Libmonster ID: BY-1188

Share this article with friends

Международные аспекты социалистического движения в России начала XX в. изучены слабо. Приходится констатировать, в частности, отсутствие монографических исследований об участии социалистов России в деятельности II Интернационала (1889 - 1914 годов). Этот пробел, как и другие, близкие к нему по тематике, отнюдь не случаен. Установки на идеологизированную, "политически целесообразную" историю, долгое время характерные для советской историографии, приводили к тому, что в центре исследовательского внимания была только деятельность В. И. Ленина, большевиков во II Интернационале, которая в основном сводилась к борьбе против "российского и международного оппортунизма". Интернационал осуждали за его идеологическую и организационную рыхлость, за то, что он не сумел стать исключительно революционным, а объединял социалистов разных взглядов.

Подобного рода упреки относили и к его российской секции. Считалось, что она могла и должна была быть не разнородной, а только социал-демократической при ведущей роли большевиков. Такая историографическая ситуация в целом сохранялась и после отхода от сталинских формул. О многих фактах взаимодействия социалистов России во II Интернационале продолжали умалчивать или рассматривали их односторонне, лишь с точки зрения борьбы "революционного и оппортунистического направлений". Заметные сдвиги обозначились в годы "перестройки", однако последующий крах "реального социализма" привел к значительному снижению интереса к истории социалистического движения - не только в России, но и за рубежом. Между тем многие ее страницы, в частности, относящиеся к Амстердамскому международному социалистическому конгрессу (14 - 20 августа 1904 г.), представляют интерес.

На этом конгрессе обрисовалась принципиально новая ситуация, связанная с участием социалистов России во II Интернационале. Во-первых, они могли опираться и защищать интересы действительного рабочего и социалистического движения, которое к этому времени проявляло себя как важнейший фактор революционной борьбы против самодержавия, за демократию. Г. В. Плеханов писал, что на первом конгрессе II Интернационала в Париже в 1889 г. делегаты России представляли только возможное социалистическое движение, не для них играла музыка, не для них развертывалось на конгрессе знамя1. Через 15 лет, в Амстердаме, было уже не так, события в России привлекали повышенное внимание международного социализма. Во-вторых, Россия фактически впервые была представлена реально действующими партиями. До этого на конгрессах делегаты от России имели полномочия от различных социалистических объединений (общества, группы, редакции изданий). Определенным исключением стало участие Бунда как партии еврейских социал-демократов в Парижском конгрессе 1900 г., но и в этом случае их делегация (11 человек, 12 мандатов) выступала самостоятельно, а не в качестве составной части РСДРП. Единой делегации РСДРП на этом конгрессе не было, вместо нее выступали посланцы от отдельных "Союзов борьбы за освобождение рабочего класса" и других социал-демократических организаций. Только с Амстердамского конгресса берет начало представительство партий, в том числе всероссийского масштаба (РСДРП, Партия социалистов-революционеров), во II Интернационале,

стр. 171


что свидетельствовало о достигнутом новом уровне развития социалистического движения в стране. Между тем именно социалистические партии, действовавшие в отдельных странах, на национальной почве составляли фундамент и главную политическую силу II Интернационала.

При всех достигнутых успехах социалистическое движение России оставалось разнородным, причем в большей степени, чем в других странах. Ко времени Амстердамского конгресса отчетливая кристаллизация социал-демократического и социал-революционного направлений дополнилась расколом в РСДРП, что вызывало беспокойство в кругах международного социализма. В вопросе о делегации РСДРП, в освещении борьбы при формировании ее состава в историографии имеется немало неточностей.

II съезд РСДРП, состоявшийся в июле-августе 1903 г., в резолюции "Об Амстердамском конгрессе" рекомендовал Совету партии позаботиться о соответствующем представительстве, чтобы и там "защищать те принципы революционной социал-демократии, которыми партия руководствуется во всей своей деятельности"2. Вопрос о подготовке к конгрессу Совет обсуждал на заседании 13 июня (31 мая) 1904 г. в женевском cafe Simon. При этом выявилось полное согласие: РСДРП должна выступать как единое целое; вопрос о том, что должен учитываться фактор раскола партии на фракции большевиков и меньшевиков, даже не поднимался. Организация представительства РСДРП как единого целого была важна и для того, чтобы противодействовать возможному доминированию других социалистических партий в секции России на Амстердамском конгрессе.

Реальная "опасность" исходила прежде всего от Бунда, который мог получить за счет большего количества мандатов преобладание среди социал-демократов в российской секции. Очевидным было, что и партия эсеров попытается громко заявить о себе, стремясь получить в секции России один из двух имевшихся голосов. С учетом этих обстоятельств Совет заключил, что состав делегации РСДРП должен быть определен самим Советом партии, а не формироваться отдельными частями партий. Резолюция гласила: "Все организации партии приглашаются прислать свои мандаты на Амстердамский съезд Совету партии, который организует ее представительство как единого целого"3.

Провести эту резолюцию в жизнь не вполне удалось. Случилась известная "история": в Амстердам, вопреки решению Совета РСДРП, вне сформированной делегации, "замещая" Ленина, прибыли большевики М. Н. Лядов и П. А. Красиков. Меньшевики позднее пытались возложить всю вину только на Ленина. Очевидно, однако, что суть дела заключалась в усиливавшейся фракционной борьбе в РСДРП, вокруг ее центральных учреждений. С конца июня 1904 г. Совет оказался парализованным: из-за отъезда Ленина и В. А. Носкова (представителей ЦК РСДРП) было невозможно собирать его заседания.

Совету не удалось получить в свое распоряжение мандаты от местных организаций, никакой серьезной работы в связи с приближавшимся международным конгрессом на местах не проводилось, прежде всего по вине самого Совета и ЦК партии. В первых числах августа Ю. О. Мартов как секретарь Совета предложил сформировать делегацию путем письменного голосования, иначе не удалось бы успеть к началу конгресса. Отметив, что он сам не имеет возможности поехать в Амстердам, Мартов внес предложение включить в делегацию не только членов Совета Плеханова, П. Б. Аксельрода, Ленина, Носкова, но и Л. Г. Дейча, В. И. Засулич, Ф. И. Дана4. При этом речь не шла о каком-то новом составе делегации. Ленин ошибался, когда 10 августа (28 июля) писал Мартову, что делегацию должны представлять все члены Совета5. Такого решения обязательного характера Совет на заседании 13 июня (31 мая) не принимал. Ленин, разумеется, имел право отказаться от мандата, заявляя о невозможности своей поездки, как и предложить новые кандидатуры (Лядова и Красикова), что он и сделал в письме Мартову. Но он не вправе был заменять себя ими. Мартов с полным основанием отвечал 13 (1) августа Ленину: "Члены Совета... не могут индивидуально замещать себя, в роли членов делегации, другими товарищами, как не могут замещать себя в Совете или как не могли бы себя замещать лица, избранные делегатами на съезд партии. И, по правилам международных конгрессов, такие заместители не будут признаны законными делегатами"6. Поэтому недоразумением выглядит и письмо Ленина Международному социалистическому бюро (МСБ, координационно-исполнительному органу II Интернационала), в котором он сообщал о передоверии своего мандата Лидину (Лядову) и Павловичу (Красикову)7. Регламент конгрессов не допускал подобных переуступок.

На самом же конгрессе меньшевики решили конфликт не раздувать, оба посланца Ленина вошли в состав делегации. Вопреки воспоминаниям Лядова8 и многочисленным сведениям в литературе, решение о допуске этих двух делегатов принималось не президиумом конгресса, то есть МСБ, а делегацией РСДРП. Во-первых, "споры по поводу мандатов, - отмечалось в заявлении делегации от 15 августа, - могли бы повредить престижу партии в глазах конгресса". Во-вторых, считалось важным укрепить положение делегации РСДРП "посреди делегаций Бунда и социалистов-революционеров"9. Утверждение Ленина, будто бюро конгресса "приняло передоверие мной моего мандата"10 не соответствует действительности, такого решения

стр. 172


не могло быть в принципе. Бюро, действительно, в предварительном порядке обсуждало "жалобу" Лядова и Красикова, но никакого решения не принимало, полагая, что спор должна разрешить сама делегация. В любом случае большевики имели формальные основания войти в состав делегации, но не как лица, "замещающие Ленина", а как имеющие правильно оформленные мандаты от конкретных социал-демократических организаций (Москвы, Риги и Одессы) и представляющие одно из течений внутри РСДРП.

Никакой отдельной "большевистской делегации", "подотдела большевиков" (о чем раньше писали в нашей литературе), на конгрессе не было; Лядов и Красиков вошли в состав делегации РСДРП. И на последующих конгрессах II Интернационала большевики (как и меньшевики) никогда не конституировались в самостоятельные делегации; они всегда входили в состав делегаций РСДРП, соотношение сил в которых зависело прежде всего от внутрипартийных процессов, от борьбы и сотрудничества течений.

История с амстердамскими мандатами дополнилась, как известно, изданием двух докладов, представленных конгрессу. Один из них был написан Даном при участии Мартова и представлен от имени делегации РСДРП11. Другой, написанный большевиками по инициативе и при участии Ленина, вышел на немецком языке за подписью М. Лидина (Лядова) под заглавием "Материалы к выяснению партийного кризиса в Российской социал-демократической рабочей партии"12. Ни один из них нельзя оценивать как доклад РСДРП, что показывает, насколько серьезно отразилась внутрипартийная борьба на "дебюте" партии в Амстердаме.

Тем не менее все члены делегации РСДРП, возглавляемой Плехановым, выступали по обсуждавшимся на конгрессе вопросам совместно, отстаивая позиции революционной социал-демократии. Не только в Амстердаме, но и на последующих конгрессах по подавляющему большинству вопросов наблюдалось единство взглядов большевиков и меньшевиков. Разногласия между ними, проявлявшиеся на конгрессах и в МСБ, касались в основном внутрипартийных вопросов, развития социал-демократического движения в России.

На Амстердамском конгрессе Россия, как и другие секции, располагала двумя голосами. Поскольку право РСДРП распоряжаться одним голосом никто не оспаривал, развернулось противоборство за второй голос между Бундом и ПСР. Бунд представляли 8 делегатов (27 мандатов), эсеров - 12 делегатов (30 мандатов13). Поначалу бундовцы запросили МСБ, нельзя ли представительству одной страны (России) выделить более двух голосов. Бюро, однако, не пошло на столь грубое нарушение регламента.

Тогда бундовцы попытались выйти из положения сами. Сразу после открытия конгресса в МСБ поступило следующее заявление: "Принимая во внимание, что российской делегации как целого не существует, что вместо таковой выступают самостоятельные делегации отдельных партий, что возможность общего соглашения между этими делегациями совершенно исключена, что Всеобщий еврейский рабочий союз в Литве, Польше и России (Бунд) образует самостоятельную социал-демократическую партию еврейского пролетариата, - делегация Бунда заявляет, что на основании постановлений Интернационального социалистического бюро от 13-го с[его] м[есяца] она конституировалась в особую самостоятельную секцию, располагающую, в силу тех же постановлений, одним голосом"14.

Заявление оказалось просчетом бундовцев. Эсеры, возглавляемые Е. К. Брешко-Брешковской, повели себя тактичнее: не прибегая к захватным действиям, они ожидали заседания МСБ, без которого вопрос о втором голосе в любом случае разрешить было невозможно15. 15 августа Бюро предоставило ПСР желанный второй голос на конгрессе и место в своем составе16. Тем самым секция России во II Интернационале начиная с Амстердамского конгресса оказалась поделенной на две подсекции - социал-демократическую и социал-революционную.

Никаких особых симпатий зарубежные социал-демократы к эсерам не испытывали, хотя последние, вдохновленные недавним убийством министра внутренних дел В. К. Плеве, выдавали себя на конгрессе за самых решительных борцов с самодержавием. Но показательны пояснения авторитетного К. Каутского об итогах голосования в МСБ (за ПСР 16 голосов, за Бунд - 7): "Там, где существуют два различных направления в социалистическом движении одной страны, каждое из этих направлений должно получить голос. Социал-демократия (имеется в виду РСДРП. - А. С.) и Бунд составляют две организации, но одно направление. Социалисты-революционеры образуют противоположное направление. Таким образом, именно потому, что социалисты-революционеры мои противники, я голосовал за то, чтобы предоставить им особый голос; и именно потому, что я отношу Бунд к социал-демократии (принципиально, не организационно), я голосовал против него"17. Действительно, если бы ПСР не получила отдельного голоса, то фактически оказалась бы обделенной: трудно было рассчитывать, что с нею поделят свои голоса РСДРП или Бунд. В результатах голосования наглядно отразилась суть II Интернационала как "общего дома", объединявшего различные социалистические течения, разнообразные партии при условии, что они разделяют условия допуска на конгрессы.

Достоверно неизвестно, за кого проголосовал Плеханов как член МСБ. Можно только пред-

стр. 173


положить, что за Бунд, который выглядел "наименьшим злом". О том, что РСДРП будет голосовать в пользу Бунда, его представителям якобы сообщили 14 августа Дан и Аксельрод18. Для такого голосования, несмотря на обвинения Бунда в "националистических пристрастиях", имелись серьезные резоны. Никто ведь не утверждал, что Бунд навсегда покинул РСДРП. Со временем, в случае возвращения еврейских социал-демократов в лоно партии, РСДРП имела бы оба голоса на конгрессах и в МСБ. Так что и по этой причине для РСДРП голосование за Бунд, против ПСР выглядело предпочтительным.

Что касается эсеров, то отношение к ним принципиально отличалось от позиции, высказанной Каутским. В РСДРП предпочитали вообще не относить эсеров к социалистам. Напомним в этой связи, что в резолюции, принятой по предложению Аксельрода на II съезде РСДРП, эсеры оценивались как "буржуазно-демократическая фракция". Встречались, правда, отдельные трезвые голоса. Например, Б. Н. Кричевский писал в начале декабря 1903 г., что характеристика эсеров как буржуазных демократов неверна и для РСДРП невыгодна. Такая характеристика "налагает на нашу партию обязанность не допустить соц[иалистов]-рев[олюционеров] - буржуазных демократов на Амстердамский интернациональный конгресс. А эту обязанность] она не сможет взять на себя ввиду неверности самой формулировки"19. Эсеров, полагал Кричевский, следовало бы охарактеризовать как мелкобуржуазных, полународнических, полубернштейнианских социалистов.

Попытки не допустить эсеров на конгресс заранее обрекались на неудачу, поскольку перед лицом международного социализма невозможно было доказать несоциалистичность этой партии, несоответствие ее программных установок условиям допуска. Понимая это, социал-демократы России отказались "вышибать" эсеров с конгресса. Плеханов пояснял: "Мы сделали бы большую и непростительную ошибку, если бы сказали хоть одно слово против их присутствия на съезде. Съезд, наверно, отклонил бы критическое рассмотрение их программы, а они стали бы на все голоса и на всех крышах, на всех перекрестках кричать, что доброкачественность их широкого социализма признана и засвидетельствована социалистами всех стран"20. Поэтому явным преувеличением выглядят последовавшие утверждения эсеров, что они добились признания в Интернационале, несмотря на "беспомощные попытки" делегатов РСДРП им помешать. 3 сентября (21 августа) Совет РСДРП заявил, что, "продолжая считать партию с. -р., согласно резолюции 2-го съезда партии, мелкобуржуазной, признает, однако, что эта партия удовлетворяет тем немногим формальным условиям допущения организаций на международный конгресс, которые установлены прежними решениями конгресса (признание социализации средств производства и признание полит[ической] борьбы), а потому находит, что делегация РСДРП не могла поднимать перед конгрессом вопроса об исключении Партии с. -р. из соц[иалистического] конгресса, и одобряет поведение делегации в этом вопросе"21.

В современной нашей историографии эсеров, как правило, уже не называют псевдосоциалистами, буржуазными демократами. Тем не менее, в ходу еще обобщения и выводы о неонародническом социализме как неполном, ущербном, а также поиск плюсов и минусов в деятельности эсеров при не всегда обоснованном сопоставлении ее с деятельностью социал-демократов. В этой связи важно понять, что решения, принятые в Амстердаме в отношении эсеров, были вполне оправданными; ПСР отнюдь не "примазывалась петушком, петушком" к Интернационалу, к международному социалистическому и рабочему движению22. При всей специфике своих программных и тактических установок ПСР имела право участвовать во II Интернационале, ничуть не меньшее, чем РСДРП или Бунд. После Амстердамского конгресса вопрос о законности пребывания эсеров в Интернационале никогда не обсуждался, никогда не оспаривалась правомочность существования социал-революционной подсекции в секции России.

Между тем бундовцы 17 августа адресовали делегации РСДРП заявление: "На основании решения интернационального конгресса, отказавшего нам в праве образовать особую секцию, делегация Бунда образует одну общую секцию с делегатами Российской социал-демократической рабочей партии. Собрание общей секции для обсуждения очередных дел предлагаем устроить сегодня, 17 августа, в 7 часов вечера, в зале, отведенном для России"23. И опять делегацию Бунда ждала неудача ввиду численного перевеса бундовцев. РСДРП, располагавшая по решению конгресса одним голосом, оказалась бы в делегации в меньшинстве (7 делегатов против 8 бундовских). Допустить образование совместной делегации партия не могла, поскольку, как пояснял позднее Плеханов, из-за внутренних неурядиц у нее было мало делегатов24. Получив отказ РСДРП принять их в свой состав, бундовцы подали апелляцию в МСБ, которое 18 августа отклонило ее.

Ситуация выглядела для бундовцев тупиковой: отдельного голоса они не имели, а в делегацию РСДРП, располагавшую таковым, их не пускали. Однако делегация РСДРП нашла компромисс, поддержанный Каутским и Р. Люксембург, выступавшими, с ведома МСБ, посредниками при переговорах. Голос социал-демократов на Амстердамском конгрессе условно поделили между РСДРП и Бундом, то есть он мог засчитываться только при взаимном согласии этих

стр. 174


партий по обсуждавшимся вопросам, а при возможном расхождении в позициях не учитывался бы вовсе. Впрочем, разногласия не проявились; по всем вопросам повестки дня делегаты от РСДРП и Бунда выступали в Амстердаме солидарно. В дальнейшем Бунд, вошедший в 1907 г. в состав РСДРП, участвовал в работе конгрессов II Интернационала в составе социал-демократической подсекции, формируя при этом собственные делегации. Проекты создания "внетерриториальной" еврейской секции в Интернационале, в которой Бунд надеялся занять весомые позиции, поддержки не находили.

Разногласия и споры вокруг состава делегаций, числа голосов и порядка их распределения, проявившиеся в Амстердаме, побудили МСБ ускорить работу по подготовке регламента конгрессов и МСБ (устава II Интернационала), который был утвержден на следующем конгрессе в Штутгарте в 1907 году.

Участие в секции России представителей различных социалистических течений и соответствующих партий было объективно обусловлено, оно сообразовывалось с особенностями II Интернационала как "общего дома" социалистов. Историкам еще предстоит воссоздать объективную картину разносторонней деятельности социалистов России в этом международном объединении.

Свалов Александр Николаевич, кандидат исторических наук, профессор Российского государственного социального университета.

Примечания

1. См.: ПЛЕХАНОВ Г. В. Соч. Т. 4. М. 1925, с. 113.

2. Второй съезд РСДРП. Июль - август 1903 г. Протоколы. М. 1959, с. 435.

3. Ленинский сборник XV, с. 59.

4. См.: там же, с. 105; Письма П. Б. Аксельрода и Ю. О. Мартова. Т. 1. Берлин. 1924, с. 107. См. также письмо В. А. Носкова об "истории с Лениным": Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ), ф. 17, оп. 1, д. 265, л. 1.

5. См.: ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 46, с. 366 - 367.

6. Ленинский сборник XV, с. 107 - 108.

7. См.: Искра, отд. приложение к N 73 - 74. Вопросы партийной жизни. Решение Совета РСДРП, с. 2; ЛЯДОВ М. Из жизни партии в 1903 - 1907 годах. М. 1956, с. 49. Письмо Ленина не разыскано.

8. См., например: ЛЯДОВ М. Ук. соч., с. 53.

9. Вопросы партийной жизни, с. 2.

10. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 46, с. 378.

11. См. Доклад делегации Российской Соц[иал]-дем[ократической] рабочей партии Амстердамскому международному социалистическому конгрессу. Женева. 1904. В1906 г. был переиздан: Из истории рабочего движения и социал-демократии в России. 1900 - 1904 гг. Очерк Ф. Дана. [СПб. 1906].

12. Доклад в советское время трижды переиздавался на русском языке. Последнее издание: Из истории создания партии нового типа. Доклад большевиков международному социалистическому конгрессу в 1904 г. М. 1963.

13. Включая один мандат от Аграрно-социалистической лиги.

14. Вопрос о представительстве на международном социалистическом конгрессе в Амстердаме. Отчет делегации Бунда. (Отдельный оттиск из N 5 "Вестника Бунда"). Geneve. [1904], с. 4 - 5. Бундовцы в этом заявлении произвольно обошлись с решениями МСБ от 13 августа. Предусматривалось, что проверка мандатов производится по делегациям, которые (одна или несколько), представляя национальное социалистическое движение, образуют на конгрессе секцию. Решения МСБ, разумеется, не могли предполагать, что при наличии нескольких делегаций каждая из них может конституироваться в секцию, ибо секция от национального социалистического движения (в данном случае России) могла быть только одна.

15. Эсеры еще до Амстердамского конгресса поддерживали связи с МСБ. В начале 1902 г. они направили в Бюро отчет о деятельности партии за 1901 год. В мае того же года через И. А. Рубановича был передан "дополнительный отчет" и направлено по экземпляру "всей литературы" для библиотеки, организованной Секретариатом МСБ. В докладе на II съезде Заграничной делегации ПСР в июле 1904 г. отмечалось, что "о будущем участии ПСР как на съезде (Амстердамском конгрессе. - А. С.), так и в Бюро шли переговоры по поручению ЗК (Заграничного комитета. - А. С.с секретарем Бюро Servy (В. Серви. - А. С. ), причем последний выразил надежду, что желательно, чтобы обе фракции русского социализма не только были представлены на съезде, но и имели бы своих делегатов в Бюро" (Международный институт социальной истории в Амстердаме. Архив ПСР; копии документов: РГАСПИ, ф. 673, оп. 1, инв. N 200, дела и листы не пронумерованы).

16. Каждая секция имела в МСБ два голоса. Ко времени Амстердамского конгресса Россию в этом постоянном органе Интернационала представлял только Плеханов, поскольку Б. Н. Кричевский как второй делегат еще в сентябре 1903 г. сложил с себя полномочия, отойдя от активного участия в социал-демократическом движении (РГАСПИ, ф. 283, оп. 1, д. 151, л. 58, 59 - 59об.). В любом случае РСДРП, с учетом наличия в России разнообразных партий и течений, не могла претендовать на оба голоса. Неизменным представителем эсеров в МСБ был Рубанович.

17. Члены Интернационального соц[иалистического] бюро против Плеханова. Женева. Б./г, с. 6.

18. См. Заявление делегации Бунда в кн.: Федор Ильич Дан. Письма (1889 - 1946). Amsterdam. 1985, с. 570.

19. РГАСПИ, ф. 263, оп. 1, д. 137, л. 8об.

20. ПЛЕХАНОВ Г. В. Соч. Т. 16. М. -Л. 1925, с. 317. 21. РГАСПИ, ф. 17, оп. 1, д. 215, л. 21.

22. См. оценки Плеханова в статье "Торжество социалистов-революционеров": ПЛЕХАНОВ Г. В. Соч. Т. 13. М. -Л. 1926, с. 147.

23. Вопрос о представительстве, с. 5 - 6.

24. Российская Национальная библиотека (Санкт-Петербург). Архив Дома Плеханова, ф. 1093, оп. 2, д. 267, л. 3об.

 


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/СЕКЦИЯ-РОССИИ-НА-АМСТЕРДАМСКОМ-КОНГРЕССЕ-II-ИНТЕРНАЦИОНАЛА-1904-ГОДА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. Н. СВАЛОВ, СЕКЦИЯ РОССИИ НА АМСТЕРДАМСКОМ КОНГРЕССЕ II ИНТЕРНАЦИОНАЛА 1904 ГОДА // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 10.02.2021. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/СЕКЦИЯ-РОССИИ-НА-АМСТЕРДАМСКОМ-КОНГРЕССЕ-II-ИНТЕРНАЦИОНАЛА-1904-ГОДА (date of access: 11.05.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. Н. СВАЛОВ:

А. Н. СВАЛОВ → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
121 views rating
10.02.2021 (90 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
РЕФОРМА ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА 1906 ГОДА
3 days ago · From Беларусь Анлайн
Встречайте лучшие книги о любви на май 2021 года
6 days ago · From Беларусь Анлайн
СОВЕТСКИЙ СОЮЗ И ЕВРОПЕЙСКИЕ ПРОБЛЕМЫ: 1933 - 1934 ГОДЫ
Catalog: Право 
6 days ago · From Беларусь Анлайн
ПЕРЕПИСКА И ДРУГИЕ ДОКУМЕНТЫ ПРАВЫХ (1911 - 1913)
Catalog: История 
6 days ago · From Беларусь Анлайн
Исторические этюды о Французской революции. Памяти В.М.Далина (к 95-летию со дня рождения)
Catalog: История 
7 days ago · From Беларусь Анлайн
Инок Рауэлл - О.Б.Подвинцев
Catalog: История 
7 days ago · From Беларусь Анлайн
СГОВОР СТАЛИНА И ГИТЛЕРА В 1939 ГОДУ - МИНА, ВЗОРВАВШАЯСЯ ЧЕРЕЗ ПОЛВЕКА
Catalog: История 
8 days ago · From Беларусь Анлайн
ИЗЪЯТИЕ ЛОШАДЕЙ У НАСЕЛЕНИЯ ДЛЯ КРАСНОЙ АРМИИ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
Catalog: История 
8 days ago · From Беларусь Анлайн
ДОНЕСЕНИЯ Л. К. КУМАНИНА ИЗ МИНИСТЕРСКОГО ПАВИЛЬОНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ, ДЕКАБРЬ 1911 - ФЕВРАЛЬ 1917 ГОДА
Catalog: История 
8 days ago · From Беларусь Анлайн
ДОНЕСЕНИЯ Л. К. КУМАНИНА ИЗ МИНИСТЕРСКОГО ПАВИЛЬОНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ, ДЕКАБРЬ 1911- ФЕВРАЛЬ 1917 ГОДА
Catalog: История 
9 days ago · From Беларусь Анлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СЕКЦИЯ РОССИИ НА АМСТЕРДАМСКОМ КОНГРЕССЕ II ИНТЕРНАЦИОНАЛА 1904 ГОДА
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2021, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones