BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-419
Author(s) of the publication: И. К. ПАНТИН

Share with friends in SM

М., Наука, 1984. 330 с.

Период, наступивший в России после первой революционной ситуации и продолжавшийся до начала "хождения в народ", в развитии демократической печати интересен прежде всего осмыслением итогов, уроков поражения революционных сил и поисками новых форм борьбы. "История, - писал В. И. Ленин, - вовсе не идет таким простым и гладким путем, чтобы всякое исторически назревшее преобразование означало тем самым достаточную зрелость и силу для проведения этого преобразования тем именно классом, которому оно в первую голову выгодно"1 . Буржуазные реформы 1861-1864 гг. и были проведены как раз в условиях, когда основные силы, заинтересованные в изменениях (разночинцы, крестьяне), идеологически, политически еще не сложились, не соединились и поэтому не могли повлиять сколько-нибудь существенно на характер и ход преобразований. Реформа "сверху", предпринятая для того, чтобы предупредить революционный взрыв "снизу", достигла цели: царскому правительству удалось на время вырвать инициативу у оппозиционных и революционных элементов. Русская демократия оказалась перед ситуацией, учесть которую в программах и тактике было делом далеко не простым.

Рассматривая связанный с этим периодом комплекс проблем, доктор исторических наук Е. Л. Рудницкая (Институт истории СССР АН СССР) подчеркивает сложность, противоречивость и, можно сказать, парадоксальность воздействия новой ситуации на революционную мысль, противоречивость ее преломления в демократической идеологии. Практически в книге речь идет об истоках идеологии "действенного народничества" 70-х годов. Объективно к ней вела не единственная дорога, а множество перекрещивавшихся путей. Синхронизировать их, "выпрямлять" в один более или менее однородный "пучок" линий - всегда трудная задача для историка.

Верен лейтмотив рецензируемой работы: развитие революционно- демократической мысли в 60-х - начале 70-х годов, переход к "действенному народничеству" не были плавной эволюцией, этот переход неизбежно сопровождался противоречиями, превращениями, пересмотром исходной точки зрения, появлением новых идей, новых допущений. Неуспех демократического на-


1 Ленин В. И. ПСС. Т. 20, с. 152 - 153.

стр. 115


тиска, с одной стороны, вызвал разочарование в среде демократической интеллигенции, побудил часть ее отойти от активной общественной деятельности, с другой - породил напряженный, с отступлениями назад поиск новых путей борьбы (идея активизации народа путем цареубийства у "ишутинцев", анархистские установки М. А. Бакунина с их апологетикой "разбойничьего мира" и т. п.).

В этом смысле автором по-новому решается проблема преемственности революционеров пореформенного периода по отношению к Н. Г. Чернышевскому. Великий русский социалист и революционный демократ совершил в освободительном движении своего рода мировоззренческую революцию, он уловил неразрывную связь социального переворота в стране с умственной самостоятельностью и исторической деятельностью "простолюдинов". После Чернышевского нельзя было оставаться демократом и социалистом, сохраняя надежды на освобождение страны "сверху", силами самодержавия и либерально-помещичьей партии, не признавая, что только борьба самих масс способна привести к серьезным преобразованиям. Однако в силу векового гнета, своей патриархальной неподвижности русское крестьянство оказалось способным лишь на разрозненные, не освещенные политическим сознанием бунты, которые легко были подавлены правительством. Революционным силам предстояло признать ту горькую истину, на которую указывал Чернышевский: время социального переворота в России еще не настало, потребуется длительный период, прежде чем темный, забитый мужик превратится в сознательного революционера. В творчестве Д. И. Писарева, например, этот кардинальный акт получил реалистическое отражение, и потому можно говорить, что он по своим взглядам опередил многих шестидесятников.

В книге хорошо обрисована сложность создавшейся ситуации. Встретились, с одной стороны, ветераны революционной мысли (А. И. Герцен, Н. П. Огарев) и действия (М. А. Бакунин), с другой - молодые революционеры (Н. И. Утин, А. А. Серно-Соловьевич, А. А. Черкесов, Н. Я. Николадзе, М. К. Элпидин и др.), считавшие себя практиками революционного дела и непосредственными последователями Чернышевского. "Случайность выбросила нас за борт действия революционного в самой России... но наше желание и наша готовность остались те же", - приводит автор слова Утина из письма Герцену в конце 1864 г. (с. 21). Они точно передают самосознание нового поколения русской революционной эмиграции. Однако если желание и готовность у революционеров остались теми же самыми, то условия с окончанием революционной ситуации в России изменились: нужно было, признав жестокую реальность поражения, продолжить в новой обстановке работу по организации и просвещению демократических сил.

В основе разногласий, имевших место среди эмигрантов, лежали прежде всего различия в понимании перспектив революционного движения. Тактическая линия издателей "Колокола" выражала стремление определить общий путь к социализму в условиях общественного спада, что приводило их к историческому реализму, осторожности, но и к политическим просчетам, "отлету" мысли от действительности, к ошибкам либерального толка. Однако и представление о сохранении непосредственной революционной перспективы, продолжавшее оставаться определяющим моментом в идейно-тактических установках "молодой эмиграции", было чревато просчетами. Если к этому добавить постоянные конфликты внутри эмиграции, то можно представить, какую пеструю картину направлений и оттенков политической мысли являла собой заграничная демократическая печать во второй половине 60-х - начале 70- х годов.

Противоречия касались всего: и статуса "Колокола" (быть ли ему органом теоретической пропаганды или центром руководства революционным движением в России), и истолкования идей Чернышевского, и оценки положения революционной эмиграции (в связи с выходом книги ренегата В. И. Кельсиева), и отношения к террору, и позиции в отношении I Интернационала, и т. д.

В книге показано, что для решения всех этих проблем необходимо было понимание новых задач освободительного движения в духе развития традиций Чернышевского. Революционеры-эмигранты нового поколения называли себя его учениками - "чернышевцами". Они имели на это определенное право, поскольку извлекли из опыта первой революционной ситуации главный урок - понимание враждебности либерализма делу демократии, народу. Многие конфликты "чернышевцев" с Герценом и Огаревым имели причиной как раз еще не изжитые издателями "Колокола" либеральные иллюзии. Однако быть учеником не означает просто повторять учителя. Комплекс идей, выдвинутых

стр. 116


"чернышевцами" в качестве альтернативы учению Герцена и Огарева, как доказывает Е. Л. Рудницкая, существенно отличался от системы взглядов Чернышевского. "Никто из его последователей не смог подняться до уровня крестьянского демократизма Чернышевского - теоретика и революционного вождя, намного опередившего свою эпоху" (с. 314).

Неудача попытки "чернышевца" Николадзе вести самостоятельный печатный орган "молодых" ("Современность"), успех среди части революционеров проповеди Бакунина свидетельствовали о, чем-то большем, нежели просто об отсутствии в их среде ясности относительно программы или о слабости корреспондентских связей с Россией. В книге, к сожалению, не говорится, что трудность состояла главным образом в отсутствии практического опыта движения, который мог дать отправные пункты для формулировки задач и определения способов ведения революционной работы в России. И все же надо признать, что школа Чернышевского не прошла даром: об этом свидетельствует и позиция, занятая молодыми революционерами в отношении Каракозова, покушавшегося на царя, и осуждение нечаевской авантюры, и, наконец, деятельность Русской секции I Интернационала, ее борьба против бакунизма.

Фактическое содержание книги богато. В научный оборот введен большой материал, касающийся недостаточно изученного периода деятельности русской революционной эмиграции (1864 - 1873 гг.). В частности, автор проводит тонкое (и точное) различение позиций Герцена и Огарева по ряду вопросов революционной теории и тактики, разъясняет специфическую обстановку, в которой оказалась возможной нечаевская мистификация. Хорошо освещена обстановка внутри "молодой" эмиграции. Единственное, может быть, чего следует пожелать, - более четкого, концептуально "жесткого" - подхода к анализу. Конечно, глава "Итоги" подводит к определенным заключениям и констатациям. Но чувствуется, что боязнь "предвзятой" концепции лишает автора необходимого исходного пункта для целенаправленного освещения проблемы в целом, заставляет следовать в каждом отдельном случае "только за фактами", чтобы потом, в конце, взглянуть на материал, так сказать, с точки зрения здравого смысла.

Подытожим сказанное. Первое пореформенное десятилетие, как показывает книга, было тем временем, когда происходила сложная, наполненная внутренними противоречиями и конфликтами трансформация "обычного" революционного демократизма в идеологию "действенного народничества". При этом приближение мысли к действительности, в частности включение в теорию "русского социализма" такого решающего фактора, как неспособность крестьянских масс к самостоятельному историческому творчеству, сопровождалось кризисом внутренним, "разрывами" старой концепции, шатаниями и попятными движениями в революционной мысли. Народничество не преодолело выявленных противоречий, однако пересмотр программных и тактических установок идеологии обеспечил ему успех в среде разночинской интеллигенции, стремившейся к реальной деятельности. И поскольку книга проливает свет на эти сложные процессы, предшествовавшие становлению народнической доктрины, постольку она обостряет наше видение истории освободительного движения в России, связей и отношений, существовавших между революционной теорией и революционной практикой на разных исторических этапах, расширяет наши знания в отношении сложного, неоднозначного процесса первых этапов формирования народнической идеологии.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/Рецензии-Е-Л-РУДНИЦКАЯ-РУССКАЯ-РЕВОЛЮЦИОННАЯ-МЫСЛЬ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ-ПЕЧАТЬ-1864-1873

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

И. К. ПАНТИН, Рецензии. Е. Л. РУДНИЦКАЯ. РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИОННАЯ МЫСЛЬ. ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПЕЧАТЬ. 1864-1873 // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 02.11.2018. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/Рецензии-Е-Л-РУДНИЦКАЯ-РУССКАЯ-РЕВОЛЮЦИОННАЯ-МЫСЛЬ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ-ПЕЧАТЬ-1864-1873 (date of access: 06.12.2019).

Publication author(s) - И. К. ПАНТИН:

И. К. ПАНТИН → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
273 views rating
02.11.2018 (399 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Как выбрать хорошее бюро переводов?
2 days ago · From Беларусь Анлайн
ЛИБЕРАЛИЗМ КАК ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОЙ ЗАПАДНОЙ ИСТОРИОГРАФИИ
Catalog: История 
31 days ago · From Беларусь Анлайн
МЕМУАРЫ НИКИТЫ СЕРГЕЕВИЧА ХРУЩЕВА
Catalog: История 
31 days ago · From Беларусь Анлайн
ТЕХНОЛОГИЯ ВЛАСТИ. ПРОДОЛЖЕНИЕ
32 days ago · From Беларусь Анлайн
МАКС ВЕБЕР И СОЦИАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ
32 days ago · From Беларусь Анлайн
МОИ ЗАМЕТКИ. ПРОДОЛЖЕНИЕ
Catalog: История 
32 days ago · From Беларусь Анлайн
ЦИК СОВЕТОВ НАКАНУНЕ ПЕТРОГРАДСКОГО ВООРУЖЕННОГО ВОССТАНИЯ
Catalog: История 
32 days ago · From Беларусь Анлайн
Р. А. КИРЕЕВА. К. Н. БЕСТУЖЕВ-РЮМИН И ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX В.
Catalog: История 
32 days ago · From Беларусь Анлайн
ТЕХНОЛОГИЯ ВЛАСТИ
32 days ago · From Беларусь Анлайн
ПРОТОКОЛЫ ЦК КАДЕТСКОЙ ПАРТИИ ПЕРИОДА ПЕРВОЙ РОССИЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
32 days ago · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Рецензии. Е. Л. РУДНИЦКАЯ. РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИОННАЯ МЫСЛЬ. ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПЕЧАТЬ. 1864-1873
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2019, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones