Libmonster ID: BY-2131
Author(s) of the publication: Н. РОМАШКИНА

Н. РОМАШКИНА

Старший научный сотрудник центра международной безопасности ИМЭМО РАН

В наше неспокойное время мало кто не задается вопросами: насколько безопасен современный мир и насколько надежны гарантии того, что в нем при возникновении какого-либо очередного конфликта не будет применено ядерное оружие? Увы, ответы будут такими: мир крайне небезопасен, а шансы, что в нем разразится ядерный конфликт, растут с каждым годом.

До середины 90-х гг. прошлого века, несмотря на распространение ядерного оружия (ЯО) в период "холодной войны" и появление новых атомных держав, все "неамериканские" и "несоветские" ядерные силы составляли в совокупности не более 10% от стратегических ядерных сил каждой из двух сверхдержав. При этом в арсеналах США и СССР имелось не менее, чем по 10 тыс. мощных стратегических боезарядов, не говоря уже о десятках тысяч тактических ядерных средств. Новая, возникшая после распада СССР система международных военно-политических отношений создала новую ситуацию и новые тенденции в этой сфере.

Ныне уже 8 государств входят в ядерный клуб. Есть основания подозревать, что, помимо них, КНДР и Иран также стремятся к обладанию ядерными вооружениями и, возможно, близки к этому. Кроме того, ряд стран, имеющих технологические и экономические возможности для создания ЯО, могут пересмотреть свою политику неядерного выбора. Исходя из "худшего сценария", можно предполагать, что через 10 - 20 лет в мире появится более 30 государств, способных, формально не нарушая Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), обогащать уран и стать потенциальными ядерными государствами. В результате вся система международной безопасности существенно дестабилизируется. Следовательно, налицо необходимость повышения уровня международной стабильности путем укрепления режима ядерного нераспространения и сдерживания максимального числа государств от производства и приобретения таких вооружений в будущем. В приобретении, в частности, подозревались Северная Корея, Иран, Ливия и некоторые другие страны. При этом государства-покупатели получали возможность создать спецподразделения своих армий, оснащенные стратегическим и тактическим ядерным оружием без явного нарушения ДНЯО или безнаказанно выйти из него. Передача "критических" технологий в безответственные руки вызывает опасение и в том, что в числе обладателей ядерного оружия или его элементов окажутся террористические организации.

Между тем, в течение ближайших десяти лет планируется основательное сокращение ядерных сил России и США, причем одновременно будут сохраняться или даже наращиваться ракетно-ядерные вооружения третьих держав, а также создаваться ЯО в ряде "пороговых" государств. В этих условиях силы остальных ядерных стран, вместе взятые, могут стать количественно сопоставимыми с силами каждой из двух ведущих держав и даже при определенных условиях превзойти их. В совокупности изменения в структуре международных военно-политических отношений можно определить как ракетно-ядерную многополярность. Приход ядерной многополярности на смену фактической биполярности самым серьезным образом отразится на стратегических отношениях России и США между собой и обеих держав с третьими государствами. К тому же пока не просматривается согласования подходов двух ведущих ядерных держав к решению этих проблем. Ныне все пять официальных ядерных государств - постоянных членов Совета Безопасности ООН, располагающих правом вето, не имеют единой точки зрения на современные угрозы, связанные с ядерной многополярностью.

Ближайшие события, связанные с формированием ракетно-ядерной многополярности, - это возможное возникновение нового ядерного государства - Корейской Народно-Демократической Республики (КНДР), официально заявившей в феврале 2005 г. о наличии у нее ядерных вооружений. Параллельным политическим курсом идет сегодня, вероятно, и Исламская Республика Иран (ИРИ), также, видимо, собирающаяся создать собственную атомную бомбу, хотя, в отличие от Северной Кореи, всяче-

стр. 2


ски декларирующая мирную направленность своих атомных программ.

Ядерный вызов "пороговых" государств обострил споры в международном сообществе об эффективности деятельности МАГАТЭ и его системы инспекций. Многие политические деятели и эксперты США, других западных стран, Израиля, Южной Кореи отмечают, что система проверок Агентства малоэффективна и не приспособлена к современным реалиям. Существуют политические, технические и иные возможности преодолевать имеющуюся систему контроля. Откликаясь на эту критику, МАГАТЭ разработало новые проекты по ограничению приобретения технологий для наработки обогащенного урана и плутония, а также по выявлению нарушений договоров и привлечению к ответственности за это. Планируется дальнейшее совершенствование механизмов системы контроля.

Тем не менее, адекватного ответа со стороны мирового сообщества на вызовы КНДР в отношении ДНЯО и МАГАТЭ, а также на ее действия в области нелегального ракетно-ядерного сотрудничества с другими государствами, сегодня еще не существует. Отсюда - необходимость выработки мировым сообществом разнообразных политических, дипломатических и технологических методов решения подобных проблем. И такой процесс уже идет. В качестве примера можно привести принятие в апреле 2004 г. Советом Безопасности ООН резолюции N 15401, внесенной Соединенными Штатами и Францией. Резолюция предусматривает контроль над нелегальными поставками материалов и технологий под юрисдикцией главы VII Устава ООН, которая позволяет Совету Безопасности применять санкции или военную силу в ответ на угрозы международной безопасности. При этом, если говорить о ядерных программах Ирана и КНДР в целом, необходимо отметить, что в соответствии со статьей IV ДНЯО2 и уставом МАГАТЭ3 никто не может дискриминировать право любой страны на обладание атомной энергией и ее использование в мирных целях.

Чтобы разобраться с тем, как может мир противостоять крайне опасной ядерной программе КНДР, необходимо четко представлять, что, собственно говоря, представляет собой эта программа.

ПОД ЗНАМЕНЕМ ИДЕИ "ОБЪЕДИНЕНИЯ ДВУХ КОРЕИ"

С момента основания государства в 1948 г. военная политика Пхеньяна была сосредоточена на поддержании и увеличении военной мощи, способной к наступательным действиям в регионе. Ни после Корейской войны 1950 - 1953 гг., ни после "холодной войны" не произошло существенного снижения исходящей от КНДР военной угрозы на Дальнем Востоке.

Несколько десятилетий военная политика КНДР была направлена на достижение национальной цели объединения полуострова. В основном в рамках этой цели КНДР давно проявляла интерес и прилагала грандиозные усилия к созданию оружия массового уничтожения (ОМУ). Можно предположить, что эти ориентиры продолжают иметь значение для Пхеньяна и в настоящее время. Правда, последние "ядерные демонстрации" КНДР мотивируются скорее поиском способа выживания режима, испытывающего большие трудности. Страна управляется рациональными и прагматичными людьми, поэтому приобретение элементов ОМУ и заявления о создании ЯО основаны не на безумной смелости и не на безразличии к существующей реальности, а, скорее, на глубоком понимании того, как эту реальность использовать.

В отношении ядерной стратегии и конкретных военных планов Северной Кореи очень опасна неопределенность, связанная с отсутствием возможности иметь надежную информацию о мотивах и намерениях Пхеньяна. Оценки возможностей КНДР в области ОМУ, предлагаемые экспертами разных стран, сильно отличаются, а порой и противоречат друг другу. Разногласия ученых США и РФ в этом вопросе наиболее значительны. Такая разница во мнениях объясняется расхождениями не столько в физико-технологических, сколько в политических, оперативно-стратегических и международно-правовых подходах к проблеме.

Общеизвестно, что КНДР всегда рассматривала ОМУ как необходимую часть своего военного арсенала, а сотрудничество с СССР и Китаем в военной сфере в 50-е - 60-е гг., возможно, подтолкнуло Северную Корею к попыткам создания собственной ядерной программы. Кроме того, во время Корейской войны 1950 - 1953 гг. США несколько раз угрожали Пхеньяну использованием ЯО. После войны в нарушение соглашения о перемирии 1953 г. в Южной Корее остались войска США. Американские документы, рассекреченные в 90-х гг., доказывают, что на ее территории были расположены ядерные вооружения Соединенных Штатов4 - к 1967 г. они включали около 950 ядерных боезарядов восьми типов5. Это также отчасти объясняет стремление КНДР к созданию ядерной структуры несмотря на серьезные экономические проблемы. Она постепенно развивала ядерные исследования, и уже несколько десятков лет сами понятия "ядерное оружие" и "Северная Корея" неразрывно связаны между собой, что привело к появлению крайне опасной региональной и международной проблемы.

Ядерная программа КНДР берет свое начало с середины 50-х гг. В 60-е гг. с помощью СССР в стране началось создание научно-экспериментальной инфраструктуры, развернулись подготовка специалистов и строительство мощностей атомной промышленности мирной направленности. В 1963 г. началось строительство ядерного центра в Йонбене, а в 1986 г. там был введен в строй небольшой исследовательский уранографитовый реактор по наработке плутония мощностью 5 МВт6, который можно отнести к категории объектов двойного назначения. Однако после поставки каждой партии топлива на этот объект

стр. 3


Москва получала официальное заверение от руководства КНДР о его использовании исключительно в мирных целях. Об этом свидетельствуют документы, находящиеся в архиве Федерального Агентства по атомной энергии РФ (бывш. Министерство по атомной энергии РФ).

Кроме реактора, в КНДР была создана с помощью СССР радиохимическая лаборатория в Институте радиохимии, включавшая несколько так называемых "горячих камер" по переработке отработанного ядерного топлива, а также хранилище для него в Атомном научно-исследовательском центре Йонбена. Все эти объекты находились под гарантиями МАГАТЭ7.

В 80-е гг. началось сооружение по советской технологии еще двух энергетических реакторов, вступление в строй которых планировалось в 1995 - 1996 гг. Но по заявлениям российских специалистов, они не были достроены. Известно, что площадка, выбранная и подготовленная для этих реакторов, впоследствии использовалась Корейской организацией развития энергетики (КЕД О - Korean Energy Development Organization) для строительства легководных реакторов (ЛВР)8.

ПЕРВЫЕ ПОДОЗРЕНИЯ

Деятельность северных корейцев в ядерной сфере не вызывала опасений примерно до середины 80-х гг. Тогда впервые были получены данные, что КНДР освоила производство оружейного плутония, необходимого для создания атомной бомбы.

В декабре 1985 г. по настоянию СССР (в обмен на помощь в строительстве двух реакторов) КНДР подписала ДНЯО9. Но после этого Пхеньян не предоставил инспекторам МАГАТЭ полный список своих ядерных объектов и материалов и не обеспечил доступ к ним так, как того требует статья III. 1 ДНЯО. Соглашение о гарантиях между КНДР и МАГАТЭ было подписано только 30 января 1992 г.10, - Северная Корея затягивала его подписание почти 7 лет. Такого беспрецедентного случая за всю историю Договора никогда не было. Дипломатическое маневрирование Северной Кореи в отношениях с МАГАТЭ продолжается до сих пор.

В том же 1992 г. Северная и Южная Корея подписали Декларацию о провозглашении Корейского полуострова безъядерной зоной11 (от выполнения которой КНДР отказалась в мае 2003 г.).

Начало реализации соглашения между Пхеньяном и МАГАТЭ о проведении инспекций ядерных объектов принесло надежду на то, что удастся оценить состояние и цели атомной программы страны, о чем 30 января 1992 г. было официально заявлено Х. Бликсом, бывшим в то время генеральным директором Агентства.12 В течение 1992- 1993 гг. в КНДР было проведено 6 инспекций МАГАТЭ13.

Уже в 1992 г. проверки, проведенные экспертами МАГАТЭ в КНДР, не позволили им сделать однозначный вывод о том, что северокорейское руководство использует ядерные объекты только в мирных целях. У Агентства возникли подозрения, что страна поставила под международный контроль не все имевшиеся у нее ядерные материалы. Было высказано предположение о том, что на экспериментальном энергетическом реакторе в Йонбене осуществлена необъявленная выгрузка топлива, переработанного после облучения. По оценкам МАГАТЭ, Северная Корея могла выделить плутоний в количестве, достаточном для изготовления 1 - 2 взрывных устройств. Представители Агентства сообщили, что для такого предположения были основания, так как образцы проб радиоактивных отходов и пробы (мазки) в горячих камерах не соответствовали режиму работы реактора14.

В 1993 г. в ответ на многочисленные требования МАГАТЭ об инспекциях, в процессе которых КНДР могла бы предоставить доказательства "невиновности", корейцы вывезли из Йонбена урановые стержни без присутствия инспекторов Агентства. Затем руководство страны заявило о прекращении действия гарантий на своей территории15 и стало угрожать выходом из ДНЯО16. Тогда же было проведено шумно разрекламированное испытание северокорейской ракеты "Нодон-1". Очередное заявление о выходе из ДНЯО последовало в 1994 г., поэтому политику "ядерного шантажа" и балансирования на грани войны можно считать уже привычной для КНДР.

Предыстория этого заявления такова: в 1994 г. после долгих поисков МАГАТЭ обнаружило установки по выделению плутония из отработанного реакторного топлива, используемого в программе по созданию ЯО17. Однако Северная Корея вновь отказалась допустить инспекторов МАГАТЭ на один из своих ядерных объектов. Работы по изъятию отработанного ядерного топлива из исследовательского реактора начались без присутствия международных наблюдателей18. По оценкам представителей Агентства, отработанное топливо содержало до 30 кг плутония - достаточно для создания 5 - 6 атомных бомб. Чуть позже КНДР заявила о разрыве договора с МАГАТЭ19. В связи с этим США внесли в СБ ООН предложение о введении санкций против Северной Кореи.

Таким образом, хотя МАГАТЭ осуществляет в КНДР ограниченный мониторинг с начала 90-х гг., эксперты Агентства никогда не допускались в страну для тщательной проверки, направленной на подтверждение или опровержение сведений о секретных разработках ЯО.

КАК АМЕРИКАНЦЫ "ДОГОВАРИВАЛИСЬ" С КОРЕЙЦАМИ

В результате посреднической миссии экс-президента США Дж. Картера Северная Корея согласилась заморозить свои военные атомные программы и начать переговоры с США. Тогда представители обеих стран достигли компромисса. После долгих переговоров с участием МАГАТЭ осенью 1994 г. Северная Корея подписала Рамочную договоренность между США и КНДР20. Она предусматривала замораживание уранографитовых реакторов в Ионбене и объектов, имеющих к ним отношение, а впоследствии и их полный демонтаж взамен на

стр. 4


мазут для отопления населенных пунктов страны (500 тыс. т ежегодно) и строительство двух легководяных реакторов (ЛВР) мощностью по 1000 МВт каждый. Реакторы такого типа не способны производить оружейные ядерные материалы. В том же году на основании договоренности с МАГАТЭ были опечатаны здания, расположенные на территории "незамороженных" ядерных объектов, и установлены телевизионные камеры слежения. КНДР взяла на себя обязательство разрешить МАГАТЭ возобновить инспекции по гарантиям, оставаться участником ДНЯО и в полной мере соблюдать Соглашение о гарантиях (по крайней мере, в течение какого-то времени)21.

Смена администрации Б. Клинтона и последовавшее затем изменение политики США предопределило дальнейшее развитие событий. Положения Рамочной договоренности с Америкой, призванные урегулировать ситуацию, стали поводом к очередному северокорейскому ядерному кризису. После заявления президента США Дж.Буша о том, что он не верит в выполнение обязательств по этому документу со стороны КНДР22, в начале октября 2002 г. в Пхеньян направилась американская делегация. По ее возвращении в США госсекретарь К. Пауэлл сообщил: "Помощник госсекретаря Дж.Келли представил северокорейским властям доказательства того, что они нарушают Рамочную договоренность 1994 г."23 В ответ на это КНДР предъявила США следующие претензии по части выполнения этой договоренности:

- строительство ЛВР находится лишь на стадии закладки фундамента, хотя к 2003 г. они должны уже быть построены (ст. I Рамочной договоренности), причем США ничего не сделали для нормализации политических и экономических отношений с Пхеньяном (ст. II об установлении дипотношений на уровне послов);

США не предоставили КНДР гарантий того, что они не будут использовать против нее Я О и не станут угрожать применением такого оружия (ст. III);

- в США "...не скрывают существования у них планов нанесения ядерных ударов по КНДР... и выдвинули доктрину "упреждающего удара". При этом, указывая на потенциальные цели "упреждающих ударов", Вашингтон продолжает причислять КНДР к государствам так называемой "оси зла"24;

- не выполняя достигнутых в 1994 г. договоренностей, США одновременно выдвигали дополнительные требования, не предусмотренные документом. Так, они постоянно настаивали на проведении инспекций в КНДР, хотя в Рамочной договоренности сказано, что инспекции должны начаться, когда "существенная часть" проекта строительства ЛВР будет завершена"25 (по данным Агентства по атомной энергии РФ, в настоящее время готова площадка для строительства ЛВР, подготовлен и частично забетонирован котлован для реакторов).

В ответ на эти претензии представители США сообщили: в октябре 2002 г. официальные лица КНДР признались американской делегации в том, что Пхеньян работает над второй скрытой программой по разработке ЯО26 в обход Рамочного соглашения с США27. По мнению Соединенных Штатов, это было также доказательством невыполнения ряда международных договоренностей (в том числе ДНЯО, Соглашений с МАГАТЭ и Декларации о провозглашении Корейского полуострова безъядерной зоной)28. При этом Вашингтон дал понять, что администрация Дж. Буша не собирается "...вступать в переговоры в ответ на угрозы или нарушение обязательств, а также торговаться или предлагать приманки для того, чтобы Северная Корея жила в соответствии с договорами и соглашениями, которые она подписала"29. Переговоры с КНДР по любым вопросам могут быть продолжены только в случае полного выполнения этой страной своих международных обязательств, ликвидации программы ядерных вооружений и отмены уже принятых мер в отношении ядерных реакторов30.

Как считает ЦРУ, новая ядерная программа КНДР базируется на использовании обогащенного урана31 и частично основана на ввезенной из России технологии32.

По данным Службы внешней разведки (СВР) РФ, в течение почти трех десятилетий реализации ядерной программы в КНДР создана сеть объектов

стр. 5


атомной промышленности, среди которых, имея в виду их возможное использование для целей военно-прикладных исследований, следует выделить:

1) специальную лабораторию в Пхеньянском университете имени Ким Ир Сена, где проводятся работы в области экспериментальной ядерной физики;

2) завод по производству топливных стержней и хранилище для них в Атомном научно-исследовательском центре в Йонбене;

3) исследовательский ядерный реактор мощностью 5 МВт в Йонбене;

4) ядерный реактор мощностью 50 МВт в Йонбене (по утверждениям северокорейской стороны, он находится в стадии строительства; этот реактор относится к категории объектов двойного назначения, как и реактор, мощностью 5 МВт);

5) радиохимическую лабораторию Института радиохимии в Йонбене;

6) строящийся газографитовый реактор мощностью 200 МВт на природном уране в Та-ечхоне;

7) урановые шахты в Пак-чхоне и Пенгасане;

8) два завода по обогащению урана;

9) установленные зоны планируемого строительства трех энергетических реакторов мощностью 635 МВт каждый33.

Приблизительно такие же данные приводятся и американскими специалистами34.

Заметим, что все объекты, сооруженные в рамках сотрудничества с СССР, находятся в Йонбене, и ни один из них не может использоваться для военной ядерной программы на основе высокообогащенного урана (ВОУ). Кстати, в 1993 г. Указом президента РФ было прекращено научно-техническое сотрудничество России с КНДР в ядерной сфере.

По мнению российских специалистов, эффективность северокорейских работ по созданию уранового ЯО невысока, и причин тому несколько. Во-первых, выделить высокообогащенный оружейный уран с использованием уже известных технологий КНДР практически невозможно в связи со многими факторами, среди которых большие количественные затраты урана высокого обогащения - на один боезаряд необходимо около 28 кг ВОУ35 (для сравнения: на один плутониевый боезаряд требуется всего 4 - 8 кг оружейного материала, но за все годы работы ядерных объектов КНДР, по оценкам российских экспертов, удалось выделить плутоний не более чем на 1 - 3 ядерные единицы). Во-вторых, любой из способов обогащения урана для создания ЯО - диффузионный, центрифужный, лазерный методы, способы электромагнитного и радиохимического разделения изотопов и т. д. - нуждается во множестве квалифицированных специалистов, а также обогатительном оборудовании, требующем больших площадей и огромных затрат энергии. Отследить такие объекты с помощью спутниковых систем не составляет труда.

В августе 2005 г. заместитель министра иностранных дел КНДР Ким Ге Гван заявил, что КНДР готова представить доказательства отсутствия у нее военной программы обогащения урана. "У нас нет программы вооружений, основанной на обогащении урана, но со временем... мы будем полностью готовы это сделать... - заявил он. - По мере решения ядерной проблемы мы готовы вновь присоединиться к ДНЯО и разрешить возобновление проверок со стороны МАГАТЭ". "США сами могут принять прямое участие в подобных проверках или выбрать государство, которому они доверяют", - отметил далее Ким Ге Гван. Он также сообщил, что КНДР намерена осуществлять мирные ядерные проекты, хотя и при "жестком контроле" на своих ядерных объектах36.

Однако стопроцентно доверять северокорейскому чиновнику вряд ли стоит. Есть обстоятельства, позволяющие делать предположения, что КНДР, в принципе, может создать ядерное оружие раньше, чем предсказывали научные эксперты еще пару лет назад. Во-первых, в КНДР есть месторождения урана, запасы которого оцениваются приблизительно в 15 тыс. т37. Кроме того, создание научно-экспериментальной ядерной инфраструктуры, подготовка кадров и строительство производственных мощностей в атомной промышленности активно велось также с помощью КНР, и полные достоверные данные об этом сотрудничестве отсутствуют. В-третьих, уже несколько лет в западной печати широко комментируется информация, до сегодняшнего дня опровергаемая Исламабадом, о том, что Пакистан предоставил КНДР секреты производства ЯО с использованием высокоэффективного газоцентрифужного метода обогащения урана и, возможно, необходимые для этого технологии, оборудование и даже ядерный материал в обмен на северокорейские тактические ракеты. 23 августа 2005 г. эти подозрения подтвердил президент Пакистана Первез Мушарраф, заявив, что создатель пакистанской атомной бомбы Кадир Хан продал Северной Корее центрифуги для обогащения урана и их чертежи. Мушарраф заявил, что не помнит, сколько продано центрифуг. И, в-четвертых, важно иметь в виду, что серьезным препятствием в процессе создания ЯО Северной Кореей долго считалась сложность устройства плутониевого заряда так называемого "имплозивного" типа. Поэтому в последнее время Пхеньян обратил внимание на использование высокообогащенного урана для создания технологически более простого заряда "пушечного" типа.

ЧТО СКРЫВАЮТ КОРЕЙСКИЕ ГОРЫ?

По данным западных источников, в настоящее время в 18 местах на территории Северной Кореи расположено около 22 ядерных объектов различного назначения38. Среди них - объекты, предположительно использующиеся для осуществления программы создания ядерных вооружений на основе высокообогащенного урана. Так, предполагается существование подземного завода в туннеле, прорытом в горе Чунма, который может использоваться для переработки урановой руды или обогащения урана до оружейного уровня39. Некоторые аналитики утверждают, что этот объект функционирует с 1989 г.40

Есть подозрения, что подзем-

стр. 6


ный комплекс около деревни Хагап провинции Чанган, расположенный в туннелях гор Мехян, также может включать ядерные реакторы и объекты, предназначенные для обогащения урана41. По более поздним данным, такой комплекс располагается не в Ха-гапе, а в подземных пещерах Кумчангни, к северо-западу от ядерного исследовательского центра в Йонбене42. Но после инспекций, проведенных экспертами из США в 1999 и в 2000 гг., эта информация не подтвердилась43. По некоторым источникам, секретные объекты для обработки урана и его обогащения находятся также на площадках, выдолбленных внутри второй по высоте горы страны Кванмобон в области Северный Хамгейон44. Однако вся эта информация, базирующаяся, в основном, на разведданных, не может считаться абсолютно достоверной.

В январе 2003 г. правительственное информагентство КНДР сообщило о том, что официальные лица Северной Кореи сделали заявление о выходе КНДР из Договора о нераспространении ядерного оружия, а также о своем нежелании сотрудничать с инспекторами МАГАТЭ. Вместе с тем, Северная Корея заявляла о том, что она не собирается производить ЯО. Южнокорейские СМИ сообщили, что, по словам посла КНДР в Пекине, Пхеньян готов изменить свое решение и не выходить из ДНЯ О в том случае, если международный консорциум КЕДО возобновит ранее прерванные поставки топливного мазута45. Позднее, в том же году в передовой статье главного северокорейского официоза - газеты "Нодон Синмун" сообщалось, что выход Северной Кореи из ДНЯ О вызван "...значительной задержкой сроков строительства в КНДР под эгидой США атомной электростанции и отказом Вашингтона вести переговоры с Пхеньяном"46. Одной из причин, повлиявших на принятие этого решения, северокорейское руководство называло заявление президента США Дж. Буша на совместном заседании сената и палаты представителей Конгресса США в январе 2002 г. о том, что "...через Ирак, Иран, Северную Корею и их союзников-террористов ныне проходит мировая "ось зла"47.

Однако на этом этапе встал вопрос о том, можно ли считать выход Северной Кореи официальным. О таком шаге государство - участник ДНЯО "...уведомляет за 3 месяца всех участников договора и Совет Безопасности Организации Объединенных Наций. В уведомлении должно содержаться заявление об исключительных обстоятельствах, которые он (участник) рассматривает как поставившие под угрозу его высшие интересы" (ст. X ДНЯО). Но в январе-феврале 2003 г. КНДР не спешила предпринять все необходимые шаги для выхода из Договора48.

Спустя 2 года - 10 февраля 2005 г. МИД КНДР выступил с заявлением о том, что Северная Корея "...произвела ядерное оружие для самообороны и будет принимать меры для расширения его запасов"49. Кроме того, Пхеньян сообщил о выходе из шестисторонних переговоров о свертывании своей ядерной программы. Вероятно, удаление от переговоров на неопределенный срок, а не отказ от них полностью, Северная Корея рассматривала как способ получить экономические выгоды, в первую очередь от соседей - Южной Кореи и Китая, в обмен на согласие КНДР вернуться назад к столу переговоров.

А МОЖЕТ БЫТЬ, ОНИ БЛЕФУЮТ?..

Заинтересованность Северной Кореи в получении экономической помощи от своих соседей подтверждалась предложением КНДР вернуться к двусторонним переговорам с Республикой Корея, высказанном в мае 2005 г. - спустя 10 месяцев после того, как они были прерваны также по инициативе Пхеньяна. Показательно, что перед тем, как сделать эти шаги навстречу возобновлению переговорного процесса, в апреле 2005 г. правительство КНДР объявило об ос-

Ядерные объекты КНДР.

стр. 7


тановке ядерного реактора в Йонбене и успешном извлечении из него 8 тыс. урановых стержней для переработки еще одной партии отработанного ядерного топлива в оружейный плутоний (достаточный для 5 - 6 ядерных взрывных устройств)50. На следующий же день после остановки реактора официальный представитель госдепартамента США Р. Баучер призвал власти КНДР как можно скорее вернуться к переговорам по ее ядерной программе.

19 сентября 2005 г. на завершающем заседании IV раунда возобновившихся шестисторонних переговоров в Пекине было принято Совместное заявление по урегулированию ядерной проблемы Корейского полуострова. В соответствие с этим документом, КНДР взяла на себя обязательства отказаться от ядерного оружия, а также от всех существующих ядерных программ и в сжатые сроки вернуться в режим ДНЯ О и МАГАТЭ. Со своей стороны, партнеры Пхеньяна на переговорах подтвердили его право на развитие мирных ядерных программ и пообещали "...в надлежащее время обсудить вопрос о легководном реакторе", точнее - о его строительстве в КНДР при международном содействии. Обещания помощи и взаимный характер обязательств - главное в содержании этой договоренности. Одна из составляющих экономической помощи такова: Южная Корея предоставляет КНДР 2 млн. киловатт-часов электроэнергии. Обещаны также поставки топливного мазута51.

И разрешение Пхеньяну иметь мирный атом, и оказание ему в этом содействия оговариваются требованием к Северной Корее добиться "восстановления доверия" к ней со стороны международного сообщества. Каким образом это сделать - еще предстоит уточнить. США заверили, что они не располагают ядерным оружием на Корейском полуострове и не имеют намерений нападать или оккупировать КНДР с использованием ядерных или обычных вооружений. Сеул еще раз подтвердил свои обязательства не получать и не размещать ядерные вооружения в соответствии с Совместной декларацией о денуклеаризации Корейского полуострова 1992 г., а также заявил об отсутствии ЯО на территории Южной Кореи.

Однако дальнейшие события развивались отнюдь не в сторону прогресса. Со времени IV раунда шестисторонних переговоров практически ничего не было сделано для того, чтобы закрепить достигнутые тогда договоренности. Продолжая политику давления, США обвинили 8 коммерческих компаний, связанных с КНДР, в контрабанде оружия массового уничтожения. Кроме того, они заявили, что один из базирующихся в Макао банков занимается отмыванием денег и контрабандой фальшивых американских денежных купюр для КНДР. Счета всех этих фирм в американских банках были заморожены. Согласно разъяснениям Вашингтона, северокорейские эксперты настолько хорошо научились подделывать американские 100-долларовые купюры, что на мировом рынке их называют "супербанкнотами". Позднее была официально закрыта организация КЕДО, занимавшаяся строительством в КНДР АЭС с реакторами на легкой воде в соответствии с соглашением между США и КНДР от 1994 г. Затем американцы объявили, что прекращают поставки продовольствия в КНДР. Однако нажим не сделал Пхеньян сговорчивее. Даже наоборот - он потребовал отмены американских санкций, заявив, что без этого не вернется за стол переговоров и программа создания ЯО будет продолжена.

Обладает ли закрытый северокорейский режим ядерными вооружениями в действительности или сделанные заявления о создании ЯО - блеф, по-прежнему не известно, и специалисты, как и прежде, высказывают по этому поводу противоречивые мнения. В любом случае заявления об обладании ядерным оружием - это угроза стабильности не только в регионе, который вновь может оказаться на грани войны и мира, но и международной стабильности в целом. Поэтому северокорейский ядерный кризис по-прежнему требует глубокого внимания со стороны мирового сообщества хотя бы потому, чтобы изучить возможности предотвращения такой ситуации в будущем, если она возникнет в этом или в каком-либо другом регионе.

КУДА НАПРАВЛЕНЫ СЕВЕРОКОРЕЙСКИЕ РАКЕТЫ?

Ядерные программы Северной Кореи вызывают беспокойство еще и потому, что КНДР также обладает развитыми ракетными технологиями. В настоящее время Пхеньян располагает арсеналом в 800 ракет. Возможности страны в данной сфере и подозрения о том, что она продает другим странам баллистические ракеты (БР), способные нести боеголовки с биологическим, химическим или ядерным оружием, а также соответствующие технологии, можно рассматривать как фактор, оказывающий на современном этапе существенное дестабилизирующее влияние.

Начало северокорейской ракетной программы можно датировать 1965 г., когда была создана Хамхунгская военная академия, предназначенная для подготовки специалистов-ракетчиков. Ким Ир Сен требовал, чтобы КНДР создала ракеты, способные нанести удары по целям в Японии, чтобы предотвратить вторжение американских и японских войск в случае новой войны на Корейском полуострове.

Во второй половине 60-х - начале 70-х гг. Северная Корея получила из СССР ряд элементов ракетных систем, противокорабельные ракеты берегового базирования, ракетные системы ПВО и БР класса "земля - земля" меньшей дальности (в том числе ракеты типа "Луна-М"). С середины 70-х гг. КНДР начала самостоятельно производить ракеты "Луна-М" на основе советских образцов. Чуть позже в Северной Корее попытались с помощью китайских специалистов наладить разработку и производство китайской ракеты "DF-61". Этот проект окончился неудачей, но для северокорейских специалистов оказался полезным китайский опыт разработки ракетной техники.

стр. 8


На вооружении в Северной Корее имеются твердотопливные ракеты "Фрог-7" (дальность - 70 км, масса полезной нагрузки -400 кг); тактические ракеты "Луна-М" и оперативно-тактические БР "Хвасон-5" "(Скад-В") (дальность - 320 км, масса полезной нагрузки - 1 т), а также "Хвасон-6" ("Скад-С") (дальность - 570 км, нагрузка - 770 кг)52. Производственные мощности КНДР позволяют производить около 100 ракет типа "Скад" ежегодно53. С 1996 г. налажено серийное производство ракет "Нодон-1" с дальностью полета до 1,3 тыс. км и массой полезной нагрузки - 770 кг. Основу каждой такой ракеты составляет связка из 4 двигателей ракеты "Скад". По мнению японских специалистов, БР этого типа рассматриваются как промежуточный этап в процессе создания двухступенчатых ракет "Тепходон-1" (дальность полета - 1,5 - 2,5 тыс. км, нагрузка - 1 - 1,5 т) и "Тепходон-2" (дальность - 3,5 - 7,7 тыс. км, нагрузка - 700 - 1000 кг). Последняя создавалась с использованием китайских технологий. В завершающей стадии научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) и проверок находится трехступенчатая ракета "Тепхо-дон-3" с дальностью действия 8 - 15 тыс. км, способная нести полезную нагрузку до 750 кг54.

Некоторые источники сообщали, что с 90-х гг. в КНДР реализуется программа создания разделяющихся головных частей с ядерным и другими типами боевого оснащения55. Это либо явное преувеличение Запада, либо действительно одна из амбициозных, запланированных на весьма долгосрочный период, северокорейских программ. Большинство специалистов в ракетно-ядерной сфере единодушно сходятся во мнении, что в настоящее время для Северной Кореи это маловероятно по целому ряду причин: дороговизна и длительность разработки проекта, отсутствие специалистов-ядерщиков и ракетчиков очень высокого класса, необходимость использования новейших технологий и многое другое. Ресурсы КНДР для реального планирования и принятия такой программы в настоящее время ограничены.

В 1998 г. было проведено испытание баллистической ракеты, руководство страны сообщило о намерении продолжать создавать, испытывать, производить и эксплуатировать ракетные вооружения в целях повышения политического статуса Северной Кореи в регионе и в мире, использования этого потенциала как инструмента давления на переговорах об объединении с Южной Кореей56. В 2001 г. КНДР заявила о введении моратория на испытания пусков своих баллистических ракет, а в сентябре 2002 г. во время визита в Пхеньян японского премьер-министра была достигнута договоренность о продлении этого моратория. В марте 2005 г. Пхеньян отменил введенный по его собственной инициативе мораторий на проведение испытаний БР дальнего радиуса действия. Согласно заявлению МИД КНДР, это решение, а также необходимость создания ЯО продиктованы враждебной политикой США57. Однако позднее обязательство соблюдать мораторий на пуски ракет было зафиксировано в коммюнике шестисторонних переговоров в 2005 г. Тем не менее, 5 июля 2006 г. Пхеньян провел ракетные испытания, во время которых было запущено, по разным данным, от шести до десяти ракет. Среди них - БР "Тэпходон-2", которая способна долететь до Аляски. Предполагается, что на 40-й секунде полета ракета взорвалась и упала в Японское море. Остальные ракеты также упали в Японское море. Целью испытаний могла быть плановая проверка параметров вооружений. Траектория полета, вероят-

Ядерная структура КНДР.

стр. 9


но, рассчитывалась над поверхностью воды.

Эти испытания КНДР, продиктованные желанием в очередной раз привлечь к себе международное внимание, получить политические и экономические уступки от стран - участниц шестисторонних переговоров, а также добиться двусторонних переговоров с США (на чем безуспешно настаивает КНДР в течение последних нескольких лет), могут в результате вызвать неоднозначный политический эффект в связи с тем, что Пхеньян нарушил свой же мораторий. Единственной же реакцией корейской стороны является заявление МИД страны, согласно которому "проведение ракетных испытаний является неотъемлемым и суверенным правом КНДР, и никто не вправе указывать нам, можно ли это или нельзя"58.

Однако подобные действия делают КНДР все более и более предсказуемым государством. И это, безусловно, облегчает возможность более успешно планировать дипломатические, политические и экономические шаги международного сообщества с целью разрешения северокорейской ракетно-ядерной проблемы. Вероятно, всесторонние активные действия, предвосхищающие очередные витки шантажа со стороны КНДР, смогут перевести движущийся в течение нескольких лет по кругу процесс в другую траекторию.

При всей озабоченности ядерными планами Пхеньяна США считают, что сегодня Северная Корея представляет угрозу миру именно в качестве распространителя БР и ракетных технологий. Предполагается, что прибыль, получаемая от их продажи, направляется на финансирование программы создания ЯО. В октябре 2004 г. заместитель госсекретаря по вопросам контроля над вооружениями и международной безопасности США Дж. Болтон назвал Северную Корею "...главным распространителем в мире баллистических ракет и соответствующих технологий, которые она передает государствам-изгоям и враждебным режимам"59. Американские специалисты считают, что северокорейские ракеты, способные нести ядерные боеголовки, в состоянии нанести удар по территории США. По мнению российских ученых, это существенное преувеличение реальных возможностей КНДР. Но то, что страна стала одним из крупнейших мировых экспортеров ракетных технологий - с ее помощью создают боевые ракеты Египет, Иран, Ливия, Пакистан и Сирия, доказывают многие факты.

Вашингтон назвал в качестве одного из поводов для начала развертывания системы Национальной противоракетной обороны (НПРО) ракетную угрозу именно со стороны КНДР. Особенно озаботил американцев испытательный запуск корейской трехступенчатой модификации ракеты "Тепходон-1" 31 августа 1998 г.60 Эта ракета упала в Тихий океан, пролетев над территорией Японии. КНДР объявила также, что осуществляла запуск небольшого радиовещательного спутника при помощи ракетоносителя, третья ступень которого работала на твердом топливе. Однако в связи с отказом третьей ступени вывести спутник на орбиту не удалось, и он был потерян61. После этого северокорейские специалисты сосредоточили внимание на обеспечении надежности системы разделения ступеней ракетоносителя и контроля функционирования систем управления ракеты в полете. По одной из версий американцев, это был испытательный пуск межконтинентальной баллистической ракеты (МБР), способной достигать территории Соединенных Штатов62.

По оценке специалистов из стран - членов Режима контроля над экспортом ракет и ракетных технологий (РКРТ), КНДР давно считается наиболее активным разработчиком БР и распространителем не только ракетных технологий, но и готовых систем (в первую очередь, ракет на основе системы "Скад"). Эти ракеты постоянно модернизируются с целью увеличения их дальности полета, массы полезной нагрузки и точности попадания в цель. При этом преследуются не только технические, но и коммерческие задачи: повышение заинтересованности потенциальных покупателей в приобретении БР с улучшенными боевыми характеристиками.

ОНИ УЖЕ "ДОЛЕТЕЛИ" ДО ПАКИСТАНА И ЕГИПТА

Важным в контексте данной проблемы представляется вопрос о подозрениях в отношении сотрудничества КНДР с Пакистаном в ракетно-ядерной области. Уже несколько лет в западных СМИ широко комментируется информация о том, что в обмен на предоставленные Пакистаном секреты производства ЯО с использованием газоцентрифужного метода обогащения урана КНДР неоднократно поставляла Пакистану ракеты "Нодон", ставшие прототипами его собственных тактических ракет "Хатф" и ракет средней дальности "Гхори".

Пхеньян и Исламабад стали сотрудничать в ракетной области предположительно в начале 90-х гг., когда Пакистан уже имел возможность создавать ЯО на основе высокообогащенного урана и искал возможности получить средства его доставки в ответ на более мощный ракетно-ядерный потенциал Индии. Есть данные о том, что Пакистан получил от КНДР 12 - 25 баллистических ракет63. Ракетно-ядерные бартерные сделки, вероятно, начались в 1997 г. и продолжалась до июля 2002 г.64

Летом 1999 г. появились первые публичные заявления западных специалистов по нераспространению ЯО о ядерных связях между КНДР и Пакистаном65. В июне 2001 г. представитель госдепартамента США Р. Армитэдж впервые заявил о возможном участии пакистанских ученых-атомщиков в северокорейской ядерной программе66, но его слова остались тогда практически никем не замеченными67. Эта проблема вновь привлекла к себе внимание лишь после известных терактов в США в сентябре 2001 г. Некоторые западные источники сообщали тогда, что доктор Кадир Хан - пакистанский специалист, сыгравший ключевую роль в создании ЯО Пакистана, неоднократно посещал КНДР со своими коллегами, а группа северокорейских ученых присутствовала на испытании пакистанских бомб68.

стр. 10


Но если факт передачи Пакистану северокорейских БР можно считать подтвержденным (открытые источники сообщали время, место и модель транспорта, используемого для перевозки компонентов ракет, задержанных индийской таможней летом 1999 г.69, и идентифицированных американскими спецслужбами в июле 2002 г.70), то относительно "ядерных посылок" от КНДР в адрес Пакистана известно гораздо меньше. Американские источники сообщают лишь, что это оборудование, возможно включающее и газоцентрифужные элементы для наработки высокообогащенного оружейного урана, вероятно, было частью бартерной сделки между КНДР и Пакистаном, заключенной еще в конце 90-х гг.71

В качестве еще одного примера можно привести информацию о сотрудничестве КНДР с Египтом в области ракетных технологий. 23 марта 1999 г. США наложили санкции на три египетские компании за передачу КНДР американских технологий двойного назначения и ракетных компонентов72. Разведывательные источники США и Израиля утверждали, что западные технологии были получены проправительственными египетскими компаниями и отправлены в Пхеньян, а затем переделаны и возвращены Египту в качестве улучшенных ракетных компонентов для египетских баллистических ракет средней дальности (БРСД)73. В настоящее время Каир с помощью КНДР разрабатывает ракеты с дальностью 1 тыс. км74.

КОГДА У НИХ БУДЕТ ПЕРВАЯ БОМБА?

Насколько велики и реальны северокорейские ядерные возможности? Ответы на этот вопрос крайне противоречивы. Известно, что эксперты из России считают маловероятными как наличие ЯО у КНДР, так и возможность быстрого его создания в случае принятия соответствующего политического решения. Так, в 2003 г. тогдашний министр РФ по атомной энергии академик А. Румянцев сообщил: "У нас сведений на этот счет мало, мы десять лет не сотрудничали с Северной Кореей по линии высоких ядерных технологий, и это также вызывает у нас глубокое сожаление. Но, думаю, Корее далеко до атомного оружия"75.

Русские ученые-ядерщики полагают, что средств (количество оружейного плутония, необходимое оборудование, специалисты, финансовые ресурсы и т.д.) для создания даже 1 - 2 атомных плутониевых бомб у корейцев очень мало, не говоря уже о ЯО на основе высокообогащенного урана. Учитывая, что именно плутоний, наработанный исследовательским реактором, который введен в строй при содействии СССР, является сегодня основным "сырьем" для создания северокорейского ЯО, можно считать, что достоверность предположений наших специалистов достаточно высока.

Еще до распада СССР и прекращения контактов между странами в области ядерной энергетики наши СМИ сообщали, что 22 февраля 1990 г. тогдашний председатель КГБ СССР В. Крючков докладывал Политбюро ЦК КПСС: "По полученным данным, в Центре ядерных исследований КНДР в г. Йонбен завершена разработка первого атомного взрывного устройства. Его испытание в настоящее время не планируется в интересах сокрытия от мировой общественности и контролирующих международных организаций самого факта производства КНДР атомного оружия. Комитет госбезопасности принимает дополнительные меры по проверке данных сведений"76.

Западные специалисты, исходя из "худшего сценария", придерживаются другой точки зрения. В 1996 г. американские исследователи писали, что, расширяя свою ядерную программу более 40 лет, КНДР к тому времени уже обладала всеми необходимыми технологиями, персоналом и инфраструктурой, чтобы производить ЯО, которое могло быть сравнимо с первыми американскими и советскими атомными бомбами. По данным ЦРУ, Северная Корея еще до подписания с США договоренности 1994 г. обладала достаточным количеством плутония для производства 1 - 2 ядерных бомб77. Другие аналитики оценивали ее потенциал как достаточный для производства 5 - 6 бомб78. По некоторым данным, КНДР планировала создать к 2000 г. 10 - 20 ядерных единиц79. По другим - КНДР может производить ежегодно до 275 кг плутония80, что достаточно для создания 30 - 50 ядерных зарядов81. При этом "достоверно известно, что около 25 кг оружейного плутония ныне хранится на одном из северокорейских складов"82. В феврале 2003 г. эксперты МАГАТЭ сообщали, что Пхеньян на тот период обладал достаточными запасами ядерного топлива и технологиями, которые позволят ему создать несколько атомных бомб в течение ближайших месяцев.

Впрочем, некоторые американские исследователи солидарны с российскими учеными. Так, С. Харрисон - один из авторитетных корееведов, директор азиатских программ Вашингтонского Центра по международной политике, считает, что темпы создания Северной Кореей ОМУ сильно преувеличены: "Корректнее на сегодняшний день говорить о наличии потенциала создания ядерного оружия, и этот потенциал используется Северной Кореей, прежде всего, в целях политического торга"83.

В своем отчете о визите в ядерный Центр в Йонбене в январе 2004 г. специалист Лос-Аламосской лаборатории З. Хеккер отмечал: официальные представители КНДР заявили, что Северная Корея располагает в настоящее время ядерным потенциалом сдерживания, и действия США являются причиной качественного и количественного усиления этого потенциала. Американские ученые сообщили, что рассматривают "сдерживание" как понятие, включающее в себя, как минимум, три компонента: возможность получать ядерное топливо (в данном случае плутоний), возможность проектировать и производить ядерное взрывное устройство, а также возможность соединения этого взрывного устройства со средством его доставки. "То, что мы видели в Йонбене, свидетельствует о явных возможностях Северной Кореи иметь пер-

стр. 11


Ракетные объекты КНДР.

вый компонент. Но я не видел и никогда никому не говорил ничего о том, что позволило бы мне оценить их возможности конструировать и создавать взрывное устройство, и, тем более, возможности размещения его на носителе ЯО"84.

Однако вряд ли хотя бы одна из сильнейших разведок мира сегодня может достоверно оценить ядерные возможности КНДР. Северная Корея всегда была и в настоящее время остается настолько засекреченной страной, что получение однозначных разведданных о ней, а тем более, о ее тайных программах, крайне затруднено. Именно поэтому трудно предсказать дальнейшее развитие событий вокруг ядерной программы КНДР. В последнее время страх перед возможными превентивными действиями США усилил голоса сторонников жесткой линии в Пхеньяне и, по-видимому, подтолкнул корейских специалистов - атомщиков и оружейников - к ускорению исследовательских и экспериментальных работ, а, возможно, и создания ядерного оружия. Хотя ныне со стопроцентной вероятностью нельзя утверждать, что такого оружия в Северной Корее еще нет.

Какая критика ни раздавалась бы в адрес механизма шестисторонних переговоров, не давших пока ощутимых результатов и прерванных по инициативе Пхеньяна, на сегодня, по существу, нет другого инструмента обеспечения безопасности в Северо-Восточной Азии. Поэтому остальным пяти государствам - участникам этих переговоров - надо приложить максимум усилий, чтобы вернуть КНДР в переговорный процесс. При этом надо учесть, что сами северные корейцы получают выгоду от переговоров в виде дозированной экономической помощи. Вероятно, они будут продолжать политику "выкупа" своей ядерной программы, и в этом им можно пойти навстречу, не забывая, однако, о том, что Пхеньян может вернуться к политике блефа и шантажа, как это не раз было в прошлом.

Хотя США, Китай, страны Европы дружно выражают обеспокоенность ядерными планами КНДР, оценивая их как угрозу своей безопасности, следует признать, что Россия больше уязвима в этом отношении уже хотя бы в силу близости Северной Кореи к нашей территории. Любые испытания ядерного оружия, любая авария на ядерных объектах этой страны, не говоря уже о возможных военных действиях с применением ядерного оружия, нанесут РФ огромный ущерб. Вот почему именно наша дипломатия должна проявлять особую активность в разрешении северокорейского ядерного кризиса в стремлении, несмотря на трудности, вывести эту проблему из тупика.


1 Документы СБ ООН: www.un.org

2 Нераспространение ядерного оружия: Сборник документов. М., 1993.

3 Устав МАГАТЭ. Советский Союз в борьбе за разоружение. Сборник документов. М., 1977.

4 См. материалы: The Nautilus Institute. CINCPAC Document on the Withdrawal of US Nuclear Weapons from Korean Peninsula -http://nautilus.org/DPRKbriefingbook/nuclearweapons/koreawithdra wal.PDF

5 См.: North Korea's Nuclear Program, 2003. The Bulletin of the Atomic Scientists - http://www.thebulletin.org

6 Тимербаев Р. М. Россия и ядерное нераспространение. 1945 - 1968. М., 1999.

7 По открытым данным СВР - http://svr.gov.ru

8 Ромашкина Н. Северокорейская ядерная проблема: домыслы и реальность. Выпуск 46, январь - март 2003. Москва, Московский центр Карнеги, 2003.

9 ДНЯО вступил в силу в 1970 г., его подписали 187 государств (кроме Израиля, Индии и Пакистана). Вхождение в ДНЯО предусматривает, что ядерные объекты на территории страны-подписанта через 18 месяцев после вступления в ДНЯО будут проходить инспекции МАГАТЭ с целью контроля их безопасности.

10 Agreement of 30 January 1992 between the Government of DPRK and the IAEA for the Application of Safeguards in Connection with the Treaty on the Non-Proliferation of Nuclear Weapons (INFCIRC/403). Материалы МАГАТЭ http://www.iaea.org

стр. 12



11 Ядерное нераспространение. Том II. Ред. И. А. Ахтамзян. ПИР-Центр. М., 2002 г.

12 Statement of IAEA Director General at the Signing of a Safeguards Agreement between the IAEA and DPRK. Vienna, Austria, 30 January 1992. Материалы Федерации американских ученых - http://www.fas.org

13 Cilincione J., Wolfsthal B., Rajkumar M. Deadly Arsenals, Tracking Weapons of Mass Destruction, Carnegie Endowment for International Peace, 2002.

14 Материалы МАГАТЭ - http://www.iaea.org

15 INFCIRC/419, Приложение 5. Материалы МАГАТЭ -http://www.iaea.org

16 INFCIRC/419, Приложение 7, 12 марта 1993 г. Материалы МАГАТЭ - http://www.iaea.org

17 INFCIRC/437, 14 April 1994. Communications dated 18 and 19 March 1994 Received from the Permanent Mission of DPRK to the IAEA. Statement of 18 March 1994 by a Spokesman for the General Department of Atomic Energy of the Democratic People's Republic of Korea (Attachment 1). Материалы МАГАТЭ - http://www.iaea.org, a также материалы ЦРУ - http://www.cia.gov

18 INFCIRC/437, 14 April 1994. Memorandum of 19 March 1994 of the General Department of Atomic Energy of DPRK (Attachment 2). Материалы МАГАТЭ - http://www.iaea.org

19 INFCIRC/447, 21 June 1994/ The Withdrawal of DPRK from the IAEA. Материалы МАГАТЭ - http://www.iaea.org

20 INFCIRC/457, 2 November 1994 Agreed Framework of 21 October 1994 between the USA and DPRK. Материалы МАГАТЭ -http://www.iaea.org

21 Материалы Федерации американских ученых http://www.fas.org

22 Офис международных информационных программ Государственного департамента США - http://usinfo.state.gov

23 Hersh Seymour M. The Cold Test/ What the Administration Knew about Pakistan and the North Korean Nuclear Program. 2003 - http://www.newyorker.com

24 См. послание президента США Дж. Буша Конгрессу США, 29 января 2002 г. - http://www.nuclearno.ru

25 Сеульский вестник, 2000 - 2003 - http://vestnik.tripod.com

26 См. материалы сайта ЦРУ - http://www.cia.gov

27 См. выступление пресс-секретаря Белого дома Арии Флейшера на брифинге 10 января 2003 г. - http://usinfo.state.gov

28 Там же.

29 Выступление официального представителя Государственного департамента США Ричарда Ваучера на брифинге 3 января 2003 г. - http://usinfo.state.gov

30 См. в том числе: Glenn Kessler. U.S. Believes N. Korea Rapidly Seeking Stockpile. Washington Post, February 1, 2003.

31 Материалы сайта ЦРУ - http://www.cia.gov

32 По материалам Центра по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии МФТИ - http://www.armscontrol.ru

33 По открытым данным СВР РФ - http://svr.gov.ru

34 Cilincione J., Wolfsthal B., Rajkumar M. Deadly Arsenals...

35 Действие ядерного оружия. Военное издательство Министерства обороны СССР. М" 1963.

36 Сеульский вестник, 2005 - http://vestnik.tripod.com

37 The North Korean Nuclear Program. James Clay Moltz and Alexandre Y. Mansourou Editors. Routledge. New York and London, 2000.

38 Материалы сайта http://globalsecurity.org

39 "Under Mt. Chun-Ma" by David Albright and Holly Higgins. The Bulletin of the Atomic Scientists, January 2002 http://www.thebulletin.org

40 "Bush is Right to Get Tough With North Korea" by Henry Sokolski and Victor Gilinsky. The Wall Street Journal, February 11, 2002 - http://www.npec-web.org

41 Alleged DPRK Underground Nuclear Facility, Northeast Asia Peace and Security Network Daily Report, Thursday, August 20, 1998. The Nautilus Institute - http://www.nautilus.org; "Activity Suggests N. Koreans Building Secret Nuclear Site" By Dana Priest. Washington Post, August 18, 1998.

42 North Korean Special Weapons Facilities, Nuclear Facilities, Kumchangni - http://globalsecurity.org

43 Report on the U.S. Visit to the Site at Kumchangni, DPRK, Statement by James P. Rubin, Spokesman, U.S. Departament of State. June 25, 1999 - http://globalsecurity.org

44 Robert Marquand, Guerrilla Dynasty. Is it a Threat? The Christian Science Monitor, October 30, 2002.

45 По сообщению агентства "Интерфакс".

46 Сеульский вестник, 2000 - 2003 - http://vestnik.tripod.com

47 Послание президента США Дж. Буша Конгрессу США, 29 января 2002 г. ...

48 Ромашкина Н. Северокорейская ядерная проблема: ...

49 Верстаков А. Пхеньян играет втемную. BecTH.Ru, 10.02.2005 - http://www.rtr-vesti.ru

50 См.: Пхеньян объявляет об изъятии урановых стержней из атомного реактора. Сеул. 11.05.2005 - http://www.INTERFAX.ru

51 Блинов А. Корейский вариант все же безъядерный. Независимая газета. 20.09.2005.

52 North Korea's Nuclear Program, 2003, The Bulletin of the Atomic Scientists - http://www.thebulletin.org

53 Katha T. The Challenge of Ballistic Missiles in Asia. Asian Security in the 21'st Century. International Conference, New Delhi. January 24 - 25, 2000.

54 Draft Report of National Security Advisory Board on Military and Nuclear Doctrine of the North Korea. August 2001.

55 Сеульский вестник, 2000 - 2003 - http://vestnik.tripod.com

56 Ibid.

57 КНДР. Независимая газета. 04.03.2005.

58 Выступление Дж. Болтона 27 октября 2004 г. в Токио. Материалы агентства Washington ProFile - http://www.usinfo.state.gov

59 По материалам агентства Washington ProFile: http://usinfo.state.gov

60 Katha T. The Challenge of Ballistic Missiles ...

61 Ibid.

62 Stober D. and Sneider D. U.S. Knew About Nuclear Link between N. Korea, Pakistan. San Jose Mercury News, October 17, 2002.

63 Kampani G. Report Second Tier Proliferation: The Case of Pakistan and North Korea. The Nonproliferation Review /Fall-Winter 2002.

64 Ibid.

65 Filkins D. N. Korea Aid to Pakistan Raises Nuclear Fears, Los Angeles Times, August 23, 1999 - http://www.latimes.com.

66 Stober D. and Sneider D., U.S. Knew...

67 Kampani G. Report Second Tier Proliferation...

68 Hersh Seymour M. The Cold Test...

69 Joshi M. India Refuses to Let N. Korea Off the Hook. Times of India (Mumbai), July 31, 1999 - http://www.timesofindia.com.

70 Sanger David E.. Threats and Responses: Alliances; In North Korea and Pakistan, Deep Roots of Nuclear Barter. Foreign Desk / November 24, 2002 - http://www.nytimes.com

71 David E. Sanger and James Dao. A Nuclear North Korea: Intelligence; U.S. Says Pakistan Gave Technology to North Korea. Foreign Desk / October 18, 2002 - http://www.nytimes.com

72 Материалы ЦРУ - http://www.cia.gov

73 Там же.

74 The Bulletin of the Atomic Scientists. Special Collections. Nuclear Proliferation: North Korea. 2003 - http://www.thebulletin.org

75 Ваганов А. Москва не верит в атомную бомбу Пхеньяна. Независимая газета, 13.01.2003.

76 Аргументы и факты. 20.03.1992; Известия. 24.06.1994.

77 Материалы ЦРУ - http://www.CIA.gov

78 Гибни Джеймс. Пхеньян вооружен, а значит, опасен. Независимая газета, 24.01.2003.

79 North Korea's Nuclear Arsenal. Jane's Intelligence Review. Jane's Information Group Ltd 1996.

80 По оценкам Центра Карнеги за международный мир 2003 г., Северная Корея может располагать оружейным плутонием в количестве 190 кг. По данным Федерации американских ученых, мощности двух ядерных реакторов - 50 МВт в Йонбене и 200 МВт в Таечхоне позволяют нарабатывать до 200 кг. (Congressional Research Service Reports, Larry A. Niksch/ Foreign Affairs, Defense, and Trade Division, North Korea's Nuclear Weapons Program/ Updated January 22, 2003) или 275 кг плутония (North Korean Nuclear Weapons, CIA Estimate for Congress, November 19, 2002) - http://www.fas.org

81 Congressional Research Service Reports... Материалы Федерации американских ученых - http://www.fas.org

82 Ваганов А. Москва не верит в атомную бомбу Пхеньяна...

83 Суслов Д. Атака на Северную Корею возможна. Независимая газета, 05.02.2003.

84 Senate Committee on Foreign Relations Hearing on "Visit to the Yongbyon Nuclear Scientific Research Center in North Korea". Siegfried S. Hecker. Senior Fellow, Los Alamos National Laboratory University of California, January 21, 2004. Материалы Федерации американских ученых - http://www.fas.org


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/СЕВЕРОКОРЕЙСКИЕ-АТОМНЫЕ-БОМБЫ-И-РАКЕТЫ-МИФЫ-ДОГАДКИ-РЕАЛЬНОСТЬ

Similar publications: LBelarus LWorld Y G


Publisher:

Yanina SeloukContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Selouk

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. РОМАШКИНА, СЕВЕРОКОРЕЙСКИЕ АТОМНЫЕ БОМБЫ И РАКЕТЫ: МИФЫ, ДОГАДКИ, РЕАЛЬНОСТЬ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 07.06.2023. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/СЕВЕРОКОРЕЙСКИЕ-АТОМНЫЕ-БОМБЫ-И-РАКЕТЫ-МИФЫ-ДОГАДКИ-РЕАЛЬНОСТЬ (date of access: 21.06.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Н. РОМАШКИНА:

Н. РОМАШКИНА → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Yanina Selouk
Шклов, Belarus
185 views rating
07.06.2023 (380 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
"ПУТЕШЕСТВИЕ БЕЗ КАРТЫ". АФРИКА 30-Х ГОДОВ XX ВЕКА ГЛАЗАМИ ГРЭМА ГРИНА
16 hours ago · From Елена Федорова
ОБРАЗОВАНИЕ В АФРИКЕ: ПРОБЛЕМЫ, РАЗВИТИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ
18 hours ago · From Елена Федорова
КОНФЛИКТЫ В АФРИКЕ В ЗЕРКАЛЕ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКИ КОНГО
18 hours ago · From Елена Федорова
"ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ДИВИДЕНД" И БУДУЩЕЕ АФРИКИ
20 hours ago · From Елена Федорова
"ВОСХОДЯЩИЕ" ДЕРЖАВЫ НА АФРИКАНСКОМ КОНТИНЕНТЕ: ПРИМЕР МОЗАМБИКА
Yesterday · From Елена Федорова
АФРИКАНСКИЕ КОНФЛИКТЫ И РЕЛИГИОЗНЫЕ РИТУАЛЫ (НА ПРИМЕРЕ ГРАЖДАНСКИХ ВОЙН В ЛИБЕРИИ)
2 days ago · From Елена Федорова

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIOTEKA.BY - Belarusian digital library, repository, and archive

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

СЕВЕРОКОРЕЙСКИЕ АТОМНЫЕ БОМБЫ И РАКЕТЫ: МИФЫ, ДОГАДКИ, РЕАЛЬНОСТЬ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: BY LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Biblioteka.by - Belarusian digital library, repository, and archive ® All rights reserved.
2006-2024, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android