BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-1111

Share with friends in SM

Позиция, занятая американской дипломатией в вопросе о гражданском управлении в полосе отчуждения КВЖД, в частности, в Харбине, обострила русско-американские противоречия после русско-японской войны 1904 - 1905 годов. Открытие Харбина для международной торговли после окончания войны застало этот город в тяжелом положении. В частности, критическое состояние переживала мукомольная промышленность. Будучи не в состоянии успешно соперничать с американскими мукомольными объединениями, русские предприятия оказались перед угрозой банкротства, для предотвращения чего был разработан проект образования акционерной компании, объединяющей все крупные мельницы в зоне КВЖД. Американский консул Фишер исходил из противоположных соображений. С его точки зрения, Харбин был обречен на гибель, если его не спасет прилив иностранного капитала. Для этого он считал необходимым, чтобы Россия отказалась от протекционистской политики при перевозе по КВЖД русских товаров, не упуская случая подчеркнуть, что эта дорога является частным, но не государственным предприятием, а управляющий ею генерал Хорват представляет собой для иностранцев лишь главу частной компании, но не политического деятеля1.

Из этого сложного клубка противоречий и путаницы единственным выходом являлась договоренность с Китаем об установлении кондоминиума в полосе отчуждения КВЖД и образование там общественного управления, подобного имевшему место в иностранных сеттльментах в Китае и способного удовлетворительно решить вопрос о правовом положении иностранцев. Управление дороги 10 мая 1909 г. заключило с местными китайскими властями соглашение об учреждении смешанных бюро (цзяо-шэ-цзюй), в которых на паритетных началах представители дороги и китайских властей должны были принимать окончательные решения по всем судебным и административным делам, касающимся интересов дороги и китайского населения, проживающего в пределах ее полосы отчуждения2. Вопрос о положении китайцев был, таким образом, урегулирован. Более сложным оказался вопрос о положении иностранцев.

Особое совещание предложило организовать гражданское управление в полосе отчуждения дороги в форме общественного управления по образцу русских и иностранных сеттльментов на Дальнем Востоке. Но на этом пути


Лосев Юрий Иванович - доктор исторических наук. Рязанский государственный университет им. С. А. Есенина; Ананьева Наталья Петровна - кандидат исторических наук. Рязанский государственный университет им. С. А. Есенина.

стр. 110

Россия встретила камни преткновения, воздвигнутые усилиями американской дипломатии. Летом 1906 г. под влиянием Вашингтона китайские власти в Маньчжурии выдвинули проект "об отведении участка для иностранного сеттльмента в границах, которые были бы определены по взаимному соглашению". Российская дипломатия рассмотрела за этим намерением направляющую руку США. Она не имела оснований сомневаться, что добившиеся создания на землях КВЖД иностранного сеттльмента США перейдут к требованию равного с Россией правового положения, открывая для себя перспективу приобретения в Маньчжурии концессий, подобных полученной Россией. Эти соображения заставляли российское правительство торопиться с выработкой постоянных форм гражданского управления и решением вопроса о правовом положении иностранцев на территории КВЖД.

17 и 24 октября 1906 г. Особое совещание вынесло постановление об организации гражданского управления на землях дороги, "в полном согласии с мнением министерства иностранных дел", признав, что это управление должно осуществляться "именем Общества, как субъекта права..., как частного концессионера, без всякого видимого вмешательства русской правительственной власти"3. Полагаясь на преобладание русских торговых и промышленных элементов в городах и поселках КВЖД, российское правительство надеялось на создание вполне лояльных ему муниципалитетов.

Удовлетворяя требования держав, и в первую очередь США, китайское правительство летом 1907 г. открыло для международной торговли Харбин, Хайлар и Маньчжурию. Благодаря решению китайского правительства положение дел резко изменилось4. С этого момента в созданные дорогой поселки иностранцы получили свободный доступ. Россия забеспокоилась. В ноябре 1907 г. состоялось утверждение выработанного Особым совещанием "Положения об общественном управлении в Харбине" и в апреле 1908 г., после проведенных на его основе выборов, управление приступило к работе под контролем администрации КВЖД5. Однако китайское правительство высказалось против общественного управления, несмотря на предусмотренное при его установлении равенство гражданских прав как русского, так китайского и иностранного населения. 27 января 1908 г. русскому послу в Китае был выдвинут протест. В ответной ноте китайскому правительству от 8 февраля посол полностью отклонил протест со ссылкой на 6 ст. русско-китайского договора, о чем в тот же день циркулярным письмом уведомил посланников других держав6.

Не удовлетворившись содержащимися в этом письме разъяснениями, американское правительство запросило своих представителей в Пекине и Харбине относительно китайского протеста и русского ответа. Заинтересованность США в вопросе о порядке управления на территории КВЖД приобретала общеполитическое значение, будучи показателем направления американской политики в Китае. Российский посланник поставил американскую позицию в данном вопросе в прямую связь с недавним отказом США от части контрибуции по восстанию ихэтуань и предстоявшим прибытием в Тихий океан эскадры Эванса, полагая, что в Вашингтоне рассчитывают в результате этих мероприятий обеспечить себе особое положение на Дальнем Востоке. Очевидно, писал он, американцы "используют это положение дабы показать себя перед китайцами защитниками их прав против посягательств иностранцев"7.

Но возвратимся к письму русского посланника Покотилова, адресованному иностранным посланникам в Пекине. Если французский и японский ответы были вполне доброжелательны, то в английском и особенно в американском тон был иным. Они ограничивались уведомлением о запросе посланниками инструкций у своих правительств и выражали опасение, что русский опыт может послужить примером для японцев в Южной Маньчжурии. Американский консул в Харбине продолжал категорически заявлять, что США отрицают право Общества КВЖД на управление территорией дороги и признают лишь власть китайской администрации. Это давало основание счи-

стр. 111

тать, что "протест, предъявленный китайцами, не обошелся без хотя бы косвенного подстрекательства" со стороны американского консула. Попытку российского посланника договориться с американской миссией в Пекине поверенный в делах США Флетчер решительно отклонил, заявив, что правительство США "не составило себе еще определенного взгляда на ту политику, которой ему следует держаться по отношению к... административным мерам в полосе отчуждения".

Следует заметить, что широкие возможности для возникновения разногласий и недоразумений в организации гражданского управления на территории дороги создавались отсутствием публикации текста заключенного в 1896 г. договора о строительстве КВЖД8. Среди китайцев и иностранцев получил распространение сборник договоров и конвенций, заключенных Китаем и Кореей, составленный посланником США в Пекине Рокхилом. В этом сборнике помещен, в частности, перевод с китайского языка на английский русско-китайского договора 1896 г., причем ст. 6, предоставлявшая Обществу КВЖД абсолютное и исключительное право администрирования на территории дороги, в нем даже не упоминалась9.

Тем временем конфликт разрастался. 18 февраля 1908 г. последовал повторный протест китайского правительства. 12 (25) февраля Покотилов ответил на повторный протест Китая, что он заявлен "вопреки вполне ясному и определенному постановлению местной статьи договора на сооружение линии" и, очевидно, в расчете на поддержку иностранцев. О содержании ответа на повторный протест был проинформирован и дипломатический корпус в Пекине. Когда Покотилов в связи с этим поинтересовался у американского поверенного в делах, какова позиция в данном вопросе США, тот уклончиво ответил, что он предписал консулу в Харбине придерживаться строгого нейтралитета. Однако российский посланник продолжал добиваться выяснения причин проявления частью иностранцев недовольства вводимым в полосе отчуждения КВЖД общественным самоуправлением. С этой целью он беседовал с дипломатическими представителями других держав в Пекине и пришел к заключению, что причина кроется в "удивлении и смущении", вызванных в иностранных миссиях установлением русско-японской солидарности10.

Действительно, ход событий камня на камне не оставлял от предполагавшегося в Вашингтоне длительного сохранения после войны русско-японского антагонизма. Вместе с тем, японо-американские отношения резко обострились, и для американских монополий это означало серьезное ухудшение дальневосточной ситуации, порождая стремление препятствовать взаимному сближению и укреплению позиций России и Японии любыми методами. О том, что в данном случае речь шла именно об использовании первого подвернувшегося повода, и что для возникновения конфликта не было серьезных оснований, можно судить по характеру протестов, предъявляемых китайскими властями. Как сообщил в одном из своих донесений Покотилов, китайские требования сводились преимущественно к упразднению термина "самоуправление"11. Таким образом, они не имели принципиального значения и, по словам Покотилова, легко могли быть удовлетворены.

Вскоре выступили наружу и свидетельства их американской инспирации. 9 апреля 1908 г. государственный секретарь США Рут наконец ответил на неоднократные обращения российской дипломатии. В ноте, переданной русскому послу, он заявил, что, по мнению госдепартамента, в основу организации гражданского управления на территории КВЖД положены не права, предоставляемые Китаем иностранным державам по международным трактатам, а лишь концессия от 27 августа (9 сентября) 1896 г., которая не может включать право "политической администрации"12. Таким образом, Рут полностью солидаризовался с позицией Фишера, покончив с игрой в "неведение" и раскрыв источник возникновения китайских протестов.

Действия Вашингтона встревожили не только Россию. Тщетно пытались российские дипломаты повлиять на Рута. Государственный секретарь США оставался непреклонным, не соглашаясь признать за железнодорож-

стр. 112

ной компанией какие бы то ни было политико-административные права, или уклонялся от конкретного ответа. Американский меморандум послужил стимулом для нового протеста со стороны Китая. И хотя никаких доводов в обоснование протеста китайское правительство на этот раз вообще не выдвигало и даже не пыталось оспаривать аргументацию России, приведенную в ее ответах на предшествующие протесты13, ограничиваясь заявлением о нарушении китайского суверенитета, оно получило теперь возможность опираться на меморандум США и оперировать приведенными в нем аргументами.

Заменивший умершего Покотилова новый российский посланник в Китае - Коростовец, съездив в Харбин, провел беседу с американским консулом. Фишер доказывал, что Россия нарушает международные договоры и ущемляет верховные права Китая. Он не только возражал против организации общественного управления в Харбине, Хайларе и на станции Маньчжурия, но и утверждал, что административные права Общества КВЖД применимы лишь в отношении земель, непосредственно занятых железнодорожной линией, вокзалами, депо и прочими службами, не распространялись на остальную часть полосы отчуждения с проживающим в ее пределах как русским, так и китайским и иностранным населением14. Антирусская позиция Фишера снискала одобрение и поддержку австрийского консула в Тяньцзине и германского консула в Мукдене.

Вице-консул в Харбине князь Мещерский призывал ни в коем случае не создавать впечатления, будто Россия покушается на китайский верховный суверенитет и не пытается заменить концессию, предоставленную Обществу КВЖД, правительственной концессией. Он предлагал расширить полномочия генерального консула, подчинив ему все органы управления и превратив городское самоуправление в совет по делам города, состоящий при консуле. Адресованная посланнику в Пекине докладная записка Мещерского была им в принципе одобрена и переслана министру иностранных дел. 17 (30) декабря министерство иностранных дел направило записку Мещерского и письмо Коростовца председателю совета министров Столыпину, который в свою очередь передал их министру финансов Коковцеву. Нужно отдать должное министру финансов, он довольно точно определил причину энергичного противодействия со стороны ряда держав, среди, которых на первом месте уверенно назвал США15. США при поддержке некоторых других держав препятствовали установлению в полосе отчуждения общественного самоуправления не потому, что оно само по себе чем-то нарушало их интересы, а с целью вынудить Россию отказаться от наиболее удобного ей варианта, заставить ее добиваться от Китая новых уступок в виде признания КВЖД правительственной концессией. Это не только привело бы к ухудшению русско-китайских отношений, но и явилось бы предпосылкой для предъявления "заинтересованными" державами аналогичных требований Китаю.

С течением времени российское правительство становилось все менее заинтересованным конфликтовать с Соединенными Штатами. Наоборот, в его интересах было урегулирование спорных вопросов даже путем определенных уступок. Политическая атмосфера в Европе быстро сгущалась, дело ускоренным образом шло к войне с Германией, и для России дальневосточные проблемы отодвигались на второй план. Однако в Вашингтоне достаточно хорошо понимали причины сговорчивости России, ее готовности к некоторым уступкам в Китае, и поэтому не шли ей навстречу, стараясь извлечь из ситуации как можно большую выгоду.

Новый год не принес улучшения: американское правительство не откликалось на попытки России искать компромиссное решение. В результате прямого подстрекательства со стороны американского консульства и американской прессы некоторые китайские купцы в полосе отчуждения перестали платить городскому управлению, вследствие чего управляющий дорогою распорядился закрыть их магазины. Тогда купцы подали жалобу в Пекин, по поручению которого китайский посланник в Петербурге обратился к российскому правительству с просьбой отменить закрытие магазинов. Но в этом

стр. 113

случае Россия на уступку не пошла16. В соответствии с приказом управляющего дорогой, 21 февраля 1909 г., после истечения пятидесятидневного льготного срока, магазины неплательщиков налогов были опечатаны. Только для Харбина было сделано исключение, и чтобы не заострять положение в месте пребывания иностранных, в частности американского, консулов, харбинским купцам срок уплаты налогов был продлен17. Американская печать тенденциозно преувеличивала действия русских властей. "Положение в Харбине, - писала "Нью-Йорк Геральд", - ... становится все более острым... Великобритания и Германия, поддерживаемые стараниями американцев, возбудили решительные протесты.... Затронут не только принцип "открытых дверей", но и неприкосновенность Китая"18.

В поисках выхода из этого положения Россия одно время проявила готовность прибегнуть к самым радикальным мерам вплоть до продажи КВЖД. Однако начатые по этому поводу предварительные переговоры с американскими финансовыми кругами не увенчались успехом вследствие резко отрицательного отношения со стороны Японии, не пожелавшей отказаться от приобретенной ею части дороги.

Соблазненное перспективой выкупа дороги на американский капитал, что обеспечило бы ему решающий голос, правительство США предлагало учредить в Харбине муниципалитет, деятельность которого регулировалась бы международными трактатами. В надежде убедить Россию, что такой муниципалитет почти идентичен тем, которых она добивалась, "правительство США, - как констатировал британский меморандум, - указывает, что такая администрация в настоящее время по практическим результатам своим, в виду большого перевеса русских жителей в Харбине, лишь немного отличалась бы от администрации, осуществляющей свои права на основании железнодорожной концессии"19. Проект встретил безоговорочную поддержку Великобритании.

Тем временем 27 апреля (10 мая) 1909 г., в результате начатых в феврале двусторонних переговоров, в Пекине состоялось подписание предварительного русско-китайского соглашения о порядке управления в полосе отчуждения КВЖД. Текст соглашения не был предан гласности, и только с течением времени, когда вопрос о самоуправлении на территории дороги достиг опасной остроты и привлек всеобщее внимание, соглашение было опубликовано в русской печати20.

Как само соглашение, так и последовавшее за ним 11 (24) мая 1909 г. утверждение харбинского и других муниципальных управлений оказались для США и их партнеров по противодействию России в Маньчжурии большой и неприятной неожиданностью21. В Вашингтоне должны были признать игру на этом этапе проигранной: Россия преодолела созданные ей трудности, а американским монополиям не удалось при этом ни вбить клин в налаживаемые русско-японские отношения, ни спровоцировать кризис во взаимоотношениях России с Китаем, ни хотя бы получить какую-либо осязаемую компенсацию.

Успех России, в частности, положил предел и без того достаточно эфемерным надеждам на выкуп КВЖД. Теперь эта идея теряла всякий смысл и была признана российским правительством неприемлемой22. Если большинство иностранных посланников в Пекине, как утверждала "Норт Чайна дейли ньюз", полагало, что "интересы их подданных и принцип открытых дверей достаточно обеспечены" и русско-китайским соглашением не ущемляются23, то американский и английский посланники признали это соглашение ограничивающим суверенитет Китая. Втроем с австрийским посланником они провели совещание, на котором решили добиваться, чтобы при окончательной выработке правил управления были привлечены иностранные представители.

Американская дипломатия попыталась оказать давление и на российское правительство, в ноте от 17 (30) августа 1909 г. заявив ему, что правительство США не признает русско-китайское соглашение, заключенное 10 мая

стр. 114

1909 г., и требует вместе с другими державами права участвовать в выработке условий управления муниципалитетами в полосе отчуждения КВЖД, а также гарантии прав и привилегий американских граждан. Запрошенный в связи с этим российский министр финансов признал американский протест необоснованным. Организация гражданского управления на территории дороги, писал он в предварительном ответе, "является делом исключительно России и Китая", никак не ущемляющим интересы иностранцев, которым предоставляется право выбирать и участвовать в самоуправлении наряду с русскими и китайцами24.

Вслед за протестами, заявленными американским правительством после подписания русско-китайского соглашения, государственный департамент 7 ноября 1909 г. вновь выступил с возражениями против организации Обществом КВЖД муниципального управления25. Госдепартамент произвольно истолковал текст 6-й статьи русско-китайского железнодорожного контракта, заявив, что она не предусматривает предоставления дорожной администрации публичного права26. Ближайшим результатом американской деятельности явились обструкция китайцев, отказ большинства из них платить муниципальные налоги, а затем аналогичный отказ немцев, заявивших, что Харбин является международным сеттльментом, и что никаких органов гражданского управления КВЖД они не признают. В результате, созданный американской дипломатией конфликт стал расширяться, причем центральное место в нем занял вопрос о положении в Харбине. При общей площади полосы отчуждения КВЖД, равной 513 кв. милям или 329 тыс. акров (что составляло около 122 тыс. десятин), территория Харбина равнялась 50 кв. милям или 32,4 тыс. акров, занимая пространство, значительно уступавшее размерам международных сеттльментов в Шанхае, Ханькоу, Тяньцзине. К тому же, в отличие от этих сеттльментов, громадная часть Харбина была использована под вагонные парки, депо и различные мастерские дороги27. Тем не менее, Харбин занимал почти десятую часть всей полосы отчуждения, являясь крупнейшим железнодорожным узлом КВЖД, речным портом и центром обрабатывающей промышленности в зоне дороги. К тому же из общего торгового оборота полосы отчуждения КВЖД, составлявшего к 1910 г. 52 млн. рублей, на долю Харбина приходилось 34 млн. 600 тыс. руб., то есть две трети28. Этот наиболее важный стратегический и экономический пункт Северной Маньчжурии, естественно, привлекал внимание сторон в первую очередь.

Однако российское правительство упорно отстаивало свои позиции и на принципиальные уступки в вопросе об общественном управлении не шло. Правительство Китая в надежде восстановить свой суверенитет в Маньчжурии и взять управление Харбином в собственные руки избрало иной путь, воспользовавшись в качестве предлога для этого протестами держав. Одним из первых признаков такого намерения явилась проявленная в сентябре 1909 г. готовность китайского министра иностранных дел пойти на пересмотр русско-китайского соглашения, подписанного 10 мая 1909 г., и внесение в его текст изменений, отвечающих желаниям Штатов и поддерживавших США держав29.

Анализируя взгляды китайского правительства, российские дипломаты сделали вывод, что действия США способны побудить Китай поднять вопрос о пересмотре соглашения с Россией "и даже отказаться от него совсем". Это резко ухудшало позиции России, и не случайно при первых же признаках намечавшегося поворота китайского правительства Коростовец в середине октября 1909 г. дал понять министру иностранных дел Китая Лянь Дунь-яну, что претензии иностранных держав могли бы быть удовлетворены путем создания особого сеттльмента для иностранцев. Однако Лянь Дунь-ян не поддержал этот проект. Замысел российского дипломата предусматривал выход из затруднительного положения за счет Китая. Он предлагал выделить в Харбине участок для международного сеттльмента, управление которым было бы передано иностранцам, а остальную часть города превратить в русскую

стр. 115

правительственную концессию с предоставлением иностранцам некоторых прав, вытекающих из консульской юрисдикции. Пока же российская миссия в Пекине оставалась на прежних позициях: "весь Харбин в пределах городской черты признается открытым для иностранцев, но организация управления его зависит от Общества КВЖД при участии в некоторых частях Китая, но без права обсуждения его другими державами"30.

Американцы, однако, не бездействовали. 2 октября 1909 г. американская финансовая группа в составе банков Моргана, Кун, Леб и Ко Первого Национального банка и Национального городского банка Нью-Йорка, от имени которых выступал В. Стрэт, и английская фирма Паулинг и Ко подписали с вице-королем Маньчжурии и губернатором Фынтяня предварительное соглашение о финансировании, сооружении и эксплуатации железной дороги от Циньчжоу до Айгуна. Помимо того, что эта дорога должна была пересечь всю Маньчжурию с юга на север, она подводила американские монополии вплотную к дальневосточным владениям России. Осуществляя комбинированный маневр, государственный департамент США 6 ноября 1909 г. обратился к Англии и 8 ноября к России и Японии с предложением, известным под именем проекта Нокса, о выкупе маньчжурских железных дорог на средства, предоставляемые Китаю державами, и установлении над этими дорогами международного контроля или их нейтрализации31. В качестве альтернативы Нокс предлагал державам оказать поддержку плану строительства Цзиньчжоу-Айгульской магистрали, тем самым отчетливо демонстрируя подчинение своей политики интересам монополий.

В борьбе, происходившей вокруг вопроса о гражданском управлении на КВЖД, план Нокса должен был сыграть роль внушительного рычага для воздействия на Россию. Это не составляло тайны для российского правительства, министр иностранных дел которого справедливо указывал, что предложение коммерческой нейтрализации маньчжурской железнодорожной сети находится "в тесной связи с вопросом об управлении полосы отчуждения на Китайской Восточной железной дороге". К такому выводу Извольского, в частности, привела настойчивость американского посла в Петербурге Рокхила, с которой он убеждал российское правительство согласиться на нейтрализацию Маньчжурии. Взаимосвязь этих "недоразумений" и проектов Нокса проявлялась как в использовании созданного на КВЖД конфликта для побуждения России пойти на уступки США в Маньчжурии, так и в попытке шантажировать Россию, заставить ее капитулировать в вопросе о гражданском управлении на землях дороги. Однако предложения были отклонены32.

Тем не менее, продолжая возлагать надежды на возможность объединения заинтересованных держав на платформе нейтрализации маньчжурских дорог, США не признавали за Обществом КВЖД муниципальные права и создавали России серьезные затруднения, с помощью которых рассчитывали принудить его к уступкам. Они объявили, что "притязания дороги несовместимы с принципом равноправия", продолжали ссылаться на искаженный текст договора 1896 г., выдвинули новый довод, гласивший, что "предоставление муниципальных прав частному железнодорожному Обществу недопустимо еще и потому, что угрожает поставить под его контроль все промышленные предприятия вдоль линии, что нарушило бы обязательства Китая о недопущении монополий в коммерческих предприятиях"33. Полная безосновательность этого довода была очевидна, так как контроль над деятельностью муниципальных органов не создавал условий для вмешательства в производственную деятельность. Вместе с тем Россия не проявляла намерения препятствовать американским промышленным интересам в Маньчжурии, да и не способна была установить там свою монополию.

Однако российская дипломатия не ослабляла усилий, направленных на договор с США, рассчитывая предупредить блокирование держав с Китаем. Но попытка российского посла втянуть Нокса в обсуждение проблемы административных прав КВЖД оказалась безуспешной: он уклонился от беседы на эту тему, но не отступил от занятой им недружелюбной позиции в отно-

стр. 116

шении России. Пока российская дипломатия продолжала выяснять намерения США и других заинтересованных в харбинском вопросе держав, Америка оттягивала начало намеченных на 1 декабря 1909 г. двусторонних русско-китайских переговоров об организации гражданского управления в полосе отчуждения КВЖД. Однако и китайцы не спешили проявить инициативу в организации переговоров, со времени опубликования американского предложения об интернационализации дорог34. Зависимость инертности китайцев от плана Нокса порождалась надеждами китайского правительства, что реализация этого плана, принеся Китаю право на управление как КВЖД, так и ЮМЖД, покончит с господством России и Японии над Маньчжурией.

Но время для питания иллюзий как в Пекине, так и в Вашингтоне оказалось весьма ограниченным. 9 января 1910 г. токийская газета "Дзидзи", отражавшая точку зрения японского правительства, решительно высказалась против проекта Нокса35. Отрицательно отнеслось к нему и российское правительство36. Франция заняла такую же позицию, и даже Англия, накануне мировой войны стремившаяся укрепить связи с Россией, на этот раз также не поддержала США37. Только Германия, заинтересованная в осложнении положения держав Антанты на Дальнем Востоке, встретила предложение Нокса сочувственно38.

Теперь, чтобы окончательно не ухудшить свое положение в Маньчжурии, США оказались перед необходимостью заявить, что они "не придают никакой остроты" харбинскому вопросу, что предыдущие разъяснения России на этот счет их "вполне удовлетворяют", а американские возражения против русского контроля над муниципальным управлением в полосе отчуждения КВЖД были "крайне преувеличены". Хотя Вашингтон уже начал отступление, в Пекине по-прежнему надеялись на достижение успеха при помощи США. Китайское правительство продолжало оттягивать начало переговоров с Россией и, как сообщал Коростовец, среди китайцев "наблюдается несомненный подъем духа, вызванный недавним вмешательством Америки в маньчжурские дела"39.

В изменившихся условиях, когда США временно стали склоняться к примирительной позиции, оттяжка переговоров была только на руку России, способствуя ей объявить соглашение 10 мая 1909 г. нарушенным. Российский посланник в Китае планировал отказ от маскировочных средств и превращение КВЖД из частного предприятия в правительственное с объявлением территории дороги "арендованной" наподобие Ляодунского полуострова или Циндао. Оптимальный для России вариант заключался в возможности "вступить с державами в непосредственный компромисс и, сговорившись с ними, заставить китайцев принять наши условия". Коковцов одобрил предложенный Коростовцом план применения к Китаю "репрессивных мер" в виде отказа от соглашения 10 мая и превращения Харбина в русскую правительственную концессию с выделением международного сеттльмента для США и других держав40.

США, не рискуя идти на открытый конфликт с Россией, все же не торопились вступать с ней в соглашение, поскольку надежда на овладение всей территорией Маньчжурии оставалась. Проявившая не меньшее упорство, но гораздо большую гибкость российская дипломатия воспользовалась благоприятным моментом для возобновления весной 1910 г. переговоров с Китаем о харбинском муниципальном управлении. Уже на первом же совместном заседании выяснилось, что участники переговоров не могут найти общий язык, так как китайская делегация не согласилась на подчинение полиции муниципалитету и потребовала назначения двух - русского и китайского полицмейстеров, облеченных равными правами, против чего решительно запротестовали представители России. Ведение переговоров осложнилось еще и тем, что к их началу державы стали оспаривать право Общества КВЖД, как частного лица, устанавливать и взимать налоги с иностранцев. И в тот момент, когда можно было предполагать, что США используют это обстоятельство для усиления своего нажима, в правительственных кругах Вашингтона

стр. 117

признали возможным, "чтобы американцы уплачивали налоги на тех же основаниях, как и русские". Неожиданный шаг государственного секретаря был бы способен породить недоумение, если бы не то обстоятельство, что весной 1910 г. в Харбине проживали лишь консул, его секретарь и три-четыре американца, входившие в состав консульского персонала. Таким образом, решение Вашингтона пойти навстречу администрации КВЖД имело сугубо платонический характер. Фактически никаких жертв России не принося, США с помощью этого приема имитировали готовность считаться с ее интересами, идти ей на уступки. Это была попытка возбудить в Петербурге надежду на сотрудничество с США и помешать дальнейшему русско-японскому сближению. Однако российская дипломатия достаточно хорошо видела, что США "заняли негласно несколько двусмысленное положение" и разгадала причину этого явления, сумев извлечь для себя максимум из неуклюжих действий государственного департамента41.

Едва в США убедились, что начатые в январе 1910 г. переговоры между Россией и Японией привели к подписанию 4 июля соглашения, устанавливающего сотрудничество этих стран в Маньчжурии и открывающего перспективу заключения союза между ними42, как государственный департамент резко изменил тон. Теперь уже не имело смысла заигрывать с Россией и сеять в Петербурге надежды на достижение дружественных отношений с США. Вскоре после того, как государственному департаменту стало известно, что Россия и Япония подписали соглашение, консул США в Харбине по указанию из Вашингтона прислал русскому генеральному консулу письмо, в котором сообщал, что американское правительство "находит справедливым, чтобы американские граждане, проживающие здесь, уплачивали временно через посредство своих консулов причитающуюся с них долю таких муниципальных сборов, которые нужны на снабжение города дорогами, освещением, санитарным устройством и полицией, впредь до принятия удовлетворительных муниципальных правил, которые... правительство считает необходимым и в отношении которых оно сохраняет за собой все права". Это представляло заявку на право прямого вмешательства консулов в организацию городских сборов и городского устройства Харбина43.

Конфликт из-за гражданского управления на территории КВЖД грозил вновь обостриться. В письме консула США на имя русского генерального консула, в котором он выдвигал свои требования, четко формулировалось, что сборы с американских граждан должны производиться только через американское консульство. Ни о какой уплате этих сборов "наравне с русскими, китайскими и другими жителями" даже не упоминалось. Что же касается установления в будущем "удовлетворительных детальных муниципальных правил", о которых говорил Нокс, то в письме американского посла Грина городским властям Харбина к этой формуле было добавлено: "которые американское правительство считает необходимыми и в отношении которых оно сохраняет за собой все права"44.

У российских чиновников и дипломатов не вызвало сомнений, что точное перечисление Грином четырех видов сборов, на уплату которых американское правительство давало согласие, таит в себе повод для возникновения новых переговоров с державами в случае необходимости установить сборы на другие общеполезные цели. Но именно этого Россия и не хотела допустить, а потому было решено действовать "не допуская никакого вмешательства в это дело китайской власти"45.

США, убедившимся в невозможности принудить Россию к отступлению, после заключения русско-японского соглашения приходилось изыскивать выход из затруднительного положения, в которое себя поставила американская дипломатия в результате резкого поворота в виде новой инструкции консулу в Харбине. Однако деятельность американской дипломатии не прошла бесследно и для интересов России. Она стимулировала противодействие общественному управлению на территории КВЖД со стороны проживавших там других иностранцев, которые и без того злоупотребляли невыясненнос-

стр. 118

тью их правового положения, оспариваемого Соединенными Штатами, и грубо игнорировали постановления русской администрации. Например, хотя Маньчжурии угрожали эпидемии чумы и холеры, они торговали больным скотом, зараженными свиными тушами, тухлой провизией, гнилыми фруктами46. Это вызывало напряженность положения и препятствовало нормальной деятельности органов общественного управления Харбина и других населенных пунктов полосы отчуждения КВЖД вплоть до первой мировой войны. Кроме того, время от времени российское правительство беспокоили слухи о продолжающихся попытках США навязать Китаю соглашение об аренде американского сеттльмента47.

По мере приближения первой мировой войны большинство стран, не исключая Германию, предпочло пойти на урегулирование харбинских разногласий, и только США продолжали упорствовать. Уже летом 1913 г. британский консул в Харбине Истс высказал принципиальное согласие на предоставление британскими подданными, проживающими в полосе отчуждения КВЖД, письменных обязательств о соблюдении всех правил и требований русских властей. Вскоре и французское правительство заявило, что оно признает своих граждан и лиц, находящихся под его попечением, обязанными полностью подчиняться русским муниципальным правилам и платить установленные налоги в городах на территории КВЖД. Начатые на этой основе 15 (28) февраля 1914 г. консульские переговоры в Харбине протекали успешно и завершились 17 (30) апреля выработкой проекта русско-английского и русско-германского соглашений о распространении на германских и британских подданных муниципальных порядков и повинностей на землях дороги. Полное одобрение этих проектов высказали французский и австрийский консулы. США же продолжали уклоняться от окончательного урегулирования вызванного ими конфликта48.

Хотя бурные события лета 1914 г. в Европе оттянули подписание соглашения, оно все же состоялось: с Англией соглашение было подписано 20 ноября (3 декабря) 1914 г., с Бельгией, Голландией, Данией, Испанией, Италией и Францией - в апреле - мае 1916 г., с Японией - в феврале 1917 г., и только США остались на прежних позициях. Впрочем, в условиях мировой войны это уже не имело существенного значения.

В заключение следует заметить, что американская дипломатия, длительное время противившаяся осуществлению Россией административного суверенитета в полосе отчуждения КВЖД, ни разу не попыталась выступить против аналогичных действий Японии в зоне КВЖД49. Эта позиция США целиком соответствовала ее антирусской направленности и стремлению не обострять противоречия с Японией.


Примечания

1. Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ), Китайский стол, д. 210, л. 12.

2. Там же, д. 131, л. 42.

3. Российский государственный исторический архив (РГИА), ф. 560, оп. 28, л. 414, л. Зоб.

4. Там же, л. 127.

5. Там же, ф. 323, оп. 2, д. 43, л. 47.

6. АВПРИ, Китайский стол, д. 129, л. 72, 73.

7. Там же, л. 83.

8. Там же, л. 54, 55, 61.

9. Treaties and conventions with or concerning China and Korea 1894 - 1904 together with various state papers and documents affecting foreign interests. Washington. 1904, p. 212 - 214.

10. АВПРИ, Китайский стол, д. 129, л. 117, 123, 133.

11. Там же, л. 138.

12. Там же, Канцелярия МИД, 1908, д. 139, л. 90.

13. Там же, л. 216; Китайский стол, д. 129, л. 204, 205.

14. РГИА, ф. 323, оп. 1, д. 985, л. 103.

15. Российский государственный военный архив (РГВА), ф. 2000, оп. 1, д. 1052, л. 60, 68, 69.

стр. 119


16. Там же, л. 56.

17. АВПРИ, Китайский стол, д. 130, л. 183.

18. The New York Herald, 28.02.1909.

19. РГИА, ф. 560, оп. 28, д. 414, л. 31.

20. Речь, 25.09.1909; Известия МИД. 1916. Кн. III - IV. Прилож., с. 17 - 21.

21. WILLOUGHBY W. W. Foreign rights and interests in China. V. I - II. Baltimore. 1927. V. 1, p. 165.

22. РГИА, ф. 560, оп. 28, д. 414, л. 21об.

23. North China Daily News, 29.05.1909.

24. РГИА, ф. 560, оп. 28, д. 414, л. 108, 109, 118.

25. Foreign Relations of the United States (FRUS). Washington. 1901 - 1914, p. 219.

26. АВПРИ, Канцелярия МИД, 1909, д. 138, л. 197, 198.

27. РГИА, ф. 560, оп. 28, д. 414, л. 306, 307, 310.

28. Харбинский вестник, 17.01.1910.

29. РГВА, ф. 2000, оп. 1, д. 1052, л. 119.

30. РГИА, ф. 560, оп. 28, д. 414, л. 185.

31. FRUS, 1910, р. 232, 234 - 236.

32. РГИА, ф. 560, оп. 28, д. 414, л. 329; ф. 1276, оп. 5, д. 111, л. 7, 10 - 11, 14 - 16.

33. АВПРИ, Китайский стол, д. 132, л. 326, 327.

34. РГИА, ф. 560, оп. 28, д. 414, л. 317; д. 415, л. 10.

35. АВПРИ, Японский стол, д. 915, л. 308.

36. Там же, Китайский стол, д. 133, л. 28.

37. GRISWOLD A. W. The Far Eastern Policy of the United States. N. Y. 1958, p. 154.

38. DerGrosse Politik der Europaischen Kabinette, 1871 - 1914. Bd. 1 - 40. Berlin. 1922 - 1927. B. 32, s. 65.

39. РГИА, ф. 560, оп. 28, д. 414, л. 315, 339.

40. Там же, ф. 323, оп. 1, д. 563, л. 258; ф. 560, оп. 28, д. 415, л. 23, 26.

41. Там же, ф. 560, оп. 28, д. 415, л. 68, 69, 75, 93.

42. Международная политика новейшего времени в договорах, нотах и декларациях. Ч. 1. М. 1925, с. 345.

43. РГИА, ф. 560, оп. 28, д. 415, л. 93.

44. Там же, л. 324.

45. Там же, л. 110, 325.

46. АВПРИ, Китайский стол, д. 213, л. 72.

47. РГИА, ф. 323, оп. 1, д. 565, л. 124.

48. РГВА, ф. 2000, оп. 1, д. 4249, л. 58, 95, 123.

49. YOUHG C. H. International relations of Manchuria. Chicago. 1929, p. 90.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/Русско-американские-разногласия-по-вопросу-о-полосе-отчуждения-КВЖД-1906-1917-гг

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ю. И. Лосев, Н. П. Ананьева, Русско-американские разногласия по вопросу о полосе отчуждения КВЖД. 1906 - 1917 гг. // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 13.11.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/Русско-американские-разногласия-по-вопросу-о-полосе-отчуждения-КВЖД-1906-1917-гг (date of access: 05.12.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Ю. И. Лосев, Н. П. Ананьева:

Ю. И. Лосев, Н. П. Ананьева → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
155 views rating
13.11.2020 (21 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
НАУЧНЫЙ СОВЕТ РАН ПО ИСТОРИИ РОССИЙСКИХ РЕВОЛЮЦИЙ
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
ЗЕМСКОЕ ОПОЛЧЕНИЕ В ЗАГРАНИЧНОМ ПОХОДЕ РУССКОЙ АРМИИ (1813 - 1814 гг.)
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
О ПОЛИТИЧЕСКОМ СОЗНАНИИ РУССКОГО ОБЩЕСТВА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII в.
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
Игровой ноутбук Lenovo — микс мощности и портативности
4 days ago · From Беларусь Анлайн
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ [Беларуси], лекция, часть 1
ВИДЕОЛЕКЦИЯ. СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ [Беларуси], лекция, часть 2
Русские контакты Д. Дидро: эволюция исследования проблемы
7 days ago · From Беларусь Анлайн
Российско-прусский договор 1743 г.
Catalog: История 
18 days ago · From Беларусь Анлайн
Р. А. ГОГОЛЕВ. "Ангельский доктор" русской истории. Философия истории К. Н. Леонтьева: опыт реконструкции
Catalog: Философия 
18 days ago · From Беларусь Анлайн
Организация репетиторского агентства
19 days ago · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Русско-американские разногласия по вопросу о полосе отчуждения КВЖД. 1906 - 1917 гг.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones