BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Share with friends in SM

НА ФОНЕ АРХИВА И ПОСМЕРТНОЙ СУЕТЫ

Некоторая часть книг, в том числе переводных в машинописном виде, художественных и партийных журналов с маргиналиями из кремлевского кабинета Сталина разделила судьбу личного архивного фонда вождя. Он до недавнего времени был сосредоточен в двух местах. Открытый для всех с развалом СССР и КПСС Центральный партийный архив (ныне - Российский государственный архив социально- политической истории, РГА СПИ) хранит у себя фонд 558, где были искусственно соединены материалы, относящиеся к деятельности Сталина как главы партии и правительства, воспоминания и труды о нем, документы, относящиеся к членам семьи, приветствия в связи с юбилеями, материалы, связанные с его болезнью и смертью. Там же в качестве самостоятельной части сосредоточены и книги с пометами (1). В бывшем Музее Октябрьской революции хранятся подарки вождю, в свое время составлявшие особые экспозиции. Но наиболее ценная часть архива, который Сталин и его помощники стали собирать еще в 1922 г. в кремлевском кабинете, находилась после его смерти сначала в так называемой "Особой папке" Генерального секретаря ЦК КПСС, которая после 1991 г. перевоплотилась в Архив Президента РФ (АП РФ). Только в 1999 г. сталинский архив из АП РФ вместе с книгами и журналами частично был передан в РГА СПИ. По какому принципу отбирались дела и книги из АП РФ, а главное, на каком основании часть из них там до сих пор находится и доступна лишь для "избранных" - непонятно. Первый Президент России Б.Н. Ельцин дважды отдавал распоряжение о передаче архива Сталина в РГА СПИ, но из 1703 дел 300 до сих пор остаются в АП РФ. Они объединяют документы, касающиеся переговоров с фашистской Германией накануне войны, материалы "дела врачей", "Катыньское дело", "Корейская война" и др. Теперешний архив несет на себе следы откровенных изъятий.

История архива Сталина еще в большей степени, чем история его библиотек, полна неясностей. В ночь с 4 на 5 марта 1953 г., когда Сталин еще дышал, на заседании бюро президиума ЦК было принято решение: "Поручить тт. Маленкову Г.М., Берия Л.П., Хрущеву Н.С. принять меры к тому, чтобы документы и бумаги товарища Сталина, как действующие, так и архивные, были приведены в должный порядок". Скрывалась ли за этой формулировкой обычная практика того времени, когда после смерти крупного деятеля его архив и квартира опечатывались и охранялись, а их дальнейшей судьбой занималась специальная правительственная комиссия, или же бывшие соратники проявили особую заинтересованность и осторожность - сказать трудно. Делала ли что-нибудь комиссия реально, просматривала ли бумаги или только


Окончание. Начало см. в N 3 нашего журнала за 2000 г.

(1) Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории. Краткий путеводитель. М., 1993, с.237.

стр. 152


опечатала сейфы, столы и шкафы - неизвестно. В любом случае мера эта вполне логична и разумна, в частности и с точки зрения бюрократической преемственности руководства. Впрочем, 5 марта уже для организации похорон была создана еще одна комиссия во главе с Хрущевым, но в расширенном составе.

Все имущество Ближней дачи, включая документы и книги, было вывезено людьми из ведомства Берии и по его распоряжению на вполне законных основаниях. И хотя тогда он давно не был министром госбезопасности (эту должность занимал С.Д. Игнатьев), он действовал как член правительственной комиссии и, без сомнения, с согласия двух других ее членов. Почти наверняка то же самое было проделано и с документами, хранившимися в кремлевском кабинете. Однако если вывоз имущества с Ближней дачи не остался без внимания многих, в частности С. Аллилуевой, то вывоз документов из кремлевской квартиры, кабинета и других дач был "замечен" только в апреле того же года. Маленков, Берия, Хрущев лишь по должности как члены правительства возглавили комиссию, конкретную же работу должны были выполнять приданные комиссии люди из спецслужб и Института Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина. Когда в апреле 1953 г. работники института явились в Кремль, то выяснилось, что шкафы и сейфы с документами и деньгами - Сталин занимал с десяток оплачиваемых государственных должностей - пусты. После этого поползли слухи, обраставшие легендами о якобы сознательном уничтожении части архива Сталина сначала Берией, а затем Хрущевым.

Особенно упорно говорят об исчезновении многочисленных конвертов, которые многие видели у Сталина на даче и в квартире. Конверты были, но, скорее всего, в них содержались бумаги с текстами официальных правительственных и партийных постановлений, присланные Сталину на подпись. Зачастую он ленился их просматривать, и они скапливались у него сотнями, до тех пор, пока кто-нибудь из членов правительства не обращал его внимания на тот или иной государственный акт. Тогда Сталин находил его в куче бумаг, изучал и, если не имел вопросов, подписывал. Естественно, что после его смерти, все конверты с документами были переданы в соответствующие учреждения.

До 1957 г. никто ни тайно, ни явно не поднимал вопроса об уничтожении части архива Сталина. Не предъявлялись какие- либо обвинения и на суде над Берией, хотя именно на него легко было бы свалить вину за исчезновение части архива вождя, если бы в этом возникла надобность у Хрущева и других. Между прочим на суде шла речь и об архивах, но об архивах ЦК КП(б) Азербайджана, которые Берия тайно держал у себя в течение 20 лет (2). Отметим, хранил - не уничтожил.

Берия сидел в бункере МВО, а оставшимся на свободе руководителям комиссии по наследию Маленкову и Хрущеву президиум ЦК поручил 18 сентября 1953 г. сделать "сообщение о материалах архива Иосифа Виссарионовича Сталина на заседании Президиума ЦК КПСС 3 декабря 1953 г." Неизвестно, чем занималась комиссия до конца апреля 1955 г., скорее всего ничем, но 28 апреля на очередном заседании президиума ЦК было решено вновь пересмотреть состав комиссии и включить в нее помимо Хрущева (председатель) и Маленкова новых членов: Булганина, Кагановича, Молотова, Поспелова и Суслова. Вполне очевидно, что кого-то из членов президиума проблема архива особенно волновала. Это был Молотов.

Комиссия в том составе, как она была сформирована весной 1955 г., ни разу не собиралась. Молотов спустя много лет вспоминал, что в 1957 г., когда его изгоняли из партийных и государственных органов на пленуме ЦК, он пытался предъявить претензии Хрущеву: "Орали, орали. Я говорил не о нем, но о его руководстве специально, теперь не вспомнить все, что было сказано до этого, в том числе и насчет того, что в 1953 году назначена комиссия по архиву Сталина, председатель - Хрущев, я - член комиссии. Сейчас (1970 г. - Б. И.) с 1957 года ни разу не собирались мы, члены комиссии, Микоян там был, еще кто-то. Архив Сталина нам, комиссии, поручен. Вот


(2) Антонов-Овсеенко А. Берия. М., 1999, с, 445.

стр. 153


видите, как ведет себя Хрущев" (3). Память его кое в чем подвела - до 1955 г. он в комиссию не входил, не значился в ней и Микоян.

Почему Молотова, спустя десятилетия, волновала судьба архива Сталина? Почему до сих пор подогреваются слухи о чистках, проводившихся в нем? Причин таких две, и они очень традиционны для посмертной судьбы диктаторов. Во-первых, это проблема наследника, а значит, возможного завещания, во-вторых, "тайна" смерти вождя.

До начала перестройки о судьбе архива в открытой печати сведений не было. Затем появились биографии Сталина, написанные Волкогоновым и Радзинским, широко использовавших материалы АП РФ, где и "обнаружился" фонд Сталина. Люди, считавшие себя оплотами борьбы за демократию, ни разу даже не поставили вопрос о сомнительности самой системы "избранных" и "доверенных". Если учесть, что Волкогонов после августовских событий 1991 г. в течение нескольких лет возглавлял комиссию Верховного совета РФ по передаче архивов КПСС и КГБ СССР в государственные архивы РФ, одной из задач которой было открытие этих самых архивов для науки и общественности, то его позиция в отношении АП РФ и фонда Сталина мне не понятна и чужда. Работая в этой комиссии, я близко наблюдал, как легко генерал лавировал между различными мнениями.

Не смотря на то, что часть архива Сталина оставалась "засекреченной", на страницах журнала "Источник", издаваемого администрацией Президента РФ, опубликовано много интереснейших документов из сталинского и других фондов. Совершенно очевидно, что дело здесь не в защите государственных интересов, а в корыстной монополии группы чиновников на государственную информацию. По тем же причинам там до сих пор застряла часть книг сталинской библиотеки. Под предлогом засекреченности книги, скорее всего, осели в так называемой "Коллекции". А между тем еще в начале 90-х годов Волкогонов в монографии процитировал некоторые страницы гитлеровской "Майн кампф", отмеченные карандашом Сталина, и упомянул перевод книги Конрада Гейдена "История национал-социализма в Германии", вышедшей в Цюрихе в 1934 г. Книга Гейдена - одно из самых ранних и ярких описаний становления нацизма в Германии - была издана в 1935 г. отделом пропаганды РКП(б), недавно она частично была переиздана в России. Эти и другие книги по истории и практике нацизма, проштудированные Сталиным, как и многое другое, пока находятся в АП РФ.

Неизвестно, что происходило со сталинским архивом в годы правления Хрущева. Правда, появлялись глухие обвинения его в том, что фонд Сталина был "почищен", как и другие архивы страны, на предмет уничтожения следов деятельности самого Хрущева и в годы репрессий. Однако доказательств чистки именно сталинского архива пока нет.

Во второй половине 60-х годов из архивов СССР произошли две странные утечки. В марте 1966 г. американский журнал "Лайф" опубликовал фотоснимок документа "Особого отдела Департамента полиции" царской России о Сталине. Вторая обнаружилась в 1967 г., когда Стэндфордский университет США опубликовал на русском языке его сочинения в трех томах. На самом деле это были 14, 15 и 16 тома из собраний сочинений Сталина, полностью подготовленные ИМЛ, но не успевшие выйти в печать до его смерти. Уже говорилось, что при жизни Сталина в свет вышло только 13 томов, охватывающих довоенный период. В 1997 г. в России был издан так называемый 15 том сочинений Сталина под редакцией Р. Косолапова (4). Это фальсифицированная версия макета подлинного 16 тома сочинений, содержащего материалы военного времени. Совершенно немыслимо предположить, что подобные "утечки" в те годы могли иметь место без ведома высших партийных органов и спецслужб. Похоже, что здесь нашла отражение борьба за реабилитацию Сталина, которая началась в верхах после снятия Хрущева.


(3) Сто сорок бесед с Молотовым. Из дневника Ф. Чуева. М., 1991, с. 335.

(4) Сталин И.В. Сочинения. Т. 15. 1941-1945. М., 1997.

стр. 154


Сейчас стало известно, что научно-техническая обработка архива Сталина была осуществлена только в 1977-1978 гг. Тогда же была проведена пересистематизация документов фонда, выделены комплексы, не имевшие, как считали работники архива ЦК КПСС, прямого отношения к работе аппарата ЦК. Сама постановка этого вопроса порочна. Известно, что Сталин был и партийным, и государственным, и военным, и дипломатическим, и научным, и т.д. деятелем. Если следовать этой логике, весь фонд Сталина надо было раскассировать полностью.

"Специалисты" из архива ЦК, нарушая принцип недробимости архивного фонда, передали в другие хранилища дела губернских жандармских управлений за 1873-1915 гг., дела Юго-Западного фронта за 1918-1920 гг., документы Секретариата НК РКИ за 1918-1922 гг. и Секретариата Наркомнаца за 1920-1923 гг. Тогда же были переданы в Партархив ИМЛ по распоряжению К.У. Черненко дореволюционные печатные издания, такие, как "Искра", "Брдзола", "Листок борьбы пролетариата", подшивки газет "Правда", "Рабочий и солдат", "Рабочий путь" и другие - всего 29 наименований печатных изданий, в которых Сталин, так или иначе, принимал участие. Я убежден, что на многих из этих документов остались сталинские пометы, что делает их особо ценными. В результате опрометчивых действий партийных функционеров и архивистов вряд ли удастся установить точно, какие из печатных изданий принадлежали лично Сталину и с какого времени, а какие из них он получил уже в советское время и из каких источников.

Тогда же был передан в Государственную публичную библиотеку (бывшую Государственную библиотеку им. В.И. Ленина) роман А.С. Пушкина "Евгений Онегин" с пометами Сталина издания 1837 г. Издание, конечно, редкое, прижизненное, но и не единичное. Сталин любил поэзию, сам писал в юности стихи, которые публиковал великий грузинский поэт Илья Чавчавадзе. Они даже вошли в грузинский учебник "Родной язык", изданный в 1912 г. (5) Позже Сталин сам оказывал протекцию многим поэтам (как и большинство других большевистских вождей "ленинского" набора) и не мало их загубил, понимая силу поэтической речи, умноженную на сатиру и сарказм.

Почему Сталин держал у себя под рукой документы наркоматов, которые он возглавлял, и периодические издания, в которых сотрудничал, понять можно, если учесть, что он сам принимал участие в работе по написанию собственной официальной биографии и изданию сборников и собраний сочинений: наверняка мелькала мысль и о будущем мемориале. Уже во время празднования 70-летия настойчиво предлагалось открыть музей Сталина (6). А вот как он использовал материалы жандармских управлений, понять сложнее. Скорее всего это был источник поиска опытных "специалистов" или же источник шантажа своих бывших и настоящих соратников, а может быть, он лично занимался поиском и уничтожением компрометирующего его материала? Возможно - все вместе. Еще до революции в партийных кругах циркулировали слухи о его провокаторской деятельности, о связях с полицией. Вполне естественно, что в годы борьбы с оппозициями эти слухи усилились и время от времени до сих пор оживают на страницах различных изданий. Особенно упорно эту версию разрабатывают Радзинский и Волков (7). Но ни ими, ни другими ничего доказательного обнаружено не было, и, скорее всего, не будет.

В переданной в 1999 г. в РГА СПИ части фонда Сталина наряду с разнообразной документацией, характеризующей партийную, государственную и военную деятельность, содержится также его обширнейшая переписка, биографические материалы, фотографии и фотоснимки, материалы членов семьи, прижизненные публикации о самом Сталине. Но нас в первую очередь интересуют документы, дающие представление не о работе Сталина-бюрократа, хитроумного интригана, организатора террора, политических процессов и идеологических компаний, военного и дипломати-


(5) Шохина В. Моя маленькая сталиниана. - Независимая газета, 5. III. 1998, с. 7.

(6) См. "Мероприятия отличаются большой скромностью". О подготовке к 70-летию И.В. Сталина. - Источник, 1996, N5, с. 79.

(7) Волков Ф.Д. Взлет и падение Сталина. М., 1992.

стр. 155


ческого деятеля, т.е. опять-таки бюрократа пусть и в специфических областях, а источники, характеризующие его внутреннюю духовную и интеллектуальную деятельность. Для этого мы проанализируем круг его чтения, рассмотрим характер редактирования им учебников по истории, политэкономии, географии, философии и др. Через все это мы войдем в систему его истинных, т.е. потайных, интересов, взглядов и мнений и сопоставим их с официально провозглашенными догмами и установками, предназначенными для всеобщего усвоения.

Мы сможем прочесть его глазами книги, журналы и некоторые документы, следя за движением его непропорционально крупной кисти руки заламывающей "на память" сразу несколько страниц книги, как радушный кавказец за праздничным столом заламывает угол вкуснейшего лаваша. Мы сможем представить жесткую хватку пальцев, зажавших граненный толстоватый цветной карандаш, подчеркивающих слово за словом целые абзацы, а часто и страницу за страницей целые главы. Расшифруем его замечания, написанные на полях, на отдельных листочках или поперек всей страницы: учебника, научного исследования, монографии или журнальной статьи, посвященные древней и новой мировой истории, истории России, истории партии, истории философии, истории войн и военного дела, проблемам языкознания, политэкономии, преподавания истории в школе или проблемам биологии, литературы, драматургии, дипломатии и т.д. На протяжении всей своей жизни он с бесстрашием дилетанта и безнаказанностью диктатора вторгался практически во все сферы духовной и интеллектуальной жизни общества, принуждая его усваивать собственную систему взглядов, предрассудки, фобии.

Человеком он был аккуратным и чистоплотным, но на некоторых сохранившихся книгах есть следы от случайно пролитого чая или от горячего подстаканника, чистил трубку - на страницах желтые никотиновые пятна, а между ними пепел от осыпавшейся папиросы. Помимо того, что он по-хозяйски писал, подчеркивал и загибал страницы, не задумываясь над тем, принадлежит ли книга ему лично или получена из публичной библиотеки по абонементу, он делал еще сотни бумажных закладок. Чаще всего полоски резались из розоватой или белой писчей бумаги, но иногда, как и всякий много читающий человек, он использовал то, что было под рукой - оторванный угол газеты или листок перекидного календаря. Благодаря этим случайным закладкам можно установить конкретную дату, когда он размышлял над той или иной страницей. Наводя "порядок", кто-то распрямил загнутые углы страниц, желая облегчить труд исследователя, вставил свои закладки, чтобы указать те места, где есть сталинский текст. Пока и то и другое еще можно отличить. Но вскоре все разгладится и одинаково выцветет.

Сталинские библиотеки пополнялись благодаря системе заказов, которые хозяин через секретарей и даже через охранников направлял в различные библиотеки, причем как в государственные публичные, так и в партийные и ведомственные. Многое он получал прямо из издательств или от авторов в подарок. Все книги фиксировались в специальных годовых реестрах, которые хранятся ныне в РГА СПИ. 80 % книг, где есть пометы Сталина, а иногда развернутые рукописные вставки, вопросы и комментарии, - это книги из публичных и специальных библиотек.

Л.Б. Каменев, к 1932 г., будучи битым-перебитым оппозиционером и уже предчувствуя за спиной могильный холод, публично заявил о своем уходе из большой политики и погрузился в давно задуманный научный труд о Н.Г. Чернышевском. В мае 1933 г. Каменев сдал свою книгу в печать, и в том же году она вышла в свет тиражом 40 тыс. экземпляров в серии "Жизнь замечательных людей" 13-м выпуском. Несчастливое число. Каменев был арестован и больше до расстрела на свободу не вышел. Успел ли автор подержать экземпляр своей книги в руках, и появилась ли она на прилавках, сейчас неизвестно. Но Сталин эту книгу затребовал и получил, скорее всего, авторский экземпляр - доставили ее ему прямиком из "Книгохранилища


(8) См. Чуев Ф. Солдаты империи. Беседы. Воспоминания. Документы. М., 1998, с. 193.

стр. 156


Автограф Сталина, РГАСПИ, ф. 558, on. 1, д. 2510

стр. 157


УСОГУГБ Н.К.В.Д.", штамп которого до сих пор красуется на обложке (9). Видимо, в других хранилищах книгу найти было уже нельзя. Не исключено, что этот экземпляр попал в НКВД вместе с автором и его библиотекой. Во всяком случае? архивы и библиотеки Каменева и Зиновьева были изъяты тогда же (10).

С именем Каменева связано еще и так называемое "кремлевское дело". Мне кажется, правильнее было бы его назвать по аналогии с "делом врачей" - "делом библиотекарей". На июньском 1935 г. пленуме ЦК ВКП(б) был заслушан доклад секретаря ЦК Н.И. Ежова "О служебном аппарате Секретариата ЦИК Союза ССР и товарище А. Енукидзе". Ежов заявил, что при попустительстве Енукидзе, Каменев организовал на территории Кремля целую сеть террористических групп с целью убить Сталина. Люди, попавшие в число "заговорщиков", были, главным образом, близкими и дальними родственниками видных и менее известных оппозиционеров, а также многие библиотекари кремлевских и московских библиотек. Помимо самого Каменева, его родного брата (иллюстратора книг), бывшей жены брата - работницы правительственной библиотеки в Кремле, еще двух родственников и младшего сына Троцкого - Сергея были осуждены на различные сроки заключения с десяток других работников той же правительственной библиотеки, а также библиотеки ЦИК СССР, библиотеки Комакадемии, Государственной библиотеки им. В.И. Ленина, библиотеки Всесоюзной академии легкой индустрии. Всего 18 человек (11). Сталин периодически убирал и работников своих библиотек, раздражаясь навязываемой ими систематизацией его книг. Он сам предпочитал расставлять их так, как это было ему удобней и привычней. При этом не последнюю роль играло, видимо, и его особо доверительное отношение к книге.

И все же наше повествование не столько о книге, сколько о читателе, о человеке много писавшем, чье имя, спустя почти 50 лет после его смерти, вызывает в любом, живущем на территории того, что когда-то называлось СССР, чувство тревожного замешательства. Это чувство сродни чувству религиозного человека, когда он ощущает присутствие не только Бога, но и дьявола.

НА ФОНЕ СЕМЕЙНЫХ И СОСЕДСКИХ ПРИСТРАСТИЙ

Как известно: "Книга - лучший подарок". Может быть, Сталин был автором столь навязчиво популярного лозунга советской эпохи? Не знаю. Но особое отношение к книге выразилось, в частности, в том, что когда он что-то дарил своим близким или уважаемым людям (на то короткое время, пока он их "уважал"), то это была книга. Чаще всего книга, написанная им самим. В РГА СПИ, куда была собрана большая часть книг с автографами и пометами из разных библиотек Сталина, есть с десяток изданий, подаренных им в разное время разным людям, иногда с дарственными надписями. Эти книги не остались у адресатов, а были возвращены или прежними владельцами, или стараниями людей бериевского ведомства, или так и не были вручены по каким-то особым соображениям хозяина. Чаще всего подарки были многозначительны, а иногда и не без элемента дидактики и нравоучения.

В 1922-1924 гг., в то самое благословенное для него время, когда он был назначен на высший административный пост в партии, а вторая молоденькая жена Надежда Аллилуева родила ему второго, явно желанного сына Василия, он сделал несколько подарков и одновременно сам же их получил. Жене он преподнес томик с произведениями Ленина. Ближайший его друг и прилежный исполнитель замыслов Молотов подарил ему свое сочинение: "Ленин и партия за время революции", нацарапав своим колючим и марким почерком на титуле: "Дорогому товарищу Сталину. На память о совместной работе 16/IV В. Молотов. 1924 г." А прославленный пролетарский поэт Демьян Бедный, живший по соседству со Сталиным в Кремле в ог-


(9) РГА СПИ, ф. 558, on. 3, д. 84, л. 1, 3.

(10) О деле так называемого "Московского центра". - Известия ЦК КПСС, 1989, N 7, с. 68.

(11) О так называемом "кремлевском деле". - Там же, с. 86-93.

стр. 158


ромной и, как говорили, роскошно обставленной квартире, подарил в 1922 г. давно им разыскиваемые "Протоколы Объединенного съезда Российской социалистической рабочей партии". Поэт написал на подарке, приуроченном ко дню рождения соседа: "Сталину - Д. Бедный с крепкой любовью. 22/XII 22. Москва. Кремль" (12). Любовь по сталинским меркам действительно будет достаточно долгой, хотя и претерпит различные эволюции. Во всяком случае, до самой смерти Сталина на его Ближней даче висел портрет Бедного. Поэтому нет ничего удивительного в том, что, когда в 1925 г. Сталин издал свой первый довольно слабый сборник статей "На путях к Октябрю", выбранных из различных дореволюционных изданий, он по-кавказски сделал "алаверды" - ответный дар поэту, на котором тонким пером красиво написал: "Дорогому другу Демьяну от автора. 20Д-25" (13). Кажется, это пока единственное документальное свидетельство того, что Сталин на пути к личной диктатуре кого-то искренне назвал своим другом. Но душевный порыв, очевидно, был задавлен в зародыше: книга так никогда и не попала по назначению, а автор, спустя какое-то время, густо затушевал посвящение красными чернилами. Но прочитать посвящение все же можно.

Обычай дарить близким людям подарки так же естествен, как и обычай отмечать семейные даты. Таким был подарок старшему сыну книги Б. Андреева "Завоевание природы", выпущенной государственным издательством в 1927 г. На обложке написано карандашом удивительно четким, твердым и без всякого преувеличения красивым почерком: "Яша! Прочти-ка эту книжку обязательно. И. Ст."(14) Книга была подарена, скорее всего, к 20-летию сына в 1928 г. Под подписью полукруглая, режущая черта тем же карандашом. Если вспомнить сложные отношения отца и старшего сына, о чем много и с горечью пишет его любимица - дочь Светлана, то становится понятной эта колючая, понукающая частица "ка". Других помет в книге нет, а это странно. Почти все, прочитанное Сталиным, исчерчено цветными карандашами и ручками в полном смысле этого слова вдоль и поперек. Только в описи имущества Ближней дачи значится 127 столь любимых им мягких карандашей. Поскольку я видел большую часть того, что сегодня сохранилось от библиотек Сталина, я уверен - книга Андреева, вышедшая в популярной серии "Книжная полка рабочего", была Сталиным внимательнейшим образом просмотрена до конца. Чем же она его могла привлечь? В ней просто и очень грамотно даны сведения для неподготовленного читателя из истории физики, воздухоплавания, радио, антропологии, истории техники, энергетики и т.д. Все это, без сомнения, было интересно для человека, который не успел получить технических знаний даже в рамках обычной школы, поэтому набирал их везде, где можно. Любой источник, даже, казалось бы, самый примитивный, был для него приемлем. В этом отношении он не был исключением.

Первая половина XX в. с ее страшными социальными потрясениями и войнами породила во всех странах развитого мира огромный слой недоучек, дилетантов, но часто неглупых и даже чрезвычайно талантливых людей. Это были очень разные люди, достаточно сказать, что такой замечательный поэт и публицист, как Илья Эренбург, формально не имел даже законченного среднего образования. Довольно скромное образование имел и величайший гений XX в. А. Эйнштейн. По свидетельству одного из лучших биографов Гитлера В. Мазера, будущий "фюрер" Германии был очень начитанным человеком, хотя дальше гимназии не продвинулся (15). Лишь во время войны под влиянием вполне естественной пропаганды сложилась легенда о тупом невежестве вождей "третьего рейха" и их союзников. Такое же и совершенно несправедливое мнение стало господствовать о Сталине после его смерти. Гораздо страшнее то, что все эти "фюреры", "дуче" и вожди, будучи неглупыми людьми, усвоившими пусть и поверхностно, но обширные знания, были начисто лише-


(12) РГА СПИ, ф. 558, oп. 3, д. 293.

(13) Там же, д. 332.

(14) Там же, д. 4.

(15) Мазер В. Адольф Гитлер. Легенда, миф, реальность. Ростов-на-Дону, 1998, с. 15-16 и др.

стр. 159


ны всяких моральных и этических устоев. Может быть, как раз гипертрофированный интеллект выжрал у них человеческую душу? Но не забудем, что величайшая книга говорит о дьяволе как о много знающем и даже мудром враге человечества. Не даром же дьявол решился помериться силами с творцом.

Живой ум, не угасающая, а наоборот, возрастающая с каждым годом, несмотря на многочисленные болезни, любознательность, явное удовольствие, которое он получал от жизни как победитель всех своих реальных и мнимых врагов, безграничность открывающихся политических и жизненных перспектив, порождали новый прилив уверенности в своих гениальных способностях. Знания Сталина становились все более обширными и универсальными. Здесь начинал срабатывать эффект лидерства, вождизма.

Интеллектуальный и духовный миры человека никогда не совпадают. В то же время они удивительно пластичны, никогда не бывают неизменны. На протяжении жизни их объем и накал могут резко возрастать и расширяться и столь же резко сокращаться и даже падать. Наследственные способности, генетика - это лишь предпосылки, в дальнейшем многое определяют среда и собственная воля человека. Способности у Сталина явно были. Все, и соратники и недруги, отмечали у него совершенно невероятную силу воли. (С этим, правда, нужно бы еще разобраться. Не путают ли с волей полную душевную омертвелость?) Став благодаря своему политическому таланту единственным сверхдиктатором, он сознательно, а чаще интуитивно действовал сразу в двух направлениях - постоянно повышал свой интеллектуальный уровень и, используя механизмы репрессий, резко снижал его во всех сферах общественной жизни. В первую очередь это затронуло правящую и интеллектуальную элиты.

Когда начались первые грандиозные стройки в Москве, он давал архитекторам указания и принимал нередко, казалось, фантастичные, а на самом деле грамотные решения. По свидетельству Альберта Шпеера, талантливого фашистского архитектора и руководителя военной промышленности Германии, Гитлер во время сближения с Москвой как юноша обижался на Сталина, считая, что тот подворовывает его архитектурные идеи (16). Очень может быть, что так оно и было, но не забудем, что первые планы реконструкции Москвы и монументальные проекты начали осуществляться тогда, когда Гитлер еще только-только дотягивался до власти в Германии.

Без личного сталинского одобрения не принимался ни один проект станций метро. Сталин рассматривал решения по проектированию водных каналов, железных дорог и гидроплотин, о выпуске тех или иных видов вооружения, издания книг и учебников, строительстве новейших заводов и т.д. И это были не формальные решения, многие из которых принимает любой глава государства. Талантливейшие конструкторы в воспоминаниях в один голос отмечают, что он поражал своих собеседников тонким пониманием конструктивных особенностей тех или иных машин.

В годы второй мировой войны Сталин так же, как и Гитлер, принял на себя верховное командование. Г.К. Жуков, А.В. Василевский, К.К. Рокоссовский и другие военачальники, которым не было смысла врать после смерти и развенчания диктатора, в один голос отмечали умение Сталина быстро учиться. Хорошо известно, что именно он принимал все стратегические решения в ходе войны. Поэтому в биографии Сталин вправе был о себе написать: "Круг вопросов, занимающих внимание Сталина, необъятен: сложнейшие вопросы теории марксизма-ленинизма - и школьные учебники для детей; проблемы внешней политики Советского Союза - и повседневная забота о благоустройстве пролетарской столицы; создание Великого северного морского пути - и осушение болот Колхиды; проблемы развития советской литературы и искусства - и редактирование устава колхозной жизни и, наконец, решение сложнейших вопросов теории и практики военного искусства" (17).


(16) Шпеер А. Воспоминания. Смоленск - Москва, 1997, с. 226.

(17) Иосиф Виссарионович Сталин. Краткая биография. М., 1948, с. 239.

стр. 160


Отметим, что не только разработка теории марксизма и успехи в войне вошли в список важнейших деяний вождя, но, что для нас особенно примечательно, - работа над школьными учебниками, прежде всего учебниками по истории.

Но ни разу никто не обмолвился, что именно он внес те или иные принципиально оригинальные предложения или по военным планам, или по строительству, или в чем-то другом. Да, он обладал способностью точно оценить чужую мысль, но творческой потенции в нем не было. Даже его известные "научные" работы по национальному вопросу, по политэкономии и языкознанию ничтожны по своей базе и выводам. В основе его изысканий по языкознанию лежит несколько статей из одного тома БСЭ, посвященных яфетической концепции академика Я. Марра, его же двух небольших отдельных работ и цитаты из классиков марксизма.

Неспособный к подлинному творчеству, он, не подозревая того, был одним из первых экзистенциалистов-практиков. Ни кто иной, а именно Сталин, сделал открытие, что, если поставить человека, особенно талантливого, на грань жизни и смерти, он сможет совершать творческие и трудовые подвиги. И сотни тысяч творцов прошли через бериевские "шарашки", лагеря, тюрьмы, "чистки" и действительно создали советскую, а точнее сталинскую науку, технику и даже культуру. В годы сталинщины практически все население СССР было поставлено на грань жизни и смерти. Отсюда, бешенные темпы строительства "социализма" и даже успехи в войне.

Если в гуманитарных науках Сталин, без сомнения, считал себя глубоким знатоком и даже гением, технические и точные науки были ему менее близки и понятны. Во всяком случае, среди книг с пометами Сталина почти нет изданий по точным наукам. С известной натяжкой сюда можно отнести несколько книг по артиллерийскому вооружению европейских стран и технический обзор военно-морских сил предвоенной Японии. Книга Андреева исключение. Судя по всему, в руки ему она попала неслучайно. Его, без сомнения, особенно заинтересовали две проблемы - это социальная роль машины (нового "раба" по терминологии автора) в капиталистическом и новом социалистическом обществах и... детектор лжи. Ознакомившись с принципом его действия, он, конечно же, понял, что для него он не нужен, даже вреден. Именно в эти годы его любимым обвинением, выдвигаемым против "врагов народа", было обвинение в неискренности, фальшивой лести, обмане. Что касается лести, то она и сейчас видна невооруженным глазом, если прочитать стенограммы выступлений на съездах партии Каменева и, особенно, Зиновьева, да и других видных деятелей разных групп оппозиций. Как и во все времена, лесть вымогалась страхом. Но обмана не было - уже не было борьбы за лидерство, и никогда не было предательства национальных интересов, шпионажа и другой страшной чепухи. Может быть, Сталин поверил в действенность детектора лжи и поэтому отверг его. У него могло быть выбито из рук самое любимое "политическое" оружие - собственные "признания" жертв, а точнее - самооговоры, сделанные под воздействием пыток, избиений, запугивания. До конца советской эпохи, детектор лжи, впервые изобретенный в России, оставался запрещенным орудием дознания и был предметом публичных насмешек.

* * *

Сталин был очень любознательным человеком и хотел видеть ту же любознательность в своих детях. В книге Андреева нет его обычных помет, комментариев и подчеркиваний не только потому, что это подарок, а потому, что это еще 1928 г. Он уже достиг вершины власти, но на этой вершине он, хотя и господствует, но пока еще не полностью освоился со своим одиночеством. В тоже время для нелюбимого 20-летнего сына он в 1928 г. был, конечно, отцом, но уже "Сталиным". Много ли найдется людей, которые бы подписывали свои обращения к чадам и домочадцам официальным росчерком и к тому же псевдонимом?

Отношение к младшему сыну было иное, хотя и здесь он подписался так же. На переводе фантастической книги немецкого аса майора Гельдерса "Воздушная война

стр. 161


1936 года", изданной Государственным военным издательством в 1932 г., все так же размашисто наискосок пером начертал: "Ваське Краскому от И. Сталина. На память. 24/III 34 г. Москва" (18). "Краском" расшифровывается как "красный командир", отец явно подталкивал сына, которому исполнилось 12 лет, к карьере военного летчика, возлагая большие надежды на очень динамичного (в отличие от старшего) младшего сына. Василий станет летчиком, но утехой стареющему отцу никогда не будет. А пока грубоватое "Ваське" и "на память" звучат вполне по-человечески, по- отцовски тепло.

Шесть лет спустя, когда Сталин превратит в кровавое месиво то, что тогда называлось "оппозициями", их руководителей, когда репрессированных станут считать не на сотни тысяч, а на миллионы и он будет искать среди известных исторических персонажей себе подобного, но не сможет его найти, он сделает еще один подарок младшему сыну. И на этот раз подарок со "смыслом".

В 1938 г. после многолетних усилий коллектива авторов, можно даже сказать всего пропагандистского аппарата партии, включая и самого Сталина, после многочисленных редактур вышла в свет воистину всемирно известная работа "История ВКП(б). Краткий курс". Сталин так сжился с ее текстом, так его отточил на свой лад, что убедил себя, что он может претендовать на авторство. Других "убедить" было легче. Поэтому в официальной биографии так и указано: "В 1938 году вышла в свет книга "История ВКП(б). Краткий курс", написанная товарищем Сталиным и одобренная комиссией ЦК ВКП(б)" (19). Первые ее издания вышли большими тиражами и несколькими заводами. Разумеется, самым простым и дешевым было массовое издание в картонном переплете. Но одновременно "Краткий курс" издали и в более дорогих переплетах и большими, чем обычно, форматами. В архиве Сталина сохранились как первые, так и промежуточные варианты книги, а также и окончательные, увидевшие свет экземпляры "Краткого курса". Особое, возможно, подарочное издание вышло в парчовом темно-малиновом переплете (царский цвет!), отпечатано на дорогой мелованной бумаге красивым крупным шрифтом. Не знаю, были ли еще другие подобные экземпляры, а если были, то кому они достались, но на первом листе "малинового" издания, что хранится в архиве, размашисто написано любимым красным очень мягким карандашом: "Васе от Сталина".

Конечно, подарок есть подарок, и дело дарителя, как оформить его своему сыну. Но обратим внимание на то, что эта специфическая книга была подарена 18-летнему юноше с примитивно-дидактическим смыслом. Многочисленные свидетели отмечают, что Сталин был человеком, в высшей степени скрытным. Даже очень близкие к нему люди никогда не были допущены к его душевным движениям, а тем более к сомнениям и колебаниям. И его вторая жена Надежда, которую, как утверждают все их знавшие, он, без сомнения, любил, не была допущена к его глубинным политическим замыслам. Совсем не пользовались доверием его родственники. Не доверял детям, когда те подросли, и Вареньке Истоминой - то ли внебрачной жене, то ли официальной наложнице, появившейся у него после Надежды Аллилуевой, - никаких своих серьезных помыслов и размышлений не доверял. Но книге он доверял многое, может быть, справедливо полагая, что вряд ли кто посмеет ее открыть без ведома хозяина. И пока он был жив - мир жил по его законам.

Если он действительно был одинок, особенно после смерти жены и уничтожения не только всех своих бывших товарищей, но и самых близких людей, то, видимо, книга в какой-то степени, заменяла ему друзей и поверенных. Почти ни в одном из изданий, а их только в РГА СПИ на сегодняшний день не менее 500, нет того, что говорило бы о его нарочитости или о том, что он заранее рисуется перед будущими потомками и исследователями его жизни. Нет, он действительно работал с книгой, часто искренно жил тем, что там находил. Но в подарке Василию содержится отчетливое желание показать сыну, как надо читать и ценить при этом "творчество" отца, как "положено"


(18) РГА СПИ, ф. 558, on. 3, д. 52.

(19) Иосиф Виссарионович Сталин. Краткая биография, с. 163.

стр. 162


работать с книгой. Малиновый экземпляр "Краткого курса" весь разлинован разноцветными мягкими карандашами, разрисован различными и тоже разноцветными стрелками и кружками: красный, фиолетовый, синий, зеленый, простой и сиреневый карандаш. Здесь представлен весь тот спектр цветов, которым он обычно пользовался, прочитывая, как он сам утверждал, не менее 500 страниц в день. В этом издании нет только следов чернил и так называемого "химического карандаша", а в других случаях он часто пользовался ими. Вопреки расхожему мнению, цвет карандаша не играл особой роли и не придавал пометам какую-то особую значимость, точнее - различными карандашами Сталин пользовался не столько для того, чтобы что-то резче выделить, сколько для того, чтобы не запутаться самому. Он был трудолюбивым чтецом и, как уже говорилось, у него была редкая привычка читать особо значимые книги несколько раз. Похоже, что цвет карандаша позволял ему сразу видеть, в какой из очередных заходов он размышляет над текстом, и что ему думалось раньше.

В подарке сыну все несколько иначе, особенно в первых главах. Красным карандашом он подчеркнул все, что относится к Ленину и большевикам, сиреневым (черным он пользовался редко) текст, характеризующий Мартова, меньшевиков и вообще всяческих оппозиционеров, т.е. врагов. Вот как это выглядит в одном из абзацев: "Формулировка Ленина говорила, что членом партии может быть всякий, кто признает программу партии, поддерживает партию в материальном отношении и состоит членом одной из организаций", - подчеркнуто красным карандашом. А следующая фраза: "Формулировка же Мартова, считая признание программы и материальную поддержку партии необходимыми условиями членства в партии, не считала, однако, участие в одной из ее организаций партии условием членства в партии" - сиреневым карандашом (20). Напрашивается мысль, лежащая на поверхности, похоже, он с детства делил весь мир на две несоединимые половины, как в Евангелии. Видимо, и сыну хотел внушить этими цветовыми сигнатурами "правильное" прочтение и толкование этого воистину сакрального текста. Забегая вперед, отметим, "Краткий курс" был создан из исторической пустоты, из одной лишь мысленной конструкции, но благодаря особой силе "автора", эта дикая конструкция способна была творить полнокровную (буквально!) историческую реальность. Основы конструкции "Краткого курса" до сих пор громоздятся в умах тех, кто жил на территории СССР, и даже тех, кто учится сейчас в России и во многих странах СНГ. Но эта тема требует особого и более подробного разговора.

Перед нами в 1938 г. уже не отец, а Вождь и Учитель, даже для младшего сына. Сталин хотел оставить Василию и своим потомкам в назидание пример того, как именно Вождь работал с книгой, как должно эту книгу понимать, как "отделить в ней главное от второстепенного" (любимое его выражение!). Генеральный секретарь ЦК ВКП(б), председатель Совета народных комиссаров, легендарно бдящий по ночам в своем кремлевском кабинете и думающий о всем человечестве сразу, не поленился расчертить книгу в 300 страниц до самого конца, постепенно теряя представление о смысле задуманного. Как истинный "учитель", чрезвычайно занятый государственный муж затратил, видимо, не один час своего драгоценного времени, разрисовывая различными карандашами текст, обводя кружками даты, которые, как он считал, надо сыну запомнить (так он делал всегда и для себя). Выделял тем же красным карандашом номера пунктов в выводах. Такие номера он особенно любил ставить как в своих рукописях и книгах, так и в опубликованных текстах других авторов. Эта любовь к пунктам придавала его речам и письму особую дидактическую убедительность, а мыслям, даже самым плоским, - осязаемую весомость.

В этом странноватом рисовании видно и другое. Он заранее как бы предвосхищал "академические" издания своих произведений. К этому времени он терпеливо проработал много похожих печатных изданий - подготовительных и черновых трудов


(20) РГА СПИ, ф. 558, on. 3, д. 76, л. 11.

стр. 163


Ленина, Маркса и Энгельса. В них графическим образом передавались различного рода рукописные пометы на полях или в самом тексте книг и рукописей. И вот профессиональный редактор дал полную волю своему неодолимому пристрастию. Его привычка выправлять, редактировать и корректировать написанное и напечатанное была так же органична, как стремление к безраздельному господству, к интеллектуальному первенству или к "Учительству". В сущности, и его политическая карьера началась как карьера редактора. Редактируя различные большевистские издания на Кавказе и в центральной России, в частности и "Правду" в 1917 г., он с легкостью включился в работу секретариата и оргбюро ЦК после назначения на пост генерального секретаря. Ведь Ленин, и единогласно его поддержавшие члены политбюро, справедливо полагали, что Сталин как генеральный секретарь партии возьмет на себя всю бумажную, бюрократическою, организаторскую работу в партии. А эта работа, по существу, редакторская, так как связана с подготовкой различных партийных документов, циркуляров, с перепиской и т.п. Этим они надеялись развязать себе руки для революционной, теоретической и "вождистской" работы. Преследовались и другие чисто политические цели.

Ленин при слабеющем здоровье предполагал, что в лице Сталина приобретет доверенное лицо, нечто вроде местоблюстителя при своенравном партийном ареопаге. Троцкого он первоначально устраивал, так как тот видел в Сталине преходящую фигуру на время болезни Ленина. Противников Троцкого - Каменева, Зиновьева, Бухарина и других - устраивали в Сталине его нелюбовь к Троцкому и готовность вместе с ними оттеснить партийного "чужака" с первых позиций, отсюда постоянные разговоры о "коллективном руководстве". Они особенно усилились после смерти Ленина. (Кстати, как и после смерти Сталина.) Но в действительности никто этого не хотел. Как известно, все просчитались, и не в последнюю очередь потому, что Сталин искренне любил "бумажную" работу, постоянно совершенствуя и стягивая на себя все нити всеобъемлющего партийно- государственного аппарата. Постепенно он стал превращаться в "человека - государство".

СТАЛИНИЗМ: "ЧЕЛОВЕК - ГОСУДАРСТВО" ИЛИ "ТВОРЕЦ"

"Человек - государство" явление уникальное в истории. Многие сильные личности ставили перед собой цель добиться абсолютного личного господства, а значит абсолютной личной свободы от общества. Но практически никому, даже самым известным диктаторам, этого не удавалось. Все они, так или иначе, были ставленниками каких-нибудь сил: военных, политических, клерикальных, либо - бюрократии, капитала, олигархии или охлократии. В этих случаях правитель олицетворял какую-либо из сил или целую группу сил, действуя в той или иной степени в их интересах. Но "человек - государство" создает такую политическую систему, при которой ему подчинены не только базовые институты общества. Воле одного человека подчинена вся материальная, духовная и культурная сферы, и полностью порабощен государственный или партийно-государственный (церковно-государственный) аппарат. Не человек является ставленником аппарата, вольно или невольно выражая его интересы, а, наоборот, вождь, диктатор, император, президент, генеральный секретарь - как бы он ни назывался - полностью подчиняет его себе террором, интригой, интеллектом, духовным и моральным растлением - всеми возможными средствами. Человек, добившийся всего этого, приобретает не просто власть над страной, ее институтами и ресурсами, а контроль над всеми людьми этой страны от младенца до старца. Его власть настолько безгранична, что он может свободно не только вмешиваться в текущие события, но и изменять в общественном сознании по своему усмотрению прошлое, т.е. историю, и выстраивать по собственному плану будущее. И это не метафора, это реальный результат деятельности Сталина.

Если бы в мире не было других государств, кроме СССР, или если бы Сталин добился мирового господства, то история человечества впервые стала бы при нем

стр. 164


управляема. Сталин доказал на практике возможность в рамках одной страны управляемой, т.е. планово- предсказуемой и инженерно сконструированной, жизни человечества. Сталин доказал на практике возможность "конца истории" как непредсказуемого спонтанного процесса, в котором участвуют миллиардные массы и колоссальные социальные силы. Он доказал (пусть все лишь на мгновение, по историческим меркам), что воля одного далеко не гениального человека может их себе подчинить. Он же доказал, что никаких моральных и этических запретов в социальной инженерии нет. Все эти вместе взятые доказательства и есть "сталинизм".

Хорошо бы разобраться в том, что за общество было сконструировано и осуществлено на практике им, и какие при этом избирались исторические модели и образцы, а что было воистину новаторским?

Троцкий был глубоко неправ, рисуя Сталина в традициях классической социал-демократии как ставленника новой партийной бюрократии, по существу, нового эксплуататорского класса. Только однажды в 1923-1924 гг., т.е. на очень короткое время, Сталина поддержал партийно-государственный аппарат. Но ведь уже тогда Ленин писал в своем "Завещании": "Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть" (21). Все последующие годы Сталин этот аппарат уничтожал, усмирял, перекраивал и подчинял себе лично самым жесточайшим образом. То же самое он делал и с другими слоями общества. Ни Молотов, ни Каганович, ни Жданов, ни Маленков, ни Берия или Хрущев и иже с ними выпестовали в своей среде Вождя и держали его на своих плечах, а, напротив, он их всех выдвигал и "задвигал" по своему усмотрению. Все они рабски, даже с любовью, ему служили, и смертельно боялись всю жизнь. Конечно, они, как большинство нашего народа, были рабами нового Навуходоносора, рабами не только социальными (беспощадно эксплуатировал, в любое время мог направить на смерть и мучения!), но и духовными.

При всей своей проницательности и уме Троцкий и Джилас безнадежно ошибались, объясняя феномен возвышения Сталина, поддержкой его обуржуазившейся контрреволюционной бюрократией, т.е. "новым классом". Здесь сказалось привычное марксистское клише - искать скрытые классовые и групповые силы и интересы в любом историческом явлении. Феномен Сталина - это принципиально иное: с помощью миллионов подсобников, помощников и слуг он по собственному усмотрению проектировал и перестраивал всю страну, не раз меняя "генеральные планы". Бухарин, сыгравший при хитроумном Улиссе - Сталине роль политического троянского коня, с глуповатой растерянностью говорил в 1928 г.: о своем недавнем друге Кобе: "Он с ума сошел. Он думает, что все может, что он один все удержит, что все другие только мешают" (22). Несмотря ни на что, ни на тяжелейшие болезни и стрессы Сталин прекрасно все взвешивал и неплохо рассчитывал. Ему действительно только мешали все эти умники и болтуны. И он доказал, что способен был удержать все один. И удерживал - 30 лет! Казалось бы, именно здесь он сможет в полную силу проявить свои творческие способности, ан, нет!

Вопреки его же официальному мнению, ставшему обязательным для всех жителей СССР на все времена, на содержание часто определяло для него форму, а форма выражения была более значима. Как для многих людей с Востока, для него интонация превалировала над смыслом сказанного. Восток мудр - часто это действительно так. Поэтому, его официальные выступления обычно интонационно бесцветны. Это сделано нарочито - в них мало искренности и реальной правды, но много поучений. (Опять "Учительство"!) Интонация может коварно выдать оратора. Так же интонационно бесцветно большинство его опубликованных статей и докладов. Но когда он взрывался не тостом, а яростью, в его интонации появлялись гремуче шипящие звуки, тогда грузинский акцент не только не мешал, а придавал его речи особо зловещий оттенок. Эта интонация чувствуется не только на фонограммах и


(21) Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 45, с. 345.

(22) Троцкий Л. Портреты революционеров. М., 1991, с. 181.

стр. 165


пластинках с его голосом, но и на письме. Конечно же, не случайно в официальном собрании сочинений опубликована масса наполненных злостью и нетерпимостью писем, заметок, реплик. Стенограммы его выступлений, особенно на закрытых собраниях, где давались примитивные объяснения причин очередных смертоубийств, хранят гробовую тишину зала, благоговейно боящегося пропустить хотя бы одно слово.

Его искаженный внутренний мир хорошо иллюстрируют две внешние детали. После войны, когда ушли в прошлое все страхи за страну, за власть, за себя, и он вновь чувствовал себя пусть одиноко, но и свободно, на стенах подмосковной дачи были развешены журнальные репродукции с фотографий детей: мальчика на лыжах, девочки с козленком... Светлана пишет в мемуарах об этом с возмущенным недоумением: ведь стены его жилища могли украшать шедевры мирового искусства. В то же время одну из стен кремлевского кабинета занимало яркое панно, подаренное китайской делегацией: на нем был изображен огненно-рыжий тигр, согласно китайской традиции этот зверь символизирует императора. Многие отмечали сходство Сталина в минуты гнева с тигром, львом или пантерой. Опубликованы даже соответствующие фотографии. Он знал об этом сходстве и оно ему, видимо, нравилось. Впрочем, сходство со львом подмечали и в Троцком. Отсюда же и принятое им русское личное имя. А Гитлер, в традициях "нордического" мифа, соотносил себя с лютым волком. Воистину - каждому свое!

Репродукции же с фотографий говорят не столько о безвкусных художественных пристрастиях хозяина, сколько о том, что он получал положительные эмоции не от живого искусства, а от копии в квадрате. Вообще он любил рассматривать в книгах не только карты, но и картинки, рисунки, фотографии. Все школьные учебники по истории были им тщательно изучены не только с точки зрения содержания, но и изобразительного ряда. Конечно же, он был законченным формалистом во всем, что касалось творчества - и государственного, и политического, и научного. Вследствие этого вечно голодная, разоренная до последней крайности страна, превращенная в огромный концентрационный лагерь, объявляется долгожданным раем для трудящегося человека. И все, кто на "свободе", да и в лагерях, должны неукоснительно повторять эту формальность пока в нее не поверят. Пропаганда заявляет, что в стране самая полная в мире демократия и самая честная политическая система. И в это, не веря, верят формально. Наука - нежнейшая материя, из которой вырастает одновременно и атомный гриб и грибок антибиотика. Но Сталин смело и расчетливо вторгается в эту нежнейшую ткань. Формализм раз и навсегда застывших схем учебников для начальной, средней и высшей школ, формализм партийных собраний, "стихийных" митингов трудящихся и хорошо отрежиссированных красочных демонстраций, формализм судебных процессов, формализм "реалистического" искусства во всех его проявлениях. Даже его ближайшие соратники большую часть жизни проводили в придуманном им и иже с ним формальном, т.е. в сотворенном им, убогом мире. Единственный, кто от начала и до конца был подлинным, живым и абсолютно свободным творцом этого мира, так это только он - Сталин.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/СТАЛИН-ШТРИХИ-К-ПОРТРЕТУ-НА-ФОНЕ-ЕГО-БИБЛИОТЕКИ-И-АРХИВА-ОКОНЧАНИЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

ИЛИЗАРОВ Б.С., СТАЛИН. ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ НА ФОНЕ ЕГО БИБЛИОТЕКИ И АРХИВА (ОКОНЧАНИЕ) // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 17.01.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/СТАЛИН-ШТРИХИ-К-ПОРТРЕТУ-НА-ФОНЕ-ЕГО-БИБЛИОТЕКИ-И-АРХИВА-ОКОНЧАНИЕ (date of access: 10.08.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - ИЛИЗАРОВ Б.С.:

ИЛИЗАРОВ Б.С. → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Политические настроения депортированных народов СССР 1939-1956 гг.
11 days ago · From Беларусь Анлайн
Наместники в России XVI века
Catalog: История 
11 days ago · From Беларусь Анлайн
Германские города в раннее Средневековье
Catalog: История 
11 days ago · From Беларусь Анлайн
Феномен красных партизан. 1920-е-1930-е годы
Catalog: История 
11 days ago · From Беларусь Анлайн
Новые фальсификации "большого террора"
Catalog: История 
16 days ago · From Беларусь Анлайн
Л. И. ИВОНИНА. Война за испанское наследство
Catalog: История 
16 days ago · From Беларусь Анлайн
Воспоминания немецких военнопленных второй мировой войны как исторический источник
Catalog: История 
19 days ago · From Беларусь Анлайн
Кадровый состав органов "Смерш". 1941-1945 гг.
Catalog: История 
19 days ago · From Беларусь Анлайн
Дьяки и подьячие второй половины XV в.
Catalog: История 
19 days ago · From Беларусь Анлайн
Ярославское ополчение в Отечественной войне 1812 г.
Catalog: История 
19 days ago · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СТАЛИН. ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ НА ФОНЕ ЕГО БИБЛИОТЕКИ И АРХИВА (ОКОНЧАНИЕ)
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones