BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-639
Author(s) of the publication: А. И. БОРОЗНЯК, Н. С. ЧЕРКАСОВ

Share with friends in SM

В 60-е и 70-е годы, в обстановке существенных политических сдвигов, в ФРГ произошла идейная и организационная консолидация западногерманской марксистской историографии. Виднейшим ее представителем был Рейнгард Опиц (1934- 1986).

Вступление Опица в ряды сознательных политических борцов связано с переходом из "Свободного университета" (Зап. Берлин) в Тюбингенский университет, где он стал одним из основателей "Студенческой акции", выступавшей против ремилитаризации ФРГ и введения всеобщей воинской повинности. Антимилитаристская листовка, выпущенная при его участии, получила огласку в стране и была даже предметом рассмотрения в бундестаге. Опиц летом 1956 г. был исключен из университета "за оскорбление старого и нового германского солдатского сословия". Тогда же он вступает в члены Социалистического союза немецких студентов (ССНС) - студенческой организации Социал-демократической партии Германии. В ССНС были достаточно сильны левые настроения, приведшие его к острому конфликту с тогдашним руководством социал-демократии.

В 1957 - 1959 гг. Опиц является членом редколлегии независимого студенческого журнала "Konkret", завоевавшего большую популярность боевыми выступлениями в защиту демократии, за реформу высшей школы, за миролюбивую внешнюю политику ФРГ. Опиц был в составе западногерманской делегации на VI Всемирном фестивале молодежи и студентов в Москве (1957 г.). Он внимательно знакомится с социалистическими преобразованиями в ГДР и приходит к выводу: "Объективно левые силы ФРГ находятся на тех же позициях, что и ГДР, и Советский Союз"1 . Тогда же он устанавливает дружественные связи с активистами запрещенной аденауэровским режимом Коммунистической партии Германии и приступает к изучению марксизма.

Опиц становится авторитетным деятелем левого крыла ССНС, выступая против атомного вооружения ФРГ, за взаимопонимание с социалистическими странами, борясь за сплочение сторонников мира и прогресса в ФРГ. Он был одним из главных организаторов студенческого конгресса против "ядерной смерти" в Западном Берлине в январе 1959 года. По инициативе Опица была разработана резолюция, принятая на заключительном пленарном заседании. В пей отмечалось, что "всемирно-историческая ситуация вскоре побудит обе части Германии вести переговоры друг с другом"2 . Утверждение конгрессом этой резолюции вызвало непод-


БОРОЗНЯК Александр Иванович - кандидат исторических наук, доцент Липецкого пединститута; ЧЕРКАСОВ Николай Сергеевич - кандидат исторических наук, доцент Томского университета.

Авторы выражают признательность за помощь в подготовке статьи директору Института истории германского рабочего движения Академии общественных наук при ЦК СЕПГ Р. Рихтеру и научному сотруднику Центрального института истории АН ГДР К. Госвайлеру.

1 Opitz R. Grundlagen oppositioneller Alternative und Strategien. In: Alternative der Opposition. Koln. 1969. S. 405.

2 Rupp H. K. Au?erparlamentarische Opposition in der Ara der Adenauer. Koln. 1970, S. 253 - 255; Fichter T., Lonnendonker S. Kleine Geschichte des SDS. Brl. (West.). 1977, S. 56.

стр. 151


дельную панику в буржуазной прессе. Она клеймила Опица и его единомышленников как "могильщиков свободы" и "агентов Востока".

Ведущей в воззрениях Опица становится идея совместных действий левых студенческих группировок с организованным рабочим движением. Но и в редакции журнала "Konkret", и среди активистов ССНС наряду с тянувшимися к марксизму было немало сторонников модных левацких течений, а также и политически беспринципных людей. В ССНС взяло верх левацкое течение, находившееся под влиянием анархизма и троцкизма. Летом 1959 г. Опиц был исключен из союза, а через несколько месяцев вышел из состава редакции журнала "Konkret". В январе 1961 г. он становится сотрудником правления Немецкого союза мира - прогрессивной общественной организации.

В это время происходят существенные сдвиги в мировоззрении Опица, ознаменовавшие его постепенный переход с радикально-демократических позиций на платформу марксизма. Десятилетие спустя, подводя итоги дискуссий с приверженцами мелкобуржуазного революционаризма, он писал, что главным в них был вопрос о роли пролетариата в антимонополистической, антимилитаристской борьбе. Опиц убежден в том, что пролетариат "был и остается силой, без которой невозможно добиться никаких решающих изменений в сфере власти". Стратегия прогрессивных сил должна быть направлена на создание широкой демократической коалиции3 . При этом Опиц настойчиво напоминает участникам прогрессивных движений о необходимости не отрываться от уровня сознания масс, выдвигая прежде всего общедемократические требования, а не непосредственно социалистические, до понимания которых еще нужно дорасти. Он опирается на положение В. И. Ленина, что "участие в парламентских выборах и в борьбе на парламентской трибуне обязательно для партии революционного пролетариата именно в целях воспитания отсталых слоев своего класса" 4 .

Начиная с середины 60-х годов в западногерманской прогрессивной прессе регулярно публикуются статьи Опица по самым актуальным проблемам борьбы прогрессивных сил ФРГ против реакции, милитаризма, неофашизма. Он становится постоянным автором, а затем одним из редакторов ежемесячника "Blatter fur deutsche und international Politik", близкого к Немецкому союзу мира. Его выступления публикуются на страницах теоретического органа Германской коммунистической партии (ГКП) "Marxistische Blatter", материалы Опица печатает антифашистский еженедельник "Die Tat" (с 1983 г. именуется "Deutsche Volkszeitung/die Tat").

В 1965 - 1966 гг. внимание передовой общественности ФРГ привлекла серия статей Опица, в которых был подвергнут критике выдвигавшийся Л. Эрхардом и другими лидерами ХДС/ХСС план "формируемого общества", направленный на усовершенствование системы господства монополий в экономике и политике, на внесение идеологических иллюзий в ряды трудящихся и преодоление сопротивления организованного рабочего класса. Доктрина "формируемого общества", отмечал Опиц, является продолжением "германской великодержавной политики, но более продуманной, учитывающей "ошибки" гитлеровского времени, технический прогресс, современную ситуацию во внутренней и внешней политике". План "формируемого общества" - это "новая программа осуществления старых целей кайзеровской и гитлеровской великодержавной политики"5 . Так в публицистику Опица вошла тема, ставшая для него генеральной, - тема континуитета внутренней и внешней политики германского империализма.

В размышлениях Опица все большее место занимают проблемы организованного отпора наступлению реакции, поиск "прогрессивной контридеи", вокруг которой стало бы возможным объединение всех левых, антимонополистических, антимилитаристских, антифашистских сил6 . Под воздействием опыта международного коммунистического движения, программных документов ГКП Опиц обращается к


3 Opitz R. Op. cit., S. 396 - 397.

4 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 41, с. 42.

5 Opitz R. Der gro?e Plan der CDU: die "Formierte Gesellschaft". - Blatter fur deutsche und international Politik, 1965, Hf. 9, S. 772.

6 Opitz R. Die Dahrendorfschen Reformen. - Ibid., 1968, Hf. 7, S. 709.

стр. 152


концепции широкого демократического союза, представляющего те слои населения, "интересы которых не идентичны интересам монополистического капитала". Базой такого союза, указывал Опиц, может быть только "нарастающий антимонополистический потенциал" рабочего движения, "сотрудничество социал- демократов, профсоюзных организаций и коммунистов", всех сил, "преодолевших влияние антикоммунизма". Дискуссии в рамках широкой демократической коалиции следует вести так, чтобы результатом стала "качественно новая фаза в развитии союза", состоящего из сил, находящихся на различных идеологических и теоретических позициях, - такова одна из наиболее важных установок Опица7 . Он становится "одним из виднейших теоретиков левого, демократического движения ФРГ"8 .

На рубеже 60-х и 70-х годов, когда в определенной степени подводились итоги послевоенного периода в истории ФРГ, когда одновременно происходили и значительный подъем рабочего и демократического движения, и вспышка неонацистской опасности, Опиц все чаще обращается к фундаментальным вопросам германской истории. От осознания альтернативы современному развитию ФРГ, которую он видит в формировании широкой антимонополистической коалиции, он приходит к исследованию корней двух тенденций - реакционной и демократической - в германской истории. Полемика с концепцией "формируемого общества" вела его к изучению социальной сущности и традиций политики крупного капитала, наиболее полно воплотившихся в фашистской диктатуре, к пониманию способов и методов борьбы против этой политики, к выяснению условий успеха антифашистской борьбы.

Становление Опица как ученого-историка стало возможным на базе творческого овладения марксистско-ленинской методологией. Люди, занятые в различных сферах деятельности, указывал Ленин, приходят к марксизму "по-своему", "через данные своей науки" 9 . Опиц пришел к марксизму, изучая современные социально- политические проблемы западногерманского общества, генезис этих проблем, активно участвуя в антимилитаристской, антимонополистической борьбе.

В 1973 г. Опиц защитил докторскую диссертацию, выполненную под руководством основателя марбургской исторической школы В. Абендрота. Он стремился к преподавательской деятельности в высшей школе. Но антиконституционный указ о "запретах на профессии" (1972 г.) позволил властям дважды отклонить его кандидатуру на вакантный пост университетского преподавателя (в 1973 г. - правительству земли Гессен, в 1974 г. - сенату Бремена). Западногерманская научная и политическая элита опасалась влияния Опица на молодежь. Но его труды, составленный им свод документов10 , многочисленные научные статьи оказали существенное воздействие на прогрессивную общественность ФРГ.

Не будучи формально членом ГКП, Опиц активно участвовал в ее идеологической работе, публиковался (в последние годы жизни все чаще) на страницах ее печати, систематически выступал на организованных партией, Институтом марксистских исследований конференциях. Он резко осуждал сознательные нападки на марксизм. В открытом письме в редакцию журнала "Das Argument", в котором Опиц ранее активно сотрудничал, он назвал "катастрофический! падением" взятый ею курс на антикоммунизм, ее "возведенную на программный уровень атаку на марксистские принципы"11 . Он неизменно поддерживал деятельность Объединения лиц, преследовавшихся при нацизме, - Союз антифашистов (ОЛПН), участвуя в антифашистских конгрессах и других его мероприятиях, активно сотрудничая в


7 Opitz R. Uber die aktuelle Bedeutung der Volksfrontidee und ihre Prinzipien. - Ibid., 1974, Hf. 11, S. 1106 - 1115; ejusd. Stellungnahme zur Situation nach der Bundestagswahl und zu den Aufgaben der demokratischen Bewegung. - Ibid., 1976, Hf. 10, S. 1133 - 1134.

8 Kuhnl R. Okonomie, Politik und Ideologie. - Neue politische Literatur, 1977, Hf. 4, S. 540.

9 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 42, с. 346.

10 Opitz R. Der deutsche Sozialliberalismus 1917 - 1933. Koln. 1973; ejusd. Faschismus und Neofaschismus. Frankfurt-a/M. 1984; Europastrategien des deutschen Kapitals 1900 - 1945. Koln. 1977.

11 Opitz R. Uber vermeidbare Irrtumer. - Das Argument, 1980, Hf. 121, S. 357.

стр. 153


деятельности Комиссии по исследованию истории германского движения Сопротивления12 .

Интенсивную исследовательскую работу Опиц сочетал с деятельностью сотрудника правления Немецкого союза мира, редактора прогрессивного западногерманского издательства "Паль-Ругенштайн". Его педагогический дар проявился в небольших лекционных курсах по проблемам фашизма, читанных в университетах Гамбурга, Оснабрюка, Марбурга, в Марксистской рабочей школе (Кёльн), в Фонде Маркса и Энгельса (Вупцерталь), в Немецком обществе мира (Дортмунд), во многих других общественных организациях. Будучи убежденным антимилитаристом и антифашистом, вспоминали слушатели его лекций, он стремился раскрыть причины, приводящие к войне и фашизму, привлекал документы, которые свидетельствовали об идеологической подготовке войн, о заинтересованности капитала в гонке вооружений, в развязывании войны13 .

Первая монография Опица, подготовленная им на основе докторской диссертации, посвящена проблемам буржуазного либерализма периода Веймарской республики. Внимание ученого привлечено здесь к модификациям методов властвования монополистической буржуазии. Временной отрезок 1919 - 1933 гг., избранный им, позволил раскрыть на конкретном материале известное ленинское положение, что буржуазия "неизбежно вырабатывает две системы управления, два метода борьбы за свои интересы и отстаивания своего господства", воспроизвести картину того, как эти методы "сменяют друг друга"14 .

В монографии (составляющей, по сути, единое целое с ранее опубликованным циклом статей)15 , дается характеристика социальной функции буржуазного либерализма, причин и последствий кризиса и фактического распада этого политического течения в условиях роста рабочего движения, с одной стороны, и надвигавшейся фашистской опасности - с другой. Опиц доказывает, что целью либерализма как политического течения была не защита демократии, а борьба против революционного движения. В центре внимания автора эволюция социал-либерального крыла основанной в 1919 г. Демократической партии, относившей себя к "политической середине". Эта партия первоначально играла важную роль в веймарской системе, но затем ее влияние резко упало, а в 1930 г. она слилась с Младогерманским орденом, стоявшим на позициях шовинизма и милитаризма.

Причины кризиса и распада представительного крыла буржуазного либерализма Опиц видит в том, что "сотрудничество с ревизионистским течением социал-демократии", являвшееся до конца 20-х годов "инструментом укрепления империалистического господства", перестало быть в Германии основным методом властвования монополистической буржуазии. С наступлением мирового экономического кризиса ею была сделана ставка на ликвидацию буржуазной демократии и установление фашистской диктатуры: "призыв к упразднению веймарской системы исходил и от самих капиталистов, и от "политической середины"16 .

С деятельностью Демократической партии, как известно, была связана экспансионистская внешнеполитическая концепция "Срединной Европы". Опиц убедительно разоблачает ее антисоветскую сущность: "Интеграция на Западе и экспансия на Востоке". В годы фашистской диктатуры эта концепция была заменена планами "большого жизненного пространства", а после второй мировой войны стала базой для преемственности во внешней политике западногерманских монополий "на пути от Веймара к Бонну" под знаком антисоветизма и НАТО17 .

Центральное место в работах Опица занимают проблемы, связанные с выяснением сущности фашизма, условий и способов успешной борьбы с ним. Для Опица


12 Antifaschistische Politik heute. Frankfurt-a/M. 1975; Wie Faschismus entstehn und verhindert wird. Frankfurt-a/M. 1980; Informationen des Studienkreises zur Erforschung und Vermittlung der Geschichte des deutschen Widerstandes, 1987, N 26, S. 23 - 25.

13 Deutsche Volkszeitung/die Tat. 18.IV.1986.

14 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 20, с. 67.

15 Opitz R. Liberalismuskritik und Zukunft des liberalen Motivs. - Blatter fur doutsche und internationale Politik, 1972, Hf. 1, 2, 3.

16 Opitz R. Der deutsche Sozialliberalismus, S. 13, 78, 181 - 182.

17 Ibid., S. 132 - 135.

стр. 154


вопрос о происхождении и характере нацистского режима - это прежде всего вопрос о том, как "эффективнее бороться против фашизма и помешать ему прийти к власти", вопрос о "более совершенной антифашистской стратегии", об "активности прогрессивных политических сил, осуществляющих задачу наступательной, профилактической борьбы против фашизма"18 .

Первые публикации Опица по данной тематике относятся к 1970 - 1972 годам. Они носили преимущественно пропагандистский характер, это, как правило, обработки его выступлений на собраниях, направленных против активизации неофашистской Национал-демократической партии. От общей, зачастую несколько прямолинейной, констатации органической взаимосвязи между фашизмом и монополиями он идет к значительно более глубокому пониманию характера фашизма как общественного явления. "Поскольку фашизм, - писал Опиц в 1970 г., - не появляется вдруг и из ничего, предотвращение фашизма и сегодня означает преодоление любых тенденций, ведущих к фашизму... Ответ на вопрос, как бороться против фашизма наиболее действенно, требует как можно более обширных и надежных знаний о возникновении и сущности фашизма"19 .

Главным в изучении фашизма Опиц считал осознание "доминанты происхождения фашистской политики на базе монополистического капитала". Фашизму присущи "запрет и преследование всех политических организаций, которые отражают интересы немонополистических сдоев населения, и в первую очередь интересы организаций рабочего класса"20 . Основную свою цель Опиц видел в изучении неразрывной связи империализма и фашизма, в выявлении конкретных ее форм, их обусловленности интересами монополистического капитала. Определение фашистской власти как открытой террористической диктатуры наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала Опиц считал "одним из самых крупных, значительных теоретических достижений Коммунистического Интернационала", сохранившим "свое значение до сегодняшнего дня в условиях появления новых фашистских режимов и фашистских движений", остающимся "острым, незаменимым, нестареющим оружием рабочего класса в борьбе против фашизма"21 .

Работой, в которой были подведены итоги более чем десятилетних изысканий Опица, была его большая монография "Фашизм и неофашизм". В основу ее положен курс лекций, прочитанных по инициативе Фонда Маркса и Энгельса в Вуппертале.

Опиц выступал против "произвольного сведения исторической наукой ФРГ исследования фашизма к изучению "проблемы Гитлера" или в лучшем случае "проблемы национал-социализма" и ожидал "заполнения имеющихся пробелов только со стороны марксистской историографии"22 . К числу "пробелов", могущих стать каналом для "проникновения в ряды левых легенд или теоретических предрассудков, на которых базируются... современные субъективистские толкования фашизма"23 , Опиц относил неизученность конкретных форм контактов гитлеровской партии и монополий в последние годы Веймарской республики, вопросы предыстории и ранней истории германского фашизма. Монография Опица, как и работы ученых ГДР, на которые он ссылается24 , во многом восполняют эти пробелы,


18 Opitz R. Uber die Entstehung und Verhinderung von Faschismus. - Das Argument, 1974, Hf. 87, S. 543.

19 Opitz R. Wie bekampft man den Fashismus? In: Gossweiler K., Kuhnl R., Opitz R. Faschismus: Entstehung und Verhinderung. Frankfurt-a/M. 1972, S. 46.

20 Opitz R. Uber die Entstehung und Verhinderung von Faschismus, S. 573, 601.

21 Opitz R. Die Faschismusdefinition Dimitroffs - ihre Bedeutung fur heute. - Marxistische Blatter, 1982, Hf. 4, S. 88 - 91; Die Tat, 11.VI.1982.

22 Opitz R. Faschismus und Neofaschismus, S. 371.

23 Opitz R. Zur gegenwartigen Diskussion uin Faschismus und Neofaschismus - Marxistische Blatter, 1983, Hf. 1, S. 45.

24 Faschismusforschung. Positionen, Probleme, Polemik. Brl. 1981; Patzold K., Wei?becker M. Hakenkreuz und Totenkopf. Brl. 1981; Petzold J. Die Demagogie des Hitlerfaschismus. Brl. 1982; Gossweiler K. Kapital. Reichswehr und NSDAP 1919 - 1924. Brl. 1982; Ruge W. Das Ende von Weimar. Brl. 1983. В то

стр. 155


"Ни на одном из этапов своей истории нацистская партия не была "автономна" от кругов капитала"25 . Тезис буржуазной историографии об "автономности" нацистского движения, как показывает Опиц, представляет попытку освободить германский крупный капитал от ответственности за установление фашистской диктатуры и ее преступления. Фашистское движение, подчеркивает он, "принципиально неспособно проводить иную, чем монополии, политику", "не может выдвинуть практическую, реальную альтернативу монополистическому капитализму". Единственно возможный путь к власти для фашистской партии - это "признание борьбы за всеобъемлющую реализацию интересов монополистического капитала в качестве собственной программы"26 .

Опиц решительно выступает против попыток доказать независимость политики нацизма от курса монополистического капитала, пользуясь версией о "примате политики над экономикой в период национал-социалистского господства". На конкретных примерах он показывает, как проводимая гитлеровцами "ариизация" промышленности и банков использовалась различными монополистическими группировками для сведения счетов между собой. "Антисемитизм, - заключает Опиц, - служил средством маскировки не только борьбы монополистического капитала против рабочего класса, но и борьбы различных его фракций между собой"27 .

В ряде случаев Опиц несколько упрощает картину взаимодействия фашистских фюреров с собственниками германских концернов. Монополии вынуждены были считаться с определенной самостоятельностью фашистского руководства, порой даже наносившей им известный ущерб. Да и фашизм не мог бы стать необходимым монополиям, достичь той силы, которой он достиг, без определенной автономности своих действий. Нацистский режим "служил монополиям, но оп не был и не мог быть простой игрушкой в руках отдельных монополистов. Если бы он считался только с ними, он не мог бы пользоваться свободой политического и особенно социального маневра и тем самым выполнять свои классовые функции"28 .

Важное место в работах Опица занимает принципиальная критика концепции тоталитаризма. "С 1945 г., - пишет он, - теория тоталитаризма была господствующей формой выражения антикоммунизма". Усиление или ослабление влияния этой доктрины самым непосредственным образом связаны с развитием обстановки в мире, с приливами или отливами "холодной войны", основным идеологическим обоснованием которой она является. Если с середины 60-х годов теория тоталитаризма переживала кризис, подвергаясь критике со стороны ряда буржуазных авторов, то в 70-е годы она вновь выходит на передний край империалистической пропаганды, приспосабливаясь к новым условиям. Ее адепты обнаруживают все больше "плюралистских черт" в фашизме, различий между отдельными фашистскими режимами и даже выдвигают требования ликвидировать само понятие "фашизм". В конце концов у консервативных идеологов "единственным носителем тоталитаризма остается социализм". Без преодоления доктрины тоталитаризма, констатирует Опиц, невозможны ни исследование фашизма, ни успешная борьба против неонацизма29 .

Дискуссии о сущности фашизма и причинах прихода его к власти, о его месте в германской истории идут на протяжении всего существования ФРГ. Усилия буржуазных историков направлены не только на то, чтобы снять с монополистических кругов ответственность за фашизм, но и на то, чтобы при помощи теории тоталитаризма (в ее нынешней карикатурной модификации) возложить вину за преступления гитлеризма на Советский Союз, на социалистический строй. В этих условиях работы Опица приобретают особую актуальность. Именно он указывал


же время вне поля зрения Опица остались труды советских историков по проблематике германского фашизма.

25 Opitz R. Fashismus und Neofaschismus, S. 92.

26 Opitz R. Wie bekampft man den Faschismus?, S. 55; ejusd. Die faschistische Massenbewegung. In: Texte zur Faschismusdiskussion. Bd. 1 Roinbek bei Hamburg. 1974, S. 15.

27 Opitz R. Faschismus und Neofaschismus, S. 210.

28 Галкин А. А. Германский фашизм. М. 1967, с. 48.

29 Opitz R. Zur Entstehungsgeschichte der Totalitarismustheorie. In: Marxisinus und Arbeiterbewegung. Frankfurt-a/M. 1980, S. 106 - 118.

стр. 156


на отказ буржуазной историографии "от морального осуждения нацизма, от отрицания политики, основанной на убийствах"30 .

Весьма важен опыт Опица, накопленный при обсуждении им проблем фашизма с представителями радикально-демократического течения в зарубежной историографии, отвергавшими фашизм, но несогласными с марксистами по ряду вопросов. Примером может служить его полемика с историками марбургской школы, настаивавшими на применимости к анализу нацизма установок А. Тальгеймера о "бонапартистском" происхождении фашистской диктатуры, будто бы представлявшей "союз двух равных партнеров" - монополистической буржуазии и нацистского государства. Фашистский аппарат насилия оказывался у Тальгеймера фактически независимым от монополистической буржуазии. Опиц отверг формулу Тальгеймера как "несостоятельное механическое отождествление", "неудачную игру с фальшивым блеском исторических параллелей". Эта "дезориентирующая теория", напоминал Опиц, была раскритикована коммунистами в 20-е и 30-е годы и, "долгое время пребывая в забвении, только кажется новой"31 . В итоге критического диалога Опица с учеными марбургской школы ее ведущий представитель Р. Кюнль пересмотрел свои позиции и признал, что установки Тальгеймера "не соответствуют фактам"32 .

В 60 - 70-е годы в исторической науке ФРГ развернулась дискуссия о континуитете общественных и государственных структур и внешнеполитического курса германского империализма. Буржуазные историки, отмечал Опиц, "заинтересованы в распространении версии о разрыве преемственности и утверждении абсолютно новой субстанции в истории ФРГ". Опираясь на ленинскую методологию исследования империализма, используя достижения ученых ГДР и СССР, он стремился к тому, чтобы на широкой документальной основе раскрыть "линию преемственности экспансионизма" германских монополий - "не случайной, но жизненно важной черты" империализма, "непосредственного выражения всей его сущности"33 .

Поскольку двери архивов ФРГ оказались наглухо закрытыми для Опица, издательство "Паль-Ругенштайн", где он работал, обратилось к научным организациям ГДР с просьбой помочь в издании сборника архивных документов об агрессивной природе германского империализма и командировало в 1909 г. Опица в Берлин. В течение примерно полутора лет ученый вел исследования в Центральном государственном архиве ГДР (Потсдам). Результатом этой работы стала публикация уникального комплекса документов, характеризующих агрессивную политику германского империализма в Европе от кайзеровской империи до первых лет после крушения фашистской диктатуры. В сборник (1977 г.) было включено 187 документов (из них 66 публиковалось впервые), обстоятельно прокомментированных Опицем и воссоздавших "историю возникновения и итогов двух мировых войн, рокового развития германской истории в нашем столетии, рассказанную нам ее главными действующими лицами, представленную свидетельствами, которые они нам оставили"34 .

Принципиально важен раздел сборника, посвященный периоду фашистской диктатуры и включающий 76 документов (30 печаталось впервые). Материалы нацистского правительства, СС, Рейхсбанка, ведущих монополий - "ИГ Фарбениндустри", концернов Флика, Рехлинга, Цейса, Рейнско-Вестфальского угольного синдиката - убедительно доказывают лживость попыток реакционных историков "превратить крупный капитал из виновника установления фашистской диктатуры и развязывания второй мировой войны в жертву этой диктатуры и этой вой-


30 Deutsche Volkszeitung/die Tat, 26.X.1984; 11.I.1985; см. также: Opitz R. Joachim C. Fest's Rehabilitation des Faschismus. - Marxistische Blatter, 1978, Hf. 1; ejusd. Wissenschaft und "neue Rechte". - Forum Wissenschaft, 1986, Hf. 2.

31 Opitz R. Die faschistische Massenbewcgung, S. 235; ejusd. Uber die Entstehung und Verhinderung von Faschismus, S. 555, 579; ejusd. Struktur und Funktion des faschistischen Herrschaftssystem in Deutschland. In: Abendroth - Forum. Marburg. 1977.

32 Kuhnl R. Faschismustheorien. Reinbek bei Hamburg. 1979, С. 194, 257.

33 Europastrategien des deutschen Kapitals, S. 22 - 23, 28.

34 Ibid., S. 24

стр. 157


ны"35 . Именно монополии, как свидетельствуют документы сборника, были в 1933 - 1939 гг. инициаторами необузданной гонки вооружений, тотальной милитаризации Германии, планирования территориальных захватов, прямой подготовки разбойничьих акций против европейских государств, прежде всего СССР. Хозяева концернов вместе с нацистскими дипломатами и генералами планировали создать в Европе "большую континентальную экономическую зону", в рамках которой должно быть "обеспечено господство Германии". В мае 1938 г. "ИГ Фарбениндустри" разработал программу грабежа экономики Чехословакии и ее переустройства "по немецкому образцу, на принципах национал-социализма". В мае 1940 г. рейхсбанк подготовил разработки "Что мы можем ожидать от Бельгии?" и "Что мы можем ожидать от Голландии?". Через два месяца был представлен аналогичный документ о Франции. Опьяненные успехами "молниеносной войны", германские монополисты рассуждали о подчинении - "на научной основе" - "всех народов континента от Гибралтара до Урала, от Нордкапа до Кипра со всеми колониальными ответвлениями"36 .

В обстановке, когда в ФРГ продолжают распространяться версии о "превентивной" и едва ли не "освободительной" войне нацистской Германии против СССР, полностью сохраняют свою разоблачительную силу впервые опубликованные Опицем материалы о подготовке и осуществлении этой агрессии. В документе "Зеленая папка", составленном в июне 1941 г., накануне нападения гитлеровцев на СССР, детально перечислялись методы будущей эксплуатации советской экономики, определялись задачи войны: "Получить как можно больше продовольствия и нефти для Германии - такова главная экономическая цель... Наряду с этим должно быть вывезено и другое сырье, необходимое для германской военной индустрии". Политические средства реализации этой преступной программы определялись в "Коричневой папке" (октябрь 1941 г.): СССР "объявлялся ликвидированным", должен был стать "частью великогерманского жизненного пространства". Гитлер и другие нацистские главари рассуждали о том, как "поудобнее расчленить гигантский пирог", как "господствовать, управлять, эксплуатировать" на захваченных советских территориях.

Опиц первым из историков ФРГ опубликовал документы о разработке и утверждении генерального плана "Ост" - долговременного плана колонизации и германизации территории СССР, ликвидации его населения. Он аргументировано доказывает, что вдохновителями разработки и реализации плана "Ост" были крупнейшие германские монополии, рассчитывавшие на утверждение своего "вечного господства" на советской земле37 .

Результатом архивных разысканий Опица явилась также подготовка к печати сборника материалов "Колониальная стратегия германского капитала. 1900 - 1945 гг." (публикация его планировалась издательством "Паль-Ругенштайн", но не была осуществлена). Опицем был задуман выпуск документальных сборников о внутренней политике германского империализма и "европейской стратегии" монополистического капитала ФРГ. Его публикации по истории ФРГ - это фрагменты незавершенного исследования процессов социально-политической борьбы в Западной Германии 40 - 80- х годов. Опиц справедливо считал, что необходимо "точное понимание факторов и механизмов", обусловивших ее "историю, по преимуществу определявшуюся силами реакции, духом милитаризма и экспансии, звериной моралью денежного мешка"38 .

В работах Опица раскрывается широкая панорама развития западных оккупационных зон Германии первых послевоенных лет. Отвергая стереотипы буржуазной историографии, отрицающей существование альтернативы расколу Германии, реставрации в ее западной части господства реакционных сил, он считает, что "строительство демократической, антифашистской, антимилитаристской и миролю-


35 Ibid.

36 Ibid., S. 629 - 633, 636 - 637, 656 - 662, 669, 699 - 702.

37 Ibid., S. 810 - 833, 868 - 930.

38 Opitz R. Politische Ideologiekonzeptionen im Vorfeld der Grundung der Bundesrepublik. In: Beitrage zu einer Geschichte der Bundesrepublik Deutschland. Koln. 1979, S. 17.

стр. 158


бивой Германии не только объективно стояло на повестке дня на территории трех западных зон, по этот процесс уже начался снизу". Опиц имеет в виду совместные акции коммунистов и социал-демократов, создание единых профсоюзов. Однако этот процесс был парализован уже на его начальной стадии, и в Западной Германии произошло "восстановление господства монополий, регенерация экспансионистских устремлений монополистического капитала"39 .

"Идеологический климат" 1945 г., писал Опиц, определялся для авангарда рабочего класса и на востоке, и на западе Германии "дистанцированием по отношению к фашизму", повсеместным стремлением извлечь уроки из истории, "сделать выводы, свидетельствующие о смене политической ориентации". Объяснение поворота вправо в развитии западных зон, сдвигов в соотношении социальных и политических сил преимущественно действиями военных администраций и правительств США, Великобритании и Франции Опиц именует "неполным, недостаточным". Наступление правых сил было обусловлено формированием антипотсдамского альянса правящих кругов Западной Германии и военных властей империалистических оккупирующих держав.

Принципиально важным является указание Опица на активные действия западногерманской монополистической буржуазии. Политический курс военных администраций США и их союзников не был, подчеркивает он, привнесен извне, он "укоренился в определенных экономических кругах Западной Германии, трансформируясь, в известной степени, в их собственную политику". Переход США к "холодной войне" против СССР, осуществление раскола Германии - все это происходило "при активном участии, при нетерпеливом давлении" западногерманской монополистической буржуазии40 . Решающий сдвиг в соотношении противоборствующих сил в западных зонах внесла сепаратная денежная реформа 1948 г., создавшая "новую систему координат", сформировавшая условия для "восстановления неконтролируемого господства" монополистического капитала, его традиционных структур, что обеспечило продолжение преемственности внутренней, а затем и внешней политики германских концернов, цели которых "безболезненно трансформировались" в новых условиях. Опиц приходит к выводу, что утверждение Христианско-демократического союза (ХДС) у руля государственной власти произошло еще до конституирования ФРГ. "Смертельная ненависть к социализму", ставшая "постоянной парадигмой политической идеологии ХДС", полностью соответствовала "традиционной линии немецкого крупного капитала"41 .

Выступая на международной научной конференции по проблемам современного западногерманского консерватизма, проводившейся в 1981 г. в Йене (ГДР), Опиц констатировал, что с начала 70-х годов (т. е. примерно за десять лет до возвращения ХДС/ХСС к власти) в ФРГ развернулся натиск правых сил, "содержание и форма которого полностью соответствуют традиционной линии империалистического немецкого консерватизма". Среди факторов сдвига вправо в общественной жизни ФРГ Опиц называет и рост экономических и политических амбиций монополистического капитала. Одно из важнейших пагубных последствий "консервативной волны" Опиц видел в "реабилитации дискредитированной в глазах общественности германской великодержавной политики", что, без сомнения, связано с претензиями правящего класса ФРГ на превращение ее в "мировую державу". Наступление западногерманских консервативных сил он трактует как часть международного "антикоммунистического крестового похода"42 .

Опиц рассматривает неонацистскую опасность как поверхностный слой общего реакционного потока. "Между неофашизмом и консерватизмом, - предостерегает он, - несомненно, существует "серая зона" взаимодействия и сотрудничества". Натиск консервативных сил создает "условия, делающие возможным рост крайних,


39 Opitz R. Was ist rechts? Was sind Rechtstendenzen? - Marxistische Blatter, 1980, Hf. 2, S. 29.

40 Opitz R. Politische Ideologiekonzeptionen im Vorfeld der Grundung der Bundesrepublik, S. 18 - 20.

41 Ibid., S. 22 - 24, 35.

42 Opitz R. Zur Auseinandersetzung mit den konservativen Kraften in der BRD. In: Konservatismus in der BRD. Brl. 1982, S. 72 - 75.

стр. 159


частично нелегальных правых группировок"43 . Питательной идеологической средой для неофашизма является официально культивируемый в ФРГ антикоммунизм. Поэтому "борьба против правой опасности и борьба против неонацизма неразделимы"44 . Опиц резко и аргументированно выступает против "официального клише о неофашизме только как о реликте прошлого", как об "остаточном явлении гитлеровского рейха". Неонацизм, пишет он, есть "политическое явление, имеющее корни в данном обществе, которое репродуцирует старый фашизм"45 .

В последние годы жизни Опиц все чаще обращался к проблемам современных международных отношений, к перспективам их развития. Он активно выступал против распространяемой буржуазными средствами информации лжи о "советской военной угрозе". Эта ложь "не нова, но в условиях усиления гонки вооружений оказывается нужной реакции более, чем прежде". Для Опица Советский Союз был и остался "страной, мирная политика которой обусловлена всеми потребностями внутреннего развития", страной, выдержавшей "десятилетия крестовых походов"46 .

Исходной точкой размышлений Опица о современном состоянии мировой политики был анализ причин, итогов и уроков второй мировой войны. "Послевоенное поколение, - писал он, - хочет разобраться в причинах таких трагических явлений, как фашизм и война, еще и потому, что стремится разобраться в современной действительности". Несмотря на все попытки консервативных сил ФРГ, "требующих прекратить дискуссию о прошлом" и "навязать молодежи пересмотр "исторической оценки" 1945 года", им не удалось вытравить память о поражении гитлеризма из сознания западногерманского общества. Важнейший урок второй мировой войны состоит, с точки зрения Опица, в том, что "все духовные ресурсы западных немцев должны быть подчинены решению вопроса о предотвращении ядерной катастрофы, которая угрожает человечеству". Путь в будущее открывает осознание уроков прошлого, "полное признание территориальных и политических реальностей, сложившихся в Европе после войны, активное сотрудничество народов в интересах сохранения мира".

Опиц внимательно исследовал исторические уроки антигитлеровской коалиции, решительно отвергая фальсификаторские версии о союзе СССР, США и Великобритании как "противоестественном блоке", "исторической ошибке" и т. д. Победы над фашизмом, отмечал он, можно было добиться "только благодаря коалиции западных стран и Советского Союза". Современники должны понять то, что "идея активного сотрудничества стран, принадлежащих к разным системам, во имя спасения человечества от угрожавшей ему опасности выдвинулась тогда исторически на передний план, а затем увенчалась успехом на практике"47 .

В статье, опубликованной к 40-летию встречи на Эльбе, Опиц вновь указывал, что антигитлеровская коалиция "базировалась на сотрудничестве и сосуществовании и была направлена на отражение смертельной опасности, в равной мере угрожавшей всем народам мира". В этом - непреходящая актуальность "призыва Торгау": он "обращен к выживанию современного мира". Сегодня человечеству нужна "новая антигитлеровская коалиция", "всемирный союз всех противников ядерной войны и ядерных вооружений", "всех правительств, движений и группировок, заинтересованных в разоружении и укреплении мира"48 . Опиц выступал с требованием "новой морали (или определения принципиально новых целей) в международной политике". Будущее принадлежит, указывал он, "только модели мирного


43 Ibid., S. 79; Opitz R. Was ist rechts? Was sind Rechtstendenzen?, S. 70.

44 Die Tat, 9.V.1980.

45 Opitz R. Faschismus und Neofaschismus, S. 238; см. также: Opitz R. Die Funktion des Neofaschismus. In: Neofaschismus. Dulden? Verbieten? Ignorieren? Frankfurt- a/M. 1986.

46 Opitz R. Die Neutronen-Bombe, die BRD und Europa. - Blatter fur deutsche und internationale Politik, 1977, Hf. 9, S. 1051 - 1052.

47 Opitz R. 40 Jahre danach. Vergessen kann todlich sein. - Interbuch, 1985, Hf. 1, S. 2 - 3, 14 - 15; см. также: Opitz R. Das antifaschistische Bundnis - Lehren fiir den Kampf urn Demokratie und Frieden. In: Pladoyer fur eine demokratische Bildungspolitik. Koln. 1975.

48 Deutsche Volkszeitung/die Tat, 26.IV.1985.

стр. 160


сотрудничества суверенных государств, основанной на принципах Общеевропейского совещания по безопасности и сотрудничеству"49 .

"Рейнгард Опиц, - отмечал теоретический орган ГКП, - занял свое место в сражениях за сохранение мира, за осуществление социалистического гуманизма. Всеми силами он стремился к тому, чтобы проследить - до мельчайших подробностей - все линии взаимосвязи фашизма и войны. Труды этого сугубо гражданского человека стали средством боевых действий против подготовки войны"50 . Основные этапы и внутренняя логика идейно-политической эволюции Опица совпадают с этапами и логикой развития антимилитаристского, антимонополистического движения в ФРГ. Время его работы как исследователя - это период непрерывного роста его как ученого, углубленного овладения им марксистско-ленинской методологией, борьбы против любых попыток оправдания империализма, милитаризма и фашизма.

После выхода в свет публикации Опица "Европейская стратегия германского капитала" один из прогрессивных журналов ФРГ указывал на "особую взрывчатую силу", присущую этому документальному сборнику51 . Для боннской элиты взрывоопасной была вся деятельность ученого. Именно поэтому он и испытал горькую судьбу левого интеллектуала в ФРГ, правящие круги которой сделали все возможное, чтобы превратить его в аутсайдера, находящегося за порогом официально признаваемой историографии. Но проблемы, анализируемые в трудах Опица, находятся в центре современных дискуссий, являются базой диалога с марксистами, в который вступила сейчас буржуазная историческая наука ФРГ.

Имя Опица неразрывно связано с исследованием истории внутренней и внешней политики германского фашизма, с аргументированным и точным выявлением его классовой природы, с марксистской трактовкой проблемы континуитета социально- политических структур германского империализма - от кайзеровской империи до ФРГ.


49 Opitz R. Die Neutronen-Bombe, die BRD und Europa, S. 1074; ejusd. Die EG- Wahlen und die demokratischen Krafte. - Blatter fur deutsche und Internationale Politik, 1979, Hf. 5, S. 520.

50 Marxistische Blatter, 1986, Hf. 5, S. 21.

51 Blatter fur deutsche und internationale Politik, 1977, Hf. 9, S. 1057.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/РЕЙНГАРД-ОПИЦ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. И. БОРОЗНЯК, Н. С. ЧЕРКАСОВ, РЕЙНГАРД ОПИЦ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 13.08.2019. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/РЕЙНГАРД-ОПИЦ (date of access: 08.12.2019).

Publication author(s) - А. И. БОРОЗНЯК, Н. С. ЧЕРКАСОВ:

А. И. БОРОЗНЯК, Н. С. ЧЕРКАСОВ → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
49 views rating
13.08.2019 (116 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes


Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
РЕЙНГАРД ОПИЦ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2019, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones