Libmonster ID: BY-1872

Принципы военного права в сфере военного управления

 

Глухов Е.А., кандидат юридических наук, доцент

 

 

 

На страницах юридической печати периодически возникает дискуссия о принципах военно-правовой науки, более точной их формулировке и интерпретации, относимости и применимости их к различным подотраслям и институтам военного права[1]. В настоящей статье автор попытается аккумулировать имеющиеся научные наработки по данному вопросу и сформулировать свое видение относительно правовых принципов военного управления. Сразу необходимо сделать оговорку, что в настоящей статье будут рассматриваться лишь правовые аспекты военного управления и строительства военной организации государства, не затрагивая политическую, оперативно-тактическую, психологическую и иные стороны военного управления.

В законодательстве принцип означает и закрепляет обязательность содержащихся в нем положений, требований и их всеобщность в отношении регулируемых вопросов. Принципы представляют собой наиболее общие правила поведения, которые либо прямо сформулированы в законе, либо выводятся из его смысла.

Военно-административное право регулирует отношения, возникающие в области военного управления, и в качестве главного объекта изучения имеет управление в сфере военного строительства и связанные с ним правоотношения. Следовательно, военно-административное право – это, по сути, правовая оболочка военного управления, управленческой деятельности, процесса управления и его организации.

Управление военной организацией наряду с общими и едиными принципами, организационными формами и методами, свойственными для всех государственных органов, имеет свои особенности, порождаемые спецификой их функционального предназначения и особыми правоотношениями личного состава.

В настоящей статье автор не ставит целью изучить действие всех правовых принципов в системе военной службы, предметом изучения являются лишь основные принципы военно-административного права в сфере военного управления. Поэтому ниже перейдем к их детальному рассмотрению:

1. Общепризнанным и основным принципом строительства Вооруженных Сил, руководства ими и взаимоотношений между военнослужащими является принцип единоначалия. Единоначалие заключается в наделении командира (начальника) всей полнотой распорядительной власти по отношению к подчиненным и возложении на него персональной ответственности перед государством за все стороны жизни и деятельности воинской части, подразделения и каждого военнослужащего. В соответствии со ст. 33 Устава внутренней службы ВС РФ[2] (далее для краткости – УВС ВС РФ) единоначалие выражается в праве командира (начальника), исходя из всесторонней оценки обстановки, единолично принимать решения, отдавать в установленном порядке соответствующие приказы и обеспечивать их выполнение. Соответственно, праву командира отдавать приказ корреспондирует обязанность подчиненного выполнять данный приказ, причем «беспрекословно, точно и в срок».

Военное законодательство исходит из того, что командиру-единоначальнику должен быть предоставлен такой объем прав, который обеспечивал бы безусловный контроль командира над всеми сторонами жизни и деятельности воинской части и его самостоятельность в единоличном решении основных вопросов управления[3]. Специфика военной службы такова, что командир вправе направить подчиненного на выполнение мероприятий, которые могут повлечь вред для жизни и здоровья подчиненного, поэтому принцип единоначалия здесь необходим в ракурсе средства воздействия на подчиненного и гарантии выполнения отданного приказа.

Естественно, что понятие единоначалия неразрывно связано с наличием властных полномочий и подчинением. Устав внутренней службы ВС РФ наделяет начальника правом отдавать подчиненному приказы и требовать их исполнения, при этом презумируется законность отдаваемых командиром приказов и соответствие их интересам службы.

Подчиненный обязан беспрекословно выполнять приказы начальника (ст. 34 УВС ВС РФ), в т.ч. в любое время суток, вне зависимости от необходимости приступить к его исполнению в выходной или праздничный день. Согласие или несогласие подчиненного с полученным приказом ни ком образом не влияет на обязательность его выполнения. Обсуждение и критика приказа воинского начальника со стороны подчиненного военнослужащего также недопустимы[4].

Вышеуказанные нормы права являются не просто предоставлением определенного объема власти начальнику, они образуют основу воинских взаимоотношений, в развитие которых построены правила субординации, множество запретов, процессуальный порядок исполнения командирского решения и т.п[5]. Не согласие, обжалование приказа вышестоящему начальнику или в суд не приостанавливает обязанность его исполнения. Подчиненный не может даже уволиться по своему желанию с целью саботировать приказ: во-первых, решение об увольнении в данном случае принимает не сам заявитель, а во-вторых, сила приказа не приостанавливается в связи с увольнением или переводом в другую военную структуру.

А в случае открытого неповиновения подчиненного начальник не только вправе, но и обязан принять все меры принуждения, вплоть до ареста виновного и привлечения его к уголовной ответственности; в исключительных случаях с этой целью может быть применено оружие. Из сказанного следует вывод, что воинские должностные лица (командиры, начальники) по отношению к подчиненным военнослужащим и воинским коллективам наделены гораздо большим объемом властных полномочий, чем соответствующие должностные лица невоенных государственных организаций[6].

Вместе с тем, принцип единоначалия предполагает и личную ответственность командиров и начальников за принимаемые решения применения подчиненных войск и результаты выполнения поставленных им задач. Отдавший приказ командир отвечает за соответствие его законодательству и интересам службы.

2. Принцип единоначалия прямо взаимосвязан с принципом повышенной юридической ответственности военнослужащих за правонарушения, посягающие на установленный порядок воинских отношений.

Действие данного принципа можно проследить по двум направлениям: а) более строгие санкции за правонарушения по сравнению с гражданскими лицами, б) введение запретов и ограничений именно для военнослужащих, за нарушение которых наступает ответственность.

К примерам более строгой санкций к военнослужащим можно привести уголовную ответственность за неисполнение приказа (ст. 332 УК РФ), за оскорбление военнослужащего (ст. 336 УК РФ), за самовольное оставление воинской части или места службы (ст. 337 УК РФ). Лица гражданского персонала за подобные правонарушения уголовную ответственность не несут.

Военнослужащие привлекаются к дисциплинарной ответственности за те деяния, которые не являются наказуемыми для гражданских лиц: за пользование смартфонами в служебное время, за самовольный выезд за пределы гарнизона, за обнародование своей фотографии в военной форме в социальных сетях, за ведение предпринимательской деятельности и т.п.

Принцип повышенной ответственности подчиненного является еще одним инструментом командования в достижении поставленных перед военной организации целей, выполнения поставленных задач в любых условиях и поддержания необходимого уровня боевой готовности. Угроза наказания, бесспорно, повышает ответственность военнослужащего за выполнение возложенных задач и служит дополнительным стимулом исполнительской дисциплины. Ранее в теории военного права было выдвинуто утверждение, что «государственная важность возложенных на Вооруженные Силы задач делает нетерпимым даже малейшие правонарушения или недобросовестное выполнение военнослужащими и особенно должностными лицами своих обязанностей»[7].

3. Из единоначалия естественным образом вытекает и принцип строгой централизации руководства и управления военной организацией государства.

О степени централизации или децентрализации управления можно судить по такому параметру как функция принятия управленческих решений. В идеале каждая управленческая инстанция должна принимать только те решения, которые соответствуют ее уровню (стратегическому, оперативному или тактическому), а также границам ее ответственности. В этом случае можно говорить о разумном сочетании централизованного и децентрализованного способов управления[8].

Система воинских формирований построена по иерархическому принципу в виде пирамиды с лицами начальствующего состава наверху и подчиненными внизу. И у каждого воинского должностного лица, в том числе и руководителя органа военного управления, имеется вышестоящий начальник со своим штабом (органом управления), над которым, как правило, есть свой вышестоящий орган военного управления, вплоть до Верховного Главнокомандующего[9]. Специфика воинских взаимоотношений в иерархической структуре воинских формирований заключается в том, что начальник (вышестоящий орган военного управления) наделяется всей полнотой прав по управлению нижестоящими и управляемыми войсками и силами, безусловной обязательности актов вышестоящих органов для нижестоящих и подчинении последних, как правило, по вертикали, а также в предоставлении центральным органам военного управления права юридической регламентации жизни, быта и деятельности войск[10].

Такое построение взаимоотношений позволяет вышестоящему руководителю координировать усилия различных воинских формирований и решать стратегические задачи в интересах обороны страны.

Однако принцип централизации управления не означает, что принятие всех решений вплоть до мельчайших вопросов скоординировано в одном центре, а остальные лица без его указаний бездействуют. Вот что писал по этому поводу советский военный теоретик и военачальник М.Н. Тухачевский: «Нет смысла централизовать управление больше, чем войсковой командир может это практически осуществить. Перецентрализация означает практическое бездействие, ибо старший начальник не может претворить в жизнь того, что хочет, а младший зацентрализован и ждет распоряжений»[11].

Поэтому вполне естественно, что каждый военнослужащий обладает своей собственной компетенцией в рамках должностных и специальных обязанностей. Более того, Устав внутренней службы ВС РФ прямо предписывает подчиненному проявлять разумную инициативу (ст.ст. 17 и 45) в целях успешного выполнения поставленной ему задачи[12].

Вместе с тем, свобода в выборе средств и методов выполнения задачи возможна только в рамках имеющейся компетенции подчиненного и должна быть подчинена замыслу старшего начальника.

4. Военно-служебные отношения характеризуются повышенной степенью правового регулирования, формализацией и регламентированностью всех сторон деятельности их субъектов.

Данный принцип был отмечен еще в 1944 г. профессором Н.А. Виноградовым, который писал: «В деятельности органов управления Вооруженными Силами по сравнению с другими органами государственного управления имеет место наибольшая централизация управления, выражающаяся в детальной регламентации жизни, быта и деятельности войск»[13].

Не утратил свое значение данный принцип и поныне. Устав внутренней службы ВС РФ содержит типовые обязанности основных должностных лиц полка, эти обязанности налагаются на военнослужащих независимо от местности прохождения ими военной службы, рода войск, выслуги лет и иных факторов.

Детальная регламентация касается не только прав и обязанностей, но практически «всего и вся» на военной службе. Так, общевоинскими уставами ВС РФ определено, на какой высоте от пола вывешиваются таблички в помещениях, за сколько шагов до начальника выполняется воинское приветствие и на какую высоту поднимается нога при строевом шаге. Правительством РФ определен срок носки военного имущества[14], Министром обороны РФ определены правила ношения военной формы одежды, порядок представления и оформления различных рапортов, их согласования и приема и т.п. Неурегулированные законодательством Российской Федерации вопросы определяются приказами и распоряжениями командиров воинских частей (например, порядок выезда за пределы гарнизона, порядок купания в реках и озерах, порядок посещения военнослужащих, порядок пользования мобильными телефонами на территории воинской части, размер бирок на тетрадях военнослужащих и т.п.).

Наличие данного принципа объясняется желанием повысить управляемость воинских организаций в иерархической структуре со многими уровнями управления, унификацией и централизацией системы военного управления. Разделение управленческого труда между органами военного управления происходит в форме распределения функций между ними в соответствии с общими задачами организации путем письменного наделения полномочиями должностных лиц воинских формирований. Такая четкая регламентация компетенций вносит элемент предсказуемости и стабильности работы системы управления, достигается единообразие и согласованность действий всех сотрудников. Благодаря детальной регламентации обеспечивается и унификация структур различных органов военного управления и взаимозаменяемость сотрудников (в случае болезни, отпуска или увольнения).

5. Принцип заранее известной повышенной опасности характера военной службы для жизни и здоровья военнослужащих.

В отличие от т.н. «мирных профессий» служба в армии подразумевает готовность к действиям в кризисных ситуациях, сопряженных с опасными факторами внешней среды. Прежде всего, следует отметить, что военнослужащие являются первым объектом поражения со стороны противника в условиях боевых действий, уже поэтому характер военной службы связан с опасными для жизни и здоровья факторами.

Но и без соприкосновения с противником жизнедеятельность в воинских коллективах отличается насыщенностью и динамичностью происходящих процессов (боевое дежурство, полеты, учения, караулы и т.д.). При этом уровень гибели и травматизма военнослужащих даже в мирное время остается достаточно высоким[15].

В соответствии со ст. 234 Устава внутренней службы ВС РФ основным содержанием повседневной деятельности военнослужащих является боевая подготовка. Занятия и учения в целях овладения военнослужащими приемами действий в современном бою должны проводиться без послаблений и упрощений.

Основными принципами боевой подготовки являются в т.ч.: а) учить тому, что необходимо на войне; б) обеспечение постоянной боевой готовности; в) максимальное приближение обучения к обстановке реального боя.

В ходе боевой подготовки проводятся занятия, учения, боевые стрельбы, тренировки, отработка нормативов по предметам боевой подготовки, в ходе которых военнослужащие тренируют приёмы и правила действий в бою, изучают назначение, устройство, порядок эксплуатации и боевого применения вооружения и военной техники[16]. Естественно, что при отработке нормативов с использованием вооружения, военной техники, специальных приспособлений, сконструированных в целях нанесения вреда жизни и здоровью противнику, повышается потенциальных характер травматизма и самих участников данных мероприятий.

Кроме мероприятий боевой подготовки в воинских формированиях периодически проводятся работы с повышенной опасностью, которые должны выполняться по наряду-допуску[17], мероприятия в неблагополучных погодных условиях, с использованием опасных для окружающих веществ и предметов, отрабатываются травмоопасные нормативы. Военнослужащие весьма часто задействованы для выполнения строительных ремонтных работы, обслуживания электроустановок, работ с источниками высокочастотного излучения и иными источниками повышенной опасности. Естественно, что выполнение такого рода мероприятий с большей долей вероятности приводит к травмам, нежели трудовая деятельность большинства специальностей.

И, кроме вышеуказанного, служба в армии так же сопряжена с тренировками не только на физическую выносливость, но и на эмоциональную стойкость, терпение, готовность к беспрекословному выполнению приказов и полному подчинению, отрывом от семьи, близких, привычного круга общения.

6. Комплектование военных организаций государства имеет специфические особенности, обусловленные функцией государства по обеспечению целостности и неприкосновенности своей территории (ч. 3 ст. 4 Конституции России). Выполнение данной функции осуществляется государством в т.ч. посредством установления законодательной обязанности для граждан защищать свое Отечество (ст. 59 Конституции).

Многие правоведы из приведенных положений Конституции делали вывод о существовании в военном праве принципа конституционной обязанности и долга граждан России защищать свое Отечество[18]. Профессор А.В. Кудашкин, соглашаясь, в целом, с его смыслом в вышеприведенном контексте, сформулировал его более точно как принцип обязательности привлечения всех граждан и организаций к осуществлению мероприятий по защите Отечества[19].

Однако защита Отечества в качестве конституционного долга имеет более широкое, не только правовое, но и этическое содержание, нежели в качестве только конституционной обязанности гражданина.

По мнению автора, в современных условиях приведенный принцип утрачивает свое всеобщее значение. Во-первых, говорить о распространении данного принципа в отношении всех граждан нашей страны не совсем корректно, поскольку в нашей стране не введено всеобщей воинской повинности[20]. Довольно большая часть населения современной России не привлекается ни к воинской обязанности, ни к выполнению иных мероприятий по защите Отечества.

Так, согласно ст. 22 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»[21] призыву на военную службу подлежат лишь граждане мужского пола, лишь определенного возраста (от 18 до 27 лет). На военную службу не призываются лица женского пола, граждане, которые освобождены от исполнения воинской обязанности, призыва на военную службу, которым предоставлена отсрочка от призыва на военную службу, граждане, не подлежащие призыву на военную службу, а также постоянно проживающие за пределами России. По данным СМИ на службу по призыву отправляют примерно треть от общего числа мужчин призывного возраста, состоящих на воинском учете[22].

Доля военнослужащих по призыву составляет примерно 30% – заявил бывший глава комитета Госдумы по обороне В. Шаманов[23]. И эта доля должна со временем еще больше уменьшаться, т.к. высшие лица государства уже не раз заявляли о намерении полностью перейти на контрактную форму комплектования армии[24].

Существует общемировая тенденция по прекращению призыва на военную службу в мирное время, которая связана с изменениями:

а) в современном обществе (демографические проблемы и увеличение экономического ущерба от призыва на военную службу занятых квалифицированным трудом граждан; усиление значения универсальных ценностей, прав и свобод человека; осуждение милитаризма и агрессии, развитие гражданского общества, политическая затруднительность использования военнослужащих по призыву в военных конфликтах);

б) вооруженных силах (усложнение военной техники и военных специальностей);

в) в характере военных конфликтов (не проводятся огромными армиями)[25].

Большая часть военнослужащих современной российской армии проходит службу по контракту, т.е. добровольно. Как указано в п. 4 ст. 1 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе»: «Граждане вправе исполнять конституционный долг по защите Отечества путем добровольного поступления на военную службу». Используемая законодателем в данном случае формулировка «вправе» не тождественна возложению обязанности на данных субъектов и свидетельствует о наличии у них свободной воли для реализации данного права. Посредством прохождения военной службы по контракту военнослужащие самостоятельно и в своем интересе реализуют свое право на труд. Именно как обычную работу (а не как исполнение морального долга) воспринимают большинство военнослужащих-контрактников свою военную службу[26].

Действительно, профессиональная армия более готова к выполнению поставленных задач. Тем более согласно ст. 6 Федерального закона «О системе государственной службы Российской Федерации»[27] военная служба представляет собой профессиональную служебную деятельность граждан на воинских должностях или не на воинских должностях в случаях и на условиях, предусмотренных федеральными законами и (или) нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации.

Главное в приведенной формулировке закона – это то, что военная служба определена как профессиональная деятельность, которая вряд ли применима в отношении лиц, призванных на службу на 12 месяцев, зачастую без квалификации и своего на то желания. Профессиональная деятельность предполагает наличие у лица соответствующего профессионального образования и соответствующей специализации, опыта работы, обусловливающих компетентность лица в той области или вопросе, которые входят в сферу его служебной деятельности. Поэтому вряд ли можно говорить о военнослужащих по призыву как о профессионалах военного дела.

При объявлении мобилизации и в военное время воинская обязанность для граждан укореняется, сфера ее воздействия увеличивается: происходит дополнительный призыв на военную службу, приостанавливается увольнение с военной службы, граждане могут привлекаться к выполнению некоторых видов работ, может вводиться обязанность предоставлять свое имущество и транспортные средства для нужд обеспечения обороны страны и безопасности государства с последующей компенсацией его стоимости (ст.ст. 10 и 16 Федерального закона «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации[28]»). Однако и эти мероприятия, во-первых, не направлены в отношении всего населения страны, а во-вторых, даже в теории они задуманы в качестве чрезвычайной меры и крайне редкого применения.

Иные же формы воинской обязанности, как то: воинский учет, обязательная подготовка к военной службе, пребывание в запасе и прохождение военных сборов в период пребывания в запасе вряд ли можно расценивать как настолько значимые для того, чтобы на их основании говорить о наличии принципа всеобщей обязанности по защите Отечества. По мнению автора, при современном состоянии развития общества и законодательства данный принцип постепенно трансформируется в принцип смешанного комплектования военной организации государства: на добровольных началах и по призыву.

7. Государство является работодателем для личного состава военных организаций, а значит, именно оно ответственно за создание условий для обеспечения исполнения ими возложенных функций. В этих целях законодательно установлены система ограничений прав военнослужащих и компенсации им данных ограничений путем предоставления дополнительных мер социальной поддержки, что также можно отнести к одному из правовых принципов прохождения военной службы.

Законодательство содержит ряд ограничений прав военнослужащих по сравнению с обычными гражданами. Помимо рассмотренных выше сюда можно отнести: ограничение военнослужащих в свободе передвижения в пределах Российской Федерации и выезда за границу; ограничение в раскрытии информации о военной службе, о военнослужащих и органах военного управления; ограничение на занятие иной оплачиваемой, коммерческой либо предпринимательской деятельностью; возможность привлечения военнослужащих к исполнению обязанностей за пределами регламента служебного времени; возможность перевода к новому месту военной службы без согласия на то самого военнослужащего; затруднительность реализации права на увольнение по собственному желанию ранее окончания срока контракта; иметь гражданство иного государства и др.

В соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Указанные выше ограничения направлены, главным образом, на повышение эффективности применения воинских формирования и улучшения их управляемости в целях выполнения стоящих перед ними задач, т.е., в конечном итоге, их целью является обеспечение обороны страны и безопасности государства.

Вместе с тем, как указывал Конституционный Суд РФ, государство должно использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные целями ограничительные меры. Этот принцип соразмерного ограничения прав и свобод означает, что публичные интересы, могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, если они адекватны социально оправданным целям[29]. В другом деле тот же суд высказался более подробно, что публичные интересы (в т.ч. и интересы обороны государства) могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей[30].

Интересно отметить, что большинство вышеприведенных ограничений прав действуют весьма длительный срок – на весь период прохождения субъектами прав военной службы, т.е. фактически данные права являются не просто ограниченными в объеме, а приостановленными.

В то же время характер военной службы, связанный с повышенной опасностью для жизни и здоровья военнослужащих, ограничением ряда их прав в связи с прохождением военной службы, требует от федерального законодателя взамен установления для данной категории граждан дополнительных мер социальной защиты. О связи социальных гарантий и компенсации, предоставляемых военнослужащим, с возложенными на них обязанностями говорится в п. 2 ст. 1 Федерального закона «О статусе военнослужащих»[31].

В частности, законодательство гарантирует военнослужащим увеличенную продолжительность основного отпуска по сравнению с гражданскими работниками, жилищное обеспечение в различных формах, бесплатное обеспечение лекарствами, санаторно-курортное лечение, пенсию по выслуге лет после 20 лет военной службы в льготном исчислении, страхование жизни и здоровья при прохождении военной службы. Существуют меры социальной поддержки и для членов семей военнослужащих. Военнослужащие же, проходящие военную службу по призыву, находятся на полном государственном обеспечении.

Формирование системы законодательных ограничений прав и взаимосвязанных с ними дополнительных социальных гарантий военнослужащих направлено на создание правовых стимулов и правовых ограничений все с той же целью – для качественного и эффективного выполнения ими возложенных задач. Согласно теории А.В. Малько "Стимулы и ограничения регулируют деятельность в социальной системе, где "энергия", в основном, проявляется в форме активности людей. Влиять на данную активность можно через интересы, путем распределения материальных, социальных и духовных ценностей. Если главным для человека выступают его интересы и те ценности, которые способны их удовлетворить, то основные усилия в социальном управлении должны быть направлены на упорядочение связей "интересы – ценности", проявляющихся в общественных отношениях"[32].

8. Принцип закрытости информации о деятельности военных организаций.

В последние годы намечается тенденция по все большему ограничению оборота информации о военной организации, ее сотрудниках и их деятельности. Доступность информации о военной организации вредит обороноспособности страны, поэтому государство принимает меры для ограничения ее оборота и распространения. Секретными являются статьи бюджета на оборону, сведения о мероприятиях боевой готовности, об укомплектованности людскими и иными ресурсами, о потерях личного состава, о планах строительства и совершенствования войск[33].

Кроме собственно секретных сведений, законодатель ввел понятие «режим служебной тайны в области обороны»[34]. Служебную тайну составляют сведения, распространение которых может нанести вред при выполнении мероприятий в области обороны. Перечни такого рода сведений утверждаются руководителями федеральных органов исполнительной власти и федеральных государственных органов, в которых предусмотрена военная служба. На документах, содержащих сведения, составляющие служебную тайну в области обороны, проставляется пометка "Для служебного пользования". Служебная тайна в области обороны является информацией ограниченного доступа и не подлежит разглашению[35].

Запрещена военнослужащим и оценка деятельности командования, разглашение любой информации, касающейся военной службы, в сети Интернет и в прессе (п. 1.1 ст. 7 Федерального закона «О статусе военнослужащих»)[36]. Доступ посторонних лиц на военные объекты осуществляется по специальному разрешению командования. Практически все воинские структуры получили право не раскрывать данные государственных закупок[37]. Не применимы к воинским правоотношениям и положения законодательства о возможности гражданами оценивать эффективность деятельности руководителей территориальных органов исполнительной власти[38].

Как следствие, в военной сфере отношений гораздо более затруднен контроль со стороны (как со стороны структур государства, так и гражданского общества). Возможности правоохранительных органов ограничиваются лишь проверкой законности действий воинских должностных лиц, целесообразность и эффективность принятых решений не подлежат их оценке. Такого рода полномочиями обладают лишь вышестоящие органы военного управления и их должностные лица, что увеличивает фактор субъективизма и корпоративизма[39].

Таковы основные принципы военно-административного законодательства о военном управлении. Они действуют в единстве и взаимосвязи, дополняя друг друга, создавая тем самым единую систему.

Важно отметить, что поскольку общественные отношения находятся в постоянном развитии, самодвижении, то и опосредующая их система норм права, а вместе с ней и правовые принципы, также должны корректироваться, совершенствоваться в целях адекватного отражения запросов общества и поддержания должного уровня государственного регулирования. Одни правовые принципы со временем усиливают свое значение, другие ослабляют свои позиции либо вовсе уходят со сцены регуляторов общественных отношений. Применительно к военному праву, например, постепенно утратили свое значение в качестве основополагающих начал правового регулирования такие провозглашенные ранее принципы как партийность (требующий проведения в жизнь руководящих указаний КПСС[40]). Перестал отражать специфику именно военно-служебных отношений провозглашенный при создании Вооруженных Сил РФ принцип многонациональной кадровой армии[41], который в современной правовой системе фактически совпадает с общеправовым принципом равенства прав и обязанностей граждан.

Несмотря на то, что правовые принципы характеризуются большей стабильностью по сравнению с нормами права, они также не вечны, не обладают раз и навсегда зафиксированным каноническим характером. Ряд принципов права связаны лишь с конкретными эпохами или с конкретными обществами, и при переходе к новой эпохе и новому обществу они изменяются или исчезают. Появляются новые принципы и ценности, бывшие ценности обесцениваются, а принципы права исчезают, и наоборот, и т.д[42]. Совершенно верно писал Ф. Энгельс: «Принципы – не исходный пункт исследования, а его заключительный результат… Не природа и человечество сообразуется с принципами, а наоборот, принципы верны лишь постольку, поскольку они соответствуют действительности[43]».

Принципы военного права также носят исторический характер и могут изменяться в соответствии с изменениями военной политики государства или условий жизнедеятельности общества. Этот процесс является длящимся и динамичным, задачей же ученых является адекватное и объективное отражение данных принципов в научных исследованиях и формулирование на их основе предложений по совершенствованию законодательства.

 

 

Библиография:

 

  1. Виноградов, Н.А. Предмет, система и источники советского военно-административного права [Текст]: Дис. ... канд. юрид. наук / Н.А.Виноградов. М.: ВЮА, 1944.
  2. Глухов, Е.А. Влияние критики и обсуждения приказа на результативность военного управления [Текст] / Е.А.Глухов // Право в Вооруженных Силах. 2017. № 12. С. 94 – 103.
  3. Глухов, Е.А. Воплощение принципа единоначалия в практику военного управления: дефекты и противоречия [Текст] / Е.А.Глухов // Право в Вооруженных Силах. 2020. № 11. С. 72 – 79.
  4. Глухов, Е.А. Вторжение в компетенцию воинских должностных лиц в иерархической системе управления [Текст] / Е.А.Глухов // Военное право. 2017. № 4. С. 49 – 53.
  5. Глухов, Е.А. «Военнослужащий обязан проявлять разумную инициативу…» – трудности правоприменения [Текст] / Е.А.Глухов // Право в Вооруженных Силах. 2018. № 2. С. 100 – 106.
  6. Глухов, Е.А. О запрете военнослужащим распространять информацию, связанную с военной службой, в СМИ и сети Интернет [Текст] / Е.А.Глухов // Гражданин и право. 2020. № 6. С. 63 – 71.
  7. Глухов, Е.А. О необходимости общественного контроля в армии [Текст] / Е.А.Глухов // Военное право. 2017. № 5. С. 5 – 13.
  8. Добровольский, А.М. Воинская повинность: конспект лекций [Текст] / А.М.Добровольский – СПб. 1912. 125 с.
  9. Иванов, Д.А. Основы управления войсками в бою [Текст] Д.А.Иванов, В.П.Савельев, П.В.Шеманский. – М.: Воениздат. 1977. 389 с.
  10. Зорин, О.Л. Правовые основы безопасности военной службы в Российской Федерации: монография [Текст] / О.Л.Зорин, М.Н.Бакович, Ю.А.Шурыгина – М.: За права военнослужащих. 2015. 256 с.
  11. Корякин, В.М. Военно-административное право: учебник [Текст] / В.М.Корякин – М.: Юстиция. 2021. 560 с.
  12. Корякин, В.М. Введение в теорию военного права (монография) [Текст] / В.М.Корякин – М. 2007. 119 с.
  13. Корякин, В.М. Военно-административное право (военная администрация): учебник. [Текст] / В.М.Корякин, А.В.Кудашкин, К.В.Фатеев – М. 2008. 496 с.
  14. Кудашкин, А.В. Принципы военного права [Текст] / А.В.Кудашкин // Право в Вооруженных Силах. 2021. № 6. С. 5 – 17.
  15. Малько, А.В. Стимулы и ограничения в праве [Текст] / А.В.Малько // Правоведение. 1998. № 3. С. 134 – 147.
  16. Павлов, Н.И. Единоначалие в советских Вооруженных Силах и его закрепление в нормах военного законодательства // Вопросы теории военного законодательства и практики его применения. [Текст] / Н.И.Павлов – М. 1974.
  17. Управление подразделениями в мирное время: учебник / В.А. Копылов [и др.]; под общ. ред. Ю. Б. Торгованова. [Текст] / В.А.Копылов – Красноярск. 2015. 348 с.
  18. Романов, П.И. Правовые отношения в советском военном управлении [Текст]: Дис. ... канд. юрид. наук / П.И.Романов – М.: ВЮА, 1953.
  19. Савенков, А.Н., Кудашкин, А.В. Военное право: постановка проблемы и пути решения [Текст] / А.Н.Савенков, А.В.Кудашкин // Государство и право. 2021. № 4. С. 7 – 34.
  20. Слесарский, К.И. Воинская обязанность как элемент конституционно-правового статуса гражданина российской федерации [Текст]: Дисс. … канд. юрид. наук / К.И.Слесарский – М.: ИСЗП. 2020. 224 с.
  21. Туганов, Ю.Н. Некоторые аспекты определения места военного права в правовой системе России [Текст] / Ю.Н.Туганов // Российский судья. 2006. № 4. С. 44 – 47.
  22. Тухачевский, М.Н.  Избранные произведения в 2-х т. Т.1 (1919-1927 гг.). [Текст] / М.Н.Тухачевский – М.: Воениздат. 1964. 240 с.
  23. Черемисова, И.В., Нельга, Л.П. Мотивация военно-профессиональной деятельности и выраженности патриотизма современных военнослужащих контрактной службы Вооруженных Сил Российской Федерации [Текст] / И.В.Черемисова, Л.П.Нельга // Ананьевские чтения – 2020. Материалы международной научной конференции. – Санкт-Петербург: СПбГУ. 2020. 8 – 11 декабря.
  24. Щербик, Д.В. Принципы права и преемственность в праве [Текст] / Д.В.Щербик // Вестник Полоцкого государственного университета. Серия: Экономические и юридические науки. 2013. № 13. С. 113 – 117.
  25. Энгельс, Ф. Анти-Дюринг [Текст] / Маркс К., Энгельс Ф. / Собрание сочинений в 50 Т. Т. 20. – М. 1961.

 

 



[1] См, например, Савенков А.Н., Кудашкин А.В. Военное право: постановка проблемы и пути решения // Государство и право. 2021. № 4. С. 7 – 34; Туганов Ю.Н. Некоторые аспекты определения места военного права в правовой системе России // Российский судья. 2006. № 4. С. 44 – 47; Корякин В.М. Военно-административное право: учебник. М.: Юстиция. 2021. С. 22.

[2] Утвержден Указ Президента РФ от 10.11.2007 № 1495 (ред. от 12.07.2021) "Об утверждении общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации" // СЗ РФ. 2007. № 47 (1 ч.). Ст. 5749.

[3] Корякин В.М., Кудашкин А.В., Фатеев К.В. Военно-административное право (военная администрация): учебник. М. 2008.

[4] Глухов Е.А. Влияние критики и обсуждения приказа на результативность военного управления // Право в Вооруженных Силах. 2017. № 12. С. 94 – 103.

[5] Глухов Е.А. Воплощение принципа единоначалия в практику военного управления: дефекты и противоречия // Право в Вооруженных Силах. 2020. № 11. С. 72 – 79.

[6] Кудашкин А.В. Принципы военного права // Право в Вооруженных Силах. 2021. № 6. С. 5 – 17.

[7] Романов П.И. Правовые отношения в советском военном управлении: Дис. ... канд. юрид. наук. М.: ВЮА, 1953.

[8] Управление подразделениями в мирное время: учебник / В. А. Копылов [и др.]; под общ. ред. Ю. Б. Торгованова. Красноярск. 2015.

[9] Глухов Е.А. Вторжение в компетенцию воинских должностных лиц в иерархической системе управления // Военное право. 2017. № 4. С. 49 – 53.

[10] Павлов Н.И. Единоначалие в советских Вооруженных Силах и его закрепление в нормах военного законодательства // Вопросы теории военного законодательства и практики его применения. М. 1974. С. 183.

[11] Тухачевский М.Н.  Избранные произведения в 2-х т. М.: Воениздат. 1964. Т.1 (1919-1927 гг.).

[12] Глухов Е.А. «Военнослужащий обязан проявлять разумную инициативу…» – трудности правоприменения // Право в Вооруженных Силах. 2018. № 2. С. 100 – 106.

[13] Виноградов Н.А. Предмет, система и источники советского военно-административного права: Дис. ... канд. юрид. наук. М.: ВЮА, 1944.

[14] Постановление Правительства РФ от 22.06.2006 № 390 (ред. от 26.12.2020) "О вещевом обеспечении в федеральных органах исполнительной власти и федеральных государственных органах, в которых Федеральным законом предусмотрена военная служба, в мирное время" // СЗ РФ. 2006. № 27. Ст. 2936.

[15] Зорин О.Л., Бакович М.Н., Шурыгина Ю.А. Правовые основы безопасности военной службы в Российской Федерации: монография. М.: За права военнослужащих. 2015. С. 9.

[16] Официальный сайт Минобороны России https://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/dictionary/list.htm

[17] П. 84 – 94 Руководства по обеспечению безопасности военной службы в Вооруженных Силах российской Федерации, утв. приказом Минобороны России от 22 июля 2015 г. № 444.

[18] Корякин В.М. Введение в теорию военного права: моногр. М. 2007. С. 32.

[19] Кудашкин А.В. Принципы военного права // Право в Вооруженных Силах. 2021. № 6. С. 5 – 17.

[20] Воинская повинность – есть обязанность граждан служить в составе организованных Вооруженных Сил государства, она существует помимо воли граждан и возникает в силу одностороннего волепроявления государства. По своей юридической природе она является противоположностью добровольной службы (Добровольский А.М. Воинская повинность: конспект лекций. СПб. 1912. С. 3.).

[21] Федеральный закон от 28.03.1998 № 53-ФЗ (ред. от 29.11.2021) "О воинской обязанности и военной службе" // СЗ РФ. 1998. № 13. Ст. 1475.

[22] Бунякова Д. Требования к здоровью призывников повысили в России // Сетевое издание 360tv.ru. 2021. 01 октября.

[23] Информационное агентство ТАСС https://tass.ru/armiya-i-opk/10903667

[24] Такого рода заявления делал Президент России В.В.Путин // Известия. 2019. 12 апреля. Об этом же говорил и сенатор В.Бондарев // Газета.ru. 2020. 17 февраля.

[25] Слесарский К.И. Воинская обязанность как элемент конституционно-правового статуса гражданина российской федерации: Дисс. … канд. юрид. наук. М.: ИСЗП. 2020. С. 11.

[26] Черемисова И.В., Нельга Л.П. Мотивация военно-профессиональной деятельности и выраженности патриотизма современных военнослужащих контрактной службы Вооруженных Сил Российской Федерации // Ананьевские чтения – 2020. Материалы международной научной конференции. Санкт-Петербург: СПбГУ. 2020. 8 – 11 декабря.

[27] Федеральный закон от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ "О системе государственной службы Российской Федерации" // Рос. газ. 2003. 31 мая.

[28] Федеральный закон от 26.02.1997 № 31-ФЗ (ред. от 26.05.2021) "О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации" // СЗ РФ. 1997. № 9. Ст. 1014.

[29] Постановление Конституционного Суда РФ от 13.06.1996 № 14-П // СЗ РФ. 1996. № 26. Ст. 3185.

[30] Постановление Конституционного Суда РФ от 30.10.2003 № 15-П // СЗ РФ. 2003. № 44. Ст. 4358.

[31] Федеральный закон от 27.05.1998 № 76-ФЗ (ред. от 01.07.2021) "О статусе военнослужащих" // СЗ РФ. 1998. № 22. Ст. 2331.

[32] Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве // Правоведение. 1998. № 3. С. 134 – 147.

[33] Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне, утвержден Указом Президента России от 30.11.1995 № 1203 (ред. от 25.03.2021) // Рос. газ. 1995. 27 дек.

[34] Федеральный закон от 11.06.2021 № 172-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об обороне" // Рос. газ. 2021. 17 июля.

[35] Правила обращения со сведениями, составляющими служебную тайну в области обороны, утв. постановлением правительства РФ от 26.11.2021 № 2052 // Официальный интернет-портал правовой информации http://pravo.gov.ru, 29.11.2021.

[36] Подробнее см. Глухов Е.А. О запрете военнослужащим распространять информацию, связанную с военной службой, в СМИ и сети Интернет // Гражданин и право. 2020. № 6. С. 63 – 71.

[37] Распоряжение Правительства РФ от 30.10.2021 № 3095-р «Об утверждении перечня федеральных органов исполнительной власти, их подведомственных учреждений и предприятий, при осуществлении закупок товаров, работ, услуг которыми применяются закрытые конкурентные способы определения поставщиков» // СЗ РФ. 2021. № 45. Ст. 7586.

[38] Указ Президента РФ от 07.05.2012 № 601 "Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления" // Рос. газ. 2012. 9 мая.

[39] Глухов Е.А. О необходимости общественного контроля в армии // Военное право. 2017. № 5. С. 5 – 13.

[40] Иванов Д.А., Савельев В.П., Шеманский П.В. Основы управления войсками в бою. М.: Воениздат. 1977. С. 141 – 142.

[41] Данный тезис провозглашен в качестве одного из принципов строительства Вооруженных Сил РФ при их создании. См. Указ Президента РФ от 07.05.1992 № 466 "О создании Вооруженных Сил Российской Федерации" // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 19. Ст. 1077.

[42] Щербик Д.В. Принципы права и преемственность в праве // Вестник Полоцкого государственного университета. Серия: Экономические и юридические науки. 2013 № 13. С. 113 – 117.

[43] Энгельс Ф. Анти-Дюринг // Маркс К., Энгельс Ф. Собрание сочинений в 50 Т. Т. 20. М. 1961. С. 34.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ПРИНЦИПЫ-ВОЕННОГО-ПРАВА-В-СФЕРЕ-ВОЕННОГО-УПРАВЛЕНИЯ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Евгений ГлуховContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Edutybq76

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Глухов Евгений Александрович, ПРИНЦИПЫ ВОЕННОГО ПРАВА В СФЕРЕ ВОЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 30.11.2022. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ПРИНЦИПЫ-ВОЕННОГО-ПРАВА-В-СФЕРЕ-ВОЕННОГО-УПРАВЛЕНИЯ (date of access: 30.01.2023).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Глухов Евгений Александрович:

Глухов Евгений Александрович → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Евгений Глухов
САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, Russia
77 views rating
30.11.2022 (62 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПРИНЦИПЫ ВОЕННОГО ПРАВА В СФЕРЕ ВОЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2023, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones