", "in ecclesia Sti Josephi", или, "Sti Michaelis". Это изменение терминологии совпало с констатацией провала редукционного проекта его создателями71.

В 1657 г. резиденция Силлери полностью сгорела в результате пожара и не функционировала почти 6 лет. В том же году на ее жителей обрушилась эпидемия. Иезуиты, кажется, предвидели конец Силлери уже в 1660 г., так как стали сдавать пустующие земли этой концессии в аренду колонистам, осуществляя свои сеньориальные права72. Очевидно, что в этот момент неофиты не были достаточно многочисленны, чтобы пользоваться всей сеньорией. В 1650-х гг. в самой редукции поселились французы (регистр Силлери содержит записи о крещении французских детей с 1655 г.), и в дальнейшем их число будет постоянно увеличиваться73. В 1669 - 1670 гг. община Сент-Жозеф получила свой последний удар в результате новой эпидемии оспы74. К 1672 г. вождь Силлери Шарль Текверимат II перебрался в Шикутими. Иезуит Анжальрон в 1676 г. нашел редукцию абсолютно опустевшей: "Это - полностью брошенный дом, где было до пятнадцати тысяч алгонкинов, но эпидемия среди дикарей, война или спиртное полностью разрушили его; таким образом у нас только несколько алгонкинских семей, которые приходят сюда иногда, которых мы пытаемся использовать, чтобы учиться их языку..."75. Мигранты из Новой Англии, абенаки возродят Силлери в 1676 г., но вскоре покинут ее, перебравшись в 1683 г. в Су де ля Шодьер76. Однако, сама резиденция Силлери, где спорадически будут проживать иезуиты и их индейская паства, просуществует до 1698 года77.

Началом конца Ля Консепсьон стало строительство поселка Труа-Ривьер в 1650 году. Строительство поселка, окруженного стеной и под защитой форта, было вызвано ростом ирокезской угрозы, и иезуиты были одними из главных инициаторов этого проекта78. Поскольку обороты мехоторговли в течение 1640-х гг. сильно увеличились, сюда устремился поток колонистов, нуждавшихся и в жилищах, и в защите. Иезуиты, владевшие большой земельной собственностью в этих местах, в 1648 г. безвозмездно уступили часть для выпаса скота поселенцам. Однако в этом году Монманьи, всячески поддерживавший миссионерские проекты иезуитов, был отозван во Францию, и в ожидании прибытия нового губернатора д'Аржансона, его функции исполнял Луи д'Айбу - представитель монреальской торговой олигархии. Д'Айбу, подобно ранним торговым компаниям в Канаде, видел в иезуитах, препятствовавших нечестной торговле и спаиванию индейцев, своих конкурентов и стремился ограничить их влияние. Так как владения иезуитов располагались вокруг форта, не давая достаточного места развитию поселения, 9 июня 1650 г. он вынудил миссионеров пожертвовать большей частью их фьефа в Труа-Ривьер, сделав невозможным дальнейшую реализацию там проекта туземной редукции. Это вынудило отцов в конце концов покинуть Ля Консепсьон и приступить к организации с 1651 г. редукции в Кап-де-ля-Мадлен79. Уже к 1665 г. все индейские неофиты перебрались сюда, дав начало новой миссии80.

стр. 107

Редукции Силлери и Ля Консепсьон сыграли, несмотря на свою короткую и сложную историю, очень важную роль и в истории иезуитского апостолата в Новой Франции и всей колонии в целом. Это был первый опыт создания постоянных поселений для обращенных индейцев, ставших не только местом религиозного контакта, но точкой соприкосновения разных обществ с различными культурами.

С точки зрения реализации миссионерских задач, Лаврентийские редукции не только демонстрировали христианское рвение своих обитателей, но и стали важным инструментом конверсии других народов. Даже у гуронов, куда были брошены более значительные миссионерские силы, не было столь очевидных успехов, как в случае паствы Силлери и Ля Консепсьон. Более двадцати миссионеров были заняты в гуронской миссии до 1650 г., но миссия монтанье и алгонкинов, главный источник населения редукций, в течение того же времени была полем деятельности лишь четырех священников: Поля Ле Жена, ее основателя, причем, будучи долгое время супериором, часто занятым другими делами, Жака Бюте, Жана Декона и Габриэля Дрюйета.

Причиной постепенного запустения и окончательной ликвидации редукций и в Силлери, и в Труа-Ривьер стал комплекс причин, связанных с невозможностью полного отказа от охотничьего номадизма, мешавшего установлению истинно христианского образа жизни, постоянной ирокезской угрозой жизням и имуществу населения редукций, разлагающим влиянием соседних французов, проявлявшимся, прежде всего, в алкоголизме. Ни Ля Консепсьон, ни Силлери так и не смогут обеспечить свое население защитой и пропитанием, как в Парагвае. Опыт первых (алгонкинских) редукций в Канаде выявил невозможность реализации там "парагвайского проекта", что приведет к серьезной модификации ранних представлений иезуитов об индейской редукции, воплотившейся в новые формы во второй половине XVII в. в ирокезских редукциях, ставших ключевым звеном франко-индейского союза, столь значимого перед лицом английской экспансии.

Примечания

1. JETTEN M. Enclaves amerindiennes: les "reductions" du Canada 1637 - 1701. Septentrion. 1994, p. 35 - 36.

2. The Jesuit Relations and Allied Documents, Travels and Exploration of the Jesuit Missionaries in New-France, 1610 - 1791. Cleveland. 1898, vol. V, p. 193 - 195; vol. VI, p. 43 - 45; vol. XII, p. 143 (далее - JR).

3. Monumenta Novae Franciae. Vol. II: Etablissement a Quebec (1616 - 1634). Roma - Quebec. 1979, p. 100 - 101, 184 - 186 (далее - MNF); JR, vol. XX, p. 219 - 223.

4. JR., vol. XII, p. 161 - 167.

5. Ibid., vol. III, p. 143; vol. XVII, p. 13 - 15.

6. См.: ГРИГУЛЕВИЧ И. Р. Крест и меч. Католическая церковь в Испанской Америке, XVI- XVIII вв. М. 1977, с. 166 - 171.

7. JR, vol. XII, р. 219 - 221; vol. XIV, р. 205; vol. VI, р. 83, 145 - 151.

8. BANGERT W. V. A History of the Society of Jesus. St. Louis. 1972, p. 179 - 180.

9. SULTE B. The Jesuits' Relations and Allied Documents. SULTE B. Melanges historiques. Vol. 7. Montreal. 1921, p. 147.

10. JR, vol. XVII, p. 245.

11. LA POTHERIE (M. Bacqueville de) Claude-Charles. Histoire de l'Amerique septentrionale. T. II. Paris. 1722, p. 296.

12. JR, vol. VI, p. 81.

13. MNF, vol. II, p. 493 - 494.

14. Ibid., vol. III: Fondationde la mission huronne (1635 - 1637). Roma - Quebec. 1987, p. 511 - 513; vol. VII: Le temoignage du sang (1647 - 1650). Roma - Quebec. 1994, p. 66; vol. IV: Les grandes epreuves (1638 - 1640). Roma - Quebec. 1989, p. 199 - 201.

15. Ibid., vol. II, p. 115*, 117*; vol. IV, p. 205 - 207, 458 - 460; vol. VI: Recherche de la paix (1644- 1646). Roma - Quebec. 1992, p. 487 - 488.

16. JR, vol. IX, p. 7.

стр. 108

17. CHAMPLAIN S. de. The works of Samuel de Champlain. Vol. VI. Toronto. 1936, p. 378.

18. JR, vol. VI, p. 151.

19. Ibid., vol. XXII, p. 281.

20. Ibid., vol. XVI, p. 51.

21. Ibid., vol. VIII, p. 19; MNF, vol. III, p. 42.

22. JR, vol. XII, p. 173; vol. XX, p. 185, 259 - 267.

23. Ibid., vol. XIV, p. 213.

24. Ibidem.

25. MNF, vol. II, p. 115*; vol. III, p. 458; vol. IV, p. 193 - 198.

26. JETTEN M. Op. cit, p. 41, 56, 60.

27. JR, vol. XXIII, p. 303; vol. XXVII, p. 121.

28. Ibid., vol. XXV, p. 221; vol. XXVIII, p. 185.

29. Ibid., vol. XXX, p. 157, 165, 195; vol. XXXII, p. 95.

30. Ibid., vol. XXVII, p. 203 - 207, 215 - 219; vol. XVIII, p. 167; vol. XX, p. 189.

31. Ibid., vol. XVII, p. 235; vol. XX, p. 265; MNF, vol. IV, p. 514 - 516.

32. JR, vol. XVIII, p. 109.

33. Ibid., vol. XVII, p. 235; MNF, vol. IV, p. 537 - 538.

34. MNF, vol. V: La bonne nouvelle recue (1641 - 1643). Roma - Quebec. 1990, p. 38 - 39.

35. JR, vol. XX, p. 265 - 267.

36. MNF, vol. V, p. 39.

37. JR, vol. XX, p. 259 - 261.

38. В 1646 г. Журнал иезуитов вновь пишет о волнениях в редукции, отмечая, что "смешивание верных с Неверными и Отступниками там было всегда вредно". JR, vol. XXVIII, p. 147.

39. MNF, vol. VI, р. 525 - 526; vol. VII, р. 540; JR, vol. XXXIV, p. 23.

40. JR, vol. XXXII, p. 239.

41. Ibid., vol. XXVIII, p. 185.

42. MNF, vol. VII, p. 273 - 274.

43. SULTE B. Histoire de la ville des Trois-Rivieres et de ses environs. Montreal. 1870, p. 80.

44. JR, vol. XXXVIII, p. 191 - 193.

45. MNF, vol. IV, p. 516, 575.

46. JR, vol. XLVII, p. 263.

47. JETTEN M. Op. cit., p. 48.

48. JR, vol. XVIII, p. 101.

49. Ibid., vol. XXV, p. 119, 145.

50. Ibid., vol. XXXI, p. 287; vol. XXXV, p. 237 - 239.

51. MNF, vol. II, p. 119*.

52. Mission du Canada. Relations inedites de la Nouvelle-France (1672 - 1679) pour faire suite aux anciennes relations (1615 - 1672). T. 1. Paris. 1861, p. 182 - 183; т. 2, p. 170 - 173.

53. JR, vol. XXVIII, p. 49.

54. LEACOCK E. Matrilocality in a Simple Hunting Economy (Montagnais-Naskapi) - Southwestern Journal of Anthropology. Vol. 11. 1955, p. 31 - 47.

55. JR, vol. XVIII, p. 105 - 107.

56. Ibid., vol. XXV, p. 187.

57. Ibid., vol. XX, p. 185; vol. XXII, p. 243; Le registre de Sillery, 1638 - 1690. Quebec. 1994, p. 6, 107.

58. JR, vol. XXII, p. 85 - 89, 143 - 149; vol. XXIII, p. 283 - 285; vol. XXIV, p. 61.

59. Ibid., vol. XXVI, p. 19 - 25, 39; vol. XXVIII, p. 147.

60. Ibid., vol. XX, p. 259.

61. Ibid., vol. XI, p. 125.

62. MNF, vol. II, p. 124 - 125*.

63. JR, vol. XXXVII, p. 139 - 143.

64. Ibid., vol. XXII, p. 127; vol. XXX, p. 161, 235.

65. Ibid., vol. XX, p. 261.

66. JR, vol. XXXVII, p. 31, 37 - 41, 49 - 65.

67. Ibid., vol. XXXVI, p. 193 - 195; vol. XLVII, p. 167.

68. MNF, vol. VII, p. 56 - 57.

69. JR, vol. XXXV, p. 237.

70. JETTEN M. Op. cit, p. 54 - 55.

71. Le registre de Sillery.., p. 27 - 28.

72. JR, vol. XLVII, p. 299.

73. Le registre de Sillery.., p. 1, 7, 166 - 167.

74. JR, vol. LVI, p. 155.

75. Цит. по: Le registre de Sillery.., p. 32.

76. AXTELL J. The Invasion Within: The Contest of Cultures in Colonial North America. N. Y. 1985, p. 117, 122; JETTEN M. Op. cit., p. 79.

77. Le registre de Sillery.., p. 7.

78. JR, vol. XXXIV, p. 21 - 23; vol. XL, p. 257.

79. MNF, vol. VII, p. 276 - 278, 657 - 659.

80. JETTEN M. Op. cit., p. 54 - 55.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/Становление-системы-редукций-в-Новой-Франции-в-1637-1660-гг

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. В. Федин, Становление системы редукций в Новой Франции в 1637-1660 гг. // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 14.04.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/Становление-системы-редукций-в-Новой-Франции-в-1637-1660-гг (date of access: 01.12.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. В. Федин:

А. В. Федин → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
132 views rating
14.04.2020 (231 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Игровой ноутбук Lenovo — микс мощности и портативности
10 hours ago · From Беларусь Анлайн
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ [Беларуси], лекция, часть 1
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ [Беларуси], лекция, часть 2
Русские контакты Д. Дидро: эволюция исследования проблемы
3 days ago · From Беларусь Анлайн
Российско-прусский договор 1743 г.
Catalog: История 
15 days ago · From Беларусь Анлайн
Р. А. ГОГОЛЕВ. "Ангельский доктор" русской истории. Философия истории К. Н. Леонтьева: опыт реконструкции
Catalog: Философия 
15 days ago · From Беларусь Анлайн
Организация репетиторского агентства
16 days ago · From Беларусь Анлайн
Русско-американские разногласия по вопросу о полосе отчуждения КВЖД. 1906 - 1917 гг.
Catalog: История 
18 days ago · From Беларусь Анлайн
Кадровый состав и внутриармейские отношения в вооруженных формированиях в годы гражданской войны
Catalog: История 
18 days ago · From Беларусь Анлайн
Генрих VIII Тюдор
Catalog: История 
34 days ago · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Становление системы редукций в Новой Франции в 1637-1660 гг.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones