Libmonster ID: BY-2599

Сталинградская битва - крупнейшее сражение Второй мировой войны - во многом предопределила ее исход. Ее последствия не только сказались на советско-германском фронте, но и повлияли на ход операций на других континентах, в частности в Африке и на Ближнем Востоке. В этой публикации предпринята попытка исследовать, как Сталинградская битва отразилась на ходе Второй мировой войны, на боях немецкой армии за Кавказ с целью выхода на Ближний Восток и к Африке. Статья посвящена анализу планов руководителей фашистской Германии по превращению Африки и Ближнего Востока в один из театров военных действий для установления мирового господства.

На первый взгляд Сталинградская битва прямого отношения к Африке и Ближнему Востоку не имела. Но это не так. Для стран "оси" Африка и Ближний Восток были естественной преградой между Германией и Италией, с одной стороны, и Японией - с другой, а также неиссякаемыми источниками нефти. Для союзных держав Северная Африка и Ближний Восток были не только районами, защищавшими Британскую империю и мешавшими объединить армии противников, но и перевалочными пунктами, по которым вооружение из арсеналов США и Великобритании доставлялось в Россию, Китай, страны Юго-Восточной Азии. Сохраняя его, союзные державы имели стратегическое преимущество. Потеря его означала прекращение совместных действий союзников и резко ухудшала возможности СССР вести успешную войну.

СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПЛАНЫ ГЕРМАНИИ НА 1941 г.

Осуществляя вторжение в Советский Союз, руководство Германии было уверено, что война будет носить скоротечный характер и принесет безоговорочную победу немецким войскам. Этому, в частности, посвящена директива ОКБ (Верховного главнокомандования вооруженных сил Германии) N 32 от 19.06.1941 г. В ней дается оценка вероятной ситуации в мире после намеченного разгрома вооруженных сил Советского Союза и утверждается, что "Германия и Италия будут господствовать в военном отношении на всем европейском континенте". Далее в директиве определялись основные стратегические задачи на конец осени 1941 г. и зиму 1941/42 г. К их числу относилась, в частности, борьба "против английских позиций на Средиземном море и на Ближнем Востоке путем согласованного наступления, которое планируется провести из Ливии через Египет, из Болгарии через Турцию, а также, в зависимости от обстановки, из Закавказья через Иран и Ирак с выходом к Персидскому заливу у Басры". Корпусу Ромме ля из Африки предстояло соединиться в Ираке с наступающими из Закавказья войсками и создать "замкнутый европейско-североафриканский бастион" для операций


Статья основана главным образом на документах Верховного командования немецкого вермахта (армии), опубликованных в двух книгах В. И. Дашичева [Дашичев, 1967; Дашичев, 1973].

стр. 24


против США и Англии. В середине мая 1941 г. ОКХ (Командование сухопутных войск Германии) считало, что для наступления из Ливии на Египет понадобятся четыре танковые и три моторизованные дивизии [Дашичев, 1967, с. 191, 195, 200 - 201].

Операция из Болгарии через Турцию замышлялась (пункт б), "чтобы нанести удар по позициям англичан в районе Суэцкого канала также с Востока". Согласно директиве (пункт в) после краха Советского Союза из Закавказья в Ирак будет брошен моторизованный экспедиционный корпус "в дополнение силам, предусмотренным в пункте б. В пункте г говорилось об использовании "арабского национально-освободительного движения... в нужное время". Координация всех мероприятий на арабских территориях возлагалась на "Особый штаб Ф".

В параграфе 3 директивы ставилась задача захватить Гибралтар и перебросить войска в испанское Марокко, для чего возобновить подготовку операции "Феликс". В ходе этой операции "оборона Атлантического побережья Северной и Западной Африки, захват английских владений в Западной Африке и территории, контролируемой де Голлем, предоставляется французам". После захвата Западной Африки ее военно-морские и военно-воздушные базы передаются Германии.

В заключение директивы (пункт з) говорится о желательности одновременного начала наступления на Гибралтар, Египет и Палестину [Дашичев, 1973, с. 47 - 49].

Вступая в войну с Советским Союзом, германское командование рассчитывало, что победа в России будет достигнута к августу 1941 г., что позволит начать вывод войск оттуда, сократив их численность с 209 до 175 дивизий, а также в течение ноября 1941 - сентября 1942 г. осуществить захват Кавказа и обеспечить продвижение к Багдаду.

В первые недели после начала войны против Советского Союза германское командование с оптимизмом оценивало ситуацию. В документе от 30 июня 1941 г. указывалось, что наступление из Ливии на Египет будет предпринято осенью. В нем примут участие четыре танковые и три моторизованные дивизии. Для вторжения в Ирак через Закавказье намечалось создать оперативную группу "Кавказ-Иран" в составе двух танковых, одной моторизованной и двух горно-стрелковых дивизий (доп. N 24) [Дашичев, 1967, с. 196; Дашичев, 1973, с. 43 - 44].

3 июля 1941 г. начальник ГШ СВ (генштаба сухопутных войск) Германии генерал Гальдер записал в дневнике: "Операция через Анатолию против Сирии в сочетании с вспомогательной операцией с Кавказа будет начата после развертывания необходимых сил в Болгарии". Германское командование планировало подготовить особые соединения, подготовленные для операций на Ближнем Востоке и Африке. В частности, директива ОКБ от 14.07.1941 г. (пункт б) предусматривала, что будут сформированы четыре танковые дивизии для действий в тропических условиях [Дашичев, 1973, с. 196, 205].

В июле 1941 г. был разработан "План наступления через Кавказ", ставивший задачи овладеть кавказскими нефтяными районами и занять к сентябрю 1942 г. перевалы на ирано-иракской границе для дальнейшего продвижения на Багдад.

Операцию намечалось осуществить в шесть этапов (предположительная продолжительность ноябрь 1941 г. - сентябрь 1942 г.):

1. Овладение районами стратегического развертывания сил на Северном Кавказе (с ноября 1941 г.).

2. Развертывание сил для наступления через Кавказ (до конца мая 1942 г.).

3. Наступление через Кавказ двумя фазами (июль 1942 г.).

4. Наступление через Закавказье до Аракса.

5. Овладение исходными позициями в районе Тебриза и Керманшаха для последующего выхода к ирано-иракской границе.

6. Достижение цели операции - овладение пограничными перевалами Ревандуз и Ханаган (4- 6 июля - начало сентября 1942 г.).

стр. 25


В плане утверждалось, что предпосылкой для второго и третьего этапов (наступление через Кавказ) является выход к Волге зимой 1941 - 1942 гг.

Кавказ намечалось преодолеть по трем направлениям крупными силами, включая моторизованные:

а) по шоссейной дороге вдоль Черноморского побережья через Туапсе, Сухуми, Кутаиси, Батуми;

б) по Военно-Грузинской дороге Владикавказ-Тбилиси;

в) вдоль железнодорожной линии у побережья Каспийского моря через Махачкалу, Дербент, Баку [Дашичев, 1973, с. 213 - 214].

Цели, намеченные в директиве ОКВ N 32, стали конкретизироваться по мере развития ситуации на советско-германском фронте. После взятия Смоленска в германском руководстве наметились разногласия относительно главного направления дальнейшего наступления. Генералы В. фон Браухич и Ф. Гальдер настаивали на захвате Москвы, Гитлер же отдавал предпочтение наступлению на севере и юге России. 21 августа 1941 г. было принято решение, основанное на позиции Гитлера [Типпельскирх, 1956, с. 190 - 191].

Гитлер утверждал, что Москва по своей значимости стояла на третьем месте. На первом же находился Ленинград, на втором - Юг. На этом этапе возобладало мнение об одновременном ударе по всем трем целям. Тем не менее 21 августа 1941 г. Гитлер издал приказ, гласивший, что главная задача вермахта до наступления зимы не взятие Москвы, а захват Крыма, Донбасса и быстрое продвижение на Юге.

В записке от 23 августа 1941 г. по вопросу о продолжении операций на советско-германском фронте Гитлер отмечал: "Крайне необходимо, как можно быстрее выйти в районы, откуда Россия получает нефть". Поэтому "проблема Москвы по своему значению существенно отступает на задний план".

Для операции по захвату Донбасса, юга Украины и Крыма была выделена 2-я танковая группа. О ее повороте на Юг впервые упоминается в директиве ОКВ N 33 от 19 июля 1941 г. и в дополнении к ней от 23 июля 1941 г. [Дашичев, 1973, с. 226,230,234 - 237].

БРОСОК НА КАВКАЗ

Планы Германии о молниеносной войне против Советского Союза и разгроме его армии в течение шести недель провалились. Зимой 1941 - 1942 г. немецкие войска были остановлены, а затем отброшены от Москвы. Руководители вермахта перенесли свои надежды на победу в 1942 г. Общую задачу сформулировал Гитлер 15 марта 1942 г., выступая в Берлине: "Советы будут этим летом разгромлены" [Варлимонт, 1963, с. 86; Типпельскирх, 1956, с. 229].

К весне 1942 г. стало очевидно, что немцы не в силах вести наступление по всему фронту. Возникла проблема выбора - атаковать Москву или Кавказ. Взятие Москвы давало военно-политический выигрыш, бросок на Кавказ мог принести дополнительно и экономические выгоды: уголь, нефть, зерно. Удар по Кавказу неизбежно требовал захвата Сталинграда, чтобы избавиться от угрозы левому флангу наступающих на Кубань немецких армий [Seth, 1959, р. 29 - 31].

При подготовке операции на летнюю кампанию 1942 г. в германском руководстве с новой остротой развернулась дискуссия о выборе главной цели наступления - Москва или юг России. Генералы высказывались за захват Москвы, тогда как Гитлер отдавал предпочтение южному направлению [Варлимонт, с. 85].

19 ноября 1941 г. Гитлер дал Гальдеру указание о приоритетах в 1942 г. На первом месте был Кавказ. Наступление туда должно было начаться в марте-апреле. В директиве от 8 декабря перед группой армий "Юг" была поставлена задача достичь низовьев Дона и Донецка. Правда, уже тогда было очевидно, что наличных сил не хватает. Еще

стр. 26


23 декабря 1941 г. Гитлер распорядился сформировать к весне 1942 г. шесть новых дивизий для наступления на Ростов и Майкоп.

3 января 1942 г. в беседе с послом Японии Гитлер заявил, что "он намеревается, как только погода будет благоприятствовать этому, возобновить наступление в направлении Кавказа". Он объяснил, что "это направление является наиболее важным.., что необходимо выйти к нефтяным месторождениям, а также к Ирану и Ираку... Это поможет также освободительному движению арабских стран добиться решающего успеха. Конечно, он, кроме того, предпримет все, чтобы уничтожить Москву и Ленинград". Далее Гитлер сообщил послу, что армия Роммеля в Северной Африке станет ударной группировкой, совершающей обходной маневр с юга [Дашичев, 1967, с. 367 - 368; Дашичев, 1973, с. 308 - 309; Варлимонт, с. 85 - 86].

15 марта 1942 г. Гитлер, выступая в Берлине, грозил ликвидировать "большевистского колосса" летом этого года. В марте 1942 г. Геббельс записал в дневнике: "У фюрера есть план, который неизбежно приведет к победе. Он намерен отсечь Кавказ и тем самым нанести Советам удар по самому чувствительному месту" [Ziemke, Bauer, p. 283, 286 - 287, 289, 298].

Очевидно, что для Гитлера в 1942 г. важны были соображения глобальной стратегии. Выдвигая задачу захвата Сталинграда и Кавказа, он в конце августа даже говорил, что победа над Россией дело второстепенное. Главное - Ближний Восток [Типпельскирх, 1956, с. 255].

Вторжение на Кавказ открывало немецким войскам дорогу не только на Ближний Восток и в Африку, но и в страны Юго-Восточной Азии. Гитлер, которому грезился флаг победы Германии на многих континентах, 17 февраля 1941 г. распорядился разработать план наступления через Афганистан на Индию. ОКХ провело необходимые расчеты. 7 апреля 1941 г. Гальдер утвердил план захвата Афганистана "после победоносного русского похода". Для этой цели выделялось 17 дивизий, в том числе 3 танковые и 4 моторизованные. Вторжение в Афганистан предполагалось осуществить после захвата Гибралтара, Египта, Ближнего и Среднего Востока [Дашичев, 1967, с. 196; Дашичев, 1973, с. 44; Ибрагимбейли, 1977, с. 66, 69, 142 - 143].

Советское командование располагало определенной информацией относительно этих планов. Как пишет командующий Закавказским фронтом генерал И. В. Тюленев, "Кавказ привлекал немцев и как ворота на Ближний и Средний Восток, в страны Малой Азии, а затем и в Индию" [Тюленев, 1960, с. 183]. Генерал СМ. Штеменко, бывший в 1942 г. ответственным за Кавказское направление в Генштабе Красной Армии, пишет, что, "захватив Кавказ, гитлеровская агрессия могла расшириться дальше в Азию" [Штеменко, с. 52].

Разведка Советского Союза достаточно верно определила планы немецкой армии на летнюю кампанию 1942 г. 18 марта 1942 г. разведуправление Генштаба Красной Армии представило доклад о предполагаемых намерениях Германии на лето, в котором, в частности, говорилось о вероятном давлении Германии на Турцию "с целью принудить ее к пропуску немецких войск на Кавказ". В докладе утверждалось, что первоочередной целью вермахта будет захват Кавказа и Мурманской железной дороги, затем -овладение городами Москвой и Ленинградом. "Решением этих задач, - продолжали авторы доклада, - добивалась бы основная стратегическая цель - изоляция СССР от союзников, лишение его нефти и если не разгром, то низведение его до степени, когда он теряет всякое значение... Центр тяжести весеннего наступления будет перенесен на южный сектор фронта с вспомогательным ударом на севере, при одновременной демонстрации на центральном фронте против Москвы" [Ziemke, Bauer, 1987, р. 302]. Вывод в докладе сделан вполне определенный:

"Германия готовится к решительному наступлению на Восточном фронте, которое вначале развернется на южном секторе и распространится в последующем к северу. Для весеннего на-

стр. 27


ступления Германия вместе с союзниками выставит до 65 дивизий... Наиболее вероятный срок весеннего наступления - середина апреля или начало мая 1942 года" [Великая Отечественная война, с. 116 - 117].

23 марта 1942 г. органы госбезопасности сообщили в Государственный Комитет Обороны:

"Главный удар будет нанесен на южном участке с задачей прорваться через Ростов к Сталинграду и на Северный Кавказ, а оттуда по направлению к Каспийскому морю. Этим путем немцы надеются достигнуть источников кавказской нефти. В случае удачи операции с выходом на Волгу у Сталинграда немцы наметили повести наступление на север вдоль Волги. Немцы этим летом будут стремиться не только выйти к Волге и Каспийскому морю, но и предпримут основные операции против Москвы и Ленинграда, так как захват их является для немецкого командования делом престижа" [История Второй мировой войны..., с. 112].

Германия не исключала, что руководство России знает о немецких планах на лето 1942 г. В середине февраля 1942 г. немецкое командование было убеждено, что летнее наступление не станет сюрпризом для русских. По агентурным данным ему было известно, что еще в декабре 1941 г. маршал Тимошенко, командующий Юго-Западным фронтом, высказал предположение, что немцы предпримут новое наступление на юге, чтобы пробиться к нефти. Немецкие генералы считали установленным фактом, что русские знают о планах летнего наступления Германии, их занимало другое - какие ответные меры предпримет Красная Армия. Общий вывод был таков: русское командование, разрабатывая планы операций на лето 1942 г., располагало достаточной информацией о намерениях врага.

Исходя из этих соображений, командование Красной Армии поставило задачу войскам в мае-июне 1942 г. перейти к активной обороне, а затем, измотав противника и сорвав его планы общего наступления, примерно в июле перейти к широким наступательным операциям на всем фронте от Балтики до Черного моря и добиться решающего поворота в ходе войны в пользу Советского Союза. К конце июня 1942 г. стало ясно, что эти оптимистические прогнозы не оправдались, и советские войска были вынуждены отказаться от "активной обороны" и перейти к "стратегической обороне".

Наряду с общими соображениями о важности наступления на юге Гитлер руководствовался и более конкретными расчетами. Он полагал, что наступление на Сталинград позволит рассечь советский фронт на две части и отрезать Кавказ от центральных районов России [Типпельскирх, 1956, с. IX]. Он считал, что южный театр военных действий имеет очевидные преимущества для действий германской армии. Там сосредоточено меньше советских войск; местность позволяет использовать крупные бронетанковые соединения. Это, в свою очередь, даст возможность для охвата и окружения группировки советских войск. Учитывались и другие обстоятельства. Захват Донбасса, Кубани, Нижней Волги и Кавказа укреплял военно-экономическую базу Германии, лишал СССР связей с внешним миром через Иран, позволял втянуть в войну Турцию и развернуть повстанческое движение в арабских странах.

В директиве ОКВ N 41 от 5 апреля 1942 г. планы на летнюю кампанию определялись следующим образом: "Цель заключается в том, чтобы окончательно уничтожить оставшиеся еще в распоряжении Советов силы и лишить их по мере возможности важнейших военно-экономических центров". Для этого необходимо, "сохраняя положение на центральном участке, на севере взять Ленинград и установить связь на суше с финнами, а на южном фланге фронта осуществить прорыв на Кавказ... Все имеющиеся в распоряжении силы должны быть сосредоточены для проведения главной операции на южном участке с целью уничтожить противника западнее Дона, чтобы затем захватить нефтеносные районы на Кавказе и перейти через Кавказский хребет". Глубокий прорыв на Кавказ - это "главная операция". В пункте 4 директивы особо оговаривалось, что "главная задача летней кампании состояла не в захвате Сталинграда, а в за-

стр. 28


воевании Кавказа с его нефтяными промыслами". Но до наступления на Кавказ предстояло уничтожить вооруженные силы России в районе западнее Сталинграда [Роковые решения..., с. 413 - 414; Дашичев, 1973, с. 309, 320 - 321].

Начальник ГШ СВ после Ф. Гальдера генерал-полковник К. Цейтцлер так оценивал смысл директивы N 41: "Планируя летнее наступление 1942 г., Гитлер намеревался прежде всего захватить Сталинград и Кавказ". Взятие Сталинграда и форсирование Волги позволяло, по мнению этого генерала, перерезать основную коммуникацию России, захват кавказской нефти покрыл бы потребности в ней германской армии. В результате обстановка на востоке претерпела бы коренные перемены, пишет Цейтцлер, "наши надежды на благоприятный исход войны намного возросли бы" [Роковые решения..., с. 195].

К 11 апреля 1942 г. ГШ СВ на основе директивы N 41 разработал план наступления на Кавказ. (Эта операция первоначально имела кодовое название "Зигфрид". Однако Гитлер, столкнувшись с трудностями при реализации плана "Барбаросса", стал избегать великих имен из немецкой истории и 5 апреля 1942 г. изменил код "Зигфрид" на "Блау", а 30 июня - на "Брауншвейг".) Начало операции было назначено на конец июня [Варлимонт, 1963, с. 88; Дашичев, 1973, с. 312; Ziemke, Bauer, 1987, р. 336].

Операция началась 28 июня 1942 г. По двум расходящимся стратегическим направлениям наступление на Кавказ вели 17-я армия, а также 1 и 4-я танковые армии, а против Сталинграда - 6-я армия. В ходе боев стало ясно, что "судьба Кавказа будет решена под Сталинградом", и поэтому туда была переброшена 4-я танковая армия [Дашичев, 1967, с. 374; Дашичев, 1973, с. 312 - 313; Итоги Второй мировой войны..., с. 127].

Армии, наступавшие на Кавказ и Сталинград, располагали 60 немецкими дивизиями, что покрывало лишь 70% от расчетных потребностей. В связи с этим группировке были приданы соединения союзников (румын, итальянцев) - 25 дивизий и бригад. Но даже вместе с ними численность группировки равнялась 70 немецким дивизиям, что также было явно недостаточно. Для действий на Кавказе выделялось 35 дивизий. Разведывательный отдел ГШ СВ Германии в записке от 28 июня 1942 г. признавал, что этих сил не хватает, чтобы "проводить операции крупного масштаба" [Дашичев, 1973, с. 311; Паротькин, 1961, с. 36].

В Директиве ОКВ N 45 от 23 июля 1942 г. "О продолжении операции "Брауншвейг"" повторялись основные положения директивы N 41 от 5 апреля 1942 г. В частности, в ней говорилось: ближайшая задача - окружить и уничтожить противника в районе южнее и юго-восточнее Ростова; овладеть восточным побережьем Черного моря; захватить местность в районе Майкопа и Армавира и выйти к перевалам через Кавказский хребет; захватить Грозный и ударом вдоль Каспийского побережья взять Баку. При этом подчеркивалось, что в ходе операции удары по нефтепромыслам не наносить, однако перевозки нефти парализовать. "Для этих операций, - утверждалось в директиве, - вводится кодированное название "Эдельвейс" вместо "Блау-IV"". Группе армий "Б" ставилась задача захватить Сталинград, выйти к Астрахани, парализовать движение по Волге. Код операции - "Фишрейер" [Дашичев, 1967, с. 374, 388; Дашичев, 1973, с. 325 - 326; Ибрагимбейли, с. 76, 78, 162 - 163; Ziemke, Bauer, 1987, р. 358 - 359].

Группа армий "А" была нацелена на Кавказ. К концу июня 1942 г. группа армий "А" насчитывала 65 дивизий, в том числе 45 пехотных и 11 танковых. Ей было придано также 25 дивизий союзников. Численность группировки составляла около 1 млн. немцев, 300 тыс. союзников, она располагала 1900 танками. Считалось, что полностью готовы к боевым действиям 14 пехотных и 6 танковых дивизий [Ziemke, Bauer, 1987, р. 324, 327, 329].

Итак, согласно директиве N 41, главная задача летней кампании 1942 г. - "захватить нефтеносные районы на Кавказе и перейти через Кавказский хребет". Эту же мысль высказал начальник генштаба сухопутных войск генерал Гальдер, записавший

стр. 29


в дневнике: "Цель летней операции 1942 г., в частности: Черное море - закрытое море; выйти на линию Батуми - Баку. В начале сентября достигнуть Северного Кавказа" [Дашичев, 1967, с. 379 - 381].

Директива N 41 была противоречива, главной задачей кампании назывался Кавказ, но большая часть войск была брошена на Сталинград. Эта двойственность вела к распылению сил и средств [Дашичев, 1973, с. 310].

Чтобы скрыть цели операции "Блау", немцы активизировали подготовку к мнимой операции против Москвы (кодовое название "Кремль"). В нее поверили даже многие немецкие офицеры. В войска были направлены новые карты Москвы, проводились совещания командиров разных уровней, усилились разведывательные полеты авиации, заброска разведгрупп.

19 июля 1942 г. командующий 6-й армией Ф. Паулюс получил приказ Гитлера взять Сталинград. Его армию отделяло от города 120 км. В конце августа 1942 г. немецкие войска подошли к Сталинграду. Однако вопреки ожиданиям взять город с ходу не удалось. Развернулись упорные бои.

Натолкнувшись на ожесточенное сопротивление под Сталинградом, немецкое командование приняло меры для переброски туда подкреплений. 20 июля 1942 г. генерал А. Йодль, начальник штаба оперативного руководства вооруженными силами ОКБ, признал, что судьба Кавказа будет решена под Сталинградом, и потребовал перебросить туда часть сил группы армий "А". Против этого решительно возражал генерал В. Лист, назвав "авантюрой" рваться на Кавказ "слабыми силами". Тем не менее 31 июля 1942 г. Гитлер приказал перебросить значительную часть сил группы армий "А" под Сталинград. Согласно директиве N 45, генерал Гот двинул три корпуса к Сталинграду, и группа армий "Б" получила усиление в виде четырех немецких и четырех румынских дивизий. 1 августа 1942 г. 4-я танковая армия начала наступление на Сталинград, повернув к северо-востоку от Цимлянской и Ремонтной. Паулюс и его 6-я армия наметили перейти в наступление из района Калача 8 августа [Ziemke, Bauer, 1987, р. 363 - 365, 382].

1 октября 1942 г. наступление немцев на Сталинград полностью выдохлось. Генералы признали, что взятие города откладывается до прибытия подкреплений. 6 октября Гитлер "подтвердил, что полная оккупация Сталинграда - главная задача группы армий "Б"". Он приостановил движение на Астрахань и вернул 14-ю танковую дивизию под Сталинград [Ziemke, Bauer, 1987, р. 397, 458].

19 ноября 1942 г. советские войска перешли в контрнаступление под Сталинградом. 23 ноября немецкие войска здесь были окружены. Гитлер немедленно перебросил туда танковую дивизию с Кавказа. Затем с Кавказа под Сталинград были отправлены и некоторые другие части и соединения. 12 декабря 1942 г. немецкие войска предприняли попытку деблокировать 6-ю армию. 21 декабря они были в 45 км от города, но к 23 декабря их наступление захлебнулось [Роковые решения..., 2001, с. 238, 247, 249 - 251].

По свидетельству Паулюса, 20 января 1943 г. он доложил командованию, что ему предъявлен ультиматум о капитуляции. В ответ ОКХ сообщило: "Капитуляция исключена" - и предложило сопротивляться до последнего, чтобы "облегчить создание нового фронта в районе Ростова и севернее и отвод кавказской группы армий". 30 января 1943 г. 6-я армия Паулюса капитулировала [Итоги Второй мировой ..., 1957, с. 127; Дашичев, 1973, с. 382; Штеменко, 1968, с. 63].

Битва за Кавказ началась 25 июля 1942 г. Группе армий "А" предстояло преодолеть от Ростова: до Майкопа 270 км, до Грозного - 600, до Баку - 1050 км. На первом этапе наступления немецкие войска добились крупных успехов. В июле они достигли Краснодара и Ставрополя. В первой половине августа 1942 г. они полностью захватили Кубань, взяли Майкоп, достигли Моздока (25 августа). Нависла угроза над нефтяной промышленностью Грозного и Баку. Гитлер рассчитывал взять Баку к 25 сентября [Ште-

стр. 30


менко, 1968, с. 55; Тюленев, 1960, с. 186,222; Роковые решения..., 2001, с. 145,196 - 198; Типпельскирх, 1994, с. 286 - 287; Ибрагимбейли, с. 72, 102; Ziemke, Bauer, 1987, р. 366].

4 августа 1942 г. командующий группой армий "А" генерал Лист оптимистично утверждал, что его войска не встретят серьезного сопротивления на пути к Баку. Большие успехи ожидались на Черноморском побережье. Если бы немцам удалось взять Сухуми, оборона севернее Новороссийска должна была рухнуть [Ziemke, Bauer, 1987, р. 370, 372].

16 - 18 августа, преодолев перевалы Главного Кавказского хребта, отдельные части вермахта проникли в Грузию. 5 сентября Гитлер приказал после взятия Новороссийска атаковать Туапсе. В начале сентября 1942 г. части группы армий "А" находились в 24 км от Грозного, в 27 км - от Гудауты, в 30 км - от Сухуми, в 60 км - от Адлера, в 7 км - от Новороссийска, в 15 км - от Анапы [Ибрагимбейли, 1977, с. 100 - 101,106,154; Штеменко, 1968, с. 59; История Великой Отечественной войны..., 1967, с. 461].

Опьяненная успехами немецких войск, германская пропаганда ликовала. 10 августа 1942 г. берлинское радио сообщило: "На восточном фронте за последние 24 часа произошли события, которые окажут решающее влияние на исход войны. Советам нанесен новый сокрушительный удар, последствия которого до сих пор еще не могут быть по-настоящему оценены. Германские войска захватили Краснодар и Майкоп" [Гречко, 1976, с. 456]. Однако вскоре продвижение немецких войск замедлилось до 2 - 3 км в день вместо прежних 50. К тому же началась переброска войск и авиации с Кавказа под Сталинград и Ленинград.

6 сентября немцы ворвались в Новороссийск, и Гитлер распорядился продолжить наступление на Туапсе и Сухуми [Ziemke, Bauer, 1987, р. 373, 375, 377]. Но для одновременного наступления на Сталинград и Кавказ сил не хватало. В середине августа 1942 г. наступление группы армий "А" замедлилось и к концу месяца явно застопорилось. Стало очевидно, что грандиозные задачи, поставленные перед группой армий "А", не могут быть осуществлены. Войска продвигались вперед с трудом. Резервов не было. Туапсе, Сухуми, Кисловодск не были взяты. Командование вермахта оказалось перед выбором: либо ради Кавказа отказаться от Сталинграда, либо ради Сталинграда отказаться от Кавказа. Но Гитлер упорно настаивал на решении обеих задач. 9 сентября 1942 г. он сместил командующего группой армий "А" генерал-фельдмаршала Листа, взял командование на себя и стал управлять действиями на Кавказе через штаб группы армий "А" в Донецке [Ziemke, Bauer, 1987, р. 377 - 378]. 10 сентября Гитлер отдал приказ развернуть наступление на Туапсе и в дальнейшем на Сухуми. После завершения этой операции предстояло взять Грозный и двинуться на Махачкалу.

К 29 сентября 1942 г. немецкое наступление на Кавказ выдохлось. Германские части были остановлены и под Грозным. К тому же еще 10 сентября 1942 г. в районе перевалов Центрального Кавказа советские войска нанесли несколько ударов по немецким позициям и к середине октября овладели всеми ими [Ибрагимбейли, 1977, с. 90, 110 - 112].

Вскоре и Гитлеру стало ясно, что операция на Кавказе провалилась. К середине октября наступление на Туапсе-Сухуми окончательно выдохлось, перевалы преодолеть не удалось. 14 октября 1942 г. Гитлер отдал оперативный приказ N 1 о переходе к стратегической обороне на Кавказе [Типпельскирх, 1956, с. IX]. В приказе говорилось: "Летняя и осенняя кампании этого года... завершены. Достигнуты крупные результаты... Противник отброшен на Кавказ и Дон, а центральная часть России в основном отрезана от районов Кавказа". Ставилась задача на зиму 1942/43 г.: удерживать достигнутые рубежи и "создать предпосылки для продолжения нашего наступления в 1943 г. в целях окончательного уничтожения нашего опаснейшего врага" [Дашичев, 1973, с. 314, 322].

стр. 31


В начале января 1943 г. советские войска развернули общее наступление против немецкой группировки на Кавказе. Под их напором 5 января 1943 г. немецкие части стали поспешно отступать. Их положение стало критическим, учитывая изменившуюся обстановку под Сталинградом [Меллентин, 1952, с. 179; Гречко, 1976, с. 386; Тюленев, 1960, с. 218,250].

13 декабря 1942 г. советские войска осуществили прорыв в районе среднего течения Дона и устремились к Ростову. Группа армий "А" оказалась под угрозой окружения. По словам начальника ГШ СВ генерала Цейтцлера, в середине декабря 1942 г. стало ясно, что группировке на Кавказе в случае захвата Ростова русскими грозит окружение. "Вскоре нам придется пережить второй Сталинград", - мрачно констатировал этот генерал [Роковые решения. .., 2001, с. 258, 278; Меллентин, 1952, с. 170].

Этот прорыв поставил под угрозу окружения и изоляции группу армий "А". В ночь с 27 на 28 декабря Цейтцлер доложил Гитлеру: "Если вы сейчас не прикажите отвести войска с Кавказа, там возникнет новый Сталинград". Такого же мнения придерживался командующий 17-й армией, утверждавший, что, если войска не будут поспешно отведены, "нам придется пережить второй Сталинград" [Гречко, 1976, с. 449]. Гитлер согласился с планом отвода войск с Кавказа [Дашичев, 1967, с. 426 - 427].

Оперативный приказ ставки вермахта N 2 от 28 декабря 1942 г. гласил: "Группе армий "А", сохраняя позиции по побережью и в горах, постепенно начать отход на "сокращенные рубежи", оставляя после себя выжженную землю" [Дашичев, 1973, с. 367 - 368].

Вместо планомерного отступления началось поспешное бегство. С большим трудом генералу Э. фон Клейсту удалось переправить группу армий "А" через Дон в районе его нижнего течения. Он настоял на ее отводе вопреки мнению Гитлера. В результате немцы спасли 1-ю танковую и 17-ю полевую армии [Роковые решения..., 2001, с. 257 - 259; Типпельскирх, 1956, с. 264; Итоги Второй мировой..., 1957, с. 127 - 129; Дашичев, 1973, с. 371, сн.].

В начале февраля 1943 г. в составе 17-й армии состояли три армейских, один горнострелковый и один кавалерийский корпуса. Всего против Северо-Кавказского фронта действовали десять пехотных, четыре горнострелковые, две легкопехотные, одна танковая, одна моторизованная, одна авиаполевая и две кавалерийские дивизии. В ходе отступления от Главного Кавказского хребта до Краснодара немцы потеряли 270 танков, более 260 орудий, 70 самолетов. Наши войска захватили 400 танков, 827 орудий, 144 самолета, около 10 тыс. автомашин [Гречко, 1976, с. 451,457,464 - 465].

Итак, немецкая попытка одновременно добиться двух целей - взять Сталинград и прорваться через Кавказ на Ближний Восток - провалилась, ибо эти задачи повлекли за собою распыление сил, привели к растянутым коммуникациям и неизбежным перебоям в снабжении [Роковые решения..., 2001, с. 436 - 449].

Подводя итоги наступлению вермахта на Кавказ, видный исследователь проблемы Ф. Меллентин писал:

"Наступление немецких войск летом 1942 года могло бы привести к важным результатам, если бы Гитлер не распылил своих усилий между двумя главными целями: Сталинградом и Кавказом. В результате его армии достигли Кавказа, но не захватили нефтяных промыслов, вышли на Волгу к Сталинграду, но не овладели городом. В итоге русские армии не только не были разбиты, но даже сумели осуществить контрнаступление с невиданным превосходством в живой силе и технике". В другом месте этот автор отмечал: "Осенью 1942 года Гитлер совершил грубейшую ошибку... Распыление сил между Кавказом и Сталинградом привело к краху всей кампании" [Меллентин, 1952, с. 145, 291].

Завершая материал о наступлении немецких войск на Кавказ, следует остановиться еще на одном аспекте этой акции - взаимодействии Германии с оппозиционными силами в арабских странах Ближнего Востока и Северной Африки. Обращу внимание на

стр. 32


упоминаемые в директиве N 32 от 19 июня 1941 г. "Особый штаб Ф" его контакты с освободительным движением в арабских странах. Они свидетельствуют о серьезности германских намерений на Ближнем Востоке и в Африке и о заблаговременной подготовке к их реализации.

"Особый штаб Ф" был создан в мае 1941 г. во главе с генералом авиации Г. Фельми. На него возлагалась вербовка агентуры из лиц коренного населения для действий на Ближнем Востоке и в Африке. Штаб размещался в Греции на мысе Суинон и осуществлял подготовку разведчиков и диверсантов из числа арабов. В штабе было 20 офицеров и 200 унтер-офицеров. При нем было создано "подразделение 288" для действий в пустыне, долженствующее стать основой арабских вооруженных сил, верных Германии. К 29 августа 1941 г. "подразделение 288" насчитывало 2200 солдат. 20 августа 1942 г. "Особый штаб Ф" был развернут в "Особый корпус Ф" и переброшен в Донецк. Предполагалось после взятия Тбилиси направить его в Западный Иран и Ирак с выходом к Персидскому заливу у Басры, чтобы соединиться там с Роммелем, наступающим из Египта. К 3 октября шеститысячный корпус был сосредоточен в Донецке. 3-й батальон этого корпуса состоял целиком из арабов (1 тыс. бойцов). Его солдаты были завербованы преимущественно из числа 10 тыс. арабов, плененных войсками Роммеля в сражениях в Ливии и Египте. 15 октября 1942 г. "Особый корпус Ф" впервые принял участие в боях на Северном Кавказе. 16 - 17 октября он вел бои на р. Куме. Несколько арабов попали в советский плен. Наряду с арабским немцы намечали создать из числа военнопленных "индийский легион" [Ибрагимбейли, 1977, с. 121, 124, 126 - 128, 139, 149 - 150, 153,157, 277].

21 июня 1941 г. ОКБ утвердило инструкцию, согласно которой "Особый штаб Ф" во главе с генералом Фельми становился "центральной инстанцией по всем вопросам арабского мира, касающимся вермахта". Он должен был "включаться во все планирование и все мероприятия на арабской территории" [Дашичев, 1967, с. 191; Дашичев, 1973, с. 44].

Советская разведка установила наличие арабского контингента в составе наступающих немецких войск и присвоила ему название "Зондерштаб Г". Командующий Закавказским фронтом генерал Тюленев определил его как "африканский корпус... предназначенный для соединения с генералом Роммелем, действовавшим в то время в Египте" [Тюленев, 1960, с. 181]. Примерно так же охарактеризовал его другой советский генерал - А. А. Гречко. В своей книге он сообщает, что в резерве группы армий "А" продвигался корпус особого назначения. Он предназначался для операций на Ближнем Востоке и соединения с войсками, действовавшими в Египте под командованием генерала Роммеля [Гречко, 1976, с. 278]. Это мнение разделял генерал СМ. Штеменко [Штеменко, 1968, с. 70 - 71].

Однако такая оценка сложилась не сразу. В первых донесениях разведчиков говорилось о таинственной части, передвигавшейся только по ночам. Ее солдаты - смугло-коричневые, совсем не походили на немцев и говорили на "неизвестном языке". На рукаве солдат этой части были "овальные значки с изображением пальмы на желтом песке и восходящего солнца, черная свастика и большая латинская литера "F"" [Закруткин, 1970, с. 14 - 15].

Руководство Германии в течение нескольких лет заигрывало с оппозиционными силами в арабских колониях Великобритании и Франции. 2 мая 1941 г. в Ираке вспыхнуло восстание против Великобритании, руководители которого в лице Рашида Али аль-Гайлани обратились за помощью к Германии. 21 мая 1941 г. последняя решила направить в Ирак военную миссию во главе с генералом Фельми в составе 40 офицеров и унтер-офицеров. Но через несколько дней Гитлер отменил это распоряжение [Ибрагимбейли, 1977, с. 61 - 63, 125].

стр. 33


23 мая 1941 г. Гитлер издал директиву по Среднему Востоку об оказании военной помощи Ираку. "Силы арабского освободительного движения, - заявил он, - являются естественным союзником Германии в ее борьбе против Великобритании, а восстание в Ираке имеет особо важное значение". В соответствии с этой директивой в Ирак через Сирию было направлено небольшое авиаподразделение [Батлер, 1959, с. 428].

12 мая 1941 г. в Лондоне стало известно, что в Дамаск прибыли самолеты держав "оси" для поддержки восстания в Ираке. 8 июня 1941 г. Великобритания ввела войска в Сирию и Ливан, чтобы предотвратить переход этих стран под контроль Германии. Благодаря принятым энергичным мерам восстание в Ираке было подавлено 1 июня, а 12 июля 1941 г. были прекращены бои в Сирии [Типпельскирх, 1994, с. 284; Батлер, 1959, с. 475, 477, 479, 561 - 567].

Нельзя не обратить внимание на синхронность восстаний в Ираке, Сирии и Ливане с планами вторжения немецких войск на Ближний Восток через Кавказ и Египет. Но и после подавления восстаний в Ираке и Сирии интерес немцев к сотрудничеству с арабскими националистами не ослаб. Так, 28 ноября 1941 г. прошла встреча Гитлера с великим муфтием Палестины аль-Хусейни, идейным вдохновителем прогермански настроенных арабских националистов. В начале декабря 1941 г. в Берлин прибыл экс-премьер Ирака Али аль-Гайлани. Состоялась его встреча с Риббентропом [Ибрагимбейли, 1977, с. 48,130 - 131].

Х. М. Ибрагимбейли сообщает, что осенью 1941 г. готовилось общее восстание арабов на Ближнем Востоке. Сигналом к нему должно было послужить вступление немецких войск в Тбилиси [Ибрагимбейли, 1977, с. 142 - 149].

СТАЛИНГРАД И КАВКАЗ - ПОВОРОТНЫЕ ПУНКТЫ ВОЙНЫ

В ходе летнего наступления 1942 г. немцы добились крупных побед на фронтах в Советском Союзе и Африке. Но в ноябре начались разительные перемены. 3 ноября англичане нанесли удар по Эль-Аламейну, 8 ноября англо-американские войска высадились в Алжире и Марокко, 19 ноября советские войска перешли в наступление под Сталинградом. После ноября 1942 г. страны "оси" оказались в обороне на всех фронтах [Ziemke, Bauer, 1987, р. 513].

Захват Кавказа, вторжение в Иран и Ирак, установление контакта с вооруженными силами Японии, вовлечение в войну Турции, выход на Ближний Восток и угроза Африке - все это оказалось несбывшимися мечтами. Летняя кампания 1942 г. закончилась крахом - разгромом под Сталинградом и паническим бегством с Кавказа. "На немецкие войска южного крыла советско-германского фронта неотвратимо надвигалась небывалая военная катастрофа" [Дашичев, 1967, с. 377 - 378; Дашичев, 1973, с. 315].

Советские военачальники высоко оценивают значение битвы за Кавказ. Генерал И. В. Тюленев считает ее "одной из крупнейших и важнейших по своему значению не только в истории Великой Отечественной войны, но и Второй мировой войны в целом" [Ибрагимбейли, 1977, с. 3].

Генерал А. А. Гречко, подвергнув анализу весь ход битвы за Кавказ, пишет, что главной целью летней кампании Германии в 1942 г. был прорыв на Кавказ. "Прорывом в Закавказье, - отмечает А. А. Гречко, - Гитлер рассчитывал также втянуть в войну против Советского Союза Турцию, соединиться с войсками Роммеля, действовавшими в Северной Африке, и далее наступать на Индию" [Гречко, 1976, с. 361 - 362]. Вместе с тем, считает советский генерал, для немецкой армии "было авантюрой стремиться к успеху одновременно на Сталинградском направлении и на Кавказе" [Гречко, 1976, с. 560].

Победа под Сталинградом и на Кавказе, по мнению генерала А. А. Гречко, сорвала планы Гитлера по "проникновению в страны Ближнего и Среднего Востока", в Центральную и Юго-Восточную Азию, а также "облегчила победу в Северной Африке над

стр. 34


армией генерала Роммеля" [Гречко, 1976, с. 146, 164, 559]. Генерал СМ. Штеменко отмечает, что исход битвы за Кавказ предопределил провал планов Гитлера "открыть себе путь на Ближний Восток" [Штеменко, 1968, с. 61].

Как относились к планам Германии на летнюю кампанию 1942 г. руководители Советского Союза и его союзника Великобритании? И. В. Сталин располагал сведениями, что в планы немецкого командования входило захватить Сталинград 25 июля, Баку -25 сентября [Сталин, 1953, с. 65; Паротькин, 1961, с. 31 - 32]. Вместе с тем отечественные историки признают, что высшее командование Красной Армии неверно определило направление главного удара противника. "Вместо концентрации сил в полосе действий Юго-Западного и Южного фронтов... - говорится в фундаментальном исследовании о войне, - Ставка продолжала укреплять центральный участок фронта... прикрывавший направление на Москву через Тулу" [История Великой Отечественной войны..., 1961, с. 404].

Что касается Великобритании, то ее генералы знали о планах прорыва немцев через Кавказ. Эту тему Объединенный англо-американский комитет начальников штабов обсуждал 3 марта 1942 г. [Ибрагимбейли, 1977, с. 77]. Британские генералы были серьезно обеспокоены тем, что немцы в конце августа 1942 г. преодолеют Кавказ и прорвутся в Иран и на Ближний Восток. Они не исключали, что одновременно Роммель форсирует Суэцкий канал и вторгнется в Палестину, а немецкие соединения с Крита и Додеканеса (Греция) - в Сирию [Типпельскирх, 1956, с. 255].

В середине августа 1942 г., находясь в Москве, Черчилль предложил разместить на Кавказе в районах Баку и Батуми англо-американские воздушные силы. По словам Черчилля, цель - создать "передовой заслон для защиты наших интересов" в Иране [Мэтлофф, Снелл, 1955, с. 380, 382].

Комментируя предложение Черчилля, представитель Ставки генерал П. И. Бодин в беседе с генералом Тюленевым в сентябре 1942 г. сообщил: "Союзники пытаются использовать наше тяжелое положение на фронтах и вырвать согласие на ввод английских войск в Закавказье. Этого, конечно, допустить нельзя... Надежды Гитлера и вожделения союзников надо похоронить" [Ziemke, Bauer, 1987, р. 434; Штеменко, 1968, с. 58].

8 октября предложение Черчилля поддержал Рузвельт. Однако 20 декабря 1942 г. Сталин отклонил этот план, "поскольку критическое положение на Кавказе миновало" [Мэтлофф, Снелл, 1955, с. 380, 383, 387].

Двигаясь на юг и юго-запад, немецкие войска рассчитывали захватить Иран, Ирак, Палестину, форсировать Суэцкий канал и оккупировать Северную Африку. Устремляясь на юго-восток, армия Германии надеялась подчинить Афганистан и в Индии войти в соприкосновение с японскими силами. Вследствие этих успехов в мире возникла бы совершенно иная военно-стратегическая ситуация. Средиземное море стало бы внутренним бассейном держав "оси". Великобритания лишилась бы коротких и удобных путей для связи со своими колониями и союзниками в Азии. В руках Германии оказались бы крупнейшие месторождения нефти. Был бы перекрыт один из важнейших коридоров для доставки вооружений Советскому Союзу через Иран. Эти и многие другие преимущества позволили бы державам "оси" с большим оптимизмом рассчитывать на благоприятный для себя исход Второй мировой войны.

Все эти надежды похоронил исход Сталинградской битвы и провал наступления на Кавказ. Поражение под Сталинградом и на Кавказе, совпав по времени с провалом плана захвата Каира, Суэцкого канала и выхода на просторы Ближнего Востока с территории Северной Африки, похоронило мечты Германии о мировом господстве и стало провозвестником ее неизбежного разгрома. Поэтому можно утверждать, что под Сталинградом была решена, в частности, и судьба Ближнего Востока и Африки.

стр. 35


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Батлер Д. Большая стратегия. Сентябрь 1939 - июнь 1941. М., 1959.

Варлимонт В. О стратегических планах германского командования на 1942 г. // Военно-исторический журнал. М., 1963. N 11.

Великая Отечественная война. М., 1973.

Гречко А. А. Годы войны. М., 1976.

Дашичев В. И. Банкротство стратегии германского фашизма. Исторические очерки. Документы и материалы. Т. 2. М., 1973.

Дашичев В. И. "Совершенно секретно. Только для командования!" Стратегия фашистской Германии в войне против СССР. Документы и материалы. М., 1967.

Закруткин В. А. Кавказские записки 1942 - 1943. Ростов-на-Дону, 1970.

Ибрагимбейли Х. М. Крах "Эдельвейса" и Ближний Восток. М., 1977.

История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941 - 1945. Т. 2. М., 1961.

История Второй мировой войны 1939 - 1945. Т. V. М., 1975.

Итоги Второй мировой войны. Сборник статей. М., 1957.

Меллентин Ф. Танковые сражения 1939 - 1945. М., 1952.

Мэтлофф М. и Снелл Э. Стратегическое планирование в коалиционной войне 1941 - 1942 гг. М., 1955.

Паротькин И. В. О планах летней кампании немецко-фашистского командования на советско-германском фронте в 1942 г. // Военно-исторический журнал. М., 1961. N 1.

Роковые решения. Поход на Сталинград. СПб., 2001.

Сталин И. В. О Великой Отечественной войне Советского Союза (Доклады, речи, выступления и приказы). М., 1953.

Типпельскирх К. История Второй мировой войны. М., 1956.

Типпельскирх К. История Второй мировой войны. Т. 2. СПб., 1994.

Тюленев И. В. Через три войны. М., 1960.

Штеменко СМ. Советский Генеральный штаб в годы войны. М., 1968.

Seth R. Stalingrad - Point of Return. L., 1959.

Ziemke E. F., Bauer M. E. From Moscow to Stalingrad: Decision in the East. Wash., 1987.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/СТАЛИНГРАДСКАЯ-БИТВА-БЛИЖНИЙ-ВОСТОК-И-АФРИКА

Similar publications: LBelarus LWorld Y G


Publisher:

Елена ФедороваContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Fedorova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

М. Ю. ФРЕНКЕЛЬ, СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА, БЛИЖНИЙ ВОСТОК И АФРИКА // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 02.07.2024. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/СТАЛИНГРАДСКАЯ-БИТВА-БЛИЖНИЙ-ВОСТОК-И-АФРИКА (date of access: 14.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - М. Ю. ФРЕНКЕЛЬ:

М. Ю. ФРЕНКЕЛЬ → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
БОРЬБА НАРОДА ЗАПАДНОЙ САХАРЫ ПРОТИВ ИСПАНСКОГО КОЛОНИАЛИЗМА
18 hours ago · From Елена Федорова
В.И. МАКАРОВ, "Такого не бысть на Руси преже..."
2 days ago · From Ales Teodorovich
ПОМОЩЬ ИЛИ МЕДВЕЖЬЯ УСЛУГА?
Catalog: Разное 
2 days ago · From Ales Teodorovich
РЕЛИГИОЗНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ СИСТЕМ В АНТИЧНОЙ И КОНФУЦИАНСКОЙ ТРАДИЦИЯХ. КОМПАРАТИВИСТСКИЙ РАКУРС
3 days ago · From Елена Федорова

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIOTEKA.BY - Belarusian digital library, repository, and archive

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА, БЛИЖНИЙ ВОСТОК И АФРИКА
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: BY LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Biblioteka.by - Belarusian digital library, repository, and archive ® All rights reserved.
2006-2024, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android