BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: BY-616
Author(s) of the publication: А. Я. МАРКОВ

Share with friends in SM

Мы - поэты, нам легче стихами говорить, поэтому нам трудно соревноваться с прозаиками, выступая с такой трибуны. Думаю, впрочем, что буду говорить на сегодняшнюю тему, потому что какие-то выступления отошли от нее. Мне бы очень хотелось поддержать Астафьева: действительно блистательное писательское выступление. Если вы помните, недавно в "Литературной газете" были помещены мои стихи - "Портрет". Ни одна газета не хотела их публиковать, потому что там написано, что мы сами сделали Сталина. А "Литературка" обрела мужество и опубликовала их, это по разряду "стихов из стола". Ведь они написаны были еще при Сталине. Я напомню вам восемь строчек: "Каждый праздник домоуправление, не спросив на это позволения, вешает огромнейший портрет на мое окно уже вот 30 лет. На портрете - человек с усами. Мы его нарисовали сами. Издали посмотришь - благодать, только мне и света не видать". "Нарисовали сами" - вот что смущало всех.

Не кажется ли вам, что это антимарксистский подход, когда мы столько придаем значения одной личности и снимаем с себя решительно всю ответственность. Мне думается, во многом виновата наша интеллигенция. Да, оша была раздергана; да, ее осталось чуть-чуть; и все-таки виновата она; если народ - детский сад на корабле, то интеллигенция - это все-таки воспитатели, капитаны; она должна думать. Мы где-то проявили малодушие, криводушие, бездушие. Ну, хорошо, вот Брежнев пришел; ну Черненко пришел, а что-нибудь изменилось? Значит, надо искать не в них корни.

Я сам из крестьян и помню, как в 1932 - 1933 гг. у нас на Ставропольщине был ужасающий голод. У меня лично в семье 11 человек кончили жизнь самоубийством. Отец натопил печь, закрыл трубу и угаром всех задушил. А меня как самого маленького послал к крестной (у нас крестная - это была вторая мать). И вот я остался живым и не мог потом даже об этом написать. У меня есть поэма, Твардовский (он меня открывал, вводил в литературу) напечатал мою первую поэму, показывал эту поэму (она называется "Заколоченный дом", автобиографическая) Хрущеву. Никита Сергеевич сказал: "Не надо печатать, слишком страшно". Да, мы умирали с голоду, дети валялись, приткнувшись к завалинкам, а в это время закрытая кухня, будь она проклята, работала в центре села, и там питались члены правления колхоза и члены правления сельсовета. Веял ветерок, насыщенный запахами масла и мяса. Вот это и было тогда страшнее всего. Голод ведь и в блокадном Ленинграде был, но это социальное бедствие... А здесь - социальное неравенство и преступление, гибнут дети... Я бы закрытые кухни и магазины все закрыл. Как видите, к ним у меня особое отношение. А поэму мою до сих пор не печатают. Нет, я не обижен: у меня вышел в свет двухтомник избранных сочинений. Но три тома по-прежнему лежат в столе, а в них - правда до конца; нам же можно говорить только полуправду.

Нас ждет страшная опасность: слово деформировалось, перестроилось. Оно, а не мы, перестроилось. Многие из тех, кто, как сыр в масле, катался и до перестройки, до XXVII съезда партии, теперь тоже понесли

стр. 39


знамя, но впопыхах - древком вверх, а полотнищем по грязи. Другие же футляр от знамени несут, а не само знамя. Пока мы сами не понесем знамя, ничего не получится. А получится тогда, когда будут печатать всю правду. Кстати, еще и сейчас заранее намечается, кого печатать. Так что многие очень завидуют мертвым: Набокову и другим, ибо не могут попасть на страницы журналов. Ведь вместо того чтобы увеличить количество журналов, увеличивают их тиражи. Вот в Благовещенске до революции было два десятка журналов. Воронеж был такой же журнальной столицей, как и Питер. А теперь в столице всего с десяток журналов. "Новый мир", например, увеличивают в тираже. Его сотрудники не знают, что им делать, потому что для живых на его страницах нет места, только оскорбленных мертвых успевают печатать. Значит, надо увеличить количество журналов, если мы фактические хозяева, если мы действительно порядочные люди. А что касается перестройки, то без трех- четырех сатирических журналов ничего в литературе не выйдет. Нужно тут хотя бы догнать дореволюционную Россию, когда издавались и "Северные цветы", и "Пчела", и другие.

Однажды, когда я был мальчишкой, попал я в Чечню. Там нас заставили вырывать пырей - сорняк. Мы, дети, работали за кукурузную лепешку; срубили сверху пырей, а корни остались. Когда приехал хозяин, он нас кнутом отстегал и не только не заплатил, а выгнал с поля и сказал: раньше можно было хоть за хохолок тянуть пырей, а сейчас совсем не вытянешь. Присутствующие знают, что пырей - прескверный сорняк, его корни уходят в землю на метр-полтора. В перестройке сейчас получается то же самое: мы рубим верхушки, а корни на полтора метра остаются. Они же еще более бурно будут расти в отместку за то, что срубили хохолки. Нам надо подумать о корнях!

Был я в Калининской области на сельском кладбище. Стоит гипсовый памятник, на нем написаны имена погибших офицеров, сержантов и солдат: 12 человек. А дальше - слова "и другие". (Как у нас в печати, если острое выступление, то попадаешь в разряд "и др.". Хотя бы это "и др." ты один; думаю, что и на этот раз будет со мной тоже "и др.", чтобы неповадно было правду говорить.) И вот говорю я председателю: "Прости, голубчик, как же это можно - "другие"? Он отвечает: "Что, не понимаешь? Места не хватило на обелиске, поэтому мы и написали "и другие". Оказывается, этих "других" было столько же - 12 человек. Так вот, погибшие на войне "более 20 миллионов" напоминают мне это сельское кладбище. Разве можно такие вещи делать? Надо же подсчитать точно, отказаться от этого "более", чтобы над нами весь мир не издевался, и дать точные сведения, хотя бы это и было очень боязно. Военачальники считают так, если в 5 раз больше воинов пало в какой-то армии, то эта армия проиграла сражение. Мы же были обороняющейся стороной. Я тоже солдат, прошел до Берлина. Раз мы были обороняющимися, значит, должны были в 5 раз меньше потерять. А мы потеряли в 5 "с лишком" раз больше врага. Как же мы воевали? И сколько потеряли?

Хотелось бы сказать и о том, как трудно бывает нам сладить с учеными. Я лично считаю, что АН СССР была бы очень довольна, если бы не появилось вообще ни одного исторического художественного произведения. У меня в 1953 г. вышла поэма "Ломоносов", которая 18-й раз переиздается в СССР и переведена на другие языки. Когда на рецензию посылали ее ученым, то один академик написал, что не четыре пуговицы на камзоле было у Ломоносова, а пять; мол, автор не знает истории, туда же лезет. Другой историк учит меня, что не треску ел Ломоносов, а еще что-то. И на основе всего этого "зарубил" поэму. Редколлегия задумалась: как же быть? Про пуговицы исправь, говорят, остальное оставь. Вот идет поэма "Ермак". Столько ученых навалилось на рукопись, вместо того чтобы помочь. Но ведь историки - не вода, а мы, писатели, -

стр. 40


не огонь. Мы должны найти точки соприкосновения. В поэме "Пугачев" выкинули у меня эпиграф, хотя это были ленинские слова: раб, осознавший, что он раб, уже не раб, а революционер (цитирую по памяти). Кстати, я недавно узнал, что мы меньше всех издали трудов Ленина: во всех буржуазных странах сочинения его полностью изданы. И Маркс у нас издан "щипками". Надо Институту марксизма-ленинизма подумать, чтобы, наконец, издать Ленина и Маркса в таком виде, в каком они этого заслуживают.

Еще два слова - о поэме "Платов". Вы знаете, кто такой Платов - это о нем писал Кутузов, что, если бы не платовская конница, Россия проиграла бы войну. А Лев Толстой сказал: русскую историю решительно сделало казачество (цитирую тоже по памяти). И представляете, у меня вычеркивают Толстого. Ну, нельзя же так делать! В поэме "Ломоносов" есть строчка об умирающем: "печально капала капель". Читаю в опубликованном варианте: "Стучала весело капель". Я спрашиваю: "Что же вы сделали?". А мне отвечает Б. И. Соловьев, издательский редактор: "Ты что, с ума сошел: это же у тебя оттепель, намек на оттепель". Бессовестным образом правят, вычеркивают и даже не поставят тебя в известность.

Я думаю, что, если мы хотим вернуться действительно к ленинизму, к чистоте Ленина, мы должны помнить: остается 12 лет до конца столетия, и мы сдадим наш век, как строители дом сдают. Будет ли этот "дом" таким, как XX век? И каким будет этот "дом" в окончательном виде? Потому что иногда построят, а туалет забыли сделать, так торопятся. А мне кажется, что самая большая опасность - если в этом доме будет туалет, но останется беспамятство. Нам нужно поставить памятники всем несправедливо репрессированным, поставить памятники умершим с голоду, если мы хотим быть хорошими отцами и хорошими сыновьями. И поставить памятник (до сих пор все еще собираемся) атаману Платову. Нигде нет даже закоулка, тупика его имени. Был памятник в Новочеркасске, так его снесли: подумали, мол, тоже царский генерал... Вот тогда мы сможем гордиться, что тоже что-то сделали, не зря жили.

А. Я. МАРКОВ (поэт).

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ПЕЧАТАТЬ-ВСЮ-ПРАВДУ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. Я. МАРКОВ, ПЕЧАТАТЬ ВСЮ ПРАВДУ // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 21.06.2019. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ПЕЧАТАТЬ-ВСЮ-ПРАВДУ (date of access: 15.12.2019).

Publication author(s) - А. Я. МАРКОВ:

А. Я. МАРКОВ → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
206 views rating
21.06.2019 (177 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Как выбрать хорошее бюро переводов?
11 days ago · From Беларусь Анлайн
ЛИБЕРАЛИЗМ КАК ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОЙ ЗАПАДНОЙ ИСТОРИОГРАФИИ
Catalog: История 
40 days ago · From Беларусь Анлайн
МЕМУАРЫ НИКИТЫ СЕРГЕЕВИЧА ХРУЩЕВА
Catalog: История 
40 days ago · From Беларусь Анлайн
ТЕХНОЛОГИЯ ВЛАСТИ. ПРОДОЛЖЕНИЕ
41 days ago · From Беларусь Анлайн
МАКС ВЕБЕР И СОЦИАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ
41 days ago · From Беларусь Анлайн
МОИ ЗАМЕТКИ. ПРОДОЛЖЕНИЕ
Catalog: История 
41 days ago · From Беларусь Анлайн
ЦИК СОВЕТОВ НАКАНУНЕ ПЕТРОГРАДСКОГО ВООРУЖЕННОГО ВОССТАНИЯ
Catalog: История 
41 days ago · From Беларусь Анлайн
Р. А. КИРЕЕВА. К. Н. БЕСТУЖЕВ-РЮМИН И ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX В.
Catalog: История 
41 days ago · From Беларусь Анлайн
ТЕХНОЛОГИЯ ВЛАСТИ
41 days ago · From Беларусь Анлайн
ПРОТОКОЛЫ ЦК КАДЕТСКОЙ ПАРТИИ ПЕРИОДА ПЕРВОЙ РОССИЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
41 days ago · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПЕЧАТАТЬ ВСЮ ПРАВДУ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2019, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones