BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: BY-1166
Author(s) of the publication: О. Борох

Share this article with friends

Высокие темпы экономического роста Китая и усиление влияния этой страны на ситуацию в мировой экономике привлекают все большее внимание зарубежных экономистов. В последние годы были опубликованы многочисленные статьи с оценками современного состояния китайской экономики и роли "китайского фактора" в мировом экономическом развитии.

Число публикаций о растущем китайском присутствии на мировых рынках значительно увеличилось в связи со вступлением Китая в ВТО в конце 2001 г. Представления зарубежных исследователей о влиянии этого события на дальнейшее развитие экономики КНР и на мировую экономическую систему в целом оказались весьма различны. Одни аналитики полагали, что членство в ВТО способно нанести удар по китайской экономике. Другая часть исследователей высказала опасения, что Китай обрушит мировую экономическую систему.

Зарубежные оценки перспектив развития китайской экономики также выглядят противоречивыми. Одни ученые сочли официальные показатели экономического роста КНР завышенными, что дало основания для пессимистических прогнозов на тему грядущего "краха" Китая. Другие исследователи, напротив, акцентировали внимание на усилении экономической мощи Китая и отмечали его возрастающую роль в глобализирующейся мировой экономике. Однако оптимистическая оценка перспектив развития Китая привела отдельных экспертов к выводу: будущий рост китайской экономики и увеличение китайского экспорта на мировые рынки приведет к спаду в других странах. Иными словами, успешное развитие Китая будет происходить за чужой счет.

Эти споры привлекли к себе повышенный интерес внутри Китая. Ими заинтересовались не только профессиональные экономисты, но и государственные чиновники и представители органов пропаганды. Хотя иностранные ученые, обсуждавшие перспективы китайской экономики, не претендовали на создание теоретических обобщений, в китайской пропаганде их рассуждения были квалифицированы как "теории" (лунь), что повысило статус полемики в глазах китайской аудитории. Необходимо подчеркнуть, что китайские критики оценивали разработки отдельных зарубежных экономистов не как взгляды отдельных людей, а как "теории", якобы получившие за рубежом широкое распространение. В Китае эти достойные осуждения иностранные "теории" были классифицированы по группам. К ним были отнесены:

* "теория экспорта Китаем дефляции" (Чжуиго шучу тунсо лунь),

* "теория фальсификации китайских статистических данных" (Чжунго тунцзи шуцзы шуйфэнь лунь),


Борох Ольга Николаевна, кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник ИДВ РАН.

(c) 2003

стр. 94


* "теория краха Китая" (Чжунго бэнкуй лунь),

* "теория китайской угрозы" (Чжунго вэйсе лунь),

* "теория создания Китаем опасности" (Чжунго цзао вэйсянь лунь). 1

В ходе полемики китайские авторы концентрировали свое внимание на критике наиболее представительных, по их мнению, иностранных публикаций, представляющих эти "теории". К примеру, в основе "теории фальсификации китайских статистических данных" лежали сомнения в достоверности данных официальной статистики КНР, высказанные в 2001 г. авторитетным специалистом по китайской экономике профессором Питтсбургского университета Томасом Равски (Thomas Rawski). 2 Под "теорией краха Китая" имелись в виду предсказания неминуемого коллапса китайской экономики, содержавшиеся в изданной в США публицистической книге Гордона Чана "Грядущий крах Китая". 3 Сюда же были причислены рассуждения главного редактора журнала "China Economic Quarterly" Джо Стадвелла (Joe Studwell), также поставившего под вопрос достижения китайской экономики в книге "Мечта о Китае". 4 "Теория создания Китаем опасности" была почерпнута из статьи декана Школы менеджмента Йельского университета Джеффри Гартена (Jeffrey Garten) "Когда все будет производиться в Китае", опубликованной в июне 2002 г. в журнале "Business Week". 5 Привлекшая повышенное внимание в конце 2002 г. "теория экспорта Китаем дефляции" восходит к докладу главного экономиста инвестиционного банка Морган Стэнли Стивена Роуча (Stephen Roach) "Китайский фактор", в котором Китай был охарактеризован как экспортер дефляции. 6

Необходимо признать, что эти разрозненные и несхожие между собой позиции имеют общий предмет рассуждения - все они связаны с оценкой экономической мощи Китая и его влияния на развитие мировой экономики. В глазах китайских авторов все эти "теории" объединяет то, что они возникли на Западе и в каждой из них "Китай подвергается осуждению". 7 Свою главную задачу критики видят в том, чтобы проанализировать "состряпанные странные рассуждения о Китае и чудовищные теории (ци тань гуай лунь)" и показать Западу их необоснованность. 8

Необходимо отметить, что китайская критика вышеперечисленных "теорий" адресована не только внутренней аудитории, но и иностранцам. Критические материалы размещаются на английском языке в Интернете, публикуются на страницах издаваемых в Китае англоязычных периодических изданий, на эти темы в КНР проводятся пресс-конференции, на которые приглашаются китайские и иностранные журналисты. Наиболее ярким примером такого общения является доклад Стивена Роуча "Глобальный вызов Китая", с которым он выступил на пресс-конференции в октябре 2002 г. во время визита в Пекин с делегацией зарубежных инвесторов. 9

Китайская версия истории "заблуждения" и "раскаяния" Роуча заслуживает особого внимания. Его "теория экспорта Китаем дефляции" вызвала особое недовольство среди руководителей страны, поскольку Китай был обвинен в провоцировании снижения темпов роста мировой экономики. С появлением этой "теории" проблема вышла за рамки споров о том, насколько успешно в действительности развивается Китай. Ранее вопросы экономического развития страны считались внутренними и затрагивали прежде всего самих китайцев, а также иностранных инвесторов, вложивших деньги в китайскую экономику. Обвинение в "экспорте дефляции" перевело проблемы китайской экономики в разряд международных, они стали рассматриваться как угроза развитию мировой экономики в целом.

Наиболее острые дискуссии о том, является ли Китай мировым экспортером дефляции, развернулись во второй половине 2002 г. В середине октября

стр. 95


Роуч опубликовал исследовательский доклад под названием "Китайский фактор", в котором заявил, что Китай уже стал главным фактором депрессии американской экономики и локомотивом глобальной дефляции. По мнению ученого, китайская экономика, особое место в развитии которой отводится увеличению экспорта, играет все более заметную роль в определении уровня мировых цен, при этом влияние Китая на глобальную дефляцию становится все более ощутимым. Роуч заключил, что китайская экономика "несомненно стала важным ингредиентом дефляционной истории США" и признал, что Китай является важнейшим фактором глобальной дефляции. 10

Хотя сам Роуч не называл свой трехстраничный доклад "теорией", в китайском изложении он был преподнесен как хорошо аргументированная целостная концепция. Основные аргументы этой "теории" были сведены к следующим ключевым положениям.

Во-первых, в 2002 г. в Китае наблюдался быстрый рост, при этом в стране обозначились дефляционные тенденции и ощущался заметный недостаток внутреннего спроса. Китай вышел из затруднительного положения за счет использования ценовых преимуществ, экспортировав излишние товары на мировые рынки. Во-вторых, приток дешевых китайских товаров ослабил возможности стран-импортеров по производству аналогичных товаров. Заниженный курс юаня к доллару и другим валютам сделал цены китайских экспортных товаров еще более конкурентоспособными, что увеличило давление на валютные курсы в других странах. На основании этих аргументов Роуч назвал Китай источником глобальной дефляции. 11

Излагая содержание "Китайского фактора", китайские авторы соглашались с некоторыми положениями Роуча. Они часто цитировали первую фразу доклада, где Китай был назван "оазисом" среди находящейся в тяжелом положении глобальной экономики. 12 Не вызвал возражений и тезис о все большем выдвижении Китая на передовые позиции на мировой арене. По мнению главного экономиста ГСУ КНР Яо Цзинъюаня (он стал одним основных китайских оппонентов Роуча), американский исследователь был прав, когда признал, что Китай становится все более влиятельной силой в формировании глобальных цен. 13

Однако китайские авторы сочли необоснованным главный вывод о Китае как экспортере глобальной дефляции. 14 Они резко отрицательно отнеслись к рекомендациям Роуча, предложившего Китаю изменить подход к определению макроэкономической политики. Роуч подчеркивал, что не выступает за радикальное изменение денежной политики Китая, но, по его мнению, в новом глобальном контексте она должна адаптироваться к изменяющимся обстоятельствам. Он призвал китайское руководство признать, как минимум, настоятельную необходимость перехода к открытости по капитальным операциям и к полной конвертируемости юаня. Ученый также указал на то, что Китай должен более настойчиво двигаться к реформе финансовой системы и более активно стимулировать внутренний спрос. Китайская реакция на доклад Роуча показала, что критики были задеты уже тем фактом, что иностранец "вмешивается" во внутрикитайские дела и дает советы по изменению макроэкономической политики. Суть предложений американского ученого также была отвергнута.

Выступая в Пекине в конце октября 2002 г., Роуч смягчил свою позицию, заявив, что ни Китай, ни какую-либо другую страну Азии не следует обвинять в том, что она служит источником дефляции. По его словам, уровень мировых цен определяется многими странами, которые в экономическом отношении значительно более развиты, чем Китай. Американский ученый высоко оценил успехи КНР, достигнутые в экономической сфере после азиатского

стр. 96


кризиса конца 1990-х годов. Однако он вновь повторил, что в перспективе Китаю крайне важно будет при управлении экономикой учитывать также и глобальные задачи и что стране настоятельно необходимо стимулировать внутренний спрос.

Полемизируя с Роучем, китайские экономисты акцентировали внимание на двух вопросах. Прежде всего они стремились доказать, что в Китае нет дефляции. Во-вторых, они старались опровергнуть тезис о том, что Китай "экспортирует дефляцию" в другие страны.

По мнению Яо Цзинъюаня, хотя в Китае сохраняется низкий уровень цен, это явление нельзя назвать дефляцией. Дефляция возникает в том случае, когда одновременно со снижением цен происходит экономический спад. Поскольку китайская экономика является одной из наиболее динамично развивающихся экономик мира, нынешнее снижение цен нельзя назвать дефляцией. Кроме того, за последний год потребительские цены снизились лишь на 1%, поэтому преждевременно заключать, что китайская экономика уже вошла в период дефляции. Более того, продолжающееся падение индекса потребительских цен в 2002 г. в значительной степени объясняется технологическими инновациями и повышением эффективности. Таким образом, заключал Яо Цзинъюань, поскольку в Китае нет дефляции, то не может быть и ее экспорта. При этом он посоветовал Западу (прежде всего США) не перекладывать ответственность за экономические проблемы на другие государства и искать причины неурядиц у себя дома. 15

Не менее критически был воспринят в Китае тезис Роуча об экспортно- ориентированном росте китайской экономики. Как подчеркивал Яо Цзинъюань, на долю экспорта приходится всего лишь 1% из 8% годового экономического роста КНР, тогда как на увеличение потребления приходится 3% и на инвестиции - еще 4%. Иными словами, основной силой, позволившей Китаю добиться высоких темпов роста, был внутренний спрос. Вывод Яо Цзинъюаня заметно отличается от оценок компании Морган Стэнли, согласно которым 54% роста ВВП Китая в первой половине 2002 г. приходилось на рост экспорта. 16

Критика взглядов Роуча содержалась также в издаваемом в Гонконге ежемесячном журнале Банка Китая. По мнению китайских экономистов, авторы "теории экспорта дефляции" увидели лишь внешнюю сторону проблемы, то есть конкурентоспособность экспортируемой китайской продукции, не замечая при этом важных внутренних факторов. Китай становится "мировой мастерской" из-за низкого уровня инфляции в мире и даже глобальной дефляции. Под давлением глобальной дефляции для сохранения прибыли производителям необходимо снижать издержки. В этой ситуации преимущества Китая, прежде всего низкая себестоимость продукции, стали особенно заметными, что привело к перемещению многих производств в Китай. Из этого китайские экономисты сделали вывод, что увеличение спроса на китайские экспортные товары было результатом растущей глобальной дефляции, а не ее причиной. 17

Против аргументов Роуча выступил и известный китайский экономист Ху Аньган. Он счел тезис об "экспорте дефляции" лишенным реальных оснований и неоправданно преувеличивающим некоторые факты. Согласно расчетам Роуча, в 1996 - 2002 гг. китайский экспорт в США составлял половину всего азиатского экспорта в эту страну. Исходя из этого Роуч заключил, что Китай уже стал важным фактором депрессии в мировой экономике. Ху Аньган назвал такие расчеты не соответствующими действительности. По данным американской таможенной статистики, объем китайского экспорта на американский рынок составляет всего 1,1% ВНП США. Этого явно недостаточно, чтобы вызвать дефляцию в США. Ху Аньган признает, что быстрый рост китайской экономики может увеличить избыток производственных мощностей в мире, то

стр. 97


есть стать фактором, способным привести к дефляции. "Однако нельзя на этом основании утверждать, что Китай является причиной глобальной дефляции, более того, Китай также пострадал от глобальной дефляции". 18

Дальнейшее развитие дискуссия о "теории экспорта дефляции" получила в декабре 2002 г. после появления нового исследовательского доклада Роуча, в котором американский ученый пересмотрел многие высказанные им положения. Китайская пропаганда уделила повышенное внимание этому докладу, озаглавленному "Остановить нападки на Китай" ("Stopping Attack on China"). В китайских СМИ подчеркивалось, что 15-ый визит в Китай осенью 2002 г. наконец-то предоставил Роучу возможность собственными глазами увидеть достижения китайской реформы и выслушать жесткую критику оппонентов, что произвело на ученого глубокое впечатление. 19 Комментируя новый доклад, в котором Роуч "дал ситуации в китайской экономике оценку, отличную от прежней, как небо от земли", китайские авторы называли его "докладом взрывной силы" и отмечали, что "моральная смелость" Роуча заслуживает восхищения. 20 Примечательны уже сами названия китайских публикаций, посвященных изменению позиции Роуча: "Главный экономист Морган Стэнли признал ошибку", "Стивен Роуч по-новому оценил положение в китайской экономике", ""Теория экспорта Китаем дефляции" не соответствует фактам", "Главный экономист Морган Стэнли назвал Китай самым большим шансом для мирового развития". 21

Наиболее часто в китайских материалах цитировался призыв Роуча "прекратить нападки на Китай". По словам американца, в тот момент, "когда миру более чем когда-либо необходим стабильный Китай, беспричинные обвинения Китая не имеют никаких оснований; необходимо, не щадя сил и затрат, прекратить обвинения в адрес Китая". 22

В новом докладе, содержание которого подробно излагалось в ведущих периодических изданиях КНР ("Жэньминь жибао", "Бэйцзин циньняньбао", "Чжунхуа гуншан шибао" и др.), Роуч признал, что доля китайского экспорта в ВВП США сравнительно невелика (менее 10%), это не создает угрозы развитию экономики США и глобальной экономики. По мнению Роуча, низкая норма сбережений, торговый дефицит и снижение индекса потребления внутри США связаны со спадом в американской экономике. Что же касается дешевой китайской продукции, то она не только приносит пользу американским потребителям, но и стимулирует американских производителей повышать конкурентоспособность.

Роуч полагает, что при хорошей экономической ситуации в мире рост китайского экспорта не представлял бы никакой опасности. Однако при неблагоприятной конъюнктуре Китаю следует проводить более сбалансированную политику и одновременно с наращиванием экспорта стимулировать внутренний спрос. Он выделил три источника экономического роста в Китае - высокие темпы увеличения экспорта, большие расходы на инфраструктуру и прямые иностранные инвестиции. По словам Роуча, он "всего лишь хотел предупредить Китай, что страна может подвергнуться несправедливым обвинениям извне". В китайских СМИ было подчеркнуто, что "этим выводом Роуч сбалансировал свою точку зрения", изложенную в его прежнем докладе. 23

Особое внимание китайцы уделили рассуждениям Роуча о том, что при возникновении трудностей в мировой экономике некоторые люди начинают искать ответственного за эти трудности "козла отпущения". На современном этапе таким "козлом отпущения", привлекшим к себе всеобщее внимание, стал Китай. "Независимо от того, называют ли его источником растерянности в глобальной экономике или магнитом, создающим новые возможности трудоустройства, Китай все теснее связан с крупными проблемами, приводящими к

стр. 98


трудностям в мировой экономике". "Однако, - заключал Роуч, - не следует отрываться от реальности: переход китайской экономики к рынку и ее развитие в значительной степени по-прежнему предоставляют наибольший шанс для мирового развития". 24

К числу стран, обвиняющих Китай в экспорте дефляции, помимо США, была отнесена еще и Япония. В последнее время японские экономисты и государственные деятели неоднократно заявляли, что корни японской дефляции находятся в Китае. Заместитель министра финансов Японии Харухико Курода (Haruhiko Kuroda) утверждал, что изначальная причина дефляции в его стране лежит в соседних азиатских странах, прежде всего в Китае. В статье, опубликованной в начале декабря 2002 г. в газете "The Financial Times", Курода призвал китайское правительство принять меры для уменьшения дефляции путем ослабления валютного контроля и ревальвации юаня. 25 Стоит отметить, что Роуч в своем новом докладе поддержал китайцев, подвергнув критике тезис об экспорте дефляции из КНР в Японию. По расчетам Роуча, на импорт из Китая приходится менее 2% ВВП Японии, поэтому, как и в случае США, причины дефляции следует искать внутри страны, а не в Китае. 26

Наибольшее недовольство в Китае вызвали предложения Куроды провести ревальвацию юаня. В ходе полемики китайские исследователи напоминали, что в период азиатского кризиса конца 1990-х годов Китай часто присутствовал в пессимистических сценариях некоторых экономистов-международников. В то время пессимисты тревожились, что Китай девальвирует юань для повышения конкурентоспособности своей продукции. Тогда бытовали опасения, что результатом девальвации юаня станет новый раунд девальваций азиатских валют, который перерастет в глобальный финансовый кризис.

Как известно, в период азиатского финансового кризиса Пекин решил не девальвировать юань и сохранил его привязку к американскому доллару с курсом 8,28, что вызвало "облегчение во всем мире". 27 Сегодня на Китай вновь пытаются оказать давление. Ведущие торговые партнеры КНР, прежде всего Япония и США, заставляют китайские власти провести ревальвацию юаня, опасаясь, что Китай наводнит мир дешевыми товарами. Существо иностранных предложений сводится к тому, чтобы сделать китайскую продукцию более дорогой, что, в свою очередь, приведет к сокращению ее экспорта. Однако, по мнению ряда китайских и зарубежных аналитиков, конкурентоспособность китайских товаров настолько высока, что незначительное повышение курса юаня можно будет легко компенсировать. Предложение дешевой китайской рабочей силы неисчерпаемо, а ежегодно направляемые в Китай масштабные иностранные инвестиции, по расчетам Банка Китая, позволяют повысить производительность в среднем на 4% в год. Если же курс юаня будет повышен очень резко, это может привести к финансовому кризису в КНР, за которым последует социальный кризис, что представит угрозу не только для Китая, но и для других стран. 28

Критикуя Японию за призывы к ревальвации юаня, китайские экономисты объясняли их стремлением Японии "сдержать экономическое развитие Китая". Они проводили аналогию с периодом 1980-х годов, когда США заставляли Японию ревальвировать йену, чтобы сдержать рост японской экономики. Однако, по мнению китайских авторов, ревальвация юаня не только не позволит Японии значительно увеличить экспорт, но и окажет негативное воздействие на импорт в КНР из Японии по причине снижения темпов роста китайской экономики. Был сделан вывод, что "ревальвация юаня совсем не обязательно окажет положительное влияние на возрождение японской экономики". Что касается США, то "вместо того, чтобы оказывать давление и заставлять Китай

стр. 99


ревальвировать юань", им предлагалось "соблюдать единство слова и дела, проводить в жизнь политику сильного доллара". 29

Аргументируя свою позицию, китайские авторы черпали доводы также и в новом докладе Роуча, отрицавшего необходимость ревальвации юаня и возлагавшего ответственность за дефляцию в США и Японии на правительства этих стран. В китайской печати также цитировалось выступление на заседании Нью-Йоркского экономического клуба главы Федеральной резервной системы США Алана Гринспена. Он утверждал, что "экономический рост Китая не приведет к глобальной дефляции" и назвал "преувеличением" высказывания о том, что Китай является причиной дефляции в других странах. 30 Главный вывод китайских СМИ состоял в том, что получившая распространение за пределами КНР "теория экспорта Китаем дефляции" была опровергнута представителями деловых и научных кругов, и даже ее "зачинщик" (доел. - "первый, кто подал дурной пример") г-н Роуч был вынужден публично признать свою ошибку. 31

Рассматривая развитие китайской экономики в глобальном контексте, китайская пропаганда подчеркивала, что принимаемые в КНР меры по стимулированию потребления и расширению внутреннего спроса способствовали развитию азиатской экономики. Отмечалось, что поддержание стабильности в Китае и разумного курса юаня для защиты от финансовых рисков не только соответствует национальным интересам Китая, но и позволяет обеспечить стабильность региональной и мировой экономик. "Жэньминь жибао" писала: "В процессе экономической глобализации жизненно необходимо усиливать конкурентоспособность собственной экономики и продукции. Односторонние требования к Китаю урегулировать валютный курс и даже распространение теорий "экспорта Китаем дефляции" и "китайской угрозы" не только не помогают делу, но и скрывают реальные причины собственной неспособности экономического выздоровления". 32

Обсуждение "теории экспорта Китаем дефляции" носило явно выраженный пропагандистский характер. Об этом свидетельствует появление в конце 2002 г. большого количества критических статей, повторяющих друг друга по содержанию и приемам аргументации. Хотя в китайских научных публикациях проблеме курса юаня уделялось серьезное внимание, ученые КНР не вступали в прямую полемику с зарубежными аналитиками, призывавшими ревальвировать юань. Во внешней пропаганде акцент делался на том, что Китай будет и далее самостоятельно определять судьбу юаня. Представители Народного банка Китая отказались от комментариев на эту тему, поскольку "сейчас это слишком деликатная проблема, и правительственной организации неудобно высказывать по данному вопросу какую-либо точку зрения". 33

В отличие от "теории экспорта Китаем дефляции", косвенным образом признавшей мощь Китая и его растущее влияние на развитие мировой экономики, "теория фальсификации китайских статистических данных" поставила под сомнение реальность высоких темпов экономического роста КНР.

Вопрос о достоверности китайской статистики обсуждался китайскими и зарубежными учеными и ранее. Вызвавшая несогласие китайских экономистов статья Т. Равски "Что происходит с китайской статистикой ВВП?" относится к 2001 г., однако выступления против его взглядов приходятся в основном на 2002 г., когда в КНР поднялась волна критики западных "заблуждений", искажающих подлинный облик китайской экономики. Аргументы Равски и его оппонентов уже рассматривались в работах российских ученых, поэтому в данной статье они подробно не анализируются. 34 Напомним, что, исследовав статистические показатели развития китайской экономики, американский ученый обнаружил несоответствия между некоторыми из них.

стр. 100


На этом основании Т. Равски высказал предположение о фальсификации данных официальной китайской статистикой.

Примечательно, что в своей статье Равски ссылался на многочисленные исследования китайских экономистов (например на Мэн Ляня и Ван Сяолу), выражавших сомнение в достоверности официальных показателей. Равски отмечал, что некоторые ведущие китайские экономисты давали собственные оценки тенденций развития китайской экономики, которые отличались от официальной картины, представленной в сводках ГСУ. В статье были также процитированы слова Чжу Жунцзи о "преувеличениях и фальсификации" в статистике, произнесенные в марте 2000 г.

Взгляды Равски привлекли внимание американских СМИ, которые стали активно цитировать выводы ученого. Китайская пропаганда объясняла возникший на Западе ажиотажный интерес к статье Равски следующим образом: "После того как "теория китайской угрозы" не дала предполагаемого эффекта, они [ведущие западные СМИ] вдруг обнаружили, что взгляды Равски соответствуют их ожиданиям: "экономический рост Китая ложный", "китайскую экономику скоро постигнет крах"". 35

Отметим, что сомнения в высоких темпах экономического роста Китая выразил также и американский экономист Пол Кругман, снискавший известность благодаря своей статье "Миф об азиатском чуде", где был предсказан региональный финансовый кризис 1997 г. Кругман сравнил знакомство с китайской статистикой с "чтением научно-фантастического романа". 36 В китайской печати цитировались новое "пророчество" ученого о том, что Китай "это самое большое чудо в азиатском чуде, может стать следующим рухнувшим мифом". 37

Комментируя причины распространения за рубежом суждений о присутствии "воды" в официальной статистике, китайские авторы отмечали, что на Западе бытуют сомнения в истинности экономического процветания Китая. По мнению некоторых западных экспертов, официальная китайская статистика недостоверна, а темпы роста ВВП преувеличены. Из этих умозаключений следует практический вывод, что "инвестиционный климат в Китае совсем не такой хороший, как представляется". Ситуация обострилась после вступления Китая в ВТО, которое сравнивалось с "открытием "ящика Пандоры"". 38

Китайские полемисты попытались показать, что успехи экономики КНР не опираются на ложные цифры. Значительная часть критических материалов была посвящена опровержению принятой Равски методики исследования и его конкретных выводов о количественных несоответствиях между различными показателями китайской статистики. Оппонентами Равски выступили профессиональные китайские экономисты, поставившие под сомнение выделенные Равски зависимости между ростом ВВП и рядом других показателей. Несогласие с логикой рассуждений Равски высказали и руководители статистических организаций. По словам заместителя начальника ГСУ Цю Сяохуа, "Равски был недостаточно строг в научном плане, и потому сделал ошибочные выводы. Что же касается злонамеренного использования некоторыми людьми его статьи, то это выходит за рамки научной проблемы". 39

В официальной пропаганде главный акцент был сделан на обосновании достоверности китайских статистических данных. Подчеркивалось, что данные о росте ВВП достаточно точно отражают состояние экономики КНР. Аргументируя этот тезис, китайские авторы ссылались на использование официальной китайской статистики Всемирным Банком. Если в начале 1990-х годов Всемирный Банк сомневался в достоверности официальной статистики и корректировал показатели ВВП КНР, то с конца 1990-х годов в публикациях Всемирного Банка стали использоваться данные официальной китайской статистики. Ав-

стр. 101


торитетный экономист Фань Ган напомнил, что в 1998 г. Всемирный Банк проводил комплексное исследование китайской статистики и пришел к выводу, что отклонения в оценке роста ВВП колеблются в пределах 1%, но этот вывод не нашел отражения в западных СМИ. Он подчеркнул, что неточности в статистике часто связывают с "водой" в статистических данных на местах. Однако далеко не все местные руководители завышают показатели, напротив, некоторые развитые районы заинтересованы в их занижении. Кроме того, имеются многочисленные показатели (экспорт, импорт, реальные объемы привлеченных инвестиций, сбережения населения и др.), которые трудно сфальсифицировать, их можно использовать для верификации других статистических данных. 40

Сторонники "теории фальсификации китайских статистических данных" считали показатели роста ВВП Китая завышенными, не ставя под сомнение сам факт усиления экономической мощи КНР. Авторы "теории краха Китая" пошли еще дальше и открыто заявили о скором развале китайской экономики.

Наиболее последовательно эта "теория" была изложена в изданной в США книге Гордона Чана "Грядущий крах Китая", переведенной впоследствии на китайский, японский и корейский языки. 41 Чан полагает, что уже в ближайшее время китайское руководство не сможет поддерживать высокие темпы роста экономики. Это приведет к усилению недовольства и протестам уволенных рабочих, разочарованных крестьян и других социальных элементов, партия и правительство утратят контроль над ситуацией, что будет иметь разрушительные последствия. 42 По мнению Чана, вступление Китая в ВТО и дальнейшее открытие страны мировому рынку лишь ускорят приближение масштабного краха. С завершением предусмотренного соглашением с ВТО переходного периода, когда будут сняты ограничительные ввозные тарифы и пошлины, в стране возникнет торговый дефицит, и приток иностранных инвестиций в китайскую экономику значительно сократится. Чан обращает внимание на многие острые проблемы современного Китая - неэффективность государственных предприятий, слабую банковскую систему, чиновничью коррупцию. По его прогнозам, современный политический и экономический строй в Китае продержится максимум пять лет, экономический спад начнется уже до Олимпийских игр 2008 г. Тема скорого краха Китая получила дальнейшее развитие в статье Гордона Чана "Азиатская Аргентина?", опубликованной в "The Asian Wall Street Journal" в июне 2002 г. Исследователь предположил, что Китай может повторить судьбу этой южноамериканской страны. По мнению Чана, подобно Аргентине, Китай может в ближайшие несколько лет перейти от процветания и оживления к экономическому упадку. 43

Полемизируя с Чаном, китайские авторы подчеркивали, что при проведении реформ в такой большой и многонаселенной стране, как Китай, трудности возникают неизбежно. "Китай вовсе не отрицает существования этих проблем и принимает активные меры для их решения, а также приветствует доброжелательную критику и справедливые предложения, но он не может согласиться с тем, как небольшое число людей злонамеренно преувеличивает серьезность проблем". Хотя вступление в ВТО "поставило Китай перед тяжелыми вызовами", однако его нельзя назвать "ловушкой, застеленной живыми цветами" и, тем более, "катализатором краха китайской экономики". 44 По мнению китайских авторов, урегулирование экономической политики в соответствии с нормами ВТО и китайской ситуацией пойдет на пользу экономике страны и сделает Китай еще более привлекательным для иностранных инвесторов.

Как отмечает Фань Ган, трудностей, на которых любят спекулировать сторонники "теории краха", в Китае действительно очень много. Это и пробле-

стр. 102


мы Китая как развивающейся страны, и проблемы Китая как страны с переходной экономикой. К первой группе относятся бедность, безработица, проблемы крестьянства, разрыва в доходах, коррупции, ко второй - проблемы госпредприятий, государственных банков и другие. Ситуация становится еще более сложной в связи с тем, что обе группы проблем переплетены между собой. Так что отыскать в Китае проблемы не представляет особой сложности, нетрудно и написать книгу об этих проблемах. Намного сложнее показать, почему при таком множестве затруднений "крах" Китая не наступил. Фань Ган считает, что если иностранные ученые могут позволить себе завершить свое исследование выводом о том, что в Китае "есть проблемы", то китайские экономисты должны искать их решение. "Задача у нас, у китайцев, состоит не в том, чтобы зарабатывать деньги на продаже "теории краха", а постоянно продвигать реформы и добиваться того, чтобы крах Китая не наступил никогда". 45

Фань Ган подчеркивает, что при оценке перспектив развития Китая всегда находились люди, которые говорили о грядущем "крахе" китайской экономики. Одни видели только возникавшие проблемы и не замечали потенциала роста. Другие надеялись, что китайскую экономику постигнет крах, и не хотели замечать огромного притока в страну иностранных инвестиций. Они отговаривали бизнесменов от инвестиций в китайскую экономику, убеждая их, что в Китае нельзя заработать денег. Однако среди выступавших с "теорией краха" не было профессионалов, глубоко разбирающихся в реальной экономической ситуации в КНР. На этом основании Фань Ган заявил, что не видит необходимости в том, чтобы обращать на них слишком много внимания. 46

Пессимистические прогнозы развития китайской экономики были развиты в книге главного редактора американского журнала "China Economic Quarterly" Джо Стадвелла, озаглавленной "Мечта о Китае: ускользающий поиск крупнейшего в мире неосвоенного рынка". В предисловии к книге автор отмечал, что на протяжении 700 лет, то есть с тех пор, как иностранцы начали писать о Китае, западный мир верил в несметные богатства этой страны. В последние 150 лет "вера в беспрецедентный потенциал Китая стала навязчивой идеей". Это наваждение достигло своего пика в последнее десятилетие 20 столетия, когда в экономику Китая были вложены 300 миллиардов долларов иностранных инвестиций. 47

В 1990-е гг., когда перед бизнесменами открылись огромные возможности для инвестиций, мир в первую очередь ухватился за два шанса: "это была новая мечта - Интернет и Китай - древнейшая мечта из всех". 48 Первая мечта лопнула в 2000 г. вслед за резким падением на западных биржах курсов акций компаний, занятых информационными технологиями. Стадвелл задается вопросом, сколько времени сможет продержаться "мечта о Китае". Автор спрашивает: как долго еще будет международный бизнес делать вложения, не приносящие отдачи, в надежде на будущие прибыли? Сколько раз китайское руководство может избегать кризиса доверия, доказывая, что в этот раз оно действительно проведет дерегулирование? До каких пор китайцы будут продолжать держать свои деньги в обремененной долгами государственной системе сбережений? Стадвелл оговаривается, что судьба Китая еще не определена окончательно, и, как и любая мечта, "мечта о Китае" может превратиться в действительность.

Отвечая на вопрос о том, является ли растущее увлечение Китаем и всем китайским предвестником новых времен или же предтечей кризиса, Стадвелл склоняется ко второму варианту ответа. "Эта книга, - пишет ученый, - доказывает, что экономические основания современного Китая лежат на песке". По мнению исследователя, налицо несоответствие между реальностью и ожиданиями инвесторов. Однако психологический настрой иностранного

стр. 103


бизнеса играет важную роль в судьбе Китая. На рациональном уровне, на котором оперируют экономисты, вложения в китайскую экономику выглядят не иначе, как "рецепт страданий и бедствий". Но на менее рациональном уровне, где действует реальная жизнь, "никогда нельзя держать пари против такой прочной силы, какой является мечта о Китае". 49

Оценивая книгу Стадвелла, китайские авторы выразили несогласие с главным выводом ученого, сравнившим современную экономику КНР со зданием, построенным на песке. Они выступили с критикой предсказания скорого наступления в Китае политического и экономического кризиса. Особое недовольство вызвало обращенное к инвесторам предостережение "не швырять с легкостью миллионы долларов в бездонную яму". 50

Сравнивая "Мечту о Китае" Стадвелла и "Грядущий крах Китая" Чана, западные рецензенты обращали внимание на различие в подходах исследователей. По мнению рецензента американской газеты "The Washington Times", в книге Чана более полно показан культурный контекст происходящих в Китае событий, в то время как книга Стадвелла отличалась лучшей организацией материала и богатством экономической фактуры. 51 По существу обе книги посвящены общей теме. Как отмечала гонконгская "South China Morning Post", обе публикации "знаменовали переход от прежних страхов перед политической нестабильностью, вызванной различными разочаровавшимися группами - студентами, крестьянами, рабочими, меньшинствами или религиозными сектами, - к представлениям о том, что к финансовому краху ведут сами реформы". 52

В отличие от "теории краха", ставившей под сомнение успехи рыночных реформ в КНР, экономическая версия "теории китайской угрозы" не только признавала растущее влияние Китая на развитие глобальной экономики, но и утверждала, что дальнейший подъем страны приведет к экономической экспансии. Однако, как подчеркивала китайская печать, пропагандисты обеих теорий преследовали одну и ту же цель - "ухудшить международную среду, замедлить развитие Китая и ограничить его подъем". 53

Разъясняя суть "теории китайской угрозы", китайские авторы обращали особое внимание на три ее составляющих. Во-первых, это так называемая "теория черной дыры китайской экономики" ("Чжунго цзинцзи хэйдун лунь"), согласно которой дальнейший подъем экономики КНР создаст "черную дыру" в азиатском регионе: Китай поглотит Корею и страны Юго-Восточной Азии, что приведет к новому азиатскому экономическому кризису.

Вторая составляющая получила название теории "комплексного похода Китая на Азию" ("Ячжоу дэ Чжунго цзунхэчжэи"). По мнению ее сторонников, высокие темпы роста в будущем сделают Китай еще более мощным в экономическом отношении. При этом низкая себестоимость производимой в Китае продукции, небольшое число торговых барьеров и емкий рынок повысят его привлекательность для инвесторов. В результате направляемые в Азию иностранные инвестиции будут поглощены Китаем и странами Северо-Восточной Азии.

В качестве третьей составляющей называлась "теория двух боязней" ("лян па лилунь"). С этой точки зрения, страны Юго-Восточной Азии, оценивая возможные последствия вступления Китая в ВТО, испытывали опасения двоякого рода. С одной стороны, они боялись, что предприятия этих стран не смогут выдержать удара, вызванного вступлением Китая в ВТО. С другой стороны, высказывались опасения, что в результате присоединения Китая к ВТО "у тигра появятся крылья" и возникнет непосредственная угроза странам Юго-Восточной Азии. 54

Очевидно, что все эти "теории" были прямо связаны с ростом экономического влияния Китая в мире, и в особенности в азиатском регионе. Опровергая

стр. 104


"теорию китайской угрозы", китайские официальные лица подчеркивали, что "быстрый рост экономики Китая не может привести к внешней экспансии". 55

Вице-премьер Китая Цянь Цичэнь назвал эту концепцию "полностью безосновательной", изложив свои аргументы в статье, опубликованной в начале 2002 г. в журнале "Гоцзи чжэнчжи яньцзю" (Международные политические исследования). По мнению Цянь Цичэня, в истории действительно можно найти примеры стран с высокими темпами роста экономики, которые проводили внешнюю экспансию, однако было бы ошибкой распространять этот вывод на все страны. Во-первых, экспансионистские замыслы могут возникнуть и в странах, недостаточно развитых в экономическом отношении, и даже переживающих экономический кризис. Во-вторых, быстрый экономический рост вовсе не обязательно ведет к экспансии, поэтому не следует рассматривать отношения между быстрым экономическим ростом и экспансией как причинно- следственные.

Как подчеркивал Цянь Цичэнь, опыт экономического развития Китая в период реформ свидетельствовал об обратном. Ответственная политика китайского руководства способствовала восстановлению экономик стран, пострадавших от азиатского кризиса. Быстрый рост китайской экономики не только не препятствует развитию соседних стран, но и предоставляет им новые возможности. По образному выражению Цянь Цичэня, экономическое процветание Китая вовсе не означает, что страна "забирает у соседних государств "чашку риса", напротив, оно позволяет расширить их кухни и приносит пользу соседям". 56

Иная линия аргументации была представлена в докладе заместителя министра внешней торговли и внешнеэкономического сотрудничества Китая Лун Юнту. Выступая на форуме "ВТО и китайская экономика XXI века" в мае 2002 г., он подчеркнул, что чем более открыт рынок и чем более развита экономика, тем больше гарантий это создает для развития мировой экономики. Он отметил, что распространение за пределами КНР "теории китайской угрозы" связано со стабильным и поступательным ростом китайской экономики. Однако "в действительности всем известно, что страна с открытыми рынками, не может представлять угрозу миру и экономическому развитию, поскольку если ее рынки открыты, то тем более развитой становится ее экономика, более открытыми становятся ее рынки, тем более она гарантирует мир и экономическое развитие во всем мире". 57

Как подчеркивают китайские СМИ, в последнее время "теория китайской угрозы" получила распространение не только на Западе и в соседних с Китаем азиатских странах, но и в России, связанной с Китаем отношениями "стратегического партнерства". Согласно китайским публикациям, под "китайской угрозой" в России подразумевались прежде всего опасения, вызванные быстрым ростом экономического влияния Китая, а не политическая и даже не демографическая экспансия. В КНР отмечают, что во второй половине 2002 г. о "китайской угрозе" стали писать многие российские газеты.

Эта тема была поднята в связи с обсуждением вопроса о маршруте трубопровода, по которому будет экспортироваться за рубеж нефть из Восточной Сибири. Один из проектов предусматривал строительство трубопровода Ангарск - Дацин, в качестве альтернативного варианта был предложен маршрут Ангарск - Находка. Российская компания ЮКОС уже провела согласование с китайской стороной первого варианта, однако с декабря 2002 г., и особенно в январе 2003 г., когда в конкуренцию вступила Япония, стал рассматриваться второй проект, реализация которого позволила бы России экспортировать нефть не только в Китай, но и в другие страны АТР.

Комментируя споры о том, какое направление выгодно для России, китайские СМИ, ссылаясь на статьи в российской печати, отмечали, что измене-

стр. 105


ние маршрута нефтепровода не только повлияет на интересы крупнейшей нефтяной компании России, но и нанесет ущерб интересам стратегического соседа - Китая. В КНР также цитировались российские публикации, где говорилось о возможности замораживания первого проекта и желательности прокладки трубопровода в обход Китая в связи с тем, что изначальный план "стратегически повлияет на весь АТР, изменив сложившееся на сегодняшний день соотношение сил в пользу Китая".

Другим проявлением российских опасений, связанных с усилением экономической мощи Китая, китайские СМИ называли ситуацию с продажей акций компании "Славнефть". Они отмечали, что после решения Китайской нефтяной компании принять участие в аукционе по продаже "Славнефти", "в крупных российских газетах поднялась антикитайская волна".

Для обоснования этой точки зрения были использована публикация в "Известиях", где утверждалось, что приход китайской компания в Россию создаст непосредственную угрозу национальной энергетической безопасности. Приводилась также цитата из "Независимой газеты", заявившей, что "любой российский олигарх лучше китайского покупателя". Китайские авторы цитировали высказывания российских политиков, называвших допуск китайской компании к участию в аукционе "серьезной геополитической ошибкой" и прямо говоривших о "китайской угрозе". В заключение делался вывод, что на аукционе "Славнефть" была продана за четыре минуты, и "хотя "национальные интересы России" были соблюдены, из-за отсутствия конкуренции акции не были проданы по такой хорошей цене, как предполагалось".

Объясняя, почему "теория китайской угрозы" получила распространение в России, китайские СМИ выдвинули гипотезу о происках "прозападных антикитайских сил" внутри России, неспособных "признать реальности более быстрого развития Китая по сравнению с Россией". По мнению китайских авторов, "некоторые россияне не могут допустить мощи соседней страны, считая, будто мощь соседней страны создает для них угрозу", при этом "под воздействием таких представлений о безопасности они часто смешивают чисто коммерческое поведение и национальную безопасность". Другой причиной популярности в России этой "теории" китайские СМИ называли влияние западной пропаганды, убеждающей россиян, что только Запад может спасти Россию, а угроза исходит с Востока. Кроме того, в Китае писали о психологии части россиян, которые не могут примириться с тем, что "старший брат" живет хуже, чем китайцы. 58

Еще одна западная теория, вызвавшая волну критики в КНР, получила название "теории создания Китаем опасности". Основные ее положения были изложены в статье декана Школы менеджмента Йельского университета Джеффри Гартена "Когда все будет производиться в Китае". 59 Эта статья, опубликованная в журнале "Business Week" в июне 2002 г., вызвала в Китае особый интерес. В отличие от докладов Роуча, которые лишь выборочно цитировались китайскими СМИ, текст статьи Гартена был полностью переведен на китайский язык. 60

Гартен обратил внимание на то, что в последнее время многие крупные корпорации стали переводить свои производства в Китай. Компания Intel объявила об инвестировании 100 млн. долларов в производство микропроцессоров Pentium 4 в Шанхае; компьютерная корпорация Dell перевела мощности по производству компьютеров из Куала-Лумпура в Сямэнь; Toshiba стала производить в КНР телевизоры, a Sony - игровые приставки. Ссылаясь на мнение одного из руководителей компании Goldman, Sachs & Co. Кеннета Куртиса (Kennet Courtis), Гартен заключил, что "Китай превращается в индустриальную сверхдержаву (manufacturing superpower)", и эту тенденцию трудно остановить. Ученый задавался вопросом, не становится ли мировая экономика

стр. 106


зависимой от промышленной "жизненной артерии" Китая до такой степени, что уже в скором времени она окажется опасно уязвимой в случае крупного перерыва в поставках из этой страны, вызванного, к примеру, войной, терроризмом, социальными волнениями или природными бедствиями. Это вполне вероятно в том случае, если Китай займет в мировом производстве столь же важные позиции, как Саудовская Аравия на мировом нефтяном рынке.

В статье Гартена отмечалось, что с начала 1990-х годов Китай стал крупнейшим получателем иностранных инвестиций среди развивающихся стран, а с вступлением в ВТО их объемы будут увеличиваться. Китай обладает многочисленными преимуществами перед другими странами. Уровень зарплаты в Китае составляет одну треть от мексиканского или венгерского и лишь 5% от американского или японского. В КНР вкладываются значительные средства в образование и подготовку кадров, создается среда для развития производства, с которой трудно конкурировать другим странам. Китай представляет собой не только платформу для экспорта, но и привлекателен своим широким внутренним рынком. По мнению Гартена, пока еще преждевременно делать вывод о доминировании Китая в промышленности. Однако следует прислушаться к мнениям специалистов, предостерегающих о серьезных проблемах в снабжении, к которым может привести чрезмерная концентрация мирового производства на территории Китая.

Гартен выразил сожаление, что никто из экспертов специально не занимается проблемой подобных рисков. В условиях обостряющейся конкуренции руководство корпораций больше всего интересуется увеличением прибылей, в то время как политики, ответственные за национальную безопасность, сконцентрированы на проблемах терроризма и оружия массового поражения. При этом угрозы, связанные с крайне сложными цепями поставок, пока еще не привлекли к себе должного внимания. Гартен призвал администрацию США обратиться к исследованию этой важной проблемы. Ученый завершил статью следующими словами: "На протяжении четверти века Вашингтон и Уолл-Стрит хотели, чтобы Китай стал частью мировой экономики. Их желание исполнилось. Сейчас настало время проанализировать последствия этого". 61

В ответ на это "Гуанмин жибао" написала, что смысл послания Гартена предельно четок: "Не следует повышать производственные возможности Китая, превращение Китая в "мировую фабрику" - опасно!" 62 Китайские авторы сочли несостоятельными многие положения статьи американского ученого. По мнению Гартена, превращение Китая в гигантского поставщика с "мировой фабрики" может иметь разрушительные последствия для глобальной экономики в случае, если поставки внезапно прервутся. Полемизируя с этим тезисом, китайские авторы ссылались на мировой опыт экономического развития. Они напоминали о первой "мировой фабрике" - Англии, на которую в I860 г. приходилось 19,9% мирового производства, в том числе 53% стали и 50% угля. После Второй мировой войны больших успехов в экономическом развитии достигли Германия и Япония. Сегодня немецким автомобилям и японским фотоаппаратам принадлежит львиная доля рынка. Однако "ни вчерашняя продукция с маркой "сделано в Англии", ни сегодняшняя с марками "сделано в Германии" и "сделано в Японии" не принесли мировой экономике невыносимых бедствий" 63 . Напротив, увеличение масштабов производства сделало многие товары, считавшиеся ранее роскошью, доступными для простых людей. На этом основании китайские авторы заключали, что продукция с маркой "сделано в Китае" также не может создать угрозу развитию мировой экономики. 64

Негативную реакцию в Китае вызвали озабоченность Гартена тем, что транснациональные корпорации увеличивают инвестиции в Китае, и его желание сдержать эту тенденцию. Китайские СМИ подчеркивали, что в условиях

стр. 107


растущей глобализации экономики крупные компании естественно стремятся к снижению издержек. Критикуя Гартена, в КНР ссылались на его же собственный вывод о "многочисленных преимуществах" Китая, делающих страну особенно привлекательной для транснациональных корпораций. Благодаря низким издержкам крупные компании оказываются в выигрыше от перенесения производств в Китай. Потребители, в том числе и американские, получают возможность с выгодой для себя покупать дешевую и качественную китайскую продукцию. Другими словами, в конечном счете выигрыш оказывается двойным.

Иное направление критики взглядов Гартена связано с его оценкой производственных возможностей Китая. По мнению китайских авторов, американский ученый явно поторопился с выводом о Китае как "производственной сверхдержаве", поскольку тот остается развивающейся страной. В 1999 г. доля Китая в мировом производстве составляла всего лишь 5%, в то время как на США приходилось 20%, на Японию - 15%. Несмотря на большие объемы производства, ассортимент китайской продукции остается ограниченным, ее уровень - недостаточно высоким. Многие крупные предприятия, работающие на экспорт, являются лишь "цехами" "мировой фабрики", но не самой "мировой фабрикой", Китаю предстоит еще долгий путь до превращения в "индустриальную сверхдержаву". 65 Некоторые исследователи акцентировали необходимость дальнейшего углубления реформ, поскольку в противном случае "имеющиеся преимущества в производстве могут не сохраниться, а привлекательность для иностранного капитала постепенно уменьшится". 66

Отметим, что на специфику китайской экспортной продукции обращали внимание и западные экономисты. По их мнению, в то время, как экспорт китайского текстиля, одежды, обуви, телевизоров на мировые рынки быстро увеличивается, и Китай превращается в "мировую фабрику" по их производству, значительно возрастает китайский импорт других видов продукции, например автомобилей. "По мере того, как Китай растет, он становится крупным рынком для продукции других стран и в то же время больше экспортирует сам. Если ничто не нарушит этот процесс, в выигрыше окажутся все". 67 Примечательно, что именно в дальнейшем развитии этой тенденции западные ученые видели путь к достижению баланса экономических интересов Китая и Запада.

Знакомство с западными оценками современного состояния экономики КНР и китайской реакцией на них позволяет заключить, что пристальный интерес к китайской проблематике объясняется прежде всего ростом экономической мощи страны и наплывом китайских товаров на иностранные рынки. Обращаясь к этой теме, западные экономисты преследовали не только научные, но и практические цели, за их рассуждениями о роли "китайского фактора" стояли реальные экономические интересы.

Не менее прагматические мотивы вдохновляли китайскую пропаганду, занявшуюся целенаправленной критикой "теорий", придуманных иностранцами. Полемические выступления в китайских СМИ были предназначены как для внутреннего, так и для внешнего потребления. Во внутрикитайских материалах основное внимание уделялось доказательству несостоятельности и тенденциозности появившихся на Западе "теорий". Во внешней пропаганде доминировала задача создания положительного имиджа китайской экономики за рубежом и демонстрации привлекательности Китая для иностранных инвесторов. Китаю было важно добиться, чтобы иностранные бизнесмены не поддались страхам, что экономика КНР строится на фальсифицированной статистике, или что ее вместе со всеми многомиллиардными инвестициями постигнет неминуемый крах.

Усиление критики в адрес Запада было связано также с националистическим поворотом в настроениях китайской элиты. В 1990-е годы западные ис-

стр. 108


следователи критиковали Китай за медленные преобразования политической системы, хваля его за достижения в сфере экономических реформ. В начале 2000-х годов они стали обращать особое внимание на экономические проблемы страны и подвергать сомнению официальные китайские оценки состояния экономики КНР. Поворот к критике китайской экономики вызвал недовольство китайской элиты и привел дальнейшему к росту антизападных настроений. Примечательно, что националистические рассуждения находят отражение не только в официальной государственной пропаганде, но и в СМИ, не находящихся под прямым идеологическим руководством государства (например в газете "Хуаньцю шибао").

Китайские СМИ настойчиво повторяют, что вышеупомянутые "теории" создаются и тиражируются за рубежом умышленно в целях нанесения ущерба интересам Китая. Западные "заблуждения" были обобщены прежде всего для того, чтобы подчеркнуть важный вывод: китайцы сами могут объективно оценить состояние экономики КНР, тогда как западные авторы не всегда реально представляют китайскую действительность и часто допускают ошибки. Отсюда следует, что именно западным, а не китайским ученым следует переосмыслить свои взгляды на китайские реформы. В этом заключении также можно увидеть проявление современного китайского национализма.

На протяжении всего периода реформ китайская пропаганда четко отстаивала мысль о том, что Китай самостоятельно избрал соответствующую условиям страны модель преобразований, которая позволила добиться экономических успехов. В КНР все больше привыкают гордиться этой моделью, подчеркивая, что китайцы сами знают, как проводить реформы, и не нуждаются в иностранных советах. В этом контексте зарубежные предложения ревальвировать юань были восприняты резко негативно и расценены как вмешательство во внутренние дела страны, которое может иметь отрицательные последствия не только для китайской, но и для иностранных экономик.

Упоминаемые в современных дискуссиях иностранные "теории", скорее всего, уже в ближайшем будущем уступят место другим зарубежным "заблуждениям", а фамилии, которые звучат сейчас, забудутся через несколько лет. Вместе с тем было бы неправильным отнестись к сегодняшним спорам как к несущественному явлению. Анализ реальной экономической ситуации позволяет предположить, что экспорт дешевой китайской продукции на мировые рынки будет увеличиваться и далее. Эта тенденция затронет интересы иностранных производителей и приведет к появлению за рубежом слоев населения, полагающих, что Китай развивается за их счет. Это означает, что на Западе будут возникать новые варианты "теорий" о роли "китайского фактора" в мировом развитии. Следовательно, полемика о перспективах экономического роста Китая и его влиянии на глобальную экономику продолжится и в будущем.

1. http://www.peopledaily.com.cn/GB/jinji/36/20021224/894641.html.

2. Rawski T. What's Happening to China's GDP Statistics. http://www.pitt.edu/~tgrawski/papers2001/gdp912f.pdf.

3. Chang, Gordon G. The Coming Collapse of China. New York: Random House, 2001.

4. Studwell, Joe. The China Dream: the Elusive Quest for the Greatest Untapped Market on Earth. New York: Atlantic Monthly Press, 2002.

5. Garten, Jeffrey E. When Everything Is Made in China // BusinessWeek. 2002. June 17.

6. Roach, Stephen. The China Factor. http://www.morganstaneley.com/GEFdata/digests/20021014-mon.html.

7. http://www.peopledaily.com.cn/GB/jinji/36/20021224/894641.html.

стр. 109


8. Там же.

9. См.: Бэйцзин цинняньбао. 2002. 30 октября.

10. http://www.morganstaneley.com/GEFdata/digests/200021014-mon.html.

11. http://english.peopledaily.com.cn/200212/25/eng20021225_109058.shtml.

12. Чжунго цзинцзи шибао. 2002. 23 октября; Чжунго чжэнцюань бао. 2002. 23 октября.

13. http://www.peopledaily.com.cn/GB/jinji/36/20021224/894641.html.

14. http://www.peopledaily.com.cn/GB/jinji/36/20021224/894641.html.

15. http://www1.chinadaily.com.en//bw/2002-ll-05/93511.html, http://www.peopledaily.com.cn/GB/jinji/36/20021224/894641.html.

16. Там же.

17. http://www.peopledaily.com.cn/GB/jinji/36/20021224/894641.html.

18. Там же.

19. Бэйцзин цинняньбао. 2002. 22 декабря.

20. http://english.peopledaily.com.cn/200212/25/eng20021225_109058.shtml.

21. Бэйцзин цинняньбао. 2002. 22 декабря; Жэньминь жибао. 2002. 25 декабря; Чжунго гуншан шибао. 2002. 20 декабря.

22. http://www.peopledaily.com.cn/GB/jinji/36/20021224/894641.html.

23. Там же.

24. Там же.

25. См.: The Washington Times. 2002. December 20; Чжунхуа гуншан шибао. 2002. 20 декабря.

26. Чжунхуа гуншан шибао. 2002. 20 декабря; http://english.peopledaily.com.cn/200212/25/eng20021225_109058.shtml.

27. BusinessWeek. 2002. December 2.

28. Ibid.

29. Гоцзи цзиньжун бао. 2003. 17 января.

30. http://english.peopledaily.com.cn/200212/25/eng20021225_109058.shtml.

31. http://www.peopledaily.com.cn/GB/jinji/36/20021224/894641.html.

32. Жэньминь жибао. 2002. 25 декабря.

33. Чжунго цзинцзи шибао. 2003. 30 января.

34. См.: Бергер Я. О достоверности экономического роста Китая и "китайской угрозе" // Проблемы Дальнего Востока. М. 2002. N 6. С.40 - 55.

35. Хуаньцю шибао. 2002. 6 июня; http://www.peopledaily.com.cn/GB/jinji/36/20021225/895011.html.

36. Ши лю да чжихоу гуаньчжу Чжунго мяньлинь дэ цзиньяо вэньти (Обратить внимание на важные проблемы, стоящие перед Китаем после 16-го съезда КПК). Пекин: Цзинцзи жибао чубаньшэ. 2003. С. 8.

37. Наньфан чжоумо. 2003. 17 января.

38. http://www.peopledaily.com.cn/GB/jinji/36/20021225/895011.html.

39. Там же.

40. Там же.

41. См.: Буров В. Гордон Г. Чан. Грядущий коллапс Китая " // Проблемы Дальнего Востока. М. 2003. N 1. С. 180 - 183; Ломанов А. Убить "бумажного дракона" // Россия в глобальной политике. М. N 1. Ноябрь / декабрь 2002. С. 180 - 183.

42. Chang, Gordon G. Op. cit. P.xix.

43. См.:Бай Цзиньфу. Чжунго цзинцзи цзяодун хайвай юйлунь (Китайская экономика обеспокоила зарубежную общественность) // Ляован. Пекин. 2003. N 4. С. 36.

44. http://www.peopledaily.com.cn/GB/jinji/36/20021225/895011.html.

45. Ши лю да чжихоу гуаньчжу Чжунго мяньлинь дэ цзиньяо вэньти. С. 23.

46. Чжунго цзинцзи шибао. 2002. 8 ноября.

47. Studwell, Joe. Op. cit. P.ix.

48. Ibid. P.x.

49. Ibid. P.xii.

50. Хуаньцю шибао. 2002. 6 июня; http://www.peopledaily.com.cn/GB/jinji/36/20021225/895011.html.

51. The Washington Times. 2002. April 14.

52. South China Morning Post. 2002. February 5.

стр. 110


53. Жэньминь жибао. 2002. 11 июня ; http://english.peopledaily.com.cn/200212/25/eng20021225_109058.shtml.

54. http://www.peopledaily.com.cn/GB/jinji/36/20021225/895011.html.

55. Там же.

56. Чжунго вэньти баогао. 2002 нянь цюаньсинь сюдинбань. (Доклады о проблемах Китая. Новое исправленное издание 2002 года). Пекин: Чжунго шэхуй кэсюэ чубаныиэ. 2002. С. 74.

57. http://www.peopledaily.com.cn/GB/jinji/36/20021225/895011.html. Наньфан души бао. 2002. 25 мая.

58. Хуаньцю шибао. 2003. 17 января.

59. Business Week. 2002. June 17.

60. http://www.businessweek.com:/magazine/content/02_24/b3787031.htm.

61. http://www.businessweek.com:/magazine/content/02_24/b3787031.htm.

62. Гуанмин жибао. 2002. 14 июня.

63. Там же.

64. http://english.peopledaily.com.cn/200206/22/eng20020622_98349.shtml.

65. Гуанмин жибао. 2002. 14 июня.

66. http://news.enorth.com.cn/system/2002/08/20/20/000401078.shtml.

67. The Economist. 2003. February 13.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/Перспективы-экономики-КНР-зарубежные-оценки-в-зеркале-китайской-критики

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

О. Борох, Перспективы экономики КНР: зарубежные оценки в зеркале китайской критики // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 23.01.2021. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/Перспективы-экономики-КНР-зарубежные-оценки-в-зеркале-китайской-критики (date of access: 03.03.2021).

Publication author(s) - О. Борох:

О. Борох → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
103 views rating
23.01.2021 (39 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ВЛАСТИ И КАТОЛИЧЕСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ РОССИИ в XVIII-XIX веках
10 minutes ago · From Беларусь Анлайн
ЖЕЛЕЗНЫЕ ДОРОГИ В МАРТЕ-ОКТЯБРЕ 1917 г.: ОТ КРИЗИСА К ХАОСУ
Catalog: Разное 
11 minutes ago · From Беларусь Анлайн
ГЕОРГИЙ ЛЬВОВИЧ СКАДОВСКИЙ
Catalog: История 
23 hours ago · From Беларусь Анлайн
ПАРТИЙНАЯ ЦЕНЗУРА И ЛЕНИНИАНА М. Ф. ШАТРОВА
23 hours ago · From Беларусь Анлайн
ПИСЬМА Л. Б. КРАСИНА К Т. В. МИКЛАШЕВСКОЙ-КРАСИНОЙ
23 hours ago · From Беларусь Анлайн
ПИСЬМА Л. Б. КРАСИНА К Т. В. МИКЛАШЕВСКОЙ-КРАСИНОЙ
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
ДНЕВНИКИ АКАДЕМИКА М. В. НЕЧКИНОЙ
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
22 - 23 ФЕВРАЛЯ 1917 ГОДА В ПЕТРОГРАДЕ
2 days ago · From Беларусь Анлайн
ПОЛИТИКА СОВЕТСКОЙ РОССИИ НА ВОСТОКЕ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЕВРОПЫ В 1923 ГОДУ (ПО АРХИВНЫМ ДОКУМЕНТАМ)
3 days ago · From Беларусь Анлайн
СЕРГЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ ЗУБАТОВ
3 days ago · From Беларусь Анлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Перспективы экономики КНР: зарубежные оценки в зеркале китайской критики
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2021, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones