BIBLIOTEKA.BY - электронная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: BY-269
Автор(ы) публикации: О. Н. Знаменский

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Интеллигенция "не есть самостоятельный экономический класс" 1 и поэтому в принципе не представляет самостоятельной политической силы. Она - особая социальная прослойка, внутренне неоднородная, связанная с различными классами общества. Для интеллигенции буржуазного общества характерны индивидуализм и эклектизм мировоззрения, стремление возводить "свое междуклассовое положение в принцип внеклассовых партий и внеклассовой политики" 2 . В значительной мере поэтому основная масса буржуазных и мелкобуржуазных интеллигентов избегала связывать себя членством в политических партиях. Большинство ее подходило к февральскому рубежу, совмещая в своем мировоззрении обрывки кадетско-октябристских, неонароднических и социал-демократических идей. Можно все же отметить, что в верхнем буржуазном слое и частично в среднем преобладало кадетское влияние, а в нижнем и отчасти в среднем мелкобуржуазных слоях - неонародническое.

Основная масса буржуазной и мелкобуржуазной интеллигенции предпочитала, чтобы старый строй был заменен новым не путем революционной борьбы, а посредством верхушечного переворота с последующими "упорядоченными" политическими и социально-экономическими реформами. Конечно, по сравнению с XIX в., с дворянским и разночинским периодами русского освободительного движения многое изменилось. И все же давняя, трудная проблема единения интеллигенции и народа была не решена и не могла быть решена в рамках буржуазного общества. Значительные различия в образе жизни, и круге интересов, образовании и воспитании, традициях и привычках давали о себе знать. О разделенное? народа и интеллигенции, о тонкости той "соединительной черты", на которой "сходятся и сговариваются те и другие", с болью говорил и писал А. А. Блок в 1908 - 1909 годах 3 .

При рассмотрении позиции петроградской интеллигенции в дни Февральской революции должны быть учтены еще два влиявших на ее умонастроение обстоятельства: циркулировавшие тогда слухи о намерениях царских властей спровоцировать "беспорядки" 4 ; проповедование кабинетными доктринерами тезиса о "невозможности" победы вооруженного восстания против царизма в эпоху новой военной техники и средств связи. Об этом шла речь на совещании группы буржуазных интеллигентов в самый канун революции, 21 и 22 февраля 5 .

Буржуазно-демократическая революция, начавшаяся в Петрограде 23 февраля, первые 4 дня развивалась в форме забастовок, уличных митингов и демонстраций. Главной силой движения были рабочие, ведомые большевиками. 25 февраля забастовка стала всеобщей, участились стычки с городовыми, слышались отдельные выстрелы. На следующий день царские войска открыли беспощадную стрельбу по колоннам демонстрантов.

Насколько была осведомлена о событиях на улицах столичная буржуазная и мелкобуржуазная интеллигенция? Подцензурная печать почти не давала о них ин-


1 Ленин В. И. ПСС. Т. 14, с. 191.

2 См, Ленин В. И. ПСС. Т. 4, с. 209; т. 9, с. 15; т. 16, с. 40.

3 Блок А. А. Сочинения в двух томах. Т. 2. М. 1955, с. 85.

4 Старцев В. И. Русская буржуазия и самодержавие в 1905 - 1917 гг. Л. 1977, с. 252.

5 Русская свобода, 1917, N 3, с. 21 - 22.

стр. 73


формации. Однако о происходящем и о настроениях рабочих не могли не знать хотя бы инженеры. Какая-то часть других интеллигентов, в первую очередь проживавших в фабрично-заводских районах и на Невском, становилась свидетелем демонстраций. От очевидцев известия расходились по городу. Сведения и слухи просачивались и "сверху", от лиц, близких к думским деятелям и представителям чиновной бюрократии. Информация передавалась и обсуждалась в местах работы, на квартирных "сходках", при встречах в обществе. Важнейшим средством оперативного общения, пожалуй, был телефон. Все 57 тыс. квартирных телефонных аппаратов использовались с повышенной нагрузкой.

Получаемые сведения, как правило, были отрывочными, неточными, противоречивыми, не позволявшими составить ясного представления о происходящем. Вероятно, поэтому преобладающая часть интеллигентов не придала особого значения событиям 23, 24 и даже 25 февраля. Ведь всего декаду назад, 14 февраля, тоже были демонстрации и уличные митинги. Многие полагали, что все это повторяется, только в больших масштабах. Как и тогда, отношение к выступлениям рабочих было в общем и сочувственным, и опасливым. Побаивались "анархии" и последующих карательных операций властей. Вновь поползли слухи, что правительство действует провокационно 6 . В некоторых дневниковых записях тех дней все явственнее отражалось беспокойство 7 . Конечно, было "очень тревожно", как писал 24 февраля Е. П. Пешковой А. М. Горький 8 .

В такой обстановке многие представители интеллигенции предпочитали оставаться дома и не выходить на улицы. "Вечером не решились идти к Бенуа, несмотря на мое желание", - помечал в дневнике 25 февраля художник К. А. Сомов 9 . Сокращалась посещаемость школ. Уже 23 февраля "пошатнулись", как отмечалось в печати, театральные сборы, на следующий день они "стали еще более снижаться", что коснулось прежде всего театров, существовавших в основном "вечеровой" продажей билетов 10 . 25 февраля кое-кто не рискнул отправиться даже к месту службы. В то же время часть интеллигенции, главным образом из числа молодых и демократически настроенных, устремлялась на улицы. Многих из них влекло не столько желание принять участие в демонстрациях и митингах, сколько жгучий интерес к происходящему.

Молодая учительница O. В. Синакевич и двое ее родственников-сверстников 24 февраля последовали за колонной рабочих Выборгской стороны: колонна двигалась мимо ворот дома, "мы постояли, посмотрели - и присоединились к ней", подошли к скованной льдом Неве, увидели, что рабочие, минуя охраняемый полицией мост, прыгают через парапет; "мы и тут: постояли, посмотрели и тоже спустились на лед... Было морозно, солнечно и ветрено. Ноги вязли в снегу, расстилавшемся перед нами ослепительной пеленой. Вспомнила, что сейчас мне, в сущности, полагалось бы быть в гимназии, на уроке - стало и стыдно, и весело... Невский прошли пешком от Литейной до Конюшенной и, вернувшись снова к Литейной, зашли позавтракать в центральную столовую... Горничная старательно протирала запотевшее окно - "чтобы лучше было видно". Очевидно, она считала долгом гостеприимства - предоставление посетителям наибольшего комфорта при наблюдении из их окон уличных беспорядков" 11

Среди интеллигенции были не только сочувствующие наблюдатели, но и активные участники борьбы, в первую очередь представители пролетарской интеллигенции и часть студенчества. Уже 23 и 24 февраля группы революционно настроенных сту-


6 Синакевич О. В. "Жили-были". Государственная публичная библиотека им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, Отдел рукописей и редкой книги (далее ОР ГПБ), ф. 163, д. 347, л. 40 об.; Ломоносов Ю. В. Воспоминания о Мартовской революции 1917 г. Стокгольм - Берлин. 1921, с. 17, 18.

7 См.: Каблуков С. П. Дневник 1917 г. - ОР ГПБ, ф. 322, д. 43, лл. 43. 44; Боричевский И. А. Дневник. - Там же, ф. 93, д. 2, л. 59; Мушкетов Д. И. Личный зимний дневник. - Там же, ф. 503, д. 311, л. 25; Станюкович М. К. Дневники 1916 - 1918 гг. -Там же, ф. 736, д. 145, л. 13 об.

8 Архив А. М. Горького. Т. IX. М. 1966, с. 193.

9 Константин Андреевич Сомов. М. 1979, с. 173.

10 Театр и искусство, 1917, NN 10 - 11, с. 190.

11 Синакевич О. В. Ук. соч., лл. 39, 40.

стр. 74


дентов и курсисток вышли на улицы, подхватывая требования рабочих 11 . 25 февраля всеобщую стачку рабочих поддержала основная масса студентов университета и ряда институтов. "В среде учащихся высших учебных заведений, - сообщала охранка, - наблюдается полное сочувствие движению; в стенах заведений происходят сходки, учащиеся принимают участие в беспорядках на улицах" 12 . Присоединение студенчества к открытой борьбе за свержение царизма способствовало расширению базы революционного движения. Но только союз рабочих с крестьянством, в первую очередь с крестьянами, одетыми в солдатские шинели, мог обеспечить свержение царизма. Гегемоном Февральской революции был рабочий класс. "Революцию совершил пролетариат, - подчеркивал Ленин, - он проявил героизм, он проливал кровь, он увлек за собой самые широкие массы трудящегося и беднейшего населения" 15 .

На позицию интеллигенции оказывали влияние не только непосредственно социальные факторы. Например, для части творческой, научной и художественной интеллигенции отстраненность от активной политической борьбы была жизненным принципом. Известный советский ученый акад. К. И. Скрябин писал позднее: "В тот период я очень много работал, трудности повседневной жизни, ее тревоги и волнения не уменьшали моей энергии. Я всегда считал, что человек должен уметь преодолевать любые трудности и невзгоды, никогда не отступать от своей цели и при любых обстоятельствах, как бы они ни были тяжелы, выполнять свой долг. А мой долг - это разработка и становление новой науки. Она служит людям, и необходимо, невзирая ни на что, трудиться над ней" 16 . Руководствуясь аналогичной точкой зрения, акад. В. А. Стеклов осудил мнение, согласно которому после свержения царизма ученые должны отдавать приоритет решению выдвигаемых новой властью общеполитических задач. Об этом зашел спор на заседании Совета Петроградского университета 3 марта. "Возражая, - записал Стеклов в дневнике, - сказал, что не понимаю, будто теперь нельзя работать. Можно сколько угодно. Будь хоть землетрясение, а я при первой возможности буду работать. И сейчас, когда почти что землетрясение. Согласились" 17 . Вот и 25 февраля Стеклов, несмотря на "землетрясение", занимался в университете с группой студентов и очень рассердился, когда другие, примкнувшие к забастовке студенты ворвались в аудиторию и потребовали прекратить занятия 18 .

В тот же день, 25 февраля, в Александрийском театре намечалась премьера драмы М. Ю. Лермонтова "Маскарад" - новаторская и дорогостоящая постановка, над которой В. Э. Мейерхольд и А. Я. Головин трудились 6 лет с перерывами. Театральный зал был переполнен 19 . Шире, чем обычно, были представлены придворная знать, высокопоставленные чиновники, финансовые и торгово-промышленные тузы. Здесь же находилась "натуральная" интеллигенция - представители ее верхнего и сравнительно обеспеченного среднего слоя, истовые поклонники театра, а также те, кого привлекло желание посмотреть на власть имущих и услышать новости. Власти это понимали и всю обстановку в зале (то ли продуманно, то ли экспромтом) превратили в своеобразную демонстрацию своей веры в неколебимость старого строя.

26 февраля в настроении интеллигентской массы наступил перелом. Зверская расправа с революционными демонстрантами ужаснула и возмутила. Теперь уже почти все поняли размах событий, хотя мало кто из них отдавал себе отчет в социально-политической сути происходящего. В субботу, 27 февраля, на службу отправлялись главным образом ради обсуждения обстановки. Во многих институтах и школах занятия были скомканы или вовсе не состоялись. В воскресенье в интеллигентских квартирах шли "семейные советы" и совещания друзей. По телефону было трудно дозвониться, так как аппараты почти непрерывно находились в действии. В поисках ин-


13 Шалагинова Л. М. Студенческое движение накануне и в дни Февральской революции. - Вопросы истории КПСС, 1967, N 2, с. 105; Лейберов И. П. Революционное студенчество Петроградского университета накануне и в период первой мировой войны. В кн.: Очерки по истории Ленинградского университета. Т. II. Л. 1968, с. 40.

14 Цит. по: Шалагинова Л. М. Ук. соч., с. 105.

15 Ленин В. И. ПСС. Т. 31, с. 24.

16 Скрябин К. И. Моя жизнь в науке. М. 1969, с. 104.

17 Архив АН СССР (ААН), ф. 162, оп. 3, д. 168, л. 31об.

18 Там же, д. 169, л. 16об.

19 Юрьев Ю. М. Записки. Т. II. Л. -М. 1963, с. 195 - 196.

стр. 75


формации петроградский интеллигент штудировал газеты, пытаясь читать между строк. Но цензура была на посту, и из газет почти ничего не удавалось почерпнуть. Своеобразным "клубом" стала квартира Горького, куда приходили знакомые и незнакомые хозяину люди, чтобы поделиться впечатлениями, посоветоваться, поспорить 20 . За квартирой велась полицейская слежка. "Я был так ловко обставлен, что все, что у меня дома творилось, было в тот же день сообщаемо охранке, - писал Алексей Максимович в первых числах марта. - С моего стола воровали письма: письмо, полученное мною 25-го февраля, лежавшее на столе у меня, - 26-го изчезло, а 2-го марта его нашли в охранке!" 21 .

С вечера 25 февраля дворники ходили по квартирам и передавали, чтобы на улицу никто не выходил, будут стрелять. Некоторые интеллигенты подчинились, другие в солнечный и неморозный день 26 февраля отправились на улицы, видели происходившее, слушали уличных ораторов и прятались в подъездах при стрельбе. Наиболее смелые и энергичные сами выступали на импровизированных митингах, вразнобой высказываясь за продолжение и за прекращение демонстраций, за свержение царизма и за "министерство доверия". "Начинается кошмар 1905 г., но хуже, надвигается ужасное, - записывал в дневник геолог Д. И. Мушкетов. - Продовольствие передали вчера городу (т. е. в ведение Городской думы. - О. З.), но теперь это вряд ли поможет - все так путано, что кому иод силу это распутать!" 23 .

Вооруженное восстание, начавшееся 27 февраля, стремительно ширилось. Успех борьбы предопределило присоединение солдат к рабочим. Во второй половине дня восставшие, в гуще которых находились большевики, в том числе большевики-интеллигенты, практически овладели городом. Вечером в Таврическом дворце открылось заседание Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов - органа революционно- демократической диктатуры пролетариата и крестьянства. Функционировал и Временный комитет Государственной думы, этот зародыш буржуазного Временного правительства. 28 февраля восстание продолжало шириться. Последние очаги сопротивления царской власти таяли. В тот же день революция началась в Москве, одержав там решающую победу 1 марта. Начались выступления рабочих и в других городах страны.

Потрясение, испытанное 27 - 28 февраля интеллигенцией Петрограда, было необычайно сильным. Ее поразила мощь народного движения. Теперь все почувствовали грандиозность свершавшегося исторического действия. Особенно сильное потрясение испытали проживавшие в центре города или на Выборгской стороне, где уличные события были наиболее насыщенны. Так, Синакевич была очевидицей движения рабочей и солдатской массы, воссоединившейся 27 февраля на Выборгской стороне; поэтому ее дневниковые записи особенно ценны. "Был ослепительный солнечный полдень... Когда я подошла к воротам, мне показалось, что я в первый раз в жизни вижу Нижегородскую... Во всю ширину улицы непрерывным, беспорядочно вольным потоком шли мимо меня солдаты и рабочие, вооруженные чем попало, одни - решительные и уверенные, другие - с растерянной улыбкой недоумения и вопроса, по-видимому, врасплох захваченные общим властным потоком и, без руля и якоря, отдавшиеся на волю его волн... Неужели же это не бред, не сон, а то самое, наконец, настоящее, так давно и так многими с тоской жданное - русское 14 июля? 24 Да неужели мы и вправду до него дожили? Или это только опять "беспорядки", обреченные на неудачу, как и все прежние революционные попытки? Господи, не попусти хоть на этот раз, чтобы восторжествовало старое" 25 . А вот несколько иная тональность: "Как это все не ко времени, - досадовал проф. Ю. В. Ломоносов. - А все-таки, несмотря на все безрассудство этих вооруженных столкновений, какое-то радостное чувство колышется в душе" 26 . Художник Б. М. Кустодиев, наблюдая уличные сцены из окна, начал писать картину "27 февраля 1917 г.". "Было жутко и радостно все


20 Суханов Н. Записки о революции. Т. I. Пг. 1919, с. 39.

21 Архив А. М. Горького. Т. IX, с. 195.

23 Мушкетов Д. И. Ук. соч., л. 26.

24 14 июля 1789 г. была взята Бастилия.

25 Синакевич О. В. Ук. соч., лл. 48об. - 49.

26 Ломоносов Ю. В. Ук. соч., с. 18.

стр. 76


время", - сообщал он через несколько дней в Москву артисту В. В. Лужскому 27 . В. А. Стеклив осторожно назвал события "поразительными" и пометил, что они развиваются "пока удачно" 28 . Видный статистик (впоследствии академик) С. Г. Струмилин и его жена заканчивали тогда какую-то срочную работу в Особом совещании по топливу. Услышав о происходившем, они бросились на улицу и присоединились к народу на Литейном проспекте 29 .

Среди революционных масс находился В. В. Маяковский, служивший в то время в Военно-автомобильной школе. "На крохотном форде мчим, обгоняя погони пуль. Взрывом гудков продираемся в городе", - 17 апреля написал он в поэтохронике "Революция" 30 . Он жадно вслушивался в революционные речи на улицах: "Еще! О, еще! О, ярче учи, красноязыкий оратор!" 31 . В ночь на 28 февраля Маяковский метался по городу, "бегал туда, где стреляют" 32 . Горький в письме к Е. П. Пешковой (27 или 28 февраля) так оценивал положение: "Пока все идет сносно". Далее следовали перечисления некоторых важных событий (переход солдат на сторону восставших, освобождение политических заключенных и др.) и сдержанное итоговое суждение: "Солдаты братаются с публикой, в общем настроение растет. Но - трудно понять, чем кончится все это" 33 .

Подавляющее большинство буржуазной интеллигенции восприняло революционный взрыв как некое "светопреставление". Рушился низвергаемый народом прежний строй. "Неужели старый порядок рухнул так быстро? - с недоумением писал в дневнике один начинающий научный работник. - Ведь за ним чуть ли не пять столетий... Трудно поверить: кажется, не только всей душой, но всем телом ожидали этой страшной минуты, а между тем..." 34 . В голову многим приходили вычитанные сцены Французской буржуазной революции конца XVIII в. - штурмы тюрем и дворцов, пожары и разрушения памятников, закон о "подозрительных" и якобинский террор. Воображаемые ужасы "русского 14 июля", пусть даже некогда "с тоской жданного", повергали таких лиц в смятение. То была психологическая расплата за их отъединенность от народных масс. Необходимо учитывать, что гегемоном революционного движения был пролетариат. Поэтому вторая русская революция вышла за рамки "обычного" буржуазно- демократического переворота: ее победа положила начало процессу перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую. Недаром думские буржуазно-либеральные деятели и через несколько дней после свержения царизма "в душе, в разговорах наедине ужасались, содрогались и чувствовали себя плененными враждебной стихией, идущей каким-то неведомым путем" 35 . Причем "содрогались" не только думские деятели: "События развертываются невероятно, неожиданно... Трудно все переварить, весь день трясет как в ознобе" (запись от 27 февраля) 36 .

Некоторые деятели искусства и науки тревожились о судьбе культурных ценностей. Художник, режиссер и искусствовед А. Н. Бенуа в апреле 1917 г. писал о тех днях: "Утопист не пожалел бы красок для того, чтобы представить разбушевавшуюся стихию народной ярости. В пожарах Петербурга и Москвы погибли бы у него все дворцы тиранов; толпы униженных и оскорбленных напрягли бы все усилия, чтобы расплавить бронзовые кумиры деспотов; в гигантские костры были бы сложены эмблемы царской власти и все те предметы, которые напоминали бы о свергнутом иге... К стыду своему должен признаться, что мм психология в первые дни революции была не совсем чужда психологии всех петербургских обывателей. В понедельник я чувствовал себя очень и очень неуютно: подходя к окнам, я с унынием всматривался в панораму крыш, церквей и башен, расстилавшуюся с нашего шестого этажа. Все


27 Борис Михайлович Кустодиев. Л. 1967, с. 156.

28 ДАН, ф. 162, оп. 3, д. 169, лл. 17об., 18об.

29 Струмилин С. Г. Из пережитого. 1897 - 1917. М. 1957, с. 276, 277.

30 Маяковский В. В. Полн. собр. соч., Т 1. М. 1955, с. 136

31 Там же, с. 137. '

32 Эвентов И. Маяковский в Петрограде - Ленинграде. Л. 1963, с. 113.

33 Архив А. М. Горького. Т. IX, с. 194.

34 Боричевский И. А. Ук. соч., л. 68.

35 Станкевич В. Б. Воспоминания. 1914 - 1919 гг. Л. 1925, с, 33.

36 Мушкетов Д. И. Ук. соч., лл. 26, 28об.

стр. 77


думалось, что я тут или там вдруг увижу черное облако дыма" 39 . Артист Александрийского театра Р. Б. Аполлонекий рассказал в начале марта, как он "в страшные исторические дни" приходил к зданию театра, "даже под выстрелами и под крики толпы", чтобы "удостовериться - на месте ли он еще, цел ли он пока" 40 .

С утра 27 февраля не было газет. Однако вечером вышел первый номер "Известий" Комитета петроградских журналистов, а утром 28 февраля - первый номер "Известий Петроградского Совета рабочих депутатов". Газеты жадно расхватывали, читали группами. Д. И. Мушкетов слушал возле фонаря громкое чтение выпуска "Известий" Комитета петроградских журналистов, потом ознакомился с расклеенным на стене "Объявлением" 41 о ходе событий; там было "почти точно то, что уже записал по телефону" 42 . Телефон оставался важнейшим средством связи. 27 февраля тот же Мушкетов "полдня провел с телефонной трубкой у уха, разговаривал со всеми углами города" 43 . Но утром 28 февраля связь прервалась 44 . Наконец, "в шесть часов первый звонок телефона, а скоро и второй, и известия передаются" 45 . Другие учреждения в тот день практически не работали, магазины были закрыты, и "хвосты" возле них исчезли. Интеллигенты, выходя на улицу, старались не слишком удаляться от дома. Зато у подъездов все время маячили пестрые по составу группки, обменивавшиеся новостями. "Много раз снова и снова выходила я к воротам, - смотрела, слушала, напряженно ловя долетавшие отовсюду вести" 46 ; выйдя "в надежде узнать что-либо о том, что происходит в городе", натолкнулся на группу возбужденных людей: "Одни обрушивались на рабочих, обвиняя их в том, что они подняли восстание во время войны, другие толковали о предательстве правительства, об измене генералов. Крики, переругивания, доходившие чуть ли не до рукопашной" 47 .

А что же студенчество, эта наиболее отзывчивая часть интеллигенции? 48 . При всей своей социальной неоднородности оно обладало такими качествами, как молодость и чувство коллективизма. Тысячи студентов с первой половины дня 27 февраля влились в ряды восставших. В университете сходка постановила приступить к организации боевых и санитарных дружин 49 . В дни восстания в борьбе с защитниками царизма 6 студентов погибли, 19 были ранены 50 . Среди погибших - 22-летний В. И. Хлебцевич, загородивший собою от пуль сестру милосердия 51 . Эта девушка находилась 27 и 28 февраля среди студентов, получила рану и рассказывала позднее, что студенты и сестры милосердия испытывали необычайный подъем духа, были голодными и "очень веселыми" 52 . Большая часть учащейся молодежи организовывалась при вузах, в которых создавались студенческие комитеты. Одним из первых стал действовать комитет Технологического института. Оттуда дружины и группы, нередко возглавляемые большевиками, направлялись в различные районы, где вместе с. рабочими и солдатами участвовали в занятии правительственных учреждений, в разгроме полицейских участков и арестах представителей старой власти. Часть студентов направлялась к Таврическому дворцу. Там формировались летучие санитарные отряды, разъезжавшие по городу в автомобилях. Представители студкомов получали


39 Александр Бенуа размышляет... М. 1968, с. 55.

40 Театральная газета, 1917, NN 10 - 11, с. 7.

41 По-видимому, одно из обращений Временного комитета Государственной думы или Исполкома Петроградского Совета.

42 Мушкетов Д. И. Ук. соч., лл. 29, 30.

43 Там же, лл. 26 - 26об.

44 Телефонистки покинули городскую станцию после того, как она перестала охраняться войсками. Туда был направлен революционный караул и механики (см. Великие дни российской революции 1917 г. Пг. 1917, с. 20), и к концу дня телефонистки вернулись на работу.

45 Мушкетов Д. И. Ук. соч., л. 30.

46 Синакевич О. В. Ук. соч., л. 49об.

47 Юрьев Ю. М. Записки. Т. II, с. 235.

48 См. Ленин В. И. ПСС. Т. 7, с. 343.

49 ЛГИА, ф. 14, оп. 27, д. 101, л. 87.

50 Вестник Временного правительства, 25.III.1917.

51 ЛГИЛ, ф. 14, оп. 27, д. 101, л. 87; Огонек, 1917, N 14, с. 216. Гроб с его телом в начале марта 1917 г. перевезли на родину, в Сызрань. В Петрограде его провожали тысячи людей.

52 ЛГИА, ф. 14, оп. 27, д. 101, лл. 107, 107об.

стр. 78


задания обеспечить расквартирование воинских частей, призывавших из пригородов. Эти части временно размещались в зданиях институтов Технологического, Политехнического, Коммерческого, Женского политехнического, Путей сообщения и Гражданских инженеров. При вузах создавались первые питательные пункты и временные столовые со складами продовольствия и санитарными пунктами. Так, студенты университета взяли на себя организацию питательных пунктов на Васильеиском острове и Петроградской стороне, разыскивая подходящие помещения, призывая публику приносить продукты 53 . Технологи предоставили в распоряжение солдат институтскую студенческую столовую и 17 питательных пунктов 54 . Всего, по неполным данным, петроградские студенты организовали 70 таких пунктов.

Питательные пункты становились и своеобразными "клубами". "Где-нибудь в кофейне Филиппова или у "Пекаря" в комнатах, еще недавно наполненных подозрительными хищниками, кормившимися около военных подрядов, все залито серыми шинелями. На столе стоит студент и срывающимся голосом говорит о самодисциплине, о свободе, о том, что великая республика не поддастся немцам. Ему возражают, спорят, поддерживают" 55 . За устройство питательных пунктов (их было зарегистрировано не менее 160, не считая организованных студентами) энергично взялись и некоторые представители буржуазной интеллигенции, прежде всего женщины. "Кормление" голодного солдата казалось не только гуманным делом, но и средством предотвращения погромов, вообще формой некоего собственного "приобщения" к революции. Дамы варили кашу, резали хлеб, наливали и разносили чай. Но отчужденность интеллигентских верхов от революционного народа преодолевалась слабо. Нередко солдаты чувствовали, что от них "откупаются", и, как писал один из таких интеллигентов, "сосредоточенно сидели и жевали, не выпуская из рук винтовок, не разговаривая даже между собой, не делясь впечатлениями, но каким-то стадным чувством сознавая что-то общее, думали по-своему, по-иному, по непонятному и не поддающемуся истолкованию" 56 .

Определенное воздействие на настроение интеллигентской массы оказывали меры по охране порядка. Некоторые студенты уже 27 февраля привлекались к борьбе с эксцессами, в первую очередь к борьбе с ограблением продовольственных складов и магазинов, которое совершали деклассированные элементы и выпущенные из тюрем уголовники. Налаживание дозорной и патрульной службы попытался сначала взять на себя Комитет военно-технической помощи объединенных научных и технических организаций (КВТП), созданный в 1915 г. ради мобилизации сил научной и инженерно-технической интеллигенции для работы на нужды армии. В Петрограде он объединил 23 научных и технических общества и возглавлялся оборончески, в основном прокадетски настроенными лицами 57 . 27 февраля КВТП обратился с призывом записываться в учебных заведениях в "организацию для поддержания порядка в Петрограде" 58 . То были первые шаги к созданию городской милиции, хотя такое название еще не использовалось. Потом КВТП выпустил воззвание к населению Петрограда, объявив о намерении добиться "скорейшего установления уличного порядка". Там говорилось об организации дозорной службы на автомобилях с белыми флагами и патрульной службы, которую несли патрули во главе с постовым начальником, имевшим белую повязку на левом рукаве. С вечера 28 февраля обязанности организатора городской милиции перешли к Городской думе 59 .

КВТП под влиянием Временного комитета Государственной думы придавал борьбе за "порядок" буржуазно-обывательское толкование. В столице разворачивалось вооруженное восстание, шла беспощадная схватка сил революции и контрреволюции, а авторы воззваний усматривали в уличных событиях лишь "беспорядки", которые надлежало поскорее прекратить. Ориентируя студентов на выполнение функций "нейтральных" стражей порядка, КВТП практически вел дело к изоляции студенчества от


53 Там же, л. 87.

54 Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, 21.III 1917.

55 Речь, 13.IV.1917.

56 Станкевич В. Б. Ук. соч., с. 34.

57 ЦГИА СССР, ф. 691, оп. 1, д. 21, л. 19.

58 Известия Комитета петроградских журналистов, 27.II.1917.

59 Великие дни российской революции 1917 г., с. 18, 31.

стр. 79


революционных рабочих и солдат. Его дозорно-патрульная служба лишь помогала столичному обывателю преодолеть то шоковое состояние, которое он испытал, а основная тяжесть практической работы выполнялась рабочей милицией, для которой охрана общественного порядка стала частью революционной борьбы за свержение царизма. Формирование этой милиции началось в пролетарских районах города 27 февраля. В ночь на 28 февраля Исполком Петроградского Совета по инициативе большевиков постановил создавать рабочую милицию на фабриках и заводах из расчета 100 человек на 1 тыс. рабочих. Рабочая милиция незамедлительно начала выставлять посты на улицах столицы 60 .

К вечеру 28 февраля в Петрограде еще постреливали, но уже было заметно наличие новых властей. Стала очевидной незначительность разрушений, повреждений культурных ценностей. Настроение интеллигентской публики стало улучшаться. "Даже трескотня пулеметов совершенно не действовала устрашающим образом - до того на всех лицах было написано сознание уже одержанной победы и убеждение в том, что "вот теперь все пойдет к лучшему", свидетельствовал А. П. Бенуа 61 . Теперь в уличной толпе можно было увидеть многих интеллигентов, ходивших, "как все" тогда, не столько по тротуарам, сколько по мостовой. На одежде, тоже "как у всех", появились красные лоскутки и бантики. Начали вывешивать красные флаги на фасадах домов, причем в ход пошли и трехцветные флаги Российской империи, от которых отпарывали синие и белые полосы.

Петроград был политическим и революционным центром страны. Поэтому позиция буржуазной и мелкобуржуазной интеллигенции здесь в дни Февральской революции выявилась наиболее полно и отчетливо. В Москве дело обстояло в целом таким же образом: присоединение части студенчества к революционным рабочим и солдатам; с другой стороны, тревога и смятение, господствовавшие в верхнем и среднем слоях интеллигенции. "Первого марта, я помню, - говорил через 10 дней на собрании писателей А. Н. Толстой, - у всех был только один страх, - как бы не произошла неуместная жестокость, не пролилась кровь" 62 . А затем - ликование при сохранении в глубине души ощущения, что полного единства с народом, совершившим революцию, не достигнуто. "Мимо нас, - сокрушался режиссер А. Я. Таиров, - проносились моторы, мимо - шли войска, мимо - заливая смежные улицы, перекатывались мощные волны рабочих. А мы стояли на тротуарах, за чертой, за цепью - зрители той непостижимой мистерии, что творилась на наших глазах! Взволнованные, с горячим ликованием в сердцах, трепетно встречали мы грядущую свободу, но отраженными были наши чувства - чувства зрителя мирового театра, на арене которого творили новую жизнь зодчие новой России" 63 .

Провинциальная, в основном более демократическая по составу интеллигенция встречала революцию в городах более раскованно, уже зная об одержанной победе в столицах. А в отдельных уездах и волостях весь процесс протекал более замедленно. Свержение самодержавия и подъем революционной борьбы пролетариата, солдатских и матросских масс стали для интеллигенции источником раздумий и острых переживаний. Ее политические настроения и психологическое состояние были неоднозначны и подвержены резким перепадам. Пережитое в Феврале наложило затем заметный отпечаток на позицию интеллигенции в период перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую. Исторически закономерный переход интеллигенции на сторону рабочего класса начался лишь после долгих и мучительных исканий. Часть ее, входившая в ряды большевиков, активно боролась за установление и упрочение Советской власти. Основная же масса интеллигенции прошла долгий и сложный путь и оказалась после социалистической революции в разных лагерях. Только лучшие, наиболее близкие к трудовому народу ее представители сразу ступили на путь деятельного сотрудничества с рабоче-крестьянской властью и еще в дни Великого Октября отдали родине свои знания, помыслы и чаяния.


60 Старцев В. И. Очерки по истории петроградской Красной гвардии и рабочей милиции, М. -Л. 1960, с. 41 - 47.

61 Александр Бенуа размышляет..., с. 58.

62 Русские ведомости, 14.III.1917.

63 Театральная газета, 1917, NN 13 - 14, с. 14.

Orphus

© biblioteka.by

Постоянный адрес данной публикации:

http://biblioteka.by/m/articles/view/ПЕТРОГРАДСКАЯ-ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ-В-ДНИ-ФЕВРАЛЬСКОЙ-РЕВОЛЮЦИИ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Беларусь АнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: https://biblioteka.by/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

О. Н. Знаменский, ПЕТРОГРАДСКАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ В ДНИ ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ // Минск: Белорусская электронная библиотека (BIBLIOTEKA.BY). Дата обновления: 15.03.2018. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ПЕТРОГРАДСКАЯ-ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ-В-ДНИ-ФЕВРАЛЬСКОЙ-РЕВОЛЮЦИИ (дата обращения: 15.12.2018).

Автор(ы) публикации - О. Н. Знаменский:

О. Н. Знаменский → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Беларусь Анлайн
Минск, Беларусь
254 просмотров рейтинг
15.03.2018 (275 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
СИМПОЗИУМ "ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ И СОВРЕМЕННОСТЬ"
Каталог: История 
25 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
КОНГРЕСС ВИЗАНТИНИСТОВ
Каталог: История 
25 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ПРОБЛЕМЫ РУССКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ МЫСЛИ КОНЦА XV - ПЕРВОЙ ТРЕТИ XVI В. В СОВЕТСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ
Каталог: Философия 
25 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
СТРАТЕГИЯ УСКОРЕНИЯ И НОВАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ ОБЩНОСТЬ ЛЮДЕЙ
Каталог: Социология 
25 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ПЕТРОГРАДСКИЙ ПРОЛЕТАРИАТ И ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫЙ ВОПРОС
Каталог: Экономика 
25 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
САМОДЕРЖАВИЕ И ПЕЧАТЬ (60 - 70-Е ГОДЫ XIX В.)
Каталог: Журналистика 
36 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
УСКОРЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СССР В ПЕРИОД ПЕРЕХОДА ОТ КАПИТАЛИЗМА К СОЦИАЛИЗМУ
Каталог: Экономика 
36 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Рецензии. З. С. НЕНАШЕВА. ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЧЕХИИ И СЛОВАКИИ В НАЧАЛЕ XX в. ЧЕХИ, СЛОВАКИ И НЕОСЛАВИЗМ. 1898 - 1914
Каталог: Политология 
41 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
ТЕНДЕНЦИИ СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ В ЕВРОПЕЙСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАНАХ
Каталог: Политология 
41 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн
Историческая наука в СССР. КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ИСТОРИИ ПРЕДПРИЯТИЙ СССР
Каталог: Экономика 
41 дней(я) назад · от Беларусь Анлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ПЕТРОГРАДСКАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ В ДНИ ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Белорусская электронная библиотека ® Все права защищены.
2006-2018, BIBLIOTEKA.BY - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK