Libmonster ID: BY-2194

С. ИВАНОВ

Кандидат исторических наук

В Исламской Республике Мавритания (ИРМ) структура социума носит преимущественно кланово-племенной характер. Население весьма неоднородно в этническом отношении, представляя собой конгломерат этносов: носители кочевых традиций арабо-берберы, так называемые мавры, негроафриканцы, которые говорят на наречиях, распространенных также в соседних Мали и Сенегале. Этносы, в свою очередь, состоят из племен и кланов, делятся на касты. Самым нищим и маргинальным слоем (присутствующим почти в любом из мавританских этносов) считаются бывшие рабы и их потомки.

Задача искоренения архаичного наследия в подобных обществах, хотя и декларируется с руководящих трибун, но весьма трудна на практике. Ликвидировать отдельно взятый пережиток в отрыве от модернизации всего общества вряд ли возможно. В Мавритании издавна воспроизводились традиционные взаимоотношения, которые включали "узаконенную" неволю, и эта веками складывавшаяся система благополучно дожила до наших дней. Несмотря на периодические запрещения рабства в законодательном порядке, юридическая процедура неизменно оказывалась беспомощной перед социальной традицией.

Первой подобной попыткой еще в начале XX в. был указ французской колониальной администрации, отменяющий рабовладение. После провозглашения независимости в 1960 г. была принята конституция, гарантировавшая равенство граждан. Однако допотопные уклады пребывали и далее в нетронутом виде - включая, естественно, и рабство, что невыгодно отражалось на внешнем имидже мавританского государства и правящей элиты. Вероятно, из этих соображений пришедший в 1980 г. к власти Военный комитет национального спасения своим постановлением в очередной раз "ликвидировал позорное явление". "Вклад" следующего президента М. Тайи состоял в принятии закона в 2003 г. о наказании за работорговлю, а в 2005 г. - нескольких поправок к трудовому кодексу, касавшихся взаимоотношений "бывших рабов и господ". Кроме того, Исламская Республика Мавритания еще в 1986 г. присоединилась к Женевской конвенции 1926 г., осуждающей работорговлю (хотя, как здесь утверждают, национальная правовая база приведена в соответствие с положениями этой конвенции только в последнее время).

Но всякий раз любые предписания властей не выполнялись из-за отсталости общества и экономической слабости Мавритании. Якобы освобожденные рабы не могли найти применения и заработка в своем пустынном захолустье. Им, обычно не имевшим даже минимального образования и квалификации, приходилось перебираться "в города" (коих в стране, по большому счету, всего два - столичный Нуакшот и портовый Нуадибу) и соглашаться на любой, самый неблагодарный и низкооплачиваемый труд. Нехватка рабочих мест и собственная безынициативность держали вчерашних рабов в экономической зависимости от бывших хозяев, нередко побуждая к добровольному возвращению. Впрочем, эта практика выглядит вполне естественной, ведь многие вольноотпущенники убеждены, что связаны с хозяевами кровно-семейными узами.

Польская исследовательница А. Ковальска-Левицка указывает1 на наличие замкнутой взаимозависимости традиционного мавританского общества, состоящего из 4 основных классов с чертами каст (не считая ряда промежуточных сословий, наподобие ремесленнических - партизана", "фаржерон", "муаллимин", уличных музыкантов и магов - "гриот" и т. д.). Это, во-первых, "хассаны" (каста воинов, которая ведет происхождение от арабов-завоевателей, привыкших повелевать, - отсюда и название местного арабского диалекта "хассания"); во-вторых, традиционно практикующие "интеллектуальные" занятия "марабуты" (духовная сфера, предпринимательство, а в новейшее время также

стр. 32

чиновничья и политическая деятельность); в-третьих, "лахма" или "знага" (кочевники-пастухи, подчиненные данники двух вышестоящих каст); наконец - рабы, либо вольноотпущенники, так называемые "харатины". Этим термином обозначают всех представителей низшей социальной ступени традиционной иерархии, тогда как ранее бытовавшее обозначение "абид" - раб официально изъято из обращения как унижающее человеческое достоинство. Подобная социальная структура сохранилась и у арабо-берберских (маврских) племен, и у части местных негро-африканских этносов.

Приезжающим в Мавританию с известной долей лицемерия внушают: дескать, рабство ушло в историю, а ныне между бывшими подневольными людьми и их хозяевами (или потомками таковых) существует устойчивая, чуть ли не родственная связь: одни оказывают другим услуги, получая взамен вознаграждение. Насколько эта идиллическая картина соответствует действительности - постараемся разобраться.

Темнокожих женщин и подростков из числа "харатинов" сегодня можно увидеть в услужении при каждом состоятельном доме столичного Нуакшота. Это якобы помогающие по хозяйству "бедные родственники" (что отчасти правда, ибо многие поколения господ и рабов живут бок о бок). Мужчинам того же происхождения обычно достаются при доме куда менее обременительные обязанности "гардьенов" - сторожей. День-деньской они попивают сдобренный мятой чай, рассматривают картинки старого журнала или полеживают с транзистором где-нибудь в затененной части двора, а ночью спят, как и все (и потому в плане защиты от грабежей польза от них невелика). В поведении этих людей мне бросилась в глаза какая-то особенная приниженность и покорность, ведь они всецело зависят от милости хозяина (который, со своей стороны, должен проявлять о них заботу). Конечно, они могут чего-то просить, настаивать, а ежели чем-нибудь недовольны, то и выполнять свои немудреные обязанности "спустя рукава". А вот заняться, что называется, изменением социального статуса, выучившись для начала грамоте, - взрослому "харатину" уже не под силу, разве что детей своих в школу послать за хозяйский счет - однако оттуда они частенько сбегают...

До недавнего времени открыто практиковался такой вид работорговли: проданный новому хозяину раб начинал ему служить, но сам с семьей проживал у прежнего. "Механизм" перехода из рабов в вольноотпущенники вообще не вполне ясен, хотя известно: дети от матери-рабыни и мавра-аристократа могут унаследовать социальное и имущественное положение отца, если тот их признал. Именно поэтому среди "благородных" - или "белых" -мавров, так называемых "бейдан" (от арабского слова, обозначающего белый цвет), немало имеющих черный цвет кожи.

Индустриализацией Мавритания охвачена слабо, и у "харатинов" ничтожно мало шансов поменять судьбу - например, "влиться в ряды пролетариата", тем более что труд наемного рабочего в сегодняшней Мавритании (условия труда, размер оплаты и т. д.) более схож с подневольным положением если не "классического" раба, то крепостного во всяком случае.

В Нуакшоте, куда ни глянь, можно увидеть "харатинов", чей удел - самые непрестижные и тяжелые работы, выполняемые под палящим солнцем или в клубах пыли: сбор мусора, латание дорожного полотна, всякого рода подсобные занятия. От конкурирующих в тех же "профессиональных нишах" негроафриканцев "хартины" внешне отличаются неизменными черными тюрбанами и некоторой медлительностью движений. Впрочем, наиболее предприимчивые находят себе применение в разных мастерских (где о мерах по охране труда никогда не слышали) или, скажем, водят такси. Обычно это увешанные амулетами и проржавевшие до дыр "рено" неопределенного цвета. Такие машины здесь называют - "tout droit", или "езжай прямо", ведь при любом маневре они могут попросту развалиться. У кого на подобные занятия нет сил и умения - тем приходится торговать на улице карточками мобильной связи. Притом продавцов столько, что прохожих на них не хватает, и они бросаются наперерез почти каждому замедляющему ход автомобилю.

ОБЕЩАНИЯ НОВОГО ПРЕЗИДЕНТА

По инициативе избранного весной 2007 г. президента ИРМ С. Абдаллахи ликвидация остатков рабства была объявлена приоритетной задачей национального уровня. Кроме того, для улучшения положения "харатинов" разрабатывается "политика позитивной дискриминации", подразумевающая целевые программы

стр. 33

на предмет "социальной адаптации и гармонизации с современным обществом" бывших рабов.

В первом своем официальном обращении к нации (29 июня 2007 г.) президент Абдаллахи заявил: "Борьба за равноправие граждан в правовом государстве -это и борьба с практикой рабства во всех формах, традиционных и современных... Правительство только что одобрило законопроект, который содержит положения, подтверждающие преступный характер данного постыдного явления, и предусматривает по этому поводу уголовное преследование. Он же предписывает меры по ликвидации пережитков рабства, по пресечению их разновидностей - таких, как эксплуатация труда несовершеннолетних"2. Тогда же новый премьер-министр З. Зейдан информировал о введении особой статьи бюджетных расходов на социальную адаптацию "неполноправного класса" (и это при том, что летом 2007 г. в мавританской казне внезапно обнаружился громадный для этой страны дефицит средств, возникший вследствие снижения нефтедобычи).

Между тем местные правозащитники во главе с организацией "SOS Эскляв" и ее лидером Б. У. Мессаудом, ранее инициировавшие общественное обсуждение на темы рабства, были недовольны выдвижением законопроекта без учета их мнения. Высказанные по данному поводу претензии разделили и многие депутаты обеих палат, куда законопроект вскоре поступил на утверждение. В нем, по отзывам критиков, отсутствовало четкое определение того, чем, собственно, является в настоящее время "практика рабства" вместе с ее "пережитками". Вводимые в этой связи наказания - меньшие, чем при других "преступлениях против человечности", - предлагалось ужесточить. Не было прописано, каким образом сами харатины могут защитить свои права. Поэтому была озвучена необходимость в особом учреждении, куда бы стекалась информация по данной проблематике, включая жалобы граждан, для дальнейшей передачи в органы правосудия. Далее, противники законопроекта требовали уточнить порядок регулирования трудовых отношений между бывшими хозяевами и рабами, а также меры по закреплению имущественных прав последних (на землю и пр.). Депутаты внесли и некоторые коррективы: ранее шариат как бы легитимизировал архаичную практику (ведь о том, как обращаться с рабами, немало сказано и в Коране); теперь же, опять-таки со ссылкой на нормы ислама, это подлежит осуждению. Кроме того, упразднен прежний пункт о компенсации за освобождаемого раба его прежнему владельцу (присутствовал в законе от 1981 г. опять-таки со ссылкой на шариат). Обращено внимание и на вероятность неоднозначных интерпретаций положений закона: хотя излагать "идеи свободы и демократии" сподручнее по-французски, но в окончательном виде закон обязан существовать в арабоязычном варианте. Наконец, правительству рекомендовано провести соответствующую пропагандистско-просветительскую работу в массах.

В течение лета 2007 г. был обсужден и принят новый закон. При этом многие депутаты указали на его несовершенство. Закон даже в скорректированном виде содержал много неточностей, особенно в части реализации. И все же возобладало убеждение, что его принятие поможет быстрее расстаться с архаичным прошлым, мешающим прогрессу. По словам спикера нижней палаты М. Бульхейра (самого высокопоставленного на данный момент выходца из "харатинов"), "это напрямую связано с достоинством нации и ее стремлением к единству"3.

Не скрывали торжества поощряемые Западом местные правозащитники: они провозгласили "великую победу на пути демократии", которая "не была бы достигнута, если бы не политическая воля, проявленная президентом С. Абдаллахи и его правительством". Добавили весомости и приветственные (пусть единичные) отклики из-за рубежа - например, от базирующейся в Лондоне неправительственной организации "Анти-слейвери Интернэшнл". Как нельзя кстати оказался и пресс-релиз французского МИДа, выпущенный в конце августа прошлого года по случаю Международного дня отмены рабства ЮНЕСКО. Там отмечено, что Франция (которая пользуется в отношениях с Мавританией привилегированным положением на правах бывшей метрополии) приняла в 2001 г. специальный закон, квалифицирующий рабство как преступление против человечности.

Новый мавританский закон, в частности, предусматривает от 5 до 10 лет тюремного заключения за "практику рабства". Запрещено "унижающее человеческое достоинство публичное определение рабской принадлежности". В 9 статьях из 16 произведена до-

стр. 34

полнительная детализация: определение самого явления и его так называемых пережитков, упоминание "современных форм закабаления" (похищение и продажа в неволю детей, маскирующий эту же практику фиктивный брак и т. д.). Особо оговаривается, что роль государства не ограничена юридической процедурой и трактуется шире (имея в виду программы социальной, экономической, культурной адаптации для обездоленной части населения).

В общем восторженном хоре местных "либеральных" СМИ проскальзывали и отдельные скептические нотки. Смысл таков: немало "харатинов" все же сумело "выбиться в люди", а кое-кто, начиная с вышеупомянутого Бульхейра, даже достиг высокого положения. Однако же это никак не облегчило судьбу всех остальных обездоленных в этой стране. Скорее, имеет место стремление узкого круга лиц, спекулируя своим происхождением из "угнетенного класса", проложить себе путь наверх. Муссируются слухи по образованию (в противовес пропрезидентской "партии власти", состоящей из местной знати) альтернативной организации, будто бы радеющей об "униженных и оскорбленных" и выступающей от их имени. Но на деле эта активность относится не к бескорыстной правозащитной борьбе, а скорее к области политического соперничества, где тема рабства - лишь один из инструментов воздействия. Тот же Бульхейр, по слухам, получил пост спикера исключительно благодаря тому, что между двумя турами президентских выборов переметнулся от "демократического" кандидата к "традиционному", переадресовав в его пользу голоса многих избирателей - "харатинов", и тем самым немало поспособствовал победе С. Абдаллахи.

Так или иначе, но шумиха вокруг закона с его принятием утихла, тогда как реальное дело практически не сдвинулось с места. Данный участок работы относится к компетенции двух комиссариатов: по правам человека и борьбе с нищетой, а также по продовольственной безопасности. Но эти и предшествовавшие им органы, ввиду их скудных возможностей, смогли сделать на вверенном им участке очень мало, да и то лишь для той части бедноты, которая переместилась из "глубинки" в два главных города страны (в расчете хоть на какую-то благотворительность). На остальной территории страны картина по-прежнему без изменений: обездоленные слои остаются привязаны к традиционным племенным структурам и находятся в полной зависимости от родовитых хозяев.

В сущности, явление рабства неотделимо от господствующей в Мавритании родоплеменной структуры. Принятие по этому поводу очередного правового акта мало что изменит, ибо являет собой заведомо тщетную попытку решения проблемы в очевидном отрыве от общего контекста.

Считалось, что разорвать этот порочный круг новому мавританскому президенту удастся с помощью грядущих экономических достижений. Главная надежда была связана с пуском в эксплуатацию весной 2006 г. первого и пока единственного мавританского нефтепромысла "Шингетти". Этот проект осуществлялся на мавританском шельфе австралийской компанией "Вудсайд". Изначально объем нефтедобычи было обещано держать на уровне 75 тыс. барр. в день. Однако вскоре обнаружились просчеты, связанные, вероятно, с техническими ошибками и поспешностью промысловиков. Реальный дебет этой единственной пока мавританской скважины колеблется от 10 - 12 до 35 тыс. барр. в день4 (тяготея при этом к нижней отметке). Что касается "Вудсайда", то к середине осени 2007 г. компания покинула Мавританию, перепродав проект малайзийской "Петронас". Так что пока надежды на значительные доходы от нефти, которые позволили бы модернизировать социально-экономическую структуру, к сожалению, не сбываются. В этой связи резонно согласиться с мнением одного из отечественных авторов, И. М. Моховой, которая считает, что "в гораздо большей степени успех курса на ликвидацию рабства в Мавритании зависит от изменения традиционного менталитета и эволюции социальной структуры, что вряд ли может произойти в ближайшие годы"5.

К этому можно прибавить еще один важнейший компонент, без которого в Мавритании, входящей в группу наименее развитых государств мира, обречено любое начинание. Речь идет о помощи внешних спонсоров. Но от ее получения до надлежащего целевого использования - "дистанция огромного размера". И эта, еще одна современная "традиция" Мавритании, - всепроникающая коррупция. Она способствует сохранению и других, куда более древних и закоснелых - в том числе пережитков рабства.


1 Ковальска-Левицка А. Мавритания. М., Наука, 1981.

2 Agence Mauritanienne d'Information (AMI), 29.06.2007.

3 Ibidem, 10.07.2007.

4 Tribune, Nouakchott, 7.10.07.

5 Мохова И. М. Демократия в Мавритании: вариант развития // Азия и Африка сегодня, 2007, N 8.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКАЯ-ПРАКТИКА-ПО-МАВРИТАНСКИ

Similar publications: LBelarus LWorld Y G


Publisher:

Ales TeodorovichContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Teodorovich

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. ИВАНОВ, РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКАЯ ПРАКТИКА "ПО-МАВРИТАНСКИ" // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 15.07.2023. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКАЯ-ПРАКТИКА-ПО-МАВРИТАНСКИ (date of access: 20.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - С. ИВАНОВ:

С. ИВАНОВ → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Ales Teodorovich
Пинск, Belarus
229 views rating
15.07.2023 (370 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ОСОБЕННОСТИ МОДЕРНИЗАЦИИ ИРАНА ПРИ РЕЗА-ШАХЕ ПЕХЛЕВИ
2 days ago · From Елена Федорова
"ШРИ КАЛАЧАКРА ЛАГХУ ТАНТРА РАДЖА ХРИДАЯ" - ЭКСТРАКТ УЧЕНИЯ КАЛАЧАКРА. ОТКРЫТИЕ ДВУХ РАННИХ ИЗДАНИЙ ТИБЕТСКОГО ПЕРЕВОДА ПАМЯТНИКА
3 days ago · From Елена Федорова
ПОХОД ИМПЕРАТОРА ЮЛИАНА ОТСТУПНИКА НА ПЕРСИЮ (363 г.)
3 days ago · From Елена Федорова
О КЛАССИЧЕСКОМ И СОВРЕМЕННОМ УПОТРЕБЛЕНИИ ТЕРМИНА СЛОВЕСНОСТЬ
3 days ago · From Ales Teodorovich

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIOTEKA.BY - Belarusian digital library, repository, and archive

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКАЯ ПРАКТИКА "ПО-МАВРИТАНСКИ"
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: BY LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Biblioteka.by - Belarusian digital library, repository, and archive ® All rights reserved.
2006-2024, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android