BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-758

Share with friends in SM

В статье, предлагаемой вниманию читателя, ставится задача рассмотрения ряда теоретико-методологических вопросов на конкретно-историческом материале из опыта довоенной Социал-демократической партии Германии (СДПГ) с учетом развития мирового рабочего движения того времени.

ЕЩЕ РАЗ О "ПАРТИИ НОВОГО ТИПА"

Многие годы в нашем обществоведении господствовала концепция, согласно которой в рабочем движении XX в. действуют два типа партий. С одной стороны, партии старого типа, "парламентские партии, развращенные буржуазной легальностью и мирившиеся с оппортунизмом в своей среде", "которые ограничивались мирной, парламентской деятельностью" (1). С другой стороны, партии нового типа, не соответствующего "образу и подобию партиям II Интернационала" (2). Образцом партии нового типа считалась возникшая в 1903 г. партия большевиков, "революционный авангард" рабочего класса. В качестве типичной партии II Интернационала, примера парламентских партий сплошь и рядом рассматривалась СДПГ конца XIX - начала XX в.

Такого рода противопоставление строилось главным образом на сталинской трактовке понятия "партия нового типа", представлявшей ее в качестве некоего строго, железно организованного образования, подобия ордена меченосцев, и соответственно "развивались" ленинские высказывания. В.И. Ленин действительно писал в начале 1915 г.: "Типом социалистических партий эпохи II Интернационала была партия, которая терпела в своей среде оппортунизм... Этот тип пережил себя". Его утверждение связывалось с тем, что социалистическое движение Европы вошло "с войной 1914- 1915 гг. в стадию революционных действий" (3).

Можно оспаривать категоричность ленинских суждений и относительно динамики революционного процесса, и относительно того, кто, а также почему является оппортунистом, и его вывод о судьбе "типа социалистических партий эпохи II Интернационала". Но дело было не только в том, что перед ним раскрывалась перспектива смены ситуации и задач рабочего движения, а также в том, что за ним был опыт августа 1914 г., краха II Интернационала. И ленинские суждения относятся к 1915 г., а не к 1903 г. или 1912 г. (4) Ленин настаивал на необходимости "систематической работы над партией нового типа, ни в коем случае не а lа II "Интернационала"" (5), но и это относится к весне 1917 г. Между тем применительно к довоенному времени Ленин,


Евзеров Роберт Яковлевич - доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института сравнительной политологии РАН.

1 История Коммунистической партии Советского Союза. М., 1960, с. 52, 63 (в издании 1985 г. вместо "парламентские партии" - "партии, уделявшие главное внимание парламентской борьбе" - с. 58).

2 Там же, с. 71.

3 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 26, с. 114, 255.

4 На это уже обращалось внимание. См. Свалов А.Н. О пролетарских партиях "старого" и "нового" типа. - Рабочий класс и современный мир, 1990, N 1, с. 142-147.

5 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 49, с. 403.

стр. 51


при всех огрехах СДПГ, придерживался мнения, "что революционная немецкая социал-демократия ближе всего была к такой партии, которая нужна революционному пролетариату, чтобы он мог победить" (6).

Сталин, исходивший из того, будто "между Марксом и Энгельсом, с одной стороны, и Лениным - с другой, лежит целая полоса безраздельного господства оппортунизма II Интернационала", соответственно выстраивал и свои негативные характеристики социалистических "парламентских партий", которые, по его словам, на деле были "придатком и обслуживающим элементом парламентской фракции"; "основной политической организацией пролетариата являлась не партия, а парламентская фракция" (7). Как известно, с таким обликом подлинные история, роль и значение довоенной СДПГ никак не совпадают. Но он был весьма сподручен для того, чтобы противопоставлять ему как подлинную политическую организацию пролетариата его революционный авангард в качестве некоего строго, железно организованного образования в стиле орденско-рыцарских традиций.

На деле, если рассматривать довоенную СДПГ как типичный пример "партии II Интернационала", при том, что в нем были объединены весьма различающиеся по своей организации партии, представляется неоправданным принципиальное противопоставление ей организации довоенной РСДРП, ее большевистской фракции как воплощения черт "партии нового типа".

В этой связи вызывает также возражение, что и при справедливой критике представлений, будто партия большевиков с самого начала создавалась как "партия нового типа", утверждается: "По типу организационного строения РСДРП, в которой была значительная степень централизации, безусловно отличалась от западноевропейских социалистических партий" (8).

К сожалению, говорить о том, что собой реально представляла в этом отношении РСДРП довоенного времени, очень непросто. Имеющейся о ней обширнейшей литературе свойственна большая тенденциозность, так что создание полной истинной картины происходившего потребует длительной кропотливой работы. По-прежнему остается справедливой давнишняя оценка: "История партии до 1917 года предстает и ныне преимущественно как история деятельности руководящих штабов и возглавлявших их лиц. Участие местных организаций, составлявших партию как таковую, в выработке ее внутрипартийных принципов, политической линии, как и сам механизм взаимодействия верхов и низов партии, лишь иллюстрируется или декларируется. Случилось так, что многочисленные очерки истории республиканских и областных партийных организаций заимствовали полностью схему "штабной" истории и очистили свои страницы от всего, что не укладывалось в ее рамки" (9).

Между тем это была партия с сильно развитой автономией местных организаций, ее закреплял общепартийный Устав. Вплоть до конца 1919 г. он не предписывал ни структуру, ни порядок действий местных партийных организаций. У них были собственные уставы, количество которых исчислялось сотнями, а отличие по содержанию подчас было весьма существенно, даже в вопросах о том, кто может быть членом партии, как принимать в партию, что собой представляет местная организация (10).

После манифеста 17 октября 1905 г., когда партия фактически получила легальные возможности, руководство РСДРП предложило демократизировать все партийные


6 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 16.

7 Сталин И.В. Соч., т. 6, с. 71. 169.

8 Свалов А.Н. Указ. соч., с. 144.

9 К разработке концепции дооктябрьского периода истории КПСС. - Вопросы истории КПСС, 1989, N 12, с. 27. "Было бы наивно утверждать, что у нас есть сегодня научная история большевизма и меньшевизма", - констатация 1998 г. - Тютюкин С.В. Современная отечественная историография РСДРП (дооктябрьский период). Исторический опыт взаимодействия российской и германской социал-демократии (К 100-летию РСДРП). Материалы российско-германского двустороннего симпозиума 5-7 марта 1998 г. - М., 1998,с. 55-56.

10 Подробнее см.: Обичкин О.Г. Уставы местных партийных организаций. М., 1976.

стр. 52


организации, сделать их открытыми, построить на основе выборов руководящих органов, происходило расширение прав местных организаций. В то время Екатеринославская организация выступила за то, чтобы общим принципом, на основе которого строится вся партия, был тот, какой используется заграничными большевистскими организациями - группами содействия, - принцип демократического централизма. В декабре 1905 г. он признавался уже бесспорным.

Таким образом, речь шла о принципе построения партийной организации, к которому после отмены "закона против социалистов" переходила уже в конце XIX в. СДПГ, где считали, что больше не нужны жестко- централистские организационные формы; дальнейшим отражением такого развития был Устав партии, принятый в 1899 г. (11) Со времени отмены "закона против социалистов" партия, по свидетельству одного из ее активных руководящих деятелей, "развилась из моллюскообразного состояния в прочный и хорошо структурированный организм" (12). Признанный теоретик СДПГ и II Интернационала К. Каутский, обращаясь с письмом к IV (Объединительному) съезду РСДРП весной 1906 г., подчеркивал: "Сильная и крепкая организация является необходимым предварительным условием успеха. ...При сильной организации и менее целесообразная тактика может привести к крупным успехам". Тогда же, ссылаясь на австрийский опыт, он фиксировал внимание на важности взаимодействия легальных и нелегальных структур, обычно трактовавшегося в нашем отечественном обществоведении как отличие "партии нового типа": "Легальная пресса и легальные экономические организации пролетариата были дополнены конспиративным аппаратом и, таким образом, использовались для образования партии" (13).

Перестройка партийной работы в РСДРП вела к тому, что, как фиксировалось весной 1907 г., местные и областные организации пользуются полной автономией в выполнении всех партийных функций в пределах определенного района. Развивались новые демократические формы партийной организации: "партийные биржи", клубы. Был взят предложенный большевиками курс на привлечение все более и более широких слоев рабочего класса к участию во всякого рода партийных организациях. Большевики радикально изменили стиль и методы всей партийной деятельности, отказались от командно-административного стиля во взаимоотношениях с массовыми общественными организациями. Была признана необходимость совместной работы с инакомыслящими, решительно осуждены сектантские тенденции (14).

Так обстоит дело в отношении подлинной организации довоенной РСДРП, ее большевистской фракции и мифа об особой "партии нового типа". В его обличьи отечественным обществоведением особенности функционирования социал-демократической партийной организации, связанные с условиями самодержавной России, нарастания и осуществления в ней революции, преувеличивались, неоправданно фетишизировались, возводились в ранг особой партийной модели, противостоявшей старой, второинтернационаловской, представленной СДПГ.

Притом и ныне в отечественном обществоведении, в том числе и в учебной литературе, воспроизводится представление о довоенной РСДРП, большевистской организации как о "партии нового типа". Так, например, построено освещение темы о большевиках того времени, "истоков партии нового типа" в учебнике "История политических партий в России". Автор даже заявляет, что "в данном разделе книги каждое упоминание о Ленине следует воспринимать как символ (синоним) партии нового типа" (15).


11 Подробнее см.: Fricke D. Die deutsche Arbeiterbewegung 1869-1914. Berlin, 1976, S. 181 f., 189 f.

12 Dittmann W. Zur Neugestaltung unserer Parteiorganisationen. - Die Neue Zeit, 27 Jg., Bd. 1, N 11, 1908, S.387.

13 Четвертый (Объединительный) съезд РСДРП, апрель (апрель-май) 1906 года. М., 1959, с. 581.

14 См. Пятый (Лондонский) съезд РСДРП. Апрель-май 1907 г. Протоколы. М., 1963, с. 256; Международное рабочее движение. Вопросы истории и теории, т. 3. М., 1978, с. 56 и ел.; Шелохаев В. Партия в дооктябрьский период. - Коммунист, 1990, N 10, с. 17.

15 Лельчук B.C. Большевики. - История политических партий в России. М., 1994, с. 278.

стр. 53


Очевидно, что выявление черт общезначимости в функционировании партий рабочего движения довоенного начала XX века, имеющее не только историческое, но и актуальное значение, окажется невозможным, если исходить не из реальных фактов, а с позиций концепции "партии нового типа".

МОГЛА ЛИ СДПГ БЫТЬ ОБЩЕЗНАЧИМЫМ ПРИМЕРОМ ДЛЯ ПАРТИЙ II ИНТЕРНАЦИОНАЛА?

Проблема общезначимости тех или иных черт рабочей партии, ее функционирования получила у современников довоенной СДПГ и впоследствии отражение в вопросе о том, являлась ли она в то время "моделью" для II Интернационала? При неоднократном обращении к такому вопросу в политической и исторической литературе, в том числе в 70-е - 90- е годы, суждения по этому поводу весьма различны. Так, один из ведущих сотрудников Международного института социальной истории (Амстердам) и организаторов под его эгидой международного проекта по изучению довоенного рабочего движения Ю. Роян обстоятельно занялся этим вопросом, посвятив ему доклад "Была ли германская социал-демократия моделью для партий Второго Интернационала" на симпозиуме "Партия - революция - демократия", проводившемся в 1990 г. Исторической комиссией Берлина в связи со 100-летием Л. Йогихеса (Я. Тышки) - видного деятеля польского, соответственно российского, а также германского рабочего движения. Ю. Роян, понимая под "моделью" не научную "теоретическую конструкцию", а "оригинал", являющийся образцом, считает, что если обратиться к организационной структуре, которую представляла собой СДПГ, "многое из этого имелось также в других странах Центральной, Западной и Северной Европы, так что нельзя было бы говорить о подражании... Непосредственное перенимание определенных организационных форм могло представлять скорее исключение". И вообще, делает вывод Ю. Роян, хотя для точного ответа на поставленный в заглавии вопрос требуется еще обстоятельное, систематическое изучение, на базе того, что уже известно, можно ожидать отрицательного ответа, так как "при различных условиях в различных странах непосредственное подражание германскому образцу могло быть скорее исключением, чем правилом" (16). Между тем один из самых крупных западных компаративистов- исследователей проблем истории рабочего движения К. Тенфельде в своей работе, опубликованной в рамках того же международного проекта, писал, что СДПГ должна рассматриваться как образцовая в сравнении с иным европейским рабочим движением. "Это особенно верно с точки зрения вопроса, как она привлекала на свою сторону, обеспечивала себе приверженность масс, и как эта приверженность организовывалась, получала форму и переводилась в практическую политику, эффективную внутри и вовне" (17). Уже в приведенных суждениях видно различие трактовки угла зрения, под которым рассматривается вопрос о "модели". Причем, оно не ограничивается позициями Ю. Рояна и К. Тенфельде.

Конечно, сама его постановка диктует конкретно-исторический подход, а страны были неодинаковы, партии были разные, и во время II Интернационала условия их деятельности тоже не оставались неизменными. Но дело не только в этом. Прежде всего следует, по-видимому, иметь в виду два взаимосвязанных, но разных аспекта. Во-первых, субъективный. Какой ответ на этот вопрос возникал у современников II Интернационала? Причем, могло быть разное понимание термина "модель". Оно, думается, не исключает представления о ней как о теоретически мыслимой конструкции, воплощающей в себе оптимальные черты партии рабочего класса. Соответственно, одно ее понимание - тот образцовый, высокий уровень, с которым нужно себя сравнивать, достичь которого нужно стремиться. Другое - то, что нужно перенимать.


16 Internationale Wissenschaftliche Korrespondenz zur Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung (далее - IWK), 1991, Н. 3, S. 292, 299, 303.

17 The Formation of Labour Movements. 1870-1914. - An International Perspektive, Bd. 1, Hrsg. von М. van der Linden, J. Rojahn. Leiden - New York - Kebenhavn - Koln, 1990, S. 268.

стр. 54


Во-вторых, - объективный, не зависящий от того или иного восприятия "модели", заимствования или стремления к ней. А именно, выражались ли в определенных чертах функционирования СДПГ, придавая им общезначимость, объективные тенденции деятельности и развития политической организации рабочего класса - и не только рабочего класса, - необходимые, обусловленные реалиями рассматриваемого периода - и не только его? Тогда, если и было в других партиях нечто сходное с СДПГ, то это не отрицает, а подтверждает ее "модельность". Идентичные общезначимые черты, разумеется, можно отыскивать и в иных партиях рабочего движения, но они, как правило, для рассматриваемого времени не были столь мощным, развитым политическим организмом как СДПГ, нередко в них соответствующие черты осуществлялись лишь начально, частично, да и в самой СДПГ они могли быть в начальном или зародышевом состоянии.

Если обратиться к первому, субъективному, аспекту проблемы, то можно отметить многочисленные признания общезначимости ряда черт функционирования партийной организации СДПГ конца XIX - начала XX в. в качестве образца, сделанные ее современниками. Причем в их ряду не только апологеты этой партии, но и ее критичные члены и сторонники: Р. Люксембург, В.И. Ленин. Больше того, Ж. Жорес, неоднократно критикуя деятельность СДПГ, одновременно утверждал, что она "дала международному социализму... образец... мощной, хорошо структурированной организации" (18). Один из противников германской социал-демократии с 90-х годов XIX в. анархист Д. Ньювенгейс все же отмечал, что она "образец, достойный подражания" (19). Правда, исследователи считают, что подчас высокий имидж СДПГ был обусловлен главным образом идеологическим влиянием, причем не только самой партии, а и II Интернационала, значительную часть членов которого она составляла (20). Ж. Хаупт, видный исследователь истории II Интернационала, отмечая, что для партий юго-восточной Европы СДПГ выступала в качестве модели "серьезной и классово-сознательной организации пролетариата", вместе с тем считал, что у них был "идеализированный, прославленный" ее образ (21).

В общем о довоенной СДПГ у современников из рядов рабочего движения превалировало представление как об образце, к которому нужно стремиться, чему нужно учиться. В меньшей степени и применительно к отдельным чертам функционирования СДПГ проявлялась склонность их перенимать. Со временем больше стали звучать дифференцированные суждения о СДПГ: и чему нужно учиться у нее, как достижениям, и на чем из ее опыта - как на негативных чертах, тенденциях. Все это обусловливалось и неоднозначным развитием самой СДПГ, и процессом ее восприятия в иных партиях, в котором сказывались различные, не только объективные, но и субъективные факторы, и самим механизмом перенимания.

Правило состоит в том, чтобы не слепо следовать образцу, а приспосабливать его к своим особенностям. Ленин писал о большевиках в 1914 г.: "Наша задача перенять все ценное у немцев (масса газет, большое число членов партии, масса членов в профессиональных союзах, систематическая подписка на газеты, строгий контроль за парламентариями... и т.д.), перенять все сие без потачки оппортунистам" (22). В общем, речь шла о том, чтобы перенять все ценное, относящееся к массовости рабочего движения и использования им возможностей буржуазной демократии, без ее фетишизации.

Поскольку в России таких условий и возможностей не было, то перенимать значило не только так же воспроизводить, но осуществлять те или иные черты, тенденции применительно к своим условиям. Соответственно и массовость российской


18 Internationaler Sozialisten-Kongress zu Amsterdam. 14. bis 20. August 1904. Berlin, 1904, S. 37.

19 Цит. по: Haupt G. "Fuhrungspartei?". - IWK, 1979, Н. 1, S. 1.

20 Ibid., S. 21; IWK, 1991, Н. 3. S. 303.

21 IWK, 1979, Н. 1, S. 6-7.

22 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 48, с. 280.

стр. 55


социал-демократии не могла быть адекватна германской, и контроль над фракцией не мог быть тождественен германскому, а с учетом состава фракции РСДРП в Государственной Думе должен был и осуществляться по- иному. Но это было использование опыта партии социалистического движения, II Интернационала, не являвшейся, как утверждал Сталин, придатком, обслуживающим парламентскую фракцию, а сумевшей накопить большой позитивный, общезначимый опыт парламентской деятельности и, как считал Ленин, лучше, чем другие партии, французская, итальянская, британская, контролировавшей свою фракцию. А то, что в сложной исторической ситуации начала первой мировой войны фракция СДПГ в рейхстаге, а точнее ее правая часть, повела за собой партию, подтверждает противоречивость происходившего, но не позволяет оценивать его в духе "безраздельного господства оппортунизма" и "обслуживания партией ее парламентской фракции". В 1913 г. голосование фракции СДПГ в рейхстаге в поддержку военных ассигнований вызвало большое недовольство в партийных рядах, стало объектом обсуждения на очередном партийном съезде. В ходе его подготовки и проведения руководству партии пришлось затратить немало усилий, чтобы избежать осуждения деяний фракции (23). В то же время контроль большевиков над своими парламентариями не помешал тому, что в их рядах работал агент царской охранки Р. Малиновский.

Отмечая другой, объективный, аспект роли СДПГ как "модели", следует выяснить и объективные возможности для этого. Развитие ситуации, весьма различной в ряде стран, в своих основных тенденциях такую возможность давало. Как отмечал Каутский, "с германско-французской войны 1870/71 гг. до мировой войны Социал-демократия Германии находилась в центре рабочего движения Европы. Его полюсы образовали Англия и Россия ... Прочая Европа находится не только географически, но также экономически и политически между Англией и Россией... по крайней мере ее крупные государства. Так что в каждом из них мы обнаруживаем смесь реформистского и революционного мышления не только внутри социалистических партий, но также у каждой отдельной социалистической личности" (24). На деле, как показывает историческая ретроспектива, процессы преобразований, с большой силой развернувшиеся с конца XIX - начала XX в., сочетали в себе не только реформистские и революционные, но также реформаторские и революционные преобразования, реформаторско-революционные и революционно-реформаторские (25). Это сказалось и в буржуазном реформизме (26). Тем самым "смесь реформистского и революционного мышления", выразившаяся также в функционировании партийной организации, далеко не всегда заслуживала той критики, которая адресовалась ей и в годы, предшествовавшие первой мировой войне, и в последующее время, как со стороны сугубо реформистских, так и со стороны сугубо революционных сил в рабочем движении, воплощавших его полюсы. То, что было принято в нашем отечественном обществоведении в течение многих десятилетий квалифицировать как "центристское примиренчество", нередко оказывается в ретроспективе большей трезвостью и реалистичностью в решении партийных проблем рабочего движения, осуществлении преобразований в обществе и самого существующего общества. Тем более, что в разных условиях, по месту и времени, они могли проводиться в жизнь по-разному. И не только потому, что, как отмечал Каутский, там, где условия не созрели для революции, на которую рассчитывает социал-демократия, ее тактика связана с реформами (27).


23 Подробнее см.: Евзеров Р.Я. Некоторые вопросы германского рабочего движения накануне первой мировой войны. - Ежегодник германской истории. 1972. М., 1973, с. 135 и далее.

24 Rosa Luxemburg, Karl Liebknecht, Leo Jogiches. Ihre Bedeutung fur die deutsche Sozialdemokratie. Eine Skizze von Karl Kautsky. Berlin, 1921, S. 4-5.

25 Подробнее см.: Евзеров Р.Я. Ленинская теория империализма: мифы и реалии. - Новая и новейшая история, 1995, N 3, с. 50-61.

26 Подробнее см.: Кертман Л.Е., Рахшмир П.Ю. Буржуазия Западной Европы и Северной Америки на рубеже XIX-XX веков. М., 1984.

27 Kautsky К. Stockholm. - Die Neue Zeit, 35. Jg., Bd. 2., 1917, S. 508.

стр. 56


Фетишизация чисто революционных или сугубо реформистских преобразований в ущерб "смешанным" революционно-реформаторским была не только характерна для крайних, правого и левого крыла СДПГ, она сказывалась и в схематичном видении центристской ее частью процесса исторического развития.

Еще одним обстоятельством, определявшим объективную возможность для СДПГ и в вопросах функционирования партийной организации проявлять определенные общезначимые черты, тем самым выступать как "модель" в рабочем движении, была ее большая продвинутость по пути развития социалистических партий. Она обусловливалась в первую очередь сравнительно большим историческим путем, который к рассматриваемому времени прошла эта партия, причем путем, изобиловавшим многообразием условий и сложностей для ее деятельности.

СДПГ была и легальной, и нелегальной. В ее рядах с самого начала сказывались различия, противоречивость установок двух объединившихся компонентов - партийных организаций эйзенахцев и лассальянцев, - с большой силой проявились и антипарламентаристские, и сугубо пропарламентаристские тенденции. К. Маркс и Ф. Энгельс на всем протяжении истории СДПГ вплоть до своей смерти внимательно и критично вникали в ее дела, способствуя идейному, политическому, организационному развитию как революционной партии в рабочем движении.

ОБЩЕЗНАЧИМЫЕ ЧЕРТЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ СДПГ

Одной из таких черт, весьма показательной в сложившемся противопоставлении партий нового и старого типа, являлась свобода дискуссий и разнообразие мнений. Они обусловливались развитием, размахом рабочего движения, но в отечественной обществоведческой литературе долгие годы зачастую рассматривались попросту как примиренчество с оппортунизмом. Думается, что справедливо было иное мнение, не отличавшейся терпимостью к оппортунизму и примиренчеству с ним Р. Люксембург. Различие в отношении к инакомыслию объяснялось ею тем, что для менее развитого рабочего движения, его партии характерно проявление "некоторых типичных черт сектантской прямолинейности и нетерпимости, черт, приобретенных ими естественно в долголетнем отстаивании классовой самостоятельности пролетариата" (28).

Вместе с тем и в СДПГ реализация объективной возможности и необходимости инакомыслия оставляла желать лучшего. Руководящие органы партии подчас использовали сосредоточенные в их руках силу и власть для зажимания рта или преследования ее членов за неугодные справедливые мысли. Так было и при публикации Каутским его книги "Путь к власти" (1909 г.), когда от автора во имя осторожности потребовали внести в текст изменения. Так было и после критики Розой Люксембург заявлений, сделанных от имени партии во время очередной авантюры германских империалистов - Марокканского кризиса 1911 г. Во имя грядущих успехов на выборах в рейхстаг не была развернута антиимпериалистическая кампания, ее не начинали пять недель, а критику такого образа действий встретили в штыки.

Продвинутость СДПГ сказалась и в ее развитии как партийной организации вообще, даже воплощалась в нем. Оно происходило вширь, как за счет собственно партийной организации, так и примыкавших к ней, находившихся под ее воздействием неполитических объединений, организаций, а также таких партийных институтов, как пресса, издательства, просветительные, учебные, культурные заведения. В то же время изменялась и совершенствовалась внутренняя структура партии, взаимодействие составлявших ее элементов. В этом процессе было много специфичного, зависевшего от конкретно-исторических условий в Германской империи, к тому же они разнились в отдельных государствах, ее составлявших, и изменялись во времени даже на протяжении рассматриваемого периода. Да и само развитие партийной организации СДПГ было процессом неравномерным и противоречивым. Но в общем по мере


28 Пятый (Лондонский) съезд РСДРП, с. 391, 392.

стр. 57


устранения внешних помех в виде государственных ограничений и с расширением партийного организма основные тенденции его качественных изменений шли по линии создания более крепкой организации с четкой структурой и проведения в жизнь демократического централизма.

Объяснения этому существуют разные. Так германский политолог П. Леше считает, что централизация в организме СДПГ репродуцировала определенные элементы вильгельминизма; сходное мнение, что она копировала организацию государственной бюрократии, уже и раньше выдвигалась сторонниками автономизации в построении партии (29). Общая политическая обстановка в стране действительно сказывалась и на партийных структурах, тем более, что члены партии и она сама не только являлись основными компонентами существовавшего общества, но и деятельность рабочей партии по переустройству этого общества побуждала к определенному состоянию ее организации. Вместе с тем, представляется, что в большой мере на централистско-демократическое развитие СДПГ воздействовали также иные факторы: такие, как тенденции развития крупного централизованного машинного производства, возраставшего объединения рабочего класса в такого рода производстве; развитие самой партии в крупный организм, которому, как и крупному предприятию, необходима сплоченность и четкая расчлененность, бесперебойное взаимодействие, притертость всех элементов, консолидация всех взаимоотношений и проведение соответствующих организационно- технических мер. Таким образом, осуществлялись процессы, необходимые для существования в рассматриваемое время крупной, сильной, разносторонне действовавшей партийной организации. На пути осуществления было немало препон, в частности из-за сопротивления, которое оказывали сторонники автономизации СДПГ, превращения ее в федерацию при большой самостоятельности земельных партийных организаций и даже те, кто считал, что "Социал-демократическая партия как "партия" не является "партийной организацией"" (30).

То не было стихийное развитие, но оно не было и волюнтаристским. В. Диттман был прав, когда считал, что задачей является сознательное и планомерное развитие организации соответственно внутренне присущим ей тенденциям. Причем ее расширение и внутреннее укрепление создает условия для демократического формирования внутрипартийной жизни и делает эту задачу все более важной и актуальной (31).

Такое видение проблемы представляется обоснованным еще и потому, что централизм в жизни социал-демократической партии призван обеспечивать главное - активность внутрипартийной жизни всей организации. Соответственно, проблема должна ставиться конкретно-исторически: разные условия, разные подходы к решению задач рабочего движения могут оправдывать то ли больший централизм, то ли большую автономизацию. И в Германии в начальный период рабочего движения автономизм эйзенахцев - в отличие от лассальянского централизма - давал большие возможности для более активного участия членов партии в ее жизни (32).

Характерно, что организационное развитие СДПГ в его основной тенденции вызывало одобрение и признание у таких очень различавшихся лидеров социалистического движения, как Ленин и Жорес. Вместе с тем организационные проблемы рабочих партий, да и иных, не могут решаться путем механического применения закостеневших шаблонов, а лишь на базе конкретно-исторических реалий, диктующих условия существования и необходимые изменения партий, их организации. В противном случае неизбежны тенденции непартийности, антиинституционализма, которые с большой силой дали себя знать в последние десятилетия. Думается, именно в изменениях, происходящих с современным обществом и с рабочим движением, лежат корни антипартийных массовых настроений особенно в рядах молодежи и альтернативных движений. Однако переоценка ими степени глубины уже происшедших изменений


29 Fricke D. Op. cit., S. 12, 206-207.

30 Ibid., S. 207.

31 Dittmann W. Op. cit., S. 387, 426.

32 Luxemburg R. Gesammelte Werke (далее - G.W.), Bd. 1/2. Berlin, 1970, S. 426, 439.

стр. 58


приводит в столкновении с жизнью к необходимости все же использовать институт партийной организации, как это произошло с "зелеными" в ФРГ. Нечто сходное свойственно и отечественной современности при том, что здесь с большой силой сказываются особенности трудного и весьма противоречивого перехода от однопартийной - беспартийности к попыткам создания многопартийной политической системы.

Сама по себе высокая степень четкости структуры, отлаженности партийного организма еще недостаточно показательна для определения силы партии. Вопрос в том, насколько активны в ней массы, в какой мере к тому имеются возможности и насколько они реализуются, способствует ли этому функционирование партийного организма, является ли массовая партия партией масс. Таким образом, положение дел зависит от состояния взаимосвязей: партия - ее члены, вожди - партийные массы, что тоже является характеристикой ее в качестве политической организации. Выявляющиеся при этом характерные черты могут быть общезначимыми не только своей позитивностью, но и - негативностью, с которой приходится считаться, изыскивая возможности ее преодоления, иного развития партийного организма.

"Централизация не означает бюрократизировать и шаблонизировать" (33), - можно было прочитать в "Нойе цайт", теоретическом органе СДПГ, осенью 1905 г. в связи с Иенским съездом партии, когда и были приняты решения в пользу централизации. Прозвучало это и как возражение их противникам, успокоение для их возможных последователей, и как предостережение партийным инстанциям. Однако развитие такой важной черты рабочего движения, как наличие централизованно-демократически организованной мощной, массовой партии обернулось также иной характерной чертой - бюрократизацией ее аппарата. Об этом заявляли не только критики справа, стремившиеся иметь больше возможностей не считаться с программными установками СДПГ, не соблюдать соответствующие требования партийной дисциплины. Негодовали и их противники слева, сторонники того, чтобы в партии была дисциплина для всех и обязательность соблюдения основных принципов СДПГ; в партийных рядах имели место многочисленные сетования по поводу бюрократизма, который умерщвляет живую политическую активность (34). Летом 1912 г. выступавший на левом фланге СДПГ Г. Ледебур, депутат рейхстага, впоследствии один из основателей и лидеров Независимой социал-демократической партии Германии и активный участник революции 1918-1919 гг., критиковал предложения, подготовленные к очередному съезду партии, грозящие "усилить бюрократические элементы в партийном руководстве и на съезде ослабить - политические", он считал, что "в противоположность бюрократическим элементам в Правлении партии нужно усилить политические" (35).

В этой связи показательно, да и весьма актуально, то раскрытие объективной обусловленности бюрократизации, превращения ее в характерную черту рабочей партии, которое еще раньше давала Р. Люксембург. Она писала, что сказывающаяся бюрократизация партийного аппарата, высших инстанций партии "в большой степени... заключена в природе вещей. Всякий орган, осуществляющий повседневную служебную бюрократическую деятельность, склонен к тому, чтобы впадать в бюрократизм и шаблон. Кроме того, столь высокопоставленные органы естественно обладают сильно развитым чувством ответственности, которое бесспорно очень парализующе влияет на инициативу и решительность". Поэтому и полагала лишенными основания надежды на то, что перемены в деятельности партии, ее руководящих органов могут быть осуществлены путем их перестройки, "новыми людьми". "Это


33 Schulz Н. Die Organisationsfrage und der Parteitag. - Die Neue Zeit, 23. Jg., 2 Bd., N 50, 1905, S. 767.

34 Luxemburg R. Wieder Masse und Fiihrer. G.W., Bd. 3. Berlin, 1973, S. 3-9.

35 Ledebour G. Die Reorganisation des Parteivorstandes. - Die Neue Zeit, 30. Jg., 2.Bd, N 39, 1912, S. 458. В ходе современного исторического анализа СДПГ периода до первой мировой войны вновь и вновь отмечается "излишек" организованности, бюрократизации, наведения дисциплины. - Saldern von A. Parteizentren und Parteiprovinzen. Zentralisierungs - und Hierarchisierungstendzen innerhalb der Wilhelmischen SPD. - IWK, 1992, Н. I, S. 20-21.

стр. 59


означало бы собираться лечить болезнь бюрократизма с помощью чисто бюрократических средств" (36).

Люксембург не закрывала глаза на необходимость изменений в партийных инстанциях, перестройки партийного аппарата, специально подчеркивала ее значимость. Но главным для изменения внутренних отношений в рабочих организациях она считала высвобождение и развитие активности их членов. Соответственно одну из основных задач видела в усиленной демократизации всей партийной и профсоюзной жизни (37).

К сожалению, по этому пути не пошли - а могли ли пойти? - ни сама СДПГ, "Свободные профсоюзы", ни обе ветви восприемников довоенного германского рабочего движения, социал-демократическая и коммунистическая. Правда, на Учредительном съезде Коммунистической партии Германии (КПГ) докладчик по организационному вопросу Г. Эберлейн, в дальнейшем член ее руководства и представитель при создании Коминтерна, ставил задачу преодоления бюрократизма, свойственного СДПГ, от которого страдала оперативность, действенность выступлений рабочих масс (38). Однако и в КПГ, и в коммунистическом движении в целом процессы бюрократизации партийного аппарата приобрели громадную, гипертрофированную силу.

Они находились во взаимодействии с той, искажавшей самую суть демократического централизма, системой взаимоотношений, которые складывались в СДПГ по линии "вожди - партийные массы". Отмечая пагубные для партийной жизни процессы, Люксембург писала: "Если собственная энергия, самостоятельная духовная жизнь массы партийцев недостаточно оживлена, то центральные партийные инстанции совершенно естественно имеют склонность к тому, чтобы не только бюрократически ржаветь, но также и создавать себе совершенно превратное представление о своем собственном служебном авторитете и властной позиции в отношении партии" (39). Вместо того, чтобы быть инструментом по осуществлению воли партии, действовать для нее, во имя ее, они превращают партийные организации в инструмент выполнения предписаний Правления партии, стараются подчинить себе и партийную прессу. Возникает такое положение, когда по внезапно вставшим важным вопросам решение принимает даже не Правление партии, а небольшое меньшинство его членов. И одновременно Правление партии стремится избежать критики в свой адрес (40).

Весьма показательно, что критика бюрократизации, гипертрофированной централизации, искажения взаимодействия "вожди - партийные массы" в СДПГ созвучна у Люксембург с ее критикой большевиков в 1904, 1911, 1918 гг. Ее замечание 1911 г. о возможной "эволюции большевиков в направлении европейского понимания социал-демократического радикализма", как и сходные мысли Л. Йогихеса (Я. Тышки), одного из руководителей СДКПиЛ и организаторов КПГ, вряд ли стоит расценивать в качестве стремления сделать из РСДРП "социал-демократическую партию по немецкому образцу". Вызывает сомнение также и обобщающее суждение, что "постулировавшаяся Розой Люксембург модель русской партии имела свой пример в германской социал-демократии" (41). Вообще критика Люксембург псевдодемократии у большевиков в рукописи "О русской революции", по-видимому, неотделима от печальных сторон опыта ее деятельности в СДПГ (42).

В этой связи наряду с вопросом о реальной модели партии рабочего движения


36 Luxemburg R. G.W., Bd. 3, S. 40, 41.

37 Ibid., S. 253, 256, 451.

38 Protokoll des Griindungsparteitages der Kommunistischen Partei Deutschlands (30. Dezember 1918 - 1. Januar 1919). Berlin, 1972, S. 261 f.

39 Luxemburg R. G.W., Bd. 3, S. 40.

40 Ibid., S. 38,40,41,51.

41 Luxemburg R. Zur Lage in der russischen Sozialdemokratie. - IWK, 1991, Н. 3, S. 350; Ср. Tych F. Leo Jogiches'Kritik an der bolschewistischen Partei. - Ibid., S. 312; ejusdem. Ein unveroffentliches Manuskript von Rosa Luxemburg zur Lage in der russischen Sozialdemokratie (1911). - Ibid., S. 342.

42 См. Евзеров Р.Я., Яжборовская И.С. Роза Люксембург. М., 1974, с. 276.

стр. 60


начала XX в. встает проблема альтернативной по отношению к ней в ряде важных моментов теоретической модели такой партии. Представляется, что Люксембург и Йогихес, критикуя и СДПГ, и большевиков, исходили из своих складывавшихся представлений о такого рода теоретической модели, образце для партии рабочего движения. При этом переход от реальной к теоретической модели весьма сложен, а возможности, пути осуществления видятся его сторонниками во многом по-разному.

Могло ли осуществиться стремление Люксембург, Йогихеса к иной партии, более демократичной, чем большевистская и чем германская социал- демократия, а одновременно более действенной в революционном плане, чем последняя? Однозначного ответа нет, хотя постановка организационных вопросов у Эберлейна на Учредительном съезде КПГ и размышления Люксембург об Октябрьской революции в России явно исходили из такого стремления. Однако возникает вопрос, была ли в наличии та массовая база для иной социал-демократической партии, о которой Люксембург вела речь и рассматривая в 1904 г. организационные вопросы русской социал- демократии, и критикуя многократно германскую и российскую социал- демократию, и обращаясь в 1918 г. к проблемам революции в России, в Германии с критикой централистско-бюрократически-вождистских тенденций у большевиков.

Показательна в этой связи оценка, данная ею в ходе Ноябрьской революции 1918-1919 гг. в Германии: "Солдаты, которые вчера в Финляндии, России, на Украине, в Прибалтике в качестве жандармов реакции убивали революционных пролетариев, и рабочие, которые спокойно допускали это, не стали в 24 часа ясно видящими цель носителями социализма" (43). Кроме того, хотя и понятна объективная обусловленность критики Люксембург и Йогихеса в адрес таких партийных центров, которые навязывают изобретенную ими тактику, сосредоточивают свои усилия на организационно-технической подготовке выступлений, остается не ясным, как по-иному могли бы на деле решаться соответствующие задачи замысленной ими партией, тем более в чреватой быстрыми изменениями обстановке. Организационная деятельность Йогихеса в германском революционном движении еще больше стимулирует постановку этого вопроса. Известна также весьма жесткая линия обоих революционеров во внутрипартийных делах.

И раньше в СДПГ возникали вопросы, каково оптимальное соотношение инициативности, активности масс партийцев и Правления партии. Левые справедливо упрекали партийные органы за недостаточность работы по активизации масс и даже за ее приглушение, но такая критика была чревата и чрезмерным возвышением роли партийных инстанций. Каутский, соглашаясь с тем, что активность значительной части партийцев недостаточно возрастает, а скорее даже падает, утверждал, что Правление партии не виновато, инициатива не может исходить от него, массы сами приходят в действие, а с развитием социал-демократии в массовую партию неизбежно все меньшей становится возможность для инициативы руководящих партийных органов (44).

Люксембург искала выход из положения на путях демократизации внутрипартийной жизни. Леше при обсуждении проблемы "партия - революция - демократия" на упоминавшемся симпозиуме акцентировал внимание на необходимости определенных механизмов, которые могли бы помешать усилению и развитию имевшихся в партиях авторитарных тенденций. Быть может совокупность одного и другого подходов к сложной проблеме помогла бы найти путь ее разрешения?

Важный и общезначимый аспект деятельности СДПГ, связанный с ее организацией и функционированием на основе демократического централизма, проявился также в таких элементах его осуществления, как внутрипартийная дисциплина и единство партии.

Массовая партия, выступающая как сплоченная политическая сила, невозможна без твердой партийной дисциплины. Высокая степень демократичности внутрипартийной


43 Luxemburg R. G.W., Bd. 4. Berlin, 1974, S. 399.

44 Kautsky К. Zum Parteitag. - Die Neue Zeit, 30. Jg., 2. Bd., N 50, 1912, S. 884, 887.

стр. 61


жизни, свободы инакомыслия на принципиальной основе - важные предпосылки для того, чтобы она была не только обязательной, но и добровольной самодисциплиной. Однако бюрократизация в партии, искаженное осуществление связи "партийные органы - члены партии" неизбежно подменяют такую самодисциплину командной дисциплиной, устанавливаемой сверху, рассчитанной на бездумных и безгласных исполнителей. Чем менее дееспособными оказываются партийные инстанции, тем авторитарнее они действуют и деспотичнее осуществляют свою власть. Такое положение складывалось уже в предвоенные годы в СДПГ; впоследствии оно было унаследовано и коммунистическим движением.

Этого рода противоречия сказываются и при поддержании единства партии, необходимого для ее функционирования. Сознательное единство единомышленников - членов партийной организации обеспечивает ей внутреннюю сплоченность, если и деятельность партии достаточно определенно, ясно и правильно реализует это единомыслие. В противном случае в партии вместо спаянного единства мыслящих, самостоятельных, но совместно действующих индивидуальностей насаждается казарменное единство. Суть дела не меняется от того, устанавливается ли такого рода единство грубым нажимом, или различными маневрами, или в их взаимодействии, поддерживается ли оно давлением или уже укоренившимся ложным пониманием партийной дисциплины и соответствующей "самодисциплиной", или их сочетанием. Во всяком случае, особенно на крутых изломах исторического пути, такого рода единство, скрывающее отсутствие единства, чревато печальными, если не трагичными последствиями. Так было, например, при едином голосовании социал- демократической фракции рейхстага 4 августа 1914 г. Впоследствии в такого рода "единство" было втиснуто и коммунистическое движение.

Одной из важнейших сторон функционирования СДПГ была ее деятельность по осуществлению связи "партия - массы". Связи, значимой для всех политических партий, даже если они не стремятся к тому, чтобы быть массовыми. Вне зависимости от воли и желания партии такая связь обусловлена и тем, что собой представляют те социальные слои, в которых партия видит свою базу, опору и поддержку, и состоянием общества вообще, она конкретно-исторична.

С учетом такого своеобразия по времени и месту действия различных социалистических, рабочих партий можно считать общезначимым, осуществление СДПГ ее связи с массами. Оно находило выражение в создании разветвленной системы организации партии и в ее целенаправленном функционировании. В результате СДПГ обеспечивался большой и весьма устойчивый численный состав, значительная поддержка ее деятельности сторонниками, избирателями, серьезные позиции в представительных органах. Особые успехи СДПГ в этом отношении по сравнению с другими социалистическими, рабочими партиями зависели и от исторических условий, объективных причин, и от умения использовать существовавшую легальность в интересах дела рабочей партии, выражающей непосредственные и перспективные цели, стремления широких слоев трудящихся.

Однако степень продвинутости партии на этом поприще со временем отставала от того уровня, которого требовала обстановка, встававшие перед СДПГ задачи.

В рассматриваемые годы принципиальная разъяснительная работа СДПГ в массах, по мнению современников, оставляла желать лучшего, как по части издания, распространения литературы, так и в устной агитации, пропаганде. В значительной мере это относится и к партийной среде. Возрастание численного состава партии слабо сочеталось с вовлечением ее членов в активную деятельность, больше того, их инициативы нередко уходили в песок, если не глушились. В еще большей степени это имело место в части выступлений непартийных масс, по отношению к которым социал- демократические лидеры, в особенности те, кто занимал высокие посты в профсоюзах, проводили курс сдерживания (45). Между тем именно по линии сочетания, слияния


45 Подробнее см.: Евзеров Р.Я. Некоторые вопросы..., с. 125-144.

стр. 62


действий партии и трудящихся, отстаивавших свои цели и интересы, могло пролегать главное направление связи "партия - массы". Клара Цеткин отмечала в 1913 г. недостаток в тогдашней СДПГ того, что всегда особенно отличало революционную германскую социал-демократию: "правильной связи между партией в целом и широчайшими пролетарскими массами вне ее структур" (46).

Существенным общезначимым изъяном было малозаинтересованное отношение СДПГ к сельскому населению, его проблемам, сказывавшееся в конце XIX - начале XX в. и во многих партиях II Интернационала, а также на его международном уровне (47).

Вообще степень продвинутости в деятельности политической партии изменяется в связи с динамикой общественной жизни. Без дальнейшего сообразно с ней продвижения более развитой партии характерные ее черты перестают соответствовать изменившейся обстановке, теряется их позитивная общезначимость. В этой связи Жорес справедливо критиковал СДПГ, ее лидеров за противоречие, существовавшее между ее видимой - по результатам выборов в представительные органы - политической мощью и действительной силой к тому, чтобы влиять и действовать, противоречие, которое представлялось тем большим, чем большими становились избирательные успехи (48).

Реальная роль политической партии в жизни общества зависит не только от ее массовости, организации, наличия поддержки в широких слоях населения. Не в меньшей мере определяющими являются целевые, программные установки партии, разработанные ею политическая линия, тактика, а в результате их реализации - само влияние, действенность партийной организации.

Функционирование СДПГ в части определения своих программных, организационных установок, политической линии, тактики находило выражение в том, как они разрабатывались и что они собой представляли. Рассмотрение этого - объект для новых специальных научных исследований. В данной статье возможно лишь обратить внимание на некоторые моменты. СДПГ в начале XX в. по своим программным, организационным, политическим, тактическим установкам была революционной партией рабочего класса. Не только программа партии, ее устав в своем развитии, которое, по словам Ленина, отражало "рост социал-демократического движения и усиление его революционности", но и решения съездов партии были, как правило, революционны. Их принимали, "порицая плохих революционеров в своей среде", то есть "близоруких и бесхарактерных оппортунистов, ...которым придется, вероятно, во время революции превратиться из вождей в ведомых, а то и в отбрасываемых прочь" (49).

Противоборство течений в германском рабочем движении не только усложняло теоретическую работу, но и способствовало преодолению крайностей. Лишь в самый канун войны процессы усиления в СДПГ роли "плохих революционеров" привели к тому, что были приняты такие решения по вопросам массовой борьбы пролетариата и антивоенной деятельности СДПГ, которые не соответствовали ни изменениям реальной обстановки, ни утвердившимся принципам политики партии. Вместе с тем следует иметь в виду, что правильно оценить динамику общественного развития, определить, когда наступает и наступит начало революции, как отмечал и Ленин, очень непросто (50). Вообще, теоретическая работа партии и в партии чрезвычайно усложняется, когда приходится иметь дело с такими переходными периодами в развитии общества, каким был рубеж XIX-XX вв.

Общезначимым было также то, что СДПГ являлась партией, работавшей и в парламенте, и в массах, стремившейся быть их авангардом, добивавшейся немалых


46 Цит. по: Fricke D. Op cit., S. 243.

47 Подробнее см.: Van Possum L. The Second International and social democratic activity among the agrarian population (1889-1914): an exploration, 1989 (в рукописи).

48 Intemationaler Sozialisten-Kongress zu Amsterdam, S. 37.

49 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 11, с. 324; т. 20. с. 17.

50 См. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 20, с. 18.

стр. 63


успехов как в парламентской, так и во внепарламентской деятельности (51). Однако изменения в соотношении партийной работы на разных поприщах, необходимые в связи с динамикой конкретно-исторической обстановки, все меньше учитывались и осуществлялись руководством СДПГ, особенно в условиях обострения всей ситуации, внутриполитической и международной по мере приближения к роковому лету 1914 г. При всей своей негативности эта черта функционирования СДПГ тоже была общезначимой. Сходные процессы преувеличения значимости "парламентаризма" в ущерб "активизму" наблюдались не только в этой партии, как и внутрипартийная борьба по этим вопросам. Осознание негативности таких процессов имело важное значение для всего международного рабочего движения.

Вместе с тем при оценке позиций политических течений, противостоявших в СДПГ по вопросу о соотношении парламентской деятельности партии и организации ею внепарламентских действий масс, следует учитывать также и то, что за этим стояло. Определенная сдержанность на правом фланге - речь не идет о тех, кто сомкнулся с правящими кругами страны, - рассуждения о цене потерь и опасности перспектив отражали настроения широких кругов трудящихся. Сетования по поводу того, что подчас партийцы не чувствуют себя таковыми в летнюю пору, заняты садоводством и даже отказываются от подписки на партийную газету - были симптоматичны и показательны. Ведь и приверженность к социал- демократии, надежды на ее политическую победу у значительной части рабочих - металлистов, текстильщиков, в меньшей степени у горняков, - сочеталась с мечтой о собственном хозяйстве (52).

Поддержка, которую получали в партии и вне ее левые социал-демократы по вопросу об организации активной, массовой борьбы трудящихся в предвоенные годы была значительной, местами решающей. Она возрастала с развитием конфликтности ситуации, но в общем, в масштабе всей партии, всей страны была еще недостаточной. В свою очередь, руководящие партийные инстанции старательно ограждали массы от воздействия левых социал-демократов. Сознание необходимости более решительной наступательной борьбы рабочих росло среди германской социал-демократии медленно. По таким острым вопросам, как массовая борьба трудящихся и голосование за военные кредиты в 1913 г. сплочение даже левых сил в СДПГ оказывалось весьма непростой задачей (53). Между тем массовые выступления трудящихся в Германии проходили, как правило, - редкие исключения относятся к борьбе по экономическим вопросам - лишь по сигналу и под руководством партийных и профсоюзных инстанций; такова была оборотная сторона высокой степени партийной организованности. Противоречие между высокой степенью организации и недостаточным уровнем демократизации и соответственно активности масс во внутрипартийной жизни самой партии и в ее взаимоотношениях с широкими слоями трудящихся вне партии сказывалось весьма негативно.

В динамике рабочего движения начала XX в. нашли свое выражение, или отражение, как ценное, своеобразное, так и слабости, недостатки всех партий, в нем участвовавших. Соответственно общезначимыми оказывались те или иные черты их функционирования. Характерно понимание этого, сказавшееся в письме Люксембург к Каутскому после Амстердамского конгресса II Интернационала 1904 г.: "Вывод для меня таков, что у нас ужасно много работы, и в первую очередь нам ужасно много придется учиться; я имею в виду изучение движения в различных странах; у меня такое чувство, что мы ("немцы") уже одним лишь познанием движения в других странах приобретаем превосходство и влияние" (54). Вскоре в книге "Массовая стачка,


51 Fricke D. Op. cit., S. 190-191, 223-225. Можно в этой связи напомнить и оценку Ф. Энгельсом СДПГ конца XIX в. "в качестве самой сильной, самой дисциплинированной и наиболее быстро растущей социалистической партии", которая к тому же показала "своим товарищам во всех странах..., как нужно пользоваться избирательным правом" (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 22, с. 539).

52 Fricke D. Op. cit., S. 235; Lewenstein A. Die Arbeiterfrage. Munchen, 1912, S. 222-223, 232, 241-242.

53 Подробнее см.: Евзеров Р.Я. Некоторые вопросы..., с. 139-140, 142-144.

54 Люксембург Р. Письма к Карлу и Луизе Каутским (1896-1918 гг.). М., 1923, с. 74.

стр. 64


партия и профсоюзы" она сделала важные выводы для деятельности и развития СДПГ из опыта российского рабочего движения, особенно сказавшегося в революции 1905 - 1907 гг.

В свою очередь, В.И. Ленин отмечал в 1908 г.: "Полное и всестороннее использование всех возможностей на всех поприщах деятельности складывается лишь в итоге классовой борьбы рабочих различных стран. Каждая страна вносит свои ценные, оригинальные черты в общий поток, но в каждой отдельной стране движение страдает той или иной односторонностью, теми или иными теоретическими и практическими недостатками отдельных социалистических партий" (55).

* * *

В конце XX в. многое изменилось. СДПГ превратилась из "солидарного сообщества" конца XIX - начала XX в., в ...свободное собрание разнородных объединений к концу XX в. (56)

В такой перемене сказалась и общая динамика общественной жизни на Западе, и то, что на смену исторически более ранним кадровым и массовым партиям, возникавшим с конца XIX в., появились "партии для всех", а социал-демократия, основной базой которой продолжают оставаться наемные работники, пытается отражать интересы, умонастроения почти всех социальных групп общества, выступая тем самым как народная партия (57). В силу происшедших перемен по-новому встает, но не теряет своей актуальности, и проблема общезначимых черт политической партии (58).

Однако рассмотрение общезначимых черт функционирования СДПГ в начале XX в. имеет не только историческое значение. Свидетельством тому являются как недавно проходившие и не исчерпавшие себя в России споры о том, должна ли быть партия "авангардной" или "парламентской", так и трудности, неудачи становления российской многопартийной системы, в которых сказывается также отсутствие внимания к уже имеющемуся опыту.

В дискуссиях, программных заявлениях наших дней об авангардных и парламентских партиях искусственно изолируются и противополагаются две сферы партийной деятельности, которые при наличии парламентских институтов в общественной жизни органично связаны, взаимозависимы. Политическая партия рабочего класса не вправе отказываться ни от парламентской деятельности, даже в самых сложных условиях ее осуществления, ни от внепарламентской работы в массах.

Расчеты политических движений и партий в наших современных условиях лишь на избирательную и парламентскую деятельность уже обернулись плачевными результатами. Не помогает сосредоточенность и на пресловутой "авангардности".

Характерно, что оба типа партий, отстаиваемые разными, противостоящими политическими силами, по сути дела сходны в их взаимоотношениях с массами. Ведь на практике, в одном случае партия выступает по отношению к массам как иная, "ведущая, руководящая и направляющая сила" (авангардная партия). В другом случае она лишь от имени масс действует в парламенте (парламентская партия). Таким образом в обоих случаях превратно воплощается главнейшая для партий трудящихся, да и не только для них, взаимосвязь "партия - массы". Все это еще раз свидетельствует об актуальности обращения к опыту СДПГ начала XX в., его непредвзятому рассмотрению.


55 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 17, с. 182.

56 Мацонашвили Т.Н. СДПГ перед выборами в бундестаг в 1994 г. - Партии и партийные системы современной Европы. М., 1994, с. 66.

57 Подробнее см.: Орлов Б.С. России без социал-демократии не обойтись! - Политические партии в России и на Западе: функционирование партийных систем. М., 1995, с. 61-62; Кулик А. Партийная демократия: политические партии и формирование открытого общества на Западе и в России. М., 1997; Европейская социал-демократия накануне XXI столетия. М., 1999.

58 См., например: Радкевич С.Б. Модель организации современной политической партии (опыт сравнительно-политологического анализа). - Диссертация на соискание ученой степени доктора политических наук. М.,1998.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ-ПАРТИЯ-ГЕРМАНИИ-В-НАЧАЛЕ-XX-в

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Р.Я. ЕВЗЕРОВ, СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ГЕРМАНИИ В НАЧАЛЕ XX в. // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 14.01.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ-ПАРТИЯ-ГЕРМАНИИ-В-НАЧАЛЕ-XX-в (date of access: 13.08.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Р.Я. ЕВЗЕРОВ:

Р.Я. ЕВЗЕРОВ → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
198 views rating
14.01.2020 (212 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Политические настроения депортированных народов СССР 1939-1956 гг.
14 days ago · From Беларусь Анлайн
Наместники в России XVI века
Catalog: История 
14 days ago · From Беларусь Анлайн
Германские города в раннее Средневековье
Catalog: История 
14 days ago · From Беларусь Анлайн
Феномен красных партизан. 1920-е-1930-е годы
Catalog: История 
14 days ago · From Беларусь Анлайн
Новые фальсификации "большого террора"
Catalog: История 
19 days ago · From Беларусь Анлайн
Л. И. ИВОНИНА. Война за испанское наследство
Catalog: История 
19 days ago · From Беларусь Анлайн
Воспоминания немецких военнопленных второй мировой войны как исторический источник
Catalog: История 
22 days ago · From Беларусь Анлайн
Кадровый состав органов "Смерш". 1941-1945 гг.
Catalog: История 
22 days ago · From Беларусь Анлайн
Дьяки и подьячие второй половины XV в.
Catalog: История 
22 days ago · From Беларусь Анлайн
Ярославское ополчение в Отечественной войне 1812 г.
Catalog: История 
22 days ago · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ГЕРМАНИИ В НАЧАЛЕ XX в.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones