BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Share with friends in SM

История сооружения и крушения Берлинской стены привлекает к себе пристальное внимание историков 1 . Берлинский вопрос был одним из самых важных в годы "холодной войны". Кризисы 1948-1949 и 1958-1961 гг. опасно приближали человечество к незримой грани термоядерной катастрофы. Но по мере того, как "холодная война" шла на убыль, спадала и острота кризиса вокруг Берлина. Соглашения 1963- 1964 гг. о посещениях западноберлинцами Восточного Берлина стали частным проявлением общей тенденции к оздоровлению международной атмосферы.

Однако все еще не все источники по этой проблеме доступны историкам. В изучении нуждаются материалы Германской Демократической Республики (ГДР), в частности, комплекс документов министерства иностранных дел ГДР.

Научная значимость публикуемых материалов определяется тем, что они позволяют понять технологию подготовки политических решений высшими партийно-государственными структурами ГДР.

Документы составлялись низовым аппаратом министерства иностранных дел ГДР, поступали для корректировки "наверх" и после этого передавались руководству министерства и отдела международных связей ЦК Социалистической единой партии Германии (СЕПГ). Эти материалы, предназначавшиеся для служебного пользования, зафиксировали реакцию государств Западной Европы и США на соглашение правительства ГДР с сенатом Западного Берлина от сентября 1964 г. о посещении западноберлинцами столицы ГДР.

От сооружения 13 августа 1961 г. пограничной стены в Берлине больше всех выиграла ГДР. Но этот выигрыш был тактическим, временным.

Во-первых, международному сообществу стало ясно, что ГДР как государство - политическая реальность. Отказываясь признать существование ГДР, писала влиятельная западногерманская газета "Франкфурте? Рундшау", правительство ФРГ "лишь удирает в политику иллюзий" 2 .

Во-вторых, перекрыв каналы бегства восточных немцев на Запад, которое принимало все более угрожающие размеры, руководство ГДР существенно укрепило как внутриполитическое, так и экономическое положение своего государства. Если Западный Берлин еще в конце 40-х годов обрел славу "витрины свободного мира", то в 60-е годы лидеры СЕПГ стремились к тому, чтобы ГДР стала витриной "реального социализма". И в определенной мере это им удалось. Граждане СССР, Польши, Болгарии, других социалистических стран зачарованно смотрели на богатые магазины восточногерманских городов, заполненные промышленными и продовольственными товарами. Пропаганда СССР и его союзников говорила об "экономическом чуде" на востоке Германии. Можно дискутировать о том, что сыграло более важную роль в сотворении этого "чуда": советская экономическая помощь, сооружение стены в Берлине или какие-либо другие обстоятельства. Но все познается в сравнении: жизненный уровень в ГДР был намного ниже, чем в ФРГ. Поэтому власти ГДР стремились не допустить того, чтобы граждане ГДР попадали на запад - в ФРГ и Западный Берлин.


1 См.: Как принималось решение о возведении Берлинской стены. Предисловие и комментарий Б. Бонвеча и A. M. Филитова - Новая и новейшая история, 1999, N 2, С. 53-75.

2 Frankfurter Rundschau, 11 .VIII. 1962.

стр. 71


Это была одна из основных причин, побудивших правительство ГДР занять после сооружения стены в Берлине жесткую позицию в вопросе о контактах восточноберлинцев с западными немцами. Решение Совета Министров ГДР от 12 августа 1961 г. закрывало дорогу гражданам ГДР в Западный Берлин: они могли попасть туда только по специальному разрешению. Однако это решение властей ГДР не запрещало гражданам ФРГ и Западного Берлина посещать Восточный Берлин. Для этого требовалось лишь предъявить западногерманское или западноберлинское удостоверение личности. Подчеркивалось, что "действовавшие до сих пор предписания по контролю за визитами граждан западногерманской Федеративной республики в Демократический Берлин остаются в силе" 3 . Для посещения Восточного Берлина гражданами Западного Берлина и ФРГ было открыто 13 контрольно-пропускных пунктов.

Однако 22 августа 1961 г. министерство внутренних дел (МВД) ГДР издало несколько распоряжений, существенно ужесточивших пограничный режим. Отныне попасть в Восточный Берлин можно было лишь по особым пропускам. Причины этого решения формулировались стандартно: провокации, организуемые из Западного Берлина против ГДР.

В одном из распоряжений МВД ГДР всем жителям Восточного и Западного Берлина, а также гостям города, предлагалось "в интересах безопасности" находиться от границы на расстоянии не менее 100 метров по обеим ее сторонам.

Другое распоряжение касалось доступа западноберлинцев в Восточный Берлин. Под предлогом того, что предоставленная им возможность вступать на территорию ГДР "была использована западной стороной для диверсионной и подрывной деятельности против ГДР", гражданам Западного Берлина разрешалось вступать "на территорию столицы ГДР только по предъявлению разрешения на пребывание в столице", которое можно было получить в Западном Берлине в двух филиалах бюро путешествий ГДР. Эти филиалы, созданные на станциях городской железной дороги в Западном Берлине 26 августа 1961 г., были в тот же день закрыты западноберлинской полицией, получившей санкцию оккупационных властей США, Англии и Франции. Юридическая причина закрытия филиалов заключалась в том, что сенат считал недопустимым выполнение служащими ГДР своих обязанностей на территории Западного Берлина без соглашения с ним.

Третье распоряжение касалось перехода границы гражданами иностранных государств, членами дипломатического корпуса и представителями западных оккупационных держав. Для этих категорий лиц предусматривался особый пункт перехода, который был закрыт для всех других, въезжавших и выезжавших. Специальные пункты перехода создавались также для граждан Западной Германии и Западного Берлина. При этом МВД ГДР указывало, что данные меры останутся в силе до заключения мирного договора.

Связи между двумя частями города и их жителями были почти полностью прерваны. По периметру границы в 46 км для проезда из Восточного Берлина в Западный было оставлено лишь семь улиц, на которых действовали семь контрольно-пропускных пунктов (КПП). Ранее число КПП составляло 83. Были оставлены открытыми одна линия городской железной дороги и один участок метро. У входов действовавших станций со стороны Восточного Берлина осуществлялся такой же пограничный контроль, как и на всех КПП секторной границы. Правда, в городе не была нарушена регулярная почтовая связь. По специальным пропускам секторную границу пересекали официальные уполномоченные, занимавшиеся внутригерманской торговлей. Между главными центрами полицейских служб не прекращалась телетайпная, а между пожарными службами - радиосвязь.

Сложившееся положение стало тяжелым испытанием для всего населения Берлина. Ведь абсолютное большинство берлинцев имели родственников и близких в обеих частях города. До 13 августа 1961 г. границу между Западным и Восточным Берлином


3 Neues Deutschland, 13. VIII. 1961.

стр. 72


ежедневно пересекали более 500 тыс. чел. Сооружение стены в Берлине вызвало у этих людей резко отрицательные эмоции. Это же можно сказать и о большинстве граждан ГДР и ФРГ, проживавших даже в самых отдаленных от Берлина районах обоих германских государств. Такие настроения умело использовались западногерманской пропагандой. В западноберлинской прессе, передачах радио и телевидения ФРГ Берлинская стена называлась не иначе, как "стена позора". Вступая в СЕПГ, новые члены партии давали "честное слово", что не будут смотреть западное телевидение. Руководство Ульбрихта понимало, что идеологические потери, вызванные стеной, огромны. Особенно угрожавшие размеры они обрели в связи с тем, что пограничники ГДР, выполняя приказ, открывали огонь на поражение по людям, пытавшимся преодолеть стену и бежать в Западный Берлин. Идеологические издержки усугублялись также продолжавшимися высказываниями Восточного Берлина и советского руководства о возможности заключения мирного договора между СССР и ГДР и о превращении Западного Берлина в "демилитаризованный вольный город".

Лидеры ГДР, вероятно, предвидели негативные аспекты сооружения стены в Берлине, но преимущества закрытия границы ГДР казались им более весомыми. Они готовы были осуществить шаги, в той или иной мере реабилитировавшие в глазах западной общественности инициаторов мероприятий от 13 августа 1961 г.

Конечно же и речи быть не могло о визитах граждан ГДР в Западный Берлин - в таком случае осуществленные мероприятия лишались всякого смысла. Но с краткосрочными визитами граждан Западного Берлина в столицу ГДР можно было согласиться. Это в некоторой мере нейтрализовало бы тезисы о "бесчеловечной акции в Берлине", осуществленной ГДР при поддержке СССР и других стран Варшавского Договора, о попрании принципов гуманизма и основных прав человека. Переговоры и соответствующие соглашения с сенатом Западного Берлина можно было бы использовать в борьбе за международно- правовое признание ГДР несоциалистическими странами. Такое соглашение не противоречило бы тезису ГДР о том, что Западный Берлин является "самостоятельной политической единицей". Поездки граждан Западного Берлина в Восточный Берлин обеспечили бы дополнительные поступления в ГДР западногерманской валюты, столь необходимой экономике Восточной Германии. И, наконец, соглашение о поездках подтвердило бы известный тезис правительства ГДР о том, что оно стремится к улучшению отношений с Западным Берлином и снятию напряженности вокруг Берлина.

Руководство ГДР вскоре после 13 августа 1961 г. начало настойчиво заявлять о своей готовности вести переговоры с западноберлинским сенатом о посещениях западноберлинцами столицы ГДР. Уже в декабре 1961 г. обер-бургомистр Восточного Берлина Ф. Эберт по поручению своего правительства сообщил, что "если западноберлинский сенат серьезно заинтересован в том, чтобы западноберлинские граждане могли въезжать в столицу ГДР, то еще и сейчас существует возможность начать переговоры" 4 . Через несколько дней первый заместитель Председателя Совета Министров ГДР В: Штоф заявил, что он в любое время готов начать переговоры по этим вопросам с правящим бургомистром Западного Берлина В. Брандтом или с каким-либо другим полномочным членом западногерманского сената 5 .

Выступая 24 января 1962 г. на заседании Народной палаты ГДР, Ульбрихт сказал, что "реальное положение требует переговоров между правительством Германской Демократической Республики и западноберлинским сенатом" 6 . Заявления официальных лиц ГДР были согласованы с советским руководством и одобрены им. Что касается сената Западного Берлина, то он согласовывал свою позицию с прави-


4 Neues Deutschland, 17.XII.1961.

5 Dokumentation zur Westberlinfrage. Herausgegeben vom Ministerium fuer Auswaertige Angelegenheiten der Deutschen Demokratischen Republik. Berlin, 1964, Dok. N 85, S. 155.

6 Stenografische Niederschrift der Volkskammer der Deutschen Demokratischen Republik. 3. Wahlperiode, 21. Sitzung am 24.1.1962. S. 749.

стр. 73


тельством ФРГ, которое, в свою очередь, прислушивалось к мнению Вашингтона, Лондона и Парижа. В целом, объективные интересы ГДР, Западного Берлина и ФРГ, хотя и были противоположными, подталкивали стороны к переговорам.

Началу переговоров способствовала смена главы правительства ФРГ: в октябре 1963 г. на место К. Аденауэра пришел Л. Эрхард. Значительные перемены произошли и в Западном Берлине. На состоявшихся в феврале 1963 г. выборах в городскую палату депутатов убедительную победу одержали социал-демократы (СДПГ) и Свободная демократическая партия (СвДП), поддерживавшая тактику В. Брандта. Они получили соответственно 61,9% и 7,9% голосов избирателей 7 . На смену коалиции христианских демократов (ХДС) - СДПГ в Западном Берлине пришла к власти коалиция СДПГ - СвДП. Новый сенат по-прежнему возглавлял В. Брандт. Теперь он мог более уверенно претворять в жизнь свою политическую линию, прежде всего по отношению к ГДР.

Спустя много лет Брандт писал: "Западногерманская политика сковала сама себя. Правительство ожидало, что весь мир одобрит теорию идентичности, согласно которой Бонн является единственным правопреемником германского рейха, а также согласится с тем, что только Федеративная республика вправе представлять Германию, а "зону" нужно подталкивать к проведению свободных выборов, в результате которых она должна исчезнуть" 8 .

Э. Бар, занимавший в 1963 г. должность руководителя ведомства прессы западноберлинского сената, суть политики В. Брандта сформулировал так: "Политика всего или ничего потерпела неудачу" и "любая политика прямого свержения режима по ту сторону границы бесперспективна". ГДР должна быть воспринята как факт, т.е. как существующая реальность. С нею должны быть установлены контакты, проходящие, однако, ниже уровня официального признания. Эту программу Бар называл программой "поворота через сближение". Ее цель - "урегулированное соседство" в Германии, сориентированное на "трансформацию" ГДР и перерождение существующего в ней строя 9 .

Западноберлинский публицист П. Бендер характеризовал этот курс как "политику разрядки против Восточного Берлина" 10 . Безусловно, программа Брандта содержала немало положений, направленных против ГДР, прежде всего против ее признания де-юре, однако эта программа представляла собой значительный отход от проводившейся до тех пор политической линии правительства ФРГ.

Выступая 18 марта 1963 г. на заседании западноберлинской городской палаты депутатов, Брандт так обрисовал в общих чертах возможность промежуточного решения берлинской проблемы: "Необходимо смягчить наиболее бесчеловечные последствия постройки стены. Что касается доступа в Восточный Берлин, то жители Западного Берлина должны быть во всех случаях приравнены ко всем другим гражданам. Никто не сможет снять с повестки дня тему восстановления в интересах человечности и разума произвольно оборванных семейных и дружеских связей между обеими частями города" 11 .

В Восточном Берлине анализировались перемены, происшедшие в ФРГ и Западном Берлине, и делались выводы. В частности, было решено ускорить шаги в сторону начала переговоров о посещениях западноберлинцами столицы ГДР. 5 декабря 1963 г. заместитель Председателя Совета Министров ГДР А. Абуш обратился к Брандту с письмом, в котором говорилось, что правительство ГДР, идя навстречу интересам населения Западного Берлина, пришло к выводу о возможности временного урегулирования, которое позволило бы западноберлинским гражданам посетить во время рождественских праздников своих родственников в столице ГДР. Правительство ГДР


7 Europa-Archiv, 1963, N 6, S. 58.

8 Брандт В. Воспоминания. М., 1991, с. 163.

9 Выступление Э. Бара 15 июля 1963 г. - Archiv der Gegenwart, 1963, S. 107000 A.

10 Bender P. Offensive Entspannung - Moeglichkeit fuer Deutschland. Koein - (West) Berlin, 1965, S. 123-124.

11 Брандт В. Указ. соч., с. 80.

стр. 74


выразило готовность открыть в Западном Берлине с 15 декабря 1963 г. по 5 января 1964 г. специальные бюро, в которых западноберлинские граждане могли бы получать пропуска для посещения Восточного Берлина 12 . При этом руководство ГДР делало акцент на том, что "урегулирование вопроса о пропусках является возможным независимо от необходимости дальнейшего урегулирования отношений между Германской Демократической Республикой и Западным Берлином" 13 .

В Западном Берлине понимали, что будущее вопроса о пропусках зависит прежде всего от ГДР. "Решающим, - писал позже Брандт, - являлось, конечно, то, как отнесется к нашим стараниям добиться заключения соглашения о пропусках другая немецкая сторона. Ульбрихт, как мы полагали, был не доволен тем, что Советы положили под сукно свой проект "Вольный город Западный Берлин". Теперь он хотел добиться формального признания ГДР Федеративной Республикой и Западным Берлином. Еще в феврале 1963 г. он сказал относительно нашего желания предоставить людям возможность посещать друг друга: "Речь может идти только о сооветствующем международному праву договорном урегулировании". А в другой раз он даже позволил себе обвинить нас в намерении якобы "совершить агрессию в домашних тапочках"" 14 .

Западноберлинский сенат переадресовал это предложение правительству ФРГ. В Бонне инициатива Восточного Берлина была встречена "подозрительно и даже враждебно" 15 . Там считали, что ГДР спекулирует на чувствах берлинцев, пытаясь нажить при этом политический капитал - прежде всего добиться международно-правового признания ГДР несоциалистическими странами. Правительство Л. Эрхарда не отклонило инициативу ГДР и предложило, чтобы переговоры об этом вел руководитель федерального ведомства "межзональной торговли". ГДР категорически выступила против этого, но подтвердила, что ее предложения от 5 декабря остаются в силе и она готова к переговорам с западноберлинским сенатом 16 .

Сразу же после этого Брандт дал официальный ответ на предложение ГДР. В нем сообщалось, что предложение принято к сведению и что его практическое осуществление встретит поддержку. Брандт поручил советнику сената X. Корберу встретиться с представителями ГДР для обсуждения соответствующих вопросов 17 . Это означало, что впервые в истории взаимоотношений между ГДР и Западным Берлином могли начаться официальные переговоры.

Однако форма ответа Брандта Абушу была своеобразной: в документе не говорилось, кому он адресован. Вместо подписи под ним были поставлены лишь место и дата составления - Берлин, 10 декабря 1963 г. Составители документа явно не хотели упоминать название страны, заместителю Председателя Совета Министров которой было направлено письмо. В содержании и форме ответа Брандта нашла отражение позиция, которую он тогда занимал по отношению ГДР: признание ее де-факто и отказ от признания де-юре.

Переговоры между сенатом и правительством ГДР начались в Восточном Берлине 12 декабря. Сенат представлял советник Корбер, а восточногерманское правительство - статс-секретарь Э. Вендт. Корберу, отмечал Брандт, "приходилось постоянно быть начеку, чтобы урегулирование не приобрело характер межгосударственного соглашения. Во-первых, это подорвало бы нашу заинтересованность в связях федерации, а, во-вторых, федеральное правительство ни за что не дало бы своего согласия" 18 . 14 декабря было достигнуто соглашение в отношении значительной части про-


12 Dokumentation zur Westberlinfrage, Dok. N 119, S. 213-214.

13 Выступление А. Абуша на пресс-конференции в Берлине 14 декабря 1963 г. - Ibid, Dok. N 120, S. 216.

14 Брандт В. Указ. соч., с. 82-83.

15 Die Internationale Politik 1963: Jahrbuecher der Deutschen Gesellschaft fuer Auswaertige Politik. Muenchen - Wien, 1969, S. 233.

16 Dokumentation der Zeit, 1964, Heft I, S. 301.

17 Dokumentation zur Westberlinfrage, Dok. N 119, S. 214.

18 Брандт В. Указ. соч., с. 84.

стр. 75


токола и приложений к нему; Стороны согласились, что как посещения родственников должны рассматриваться посещения родителей, детей, дедушек и бабушек, внуков, братьев и сестер, теть, дядь, племянниц и племянников, супругами друг друга, а также мужей и жен названных родственников 19 . Участники переговоров достигли договоренности о том, что будет создано 12 пунктов по выдаче пропусков западноберлинским гражданам - по одному в каждом районе Западного Берлина. Прием заказов на посещения и выдача пропусков должны были осуществляться почтовыми служащими ГДР. Была согласована даже такая деталь: служащие ГДР будут одеты в свою обычную форму 20 .

Главная трудность на переговорах заключалась в следующем: Корбер прибыл на переговоры, не имея письменных полномочий. Он заявил, что не уполномочен подписывать какой-либо документ ни от имени правящего бургомистра, ни от имени сената 21 . Западноберлинская сторона не хотела отметить в протоколе, по поручению кого и в соответствии с чьими полномочиями проводились переговоры, она стремилась разработать такой документ, в котором без ссылки на полномочия официальных инстанций стояли бы подписи двух частных лиц: Корбера и Вендта 22 .

Однако через несколько дней стороны достигли компромисса. Официально подтверждалось, что директор сената и руководитель сенатской канцелярии по поручению правящего бургомистра дал служебное указание советнику сената Корберу подписать протокол о переговорах, которые он вел со статс-секретарем Вендтом 23 . Было достигнуто согласие и относительно формулы подписания. Западноберлинская сторона согласилась с тем, чтобы протокол был подписан Вендтом "по указанию заместителя Председателя Совета Министров Германской Демократической Республики" и Корбером "по указанию начальника канцелярии сената, которое дано по поручению правящего бургомистра Берлина" 24 .

Таким образом, впервые в истории отношений ГДР с ФРГ и Западным Берлином появился двусторонний документ, в котором полностью и без кавычек приводилось официальное название восточногерманского государства - Германская Демократическая Республика" 25 . Это было если не полное признание ГДР, то крупнейший шаг в сторону признания ГДР де-факто и "маленький шажок" к признанию де-юре.

Подписанный 17 декабря 1963 г. протокол и приложения к нему предусматривали посещение западноберлинскими гражданами своих родственников в Восточном Берлине с 19 декабря 1963 г. по 5 января 1964 года 26 . Процедура получения пропусков была несложная. Они выдавались западноберлинским гражданам после подачи ими заявлений и необходимой проверки. Но, по настоянию западноберлинской стороны, заявления проверялись в Восточном Берлине и там же выписывались пропуска. Все пункты выдачи пропусков работали быстро и оперативно. С 18 декабря 1963 г. по 4 января 1964 г. власти ГДР рассмотрели и удовлетворили 1318519 ходатайств жителей Западного Берлина. Более 1,24 млн. западноберлинцев смогли посетить своих родственников в Восточном Берлине. Выполнение обязательств, вытекавших для правительства ГДР из соглашения, потребовало от него дополнительных расходов в размере 3,7 млн. восточногерманских марок 27 . Однако власти ГДР не сообщали,


19 Dokumentation zur Westberlinfrage, Dok. N 121, S. 220.

20 Ibid., Dok. N 124, S. 228.

21 Ibid., Dok. N 120, S. 218.

22 Ibid., Dok. N 121, S. 220-221.

23 Ibid., Dok. N 122. S. 222.

24 Ibid., Dok. N 124, S. 227.

25 Обычно в западной политической терминологии употреблялись выражения "режим Панкова" (Панков - район в Восточном Берлине), "зона", т.н. "ГДР", или просто в кавычках "ГДР".

26 Dokumentation zur Westberlinfrage, Dok. N 120, S. 218.

27 Ibid., Dok. N 126, S. 234.

стр. 76


сколько миллионов столь необходимых им марок ФРГ оставили жители Западного Берлина в восточной части города: перед заключением соглашения ГДР рассчитывала всего на 30000 посетителей.

Руководство ГДР высоко оценило значение достигнутого соглашения. Оно рассматривало его как выдающийся успех своей политики 28 . Брандт характеризовал соглашение как "модель, к которой можно было бы вернуться" 29 . Но он категорически отрицал, что это соглашение является международно-правовым договором. "Каких трудов, - вспоминал Брандт - стоило нашим чиновникам добиться соглашения, которое не означало бы признания ГДР, не носило бы характер международно-правового договора и не было бы связано с исполнением государственных актов ГДР на нашей территории. Соглашение получилось настолько сложным, что даже непосредственному участнику тех событий, если он захочет правильно изложить основные его пункты, ничего не останется, как еще раз его перечитать: восточноберлинские чиновники, принимавшие в Западном Берлине заявки на пропуска, должны были быть почтовыми служащими (или таковыми именоваться). Так как это являлось государственным актом, заявки проверялись в другой части города и там же выписывались пропуска. У нас же их разрешалось только выдавать. На пунктах по выдаче пропусков нам было предоставлено право полного и беспрепятственного использования служебного помещения. В сальваторской оговорке констатировалось, что стороны не договорились о наименовании мест и ведомств. А бравый советник сената Корбер получил вместо соответствующих полномочий своего рода подтверждение, что он "действует по указанию начальника канцелярии сената" и что это указание дано ему по поручению правящего бургомистра" 30 . В противоположность ему Эрхард заявил в бундестаге, что соглашение о пропусках - это своеобразный "троянский конь", с помощью которого ГДР сознательно пытается оторвать Западный Берлин от ФРГ и западных стран, а также добиться признания западными державами. Эрхард подчеркнул, что заключение соглашения не означает изменения политики ФРГ в отношении ГДР 31 . В целом же отклики на соглашение были положительными как на Западе, так и на Востоке, хотя и по разным причинам. Запад надеялся, что соглашение будет содействовать внутреннему перерождению строя ГДР, а Восток - что оно укрепит международно-правовые позиции восточногерманского государства.

Стремясь взять в свои руки инициативу, руководство ГДР предприняло ряд шагов, которые должны были бы привести к заключению нового соглашения о пропусках. 4 января 1964 г., еще до истечения срока действия декабрьского соглашения, глава правительства ГДР В. Штоф обратился с письмом к Брандту, в котором предлагалось продолжить переговоры о пропусках, а также по другим проблемам взаимоотношений ГДР с Западным Берлином 32 . 9 января 1964 г. Президиум Совета Министров ГДР выступил с заявлением, в котором говорилось, что соглашение от 17 декабря стало возможным благодаря инициативе ГДР и что всегда есть шансы добиться согласия, если сенат готов к деловым переговорам с ГДР 33 .

17 января 1964 г. правительство ГДР выразило готовность продлить срок действия протокола от 17 декабря 1963 г., договориться о посещениях Восточного Берлина западноберлинскими гражданами в праздничные дни, а также в случае особых семейных обстоятельств. Предусматривались и некоторые другие обстоятельства, при которых западноберлинцы могли посещать Восточный Берлин. Но в интересах "беспрепятственного осуществления этих мероприятий" правительство ГДР ожидало "прекращения провокаций и нападений на государственную границу ГДР с Западным


28 Ulhricht W. Die Kraft, die Deutschland veraenderte und seine Zukunft gestaltet. Rede auf der Fest der Anstaltung zum 45. Jahrestag der KPD. Berlin, 1964, S. 32.

29 Dokumentation der Zeit, 1964, H. 2, S. 302.

30 Брандт В. Указ. соч., с. 84-85.

31 Bulletin des Presse und Informationsamtes der Bundesregierung, 11.1.1964, N 7, S. 67.

32 Die Westberlinfrage. Dokumentation. Dresden, 1971, S. 267-268.

33 Ibid., S. 268-269.

стр. 77


Берлином", прекращения "валютных спекуляций" и установления паритета между марками ГДР и ФРГ, т.е. введения курса 1:1, отказа от "шпионской и подрывной деятельности против ГДР из Западного Берлина", запрета встреч и слетов "реваншистских организаций" 34 . Эти ожидания не вызвали положительной реакции сената.

13 февраля правительство ГДР предложило сенату продлить соглашение о пропусках на время пасхальных праздников 1964 г. 35 . Сенат был готов уже в первой половине февраля заключить новое соглашение, подобное соглашению от 17 декабря 36 . Однако на него сильное давление оказало правительство ФРГ, которое резко выступило против деятельности в Западном Берлине почтовых служащих ГДР 37 . Западные державы также заявили, что они против пребывания в городе "коммунистических чиновников" 38 . Штоф от имени Совета Министров ГДР выступил 18 февраля с обращением к западноберлинским гражданам, в котором высказался категорически против удаления служащих ГДР из Западного Берлина 39 . Переговоры достигли критической точки и фактически прекратились. 28 февраля Брандт произнес речь, свидетельствовавшую о серьезных разногласиях между правительством ФРГ и сенатом Западного Берлина. Правящий бургомистр подчеркнул, что он за дальнейшие переговоры и заключение "технического соглашения" с ГДР при соблюдении следующих принципов: "1. Права и обязанности союзников в (Западном) Берлине должны быть сохранены в полном объеме; 2. Не могут быть нарушены связи с Бонном; 3. Не допустимо какое-либо соглашение которое означало бы признание ГДР" 40 . Однако восточногерманское руководство заявило, что в ходе переговоров вообще не должен затрагиваться статус Берлина.

Показательно, что в разгар этой дискуссии, 18 февраля 1964 г. посол США в ФРГ Дж. Макги выступил в Бад Годесберге с речью, в которой предостерег от проведения агрессивной антикоммунистической политики и призвал к достижению обоюдовыгодных соглашений, пусть по немногим, но важным вопросам отношений между Востоком и Западом 41 . Руководство СССР официально не прореагировало на срыв переговоров. Газета "Правда" же поместила небольшой материал своего корреспондента в Берлине М. Подключникова под названием "Лицемеры сбрасывают маску" 42 . В статье отмечалось, что правительство ФРГ и сенат отклонили предложение ГДР о визитах западноберлинских граждан в демократический Берлин в дни пасхальных праздников. Вина за это возлагалась на "реакционные силы".

Спустя некоторое время переговоры возобновились, но протекали напряженно и медленно - в общей сложности более восьми месяцев. 4 сентября 1964 г. текст соглашения был готов. Однако боннское правительство оказало давление на западноберлинский сенат, убеждая его в необходимости добиться ряда уступок от ГДР. В результате переговорный процесс затянулся еще на 20 дней. И только 24 сентября 1964 г. второе соглашение о пропусках было подписано 43 . Новое соглашение в принципе повторяло положения декабрьского протокола и продлевало срок его действия. Оно было подписано на один год, причем предусматривалось, что не позже, чем за три месяца до истечения срока его действия начнутся переговоры о продлении соглашения. Предусматривалось создание специального пункта выдачи пропусков в случае неотложных семейных обстоятельств. Пропуск мог быть выдан на любой день. Соглашение от 24 сентября 1964 г. позволило сотням тысяч западноберлинцев посетить


34 Ibid., S. 271-272.

35 Ibid., S. 275.

36 Ministerium fuer Auswatige Angelenheiten (MfAA) der DDR. Wissenschaftliches Archiv, A. 1879.

37 Die Westberlinfrage. Dokumentation, S. 275-276.

38 MfAA der DDR. Wissenschaftliches Archiv, A. 1879.

39 Die Westberlinfrage. Dokumentation, S. 275-278.

40 MfAA der DDR. Wissenschaftliches Archiv, A. 1879.

41 Ibid.

42 Правда, 17.11.1964 г.

43 Neues Deutschland, 25.IX.1964.

стр. 78


своих родственников в Восточном Берлине осенью и на рождество 1964 г., а также в пасхальные дни и на Троицу 1965 г.

Формула соглашения была такой же, как и в декабре 1963 г.: в документе вновь было приведено полное официальное название восточногерманского государства - Германская Демократическая Республика. Многие политические деятели и органы печати западных стран заявляли, что соглашение от 24 сентября 1964 г. означает окончательное признание ГДР де-факто. Это соглашение вызвало оживленные отклики во многих странах мира, прежде всего в государствах Западной Европы, а также США.

Публикуемые источники представляют собой рабочие материалы подразделений министерства иностранных дел ГДР, в которых анализируется оценка соглашений в ряде западноевропейских государств и в США. Документы в основном представляют собой внутриведомственную переписку между рабочей группой по Западному Берлину и европейскими отделами министерства иностранных дел ГДР. На многих материалах есть правка от руки, сделанная руководителями подразделений. Не все документы подписаны составителями. В большинстве случаев указаны адресаты: в обязательном порядке один экземпляр отправлялся в отдел международных связей ЦК СЕПГ и один - заместителю министра иностранных дел В. Кроликовски. В некоторых случаях один экземпляр направлялся в отдел печати министерства иностранных дел. Научная ценность публикуемых рабочих материалов заключается прежде всего в том, что эти источники позволяют проследить, как на их основании формировалась позиция руководства министерства иностранных дел, правительства и частично ЦК СЕПГ, определялась эффективность внешнеполитических акций ГДР и оценка международного положения в целом.

Материалы готовили специалисты, высокая квалификация которых не вызывала сомнений у партийно-государственного руководства ГДР. Материалы во многом предопределяли также освещение международных событий в восточногерманских средствах массовой информации.

Текст документов насыщен штампами "холодной войны". Однако источники в ряде случаев дают объективную оценку реакции в Западной Европе и США на заключение соглашения от 24 сентября 1964 г. Это касается, в частности, откликов французской и американской прессы на соглашение. Правда, аналитики из министерства иностранных дел ГДР не зафиксировали различий в освещении соглашения прессой этих стран.

Во многих документах просматривается стремление составителей сделать акцент на выгодных для ГДР высказываниях западной печати, особенно об ответственности ФРГ за затягивание переговоров, противоречиях между правительством Эрхарда и сенатом Брандта, прежде всего о признании ГДР де-факто. Основную часть документов составляет анализ откликов печати. Реакция официальных лиц на соглашение либо не была известна составителям, либо не последовала вообще. Исключение представляет собой документ о ФРГ. Его разработчики осветили позиции и правительства, и политических партий.

Сотрудники министерства иностранных дел ГДР, готовившие справку о реакции на подписание соглашения в СССР, находились в затруднительном положении: официальные лица в Москве его не комментировали, а отклики советской печати были немногочисленны и коротки. "Правда" на шестой странице поместила короткую и сухую информацию своего собственного корреспондента в Берлине А. Губанова 44 , а "Известия" ограничились перепечаткой из парижской "Пари-жур" статьи обозревательницы Ж. Табуи 45 . Центральные советские газеты на первых полосах поместили обширный материал о ратификации Президиумом Верховного Совета СССР Договора о дружбе, взаимной помощи и сотрудничестве между СССР и ГДР от 12 июня


44 Правда, 25. IX. 1964.

45 Известия, 26.IX. 1964.

стр. 79


1964 г. Для определения подлинной роли Советского Союза в заключении соглашения о пропусках нужен доступ к архивам Президента РФ и министерства иностранных дел России.

Документы архива министерства иностранных дел в ГДР не публиковались. Эти источники не были преданы огласке и После воссоединения Германии. Они были получены в научном архиве министерства иностранных дел ГДР в августе 1977 г., где автор публикации работал во время научной командировки. Большую помощь в организации доступа к материалам архива ему оказали профессора В. Пегель и В. Кляйнвехтер из Института международных отношений Университета им. К. Маркса в Лейпциге. Публикатор выражает им искреннюю благодарность за это. Первый из публикуемых документов отличается по содержанию: в нем изложены рекомендации рабочей группы министерства иностранных дел ГДР по Западному Берлину относительно того, как и с помощью каких аргументов следует оправдывать и доказывать необходимость сооружения Берлинской стены. Он адресован средствам массовой информации, учреждениям и организациям, занимавшимся пропагандистской и идеологической работой, а также представительствам ГДР за рубежом. Этот документ хранился в фонде А1897 - "Аргументация по вопросу о Западном Берлине. 1963-1965. Проекты интервью и статей по западноберлинскому вопросу 1963-1965", все остальные - в фонде А1879 - "Реакция за границей на соглашение о посещениях 1964 г." Нумерации дел в фондах нет. Перевод на русский язык и комментарии выполнены автором публикации.

Были ли соглашения о посещениях первыми брешами в Берлинской стене? Единства мнений по этому вопросу не было ни в ФРГ и Западном Берлине, ни в объединенной Германии. Документы помогут читателям дать собственный ответ на поставленный вопрос.

Р. В. Долгилевич, кандидат исторических наук, профессор

ДОКУМЕНТЫ

N 1

РАБОЧАЯ ГРУППА ПО ЗАПАДНОМУ БЕРЛИНУ.

БЕРЛИН, 5.6.1965 г.

УКАЗАНИЯ К АРГУМЕНТАЦИИ ПО ЗАЩИТНЫМ МЕРОПРИЯТИЯМ ГДР ОТ 13 АВГУСТА 1961 г.

1. Защитные мероприятия ГДР соответствуют суверенному праву каждого государства добиваться уважения своих границ всеми надлежащими средствами, имеющимися в его распоряжении. В условиях открытых границ между ГДР, Берлином и особой территорией Западный Берлин из Западного Берлина более десяти лет велась разнообразная политическая и экономическая подрывная деятельность против Германской Демократической Республики, организаторов которой следует искать в правящих кругах Западной Германии и Западного Берлина.

2. Формы политического и экономического разрушения ГДР простирались от разносторонней травли до подрыва существующего в ней социально-экономического строя путем широкой экономической агрессии и организации шпионажа и диверсий. Урон, причиненный ГДР различными формами экономической агрессии (спекуляция валютой, вербовка квалифицированных рабочих и специалистов), к 13 августа 1961 г. составил почти 30 млрд. марок ГДР.

стр. 80


3. Усиление подрывной деятельности из Западного Берлина и заявления ведущих западногерманских политиков привели правительство ГДР летом 1961 г. к выводу, что правящие круги Западной Германии, используя открытые границы в Берлине, готовят агрессию против ГДР, направленную на насильственное свержение существующего в ней политического и социального строя. С созданием системы эффективного контроля и безопасности на границе с Западным Берлином был прегражден путь этой агрессии. Тем самым ГДР сослужила важную службу делу мира.

4. Правительство ГДР рассматривает нынешние мероприятия на государственной границе с Западным Берлином не как самоцель, а как меру, адекватную угрозе, исходящей от правящих кругов Западной Германии... Никто не может ожидать, что компетентные органы ГДР оставят без внимания постоянные угрозы ФРГ создать ситуацию гражданской войны и организовать тайную войну против Германской Демократической Республики, если она и в дальнейшем будет осуществлять контроль и охрану своих государственных границ с Западной Германией и Западным Берлином.

5. Защитные мероприятия ГДР в Берлине не затрагивают международное транспортное сообщение. Миролюбивые граждане третьих стран могут беспрепятственно въезжать на территорию ГДР. Германская Демократическая Республика с самого начала предлагала западноберлинской стороне заключить соглашения, которые позволили бы также и западноберлинским гражданам посещать ГДР. Западноберлинские власти не прореагировали на это проявление доброй воли. Тем не менее правительство ГДР проявило инициативу относительно обоих соглашений о пропусках - от декабря 1963 г. и от сентября 1964 г. Оно заявило о своей принципиальной готовности вести переговоры с властями Западного Берлина и заключить соответствующие соглашения о посещениях западноберлинскими гражданами родственников в столице ГДР, а также по другим проблемам отношений Западного Берлина с ГДР. Одновременно оно обращало внимание на то, что развитие хороших отношений между Западным Берлином и Германской Демократической Республикой зависит не только от правительства ГДР.

Успешное развитие добрососедских отношений между Западным Берлином и ГДР неизбежно предполагает поддержание системы контроля на государственной границе Германской Демократической Республики и в значительной мере зависит от того, будут ли западноберлинские власти свертывать раздувавшуюся из Западного Берлина "холодную войну" против ГДР. Осуществление таких провокаций, как противоправное заседание западногерманского бундестага в Западном Берлине в апреле этого года, направленное против жизненно важных интересов ГДР, едва ли позволяет сделать вывод об их готовности к этому.

N 2

МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ 2 ОКТЯБРЯ 1964 г.

ИЗ 5-го ЕВРОПЕЙСКОГО ОТДЕЛА

В РАБОЧУЮ ГРУППУ ПО ЗАПАДНОМУ БЕРЛИНУ

ЭХО НА СОГЛАШЕНИЕ О ПРОПУСКАХ

Настоящим мы пересылаем Вам отклики прессы на соглашение о пропусках в странах, которыми занимается 5-й европейский отдел (Франция, Италия, Великобритания, Бельгия, Нидерланды и Австрия). Официальные высказывания политиков этих стран нам неизвестны.

Подпись: Бруннер 46


46 Бруннер - сотрудник 5-го европейского отдела МИД ГДР.

стр. 81


ИНФОРМАЦИЯ О РЕАКЦИИ АВСТРИЙСКОЙ ПРЕССЫ НА СОГЛАШЕНИЕ О ПРОПУСКАХ

1. Все австрийские газеты подробно сообщают о содержании соглашения о пропусках. Буржуазная печать, не сумев полностью скрыть враждебный делу мира характер политики Бонна, пытается теперь, правда малоубедительно, представить соглашение как успех правительства ФРГ, которому удалось опровергнуть "теорию Панкова о двух или трех германских государствах". Эти необоснованные утверждения выражают сомнения самой буржуазной печати в убедительности своих аргументов. Это становится ясным из того, что она вынуждена привести дословную оценку товарища Абуша, согласно которой соглашение о пропусках является официальным соглашением.

Буржуазная печать полностью замалчивает позитивный вклад ГДР в достижение урегулирования и утверждает, что Германская Демократическая Республика вела переговоры только под сильным давлением Советского Союза (с целью создания благоприятной атмосферы для визита Хрущева в Западную Германию) и стремилась делать "гешефты из человечности". В связи с этим высказывается опасение, что ГДР использует соглашение для развития широкой пропагандистской акции, особенно в молодых национальных государствах. Тем не менее некоторые газеты (например, полуофициальная "Винер Цайтунг") приветствуют как соглашение о пропусках, так и решение правительства ГДР разрешить пенсионерам из ГДР поездки в Западную Германию и Западный Берлин. Последнее обстоятельство преподносится, однако, так, что оно не представляет собой для ГДР никакого риска, а "возможность спрыги-вания" (невозвращения пенсионеров. - Р. Д .) лишь привела бы ГДР к освобождению от не столь уж малой финансовой нагрузки (выплаты пенсий невернувшимся пенсионерам. - Р. Д. )

2. Социал-демократический орган "Арбайтер-Цайтунг" проявляет определенную осторожность в подборе аргументов, направленных против ГДР. Учитывая критику враждебной делу мира политики ФРГ, "Арбайтер-Цайтунг" ничего не говорит о мнимом успехе Бонна. Тем самым выражается мнение, что Социалистическая партия Австрии (СПА) видит в успешном завершении переговоров в первую очередь заслугу СДПГ. "Арбайтер-Цайтунг", оценивая договор (она не пишет о "техническом соглашении"), говорит, что он "не является поводом к триумфу, но является успехом в деле преодоления раскола Берлина" ("Арбайтер-Цайтунг" от 26.09.1964 г.). Еще 06.09.1964 г. эта газета так излагала позицию СПА относительно соглашения о пропусках: "Уже давно ясно, что с бесчеловечной коммунистической политикой, приведшей к созданию Берлинской стены, может быть покончено лишь в том случае, если ее жесткость будет смягчена политическими методами, а не путем действий, направленных на снос стены. Верную дорогу к этому составляют соглашения о пропусках, торговые соглашения и тому подобное. Практическое урегулирование отношений с Восточной Германией будет оставаться необходимостью в течение того или иного времени. Но юридическое признание сепаратного восточногерманского государства Западом является невозможным, потому что немцы принципиально не хотят отказываться от воссоединения страны и потому что признание второго германского государства, по мнению юристов, могло бы пошатнуть правовое положение Берлина. Вместе с тем, продолжение конфликта с его вечными спорами о географических картах, поездках и о трактовке статуса торговых миссий длительное время никому не будет приносить пользы. Если же будет найдена приемлемая форма сосуществования Западной и Восточной Германии, то это будет благом для всех участвующих сторон" [...]

Заслуживает внимания большая статья в "Арбайтер-Цайтунг" от 26.09.1964 г., в которой впервые сообщается, что ежемесячно около 1000 западногерманских граждан, руководствуясь прежде всего экономическими соображениями, ходатайствуют о разрешениях на проживание в ГДР.

стр. 82


3. Центральный орган Коммунистической партии Австрии газета "Фольксштимме" в наступательном плане и подробно сообщает, беря за основу наши аргументы, о ходе переговоров и заключении соглашений, причем особое внимание обращается на критику неправомерной политики вмешательства Бонна в переговоры.

Рассылка:

1. Зам. мин. тов. Кроликовски

2. ЦК СЕПГ, отд. международных связей

3. Отд. прессы

Подпись 47

ОТКЛИКИ НИДЕРЛАНДСКОЙ ПРЕССЫ НА ЗАКЛЮЧЕНИЕ СОГЛАШЕНИЯ О ПРОПУСКАХ МЕЖДУ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ ГДР И СЕНАТОМ ЗАПАДНОГО БЕРЛИНА

Нидерландская пресса уделяет много внимания соглашению о пропусках, заключенному 24.09.1964 г. между правительством ГДР и сенатом Западного Берлина. Газеты не просто сообщают об этом факте, но и комментируют содержание соглашения. Основной мотив этих комментариев сводится к тому, что правительство Бонна едва ли добилось политического успеха.

Так, например, "Альгемеен Дагблад" пишет, что западногерманские требования не были удовлетворены. Бонн, продолжает газета, дал официальное разрешение на подписание соглашения, чтобы избежать впечатления, что Западный Берлин самостоятельно вел переговоры в качестве третьего "германского государства". Неприемлемые для Бонна слова "Берлин - столица ГДР" остались на формуляре и восточногерманские почтовые чиновники снова будут работать в западной части города. "Альгемеен Дагблад" делает вывод, что Эрхард капитулировал перед положением, которое он вряд ли мог изменить.

"Хаагше Курант" приходит к выводу, что контакты между двумя германскими государствами сейчас могут быть расширены и что, в конце концов, последует признание восточногерманского государства. Провинциальная нидерландская печать также публикует подробные сообщения и комментарии к соглашению о пропусках.

"Тийд" обращает внимание на то, что соглашение достигнуто накануне 15-летия ГДР и одновременно с ратификацией договора о дружбе между ГДР и СССР. Газета делает вывод, что политические разногласия между Берлином и Западной Германией действительно увеличились.

"Хет Фрийе Фольк" в номере от 24. 09. 1964 г. пишет, что перетягивание каната между Восточной и Западной Германией закончено и что боннское правительство дало западноберлинскому сенату "зеленый свет". Далее в газете высказывается мнение, что договор мог быть заключен значительно раньше, если бы боннское правительство не противилось этому. Причину этого сопротивления "Хет Фрийе Фольк" видит в том, что в формулярах ходатайств о разрешениях написано: "Восточный Берлин - столица ГДР". Бонн расценивает это как формальное признание ГДР.

Рассылка:

1. министр Кроликовски

2. отдел прессы МИД (зачеркнуто в оригинале. - Р. Д.) рабочая группа по Западному Берлину

3. отдел международных связей ЦК СЕПГ

4. секция II


47 Подпись неразборчива.

стр. 83


ЭХО БЕЛЬГИЙСКОЙ ПРЕССЫ НА ЗАКЛЮЧЕНИЕ СОГЛАШЕНИЯ О ПРОПУСКАХ МЕЖДУ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ ГДР И СЕНАТОМ ЗАПАДНОГО БЕРЛИНА

Соглашение о пропусках, заключенное 24.09.1964 г. между правительством ГДР и сенатом Западного Берлина, привлекло к себе всеобщее внимание бельгийской прессы. Содержание сообщений в газетах ограничивается в основном констатацией факта заключения соглашения, причем во всех сообщениях подчеркивается, что три западных военных коменданта одобрили это соглашение.

"Ле Пепль" опубликовала 24 сентября 1964 г. статью, в которой говорится, что кабинет в Бонне 23 сентября 1964 г. единодушно одобрил заключение этого соглашения между Восточной Германией и сенатом Западного Берлина. "Де Стандарт" пишет: "Бонн, наконец, согласен с соглашением о пропусках". "Ля Либре Бельжик" констатирует: "Согласие канцлера Эрхарда давалось, конечно, без всякого удовольствия. Ведь в боннском правительстве в течение ряда недель шел спор между противниками и сторонниками соглашения. Победили сторонники. Бонн долго сомневался, потому что в соглашении говорится о столице ГДР, однако ясно, что западногерманское правительство должно было уступить требованиям населения".

В "Фолксгазет" публикуется мнение бургомистра Западного Берлина В. Брандта. Брандт приветствовал соглашение как "триумф человечности" и как "шаг в правильном направлении". Он добавил далее, что переговоры следовало бы продолжить для того, чтобы добиться согласия ГДР на посещения восточными берлинцами Западного Берлина. "Хет Фолк" подчеркивает, что боннское правительство вынуждено было согласиться с формулировкой "столица ГДР" и добавляет, что эта формулировка будет неудобоваримой для западногерманских властей, потому что она несет в себе, в сущности, признание Восточной Германии как государства. Большинство газет характеризуют договор как выгодный и как основу для дальнейших переговоров.

Рассылка:

1. министр Кроликовски

2. рабочая группа по Западному Берлину 48

3. отдел международных связей ЦК СЕПГ

4. секция II

ОЦЕНКА ОТКЛИКОВ НА СОГЛАШЕНИЕ О ПРОПУСКАХ В ВЕЛИКОБРИТАНИИ

Подписание соглашения о пропусках вызвало в Великобритании явное одобрение. О нем подробно сообщили все газеты, но в основном со ссылками на западногерманские источники. Новое соглашение в сравнении с декабрьским соглашением 1963 г. занимает в газетах значительно больше места. Обширнее и выдержки из выступлений западногерманских политиков в пользу подписания этих соглашений.

Однако "Таймс" 25.09.1964 г. указывает, что политические результаты, достигнутые боннским правительством, являются незначительными. Дословно газета пишет: "Если исходить из требований, которые с растущим упорством выдвигались федеральным правительством в то время, когда переговоры затягивались, то достигнутые результаты определенно не являются внушительными". В качестве примера газета ссылается на то, что Бонн оказался не в состоянии изменить формуляр ходатайства о выдаче пропуска.

Ведущий британский экономический журнал "Экономист" еще 11.09.1964 г. указывал на политическую неудачу Бонна в вопросе о пропусках. В журнале отмечалось,


48 Первоначальный адресат - отдел прессы МИД ГДР - в оригинале зачеркнут.

стр. 84


что соглашение "будет достигнуто почти что за счет Бонна, что фактически равносильно признанию существования двух германских государств и третьей самостоятельной германской власти в Западном Берлине". Либеральная "Гардиан" критикует Бонн за то, что он предоставил западноберлинскому сенату во время переговоров недостаточную свободу действий, и заявляет, что в Бонне наряду с удовлетворением одновременно чувствуется явное беспокойство и там опасаются нового наступления Востока в германском вопросе.

Несмотря на совместное заявление западных комендантов (Берлина - Р. Д. ), которые приветствовали соглашение, официальные позиции консервативной и либеральной партии неизвестны.

"Дейли Уоркер" 49 опубликовала сообщение в 20 строк, причем газета подчеркнула вывод тов. Абуша, что соглашение почти идентично с предложениями, которые правительство ГДР внесло 17 января 1964 г.

В заключение следует сказать, что Бонну не удалось сформировать в Великобритании общественное мнение на основе официальной западногерманской аргументации. Хотя в Англии и отмечают гуманитарные и политические улучшения, которые принесло соглашение, в британском обществе ясно говорят, что Бонн не смог реализовать свои политические концепции.

Подпись 50

ИНФОРМАЦИЯ ФРАНЦУЗСКОЙ ПРЕССЫ О ЗАКЛЮЧЕНИИ СОГЛАШЕНИЯ О ПРОПУСКАХ

Буржуазная французская печать ("Монд", "Фигаро", "Комба") относительно подробно сообщает о последней фазе переговоров по соглашению о пропусках. При этом в центре внимания комментариев и сообщений находятся следующие оценки.

1. Жесткая позиция боннского правительства была главным препятствием во время переговоров. Эта позиция содержала в себе противоречия и показала сомнительность германской политики Бонна и отсутствие в ней какого-либо плана.

2. Одобрение Бонном соглашения о пропусках явилось следствием давления населения Западного Берлина и тактики ХДС на выборах.

3. Боннские требования изменений в соглашении не могли быть реализованы. Это касается, прежде всего, определения Берлина, как столицы ГДР и срока действия соглашения. Нынешнее соглашение соответствует в основном соглашению от 17.12.1963 г.

4. Права западных держав в Западном Берлине остаются в силе. Западноберлинский сенат не мог вести переговоры без одобрения трех оккупационных держав ("Фигаро", 24.09.64 г.).

5. Жесткая позиция Бонна была направлена также и на то, чтобы продемонстрировать перед визитом Хрущева "твердость и непоколебимость" правительства Эрхарда.

Обширная корреспонденция в центральном органе КПФ 51 "Юманите" в полной мере информирует о ходе и завершении переговоров. При этом приводится наша аргументация по всем вопросам.

Рассылка:

1. министр Кроликовски

2. рабочая группа по Западному Берлину

3. отдел международных связей ЦК СЕПГ

4. секция II


49 Центральный орган Коммунистической партии Великобритании.

50 Подпись неразборчива.

51 Коммунистическая партия Франции.

стр. 85


ЭХО ИТАЛЬЯНСКОЙ ПРЕССЫ НА СОГЛАШЕНИЕ О ПРОПУСКАХ

Корреспонденция в центральном органе КПИ 52 "Унита" была позитивной и очень подробной. Печать, доступная нам, - правобуржуазная "Коррьере делла сера" и левобуржуазная "Джорно", опубликовали на внешнеполитических страницах своих изданий 24 и 25 сентября 1964 г. по две подробные статьи о соглашении о пропусках.

В корреспонденциях обеих газет, несмотря на нюансы в употреблении слов, подчеркивается, что с подписанием второго соглашения о пропусках начинается новый этап в отношениях между двумя германскими государствами. Знаменательно, что второе соглашение о пропусках расценивается не как соглашение между ГДР и западноберлинским сенатом, а как соглашение между двумя германскими государствами. "Коррьере делла сера" среди прочего отмечает: "То обстоятельство, что соглашение подписал Корбер, не может никого обмануть. Одобрение соглашения федеральным правительством было необходимо. Поэтому, хотя и с оговорками и принимая во внимание особую ситуацию, можно говорить о соглашении между двумя германскими государствами".

Особенно подчеркивается большое значение нового соглашения о пропусках. "Коррьере делла сера" пишет об этом так: "Сегодня между обеими Германиями было заключено первое после окончания войны важное и обязывающее соглашение. "Газета "Джорно" заявляет, что новое соглашение больше "не является экспериментом, как это было к Рождеству 1963 г., а представляет собой настоящее урегулирование, которое должно принести некоторую разрядку в Берлине минимум на 1 год". Далее газета пишет, что это первые шаги на пути "обоюдного терпения", если даже не признание (ГДР - Р. Д. ). Тем самым косвенно признается существование второго германского государства. Эти публикации относительно объективны, хотя и высказывается мнение, что новое соглашение означает в определенной мере "нейтрализацию стены". В целом нужно сказать, что в буржуазной итальянской печати новому соглашению уделено много внимания.

N 3

СОГЛАШЕНИЕ О ПРОПУСКАХ ОТ 24 СЕНТЯБРЯ 1964г. СООБЩЕНИЯ АМЕРИКАНСКИХ ГАЗЕТ

"Нью-Йорк таймс", "Нью-Йорк геральд трибюн" и "Крисчен сайенс монитор" поместили 24 и 25 сентября 1964 г. сообщения о соглашении о пропусках. 24 сентября эти газеты частично повторили западногерманскую версию, согласно которой в период с 4 сентября до подписания соглашения в тексте документа были достигнуты некоторые улучшения. "Нью-Йорк таймс", например, называет два таких улучшения:

1) автоматическое продление соглашения до Рождества 1965 г. включительно; 2) пометка на формуляре заявления о выдаче пропуска, что западная сторона не признает Восточный Берлин "столицей Германской Демократической Республики".

25 сентября 1964 г. в газетах были опубликованы лишь краткие сообщения о подписании соглашения (в "Нью-Йорк таймс" на третьей странице). Ни в одной статье соглашение не характеризуется негативно. "Нью-Йорк таймс" подчеркивает, что новое соглашение базируется на основе декабрьского соглашения прошлого года, но содержит принципиальные улучшения. Газета также обращает внимание на то, что "три коменданта западных держав, осуществляющие верховную власть в городе, подтвердили это соглашение в приказе, адресованном городской администрации бургомистра Вилли Брандта".

По сообщению агентства "Ассошиэйтед Пресс" американский посол в ФРГ Макги


52 Коммунистическая партия Италии.

стр. 86


заявил в Бонне, что он исключает возможность отклонения американцами нового соглашения. Макги добавил, что с признанием второго германского государства не следует "попадать в неприятное положение". Посол напомнил, что США не имели ничего против декабрьского 1963 г. соглашения о пропусках.

"Нью-Йорк таймс" 28 сентября помещает комментарий, в котором выражает свое отношение к соглашению 1964 г. В комментарии говорится, что образ действий боннского кабинета свидетельствует о его старании создать благоприятную атмосферу для ожидаемого в следующем году визита в Бонн премьер-министра Хрущева. Выражается также мнение, что соглашение связано с избранием Штофа председателем Совета министров ГДР. Однако в прессе содержатся спекулятивные рассуждения о том, что с назначением Штофа главой правительства и в связи с ослаблением напряженности между Востоком и Западом откроется путь к переговорам, которые при определенных обстоятельствах могут привести к воссоединению двух Германий. Ясно однако, что западногерманское правительство начнет политические переговоры с Восточной Германией только под давлением.

Подпись 53 .

Рассылка: рабочая группа по Западному Берлину.

N 4

ЭХО В ЗАПАДНОЙ ГЕРМАНИИ

6-й европейский отдел

Берлин, 30 сентября 1964 г. 54

В отличие от откликов на декабрьское соглашение 1963 г. реакция на второе соглашение относительно единодушная - как боннских партий, так и прессы ФРГ. Тон корреспонденциям и комментариям задали ноты боннского правительства. Боннские партии сразу же после подписания соглашения высказали свое отношение к нему, которое отличается лишь в нюансах. Сейчас партии воздерживаются от комментариев. Критические высказывания прессы о соглашении едва ли превышают намеки на "небольшие недостатки во внешности".

I. Официальные высказывания Бонна

22 сентября ДПА 55 сообщило из "осведомленных кругов", что западная сторона "добилась частичных успехов" и, возможно, "достижения улучшений округленно в 10 пунктах". Обнародовав эту информацию, федеральное правительство хотело еще до официального подписания соглашения обосновать свое решение от 11 сентября, которое было направлено на затягивание переговоров 56 .

Версию Бонна официально изложил федеральный шеф прессы Хазе на пресс-конференции после заседания федерального кабинета 23 сентября (согласно сообщению ДПА от 23 сентября): "В случае с соглашением о пропусках даже минимум технических контактов может привести к максимуму человечности... Представитель правительства указал на большое человеческое значение соглашения... В стене снова пробита брешь. В сравнении с рождественским соглашением от 17 декабря прошлого года благодаря терпеливым и упорным совместным усилиям удалось добиться важных улучшений, которые исключают любые кривотолки [...] Особенно высоко оценил он


53 Подпись неразборчива.

54 Слова "6-й европейский отдел, Берлин, 30 сентября 1964 г." в оригинале документа зачеркнуты. Первый вариант названия документа: "Информация об отзывах в Западной Германии на второе берлинское соглашение от 24.09.1964 г.".

55 "ДПА" - Германское агентство печати.

56 Этот абзац в оригинале подчеркнут.

стр. 87


то, что федеральное правительство и берлинский сенат действовали единым фронтом. Также и после соглашения о пропусках основополагающими политическими целями остаются самоопределение и воссоединение". В день подписания соглашения федеральный шеф прессы Хазе сделал от имени федерального правительства заявление, состоявшее из пяти пунктов. Задача этого заявления заключалась прежде всего в том, чтобы подтвердить агрессивные боннские притязания на единоличное представительство Германии. Оно гласит: "Федеральное правительство как единственное свободно избранное законное правительство германского народа в связи с подписанием нового соглашения о пропусках констатирует следующее:

1. Значение урегулирования относится к сфере человечности. Оно дает возможность увидеться сотням тысяч наших собратьев.

2. В сравнении с соглашением от 17 декабря 1963 г. благодаря терпеливым и упорным переговорам был достигнут ряд важных улучшений, которые исключают какие-либо превратные толкования.

3. Установленный антидемократическими методами режим советской оккупационной зоны не является субъектом международного права. Поэтому вопрос о том, как он сам себя называет, не имеет никакого значения.

4. Соглашение не затрагивает и не меняет статус Берлина - столицы Германии. Это относится также к тесным связям земли Берлин с Федерацией.

5. Давая согласие на подписание соглашения, федеральное правительство действовало, исходя из своей ответственности за всех немцев. Целью его политики остается воссоединение через самоопределение, а на пути к этому - восстановление полной свободы передвижения внутри Германии". - ДПА, 24 сентября 1964 г. 57 .

Концепцию Бонна после подписания соглашения еще раз четко сформулировал Эрхард на своей пресс-конференции 25 сентября: "В берлинском вопросе существует единая совместная позиция всех политических сил Федеративной Республики. Отрадно поэтому, что соглашение о пропусках было достигнуто в полном согласии между федеральным правительством, берлинским сенатом и политическими партиями" - ДПА, 25 сентября 1964 г.

Эрхард сообщил, что боннские представительства за границей начинают "дипломатическую акцию, чтобы нейтрализовать любые ошибочные действия". Сошлемся также на корреспонденцию ДПА, которая, очевидно, была инспирирована боннским внешнеполитическим ведомством: "Ни одно нейтральное и не входящее в блоки государство мира - на Цейлоне, несомненно, были некоторые трудности - не приняло, использовав первое берлинское урегулирование, решения о дипломатическом признании Панкова. Тем не менее специалисты министерства иностранных дел предостерегают от предположения, что можно полностью исключить опасность прямого или косвенного признания Панкова после нового соглашения" - ДПА, 24 сентября 1964 г.

II. Реакция боннских партий

Достижение соглашения публично и единодушно приветствовали ХДС, СвДП и СДПГ.

ХДС / ХСС 58 . Бросается в глаза, что ХСС уклонился от выступления со своей собственной точкой зрения и довольствовался заявлением исполняющего обязанности председателя фракции ХДС/ХСС Барцеля (ХДС) и комментарием Градля (тоже ХДС) в пресс- службе ХДС/ХСС.

Эта необычная сдержанность ХСС (еще 16 сентября орган ХСС "Байерн - Курьер" говорил об "обезьяньем спектакле с переговорами о пропусках"), объясняется, вероятно, статьей, опубликованной за день до подписания соглашения в партийном официозе "ЦСУ - Корреспондент" В ней есть следующие слова: "Эрхард является канцлером и остается канцлером. Это твердая воля подавляющего большинства членов союзных партий".


57 Далее текст раздела "Официальные высказывания Бонна" в оригинале зачеркнут.

58 ХСС - Христианско-социальный союз - христианская партия в Баварии.

стр. 88


АП, 23 сентября 1964 г.

В день подписания соглашения "Барцель положительно отозвался о том, что западноберлинцы снова получают возможность посещать своих родственников в восточном секторе города". Он считает, что посещения западноберлинцами Восточного Берлина не могут в будущем стать соблазном к ослаблению усилий, направленных на ликвидацию стены и "зональных границ внутри Германии".

ДПА 23 сентября 1961 г.

Градль заявил пресс-службе ХДС/ХСС: "Стоило вести жестокие переговоры. Но, несмотря на достигнутые улучшения, также и нынешнее урегулирование еще не является удовлетворительным. Общегерманская задача является теперь еще более неотложной, чем когда-либо ранее; ведь такие реальности как стена, полосы смерти и минные поля пропусками не устраняются." - ДПА, 24 сентября 1964 г.

СвДП. Официальная позиция СвДП была наиболее четко выражена в пресс-бюллетене свободных демократов "Фрайе Демократише Корреспонденц":

"Кажется, будто свободная Германия наконец перейдет из стадии импровизации в фазу долгосрочного и детального планирования. Только так западная часть нашего Отечества сможет, наконец, взять в свои руки инициативу общегерманской политики и лишь тогда возникнут хорошие шансы на то, что эта особенно сложная область федеральной германской политики не будет снова и снова становиться предлогом для подозрения в авантюрах." - "Фрайе Демократише Корреспонденц", 24 сентября 1964 г.

СДПГ. Точку зрения Социал-демократической партии Германии выразил заместитель председателя партии Г. Венер. При этом он безоговорочно подтвердил "высшее благоразумие" боннского правительства. Венер, в частности, поблагодарил Брандта и сенат за терпение и настойчивость в переговорах и одновременно признал, что также и в федеральном правительстве победило высшее благоразумие. Успех, который начинается с новым соглашением в сфере гуманности и человечности, нельзя снова растворить в споре коалиции. Венер отрицательно ответил на вопрос, можно ли из урегулирования о пропусках извлечь аргументы в пользу международно-правового признания зоны. - ДПА, 23 сентября 1964 г.

III. Эхо в печати 59

В серьезной западногерманской печати ни один орган не отклоняет соглашение. Одни газеты подчеркивают, что "соглашение нужно безоговорочно приветствовать" ("Райнише Пост-Цайтунг фюр христише Культур унд Политик", 24 сентября 1964 г.), другие обращают внимание на то, что "федеральному правительству не удалось четко реализовать все свои пожелания" ("Хандельсблатт", 25 сентября 1964 г.).

Симптоматической для корреспонденции и комментариев этих органов является публикация в "Франкфурте? Алльгемайне Цайтунг": "Первое сравнение нового урегулирования с соглашением от 17 декабря 1963 г. дает дополнительные гарантии в том, что восточноберлинскому правительству не удастся извлечь политический капитал из этого урегулирования" - "Франкфурте? Алльгемайне Цайтунг", 25 сентября 1964г.

"Хандельсблатт" указывает также на то, что "выраженное на последней фазе переговоров пожелание оставить в силе соглашение о пропусках и после срока выборов в бундестаг нашло лишь устное одобрение восточной стороны" - "Хандельсблатт", 25 сентября 1964 г. Газета делает отсюда вывод: "Таким образом, нельзя исключать, что переговоры о пропусках снова начнутся в период, неблагоприятный во внутриполитическом отношении". Но других высказываний, которые поддерживали бы это предостережение, не последовало.

Газета "Ди Вельт", резюмируя, пишет: "Никто не получает возможность извлечь дополнительный политический капитал из несовершенства соглашения. Поэтому


59 Весь этот раздел в оригинале зачеркнут.

стр. 89


каждый беспристрастный человек сможет увидеть в предстоящем потоке посетителей то, что из себя представляет этот поток: самую успешную попытку продырявить стену" - "Ди Вельт", 24 сентября 1964 г.

"Зюддойче Цайтунг" в своем комментарии откровенно спекулирует на том, что договор "создаст в зоне политические и психологические обстоятельства, которые с его помощью можно быстрее привести в движение, чем путем безынициативного упрямства в большом решении" - "Зюддойче Цайтунг", 23 сентября 1964 г.

Статьи, рассматривающие соглашение как шаг к дальнейшему повышению престижа ГДР, в крупной прессе являются единичными. Независимая политическая газета южного Гессена "Дармштедтер Эхо" пишет: "Восьмимесячные переговоры между уполномоченными режима Панкова и западноберлинского сената - это не "минимум технических контактов". Кроме того, если подумать, что в переговоры был вовлечен федеральный кабинет, - так же, как и партии боннского парламента - то получается, во-первых, что это прямые переговоры между Восточным Берлином и Западным Берлином; во-вторых, что это прямые переговоры между Восточным Берлином и Бонном. Таким образом, коммунистическая теория о трех государствах стала весомой" - "Дармштедтер Эхо", 26 сентября 1964 г.

В "Штуттгартер Цайтунг" говорится: "Формула подписания этого соглашения - в любом смысле - означает, что между Западной и Восточной Германией велись переговоры и с помощью "промежуточного финиша" достигнуто понимание в важном вопросе. Это представляет восточных партнеров по переговорам как людей, с которыми вполне можно говорить на благо нации, и это порождает видимость, как будто вопрос о стене в Берлине не имеет уже столь жгучего значения, потому что человеческие контакты могут быть установлены иным образом." - Штуттгартер Цайтунг, 25 сентября 1964 г.

Определенное место в западногерманской печати занимает тактика затягивания переговоров Бонном. Названные выше органы печати связывают при этом боннские формулировки с "достижением улучшений в тексте договора". Иное мнение представляет "Ди Цайт" в номере от 15 сентября 1964 г.: "Если бы Бонн имел четкую концепцию, он мог бы достичь точно такого же результата к пасхе". Газета "Франкфурте? Рундшау" 26 сентября пишет: "Он (Эрхард. - Р. Д .) медлил, медлил и еще раз медлил". Близкое по смыслу высказывание помещает 26/27 сентября 1964 г. "Мюнхене? Меркур": "Непонятно, почему для того, чтобы выторговать новое соглашение потребовалось почти девять месяцев".

Представляется примечательной благодаря своей трезвой оценке статья в Мюнхенской вечерней газете "Мюнхене? Абендцайтунг": "Федеральное правительство вынуждено было, наконец, после длившихся восемь месяцев переговоров одобрить берлинское соглашение о пропусках (хотя, оно, конечно, не отвечает его представлениям), потому что прежде всего ХДС/ХСС, как ведущая правительственная партия, не могла позволить себе мешать развитию, пользующемуся популярностью и поддержкой широких масс граждан нашего государства. Опросы общественного мнения, которые неофициально проводятся в Бонне, показывают, что большинство народа выступает за политику разрядки, за визит Хрущева в Бонн, за укрепление человеческих контактов с зоной и, следовательно, за соглашение о пропусках.

Таким образом, следует говорить не о политической победе Бонна, а скорее о победе разума, которую нужно приветствовать от всего сердца" - "Мюнхенер Абендцайтунг", 26 сентября 1964 r. 60


60 Без подписи.

Orphus

© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ПЕРВЫЕ-БРЕШИ-В-БЕРЛИНСКОЙ-СТЕНЕ-АРХИВНЫЕ-МАТЕРИАЛЫ-МИД-ГДР

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

ПЕРВЫЕ "БРЕШИ" В БЕРЛИНСКОЙ СТЕНЕ. АРХИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ МИД ГДР // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 19.01.2020. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ПЕРВЫЕ-БРЕШИ-В-БЕРЛИНСКОЙ-СТЕНЕ-АРХИВНЫЕ-МАТЕРИАЛЫ-МИД-ГДР (date of access: 01.10.2020).

Found source (search robot):



Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Новый социализм нужно строить, опираясь на новую теорию социализма. Новая теория социализма отказывается от диктатуры пролетариата, ибо практика развития старого социализма показала, что диктатура пролетариата не может быть не чем иным, как только диктатурой кучки коммунистических чиновников, или, как очень остроумно назвала её Роза Люксембург «диктатурой НАД пролетариатом». А появление у руля этой диктатуры таких предателей как Ельцин, неизбежно ведёт социализм к краху. Новый социализм, построенный на старой теории, ждёт такая же участь.
Политические настроения депортированных народов СССР 1939-1956 гг.
63 days ago · From Беларусь Анлайн
Наместники в России XVI века
Catalog: История 
63 days ago · From Беларусь Анлайн
Германские города в раннее Средневековье
Catalog: История 
64 days ago · From Беларусь Анлайн
Феномен красных партизан. 1920-е-1930-е годы
Catalog: История 
64 days ago · From Беларусь Анлайн
Новые фальсификации "большого террора"
Catalog: История 
68 days ago · From Беларусь Анлайн
Л. И. ИВОНИНА. Война за испанское наследство
Catalog: История 
68 days ago · From Беларусь Анлайн
Воспоминания немецких военнопленных второй мировой войны как исторический источник
Catalog: История 
71 days ago · From Беларусь Анлайн
Кадровый состав органов "Смерш". 1941-1945 гг.
Catalog: История 
71 days ago · From Беларусь Анлайн
Дьяки и подьячие второй половины XV в.
Catalog: История 
71 days ago · From Беларусь Анлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПЕРВЫЕ "БРЕШИ" В БЕРЛИНСКОЙ СТЕНЕ. АРХИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ МИД ГДР
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2020, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones