Libmonster ID: BY-2493
Author(s) of the publication: А. В. ИВАНОВ

Ночь мы ехали автобусом от Хайдарабада до Чиралы, на Бенгальском заливе, южнее устья р. Кришны, оттуда утренним автобусом до места назначения, по дороге между деревень, полей и садов с чудесными деревьями манго. Через час автобус высадил нас на остановке. Деревня давно проснулась, солнце поднялось, и уже становилось жарко. Людей вокруг полно - все идут или едут на велосипедах, делают покупки или просто разговаривают, глядя на нас.

Мы на момент высадки - тепло одетые люди с заспанными лицами. У каждого увесистый рюкзак, ведро, спальник и бутылки с водой, а у всех вместе - большие ящики с оборудованием, по счастью, не тяжелым. Думаю, мы выглядели готовыми к чему-то важному, трудному и долгому. Это вызывало у окружающих живой интерес.

СТУДЕНТЫ-АНТРОПОЛОГИ

Случилось это в декабре 2008 г. Группа студентов-антропологов III семестра университета г. Хайдарабада добралась до деревни Уппугундуру, в 35 километрах от города Чирала. Всего - 20 человек во главе с руководителем кафедры антропологии проф. Судакаром Рао. Мне, студенту I семестра, позволили присоединиться к ним в качестве свободного агента. Практика проходила в штате Андхра-Прадеш, самом "племенном" из всех южных штатов, среди племени ерукала. Результаты предстояло отразить в дипломных работах.

Получив в 2008 г. диплом антрополога в РГГУ как "специалист по Южной Азии", я обратился в Культурный центр при посольстве Индии в Москве, где три года учил хинди, с просьбой предоставить мне стипендию на обучение в Индии, полагая, что не пожив там, настоящим специалистом не стать. Так я оказался в Хайдарабадском университете, одном из лучших в стране. Университет расположен за городом, на территории в 50 га, где есть все - и озеро с питонами, и раскопки стоянок древнего человека, и великолепный спорткомплекс. Обучение ведется на английском языке по системе, принятой в Британии и США.

Студенты в группе были в основном из Андхра-Прадеш, и они говорили с жителями деревни на телугу. Кроме меня, всего лишь трое не владели этим языком, - девушки из Ассама и Ориссы и студентка из США, доброжелательная и говорливая Мэгги, восхищавшая всех своим настоящим английским. Я, студент из России, дополнял картину, и вместе с американкой мы могли казаться жителям неким символом мира.

Сначала всех разместили в здании школы, но в тот же день благодаря усилиям профессора перевели в более пригодное для жизни место - то ли в частный дом, то ли в баптистскую миссию (девушки жили в другом доме неподалеку). Нашим хозяином стал 92-летний джентльмен, участник борьбы за независимость, пострадавший в этой борьбе. Он с товарищами организовал в деревне политический кружок в 1943 г., но налетела полиция, и он провел около месяца в тюрьме. На вопрос, били ли его там, старик отвечал корректно: "...Ну что вы, они (англичане) были очень любезны, они так хорошо кормили нас...".

Небольшой и уютный дом окружал сад, по нему бродили куры; удобства - душ и туалет - в отдельном дворике, а за водой, конечно, приходилось ходить на колонку. Нам выделили три небольшие комнаты, одну для профессора с помощником, и две для студентов. Спали мы как сельди в бочке - "как спички в коробке", по местной поговорке, и на вторую же ночь я перебрался в сад. Там на боку стояла традиционная кровать, изгнанная из помещения, - прямоугольный деревянный каркас на ножках, туго переплетенный ремнями, и, лежа на нем, я по ночам мог наблюдать прибывание луны сквозь крону гигантской акации, опасаясь лишь комаров.

Ежедневно подъем в 6.00. Я пытался отстоять право на лишний час в воскресенье, но безуспешно. На завтрак традиционная доса (подперчёный сухой блин) с чаем в ближайшем придорожном "кафе" - под навесом на деревянных жердях, в глубине - плитка, холодильник и термос с чаем. Еда, к слову, была однообразная, и, помимо досы, каждый день в 8 вечера мы получали на ужин рис с приправой из перченых овощей. Все подавалось раздельными кучками на большой тарелке, сшитой из листьев, и нужно смешивать рис и овощи правой рукой, и ею же есть (левая считается здесь "нечистой"). Я попробовал, но этот способ не показался мне удобным, и я пользовался ложкой, так же, как студентка из Ас-

стр. 59

сама, а Мэгги, опытный путешественник, всегда ела рукой.

На "десерт" получали неизменный рис с перугу, напоминающим нашу простоквашу. Такое сочетание солится по вкусу, хотя по мне без соли даже лучше. Вообще, южноиндийская кухня значительно более разнообразна, чем североиндийская, и люди, встречаясь, даже говорят друг другу: "Тена ва?", что буквально означает "Поел ли ты?", хотя и не требует столь же буквального ответа; но мы имели, что имели.

Не позже 8.00 все отправлялись сквозь утренний туман "в поле". В это же время в уже настоящее поле едет и большинство жителей деревни. Женщины постарше забираются в прицеп трактора поближе к кабине, а молодые садятся в хвосте и приветливо машут нам - мы в ответ приветливо машем им.

КАК МЫ РАБОТАЛИ

Работа антрополога состоит, прежде всего, в познании процессов, происходящих в закрытых обществах, таких, как племена, коих на свете множество, или же в искусственных группах, вроде хиппи, живущих по своим правилам с несколько отличными от остального мира ценностями. Подходов по большому счету два - либо изучение и сравнение групп в рамках академического канона, и в этом случае специалист фиксирует всё как есть в изучаемом народе или группе и стремится отметить оригинальные черты; либо это "прикладная антропология", когда ставится задача максимально изучить группу и в результате помочь людям устроиться в современном мире. Основная часть студентов нашей группы видит себя в дальнейшем именно в прикладной антропологии - в Индии, где со времен Геродота "народов много и живут они по-разному", такая работа, действительно, необходима.

Немногим приходилось оказаться в туземном племени, преследуя научные цели, что требует навыка и методики. Помимо неизбежных бытовых сложностей, исследователь должен уметь воспринимать людей такими, какие они есть, понимать их ценности и традиции. Главный метод - "включенное наблюдение", но оно требует значительно большего по времени погружения в культуру и быт, чем имели мы. Нам, студентам, задавали топик, или задание на ту или иную тему. Задания распределяли заранее, и я помню слезы девушки из Ассама, которой досталась тема о конфликтах в племени. Чтобы получить нужную информацию, ее навыков наблюдателя не хватало, нужно было больше "включаться" в местную жизнь и нравы.

Ерукала говорят на телугу, и студенты работали в парах, где один из партнеров мог и не знать языка. Работая таким образом, по истечении недели я уже мог выяснить некоторые вопросы по своему заданию самостоятельно на смеси телугу, английского и хинди, но без помощи моих новых друзей такой готовности к контакту мне было бы не добиться и за месяц. По сути, их руками, точнее, устами, вся информация и была собрана.

Я присутствовал на деревенской свадьбе, на церемонии начала строительства храма и был очевидцем большой деревенской ссоры. Если в первых двух случаях я понимал, почему собрался народ, то о ссоре так сказать не могу.

Как-то вечером на дороге собралась большая толпа, люди шумели, и женщины даже толкали друг друга, а мужчины разговаривали вполголоса, но быстро и одновременно. Для меня это была удача - возможность "включить" свое наблюдение, как учили. Я попытался вступить в общение, но выяснить, в чем причина конфликта, и рассудить, кто тут прав и виноват, не удалось: люди отказывались от сотрудничества, советуя немедленно уйти, и, вероятно, в этом совете была собрана вся их обычная любезность. Понаблюдав издалека и убедившись, что ничего нового не происходит, я действительно вскоре ушел.

Другим важным методом работы было обязательное в Индии PRA*, требующее четкого анкетирования. Должен быть опрошен каждый дом, где живут члены общины, и в первые дни все силы были брошены на это. Сначала все дома ерукала пронумеровали. Мэгги и Бику (из Раджастхана - он владел телугу в совершенстве) делали это весь первый день. Какое-то время и я им помогал. Мы ходили с мелками, сопровождаемые стаей мальчишек, и ставили номер на каждый дом. Люди воспринимали это спокойно и без особой заинтересованности. А несколько дней спустя я с удивлением обнаружил, что наша нумерация прижилась, и, объясняя что-то, жители без запинки использовали свои новые номера. Всего обнаружилось 187 домовладений, относящихся к ерукала.

Затем мы разбились по парам и пошли с анкетами по домам, согласно присвоенным номерам. Даже на такие вопросы, как размер дохода, который многие стараются держать в относительном секрете, люди отвечали спокойно, порой как-то весело на этот счет споря. В среднем они имеют около 80 долл. в месяц, или 100 рупий в день. В зависимости от обстоятельств государство может помочь нуждающимся, например, построить дом, но люди не прибедняются, даже напротив, хотят показать себя посостоятельнее. Так, на вопрос: "Получали ли вы помощь от правительства?" следовали ответы: "Да, получал", "На приобретение моторикши".

ДЕРЕВНЯ И ЕЕ ОБИТАТЕЛИ

Деревня Уппугундуру сравнительно большая, около 3 тыс. до-


* Participatory Rural Appraisal - исследование деревни путем опроса жителей.

стр. 60

мов. Население превышает 12 тыс. человек, ерукала живут в отдельном квартале. Как мы выяснили в деревенском грамм-панчаяте (сельсовете), в Уппугупдуру представленно 16 каст, брахманских семей всего 40, а самая многочисленная каста - камма, земледельцы, относительно невысоко стоящие в ритуальной иерархии1. Следующие по численности - "зарегистрированные племена" и "зарегистрированные касты"2, бывшие неприкасаемые, вошедшие в особый список, утвержденный еще колониальными властями в 1936 г. Они определяются в современной Индии как долиты - "угнетенные" и находятся как бы за нижним пределом кастовой системы. К ним относятся и ерукала. Но "угнетенные" в Индии не едины, и каждая группа выступает только за себя.

Этот кастовый феномен - "разделённость" - анализировался многими исследователями, выдвигалось множество гипотез, и основными на настоящий момент являются теория французских социологов Л. Дюмона о "ритуальной иерархии" и в дополнение к ней - идея А. Бугле о "взаимном отторжении"3. Факт, что все касты имеют разный социальный и ритуальный статус, а члены одной касты недолюбливают все прочие, - общепризнан, и это объясняет множество своих обычаев, ритуалов и даже богов у каждой из них. Но различия не демонстрируются поведением, и мне не доводилось наблюдать повелительно-высокомерного отношения "высшего" к "низшему". Жители деревни ведут себя достойно и вежливо, не бранятся то и дело, хотя поводов имеют массу.

Дома в Уппугундуру в большинстве 2-этажные и каменные, с плоскими крышами, как и повсюду в Андхра-Прадеш, а у ерукала победнее - качча, постройки из навоза с соломой и крытые листьями, в одну комнату (или кухню - как назвать), со множеством кастрюль и ведер, а кровать одна (вне зависимости от количества жильцов) - днем стоит на боку у стены.

Есть, конечно, дома зажиточные, по-индийски современные. Владелец такого дома обычно имеет грузовичок и занят в бизнесе. Я побывал в двух - всё то же: много ведер и кровать на боку, еще шкаф и телевизор. В дом заходит кто угодно, двери всегда открыты.

Дворики разные по величине и почти не используются - лишь утоптанная земля, и посередине растет дерево с листьями, как у рябины. Ерукала жуют молодые побеги этого дерева, я попробовал - горько. Огородов нет или они совсем чахлые, и в основном растет нечто, напоминающее лук.

Жители проводят много времени на улице, старики сидят на каменных лавочках вдоль стен домов, а молодежь играет в волейбол на площадке в центре деревни или шатается без дела. В выходные мужчины пьют "ликер", как принято называть здесь любой алкогольный напиток. В субботу вечером мы наблюдали возвращение двух друзей, как выяснилось - зятя и тестя, из "шинка" (можно было бы сказать, что из бара, функция та же - иной антураж). Они не шумели и не ссорились, а уснули во дворе. По воскресеньям посещение квартала в вечернее время было под запретом.

В деревне два озера. Одно снабжает жителей питьевой водой, а второе является как бы фильтром. Разделены они искусственной дамбой, по которой ездит автобус. Дороги кое-где асфальтовые, в частности на дамбе, и, как водится, разбитые.

А природа замечательная - огромные баньяны висят по берегам озер, много акаций с огромными стручками, встречаются пихты. Трава везде жесткая, и ее мало, коровы не оставляют ей шансов. Они бродят по всей деревне, и жители очень заботятся о них. Куры и петухи исключительно длинноноги, собаки пугливы, как и везде в Индии, впрочем. Есть еще овцы с короткой шерстью, которых называют козами, может, это и есть козы, но похожи на овец, и много свиней с поросятами.

Дикая природа представлена бурундуками, бабочками и птицами, среди которых больше ворон и цапель. Насекомых множество, и в основном это муравьи всех мастей и размеров, они двигаются только по им ведомым дорогам и "переговариваются" с каждым встречным, касаясь его усиками.

ПРОБЛЕМА ПЛЕМЕН И ЕРУКАЛА, В ЧАСТНОСТИ

Для современной Индии проблема племен стоит остро, правительство старается решить ее множеством способов - от выделения материальной помощи нуждающимся до создания штата специалистов-антропологов. Потерявшие традиционные занятия люди бродят по стране в поисках работы в огромном числе, что приводит к конфликтам и неспокойствию. Восстановить их прежний тип хозяйства уже невозможно. Вследствие глобального потепления усилились муссонные дожди, почвы сильнее засаливаются, а еще эрозия - все это приводит к утрате лесных массивов.

В настоящее время племена живут на площади около 75 тыс. га, что очень немного, учитывая общую численность племен (около 80 млн. человек), прежде занятых подсечно-огневым земледелием, после которого лес почти не восстанавливается. Британцы учредили "Лесную полицию" в 1894 г., и с тех пор леса стали для племен недоступны. Там остались лишь те, кто жил охотой и собирательством (например, чен-чу или бирхор). А множество племен, и в их числе ерукала, жизнь которых была связана с лесом, потеряли традиционные средства обеспечения, практически ничего не получив взамен.

Нынешние усилия "посадить" кочевые племена на землю ре-

стр. 61

зультат дают слабый не потому, что землю им давать никто не хочет, - ее просто нет, чтобы взять и кому-то дать. Так что "сажать" особенно не на что. Частную собственность на землю в Индии никто не отменял - обрабатываемая земля принадлежит четырем варкам* последние пару тысяч лет.

Предпринимались попытки переселять племена, в том числе и из зон природных месторождений, на необработанные и заболоченные почвы, предоставив кредит на развитие садоводства4, и, видимо, эта политика будет продолжена просто в силу ее неизбежности. Основное занятие племен на сегодняшний день - это всевозможные услуги и ремесла, и то в лучшем случае.

Ерукала были племенем кочевников с четкой ремесленной специализацией - мужчины делали корзины, а женщины гадали по руке. В настоящее время они в большинстве все же осели на землю, хотя в собственности ее почти не имеют, арендуя у более "устроенных" в жизни каст. Богатая индийская семья имеет от 5 акров земли и больше, что много для обработки своими силами, и часто ее сдают в аренду. В районе Чиралы почти вся земля под рисоводством и хорошо орошается за счет построенного при британцах канала, так что урожай обильный, и аренда себя окупает. У обычной семьи ерукала есть несколько источников дохода - это и сельское хозяйство, и различные услуги, и традиционное изготовление корзин, а также гадание, о чем необходимо сказать отдельно.

С гаданием дело плохо. В Уппугундуру женщины готовы гадать, если их попросят, но мало кто просит по причинам, в общем-то, понятным в XXI в., что приводит к нежеланию осваивать эту нелегкую специальность молодым поколением. Сеанс стоит около 10 рупий и занимает немного времени. Лишь одна женщина из ерукала в деревне считается действительно гадалкой, но, как жаловались жители, она не может устранить негативные, с точки зрения клиента, факторы, а лишь указывает на их источник или причину. В моем понимании гадания этого вполне достаточно, но люди желают большего за свои деньги.

С плетением корзин тоже не просто. Источник материала далеко - лес Наломала в 60 км, но можно найти нужные растения ближе, они растут по берегам ручьев и речушек, и как бизнес плетение пока что живо. Корзина на рынке стоит от 40 до 150 рупий в зависимости от свойств и размера. Традиционно изготавливается два главных типа корзин - метасува и етасува. Первый вариант более дорогой и долговечный, поскольку такая корзина имеет специальные продольные ребра жесткости; у етасувы их нет, и она является, по сути, обычной корзиной. Размер может быть любой, но, как мне кажется, их стараются делать более крупными, хлопот не намного больше, главная трудность - сделать дно и поперечные ребра. Стоят же они дороже, и большой корзине легче конкурировать с пластиковым ведром - ведро такого же размера стоит действительно дорого.

РЕЛИГИЯ ПЛЕМЕНИ

Из основных четырех культовых сооружений деревни наибольший посвящен Шиве** и украшен кобрами, второй - Саи Бабе***, третий - храм ерукала, а четвертый, христианский, я видел лишь мельком из окна автобуса.

Обычно каста или племя имеют свое божество-покровителя, которому служат в своих небольших храмах. Чаще всего это небольшие постройки с куполом слишком малым, чтобы войти внутрь - можно лишь посмотреть сквозь решетку, что там внутри. Чаще всего понять невозможно, а спрашивать бессмысленно: никто, кроме членов касты, поклоняющейся идолу, не знает и не интересуется его именем. Такие раскрашенные постройки могут быть при дороге, могут быть во дворах - у ерукала я их не видел.

Они посвятили своему богу храм - четыре пилястры поддерживают прямоугольный портик под козырьком; выше, по краям - два барашка, а в центральной нише - светлокожий мужчина "во славе", у скрещенных ног еще два барашка, а в руках цветы. Зовут его Полирама (или Полрадж), и ерукала поклоняются ему и двум его сестрам - Марамме и Анкамме, как они их называют.

Люди из деревни называют божков своими именами, которые, в конечном счете, приживаются. Это способствует религиозной толерантности. Феномен "универсализации"5, когда "местное" божество попадает в индусский пантеон со своим статусом как полноправный бог, тем самым как бы включая поклоняющуюся ему группу в кастовую систему, характерен для всей уникальной индийской религии и многое объясняет. Ерукала не отвергают основные божества индуизма; и Аллах с Иисусом, как выяснилось, не ставятся ими под сомнение, но это, скорее, от нежелания ссор и пустых споров.

Каждое племя имеет свою "божественную комедию" и свой пантеон богов. Ерукала предпочитают Полираму с сестрами.

Мне довелось присутствовать при закладке храма в честь последней из сестер, Анкаммы. Брахманы из деревни проводили


* Санскритские варны - брахманы, кшатрии, вайшьи и шудры - социальная стратификация арийских племен со времен "Ригведы", не включают в себя ни племена, ни далитов.

** Шива (санскр. - благой, милостивый) - в индуизме олицетворяет силу созидательного разрушения. Одно из божеств верховной триады (тримурти) вместе с Брахмой и Вишну.

*** Саи Баба I (Ширду Саи Баба) - индийский чудотворец и проповедник. Учил религиозной терпимости и открытости знанию. Обычно Саи Баба изображается как старец с небольшой бородой, сидящий в характерной позе с правой ногой на левом колене, как бы в полулотосе, и, немного склонившись вперед, благословляющий заинтересованного правой рукой.

стр. 62

пуджу (церемонию богопочитания), очень тщательно разработанную для подобного случая, но включавшую и местные элементы, точнее один, который удалось определить. Чтобы объяснить его, придется описать вкратце всю процедуру.

Строительство храма по этапам уже длилось целый год, сначала - снос сарайчика, потом - перенос идолов и так далее. Я был свидетелем церемонии по случаю выкапывания ям под опоры крыши, лучше сказать, закладки фундамента.

Вначале уважаемый в деревне мужчина брал в руки лом, вонзал его в землю, куда будет вкопана свая, и бил сверху по нему кокосовым орехом, пока тот не разобьется. Орех раскалывался легко, возможно, как доброе предзнаменование, и кокосовое молоко выливалось на землю. Можно было начинать копать ямы. Затем в каждой устанавливался лингам (фаллического вида камень), и женщины, спустившись вниз, натирали его разными специями и красителями и поливали водой. Когда на дне образовывалась порядочная лужа, женщины обвязывали лингам цветными тряпочками и оставляли в покое.

Мужчины развели между ямами костры и сели кругом, к ним присоединились женщины, и началась пуджа, с подбрасыванием в огонь различных приятных богам даров природы, начиная от риса и заканчивая красным и желтым порошками, которые и специя, и краситель, и ароматизатор одновременно. Всякий раз, когда в костер попадало что-то новое и шел дымок, люди плавными движениями собирали его в ладони и омывали им лицо, как делают повсюду в Индии.

Все происходило под песню-молитву, исполняемую в микрофон двумя молодыми брахманами и перемежаемую речитативом старшего, басовитого. Обычно такое богослужение может длиться час и более, и когда на исходе второго часа я начал уже терять интерес, произошло то, что показалось мне неожиданным и забавным. Сидевшие вокруг костров поднялись и начали быстро вращаться против часовой стрелки, и крутились так минуты три или больше. В этом было что-то первобытное, как в пляске вокруг костра.

Что именно? Позволим себе сделать небольшое отступление в культ Полирамы. Хранители традиции, аманмала, рассказывают истории о Полираме. Другие, мадхига, сопровождают рассказ барабанным аккомпанементом, а в полночь у дверей храма происходит "секретная" церемония прабба*. Всё это - и священные истории, и тайные ночные церемонии под барабаны - возвращает нас к тем временам, когда и корзины, и гадание были в цене. И, возможно, это вращение вокруг собственной оси - элемент вхождения в состояние, необходимое для встречи с Полирамой в его чудесном мире, голова-то кружится. Но так это или нет, мы вряд ли доподлинно узнаем...

Марамма тоже вполне почитается. В нужный день со всех сторон деревни сходится народ, умельцы делают фигурку божества из навоза с соломой, и совершается жертвоприношение: закалывают и жарят свинью, пьют "ликер" и веселятся. А идол потом разрушают - голову отрывают и выкидывают в кусты, а следом и все остальное.

И наконец - демон Дисти Бома (Пурили, или Ракшеги, или как угодно иначе). Его изображение с высунутым языком и тремя передними зубами висит на каждом доме в деревне, отпугивая других духов, причем вне зависимости от того, чей это дом - брахмана, Залита или мусульманина. Все прекрасно понимают, что такое страшное лицо не может не защитить их. Дисти Бома - явление хоть и не из "классического" индуизма, но повсеместное в Андхра-Прадеш, по крайней мере, у студентов оно не вызвало ни вопросов, ни удивления.

* * *

Путь племени ерукала в традиционное индийское общество начался давно, многое было воспринято из "Большой традиции", и ерукала вполне вписались в индийскую общественную конструкцию. Но изменения в сознании народа требуют времени, а мир меняется всё быстрее. Восток особенно динамичен - индийская экономика устойчиво растет со вторыми результатами после Китая, и ерукала предстоит острая конкуренция со всеми теми "многими народами", что вместе населяют страну.

И надеюсь, что тот штат прикладных антропологов, которых готовят индийские университеты, поможет всем этим людям не только найти место в новом мире, но и сохранить для него свою веселость и несерьезность, любознательность и открытость, детскую непосредственность и природную радость. Спасти что-то свое.


* Жители не вдавались в объяснения, и можно сказать, что ее смысл остался для меня не ясен.

1 Л. Дюмон полагает, что нынешняя система иерархии в индийском обществе базируется на идее ритуальной чистоты и именно это определяет положение и статус индивида. См.: Dumont L. Homo Hierarchicus: The Caste System and its Implications. Delhi: Oxford University Press, 1988.

2 Dumont L. Op. cit.

3 Bougie C. The Essence and Reality of the Caste System. Delhi: Oxford University Press, 2006.

4 В результате программы по переселению племен колча и котвали в южном Гуджарате, которая подается как успешная, 20% семей смогли выжить и как-то сводят концы с концами, имея доходы порядка 100 долл. в год. Было освоено много земли и выращено много деревьев, но что произошло с оставшимися 80% семей, деликатно не сообщается.

5 Понятия "парочелизация" и "универсализация" (parochialization & universali-zation) были введены Марриотт МакКим для определения влияния "Большой" религиозной традиции индуизма на местные культы в первом случае и степень восприятия "Большой" религиозной традицией локальных божеств во втором. См.: McKim Marriott. Little Communities in an Indigenous Civilization. London: University of Chicago Press, 1954.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ПЛЕМЯ-ЕРУКАЛА-В-ИНДИЙСКОЙ-ДЕРЕВНЕ

Similar publications: LBelarus LWorld Y G


Publisher:

Елена ФедороваContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Fedorova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. В. ИВАНОВ, ПЛЕМЯ ЕРУКАЛА В ИНДИЙСКОЙ ДЕРЕВНЕ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 06.06.2024. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ПЛЕМЯ-ЕРУКАЛА-В-ИНДИЙСКОЙ-ДЕРЕВНЕ (date of access: 17.06.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. В. ИВАНОВ:

А. В. ИВАНОВ → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
ОБ АГРОБИОЛОГИЧЕСКИХ ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ В ДРЕВНЕЙ ПЕРЕДНЕЙ АЗИИ. (Термины "опылять" и "прививать" (растения) в языке древних семитов IV - начала III тыс.)
an hour ago · From Елена Федорова
ДИВИНАЦИЯ НА ДРЕВНЕМ БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ. II. ХЕТТСКИЕ ОРАКУЛЫ MUS
2 hours ago · From Елена Федорова
НЕКОТОРЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ О СТАТУСЕ МОНАХОВ И МОНАСТЫРЕЙ ПО СВЕТСКОМУ И ЦЕРКОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ IV в.
5 hours ago · From Елена Федорова
К ПРОБЛЕМЕ СТРОИТЕЛЬСТВА В СЕВЕРНОМ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ ХРАМОВ С НЕЧЕТНЫМ КОЛИЧЕСТВОМ КОЛОНН ПО ГЛАВНОМУ ФАСАДУ
5 hours ago · From Елена Федорова
ЛАЗАРЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ
9 hours ago · From Ales Teodorovich
РАЗДЕЛ ИНДИЙСКОЙ КОЛОНИАЛЬНОЙ АРМИИ В 1947 Г.
18 hours ago · From Ales Teodorovich
ПРИМИРЕНИЕ ЕВРОПЫ И ИСЛАМА В ЕВРАЗИИ
3 days ago · From Ales Teodorovich
НЕМЕЦКАЯ ОККУПАЦИЯ И КРЫМСКИЕ ТАТАРЫ В 1941 - 1944 ГГ.
Catalog: История 
4 days ago · From Ales Teodorovich

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIOTEKA.BY - Belarusian digital library, repository, and archive

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ПЛЕМЯ ЕРУКАЛА В ИНДИЙСКОЙ ДЕРЕВНЕ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: BY LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Biblioteka.by - Belarusian digital library, repository, and archive ® All rights reserved.
2006-2024, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android