Libmonster ID: BY-1150

Воронеж. Изд. ВГУ. 2005. 417 с.

В книге собраны очерки о жизни и творчестве ряда видных деятелей раннего русского консерватизма. В "Предисловии" к рецензируемому сборнику подчеркивается "антипрогрессистский пафос раннего русского консерватизма", который "в самом общем виде представлял собой реакцию на радикальную вестернизацию, проявлениями которого и главными символами которой в конце XVIII - начале XIX вв. стали Великая французская революция, крайний (по тем временам) либерализм Александра I, проект конституционных преобразований, связанных с именем М. М. Сперанского и наполеоновская агрессия против Российской империи. Эти явления были восприняты консерваторами как тотальная угроза, ведущая... к разрушению всех коренных устоев традиционного общества: самодержавной власти, православной церкви и религии вообще, языка, патриархального быта, национальных традиций и т.д." (с. 7). По мнению ответственного редактора А. Ю. Минакова, русский консерватизм был порожден Отечественной войны 1812 г. в неменьшей степени, чем декабризм (с. 10).

В очерке М. Г. Альтшуллера об А. С. Шишкове анализируются его мнения о западной культуре, реконструируются социально-исторические взгляды на Россию. С точки зрения автора, Шишков один из первых поставил вопрос об оторванности русского образованного общества от исконной русской культуры. Подробно описана история "Беседы любителей русского слова", организованной адмиралом Шишковым и его единомышленниками, развенчиваются многие мифы, сложившиеся вокруг этого общества. Анализ источников позволяет автору очерка утверждать, что большинство "конфузных" словечек и выражений, приписываемых этому обществу, (например бильярд - "шарокат", кий - "шаропех", луза - "прорездырие") были либо выдуманы противниками "Беседы", либо принадлежат к историко-литературному фольклору, подобно знаменитой фразе о "хорошилище в мокроступах" (с. 55 - 56). Интересна мысль, что для Шишкова "язык есть и культура, и идеология" (с. 51). Автор пишет о деятельности Шишкова в Российской академии, его борьбе с Библейским обществом, заступничестве за декабристов, подготовке нового цензурного устава взамен устава 1804 года. Он утверждает о влиянии Шишкова на А. С. Пушкина, усматривает "шишковские веянья" у В. К. Кюхельбекера, П. А. Катенина, Ф. И. Тютчева, К. К. Случевского, и даже у Вяч. Иванова, В. Хлебникова, В. В. Маяковского и А. И. Солженицына.

М. М. Сафонов посвящает свой очерк М. М. Философову, негласному советнику Александра I, подготовившему обширную программу социально-экономических преобразований. Автор приходит к выводу, что в 1803 - 1804 гг. Философов выступил со своими наметками консервативного толка, а во второй половине 1808 г. развернул и конкретизировал этот план. Важнейший пункт его программы - наделение крестьян частью помещичьей земли в вечное пользование. Сафонов полагает, что такая мера должна была встретить еще большее сопротивление дворянства, нежели сопротивление последнего попыткам императора запретить в 1801 г. продажу крепостных; предложения Философова, несмотря на их охранительный характер, вряд ли могли быть приняты в качестве правительственной программы.

О графе Ф. В. Ростопчине пишет М. В. Горностаев. Останавливаясь на его карьере при Пав-

стр. 166


ле I, в частности - на его энергичных начинаниях в качестве главного директора почтового департамента, автор знакомит читателей с практически неизвестными фактами жизни графа. Именно Ростопчину принадлежит характеристика Османской империи как "безнадежного больного" человека. Интересны наблюдения Горностаева о внутренней свободе графа, привыкшего откровенно высказывать свое мнение царственным особам. Подробно освещена деятельность московского генерал-губернатора и главнокомандующего Москвы, весомо опровергается точка зрения, согласно которой вина за оставление древней столицы возлагалась не на военное командование, а на генерал-губернатора. Именно по приказу Ростопчина был отдан толпе ведший профранцузскую агитацию М. Верещагин, могущий, по нашему мнению, послужить прототипом Смердякова в "Братьях Карамазовых" Ф. М. Достоевского.

Т. А. Володина пишет о С. Н. Глинке, вершиною жизненного пути которого стал "12-й год". Интересен анализ поворота в умонастроении русского общества в 1800-е годы от либерализма и галломании к консерватизму и национализму. Подробно рассматриваются достоинства и недостатки исторических сочинений Глинки, и один из секретов популярности его "Русской истории", который она видит в том, что благодаря этой истории российские юноши впервые получили возможность заглянуть в закулисную часть политической истории XVIII века. Володина обнаруживает воздействие на редактора "Русского вестника" идей Ж.-Ж. Руссо и приходит к выводу: "сквозь консервативную оболочку Глинки пробивались черты либерального сознания, которые были усвоены им еще в юности" (с. 165). Из триады: "православие - самодержавие - народность", она относит Глинку к тем, кто уделял преимущественное внимание "народности", причисляя к ним и Ростопчина и Шишкова. По ее мнению, консерватизм этих деятелей был вторичен - он возник главным образом как реакция на события во Франции и идеи Просвещения, составлявшие неотъемлемую часть их воззрений: в сознании всех троих уживались национализм и космополитизм, а консерватизм соседствовал с либеральным духом (с. 167).

В. А. Китаев проследил идейную эволюцию Н. М. Карамзина. В начале XIX в. его общественно-политические взгляды имели охранительный, а не либеральный характер. Стремясь ограничить монархическую власть, не прибегая к конституции и политическому представительству, Карамзин выступал как предшественник раннего славянофильства, в частности, К. С. Аксакова. Его консервативное мышление отличалось неприятием конституционализма даже на европейской почве (с. 189). Автор справедливо видит различие между Карамзиным и либералами декабристского круга; оно было гораздо глубже, чем в вопросе об отношении к конституции и крепостному праву и заключалось в понимании ими свободы. Карамзин настаивал на внутренней, нравственной свободе человека, не нуждающейся в санкциях и определении границ. Эта позиция, по мнению Китаева, носит принципиально антилиберальный, то есть консервативный, характер. Зрелый Карамзин, отмечает Китаев, по сравнению с идеологами дворянской оппозиции екатерининской эпохи, во взглядах которых переплетались элементы либерализма и консерватизма, представляет консервативную тенденцию уже в "очищенном виде", отражая позицию дворянства (с. 191). Полемизируя с Ю. М. Лотманом, Китаев утверждает, что Карамзин вполне органично и естественно занимает место в ряду современных ему консервативных мыслителей и публицистов.

К. М. Ячменихин и Т. В. Соломенная реконструируют частную жизнь А. А. Аракчеева. Они стремятся пересмотреть стереотипно-негативный образ всесильного графа, или, по крайней мере, сбалансировать его отрицательные и положительные черты. Описывая различные стороны жизни и быта Грузинской вотчины Аракчеева, в частности, организацию строительного дела, авторы отмечают, что граф оплачивал труд собственных крепостных. Они называют Аракчеева "альтруистом в пределах своих возможностей": проявления гуманизма у него шли не столько от сердца, сколько от разума. Авторы предполагают, что именно крестьянский быт графской вотчины подтолкнул Александра I на мысль о военных поселениях. По мнению авторов, Аракчееву "удалось создать образцовое предпринимательское хозяйство, ориентированное на рынок" (с. 200). Как помещика, они называют его "консерватором-новатором", предполагая, что эталоном для него послужило гатчинское имение вел. кн. Павла Петровича (с. 215).

Итальянская исследовательница Р. Фаджионатто обращается к личности кн. А. Н. Голицына. Ссылаясь на переписку князя Голицына со М. М. Сперанским, она отмечает, что опальный статс-секретарь полностью разделял религиозные взгляды и интересы Голицына. Ею найдено документальное свидетельство того, что предложение соединить в одном министерстве духовные дела и народное просвещение исходило от самого Сперанского (с. 235). Именно объединенное министерство стало символом второй половины царствования Александра I. Характерно, что сторонники Голицына видели в создании "объединенного министерства" шаг к "экуменизму", то есть в своей основе он имел не

стр. 167


столько "консервативные", сколько "либеральные" импульсы и интенции. Фаджионатто отмечает, что в годы существования этого министерства в стране не было никакой цензуры над печатью и контроля за деятельностью различных сект, открылась дверь проповедникам, преследуемым на Западе за свои еретические идеи. Противники видели в мировоззрении князя и его помощников странное совмещение идей мистических с просветительскими, подобное тому, что существовало в кружке масона Н. И. Новикова (с. 240, 244). Под пером автора А. Н. Голицын предстает не как реакционер или консерватор, но как представитель некоего "мистического либерализма".

А. Ю. Минаков в своем очерке о МЛ. Магницком дает более точную характеристику последнего. По мнению автора, в отчете Магницкого о ревизии Казанского университета "совершенно очевидно на 9/10 преобладают мотивы академического характера... стремление проверить финансовое состояние университета, его административно-хозяйственную часть, и прочее" (с. 281). Отчет этот отразил вопиющие недостатки, злоупотребления и должностные преступления. Минаков отмечает точность и объективность оценок Магницким казанского профессорско-преподавательского состава, в частности, Н. И. Лобачевского, Н. М. Симонова. По мнению автора, негласно руководя ревельским журналом "Радуга", Магницкий на его страницах пытался разработать свой вариант доктрины "официальной народности". Он полагает, что в идейном плане Магницкий, с определенными оговорками, может считаться непосредственным предшественником графа Уварова с его известной "триадой" (с. 303).

Американский историк А. Мартин, автор очерка об А. С. Стурдзе, обращает внимание на парадокс: в первые десятилетия XIX в. одни и те же просветительские учения служили идейной основой как для российского самодержавия, так и для европейских революционных движений, в этих условиях некоторые русские консерваторы решились стать одновременно и охранителями, и смелыми новаторами; одной из наиболее ярких личностей этого движения он и считает А. С. Стурдзу (с. 308). Мартин называет его "своего рода филэллином-славянофилом", рассматривая внешнеполитические взгляды Стурдзы и его отношение к Французской революции. По важнейшим вопросам взгляды Стурдзы совпадали с мнением Александра I, И. А. Каподистрии и А. Н. Голицына. Стурдза сумел придать туманной идеологии "Священного союза" ясные контуры. Как считает А. Мартин, он был не только пропагандистом "Союза", но и одним из важнейших его теоретиков; политическая программа Стурдзы была более "прогрессивной", нежели его репутация: за исключением уклонения от языка народного суверенитета и подчеркивания определяющей роли церкви, она "напоминала идеи умеренных либералов южной или центральной Европы" (с. 334).

М. М. Шевченко стремится воссоздать политический портрет графа С. С. Уварова. Он подробно излагает общественно-политические его взгляды на разных этапах жизненного пути, рассматривает отношение к отмене крепостного права. Знаменитая его триада, по сути, перефразировала старинный военный девиз "За Веру, Царя и Отечество!", автор разбирает идеи, изложенные графом в документах, отразивших смысл "триединой формулы". Шевченко прослеживает курс Уварова на посту министра народного просвещения. Будучи по своей интеллектуальной культуре человеком глубоко западным, граф Уваров стремился к тому, чтобы будущее поколение, оставаясь на европейском уровне образованности, "лучше знало русское и по-русски", стремился "уронить роль иностранных учителей" (с. 360, 361). Шевченко обращает внимание и на то, что авторитет и связи Уварова в европейском научном мире играли немалую роль в политике русского правительства. Итоги министерской деятельности графа представляются автору позитивными. Уваров, с одной стороны, участвовал в создании "умственных плотин", а с другой - понимал, что жесткий надзор за печатью может принести ущерб авторитету правительства, старался придать цензуре большую гибкость. Впрочем усилия министра к тому, чтобы не допустить нарастания у нового поколения опасного для самодержавия чувства невостребованности в конечном счете не нашли понимания у власти (с. 389). Заслуги Уварова в развитии народного образования признавались на всем протяжении 1850-х годов.

В сборнике встречаются и некоторые недочеты. Так, на с. 30 говорится о Шведской войне 1779 - 1780 гг., но, судя по контексту, имеется в виду русско-шведская война 1788 - 1790 гг.; на с. 239 по непонятным причинам остался непереведенным большой отрывок из письма австрийца Лебцельтерна, написанный по-французски. В целом же рецензируемый сборник - весомый вклад в изучение русского консерватизма первой половины XIX столетия.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/Против-течения-исторические-портреты-русских-консерваторов-первой-трети-XIX-столетия

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. В. ХАТУНЦЕВ, Против течения: исторические портреты русских консерваторов первой трети XIX столетия // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 14.01.2021. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/Против-течения-исторические-портреты-русских-консерваторов-первой-трети-XIX-столетия (date of access: 20.10.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - С. В. ХАТУНЦЕВ:

С. В. ХАТУНЦЕВ → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
159 views rating
14.01.2021 (280 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
"GENE FACTORY" PRODUCTS
2 days ago · From Беларусь Анлайн
LIFE IN KEEPING WITH THE TIMES
Catalog: Разное 
6 days ago · From Беларусь Анлайн
"I'VE ALWAYS TIED IN LIFE WITH SCIENCE"
7 days ago · From Беларусь Анлайн
GAS ANALYZER SENSORS BY OPTOSENSE COMPANY
Catalog: Физика 
13 days ago · From Беларусь Анлайн
SQUARE FUEL ASSEMBLIES FOR WESTERN DESIGN REACTORS
Catalog: Физика 
13 days ago · From Беларусь Анлайн
BEYOND THE PALE OF POSSIBLE: HUMAN GENOME PROJECT
Catalog: Медицина 
13 days ago · From Беларусь Анлайн
INNOVATION PORTFOLIO
14 days ago · From Беларусь Анлайн
NUCLEAR POWER: A NEW APPROACH
Catalog: История 
14 days ago · From Беларусь Анлайн
UNIFIED NETWORK FOR CLIMATE MONITORING
Catalog: Экология 
14 days ago · From Беларусь Анлайн
NUCLEAR POWER: A NEW APPROACH
Catalog: Физика 
19 days ago · From Беларусь Анлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Против течения: исторические портреты русских консерваторов первой трети XIX столетия
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2021, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones