BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-1072

Share with friends in SM

Оживление общественно-политической жизни в России, наблюдавшееся после либеральных реформ Александра II и в начале XX в., было связано с активностью всех слоев населения, в том числе и купечества, представлявшего собой, с одной стороны, сословную группу, вышедшую из феодального общества, а с другой - слой буржуазии, занимавший все более прочные позиции в экономике. В тот период это сословие, в соответствии с Положениями 1863 - 1865 гг., делилось на две гильдии и сохраняло ряд феодальных привилегий и льгот (освобождение от телесного наказания, от уплаты подушной подати, от рекрутской повинности и др.)1, которые в связи с развитием капиталистических отношений постепенно теряли свою силу и к началу XX в. в большей степени носили уже декоративный характер2. В создавшейся ситуации представители купечества были ориентированы не столько на ожидание поддержки своего высокого общественного статуса со стороны правительства, сколько на поиск новых путей самореализации. Б. Б. Кафенгауз писал, что после реформ Александра II "появился новый тип купца, отправлявшего ту или иную общественную должность не с задней мыслью о чине и ордене, а с целью защиты общих интересов перед лицом правительства и других социальных групп"3.

Одна из основных тенденций эволюции российского купечества во второй половине XIX - начале XX в. заключалась в постепенном превращении его в предпринимательский слой населения, имевший широкие общественные интересы. Это проявлялось в массовом участии представителей деловых кругов в благотворительности и меценатстве, а также в работе органов местного самоуправления - городских дум и управ, земских учреждений. По мере обострения внутриполитической ситуации в стране, служебная и общественная деятельность купцов приобретала политическую окраску. Коснулось это и северо-востока Европейской России, включавшего в себя обширную территорию Вятской губернии (ныне Кировская область, Удмуртия, часть Татарстана и республик Коми и Марий Эл)4.


Судовиков Михаил Сергеевич - кандидат исторических наук, доцент Вятского государственного гуманитарного университета.

стр. 86

Во второй половине XIX - начале XX в. Вятская губерния являлась сельскохозяйственным регионом с незначительным частным землевладением, развитой кустарной промышленностью и слабым фабрично-заводским производством. Огромное влияние на ход общественно-политической жизни губернии в тот период оказывали земства и политические ссыльные. В работе земств большую активность проявляли служащие - статистики, учителя, врачи, агрономы, библиотекари, то есть разночинный "третий элемент", наиболее близкий к народу, с демократической идеологией, который, по словам Б. Б. Веселовского, был в вятском земстве главным работником5. В 1900 г. в докладе губернского жандармского управления в департамент полиции говорилось: "Личный состав земства проникнут ненавистью к дворянам, большинство правительственных распоряжений здесь встречается протестами... Все это зло рассеивается по губернии многочисленным штатом служащих по найму лиц в земстве..."6, а в 1906 г. губернатор С. Д. Горчаков во всеподданнейшем отчете указывал, что "после обнародования Манифеста 17 октября 1905 г. земские и отчасти городские учреждения открыто примкнули к революционному движению"7.

Не меньшей головной болью для властей являлись политические ссыльные. Они зачастую не прекращали ведение антиправительственной деятельности, в которую постепенно втягивалась и местная молодежь. Особенно много ссыльных было в начале XX в. - это и члены петербургского "Союза борьбы за освобождение рабочего класса", и деятели московского "Рабочего союза", и участники студенческих кружков. "...В настоящем 1908 г.., - сообщал Горчаков, - во вверенной мне губернии числится ссыльных 3677 человек, расселенных в семи уездах, они дурным своим поведением раздражают местное население, внося в его жизнь порчу нравов"8.

Усиление влияния купцов9 на развитие общественно-политической жизни региона было связано первоначально с их участием в земском либеральном движении. Об этом свидетельствует докладная записка вятского губернатора В. И. Чарыкова, составленная в ноябре 1870 г. на имя министра внутренних дел А. Е. Тимашева и имевшая гриф "совершенно секретно"10.

Главной фигурой земской оппозиции губернатор считал М. М. Синцова - сына купца, получившего образование в Московском университете и ставшего первым председателем Вятской губернской земской управы. Чарыкова беспокоил тот факт, что к земской деятельности Синцов привлек политических ссыльных и ряд других "подозрительных лиц", и вместе с ними порицал "все прежние и настоящие правительственные учреждения". Оппозиционеры "довели управы до совершенно враждебного со всеми положения и только благодетельная мера - высылка... в Костромскую губернию секретарей Бушманова и Шулятикова и увольнение из губернской управы Куща (Ананий Кущ - политический ссыльный, дворянин. - М. С.), - считал начальник губернии, - немного способствовали уменьшению вредных действий Синцова"11. Губернатор называл его "ловким и пронырливым" человеком и считал, что по должности Синцова нужна замена. Вскоре на выборах 1870 г. Матвей Матвеевич вновь избирается председателем Вятской губернской земской управы, но министром внутренних дел его кандидатура не утверждается12.

Помимо Синцова, в губернаторском списке неблагонадежных лиц значится имя земца уездного города Глазова П. И. Колотова, впоследствии ставшего вторым, после Синцова, председателем Вятской губернской земской управы. Будучи выходцем из купеческой семьи, Колотов имел "небольшое, неразделенное с четырьмя братьями состояние", обучался в Казанском университете, до земской службы был почетным смотрителем Глазовского уездного училища. В 1862 г. за ним устанавливается полицейский надзор, так как

стр. 87

Петр Иванович был "замечен в оказательстве вредного влияния на учащихся и в обнаружении идей своеволия и безбожия". В 1867 г. он - член Глазовской земской управы, а в следующем году - ее председатель. Колотов "дружил со всеми, кто только заражен либеральным направлением и вообще сочувствует ему", и только после репрессивных мер, принятых властями к вольнодумцам, этот земец стал проявлять осторожность. "Уже около года он ведет себя в политическом отношении безукоризненно, с крайней осторожностью и выбран председателем Глазовской управы на второе трехлетие", - отмечал Чарыков. В дальнейшем же, когда Колотов стал председателем губернской земской управы, он вновь привлек к себе пристальное внимание властей. Его обвиняли в пособничестве революционерам, в его доме проводились обыски.

Как и Петр Иванович в Казанском университете учился Л. П. Матвеев, потомственный почетный гражданин, владелец винокуренного завода. После окончания университета он служил чиновником по особым поручениям при казанском губернаторе. В период проведения крестьянской реформы был мировым посредником, затем - первым председателем Уржумской земской управы. Чарыков сообщал, что Матвеев является человеком "крайне либерального направления и обнаруживает стремление к пропаганде" и, соответственно, "вполне сочувствовал Синцову"13.

Неблагонадежность Матвеева проявилась и в его последующей деятельности. В 1872 г. вместе с купцом А. Черновым он открыл в Уржуме библиотеку-читальню, постоянными посетителями которой стали земские деятели, учителя, ссыльные. В 1874 г. у земца В. Я. Заволжского блюстители порядка обнаружили запрещенные издания, взятые в этой библиотеке. Заволжского подвергли аресту, владельцы библиотеки привлекались к следствию, но эти меры не повлияли на взгляды и поведение уржумских земцев-политиков. В 1880-е гг. осведомители доносили, что в библиотеке Чернова-Матвеева ежедневно собираются политические ссыльные, а Чернов - "человек, не признающий Бога и религии"14.

О купце 2-й гильдии, земском деятеле А. А. Чернове следует сказать особо. Он был сторонником радикального переустройства России, открыто выражал свое негативное отношение к самодержавию. Во время трехдневных майских праздников, отмечавшихся в 1883 г. и посвященных дню коронования в Москве Александра III и его супруги, Чернов не пришел на богослужение и не украсил свой дом флагами и иллюминацией, как того требовало постановление Уржумской городской думы. 16 мая вечером у его дома собралась толпа мещан и потребовала незамедлительно исполнить все указания думы, "угрожая в противном случае разнести дом". Чернов был вынужден подчиниться воле горожан. В том же году он предлагал уездному земскому собранию принять ходатайство об изменении выборной системы в органы местного самоуправления, в частности, по мнению Чернова, при выборах в земство нужно отменить имущественный ценз и ликвидировать землевладельческие съезды. Более того, он говорил в земстве о необходимости разрешить крестьянам вести хозяйственную и промысловую деятельность в помещичьих и казенных лесах (заниматься охотой, собирать грибы и ягоды, пасти скот и т. д.), поскольку считал их общественной собственностью15.

Реакция властей на деятельность Чернова была жесткой, особенно после убийства Александра II 1 марта 1881 года. Весной 1884 г. Уржумская библиотека была закрыта. Чернов был арестован как один из руководителей "преступного сообщества", занимавшегося пропагандой среди крестьян, и умер в заключении в феврале 1888 года. Из 1610 изданий, купленных Уржумской публичной библиотекой у наследников Чернова, 509 оказались "запре-

стр. 88

щенными к обращению в публичных библиотеках", среди них - труды Конта, Спенсера, Милля, Лассаля, Сеченова, Писарева, Помяловского, журналы "Русская мысль", "Отечественные записки", "Слово" и другие. Все эти издания были "сложены в городской управе в особый шкаф", о чем в специальном рапорте докладывалось вятскому губернатору16.

В числе либералов был председатель земской управы Орловского уезда, потомственный почетный гражданин М. А. Булычев. По сведениям губернатора, этот молодой человек занял в земстве высокую должность во многом благодаря Синцову и, находясь с последним в дружеских отношениях, регулярно ездил в Вятку для советов с ним. Чарыков называл Булычева "недальновидным"17.

В 1890-е гг. либеральный настрой проявился в деятельности Авксентия Петровича Батуева - председателя Вятской губернской земской управы18, выпускника Казанского университета, родившегося в семье купца 2-й гильдии г. Малмыжа. Благодаря его масштабным экономическим и просветительским проектам "в несколько лет заброшенная, полузабытая северная губерния стала центром внимания", - писал книгоиздатель И. Д. Сытин19. У властей отношение к Батуеву было весьма настороженным. Открытые им многочисленные сельские школы и библиотеки рассматривались как очаги антиправительственной пропаганды. Во всеподданнейшем отчете за 1896 г. губернатор Н. М. Клингенберг писал, что, с одной стороны, Батуев - человек "весьма развитой, хорошо образованный", а с другой - "с крайне либеральным направлением"20. Судьба этого земца была трагична: он погиб в 33 года21.

Хотя местные купцы, а в большей степени их дети, напрямую несвязанные с предпринимательской деятельностью, и участвовали в оппозиционном движении, но это направление деятельности не носило с их стороны массового характера. Для многих владельцев гильдейских свидетельств были характерны традиционные, монархические взгляды на политическое устройство страны и резко негативное отношение к инакомыслящим. В изданной в 1877 г. Ф. Ф. Павленковым "Вятской незабудке" отмечалось, что жители г. Слободского и "даже купцы, люди независимые, богатые ... всего больше, конечно, боятся прослыть или показаться неблагонадежными и потому тщательно избегают компрометирующих знакомств, например со ссыльными, разумеется, из административных...", а если родители узнавали, что их дети общаются с "политическими", то преследовали чад своих "бранью и укорами ... не успокоятся до тех пор, пока или сами ссыльные не прекратят всякое знакомство, или заблудшие овцы не обратятся снова на путь истинный"22. Весьма неприязненно о всякого рода возмутителях общественного спокойствия отзывался вятский купец К. И. Клепиков, советовавший своим детям "отдаляться от них"23. Во многом монархическими убеждениями диктовалось и поведение купца Н. Огородникова, выдавшего полиции в августе 1894 г. находившегося на каникулах двоюродного брата, студента Казанского университета Н. А. Флерова, "отрицавшего Бога и бессмертие души", общавшегося с подозрительными людьми и читавшего сомнительную брошюру об Александре III24. Подобных примеров было немало.

Нужно иметь в виду и тот факт, что значительная часть местных предпринимателей зачастую публично не проявляла своего отношения к политическим проблемам. Среди же активной части купечества - той, которая энергично реагировала на общественные изменения в стране, - идейный раскол продолжал усиливаться. Своеобразным индикатором уровня политизации предпринимательского сообщества явились события революции 1905 - 1907 годов.

В мае 1905 г. купцы Вятки участвовали в разработке и утверждении "Проекта записки, выработанного особой комиссией Вятской городской думы для

стр. 89

представления чрез Совет Министров на Высочайшее имя" - документа, по которому предлагалось незамедлительно провести в стране коренную политическую реформу. В нем говорилось о необходимости созыва всесословного представительного собрания, введения избирательного закона, основанного на всеобщем, прямом, равном и тайном голосовании, о необходимости объявления демократических свобод и отмене всех сословных привилегий25.

В число членов комиссии по разработке этого проекта входили городской голова Я. И. Поскребышев - купеческий сын, выпускник Императорского Петербургского университета, С. О. Якубовский - купец-кондитер из ссыльных поляков. Из гласных-купцов в думе в день утверждения документа, 18 мая 1905 г., присутствовали Н. И. Клабуков, Д. Ф. Чучалов, И. С. Кардаков, Д. Ф. Зонов, С. О. Якубовский. Проект был принят единогласно. В то же время часть купцов (в их числе - А. Я. Тырышкин, П. П. Клобуков, И. И. и К. И. Лаптевы, С. Н. Коробов) по разным причинам на это заседание не явилась26.

Местные думцы участвовали в движении за созыв общероссийского съезда городских голов, которое в историографии рассматривается как одно из проявлений думского либерализма27. В июне 1905 г. Поскребышев вместе с гласными П. А. Шуравиным и Н. П. Ложкиным участвовал в работе первого частного совещания представителей городских общественных управлений. В тот же период Вятская городская дума одобрила требование совещания земских и городских деятелей, проходившего в Москве 24 - 26 мая 1905 г., о "безотлагательном созыве свободно избранного всенародного представительства для совместного с Монархом решения вопроса о войне и мире и установления государственного правопорядка"28.

Политическая деятельность вятского городского головы могла стоить ему жизни. Во время черносотенного погрома в Вятке, произошедшего 22 октября 1905 г., толпа разъяренных, недовольных нарастанием революционного движения обывателей искала Поскребышева для расправы над ним. В губернском центре в тот день было убито шесть человек и ранено около 3029. Яков Иванович скрывался в доме гласного думы А. А. Прозорова и, когда стемнело, спешно на поезде выехал из города. "Оставшись невредимым снаружи, он тем не менее пострадал душевно...", - писал Прозоров30. Вскоре после этого события Поскребышев попадал в клинику душевных и нервных болезней Военно-медицинской академии, где лечился у В. М. Бехтерева, и в ноябре 1907 г. вынужден был оставить службу по болезни.

Фактор политизации местного купеческого общества ярко проявился после выхода Манифеста 17 октября 1905 г., разрешившего легальную деятельность в стране политических партий. Однако еще до этого события ряд представителей торгового сословия проявил себя в работе партий левого лагеря - социал-демократов и эсеров, возникших в Вятской губернии в конце XIX - начале XX века. Политические взгляды левых разделяла в основном весьма небольшая часть молодого купеческого поколения, тесно общавшаяся с прогрессивными земскими деятелями и политическими ссыльными, например, Августа Кузнецова - дочь купца 2-й гильдии А. Н. Кузнецова; сестры Людмила, Ия и Ольга Громозовы - дочери земца, купца К. И. Громозова; купцы Владимир и Сергей Макушины31.

В революционную деятельность активно включались дети земцев, которые в своих общественно-политических делах пошли дальше отцов-либералов, по более радикальному пути. С именами купеческих детей были связаны печатание и распространение нелегальной литературы, организация и проведение митингов, выполнение заданий редакции "Искра", пропаганда марксизма среди рабочих и учащихся32. Представители купеческих семей, выполняя революционные задания или скрываясь от полиции, выезжали за

стр. 90

границу: Кузнецова - в Берлин, где встречалась с искровцами, Громозова - в Женеву (там она познакомилась с Лениным), Макушин - в Брюссель.

Члены одной купеческой семьи могли по-разному определять для себя политические ориентиры. В 1904 г. в Вятке губернатором была закрыта воскресная школа, где обучались рабочие. В школе преподавали Анисья Тырышкина - дочь купца-пароходчика и студент Кассин, сотрудничавшие с местным комитетом РСДРП33, а другой представитель купеческого семейства Тырышкиных - Александр Яковлевич - был сторонником монархических взглядов и являлся членом партии правового порядка34.

Деятельность левых партий вызывала у многих купцов гнев и раздражение не только по политическим соображениям. Дело в том, что жертвами кипучей революционной деятельности зачастую становились именно купцы. В Вятской губернии торговцам и промышленникам пришлось столкнуться, например, с угрозами со стороны партии анархистов-коммунистов, которая основными методами борьбы за уничтожение капитализма и упразднение государства провозглашала "восстание и прямое нападение как массовое, так и личное на угнетателей и эксплуататоров"35. Нередким явлением было вымогательство анархистами-коммунистами капиталов у местного купечества.

События обычно разворачивались по одному сценарию. По городской почте купец получал письмо с требованием денег на нужды революционного движения с указанием времени и места, куда их нужно принести. Для того, чтобы предприниматель серьезно относился к посланию, в нем содержались угрозы. Такое письмо пришло 26 сентября 1907 г. 33-летнему елабужскому купцу Григорию Стахееву. В нем говорилось: "Милостивый Государь! Обращаемся к вам с просьбой дать нам на дело освободительного движения 150 рублей. Место, куда вы должны положить деньги - у часовни собора, с восточной стороны на столбик загородки (на столбик будет положен камень, под который и положите деньги). Дни: 25, 26 и 27 сентября, в один из этих дней. Часы: между 6 ч. вечера и 8 ч. вечера. Напоминаем вам, что мы, как анархисты, шутить не любим! Знайте, что в случае отказа с Вашей стороны исполнить нашу просьбу, а также в случае доноса на нас в какой бы то ни было форме - вам будет вынесен смертный приговор. Из двух зол - выбирайте лучшее. Это письмо положите вместе с деньгами"36.

Текст данного письма был написан печатными, выведенными черными чернилами буквами. На письме имелся штамп с рисунком и с надписью "анархисты-коммунисты". Стахеев не испугался вымогателей. В тот же день он передал письмо елабужскому уездному исправнику, который распорядился устроить у собора засаду, но задержать никого не удалось. Пришедшему за деньгами "за темнотою ночи и осечками стрелявшего в него городового" удалось скрыться37.

Подобное послание, правда, чуть ранее - в марте 1906 г., - получил вятский купец С. О. Якубовский. У него под угрозой лишения жизни требовалась более значительная сумма - 1000 рублей. Якубовский не пошел на поводу у вымогателей и заявил о случившемся в полицию. Через несколько дней в его кондитерской городовым, переодетым в штатское платье, был задержан крестьянский мальчик из Орловского уезда Вятской губернии. Варфоломей Плюснин (так звали подростка) пояснил, что в кондитерскую он зашел по просьбе неизвестного молодого человека, который, "обещая дать на чай", просил отнести записку38. В ней говорилось о том, чтобы Якубовский передал деньги мальчику.

Заявляя о подобных письмах в полицию, купцы шли на определенный риск. В местных газетах публиковались сообщения о покушениях на жизнь некоторых предпринимателей. В "Вятском вестнике" за 17 августа 1907 г.

стр. 91

говорилось о том, что в Сарапуле в дом купца Бодалева злоумышленниками была брошена граната, которая взорвалась, не причинив никому вреда. В номере той же газеты за 28 августа 1907 г. сообщалось о брошенной ночью в квартиру проживавшей в Ижевском заводе "состоятельной обывательницы" Степановой бомбе, повредившей квартирную обстановку. В газете указывалось, что Степанова "неоднократно получала письма от революционных организаций с требованием денег", и что, "подброшенная бомба, по всей вероятности, ничто иное как месть со стороны революционеров за не присылку требуемых денег"39. Нападению Степанова подвергалась уже не первый раз. Говоря об этих событиях, нужно иметь в виду, что наряду с боевыми группами в губернии действовали и вымогатели, выдававшие себя за революционеров. С такими шантажистами жестоко расправлялись анархисты-коммунисты. В июле 1907 г. в Сарапуле они расстреляли одного из них, о чем сообщали в листовках, разбросанных по городу40. Убитым оказался 20-летний А. Е. Кузнецов, ранее служивший приказчиком у купца Пешехонова.

В период первой русской революции в Вятской губернии оформились отделения либеральных организаций - конституционно-демократической партии и "Союза 17 октября"41. Представители местного купечества участвовали в их работе с первых дней. В архивных документах упоминаются купцы-кадеты В. И. Семенов (Яранск), Стародубцев (Уржум), Н. А. Пестов (Вятка), купеческий сын Н. З. Платунов (Слободской)42, но в целом их численность была небольшой и составляла не более 3 - 4%. В это время кадетов зачастую причисляли к революционным, левым партиям, поэтому значительная часть крупной буржуазии их сторонилась. Показательно, что в феврале 1906 г. губернатор А. Г. Левченко в телеграмме яранскому уездному исправнику организацию кадетов назвал социал-демократической партией. Исправник Золотухин поначалу был удивлен, поскольку он просил дать разрешение на проведение собрания партии кадетов, а от губернатора получил ответ: "Разрешите собрание социал-демократической партии...". Вслед за этим на имя Левченко была отправлена телеграмма о том, что "социал-демократической партии в Яранске нет"43.

Вятские купцы-кадеты участвовали в организации уездных партийных отделений. Купец 2-й гильдии В. И. Семенов стал одним из основателей Яранской уездной кадетской организации44. Они принимали участие и в текущей партийной работе, например, в выборных кампаниях. Осенью 1912 г. купец Вятки, директор Вятского городского общественного Федора Веретенникова банка Н. А. Пестов на выборах в IV Государственную думу избирался выборщиком по 1-й курии45. В губернском центре выборщики-кадеты тогда лидировали, однако участие предпринимателей в провинциальных кадетских организациях было скромным.

В отличие от конституционно-демократической партии организация октябристов в губернии была менее заметной. По ряду свидетельств, здесь существовало только одно отделение этой партии - в Вятке46. Его первым председателем стал купец-заводчик, старообрядец и благотворитель И. И. Лаптев. 1 января 1907 г. вышла газета местных октябристов, но их деятельность не отличалась многогранностью. Сотрудничая с монархистами, немало сил они отдавали выборным делам. В сентябре 1907 г. Лаптев был избран выборщиком в губернское собрание, за него проголосовало 98 избирателей из 17647. Однако провести кандидата в члены III Государственной думы местным октябристам не удалось. В отличие от Москвы и Нижнего Новгорода48 в Вятской губернии не было широкой поддержки купечеством деятельности "Союза 17 октября", хотя эта партия была более лояльной к власти, чем кадеты. По всей видимости, данная позиция объяснялась преобладанием в

стр. 92

изучаемом регионе купечества средней руки и слабостью местного крупного капитала. Центральный промышленный район характеризовался развитием несколько иных тенденций, связанных с наличием мощного крупного купечества, если же говорить о Нижнем Новгороде, то его буржуазия в политическом плане была более консервативной, чем в Москве.

Партиям левого и либерального направлений активно противодействовали организации другого политического течения - партии правительственного лагеря. Проправительственные организации не только имели свои отделения в Вятской губернии, но и возникали как самостоятельные партии49. К последним относилась Вятская народная монархическая партия (ВНМП), объединявшая людей разных чинов и званий - от губернатора и епископа до крестьян50. Представители местного купечества принимали деятельное участие как в открытии правых партий, так и в их непосредственной работе51. Довольно энергичной была деятельность купца 2-й гильдии П. Г. Тихонова - владельца фотоателье в Вятке. Его фотографии демонстрировались на выставках и отмечались наградами, а в годы первой русской революции он заявил о себе как о политике. В 1906 г. Тихонов - член-учредитель Вятской народной монархической партии: он производил запись в члены партии, председательствовал на ее общих собраниях, участвовал в выборных кампаниях. С именем купца 2-й гильдии И. Сметанина, "заступающего место городского головы", связано открытие Уржумского отделения ВНМП 30 июля 1907 года52. Его учредительное собрание прошло в городской управе в день рождения наследника престола Алексея Николаевича.

В работе партии "Союз русского народа" активность проявляли купцы И. А. Кудрявцев (Царевосанчурск), В. Н. Куршаков, Д. В. Шильников, Ф. Н. Изергин (Котельнич)53. Купеческий сын И. А. Кудрявцев стал председателем Царевосанчурского отдела "Союза русского народа". По воспоминаниям современников, у этой организации имелись помещение и знамя, а ее члены "устраивали манифестации с крестными ходами, расклеивали объявления, воззвания, призывали граждан на защиту царя-батюшки и на борьбу с крамолой"54. Кудрявцев вел переписку с председателем главного совета этой партии А. Дубровиным. Куршаков и Шильников, являясь выборщиками, участвовали в избирательной кампании во II Государственную думу, но не добились желаемого результата. Осенью 1911 г. от Котельничского отдела для поездки в Москву на заседание Союза выдвигался Изергин55.

Представители купечества Вятской губернии участвовали в деятельности и Партии правового порядка. Губернатору С. Д. Горчакову, например, было известно, что в 1907 г. в г. Яранске эта партия существовала "в лице купцов, мещан, торговцев и пожилых крестьян, придерживающихся программы монархических партий"56. Отделения партии работали также в губернском центре, Слободском, Царевосанчурске, и их деятельность была направлена преимущественно на участие в выборных кампаниях и проведение культурных, либо благотворительных мероприятий57.

Таким образом, во второй половине XIX - начале XX в. купечество не оставалось в стороне от общественно-политической жизни северо-востока Европейской России. Его представители были и участниками земского либерального движения, и членами партий практических всех существовавших в начале века направлений, но степень вовлечения их в работу политических организаций была различной. Если в партиях левого лагеря прослеживалось участие преимущественно молодого купеческого поколения, то членами организаций либерального и монархического толка становилась более весомая часть этого сословия, состоявшая как из глав купеческих семей, так и их детей. В последних они занимали и видное положение - были руководите-

стр. 93

лями отделений партий, председательствовали на общих собраниях. Характерной чертой политических взглядов регионального купечества был консерватизм, а немалая часть купцов по-прежнему оставалась политически индифферентной. Ни земская оппозиция, ни одна из партий, действовавших в Вятской губернии, не стали для них массовой организацией.

Примечания

1. Имеются в виду Положения о пошлинах за право торговли и других промыслов от 1 января 1863 г. и от 9 февраля 1865 года. Полный свод законов (ПСЗ). II, т. 38, N 39118; т. 40, N 41779.

2. Среди сохранившихся к началу XX в. купеческих привилегий - право ношения шпаги, "при русской одежде сабли", губернского мундира, визита к императорскому двору, получения "за оказанные отечеству особенно важные заслуги" медалей и орденов и т. д. Свод законов о состояниях. Свод законов Российской империи. Кн. II. Т. 9. СПб. 1913, с. 548 - 560.

3. КАФЕНГАУЗ Б. Б. Купеческие мемуары. Труды о-ва изучения Московской губернии. М. 1928, с. 118 - 119.

4. В изучаемый период в Вятской губернии, образованной в 1796 г., насчитывалось 11 уездов (Вятский, Слободской, Котельничский, Орловский, Глазовский, Нолинский, Яранский, Уржумский, Малмыжский, Елабужский, Сарапульский) и 12 городов (Вятка, Слободской, Котельнич, Орлов, Глазов, Нолинск, Яранск, Уржум, Малмыж, Елабуга, Сарапул и г. Царевосанчурск, располагавшийся в Яранском уезде).

5. ВЕСЕЛОВСКИЙ Б. Б. История земства за сорок лет. Т. 4. СПб. 1911, с. 650, 658.

6. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), ф. 102. 3 ДП. 1900, д. 1, ч. 71, л. 2.

7. Российский государственный исторический архив (РГИА), ф. 1263, оп. 4, д. 49, л. 20.

8. Там же, читальный зал, оп. 1, д. 20, л. 7.

9. Согласно материалам Первой всеобщей переписи населения 1897 г., в Вятской губернии проживало 2889 купцов мужского и женского пола. Этот показатель был выше численности купечества соседних Архангельской (588 чел.), Вологодской (1699) губерний и меньше гильдейских сообществ Нижегородской (2920), Казанской (3419), Пермской (5118) губерний (Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897. Краткие общие сведения по империи. Распределение населения по главнейшим сословиям, вероисповеданиям, родному языку и по некоторым занятиям. СПб. 1905, с. 16 - 19). Нужно также учитывать, что Вятская губерния относилась к числу недворянских, и поэтому роль купечества как в экономической, так и общественно-культурной жизни региона издавна была заметной.

10. РГИА, ф. 1282, оп. 1, д. 303, л. 5 - 46.

11. Там же, л. 7об. - 8.

12. Государственный архив Кировской области (ГАКО), ф. 616, оп. 1, д. 14, л. 1.

13. РГИА, ф. 1282, оп. 1, д. 303, л. 34об., 35, 35об., 43, 43об.

14. ГАРФ, ф. 102. 3 ДП. 1884, д. 330, л. 1; д. 88, ч. 23, л. 2об. - 9.

15. Там же, л. 2об. - 3; д. 330, л. 1об. - 2; д. 88, ч. 23, л. 3; д. 330, л. 2 - 2об.

16. ГАКО, ф. 582, оп. 37, д. 9, л. 9 - 15об.

17. РГИА, ф. 1282, оп. 1, д. 303, л. 18 - 18об.

18. Председателем губернской земской управы А. П. Батуев был в 1891 - 1896 годах.

19. СЫТИН И. Д. Жизнь для книги. М. 1962, с. 177.

20. РГИА, читальный зал, оп. 1, д. 20, л. 136.

21. Смерть А. П. Батуева последовала в результате покушения на него психически нездорового человека.

22. Вятская незабудка. Памятная книжка Вятской губернии на 1877 г. СПб. 1877, с. 75.

23. КЛЕПИКОВ К. И. Заметки и впечатления старожила. Вятка. 1900, с. 9.

24. ГАРФ, ф. 102. 3 ДП. 1894, д. 104, ч. 39, л. 7 - 8об.

25. ГАКО, ф. 587, оп. 10, д. 9, л. 273 - 274об. В документе шла речь и об отмене смертной казни, о введении всеобщего и бесплатного обучения, о полной самостоятельности органов местного самоуправления и расширении сферы их деятельности, об отмене выкупных платежей и наделении землей безземельных и малоземельных крестьян, об улучшении положения рабочих, об изменении налоговой системы.

26. Журналы Вятской городской думы за первую половину 1905 года. Вятка. 1906, с. 220; И. И. Лаптев не пришел на заседание думы - "за выездом из города", А. Я. Тырышкин, П. П. Клобуков, С. Н. Коробов, К. И. Лаптев - "по домашним обстоятельствам". Там же, с. 220.

27. НАРДОВА В. А. Самодержавие и городские думы в России в конце XIX - начале XX века. СПб. 1994, с. 137.

стр. 94

28. ГАКО, ф. 587, оп. 10, д. 9, л. 328, 698.

29. Там же, ф. 582, оп. 146, д. 221, л. 17 - 18об.; ф. 714, оп. 1, д. 118, л. 39; Государственный архив социально-политической истории Кировской области (ГАСПИ КО), ф. 45, оп. 1, д. 67, л. 1; д. 72, л. 38 - 39.

30. ГАКО, ф. 170, оп. 1, д. 337, л. 100об.

31. Там же, ф. 714, оп. 1, д. 69, л. 38 - 38 об.; 1905 год в Вятской губернии. Вятка. 1925, с. 149, 153 - 154, 170 - 177, 231 - 236, 258 - 259; СОБОЛЕВ В. А. Сестры Громозовы. Киров. 1960.

32. Там же.

33. 1905 год в Вятской губернии. Вятка. 1925, с. 153 - 154.

34. МАРКОВ А. А. Первая русская революция 1905 - 1907 гг. в Вятской губернии. Киров. 2006, с. 277; ОЩЕПКОВ К. П. Я. Ф. Тырышкин - "духовный наследник" П. В. Алабина. П. В. Алабин, Вятка, музей. Киров. 1998, с. 74.

35. История политических партий России. М. 1994, с. 200.

36. ГАКО, ф. 714, оп. 1, д. 570, л. 11.

37. Там же, л. 2 - 2 об.

38. Там же, д. 180, л. 83 - 84 об.

39. Вятский вестник, 17.VIII.1907, N 174; 28.VIII.1907, N 183.

40. Там же, 1.VIII.1907, N 162; 4.VIII.1907, N 165; БАЛЫБЕРДИН Ю. А. Общественно-политическая жизнь в Вятско-Камском регионе в начале XX века (1900 - 1914 гг.). М. 2005, с. 242.

41. Там же, с. 243 - 252, 264 - 267.

42. ГАРФ, ф. 102. 4 ДП. 1912, д. 130, ч. 15, л. 4 - 4 об.; ГАКО, ф. 582, оп. 149, д. 89, л. 23 - 23 об.; ф. 714, оп. 1, д. 431, л. 5 - 5 об., 6 - 6 об.

43. ГАКО, ф. 582, оп. 146, д. 242, л. 94, 99.

44. Там же, д. 242, л. 67 - 67 об., 69.

45. ГАРФ, ф. 102. 4 ДП. 1912, д. 130, ч. 15, л. 4.

46. КИСЕЛЕВ И. Н., КОРЕЛИН А. П., ШЕЛОХАЕВ В. В. Политические партии в России в 1905 - 1907 гг.: численность, состав, размещение (Количественный анализ). - История СССР, 1990, N 4, с. 77; Вятский вестник, 20.XII.1906, N 275.

47. Вятский вестник, 28.IX. 1907, N 205.

48. СЕЛЕЗНЕВ Ф. А. Политические предпочтения буржуазии Москвы и Нижнего Новгорода в 1906 - 1907 годах. - Отечественная история, 2006, N 1, с. 42 - 53.

49. КИСЕЛЕВ И. Н., КОРЕЛИН А. П., ШЕЛОХАЕВ В. В. Ук. соч., с. 77; БАЛЫБЕРДИН Ю. А. Ук. соч., с. 268 - 277.

50. Это была массовая политическая организация с отделениями в уездных городах. По данным полиции, осенью 1907 г., например, в Вятке насчитывалось 983 члена этой партии, в Уржуме, в ее отделе - 96 чел., причем в десяти селах Уржумского уезда существовали еще и подотделы партии. ГАКО, ф. 582, оп. 148, д. 287, л. 9 - 9об., 15, 18.

51. Вятский вестник, 11.VII.1907, N 145; 25.VII.1907, N 157; 1.VIII.1907, N 162; ЛОСКУТОВ С. А. Монархические партии Вятской губернии в годы первой российской революции. Вятская земля в прошлом и настоящем. Т. 1, с. 112 - 113; БАЛЫБЕРДИН Ю. А. Монархические организации Вятско-Камского региона в период первой российской революции. - Вопросы истории, 2007, N 7, с. 139 - 144.

52. Вятский вестник, 11.VII.1907, N 145; 25.VII.1907, N 157; 18.IX.1907, N 197; 11.VII.1907, N 162; ГАКО, ф. 587, оп. 9, д. 272, л. 7об. - 8, 13 - 14.

53. ГАСПИ КО, ф. 45, оп. 1, д. 44, л. 2; Вятский вестник, 28.IX.1907, N 205.

54. ГАСПИ КО, ф. 45, оп. 1, д. 44, л. 2, 141.

55. БАЛЫБЕРДИН Ю. А. Общественно-политическая жизнь.., с. 373; Несмотря на то, что монархические партии имели в Вятской губернии много сторонников и поддерживались светскими и духовными властями, на губернских выборах депутатов в I, II, III Государственные думы они потерпели поражение, и только выборы в 1912 г. принесли правым победу: из восьми депутатов IV Государственной думы от Вятской губернии только один являлся членом фракции прогрессистов, остальные принадлежали к монархическому лагерю, но купцов среди них не было.

56. ГАКО, ф. 574, оп. 2, д. 701, л. 197об.

57. МАРКОВ А. А. Первая русская революция 1905 - 1907 гг. в Вятской губернии [хроника событий]. Памятная книжка Кировской области и Календарь на 2006 год: информационно-статистический сборник. Киров. 2006, с. 277; БАЛЫБЕРДИН Ю. А. Общественно-политическая жизнь.., с. 254 - 264.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/Политическая-деятельность-купечества-в-России-во-второй-половине-XIX-начале-XX-в

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

М. С. Судовиков, Политическая деятельность купечества в России во второй половине XIX - начале XX в. // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 18.06.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/Политическая-деятельность-купечества-в-России-во-второй-половине-XIX-начале-XX-в (date of access: 28.09.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - М. С. Судовиков:

М. С. Судовиков → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
182 views rating
18.06.2020 (102 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Новый социализм нужно строить, опираясь на новую теорию социализма. Новая теория социализма отказывается от диктатуры пролетариата, ибо практика развития старого социализма показала, что диктатура пролетариата не может быть не чем иным, как только диктатурой кучки коммунистических чиновников, или, как очень остроумно назвала её Роза Люксембург «диктатурой НАД пролетариатом». А появление у руля этой диктатуры таких предателей как Ельцин, неизбежно ведёт социализм к краху. Новый социализм, построенный на старой теории, ждёт такая же участь.
Политические настроения депортированных народов СССР 1939-1956 гг.
60 days ago · From Беларусь Анлайн
Наместники в России XVI века
Catalog: История 
60 days ago · From Беларусь Анлайн
Германские города в раннее Средневековье
Catalog: История 
60 days ago · From Беларусь Анлайн
Феномен красных партизан. 1920-е-1930-е годы
Catalog: История 
60 days ago · From Беларусь Анлайн
Новые фальсификации "большого террора"
Catalog: История 
65 days ago · From Беларусь Анлайн
Л. И. ИВОНИНА. Война за испанское наследство
Catalog: История 
65 days ago · From Беларусь Анлайн
Воспоминания немецких военнопленных второй мировой войны как исторический источник
Catalog: История 
68 days ago · From Беларусь Анлайн
Кадровый состав органов "Смерш". 1941-1945 гг.
Catalog: История 
68 days ago · From Беларусь Анлайн
Дьяки и подьячие второй половины XV в.
Catalog: История 
68 days ago · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Политическая деятельность купечества в России во второй половине XIX - начале XX в.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones