Libmonster ID: BY-1774

В статье рассматриваются вопросы, связанные с формированием первых добровольческих отрядов в Царстве Польском в начале Первой мировой войны, которые принимали участие в боевых действиях на стороне России.

The article considers issues related to the organisation of the first volunteer corps in the Kingdom of Poland at the beginning of World War One, which were taking place in the warfare on the Russian side.

Ключевые слова: Польша, Первая мировая война, добровольцы.

В комплексе противоречий в Европе, обусловившем вступление царской России в Первую мировую войну, проблема судьбы разделенной Польши, так называемый польский вопрос, и планы захвата польских земель играли весьма существенную роль. Исключительно большое военно-стратегическое значение имели в ходе войны и сами входившие в состав империи польские земли, поскольку именно здесь в 1914 - 1916 гг. развернулись основные военные действия на Восточном фронте. Поэтому отношение к войне населения Царства Польского стало для России очень существенным как военным, так и политическим фактором.

Одним из показателей позиции поляков в начавшейся войне стало добровольческое движение. Его значение подтверждается также и тем, что в годы войны национальные добровольческие формирования, в том числе и польские, создавались на восточном театре военных действий как державами Антанты, так и Германией и ее союзниками.

В отечественной историографии Царству Польскому в годы войны уделено немного внимания, как и истории добровольческого движения в Привислинском крае. Лишь во втором томе "Истории Польши" (1955) достаточно подробно освещается создание добровольческих формирований на стороне России [1. С. 631 - 657]. Представляется, что в этом нашла отражение характерная тенденция в советской исторической науке, когда специалисты по российской и всеобщей истории, не владевшие польским языком, мало знакомые с источниками и литературой по истории Польши, сознательно избегали обращения к польской проблематике. Последняя оставалась в сфере научных интересов преимущественно историков-полонистов. Особое место среди работ, вышедших в 1960-е годы, занимает сборник статей "Первая мировая война. 1914 - 1918" и помещенная в нем статья И. И. Белякевича [2], в которой автор довольно подробно и непредвзято рассматривает историю создания польских добровольческих формирований на стороне российской армии, используя при этом практически только документы как польских, так и российских (советских) архивов.


Тимошинов Александр Александрович - аспирант Института славяноведения РАН.

стр. 39

Таким образом, задачей настоящей статьи является обобщение материалов российской и польской литературы по истории добровольческих формирований в Царстве Польском до его оккупации германскими войсками с привлечением вновь выявленных архивных документов и материалов периодической печати 1914 - 1915 гг.

С началом Первой мировой войны, сознавая военно-политическое и стратегическое значение Царства Польского и стремясь привлечь на сторону России симпатии населения польских земель и прежде всего Привислинского края, царское правительство решило обратиться к полякам с особой декларацией. Чтобы она не воспринималась как высочайший манифест, было решено издать ее от имени верховного главнокомандующего русской армией. Принималось в расчет и то, что со времен Петра I декларации российских главнокомандующих были одной из важнейших форм обращений российских властей к Речи Посполитой как к дружественной стране и своему союзнику.

Воззвание главнокомандующего в. кн. Николая Николаевича было опубликовано 1(14) августа 1914 г. главным образом с целью избежать трудностей при наборе поляков в русскую армию. Кроме того, посредством обещаний в будущем уступок национальным требованиям, правительство рассчитывало предотвратить угрозу нового польского восстания, страшившую царский режим [3. С. 15].

Воззвание главнокомандующего всколыхнуло польское общество, тысячи поляков, подлежащих призыву на военную службу, с охотой шли в российскую армию. Цели инициаторов воззвания были достигнуты, хотя они и не предприняли никаких шагов по реализации его положений. Воззвание зачитывали в переполненных костелах [4. 24 VIII], согласно официальным свидетельствам, оно было с энтузиазмом встречено населением, несмотря на декларативный характер. Перед лицом угрозы германского наступления мобилизация поляков в русскую армию прошла успешно. Развернулось и добровольческое движение. Однако участие в нем поляков ограничивалось рядом препятствий административного характера, обусловленных порядком поступления на службу в армию. Во-первых, добровольчество было возможным только для тех, кто был военнообязанным, но не состоял на действительной службе и не был резервистом или ратником первого разряда, вследствие чего не подпадал под немедленную мобилизацию. Во-вторых, помимо военнообязанных существовало много людей, которые хотели, повинуясь долгу защитников Отечества, поступить на военную службу, однако по тем или иным формальным причинам не могли быть приняты в армию даже в качестве добровольцев.

Порыв жителей Царства Польского стал полной неожиданностью для властей. По свидетельству военного министра В. А. Сухомлинова, военное ведомство и администрация в целом даже не предполагали, что в военное время в Польше могут быть добровольцы [5. С. 207]. Известны случаи, когда поляки добирались до призывных пунктов даже с территорий, занятых войсками Центральных держав, несмотря на немецкий приказ о расстреле за это российских подданных на месте (см., например [6. 1 VIII]).

Иногда зачисление добровольцев в действующую армию затягивалось на несколько недель. Случалось, что записавшиеся, не выдержав ожидания, уходили домой, что могло трактоваться как дезертирство. Так, в Плоцком уезде в течение первой недели мобилизации из около двух тысяч призывников, явившихся на сборный пункт, более двухсот тут же вернулись назад [5. С. 207], столкнувшись с перспективой остаться в бездействии на длительное время. Однако подобные примеры были редкими.

Как и поляки, сражавшиеся в частях действующей армии, добровольцы, в нее не зачисленные и также стремившиеся участием в боях с врагом доказать верность императору и тем подтвердить право страны обрести автономию, вступали в партизанские отряды или в создаваемые в дальнейшем легионы.

стр. 40

Организация такого рода партизанских объединений стала возможной благодаря частной инициативе снизу, возникшей в среде самого польского населения [7. S. 181], особенно в деревнях, где такие созданные в целях самообороны отряды вели борьбу с врагом. Уже в августе 1914 г. отмечался значительный рост партизанского движения на большей части территории Царства Польского. По сообщению "Петроградских ведомостей" в Келецкой и Петроковской губерний организовывались партизанские отряды из крестьян и рабочих для борьбы с австрийскими и германскими разведывательными разъездами [4. 22 VIII].

Большое значение имели попытки создания добровольческих отрядов частными лицами. Широкую известность получили созданное в Варшаве с разрешения властей преподавателем келецкой гимназии Бонавентурой Снарским вербовочное бюро и набранный им отряд в 150 - 200 человек под польским командованием. Это стало свидетельством формирования на территории Царства Польского практически независимого от администрации военно-мобилизационного учреждения и созданных им военных отрядов. Осознав опасность, уже осенью 1914 г. власти его распустили, а бойцы присоединились к другим партизанским объединениям [7. S. 181].

Другой случай создания аналогичных формирований описан в докладной записке холмского губернатора Б. Д. Кашкарова министру внутренних дел России Н. А. Маклакову [8. Ф. 2067. Оп. 1. Д. 3882. Л. 1 - 1об.] о намерении помещика Станислава Домашовского организовать за свой счет отряд из ста конных добровольцев [8. Ф. 2067. Оп. 1. Д. 3882. Л. 2]. При этом тот ссылался на состоявшееся в Варшаве 3 августа 1914 г. совещание польских землевладельцев, на котором, в ответ на воззвание Николая Николаевича, было решено не ограничиваться лишь посылкой верноподданнических телеграмм царю, а выступить с оружием в руках против "общего врага славянства". По мнению участников съезда, можно ожидать формирования землевладельцами до сотни таких отрядов. Их создание, по словам Домашовского, не только продемонстрировало бы приграничному и зарубежному польскому населению ложность утверждений правительств Центральных держав о якобы враждебном отношении польского населения к русскому народу, но и побудило бы сформированные австрийцами польские Сокольские отряды не только сложить оружие, но и перейти на сторону России. Домашовский предлагал назначить в формируемые отряды десять офицеров из действующей русской армии, в первую очередь для поддержания в них дисциплины и воинского порядка и уже во вторую очередь для какого-то политического надзора над поляками [8. Ф. 2067. Оп. 1. Д. 3882. Л. 1об.].

В начале октября 1914 г. прикомандированный к Павлоградскому гусарскому полку старший унтер-офицер запаса граф Владимир Тышкевич [8. Ф. 2019. Оп. 1. Д. 555. Л. 295] на собственные средства сформировал отряд из 150 добровольцев-поляков [7. S. 181], исключительно кавалеристов. Он отмечал, что, если командование эскадроном будет поручено ротмистру действительной службы, то все произведенные на время его формирования из штатских офицеры станут в ряды легионеров в звании нижних чинов или прапорщиков [8. Ф. 2067. Оп. 1. Д. 2879. Л. 41], продемонстрировав намерение поставить добровольческий отряд под контроль офицеров действительной военной службы, даже за счет понижения польских офицеров эскадрона в чине.

Самое значительное военное формирование собиралась создать группа польских депутатов Государственной думы. 17 сентября 1914 г. национальные демократы Виктор Яроньский и Зигмунт Балицкий представили главнокомандующему и начальнику штаба главнокомандующего Н. Н. Янушкевичу проект создания польского легиона как соединения русской армии. Командный состав легиона формировался из офицеров русской армии польского происхождения, но снабжался "лошадьми и упряжью - за счет польского народа". Легион должен был состоять из трех родов войск (пехоты, кавалерии и артиллерии). Военная форма

стр. 41

легионеров планировалась отличной от русской армии [7. S. 182]. Проект Яроньского и Балицкого был первым, где содержались предложения о формировании польского легиона именно с польским командованием, в чем нетрудно было усмотреть намерение не только драться с общим врагом, но самостоятельно сражаться за свое будущее.

Инициативы по созданию добровольческих формирований были предприняты в ответ на воззвание в. кн. Николая Николаевича и продиктованы национальными и патриотическими мотивами. Однако содержание последних представляется в значительной мерс двойственным. С одной стороны, большинство населения Царства Польского расценивало опасность германизации как более серьезную угрозу национальному бытию Польши, нежели подчинение России. Эти настроения в полной мере отразили Роман Дмовский и возглавляемые им национальные демократы. В интервью "Русским ведомостям" лидер польских эндеков отметил, что "вся Польша соединится под великим словом (воззвания. - А. Т.) для того, чтобы выступить против общего врага - Германии" [6. 3 VIII]. Об основном противнике поляков напоминали и слова воззвания: "Не заржавел еще меч, который разил врага под Грюнвальдом".

Из всех известных случаев организации добровольческого движения о борьбе с монархией Габсбургов и об австрийских войсках как об основном противнике речь идет только в проекте Домашовского. Подавляющее же большинство поляков считали основным противником Германию, что подтверждается многочисленными источниками. Эта же мысль лежала в основе планов российского командования по использованию польских добровольческих формирований. Генерал-квартирмейстер при верховном главнокомандующем Ю. Н. Данилов отмечал, что было бы более правильным использовать эти отряды лишь на левом берегу Вислы и особенно на тех участках фронта, где действуют германские войска. При этом направление польских легионов в Галицию, по его мнению, было нежелательно, ибо это могло вызвать политические осложнения [8. Ф. 2067. Оп. 1.Д. 2878. Л. 18].

С другой стороны, создание польских вооруженных формирований, системы их мобилизации, снабжения и тылового обеспечения неизбежно ставило вопрос об обретении польским национальным движением собственных вооруженных сил, которые при определенном стечении обстоятельств могли бы послужить инструментом польского суверенитета и быть направлены для достижения национальной независимости как против Германии и Австро-Венгрии, так и против России. Эту опасность нисколько не исключало присутствие в польских формированиях русских офицеров, тем более польского происхождения. Следует иметь в виду, что отмеченные угрозы были отнюдь не гипотетическими: соответствующие планы имелись у радикального крыла польского освободительного движения.

В отличие от стихийных групп крестьянской самообороны, существенной чертой изложенных планов по формированию добровольческих отрядов (легионов) был их дворянский характер. Не случайно инициаторы ссылались на мнение съезда польских землевладельцев в августе 1914 г. и указывали, что отряды эти будут состоять из кавалеристов, что явно свидетельствовало об их шляхетском характере. Из этого следует, что именно интересы помещиков эти отряды защищали бы в первую очередь, а их создание должно было напомнить русскому правительству трагическую историю Польского восстания 1863 - 1864 гг., когда против России воевали аналогичные шляхетские "партии".

Добровольческих кавалерийских отрядов на национальной основе в Царстве Польском в начале Первой мировой войны было создано немного, да и по составу были они немногочисленные - в документах упоминаются формирования численностью не более 200 человек. Предполагалось использовать их как мелкие маневренные подразделения, не предназначенные непосредственно для ведения боевых действий совместно с регулярными частями русской армии. К таким от-

стр. 42

рядам поляки для поддержания дисциплины хотели прикомандировать офицеров из русской армии. Когда же в дальнейшем возник вопрос о привлечении в подобные формирования офицеров-поляков, такие предложения были отвергнуты российским военным командованием.

В отличие от проекта создания польского легиона представителей польской депутатской группы в Государственной думе Яроньского и Балицкого, успехом увенчалась другая инициатива, исходившая от помещика Витольда Остой-Гор-чиньского, владельца поместья Аукштельки в Ковенской губернии. В телеграмме, посланной им в. кн. Николаю Николаевичу, говорилось, "что лишь державная коалиция сможет дать нам после войны единую и независимую Польшу и что каждый из поляков должен [...] помогать всеми силами борьбе против германцев", поэтому Горчиньский "настойчиво просил [...] о разрешении формирования польских легионов для помощи русской армии, а тем самым коалиции" [7. S. 181]. Уже 15 сентября 1914 г. ему было дано подобное разрешение: отряд должен был находиться на кормовом довольствии военного ведомства, а все остальное следовало приобретать за собственный счет [8. Ф. 2067. Оп. 1. Д. 2878. Л. 2].

4 октября начальник штаба верховного главнокомандующего Н. Н. Янушкевич приказал согласовать меры по формированию отряда с командующим Юго-Западным фронтом генералом Н. И. Ивановым [8. Ф. 2067. Оп. 1. Д. 2878. Л. 6] и в адресованном тому 30 октября обширнейшем пояснении указал, что образование Горчиньским отряда было допущено в виду выраженного самим Ивановым желания как исключение и лишь в качестве опыта. Согласно пояснению, отряд являлся добровольческим, предназначался для партизанских действий, согласованных с общими боевыми задачами и подчинялся войсковому начальству. Добровольческий и партизанский характер отряда, по предписанию Янушкевича, не требовал введения каких-либо уставных и организационных норм (включая вопросы командного состава, языка на службе и обмундирования). Оговаривалось только, что в состав отряда не разрешалось принимать состоявших в запасе, равно как молодых людей, подлежащих призыву на действительную службу в 1914 и 1915 гг. Вооружение и снабжение отряда должно было осуществляться из средств Юго-Западного фронта, если командующий сочтет это возможным без ущерба для русских войск. На отряд Горчиньского распространялись правила (права и обязанности), установленные для дружин государственного ополчения, и предусматривалось, что такие польские ополченческие дружины будут иметь командный состав из офицеров русской службы [8. Ф. 2067. Оп. 1. Д. 2878. Л. 9 - 10].

Поддержанная командованием русской армии инициатива Горчиньского по формированию польских легионов встретила отклик среди поляков. Число добровольцев в октябре 1914 г. в Царстве Польском непрерывно возрастало. Помещений для их расквартирования не хватало, поэтому дислокацию легионов перевели с прежних мест (из здания земской стражи в Белянах и дома на Каменьковской улице в Праге, под Варшавой [7. S. 185]) в Лесной и агротехнический институт в Пулавах. Позже для этого были выделены казармы в Люблине [7. S. 190]. Поэтому создаваемые легионы стали именоваться Пулавским и Люблинским.

9 ноября Горчиньским совместно с Яном Залуским было написано воззвание, в котором говорилось, что легионы будут "упреждать, затруднять и ослаблять движение немецких войск в Польше, умерять злодеяния их отдельных отрядов, делать все, чтобы как можно скорее изгнать прусского варвара с нашей земли и вместе с российской армией совершить великое для всего человечества дело -сокрушить прусскую военную мощь". Сначала воззвание распространили в Хелме и Бресте, несколько позже, 30 ноября, состоялась встреча Горчиньского с жителями Варшавы, после которой агитация за вступление в легионы стала проводиться и в столице, а в дальнейшем - в Восточной Галиции, занятой к тому времени русскими войсками. Правда здесь она не нашла поддержки даже среди

стр. 43

галицийцев, ориентировавшихся на Россию. Говоря об источниках пополнения рядов добровольцев "Gazeta Warszawska" в январе 1915г. писала, что "поляки, которые служат в рядах русской армии, имеют право перейти в легионы. Число обученных военных в них могло бы возрасти также за счет пленных австрийских военных - поляков по происхождению, если бы они захотели записаться в легионы. Для борьбы с немцами, как рассчитывали организаторы добровольческого движения, желающих должно найтись достаточно" [9].

Задачи, организационная структура и правовой статус легионов были определены начальником штаба армий Юго-Западного фронта М. В. Алексеевым [8. Ф. 2067. Оп. 1. Д. 2878. Л. 12] и установлены приказом Н. И. Иванова 30 ноября 1914 г. В нем говорилось, что отдельные пешие отряды, называемые легионами, по штатной структуре будут соответствовать русским дружинам (батальонам), а конные отряды - сотням (эскадронам) кавалерии. Командный состав легионов комплектовался из уволенных со службы офицеров русской армии, а рядовые вербовались из лиц, прошедших ранее военное обучение, но не призванных на военную службу, а также из людей, кто в 1915г. еще не подлежал мобилизации. Таким образом, русское командование принимало меры, дабы добровольческое движение не повлияло на сокращение армейского призывного контингента в 1915 г. Косвенно это обстоятельство опровергает распространенное в польской военной историографии мнение, что польские добровольцы якобы таким способом пытались избежать призыва в русскую армию. Вооружение, снабжение и довольствие легионов осуществлялось русской армией, за исключением обмундирования, которое легионеры должны были приобретать самостоятельно. Вероятно, это было связано с тем, что для легионов устанавливалась особая, отличная от русской, военная форма одежды.

Горчиньский выхлопотал для легионов право иметь свое знамя, что было одобрено М. В. Алексеевым, и сам разработал его эскиз: красное с фиолетовым оттенком полотнище с изображением Ченстоховской Божьей Матери и с надписью: "Польские легионы 1914 г.". На верху древка должна была помещаться массивная фигура белого орла, но, поскольку не было соответствующего позволения, ее вкручивали лишь во время боя [7. S. 187]. Такого же цвета предполагалось сделать и отдельные детали обмундирования, например, тулью фуражки.

В работе по созданию польских легионов и в сложившейся вокруг общественно-политической ситуации вскоре произошла радикальная перемена. Причиной этому послужило создание Польского национального комитета (ПНК) в Варшаве. Во главе его стал Зигмунт Велёпольский-младший, а управление исполнительным отделом осуществлял Роман Дмовский. Интерес прорусски настроенных слоев польской аристократии и буржуазных верхов, а также лидеров национальных демократов, выступавших за соглашение с русским правительством на основе предоставления Польше автономии, к польским вооруженным формированиям проявился уже в конце ноября 1914 г. Это выразилось во встрече в Варшаве представителей комитета с Горчиньским. Поддержка добровольческого движения со стороны национального комитета зависела от изменения статуса польских легионов и преобразования их в регулярную армию. При этом было высказано два пожелания. Во-первых, чтобы формируемым легионам был придан характер регулярных частей, составляющих неразрывное целое с русской армией. Во-вторых, чтобы привлечь к участию в формировании этих легионов лицо, более популярное в среде польского населения, чем помещик Горчиньский, а также более сведущее как практически, так и теоретически, в военном деле. Популярный и пользующийся поддержкой в польских верхах генерал, опирающийся на организованную и вооруженную военную силу, был бы при известных условиях вполне перспективным кандидатом в диктаторы, что сознавали и российские власти, а именно от них целиком зависело решение о содействии польскому добровольчес-

стр. 44

кому движению, о целях и методах формирования добровольческих отрядов. В итоге переговоры Горчиньского с ПНК ни к чему не привели.

Одним из существенных направлений развития польского добровольческого движения было вовлечение в него поляков из-за рубежа. Вопрос этот оживленно обсуждался как в среде польских элит, так и в прессе. В ПНК высказывалось мнение, что, помимо ожидающегося прилива добровольцев в легионы, как следствие моральной поддержки этому формированию со стороны общества, следует ожидать прибытия из Америки 10-тысячного отряда, организованного в США спортивным обществом "Сокол". По этому поводу уже с начала войны велась переписка с эмигрантами-поляками, которые заявили о готовности немедленно прибыть в Россию, как только вопрос о формировании польских дружин будет решен положительно. По призыву Горчиньского из Америки приехали два представителя общества - Леон Сулковский и Адам Трыгар - исключительно с целью ознакомиться с перспективами развития легионов и их деятельности. Они отправили своим друзьям в Америку шифрованную телеграмму, в которой констатировалось, что легионы признаны правительством и все ожидают приезда "американских соколов" с большим нетерпением. Американские поляки не намеривались сотрудничать с русским правительством и отправились воевать во Францию.

В декабре 1914 - январе 1915 гг. русским командованием и ПНК был предпринят ряд шагов по преобразованию польских добровольческих легионов в регулярные части русской армии. Дискуссионным в историографии по сей день остается вопрос об инициаторе этой трансформации. Для военного руководства России было ясно, что в 1915 г. территория Царства Польского станет главным театром военных действий на Восточном фронте, где, с одной стороны, русские войска готовились к взятию Перемышля, а с другой - немецкие дивизии стягивались для контрнаступления в Восточной Пруссии и Карпатах. В таких условиях в первую очередь политическое значение польских добровольческих формирований трудно было переоценить. Этим, в частности, было продиктовано адресованное 31 декабря 1914 г. Н. И. Иванову предложение М. В. Алексеева о преобразовании легионов в дружины [8. Ф. 2067. Оп. 1. Д. 2878. Л. 20], т.е. о придании им статуса регулярных воинских частей.

С аналогичными требованиями выступал и ПНК. И они не остались без внимания. Уже 12 января 1915 г. квартирмейстер Юго-Западного фронта П. П. Лебедев разрешил преобразовать "партизанский" Пулавский легион в регулярную часть русской армии [8. Ф. 2067. Оп. 1. Д. 2878. Л. 20]. На следующий день ПНК издал распоряжение о создании Организационного комитета, а 24 января выступил с обращением, ознакомив с этим постановлением польскую общественность, провозгласив себя, таким образом, политическим руководителем легионов. Организационный комитет возглавил Эдмунд Свидзиньский (начальник легионов), членами комитета были Людомир Стемповский (заместитель), Петр Шимановский (казначей), В. Горчиньский (шеф организационного бюро) и др. После начала работы Горчиньского в ПНК командиром Пулавского легиона стал подполковник Антоний Реутт [8. Ф. 2067. Оп. 1. Д. 2878. Л. 21]. Главное вербовочное бюро в Варшаве координировало работу семи региональных отделений (в Варшаве, Седльцах, Ломже, Люблине, Киеве, Сувалках и Плоньске).

В обращении ПНК говорилось также, что создание легиона должно послужить в дальнейшем воссозданию регулярной польской армии, и только такая перспектива была бы поддержана польским народом. Помимо организации частей с польским командованием Организационный комитет планировал создание польских офицерских и унтер-офицерских школ, а также требовал, чтобы офицерам-полякам было разрешено оставлять службу в русской армии для вступления в польские войска. В связи с этим "Gazeta Warszawska" недвусмысленно предлагала русскому командованию "запомнить из обращения Национального комитета,

стр. 45

что поляки, которые служат в рядах русской армии, имеют право перейти в легионы", а также предлагала увеличить число обученных военных в легионах за счет пленных австрийцев [9].

И все же русское командование не намеревалось содействовать замыслам и проектам ПНК и Организационного комитета, не рассматривая эти организации как официальные органы и проводя в жизнь собственную программу создания польских добровольческих формирований. Н. Н. Янушкевич подчеркивал, что, как было оговорено ранее, в случае придания легионам характера регулярных частей, они должны быть обычными ополченческими дружинами, а не легионами, и иметь общую с остальными дружинами форму, русский командный язык и русских офицеров. При этом, по словам начальника штаба главнокомандующего, ему безразлично, знают последние польский язык или нет [9. Ф. 2067. Оп. 1. Д. 2878. Л. 33]. Рост числа добровольцев и сопутствующий ему рост национальных акцентов вызвали беспокойство у российских властей, в особенности у варшавского генерал-губернатора П. Н. Енгалычева, который еще раньше квалифицировал акт создания польских вооруженных формирований как незаконный и добивался от царя их роспуска. По его настояниям Николай II потребовал от главнокомандующего упразднить легионы. Сформированные отряды были зачислены в русское народное ополчение и подчинены не армейскому командованию, а генерал-губернатору [8. Ф. 2067. Оп. 1. Д. 2878. Л. 47]. В итоге приказом главнокомандующего от 31 января 1915 г. [8. Ф. 2067. Оп. 1. Д. 2878. Л. 63] было создано управление 104-й бригады государственного ополчения. Внешним результатом навязанных изменений была смена названий легионов. Пулавский был переименован в 739-ю Новоалександровскую дружину. Люблинский - в 740-ю, а первый и второй эскадроны улан стали соответственно 104-й и 105-й сотнями народного ополчения. Было отменено право на командование легионами на польском языке и создание артиллерийских подразделений.

Формирование легионов натолкнулось на различного рода административные препятствия, которые возникали вследствие бюрократической неповоротливости, однако носили и черты осознанного саботажа. Оказалось невозможным предоставление казарм в Люблинской губернии (Бяла-Подляска), отменены торжества по поводу вручения знамен, которые предполагались в варшавском кафедральном соборе св. Яна [8. Ф. 2067. Оп. 1. Д. 2878. Л. 23]. Позже были запрещены и сами знамена, что Н. Н. Янушкевич объяснил следующим образом: "Переходя далее к вопросу о хоругвях для дружин, долгом считаю указать, что присвоение таких признается недопустимым. К этому приводит то соображение, что в случае пожалования в будущем знамен за боевые подвиги, хоругви пришлось бы изъять, а это вызвало бы немало кривотолков" [8. Ф. 2067. Оп. 1. Д. 2878. Л. 45об.]. На улицах Варшавы стали случаться "ошибочные" задержания легионеров, которых принимали за лиц, подозреваемых в ведении вражеской пропаганды.

Систематическое ограничение свободы деятельности Организационного комитета польских легионов вынудило генерала Э. Свидзиньского сначала подготовить памятную записку [8. Ф. 2067. Оп. 1. Д. 3882. Л. 88 - 90об.], в которой он требовал предоставления дополнительного обмундирования и помещений для польских легионов, а после того, как его шаг проигнорировали, подать в отставку. С его отставкой был полностью остановлен набор добровольцев и ликвидировано вербовочное бюро. Добровольная отставка Свидзиньского может считаться концом формирования Пулавского и Люблинского легионов.

Весной 1915 г. наступил резкий спад вербовки добровольцев. Это объяснялось не только политикой российских властей в отношении польского добровольческого движения, противодействовавших национальным устремлениям поляков и опасавшихся даже самого ограниченного возрождения польских вооруженных сил. Главная причина состояла в изменении обстановки на фронте. К весне рус-

стр. 46

ские войска были вытеснены из Восточной Пруссии, а после Горлицкого прорыва в Карпатах в начале мая положение русской армии на территории Царства Польского стало крайне тяжелым. Отступление за Вислу и далее в Россию стало неизбежным. В этих условиях защита Польши как цель добровольческого движения утратила свою социальную базу. В мае 1915 г. армейские части, сформированные на основе бывшего Пулавского легиона, вступили в бой с немцами у Пакослава. С боями они отступали вместе с русской армией. Последний бой на польской земле они приняли у местечка Зельва, а в октябре 1915 г. уже в Белоруссии вошли в состав Полесской стрелковой бригады.

Точно определить численность личного состава легионов достаточно сложно, однако совершенно точно, что итоговый результат был многократно меньше ожидаемого. В беседе с журналистом газеты "Dzien" в ноябре 1914 г. В. Горчиньский на вопрос, сколько поляков он намерен собрать в польские легионы, ответил, что планирует набрать в целом 50 тыс. чел., то есть целый корпус [10]. Между тем, к концу 1914 г. численность легиона составляла всего лишь 400 чел., причем генерал Алексеев в телеграмме командующему фронту Иванову отмечал, что формирование в Ново-Александрии помещиком Горчиньским польского легиона почти закончено и что "спустя месяц, возможно будет его направить в действующую армию для боевых задач" [8. Ф. 2067. Оп. 1. Д. 2878. Л. 20]. В таком случае обещание Горчиньского, данное командующему Юго-Западным фронтом Н. И. Иванову 20 октября 1914 г., в течение двух недель набрать 10 тыс. дружинников, было, очевидно, невыполнимо [8. Ф. 2067. Оп. 1. Д. 3882. Л. 5]. В марте 1915 г. во всех легионах насчитывалось не более 500 добровольцев [7. S. 193]. Всего же в период с осени 1914 г. по осень 1915 г. в составе польских образований, выступающих на стороне российской армии, находилось около 2,5 тыс. добровольцев [7. S. 198].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. История Польши. М., 1955. Т. 2.

2. Белякевич И. И. Из истории создания польских национальных формирований в составе русской армии во время Первой мировой войны // Первая мировая война. 1914 - 1918. М., 1968.

3. Иванов Ю. В. Очерки истории российско (советско)-польских отношений в документах. М., 2002.

4. Петроградские ведомости. 1914.

5. Россия и Первая мировая война. Материалы международного научного коллоквиума. СПб., 1999.

6. Русские ведомости. 1914.

7. Wrzosek M. Polski czyn zbrojny podczas Pierwszej wojny swiatowej. Warszawa, 1990.

8. Российский государственный военно-исторический архив.

9. Gazeta warszawska. 1915. 27 I.

10. Dzieii. Gazeta bezpartyjna. 1914. 27 XI.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ПОЛЬСКИЕ-ДОБРОВОЛЬЧЕСКИЕ-ФОРМИРОВАНИЯ-НА-СТОРОНЕ-РОССИИ-В-1914-1915-ГОДАХ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. А. ТИМОШИНОВ, ПОЛЬСКИЕ ДОБРОВОЛЬЧЕСКИЕ ФОРМИРОВАНИЯ НА СТОРОНЕ РОССИИ В 1914-1915 ГОДАХ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 13.08.2022. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ПОЛЬСКИЕ-ДОБРОВОЛЬЧЕСКИЕ-ФОРМИРОВАНИЯ-НА-СТОРОНЕ-РОССИИ-В-1914-1915-ГОДАХ (date of access: 04.10.2022).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. А. ТИМОШИНОВ:

А. А. ТИМОШИНОВ → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
48 views rating
13.08.2022 (52 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
И КАТАЛИЗАТОР, И СОРБЕНТ
14 hours ago · From Беларусь Анлайн
СОЕДИНЕНИЕ НАУКИ И ИСКУССТВА
14 hours ago · From Беларусь Анлайн
ТРОПИЧЕСКИЕ ВУЛКАНЫ И КЛИМАТ АРКТИКИ
Catalog: География 
14 hours ago · From Беларусь Анлайн
Фейерверки и пиротехника во время свадебных церемоний
Catalog: Лайфстайл 
18 hours ago · From Беларусь Анлайн
ТАЙНЫ "ТРЕТЬЕЙ ПЛАНЕТЫ"
2 days ago · From Беларусь Анлайн
"МЕДИЦИНСКИЕ ПРОФЕССИИ" ВОДЯНОЙ СТРУИ
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
"БЛАГОСЛОВЕННЫЙ, ВЕЛИКОДУШНЫЙ ДЕРЖАВ ВОССТАНОВИТЕЛЬ"
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
ТРАДИЦИИ, ОБЫЧАИ, НРАВЫ. Как мне выразить любовь свою...
2 days ago · From Беларусь Анлайн
ГЛУБИННАЯ ГЕОДИНАМИКА - ОСНОВНОЙ МЕХАНИЗМ РАЗВИТИЯ ЗЕМЛИ
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн
"СЛАВНЫЙ БЫЛИННЫЙ БОГАТЫРЬ"
Catalog: История 
2 days ago · From Беларусь Анлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПОЛЬСКИЕ ДОБРОВОЛЬЧЕСКИЕ ФОРМИРОВАНИЯ НА СТОРОНЕ РОССИИ В 1914-1915 ГОДАХ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2022, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones