Libmonster ID: BY-2126
Author(s) of the publication: А. ГУШЕР

Необходимость реинтеграции Содружества признает большинство наших ближайших соседей

А. Гушер

Руководитель Центра стратегического развития

Член Научного совета при Совете безопасности РФ

Генерал-майор

Будущее Содружества Независимых Государств (СНГ) стало заметно беспокоить российское руководство, которое серьезно задумалось, почему с таким трудом идут интеграционные процессы в Содружестве, что этому мешает и что нужно делать, чтобы эти процессы приобрели, наконец, позитивную динамику. Сегодня, когда продвигающиеся на восток НАТО и ЕС фактически выталкивают Россию из Европы, а эмиссары европейских организаций все более активно работают на постсоветском пространстве, напрямую угрожая сменой дружественно настроенных по отношению к России режимов в ряде государств СНГ, Россия действительно не имеет права допустить развала Содружества, тем более что именно от нашей страны в значительной степени зависит уровень влияния, веса и авторитета СНГ в мире.

Анализируя современные проблемы и исторические перспективы СНГ в целом, мы не будем останавливаться на перипетиях недавней смены власти в Украине, а детальнее рассмотрим ситуацию в странах Содружества Кавказского и Центральноазиатского регионов, учитывая при этом специфику журнала.

В своем последнем ежегодном Послании Федеральному Собранию РФ президент В. Путин в очередной раз подчеркнул, что работа по углублению интеграции на пространстве СНГ является для России приоритетной задачей. Эта же мысль, но в более откровенной и развернутой форме прозвучала на самом высоком официальном уровне - на заседании Совета безопасности РФ 19 июля 2004 г. Впервые была дана некоторая оценка результатов национальной стратегии России в отношении стран СНГ, причем оценка весьма жесткая и нелицеприятная. Она сводилась к тому, что политика России на направлении СНГ нерезультативна. Поражений и провалов здесь больше, чем успехов, и ясных перспектив превращения СНГ в некий новый мировой полюс силы, где доминировала бы Россия как исторический лидер этого пространства, пока не просматривается. Зато ясно просматривается противоположная перспектива -дальнейшего экономического, политического, информационного, культурного развода стран СНГ, прекращения существования постсоветского пространства как геополитической реальности. Президент особо отметил плохую координацию всех государственных органов, проводящих слабую информационную и кадровую политику в странах СНГ, считающих эту работу как бы "непрофильной и периферийной". По мнению В. Путина, "мы подошли к определенному рубежу в развитии СНГ и, по сути, находимся перед альтернативой. Либо мы добьемся качественного укрепления Содружества, создадим на его базе реально работающую, влиятельную в мире региональную структуру, либо нас неизбежно ждет размывание этого геополитического пространства, и как следствие - окончательное падение интереса к работе в СНГ среди его государств-участников. Подобного поворота событий мы не должны допустить". Такая постановка вопроса означает, что состояние неустойчивого равновесия, в котором институт СНГ пребывал почти 14 лет со дня своего создания, дольше продолжаться не может. В новой политической ситуации, под давлением все более активно действующих на территории стран СНГ и вмешивающихся в их внутренние дела мировых держав и международных организаций, единственной возможностью изменить это положение является укрепление Содружества как гаранта реальной независимости и успешного экономического развития входящих в него государств.

УЧИТЫВАЯ ПРОШЛЫЕ ОШИБКИ...

Преобладавшая в первой половине 90-х гг. установка на ускоренную интеграцию России в сообщество западных государств предопределила дистанцирование Москвы от ее партнеров по СНГ. Тем самым при всей, быть может, тактической оправданности на развод с бывшими советскими республиками российское руководство продемонстрировало отсутствие необходимой гибкости и дальновидности в поддержании политических и экономических отношений с государствами Содружества и упустило удобный момент для уста-

стр. 9


нетления выгодного для России баланса сил и интересов с минимальными затратами.

В течение 90-х гг. на отношениях России со странами СНГ негативно сказывалось сосуществование нескольких параллельных ведомственных внешнеполитических курсов России и очевидное несоответствие заявлений о приоритетности отношений с партнерами по СНГ реальной политике Москвы, в которой этим странам отводилась заведомо третьестепенная роль. Определенным препятствием служила и ставка России на преимущественно военно-политическое сотрудничество и практически полное игнорирование экономического взаимодействия. Каждая из отпущенных "в свободное плавание" республик вынуждена была выживать самостоятельно, оставаясь наедине со своими проблемами: выстраивала, как могла, государственность, нарабатывала правовое поле, формировала внешнюю политику, пыталась гасить разгорающиеся межнациональные конфликты, искала новых друзей и партнеров, в том числе за океаном. Негативную роль в 90-е гг. сыграла и неспособность Москвы четко выстроить и развести собственно двусторонние отношения и отношения по линии СНГ. В результате этого устойчивая аллергическая реакция на интеграцию в рамках Содружества дополнительным грузом ложилась на и без того непростые отношения России практически со всеми государствами СНГ.

Конечно, искать причины неэффективности СНГ на протяжении всего периода его существования только в прохладном отношении самой России к Содружеству было бы в корне неверно. Как бы ни оценивать роль России в СНГ, общеизвестно, что Москва являлась главным инициатором и генератором большинства политических, экономических и иных инициатив, направленных на то, чтобы придать Содружеству дееспособный характер, вести дело к взаимовыгодной экономической реинтеграции постсоветского пространства, формировать некие общие правила взаимодействия при решении политических проблем и т.д. Другое дело, что российскому руководству не хватало последовательности и настойчивости в реализации общей стратегии становления и развития СНГ. Но не только Москва сильно недорабатывала. Другие участники СНГ, за редким исключением, похоже, не очень обременяли себя заботами об укреплении основ Содружества. Многие лидеры стран СНГ и их ближайшие сторонники, возможно, искренне полагали, что главное дело сделано (опять же усилиями России): их страны получили политическую независимость, власть в буквальном смысле слова свалилась им в руки и, казалось, впереди - многие годы самостоятельной, почетной и легкой политической жизни. Именно стремление сохранить доставшееся положение любой ценой, не делиться ни с кем и ничем, подозревать каждого в покушении на только что полученный суверенитет страны и власть ее руководителя, равно как и другие подобные мотивы, сыграли исключительно негативную роль в процессах становления СНГ.

Относительно внятный пово-

стр. 10


рот лицом к находящимся в поиске своего пути развития молодым государствам начинает вырисовываться только с конца 1995 г., что было вызвано, с одной стороны, запоздалым осознанием Россией необходимости реального стратегического присутствия на постсоветском пространстве, а с другой - реакцией Москвы на активизацию здесь стран Запада, и в первую очередь США.

Организационной основой корректировки российского внешнеполитического курса стали сентябрьский 1995 г. президентский Указ "Об утверждении стратегического курса с государствами - участниками Содружества Независимых Государств", смена руководства Министерства иностранных дел и последовавший за этим мартовский 1996 г. Указ президента России "О координирующей роли МИД РФ в проведении единой внешнеполитической линии Российской Федерации".

Реинтеграционный период в российской внешней политике в СНГ длился относительно недолго - 1996 - 1999 гг. В это время предпринимались неоднократные попытки реанимировать СНГ и Договор о коллективной безопасности (ДКБ), чаще всего сводившиеся к увеличению числа, но не эффективности разноуровневых встреч. Был запущен ряд новых и одновременно формальных многосторонних механизмов, в большей или меньшей степени предполагающих реанимацию Содружества, привязку государств СНГ к России. Отметим Таможенную "четверку", ставшую затем "пятеркой", Шанхайскую "пятерку" (затем "шестерку"). На этом в целом невнятном фоне продолжалось растаскивание западными государствами российских партнеров по СНГ по программам и проектам ("Партнерство ради мира", ТРАСЕКА, ИНОГЕЙТ, "Шелковый путь", нефтепровод Баку - Тбилиси - Джейхан и т.д.), а также создание альтернативных СНГ региональных структур типа ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдавия).

Приход к руководству страной В. Путина стимулировал прежде всего интенсивные экспертные усилия, направленные на переосмысление российского внешнеполитического багажа на всех основных географических направлениях, и в частности на пространстве СНГ. В январе 2000 г. появился документ под названием "Основные направления развития отношений России с государствами - участниками Содружества Независимых Государств на современном этапе". Базовые положения "Основных направлений" легли в основу соответствующего раздела новой редакции Концепции внешней политики России, утвержденной президентом в июне 2000 г.

Ключевые установки этих директивных документов справедливы и отвечают реалиям. Это, во-первых, четкая фиксация СНГ как приоритетного направления российской внешней политики; во-вторых, примат обеспечения задач национальной безопасности; в-третьих, прагматический и одновременно дифференцированный подход к партнерам в зависимости от их встречной готовности учитывать российские интересы; в-четвертых, акцент на взаимодействие в экономической сфере, включая задачу продвижения российского бизнеса; в-пятых, упор на развитие двустороннего сотрудничества и одновременно - корректировка приоритетных направлений интеграции, предполагающая перенос акцента с многопрофильного СНГ на специализированные: Союз Беларусь - Россия, ЕврАзЭС, ДКБ. Была постулирована и необходимость более активной поддержки Россией соотечественников на постсоветском пространстве.

Однако соответствующих механизмов реализации этих установок, как и соответствующих органов, координирующих усилия и ответственных за их выполнение, четко определено не было. До сих пор отсутствуют столь необходимые самостоятельные документы, трактующие принципы, цели и задачи российской внешней политики на европейском, закавказском и центральноазиатском направлениях постсоветского пространства. Существуют лишь отдельные концептуальные наработки, идущие в русле действующей Концепции внешней политики России. Продолжаются споры экспертов, прежде всего по вопросу о формах и методах реализации национальных интересов на конкретных региональных и страновых направлениях. Невнятное отношение России к партнерам по СНГ привело к утрате веры в саму организацию. Наши соседи на встречах говорят о дружбе, а на деле стремятся выторговать себе самые выгодные условия для экспорта своих товаров на российский рынок, предпочитая при этом строить совместные планы с Западом, и прежде всего с Евросоюзом и НАТО. Даже создание в рамках СНГ Советов глав государств, глав правительств, министров иностранных дел, обороны, Координационно-консультативного комитета, Совета коллективной безопасности и Межпарламентской ассамблеи (МПА) во многом оказалось формальностью, за которой каждая страна пытается спрятать желание поживиться за чужой счет. При этом такие советы и ассамблеи не имеют властных функций, а значит, не имеют возможности применять те или иные рычаги для того, чтобы воплощать в жизнь благие декла-

стр. 11


рации о едином экономическом, социальном, правовом и прочем пространстве.

НАРАЩИВАЯ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ В БОРЬБЕ ЗА ВЛИЯНИЕ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ...

Несомненно, свой вклад в разрушение Содружества внесли и продолжают вносить США и их союзники. При этом западные участники борьбы за контроль над геополитическим пространством, в отличие от России, предпочитают жесткий расчет и дают в долг только в случае весьма существенных экономических и политических уступок руководства наших соседей. Основной упор делается на обеспечение региональных балансов сил, укрепление центробежных тенденций в СНГ и, как инструмент воздействия, периодическое использование тезиса о нарушении прав человека. События в Грузии и Украине подтверждают, что жесткий расчет и значительные финансовые вливания приносят существенные политические дивиденды и на постсоветском пространстве.

Однако реальная значимость отдельных стран во внешней политике США вряд ли будет соответствовать ожиданиям местных элит. Двусторонние отношения с постсоветскими государствами остаются для Вашингтона второстепенными на фоне более существенных глобальных и региональных задач. К числу последних относятся: недопущение объединения государств Содружества вокруг России и формирования центра силы, сопоставимого с США; обеспечение максимально выгодного для США варианта разработки и экспорта углеводородных ресурсов Каспия, что предполагает, прежде всего, выбор в пользу западного маршрута их транспортировки, приоритетную роль американских компаний и американских технологий (имеется в виду, что в долгосрочной перспективе каспийские запасы углеводородного сырья должны несколько снизить зависимость США и Запада в целом от ближневосточной нефти); встраивание государств СНГ в глобальную и региональную контртеррористическую стратегию США; обеспечение среднесрочной, а, возможно, и долгосрочной военно-политической и экономической привязки к США преимущественно в целях выстраивания соответствующих балансовых стратегий по отношению к России, Китаю, Индии, Ирану. Немаловажно и то, что с военной точки зрения принципиальным для Вашингтона остается обеспечение не дорогостоящего постоянного базирования, а гарантированного и безотлагательного военного доступа в соответствующие или кризисные точки на территории бывшего СССР.

Еще одну опасность для интеграции в рамках СНГ представляет недавно выдвинутый амбициозный проект сотрудничества арабских государств Совет Персидского залива (Саудовская Аравия, Оман, Катар, Бахрейн, ОАЭ, Кувейт) - форсировать создание военно-экономического блока с мусульманскими постсоветскими республиками. Создав с Азебайджаном, Казахстаном, Узбекистаном и Туркменией некий аналог Евросоюза и НАТО одновременно, страны Персидского залива намерены существенно укрепить свое влияние в мире. Обладая крупнейшими источниками нефти (45% мировых запасов) при относительно небольшом населении (28 млн. человек) и огромной территории (2,6 млн. кв. км), страны Залива остаются уязвимыми перед лицом внешней угрозы (и это показали события в Ираке). Потенциальный военно-экономический союз с мусульманскими республиками бывшего СССР позволил бы им приобрести два вида дивидендов. Во-первых, нефтяные запасы подобного блока существенно возрастут (до 70% мировых). Во-вторых, объединенная военная мощь "не позволит никому шантажировать кого-либо из участников блока, угрожая военным вторжением". Страны Залива хотели бы также включить в этот блок христианские Армению и Грузию - как "ворота на Кавказ и черноморское побережье". В качестве платы за согласие предполагаются крупные финансовые вливания в развитие нефтяной промышленности, перестройку и модернизацию вооруженных сил, а также помощь в "развитии мусульманской самоидентификации" этих стран.

Даже при скептическом отношении к этому проекту и его явно пропагандистскому характеру идея создания подобного союза не может не беспокоить в равной степени как Россию, так и США - ее оппонента в Каспийском регионе.

События последнего времени показывают, что необходимость многопланового взаимодействия, объединения на какой-то иной, новой основе, признает большинство наших ближайших соседей.

В чем все же, несмотря на трудности интеграции, остается ее привлекательность для остальных государств-участников СНГ?

Во-первых, межгосударственное взаимодействие - это важный фактор обеспечения независимости и безопасности большинства государств Содружества. Во-вторых, определяющим элементом является географическая близость и историческая обусловленность совместного проживания. В-третьих, реальным фактором выступают наработанные хозяйственные связи, взаимная энергетическая, сырьевая и транспортная зависимость, во многом общая инфраструктура. В-четвертых, неконкурентоспособность наших товаров на западных рынках и зависимость от единого, общего внутреннего рынка - основной аргумент для понимания важности экономического объединения, создания

стр. 12


единого экономического пространства. В-пятых, зреющее понимание, что СНГ - это важный инструмент противодействия международному терроризму, трансграничной преступности, нелегальной миграции, обороту оружия и наркотиков. В-шестых, учет необходимости совместного обеспечения национальной и коллективной безопасности. Наконец, в-седьмых, все чаще и красноречиво проявляющееся разочарование в ожиданиях солидной помощи и внимания со стороны западных государств.

Главным принципом, на котором могло бы базироваться объединение - это взаимная выгода, создание атмосферы доверия, исключение практики двойных стандартов. Еще раз обратив внимание на растущую политическую и экономическую конкуренцию за влияние на постсоветском пространстве, президент В. Путин в своем выступлении указал на то, что Россия должна перехватить инициативу, то есть "предлагать и проводить в жизнь эффективные и привлекательные варианты решения общих для всех стран СНГ задач".

Экономические отношения России с ближайшими соседями продолжают оставаться достаточно противоречивыми. С одной стороны, эти государства хотят выходить на все более развитые рынки, с другой - никто не хочет упускать традиционные рынки сбыта. После распада Советского Союза у политических элит новых независимых государств появилось ощущение, что можно молниеносно и на равных войти в "большой рынок". Однако, если быть откровенными, нас там никто не ждет, и странам СНГ по большому счету не "светит" быстро и без проблем интегрироваться в мировую экономику. Пока ни Россия, ни, тем более, другие страны Содружества не способны на равных конкурировать с развитыми странами Европы, США, странами Юго-Восточной Азии. У нас узка номенклатура конкурентоспособных товаров. Кроме того, достаточно сильны протекционистские меры, поскольку зарубежные государства поддерживают и защищают свои рынки, своих производителей. Надо отдавать себе отчет в том, что все места на мировых рынках готовой продукции давно распределены в ходе многолетней жесткой, а порой и жестокой конкуренции. Поэтому мы постепенно пришли к пониманию важности и приоритетности сохранения, развития экономических и торговых связей с нашими ближайшими соседями - странами Содружества. Сейчас мы впервые после распада СССР можем говорить о начале формирования реальных предпосылок для рыночной интеграции. Однако этого мало. Интерес бизнеса должен поддерживаться экономической политикой государства.

Концепция разноскоростной интеграции внутри Содружества позволила естественно выделиться некоему интеграционному ядру из числа государств СНГ, которые демонстрируют готовность объединяться и в военном отношении, и в политическом, и в экономическом. Таким ядром интеграционных процессов в рамках СНГ, по признанию экспертов и в соответствии с решением СБ РФ от 19 июля 2004 г., остаются ЕврАзЭС и ОДКБ. Именно в этих двух организациях можно наблюдать практическую интеграционную работу. В них достаточно высок уровень согласованности политических и военных действий. Справедливо было бы ожидать, что к этому ядру будут тяготеть и те государства, которые не желали бы разрывать связи со своими ближайшими партнерами. Даже те из них, кто связывает свое будущее с НАТО и ЕС, по многим вопросам не смогут оторваться от России, от взаимного сотрудничества, от постсоветского пространства. Они волей-неволей вынуждены стать участниками совместных программ и проектов по многим вопросам: обеспечению безопасности, общему и доступному рынку, транспортным путям и транзиту, энергетике, борьбе с терроризмом, наркотиками, преступностью и т.д.

Это ядро, к сожалению, не включает ключевую страну СНГ - Украину. Это было ахиллесовой пятой и ЕврАзЭС, как экономического объединения этого интеграционного ядра СНГ, и ОДКБ, как военно-политического объединения. Поэтому такая новая интеграционная инициатива, как попытка создания Единого экономического пространства (ЕЭП) - в лице "четверки" - России, Белоруссии, Казахстана и Украины могла бы составить

-----

Справка. К политическому форуму в Астане в октябре 2004 г. оказался приурочен саммит Единого экономического пространства России, Украины, Белоруссии и Казахстана. Как обычно, сенсационных заявлений относительно формирования ЕЭП не случилось: президенты ограничились общими фразами о пользе интеграции республиканских экономик и рассмотрением 29 соглашений, подготовленных к саммиту группой высокого уровня (ГВУ) на уровне вице-премьеров.

В рамках "первоочередного" пакета соглашений лидеры стран ЕЭП одобрили, в частности, соглашения о единых правилах определения страны происхождения товара, порядке взимания вывозных таможенных пошлин, единых правилах лицензирования импорта и экспорта товаров, защитных антидемпинговых мерах во взаимной торговле, единых условиях транзита через территорию стран ЕЭП, протокол о таможенном контроле над реэкспортом, соглашение об инвестиционной деятельности и свободном движении капитала на территории государств ЕЭП, протокол об одномоментной отмене ввозных таможенных пошлин, соглашение о координации стран ЕЭП по переговорам по вступлению в ВТО.

стр. 13


новое интеграционное ядро геополитического и экономического союза СНГ. К сожалению, пока процесс переговоров в этом объединении идет не просто и без видимых результатов. Вместе с тем Единое экономическое пространство позволило бы создать стабильные экономические условия, предсказуемые режимы регулирования экономики, единые правила защиты создаваемого общего рынка по периметру границы стран-участниц ЕЭП.

Надеясь за счет лидерства в формирующемся ЕЭП вернуть утраченные позиции на постсоветском пространстве, Кремль идет на существенные уступки, которые зачастую позволяют партнерам по "четверке" просто использовать пока не существующий интеграционный проект в своих целях. Однако реальные преимущества для Москвы представляются сомнительными: в процессе интеграции откроется российский рынок, значительно более широкий и емкий, чем у ее партнеров, что создаст для них выгодные условия реализации товаров. Несмотря на это, РФ, похоже, заинтересована в ЕЭП, или, по крайней мере, в декларативном обрамлении его создания, чуть ли не больше всех остальных участников.

Значительной уступкой Москвы стало решение о переходе на взимание НДС по стране назначения при экспорте нефти и газа в страны СНГ. Глубинной причиной, побудившей Кремль идти на значительные финансовые потери, является его намерение удержать Киев в орбите своего экономического влияния. Не секрет, что украинская политэлита склоняется к вхождению в западные экономические структуры, в том числе и ЕС. Именно с целью "завязать" украинскую экономику на Россию в противовес Западу и создавалось ЕЭП, ведь с Белоруссией и Казахстаном Москва и до этого осуществляла экономическую интеграцию в рамках ЕврАзЭС.

Сложно и противоречиво, несмотря на сохраняющуюся заинтересованность сторон в углублении всесторонней интеграции, развивается процесс становления союзного российско-белорусского государства, перевод отношений на качественно новый межгосударственный уровень. Вместе с тем Белоруссия устойчиво занимает одно из ведущих мест среди государств СНГ и среди мировых партнеров России в ее внешнеторговом обороте; имеются хорошие предпосылки для финансирования и реализации союзных программ.

Казахстан - это та страна, с которой у нас в регионе Центральной Азии и в СНГ в целом сложились, быть может, наиболее прочные отношения, которые носят характер стратегического партнерства. Казахстан остается наиболее значимым партнером России в системе ее геополитических и геостратегических приоритетов в Центральноазиатском регионе. Россия и Казахстан в истекший период активно взаимодействовали в рамках ООН, СНГ, ОДКБ, ШОС, оказывали друг другу необходимую помощь и поддержку в целях продвижения в своих странах экономических реформ и развития демократических процессов.

Наиболее тревожным и опасным для авторитета России и Содружества в целом остается кавказское направление, и в первую очередь политика Грузии. Одной из главных проблем, омрачающих отношения России с этой страной, остается то, как и какими средствами президент Саакашвили и его группа намерены вести дело урегулирования грузино-абхазского и грузино-южноосетинского конфликтов в целях восстановления территориальной целостности Грузии. Взятые нынешним грузинским руководством на вооружение преимущественно силовые подходы к разрешению своих внутренних проблем все чаще выливаются в действия, ведущие не только к возобновлению вооруженных конфликтов, но и к обострению общей военно-политической ситуации на Кавказе.

Совершенно неприемлемы в политике Михаила Саакашвили проявления экстремизма и склонности к провокационным выходкам, выдвижение в отношении России различного рода необоснованных обвинений, поощрение русофобских настроений среди граждан Грузии, попытки втянуть в раздуваемый Тбилиси конфликт с Россией ряд западных стран и международных организаций.

В целом неплохие отношения с Азербайджаном, несмотря на заявление президента И. Алиева об отсутствии разногласий между Россией и Азербайджанской Республикой на встрече азербайджанской диаспоры в Москве осенью 2004 г., омрачают-таки серьезные претензии по карабахскому урегулированию. В этом деликатном вопросе нужна выверенная и последовательная позиция России и наличие поддержки и участия партнеров по Содружеству.

Следует подчеркнуть, что спусковым механизмом для принятия руководством Азербайджана решения на применение силы в Карабахе вполне может стать резкое обострение военной ситуации вокруг Южной Осетии или Абхазии, дистанцирование России от этой ситуации и очевидный успех Тбилиси хотя бы на одном из указанных направлений. Именно поэтому в политике и практических действиях России по поддержанию мира и стабильности в южнокавказской зоне весьма важно не допустить, чтобы дальнейшее развитие военно-политической ситуации в этом регионе пошло по линиям возобновления вооруженных конфликтов.

СОЗДАВАЯ НОВУЮ МОДЕЛЬ РЕИНТЕГРАЦИИ...

В целом российские национальные интересы на пространстве СНГ можно свести к следующим основным позициям.

1. Обеспечение стабильности в государствах Содружества и на всем постсоветском пространстве на основе тесных партнерских отношений со всеми государствами. Снятие напряженности в связи с конфликтами в Абхазии, Южной Осетии, Нагорном Карабахе, Приднестровье. Без урегулирования этих конфликтов говорить об успехе интеграции и безопасности вряд ли возможно.

2. Беспрепятственное использование транзитного потенциала государств СНГ в целях поддержания партнерских отношений России со странами Запада, Китаем, Индией, Ираном, Ближним Востоком. На китайском направлении следует особо выделить Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС), на ирано-индийском - проект транспортного коридора "Север-Юг".

3. Сохранение единого экономического пространства, что в перспективе должно быть востребовано для прорыва в российской экономической модернизации и укрепления экономик стран СНГ. Долгосрочный характер носит потребность Рос-

стр. 14


сии в удержании достаточно емкого рынка сбыта для российских товаров, неконкурентных на Западе, а также в устойчивом импорте целого ряда товаров промышленного и сельскохозяйственного производства из стран СНГ. К числу приоритетных долгосрочных интересов России относится и усиление нашей роли в вопросах использования гидроэнергетических и минеральных ресурсов, прежде всего из центральноазиатского региона.

4. Использование геостратегического потенциала государств Содружества в плане решения практических и одновременно статусных задач России как мировой и региональной державы.

5. Международное признание особой роли России на пространстве СНГ, выражающееся, в частности, в консультациях с ней перед принятием важных решений, влияющих на урегулирование конфликтов, изменение геополитической конфигурации.

Требуется еще раз подчеркнуть, что, употребляя термин "российские национальные интересы на пространстве СНГ", мы исходим из того понимания, что при этом учитываются такие же национальные интересы партнеров России по СНГ. Чрезвычайно важно, чтобы партнеры России по СНГ тоже понимали, что это - интересы не только России, но в значительной мере и их собственные. И Москва должна доказывать это делами. В противном случае Россию снова будут пытаться (как это делается и сегодня) обвинять в имперских амбициях и т.п.

Из выступления президента России на заседании Совета безопасности РФ 19 июля 2004 г. следуют важные выводы.

1. Внешняя политика в странах СНГ и положение России на этом геополитическом пространстве напрямую связана с безопасностью российского государства.

2. Базовым принципом и исходной предпосылкой деятельности России в СНГ остается ее заинтересованность в стабильном развитии и экономическом прогрессе всех стран-участниц, реальный успех возможен лишь в том случае и тогда, когда удалось найти взаимную выгоду всех партнеров, участвующих в процессе интеграции.

3. Межгосударственное взаимодействие в рамках СНГ следует рассматривать как серьезный фактор обеспечения суверенитета и безопасности большинства стран Содружества. Поэтому активная, четко структурированная политика России на пространстве СНГ остается важным инструментом содействия в разрешении конфликтов, противодействия международному терроризму, трансграничной преступности, нелегальной миграции, обороту оружия и наркотиков.

4. Объединение усилий с нашими ближайшими соседями в самых различных областях способно дать подлинный "кумулятивный эффект" для развития самих государств СНГ. Расширяющийся российский рынок, энергетические ресурсы России, финансовые поступления от миллионов людей, нашедших работу в нашей стране, уже сегодня являются реальным фактором экономического роста партнеров по Содружеству.

5. Россия в силу целого ряда объективных причин была и остается локомотивом интеграционных процессов на пространстве СНГ. Вместе с тем не следует считать, что она обладает какой-либо монополией на деятельность в этом пространстве.

6. Сегодня стало очевидным: чтобы сдвинуть процесс интеграции с мертвой точки, необходимо обновление модели сотрудничества СНГ на основе наиболее динамичных структур, таких региональных центров интеграции, как ОДКБ, ЕврАзЭС и создаваемого ЕЭП, которые работают наиболее эффективно. Позитивный опыт этих объединений должен быть востребован при обновлении модели сотрудничества в целом по СНГ.

7. Для того, чтобы укрепить свои позиции среди государств Содружества, Россия должна проявлять большую практическую инициативу, предлагать и проводить в жизнь эффективные и привлекательные варианты решения общих для всех стран СНГ задач.

8. Настоятельно требуется поднять активность и, главное, качество работы МИД России, российских представительств в государствах СНГ, других ведомств, добиться их лучшей координации, укрепить кадрами, обеспечить информацией, конкретизировать их деятельность, исключить формализм в их работе, искать новые подходы.

Президент России в своем выступлении определил главный координирующий орган реинтеграции - Совет безопасности - и назначил спецпредставителя по вопросам интеграционного сотрудничества. Изменит ли это ситуацию, покажет время.

В целях продвижения реинтеграции и обеспечения национальных интересов России на пространстве СНГ требуется решение целого ряда практических задач.

Во-первых. Необходимо более эффективное использование уже существующих механизмов: СНГ, Союзное государство Беларусь-Россия, ОДКБ, ЕврАзЭС, ШОС. Данные институты сыграли и частично продолжают играть роль в деле сдерживания отката российского влияния на пространстве СНГ, создали своего рода систему "сдержек и противовесов". В этом качестве на ближайшую перспективу на них следует продолжать делать ставку, одновременно активизируя экономическое взаимодействие.

стр. 15


Например, ОД КБ могла бы в целях обеспечения взаимной безопасности установить особые отношения с теми странами СНГ, которые не входят в эту структуру. Важным элементом развития ОД КБ могло бы стать создание коллективных миротворческих сил, о чем заявил министр обороны РФ С. Иванов.

Россия должна продолжать активно содействовать поиску компромиссного урегулирования нагорно-карабахского, грузино-абхазского и грузино-южноосетинского конфликтов в соответствии с российскими интересами в Закавказье. Необходимо повысить эффективность деятельности "кавказской четверки", наполнить ее конкретным содержанием с сохранением за Россией роли интегрирующего регионального звена.

Во-вторых, необходимо продолжать усилия по формированию Единого экономического пространства в рамках интеграционной "четверки". Эта новая интеграционная модель способна повысить эффективность, а значит, и конкурентоспособность национальных экономик за счет свободного движения товаров, услуг, капитала, рабочей силы, формирования зоны свободной торговли. Планомерная реализация этого масштабного проекта послужит интересам не только "четверки", но и СНГ в целом.

В-третьих. Создание новой модели реинтеграции подразумевает акцент, прежде всего, на экономическом взаимодействии, развитии интеграционного рынка. Заинтересованность в российском рынке, как главном покупателе готовых изделий, проявляют сегодня практически все страны СНГ. В последние два-три года можно отметить заметно проявляющийся интерес бизнеса к расширению рынка в рамках Содружества. Необходимо проводить такую государственную политику, которая бы стимулировала и поощряла активность российского бизнеса на пространстве СНГ, взаимодействие бизнес-сообществ, оказание политической и организационной поддержки совместным деловым проектам и разнообразие форм сотрудничества, таких, например, как прямое инвестирование, перекрестное акционирование, создание совместных предприятий, приобретение собственности на территории других государств, выкуп акций предприятии в счет погашения долгов, создание вертикально интегрированных компаний с транснациональным капиталом, дочерних банков и т.д. Большое значение имеет развитие делового партнерства не только по линии крупного, но и малого и среднего бизнеса, межрегиональных и приграничных связей. Ведь именно за счет этих секторов можно обеспечить диверсификацию взаимного сотрудничества, расширить его базу. Примечательно и то, что изменяется формат переговоров. Если раньше главную роль играли политики, то сейчас на первый план выходят представители бизнеса.

Важным компонентом новой модели сотрудничества является необходимость объединения вокруг совместных интеграционных проектов с участием России. Причем, интересы частного бизнеса должны быть непременно учтены в проработке крупных проектов. Такими сферами сотрудничества могли бы быть энергетика, ОПК, авиастроение, космос, транспортная инфраструктура, металлургия, банковская сфера. На закавказском направлении необходимо проводить энергичную работу по разблокированию и восстановлению транспортных магистралей региона, прежде всего железнодорожных.

В-четвертых, одним из элементов новой модели сотрудничества может стать позиционирование СНГ в качестве активного субъекта, участвующего в разрешении межнациональных конфликтов. В настоящее время институты СНГ фактически самоустранились от этой работы, отдав ее на откуп европейским организациям. В результате известные своими двойными стандартами международные организации, много лет занимающиеся мониторингом ситуации в зоне конфликтов, на практике выявляют и подчеркивают нарушения одной из сторон и закрывают глаза на нарушения другой. Характерно, что ОБСЕ, похоже, стало той структурой, в неприятии деятельности которой уже объединились страны Содружества, приняв коллективное (кроме Грузии и Молдавии) заявление, в котором критикуется односторонняя деятельность ОБСЕ, фокусирующая свои усилия не на оказании помощи и содействия властям принимающего государства, а исключительно на функциях мониторинга ситуации в области прав человека и демократических институтов. При этом руководство миссий ОБСЕ позволяет себе вмешиваться во внутреннюю политику стран пребывания, нарушая фундаментальные хельсинкские принципы.

В-пятых. Обустройство южных границ. Уже с середины 90-х гг. первоначальная установка на сохранение российского контроля по всему периметру южной границы бывшего СССР не соответствовала ни реальной ситуации, ни возможностям страны. Следствием завершившейся передачи контроля за бывшими южными границами СССР от Федеральной пограничной службы России в руки соответствующих ведомств государств СНГ стала фактическая прозрачность южных границ Содружества. В результате необорудованная, скажем, российско-казахстанская граница (общая протяженность границы России с Казахстаном составляет 7512,8 км, в том числе сухопутная граница - 5936,1 км) стала одним из основных каналов незаконного ввоза в Россию наркотических веществ, контрабандных товаров и проникновения нелегальных мигрантов.

Трансграничный нелегальный оборот наркотиков имеет очевидную тенденцию к пре-

-----

Справка. Так, в 2000 - 2002 гг. трансграничный оборот наркотиков между Центральной Азией и Россией вырос в три раза. Поток наркотиков через казахстано-российскую границу в 2003 г. составил от 6,5 до 9 т. В 2002 г. было пресечено более 1300 попыток незаконного перемещения через эту границу контрабандных грузов и товаров на общую сумму 165 млн. руб. В период с 1992 по 2002 гг. через официальные КПП на российско-казахстанской границе прошло более 11 млн. человек, из которых 41 тыс. имели поддельные или недействительные документы. В то же время, по имеющимся оценкам, через границу с Казахстаном в обход официальных пунктов пропуска в Россию попадает более 80% всех нелегалов.

стр. 16


вращению в главный дестабилизирующий фактор как в Центральной Азии, так и в соседних государствах. Основным партнером России по выработке совместных антинаркотических мероприятий может стать Казахстан в силу наименьшей своей вовлеченности в региональную наркоиндустрию и наименьшей политико-экономической зависимости от нее. На первом этапе следовало бы предпринять серию совместных шагов (при желательном финансовом участии ЕС) по укреплению российско-казахстанской границы. С учетом российского стратегического курса на интеграцию с Европой трехстороннее (Россия - Казахстан - ЕС) взаимодействие в сфере борьбы с оборотом наркотиков и в области контроля за границами могло бы придать дополнительный импульс сближению России с Европой.

В-шестых. Использование гидроэнергетического потенциала Центральной Азии. На этом, едва ли не ключевом направлении необходимо предпринять серию давно назревших шагов, прежде всего по максимально активному участию России в совместных водохозяйственных проектах. Основное внимание при этом следует уделить Киргизии и Таджикистану, на территории которых формируется 86% всего водостока Центральной Азии. Речь в данном случае идет о совместном освоении колоссальных гидроэнергетических ресурсов двух республик, что позволит не только иметь решающий рычаг воздействия на регион в целом, но и принять участие в долгосрочной перспективе в экономически прибыльных проектах переброски избыточной энергии в государства Южной Азии. Речь, в том числе, должна идти и о широком привлечении иностранного капитала (китайского, японского, европейского, арабского, американского) под российские технологии, оборудование, специалистов.

В-седьмых. Комплекс задач, связанных с Каспием. На фоне усиления зависимости прикаспийских государств от иностранного капитала, в первую очередь американского, и в условиях крайней ограниченности финансовых ресурсов России для защиты своих интересов на Каспии необходимо действовать одновременно по трем направлениям: 1) добиваться приоритетного использования уже действующей российской экспортной инфраструктуры; 2) продвигать в регион российские нефтяные и газовые компании, содействовать обеспечению их максимального участия в соответствующих проектах; 3) по возможности блокировать невыгодные для России проекты, используя в том числе неурегулированность вопроса о правовом статусе Каспия.

В-восьмых. Соотечественники. Все еще численно значимая центральноазиатская русская община (6,3 млн. человек, или 11,3% населения региона), наряду с российскоориентированными этническими общинами, представляет собой естественного этнополитического союзника России и относительно значимый и эффективный канал российского влияния. С точки зрения сохранения российского экономического и геополитического присутствия целесообразно не столько стимулировать иммиграцию соотечественников, сколько использовать их присутствие в наиболее стратегически значимых и наукоемких отраслях экономики соответствующих стран для развития взаимовыгодного сотрудничества.

В-девятых. Гуманитарная сфера. Сегодня как на двустороннем, так и на многостороннем уровнях гуманитарная сфера - это наименее затратный и одновременно едва ли не наиболее рентабельный вектор закрепления российского влияния на всем постсоветском пространстве. Хорошо известно, что выпускники российских вузов и стажеры различных предприятий -это наиболее пророссийски настроенная часть населения республик. Поэтому необходимо идти на определенное увеличение бесплатного квотного набора в российские вузы студентов из стран Содружества. Упускать и дальше время в ситуации, когда правящие элиты бывших союзных республик финансируют направление молодежи своих стран на обучение в западные страны, а те, в свою очередь, резко расширяют образовательные программы, не без основания рассматривая их в качестве "самого эффективного вложения средств" (из выступления заместителя госсекретаря США Э. Джоунс на сенатских слушаниях), значит заведомо терять перспективные для России будущие поколения в странах СНГ.

Необходимо отметить и такой исключительно важный вопрос, как обучение и воспита-

стр. 17


ние подрастающего поколения стран Содружества. Достаточно посмотреть современные учебники по истории и литературе в большинстве стран Содружества, чтобы понять, что все нынешние и перспективные интеграционные усилия будут обречены на провал, если молодежь будет воспитываться (а это делается сегодня, причем активно) в антироссийском духе. Россия должна найти убедительные аргументы и подходы к тому, чтобы поднять эту проблему на уровень важнейших интеграционных задач СНГ. Наверное, следует изучить полезный опыт Евросоюза, где была проведена серьезная работа по выравниванию общеобразовательных программ в европейских государствах в части формирования мировоззренческих подходов подрастающего поколения к осмыслению и пониманию важнейших событий в истории своих государств, особенно в части межгосударственных отношений.

Важно, как отметил президент В. Путин в своем выступлении в Совете безопасности, расширять общее научное и образовательное пространство. Необходимо расширять рамки межвузовской, совместной научной деятельности, что следует рассматривать в качестве краеугольного камня конкурентоспособности стран СНГ на глобальных рынках. Приоритетом здесь должны стать развитие совместных научных исследований, технологическая кооперация, обучение студентов из стран Содружества в российских вузах, а также создание российских культурных центров и центров изучения русского языка, постоянный обмен информацией о жизни и достижениях друг друга.

В-десятых. Работа с оппозицией. Поддержание безальтернативной связи с правящими региональными элитами исключительно через первых лиц лишает российскую позицию необходимой гибкости. Нашим интересам вряд ли соответствует повторение ошибок, допущенных в свое время в Восточной Европе, когда отсутствие контактов с оппозицией в одночасье лишило нас позиций в бывшей зоне нашего влияния. Учитывая то обстоятельство, что оппозиционность чаще носит латентный характер, необходимо эффективнее использовать уже наработанные межрегиональные связи для соответствующей работы с регионально-клановыми лидерами. При этом работа с оппозицией не должна выливаться в какие-то заговоры и подстрекательские действия, что недопустимо в наших отношениях с партнерами по СНГ, а вестись исключительно цивилизованными методами, открыто, конструктивно и без малейших намеков на вмешательство во внутренние дела государств. Представляется, что в такой постановке работы России с оппозицией должны быть заинтересованы и сами официальные власти стран СНГ.

Далее. "Стратегическое партнерство". Желательно и на концептуальном, и на публичном уровнях уходить от неоправданной идеи выстраивания отношений "стратегического партнерства" со всеми странами СНГ. Это девальвирует само понятие "стратегического партнерства" и дезориентирует (а отчасти и отталкивает) реальных партнеров и союзников России. Было бы целесообразно напрямую соотносить интенсивность и уровень двусторонних контактов России с реализацией ее конкретных прагматических задач.

Наконец. Укреплению позиций России в центральноазиатском макрорегионе способствовало бы взаимодействие с Китаем. Приоритет при этом должен быть отдан собственно двусторонним контактам, а не каким-либо очередным "многоугольным конструкциям". Несмотря на определенную раскоординированность ШОС, немалый потенциал в плане решения российских стратегических задач в Центральной Азии имеет и российско-китайское взаимодействие в транспортно-трубопроводной сфере, а также совместное освоение гидроэнергетических ресурсов Киргизии и Таджикистана.

Курс на интеграцию с Европой рассматривается в качестве одного из ключевых направлений российской внешней политики, правда, сегодня явно преобладает в целом неоправданная конкуренция между Россией и европейскими державами. Практическое взаимодействие с ЕС можно было бы выстраивать в сфере борьбы с терроризмом, наркотрафиком, по линии контроля за границами, а также в рамках различных проектов в области электроэнергетики.

...СМОТРЕТЬ В БУДУЩЕЕ СО ЗДОРОВЫМ ПРАГМАТИЗМОМ

Если попытаться взглянуть на СНГ в более отдаленной перспективе, принимая во внимание все вышеизложенное, можно предположить следующее.

Хотя роль СНГ как инструмента интеграции постсоветских республик будет снижаться, встречи на различных уровнях в рамках этой структуры не прекратятся, окончательно выродившись в бесплодные политические дискуссии. На сегодняшний день ни одна структура, создаваемая с подачи России на пространстве СНГ, не реализует задачи политической и экономической интеграции, в которой объективно заинтересована Москва, прежде всего, в целях сохранения своих ведущих позиций в стратегически значимом регионе.

В рамках новой антитеррористической доктрины, которой вооружился Кремль для решения широкого круга задач, в сторону ужесточения изменится и его внешняя политика в отношении СНГ. Используя существующие географические и исторические предпосылки для сотрудничества России со странами СНГ, Москва постепенно переориентируется на выборочный подход и сделает ставку на политические и экономические союзы из ограниченного числа стран на постсоветском пространстве. При этом она задействует не в полной мере использовавшиеся ранее рычаги экономического (за счет продажи дешевых ресурсов или шантажа переходом на мировые цены на них) и политического (за счет поддержки постсоветских авторитарных режимов) влияния.

РФ попытается "вдохнуть жизнь" в уже существующие организации, например, ОДКБ или ЕЭП, либо предложит альтернативный вариант сугубо отраслевого антитеррористического союза, используя повод исламистской террористической угрозы для включения постсоветских республик в орбиту своего политического влияния, одновременно гарантируя поддержку их режимов.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ПРОБЛЕМЫ-И-ПЕРСПЕКТИВЫ-СНГ

Similar publications: LBelarus LWorld Y G


Publisher:

Yanina SeloukContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Selouk

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. ГУШЕР, ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ СНГ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 31.05.2023. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ПРОБЛЕМЫ-И-ПЕРСПЕКТИВЫ-СНГ (date of access: 14.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. ГУШЕР:

А. ГУШЕР → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Yanina Selouk
Шклов, Belarus
316 views rating
31.05.2023 (410 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
БОРЬБА НАРОДА ЗАПАДНОЙ САХАРЫ ПРОТИВ ИСПАНСКОГО КОЛОНИАЛИЗМА
16 hours ago · From Елена Федорова
В.И. МАКАРОВ, "Такого не бысть на Руси преже..."
2 days ago · From Ales Teodorovich
ПОМОЩЬ ИЛИ МЕДВЕЖЬЯ УСЛУГА?
Catalog: Разное 
2 days ago · From Ales Teodorovich
РЕЛИГИОЗНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ СИСТЕМ В АНТИЧНОЙ И КОНФУЦИАНСКОЙ ТРАДИЦИЯХ. КОМПАРАТИВИСТСКИЙ РАКУРС
3 days ago · From Елена Федорова

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIOTEKA.BY - Belarusian digital library, repository, and archive

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ СНГ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: BY LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Biblioteka.by - Belarusian digital library, repository, and archive ® All rights reserved.
2006-2024, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android