Libmonster ID: BY-2537
Author(s) of the publication: В. А. СУББОТИН

В Первую мировую войну, как и во Вторую, военные действия в Африке играли, конечно, подчиненную роль. Кайзеровское командование видело задачу колониальных войск в Германской Восточной Африке (ГВА) в том, чтобы отвлечь от Европы часть вооруженных сил противника. Англичанам и их союзникам пришлось держать в Восточной Африке десятки тысяч солдат из Великобритании и Португалии, из колоний и владений Бельгии. С начала войны войска ГВА, Шутцтруппе ("армия обороны"), были пополнены новобранцами и полицией. По этническому составу солдаты ГВА - аскари (от арабского аскер) - были суахили, нгони, ньямвези и другие местные жители.

Командующим Шутцтруппе в ГВА с апреля 1914 г. стал Пауль Эмиль фон Леттов- Форбек. Он родился в 1870 г. в Саарлуи, небольшом городке у французской границы, что не мешало ему считать своей родиной Померанию. Там, также как в Бранденбурге, находились владения его семьи, потомственных прусских дворян. Отец был генералом от инфантерии, мать - дочерью управляющего имением. После военной школы молодой офицер служил в сухопутных войсках, генеральном штабе, морской пехоте. В генштабе, по его словам, он изучал колонии, немецкие и иностранные. Боевую практику, если это можно было считать практикой, проходил в Китае при подавлении восстания ихэтуаней ("боксерского"). Европейским экспедиционным корпусом там командовал немецкий фельдмаршал граф А. фон Вальдерзее. Перед отправкой из Европы немецкие войска получили наставление от кайзера: "Пощады не давать, пленных не брать..." 1 .

В 1904 - 1906 гг. в Германской Юго-Западной Африке (ГЮЗА) Леттов-Форбек воевал под командованием генерала Л. фон Трота с гереро и нама (готтентотами). Установки остались прежними, как и в Китае. Леттов-Форбек участвовал в составлении плана решающих боев в районе горного массива Ватерберг. Три четверти гереро были уничтожены, двум-трем тысячам удалось бежать в Южную Африку и Бечуаналенд, оставшиеся 15 тыс. разместили в резерватах. Командуя отдельным отрядом, Леттов-Форбек как-то попал в засаду, был ранен в грудь и глаз, лечился в Кейптауне. Перед Первой мировой войной он несколько месяцев служил в Камеруне, затем был переведен по личному указанию Вильгельма II в ГВА в звании подполковника. Уже во время войны, в 1917 г. Леттов-Форбек был произведен в генерал-майоры, а за год до этого награжден высшим офицерским орденом Пруссии "За заслуги". О награждении он узнал из письма, которое английский командующий, бывший бурский генерал Я. Х. Смэтс, отправил ему через парламентера. Англичане демонстрировали, что располагают детальной немецкой информацией, тогда как в блокированную ГВА сведения из Германии поступали урывками 2 .


(c) 2003

стр. 64


Судя по фотографиям разных лет, Леттов-Форбек был худощав, несколько выше среднего роста. Перед войной он отпустил усы; в годы войны носил небольшую бородку, от которой отказался после 1918г. На портрете, приложенном к первому изданию воспоминаний (1920), генерал выглядел на свои пятьдесят лет, облысевшим, с рыжеватыми заглаженными волосами. Голова была несколько округлой, слегка выдавались скулы. Складки на лбу придавали генералу выражение усталости, может быть напряженности. Он обладал неплохим здоровьем, но в Восточной Африке страдал приступами малярии, оперировался по поводу нарывов на ноге, вызванных укусами клещей. К концу войны у генерала возникли проблемы со зрением. Левый глаз плохо видел после ранения 1906 г., правый был поврежден в разведке, когда Леттов-Форбек напоролся на жесткие стебли. Он перестал читать карты и, чтобы лучше разбираться в боевой обстановке, чаще стал посещать свои подразделения.

Условия военных действий в ГВА заметно отличались от тех, с которыми Леттов-Форбек сталкивался до этого. Если ГЮЗА, самое южное германское владение, обладала в основном засушливым и сравнительно здоровым климатом, то ГВА, расположенная ближе к экватору, была страной с разнообразной, далеко не всегда благоприятной природой. Наиболее удобными для колонизации были район горы Килиманджаро и примыкающие территории. Правда, там, в гористых кустарниковых саваннах (буше) тяжелые подъемы изматывали войска, но зато было лучше снабжение ввиду близости железной дороги и немецких ферм. Театром военных действий были также редколесья, пораженные мухой цеце на юге и западе. В этих краях в сезон дождей дороги становились непроходимыми, реки разливались, а в ущельях, недавно сухих, неслись бурные потоки.

Перед войной Шутцтруппе насчитывала 2.5 тыс. африканцев и 200 европейцев. Новобранцы, африканцы и европейцы, служившие в полиции и на флоте, были включены в состав обычных полевых подразделений. Вместе с немецкими резервистами, набранными среди гражданского населения, Леттов-Форбек в своем распоряжении имел 15 тыс. человек. В конце 1915г. англичане держали в Восточной Африке 27 тыс. солдат, а бельгийцы готовили Форс пюблик в составе приблизительно 15 тыс. человек. Во время широкого наступления англичан в 1916 г. у Смэтса было, по оценке Г. Шнее, губернатора ГВА, 60 - 80 тыс. человек, не считая бельгийских и португальских войск (еще 20 тысяч).

Военная служба притягивала молодых африканцев. Жизнь в деревне с ограниченными связями за ее пределами, традиционным засильем старейшин была для них малопривлекательна. На немецких плантациях рабочим платили, как обычно в Восточной Африке, рупиями: по шесть рупий в месяц. А в Шутцтруппе рядовые получали в зависимости от выслуги лет в три-пять раз больше. Отставникам полагались пенсии, также как раненым и членам семей погибших на войне. Продвижение на должности выше унтер-офицерских было исключением. Тех, кто оказывался на этих должностях, именовали не офицерами, а эфенди. К ним обращались, как и к аскари, по имени: эфенди Хасан и т.д. Мужская африканская прислуга ("бои") рассматривалась как своего рода часть воинского контингента, а потому боя можно было наказать плетью, как и самого аскари. Помимо мужской прислуги, аскари могли держать вблизи казарм своих жен и детей, которые их сопровождали в походах. Вне казарм немецкая администрация смотрела сквозь пальцы на поведение аскари. В любой деревне, где он проходил, аскари мог потребовать под угрозой кнута предоставления ему ночлега и женщин 3 .

В свое время Шутцтруппе получила однозарядные винтовки "маузеры" (калибр 11 мм) образца 1871 г., использовавшие дымный порох. Перед войной успели вооружить новыми магазинными "маузерами" лишь часть рот, а затем появилось немало трофейных винтовок (английские "ли-энфилды", 7.7 мм). Артиллерия была немногочис-

стр. 65


ленна: главным образом 37-миллиметровые пушки, которые время от времени придавались ротам. Лучше обстояло дело с пулеметами; в каждой роте их было не меньше двух 4 . Насыщенность "максимами" в германских войсках была выше, чем "виккерсами" в английских. В этом союзники по Антанте смогли убедиться на западноевропейском фронте, понеся тяжелые потери в Артуа в 1915 г.

Первое время стратегия Леттов-Форбека предусматривала удары по Угандской железной дороге, пролегавшей от океана к озеру Виктория. Перерезать дорогу значило нарушить сообщение внешнего мира с районом Найроби, "Белым нагорьем", где группировались английские колонисты. Вряд ли Великобритания особенно нуждалась в этом нагорье, но среди колонистов там были влиятельные люди (барон Ч. Х. Деламир, граф Р. Дж. Плимут и др.), чьи интересы могли привлечь повышенное внимание в Лондоне. Это входило в расчеты Леттов-Форбека, а потому он сосредоточил основные силы на северо-востоке ГВА, близ района Килиманджаро, связанного с побережьем немецкой Северной железной дорогой, параллельной Угандской в Британской Восточной Африке (БВА). На западе вдоль границ, по большей части озерных, с Угандой, Бельгийским Конго и английскими владениями Центральной Африки были оставлены немногочисленные подразделения и военные катера. Здесь было мало немецких колонистов, и у Леттов-Форбека не было желания направлять сюда крупные воинские контингента!.

Бои на границах БВА, казалось, мало что дали. Патрули, отправленные на север и восток от Килиманджаро, несли потери, диверсии на Угандской железной дороге удавались нечасто. Ответные же удары англичан по Северной железной дороге были чувствительны. По словам полицейского унтер-офицера Хофмайстера, "с обеих сторон война велась беспощадно, подчас зверски. Европейцев, раненных в боях с патрулями, добивали" 5 . Провалы нескольких операций силами одной-двух рот, в том числе хорошо подготовленной 13-й стрелковой роты, вызвали недовольство офицеров, которые были склонны прислушаться к советам губернатора Шнее держать больше войск на побережье, нежели у Килиманджаро. И все же главная цель, поставленная Леттов- Форбеком, была достигнута: третьестепенный театр военных действий в Восточной Африке все больше отвлекал внимание Лондона. В августе 1914 г. в Лондоне решили перебросить туда индийские войска, и в БВА отправили в поддержку КАР - восточноафриканским "Кинг'с Африкен Райфлс" - три индийских батальона. В октябре, несмотря на сложную обстановку на европейских фронтах, в Индию ушли инструкции о незамедлительной отправке корпуса в 8 тыс. человек, не считая кораблей военно-морского флота и вспомогательных войск (2.5 тыс. транспортников, снабженцев и т.д.).

Первоочередной задачей был поставлен захват Танга - второго по значению порта ГВА, рядом с границей БВА. Численный перевес над Шутцтруппе, по мнению английского командования, делал излишними особые хлопоты по подготовке экспедиции. Во главе ее поставили генерал-майора А. Эйткена, прослужившего ряд лет в Индии и имевшего смутное представление о противнике в Африке. Из девяти дивизий, которыми Великобритания располагала в Индии, две наиболее боеспособные были посланы в Европу. Оставшиеся предстояло использовать, помимо экспедиции в Танга, для контроля над Суэцким каналом, нефтью Месопотамии и для охраны афганской границы. Войск не хватало; к тому же администрация в Индии опасалась, что всеобщая мобилизация может вызвать беспорядки.

Основными силами, направленными в Танга, были Бангалорская бригада (включая европейский северо-ланкаширский батальон и индийских гренадеров) и Имперская сборная (туда вошли несколько сот гуркхов). Ланкаширцы, гренадеры и гуркхи были лучше подготовлены, чем солдаты других подразделений, которые лишь перед отправкой из Индии получили новые "ли-энфилды". Переброска войск через океан

стр. 66


в переполненных транспортах затянулась чуть ли не на месяц. Солдаты были измучены, что не мешало руководству экспедиции рассчитывать на легкую победу 6 .

2 ноября 1914 г. Леттов-Форбек, находившийся у Килиманджаро, узнал, что под Танга замечено скопление английских кораблей. В городе была всего одна рота Шутцтруппе, и, не теряя времени, следовало перебросить сюда подкрепления. Командующий собрал почти все, что мог: свыше тысячи человек (восемь рот), перебросив их к океану в течение двух суток, в основном по железной дороге. Пока они были в пути, англичане могли бы занять слабо защищенный город, но высадка десанта шла медленно. Опасаясь мин (английская разведка подозревала об их существовании, хотя и не была уверена), корабли не стали входить в порт. Два индийских батальона были высажены за два километра от города, на мелководье, по которому солдаты брели к берегу по грязи и тине. На рассвете 3 ноября индийские подразделения, продвинувшись к Танга, попали в лощину, покрытую бушем. Десять офицеров и полторы сотни солдат были перебиты ружейно-пулеметным огнем укрывшегося в зарослях противника, остальные отошли к месту высадки десанта.

На следующее утро, когда роты немецких аскари одна за другой прибывали к вокзалу в южной части Танга, Эйткен приступил к высадке шести тыс. индийцев и европейцев ближе к порту и северо-восточной окраине города. Наступление не начиналось до полудня, пока он не расставил свои войска фронтом в полтора километра, поместив в резерв попавшие накануне в засаду подразделения. За это время под палящим солнцем индийцы опустошили фляги с водой, и в три часа дня, подойдя к противнику, кое-кто уже валился от солнечных ударов. Леттов-Форбек не оставил в городе ни одной роты, расположив их все веером к югу и востоку от пригородов. Его расчет строился на том, что пальмовые рощи вне города дадут аскари укрытия и кокосовое молоко, а на баобабах разместятся корректировщики огня и снайперы. В городские кварталы можно будет отойти позднее и обороняться за стенами жилых домов и складов.

Правый фланг десанта - ланкаширцы и кашмирцы (вместе с ними гуркхи) - продвинулся к порту, отбрасывая патрули аскари. Направленные сюда Леттов-Форбеком полторы роты не смогли остановить англичан и индийцев, пробившихся к центру города. Но на левом фланге продвижение застопорилось: гренадерский батальон едва сдерживал аскари. Он был наполовину уничтожен на дальних подступах к Танга, в буше, где аскари, подготовленные к боям на пересеченной местности, имели явный перевес. К четырем часам дня положение стало критическим, наступление ланкаширцев и кашмирцев выдыхалось. Аскари отбивали у них дом за домом, а на южной окраине Леттов-Форбек сконцентрировал свежие подразделения, только что прибывшие по железной дороге. Несмотря на тяжелые потери, гренадеры продолжали сопротивляться. Все могли решить подкрепления, и Леттов-Форбек не колебался. Поднялась, примкнув штыки, 13-я рота, прикрываемая пулеметным огнем. Подоспела 4-я. Послышались звуки рожков и унтер- офицерских свистков, суахилийский клич "Пига! Пига! ("Бей!"). В атаке были опрокинуты гренадеры, пытавшиеся прикрыть отступление других подразделений.

В четверть шестого по городу, где уже не было ни англичан, ни индийцев, открыл огонь тяжелый крейсер "Фокс". Город буквально утопал в зелени, а потому разглядеть какие- либо цели было невозможно. Все же огонь крейсера, по-видимому, помещал аскари выйти к местам десантирования. Там царила паника, и в одиннадцать вечера Эйткен решил без промедления вернуть весь десант на корабли 7 .

Оставалось подсчитать потери. Поражение стоило англичанам, по их утверждениям, 800 человек убитыми, ранеными и пленными. Офицеров - раненых и взятых в плен - Леттов- Форбек через парламентера разрешил эвакуировать на транспорты под честное слово, что они не будут участвовать в войне. Шутцтруппе, потеряв 70 че-

стр. 67


ловек убитыми и 80 ранеными, захватила восемь пулеметов и 500 - 600 винтовок, позволивших Леттов-Форбеку вооружить три новые роты.

Лондон запретил английской и индийской прессе сообщать подробности об операции в Танга. На индийских солдат - участников операции (но не на английских офицеров) - обрушились военно-полевые суды. Эйткена заменили другим генералом, Р. Вэпшером, командующим Бангалорской бригадой. Ему было предписано думать об обороне, а наступательные действия ограничить мелкими операциями в пограничных районах.

Новый английский командующий, судя по всему, собирался в конце декабря 1914 г. овладеть инициативой, захватив, в частности, близ океана немецкое пограничное имение Ясини, откуда открывался путь на Танга. Леттов-Форбек рассматривал захват Ясини, как попытку повторного наступления на Танга. Сюда были направлены девять рот аскари и рота арабов, набранных в ГВА. Центральная часть имения была осаждена и подвергнута массированному обстрелу. На помощь осажденным индийским гренадерам и кашмирцам пришли два батальона КАР. 19 января 1915г. бои достигли наибольшего накала. Арабская рота Шутцтруппе отступила, побросав оружие, после чего ее расстреляли аскари. В конце концов, когда кончились патроны и погибли два высших офицера, в том числе индийский генерал-майор, осажденные выкинули белый флаг. Общие потери у англичан составили 190 убитыми и ранеными, 280 пленными, у немцев - 280 убитыми и ранеными.

Вэпшер получил телеграмму от военного министра Г. Китченера: "Вы совершенно ошибочно полагаете, что нужны наступательные операции. Опыт Ясини показывает, что у вас нет хорошей информации о силе противника" 8 . Таким образом, военное ведомство заняло отрицательную позицию в отношении каких-либо наступательных операций вообще. Приходилось довольствоваться успехами в других германских колониях (Того, Камеруне, Юго-Западной Африке), в Южно-Африканском Союзе, где шло к концу восстание буров, поднятое в октябре 1914 г. Учитывая ход войны в Европе и Африке, Китченер не собирался тратить силы, не получая ощутимых результатов. Были опасения, что поражения будут способствовать недовольству в британских колониальных войсках. Об этом, в частности, свидетельствовал бунт 1914 г. так называемых сомалийских скаутов на границе ГВА из-за "напряженной работы и нехватки продовольствия" 9 .

Война несла африканскому населению бесчисленные тяготы. Теперь мобилизация в Шутцтруппе шла главным образом за счет разверстки, подкрепленной военной силой, также как и набор носильщиков и тех, кто отбывал иные виды трудовой повинности. Все эти повинности множились. В ГВА они были значительнее, чем в других колониях, где военные действия были не так длительны и интенсивны. Война требовала дополнительной нагрузки на транспорт. Две железные дороги, Северная и Центральная (последняя от Дар- эс-Салама до оз. Танганьика), при почти полном отсутствии автотранспорта, не справлялись с перевозками в стране, занимавшей площадь в миллион кв. км. Гужевой транспорт не всегда помогал, тем более что ряд районов было поражен сонной болезнью. Как писал Шнее, на разные работы в течение войны германская администрация отправила большую часть трудоспособных мужчин. Прежде всего были нужны носильщики для Леттов-Форбека. Кроме того, мобилизовали тех, кого заставляли заготавливать топливо, строить мосты и дороги, работать на речных переправах, выполнять всевозможные хозяйственные обязанности. Англичане, оккупировав ряд районов ГВА, набирали там еще больше людей для своих многочисленных колонн. Жителей ГВА не хватало и на переноску грузов пригоняли мобилизованных из БВА, Мозамбика, Ньясаленда.

Население разбегалось, не выдерживая реквизиций, и английских, и немецких. Носильщик нес груз в 25 - 30 кг, казалось, не так уж много, но люди были ослаблены

стр. 68


и истощены. Тому, кто в пути до общего привала снимал с себя поклажу, грозил расстрел на месте. Обобранных крестьян заставляли нести реквизированное у них продовольствие. Чтобы они не сбежали, их связывали веревками в общую цепь. Если не хватало мужчин, в колонны ставили женщин и детей. Вахмистр О. Инхюльсен, воевавший близ Килиманджаро, вспоминал после войны, как один из колонистов учил немецких солдат умению вербовать носильщиков: "Когда я не могу заполучить носильщиков из-за того, что мужчины сбежали, я отправлюсь к неграм в деревню и беру полторы дюжины женщин... Стоит им поработать один час, как появляются их мужья, готовые трудиться, лишь бы освободить женщин" 10 .

Изнурительный труд, голод, легочные заболевания и дизентерия быстро подкашивали здоровье людей. Дороги, по которым шли конвои носильщиков, выглядели как во времена работорговли. Носильщики, ходячие скелеты, оставались умирать во встречных деревнях, у заброшенных хижин. Не у всех хватало сил добраться до соседних полей, до сырого проса или маиса - наихудшей пищи для страдающих дизентерией. Рядом на обочинах дорог лежали лошади и мулы, завезенные издалека и погибшие от укусов мух цеце. Трупов людей и животных было более чем достаточно для гиен и грифов 11 .

До 1916 г. крупных операций на западе ГВА почти не было. На озерах случались столкновения, позволившие английским кораблям установить свое господство на оз. Виктория. В июне 1915 г. они совершили рейд на приозерный центр Букоба. Против 200 аскари были брошены 1600 человек: подразделения КАР, индийцы, ланкаширцы, добровольцы (Королевские фузилеры, подобие французского Иностранного легиона). Город был захвачен, его радиостанция была выведена из строя. Аскари потеряли 50 человек; их противники, по английским данным, - 30 (по данным Леттов-Форбека, 150). В местном арсенале были захвачены 70 старых "маузеров". Аскари оставили легкую пушку, утонувшую в озере, когда англичане пытались погрузить ее в лодку. Как рассказывал Р. Мейнертцхаген, офицер английской разведки, солдаты творили в городе, что хотели: грабили лавки, насиловали, убивали всех, кто сопротивлялся. Всю вторую половину дня, 23 июня, город заполняли пьяные из разных частей; кое-кто из них напялил на себя женские шляпы и нижнее белье, немецкие офицерские шлемы. Пьяных и раненых погрузили на корабли. Судя по книге, изданной Комитетом имперской обороны, город "оставили опустошенным; он стал добычей окрестных племен, с радостью завершивших то, что иногда называют Букобой, отданной на поток и разграбление" 12 .

Решение Лондона возобновить активные операции в Восточной Африке было принято под влиянием бурских руководителей, подчеркивавших лояльность к метрополии после подавления восстания 1914 - 1915 гг. в ЮАС. Английские войска, находившиеся в ЮАС, были переброшены в Европу; их место заняли формирования из белых и цветных Южной Африки, отправленных воевать в ГВА на правах добровольцев-контрактников. В английской летней форме - рубашки с открытой грудью, шорты и гольфы - южноафриканцы напоминали туристов, развлекавшихся на сафари. Аскари Леттов- Форбека носили форму, близкую к восточно-африканской традиционной одежде, хорошо защищавшей от укусов насекомых, а значит, от малярии: длинные куртки с высокими воротниками, длинные рукава и длинные штаны, заправленные в обмотки, фуражки с назатыльниками. Когда обувь снашивалась, а трофейной не хватало, аскари и европейцы сами ее тачали.

Командующим группировкой, наступавшей на район Килиманджаро, стал военный министр ЮАС Смэтс, известный среди буров более как проанглийский политик, чем как военный. В группировку входили броневики и автотранспорт, 15 самолетов, 70 артиллерийских орудий, в частности, четырехдюймовые морские на тягачах. От Угандской железной дороги проложили ветку в сторону Килиманджаро и параллель-

стр. 69


но ей - водопровод. В Китае лондонское правительство закупило было для передачи России 11 тыс. винтовок, но передумало и отправило их в Восточную Африку и Аравию как запас. Было достигнуто соглашение с бельгийцами о том, что Форс пюблик - их колониальные войска - начнет наступление с запада. Португалия обещала объявить войну Германии и поддержать англичан на южной границе ГВА.

Оба английских союзника, Бельгия и Португалия, были готовы участвовать в разделе ГВА, но не торопились ввязываться в крупные операции. Португальцы, вступив в войну в марте 1916г., довольствовались тем, что заняли без сопротивления так называемый треугольник Кионга - небольшую территорию к югу от устья Рувума. Эту территорию они пытались захватить с 1887 г. у занзибарского султана, но она досталась немцам. Бельгийская Форс пюблик наступала в Руанде, а затем в Урунди по мере того, как разведка доносила об отходе патрулей Шутцтруппе. В сентябре 1916г. Форс пюблик без боев заняла и разграбила Табора, после чего ее участие в военных действиях, собственно говоря, закончилось.

Война в разных районах с разной степенью интенсивности требовала рассредоточить аскари, но с таким расчетом, чтобы их можно было собрать там, где нужно, в нужное время. Приходилось отступать, желательно медленнее, подчиняя отступление основной стратегической цели: отвлечь силы англичан от Европы. При этом тактика была разнообразной. Подчас наносились удары в ходе встречных боев, как у Танга. Иногда Леттов-Форбек переходил в контрнаступление: обычно это происходило тогда, когда противник был измотан длительными переходами, тяжелыми погодными условиями, когда его подразделения действовали без координации друг с другом, когда удавалось найти удобные позиции.

Продолжались диверсионно-подрывные операции в духе партизанской войны. Минеры расставляли мины-ловушки, растяжки на тропах, по которым могли пройти английские колониальные войска. После того как те вошли в центральные районы ГВА, в том числе под Додома, часть вождей переметнулась на их сторону. В селения, сотрудничавшие с англичанами, отправлялись каратели. Уже упомянутый Инхюльсен рассказывал, как в 1916 г. к северу от Додома один из местных старост принял его конный патруль за английский: "Нам пришлось проехать несколько километров по его "государству". Женщины и дети выходили и с удовольствием смотрели на своего старосту и его писаря на одной веревке" 13 .

Береговая полоса от Танга до устья р. Рувума, т.е. до границы Мозамбика, фактически не была защищена. Леттов-Форбек вывел Шутцтруппе из-под обстрела английских крейсеров. Гарнизоны в приморских районах были малочисленны; их сопротивление, несколько задержавшее противника, было почти символическим. 7 июля 1916 г. была сдана без боя Танга. В ее окрестностях время от времени вели стрельбу снайперы из Шутцтруппе, но в городе было спокойно. Крейсера бомбардировали отдельные селения на побережье, не встречая отпора. В августе после короткой перестрелки англичане заняли Багамойо, в сентябре пришла очередь Дар-эс-Салама. Главный город колонии, располагавший удобной гаванью, мало пострадал от бомбардировок, но портовое хозяйство было выведено из строя. Железнодорожный мост через р. Кингани (Руву), в полусотне километров от города, был взорван, сообщение с глубинными районами по Центральной железной дороге было нарушено.

Бои на подступах к Килиманджаро развернулись с середины февраля 1916 г. Английские войска (шесть тысяч, включая южноафриканскую бригаду, белуджей и т.д.) направились к пограничному холму Салаита (Ольдоробо), перекрывавшему дорогу к южным отрогам Килиманджаро. Там, по данным авиаразведки, укрепились до 300 аскари, а позднее англичане утверждали, что их было в четыре раза больше. В буше, на подступах к холму, сбилась с пути южноафриканская кавалерия, а артиллерийский огонь англичан был сосредоточен на обнаруженных с воздуха траншеях, которые

стр. 70


оказались ложной позицией. Аскари, замаскировавшиеся у подножья холма, встретили наступавшие войска контратаками, после чего южноафриканцы бежали четыре километра до своего лагеря за ближайшей рекой. Их потери - полторы сотни человек - были бы еще больше, если бы не помогли белуджи. Кули, как их называли южноафриканцы, сдерживали натиск армии, пока на реке не была организована оборона. Приблизительно через месяц в район Салаита вышли новые части 30-тысячной армии Смэтса. Холм подвергли бомбардировке из тяжелых орудий, но, как позже выяснилось, там уже никого не было. От аскари остались ложные траншеи и линия необычно высоких телеграфных столбов, до шести метров, чтобы до проводов не дотянулись жирафы - заклятые враги местных связистов 14 .

Две горных цепи, Усамбара и Паре, закрывали северо-восточные границы ГВА от наступления Смэтса из БВА. Проникнуть в экономически важные центральные районы можно было через проход между Паре и Килимаджаро шириной около 20 км. Этот проход и подступы к нему, в частности у холма Салаита, стали одной из целей Смэтса. Другой целью оказались территории к северу и западу от Килиманджаро, тылы Леттов-Форбека.

Туда, к вулкану Меру, через буш и степи, где кочевали масаи, была направлена часть войск под командованием генерал-майора Дж.М. Стюарта. От масаи Стюарт узнал, что на главной дороге через буш подразделения Шутцтруппе под командованием майора Э. Фишера могли бы занять подготовленные оборонительные позиции. Разделив свою группу на несколько колонн, Стюарт обошел эти позиции, не собираясь принимать бой в невыгодных условиях. Будь у Фишера информация о рассредоточении английских сил, он, по-видимому, атаковал бы одну из колонн, с которой шла артиллерия, замедлявшая ее продвижение. Но он этого не сделал. Стюарт продолжил продвижение в тыл Леттов- Форбека, а Шутцтруппе, упустившей выгодную возможность для контратаки, приходилось отступать. Где-то во второй половине марта или в апреле после постигшей его неудачи Фишер покончил самоубийством. Среди англичан прошел слух, что на этот шаг его толкнул Леттов-Форбек, вручив ему свой пистолет.

К западу от Салаита, в проходе между Паре и Килиманджаро, Смэтс взял верх в боях, длившихся с середины марта до начала апреля 1916 г. Позиции Шутцтруппе на всхолмленной местности, предоставлявшей аскари неплохие укрытия, подверглись фронтальным атакам родезийцев и КАР, несших тяжелые потери. Овладев проходом, а затем близлежащими поселениями Моши и Аруша, Смэтс вышел на оперативный простор, позволявший развивать наступление на центральные районы ГВА.

Одним из последних препятствий на пути к Центральной железной дороге была гора Лолкисале (район Олдиньо-Кисале), где укрепилась 28-я рота Шутцтруппе. Бои на склонах горы, окруженной кавалерийской бригадой южноафриканского генерала Я. Л. ван Девентера, шли два дня. У южноафриканцев не хватало воды, пали многие лошади, но поддержанные артиллерией, обнаруживая аскари по выстрелам с дымным порохом, они брали уступ за уступом. На исходе второго дня на вершине Лолкисале был выкинут белый флаг, сдались полтора десятка немцев и 110 аскари. Выяснилось, что накануне аскари вынесли тяжело раненого командира роты из окружения. Вместе с ним через оцепление просочилась половина роты, пользуясь чисто африканской тактикой маскировки в буше и среди скальных укрытий.

Английские войска продвигались на юг от Килиманджаро в обход масайской степи с ее редкими источниками питьевой воды, вдоль склонов Паре, по тропам, проложенным от Аруша к Кондоа Иранги и далее к Додома на Центральной железной дороге. Большая часть войск Леттов-Форбека и его штаб направились к Додома, а по Северной железной дороге отходили другие подразделения под общим командованием майора Г. Краута, отчаянно цепляясь за пригодные оборонительные рубежи.

стр. 71


Шутцтруппе утратила позиции у Килиманджаро, ее подразделения не всегда могли наладить взаимодействие, связь Леттов-Форбека с западной частью ГВА не была надежной. Но основные силы все еще сохранялись, успехи англичан не выглядели ни решительными, ни окончательными. У гор Паре и на пути к Додома войскам Смэтса приходилось делать каждый шаг в буше с оглядкой, опасаясь засад. Продвигались, избегая подозрительных участков, без устойчивой связи, не зная, где свои, а где чужие. В буше действовало правило: если хочешь выжить, сначала стреляй, потом будешь извиняться.

Леттов-Форбек ожидал, что проливные дожди во влажный сезон замедлят английское наступление, принесут высокую заболеваемость, транспортные трудности. Но истинные потери Смэтса, вздумавшего наступать в марте-мае 1916 г., превзошли все ожидания. Бригада ван Девентера, потерявшая часть лошадей у Лолкисале из-за нехватки воды, теперь более всего страдала от цеце. Через две недели после выхода из Аруша, к 14 апреля, когда ван Девентер достиг Кондоа Иранги, у него на 1200 кавалеристов оставалась половина конского состава. Из десяти тысяч пехотинцев, также отправленных на юг из Аруша, до Кондоа Иранги добрались три тысячи. Остальных, если они остались живы, свалили с ног малярия и дизентерия. Многие из тех, кто сохранял боеспособность, шли босиком из-за того, что на обувь налипало слишком много грязи. Солдаты, измученные москитами, голодали в ожидании продовольственных обозов, которые застревали в пути. Дожди заливали костры, не позволяя готовить пищу. Ван Девентер решил было, что его будут снабжать по воздуху, и приказал строить аэродром. Он вовремя спохватился, увидев, что вместо аэродрома получалась не то лужа, не то озеро. Аскари постоянно тревожили английские посты. Как-то один из их эфенди, Юма Мурзаль, укрывшись у источника, перестрелял шесть солдат, ходивших за водой 15 .

После сезона дождей колонны Смэтса, получив подкрепление, продолжили наступление у Паре, продвигаясь к океану. Правда, интенсивность боев упала, сказывалась усталость обеих сторон. В то же время несколько активизировались военные действия на западе ГВА, где подразделениями Шутцтруппе - не менее четырех тысяч человек - с 1916г. командовал отставной генерал-майор К. Вале. Он не мог остановить превосходящие силы англичан и видел свою задачу, как и Леттов-Форбек, в том, чтобы замедлить их продвижение, для чего, в частности, выводил из строя Центральную железную дорогу. Соединяться с Леттов-Форбеком Вале не собирался по той причине, что в этом случае ему пришлось бы голодать. Его подразделения, как и на востоке, рассредоточиваясь, брали "в кормление" те или иные районы, реквизировали там продовольствие и рабочую силу. У английского командования была возможность получать свежих лошадей, заменять разбитые автомашины, завозить продовольствие из соседних колоний. Транспорт Шутцтруппе был намного слабее, особенно после утраты контроля над железными дорогами. Шутцтруппе применяла труд носильщиков шире, чем англичане, ее снабжение строилось главным образом на поборах с местного населения.

Очередную попытку задержать англичан на востоке Шутцтруппе предприняла в конце июня вблизи гор Нгуру (район Мзиха), приблизительно в 110 км от океанского побережья. Трем ротам, защищавшим мост через р. Лукигура, противостояли две тысячи английских войск, в том числе кашмирцы и Королевские фузилеры - европейские добровольцы. Фузилеры были, возможно, самым колоритным подразделением у Смэтса: в прошлом артисты цирка, путешественники по Арктике, беглые русские каторжане с Лены и гондурасский полковник в ранге сержанта. Внимание защитников моста на Лукигура было отвлечено фронтальной атакой с участием двух броневиков. Машины, произведенные в Манчестере на заводе Ролл-Ройс, имели двигатели по 50 л.с., как у дорожных мотоциклов. Требовалась дополнительная тяга, чтобы

стр. 72


пройти по африканскому бездорожью. Полевая разведка предупредила аскари о прибытии броневиков, натолкнувшихся на широкий ров. Но пока с ними шла перестрелка, фузилеры и кашмирцы форсировали Лукигура, зашли во фланг обороняющимся, а затем ворвались на их позиции. Аскари отступили, потеряв до 90 человек 16 .

Победа на Лукигура открывала англичанам путь к восточной части Центральной железной дороги, но темпы наступления продолжали падать. Войска были измотаны, их коммуникации, ориентированные на Северную железную дорогу, были растянуты. Леттов-Форбек держал Смэтса в напряжении, тревожа нападениями патрулей. Чтобы дать им отпор, бывший бурский генерал счел нужным усилить кавалерию. Падеж новых лошадей, присланных из Южной Африки, оказался не меньшим, чем прежде, и кавалеристы быстро превращались в пехотинцев. В начале сентября на подступах к Центральной железной дороге Смэтс потерял до 80 человек. Кроме того, аскари захватили три десятка пленных, которых тут же отпустили (их нечем было кормить) "под честное слово", что они не станут участвовать в войне.

Положение Шутцтруппе во второй половине 1916г. примерно было таким же, как и год назад: несмотря на численный перевес, англичане были вынуждены прекратить наступление, а Леттов-Форбек отступал, сохраняя боеспособность своих подразделений. И все же в войне наступил перелом. Шутцтруппе утратила наиболее важные в экономическом отношении районы ГВ А и тем самым наиболее значительные источники снабжения. 25 августа 1916 г. Леттов-Форбек оставил на Центральной железной дороге Морогоро - город с крупными армейскими складами, главным образом артиллерийскими, которые перед уходом удалось взорвать. Он отступал все дальше на юг, в бассейн Нижней Руфиджи, еще не затронутый войной, способный кормить войска, хотя и хуже, чем на севере и в центре ГВА.

Численность Шутцтруппе падала не столько из-за болезней (как у англичан), сколько из- за потерь в боях и дезертирства. В Морогоро были оставлены многие женщины и дети, сопровождавшие аскари и европейцев. Там же в полевых госпиталях лежали многочисленные раненые. Леттов-Форбек оставлял их, полагая, что в английском плену они имели больше шансов уцелеть, чем в обозе Шутцтруппе. В дальнейшем такая же участь ждала других раненых. Покидая своих жен, детей и раненых на территориях, контролируемых противником, аскари должны были иначе смотреть на тех, кто попадал в их руки. Приходилось надеяться, что у англичан не будет оснований относиться к пленным и "обозникам" хуже, чем к таким же людям относились аскари. По мнению английского лейтенанта К. Дж. Торнхилла, после 1914 г. прекратились случаи убийства военнопленных, захваченных Шутцтруппе. Но нигерийский офицер У. Д. Доунз писал, что и после этого, случалось, приканчивали штыками его соотечественников, оставленных ранеными на поле боя 17 .

Отступление в юго-восточные районы позволило оторваться от преследования. При этом запад колонии был потерян, когда оттуда ушла группа Вале. Прорваться в бассейн Руфиджи смогла лишь основная часть группы.

Готовясь к кампании 1917 г., англичане сменили командование. Место Смэтса, отправившегося в Лондон в качестве представителя ЮАС, занял ван Девентер, его заместитель. Снабжение войск улучшилось за счет использования баз, захваченных на побережье океана. Многие белые южноафриканцы были эвакуированы по болезни. Их заменили выходцами из Центральной, Восточной и Западной Африки. Новые войска, по утверждению англичан, переносили местный климат не хуже, чем аскари Леттов-Форбека, которых стали вербовать в лагерях для военнопленных. На вооружение поступили новинки: осколочные гранаты Миллса весом в 0.6 кг с широким радиусом убойного действия и минометы Стокса, скорострельные, легкие в обращении, с минами в 6 кг. По- прежнему применялись броневики и авиация, последняя главным образом в разведке. Условия разведки изменились, поскольку население к юге от Ру-

стр. 73


фиджи сотрудничало с английскими войсками. Война теперь шла в районах, где в 1905 - 1907 гг. немцы подавили крупное восстание (Маджи Маджи). Еще была свежа память о расправе с повстанцами. Из этих мест мало кто шел в Шутцтруппе, набиравшуюся главным образом на севере и западе ГВА.

Тактика Леттов-Форбека не менялась. Как и раньше, он отступал, минируя пути отхода, задерживаясь на выгодных рубежах там, где можно было нанести наибольшие потери английским войскам. В арьергарде, на который ложилась особая ответственность, оказывались попеременно разные подразделения. В бою роты делились на отряды, часть их стояла на линии огня, часть пополняла боеприпасы, после чего те и другие менялись местами. Сохранялись однозарядные "маузеры" с дымным порохом. Стрельбу из новых винтовок ограничивали, так как берегли патроны, подходившие к пулеметам - наиболее эффективному оружию Шутцтруппе. Путь английских частей, наступавших от Руфиджи к португальским владениям, превращался в непрерывную цепь мелких и крупных столкновений. Лейтенант К. Дж. Торнхилл, служивший в разведке ван Девентера, писал, что передовые роты вступали в бой, не успевая разобраться в обстановке: "Не было секунды, чтобы опомниться. Ружейно-пулеметный огонь вспыхивал прямо по фронту; все наши валились на землю, кое-кто чтобы никогда не подняться... Случалось, это была засада небольшого отряда, наблюдавшего за приближением колонны, и нападение быстро отбивали. Но когда речь шла о серьезном столкновении, то ввязывались главные силы, следовал решительный бой на несколько часов, если не дней" 18 .

Руфиджи стала первым рубежом, на котором задержались аскари. Арьергардом командовал капитан Э. Отто, в распоряжении которого имелось пять рот (тысяча человек) против шести с лишним тысяч южноафриканцев, нигерийцев и индийцев. В начале января он вышел из окружения, разделив свою группу на мелкие отряды, а после переправы через Руфиджи уничтожил за собой единственный мост. Увлекшись преследованием, Смэтс форсировал реку на лодках. Когда индийские подразделения достигли южного берега, выяснилось, что Отто был рядом в буше. Повзводно выдвигаясь к реке с пулеметами, аскари заставили индийцев залечь и лишили их всякой связи с северным берегом. Под палящим солнцем, зарываясь в речном песке, индийцы несли тяжелые потери, покуда Отто не отошел, избегая флангового охвата другими английскими частями, сумевшими переправиться через реку.

В первые месяцы 1917г. английское наступление вновь было прервано ввиду дождей. В очередной раз коммуникации были нарушены, продовольствия не хватало. А то, что было, распределялось в таких пропорциях между европейскими и прочими частями, что африканцы должны были всегда помнить, где их место. Охотники могли обеспечить лишь небольшую часть рациона, включая крыс и обезьян; ели лошадей и мулов, павших от укусов цеце, искали съедобные коренья, оказывавшиеся подчас отравой 19 . Когда вода сошла и снабжение наладилось, появилась надежда, что военные действия подходят к концу, что Леттов-Форбек капитулирует или покинет ГВА и уйдет за границу, в Мозамбик. Среди англичан ходили слухи, что командующий Шутцтруппе близок к тому, чтобы сложить оружие, что на этом настаивали его офицеры. Что касается офицеров, возможно так и было, но приказы Леттов-Форбека, теперь генерала, не собиравшегося сдаваться, выполнялись с прежней точностью.

В конце 1917г. бои шли в районе Нарунгомбе, к юго-западу от Килвы, и на плато Рондо, в сотне километров от границы Мозамбика. К Нарунгомбе по холмам, заросшим бушем, отступали семь рот под командованием капитана Э. фон Либермана. Капитан знал, что за ним по пятам идет дивизия противника, но неожиданно остановился у единственного источника. Оборудовав пулеметные гнезда, прикрытый с флангов бушем, он методично отбивал атаки двух южноафриканских полков. Лишенные воды в труднодоступной местности, они два дня шли в атаку цепями под пулеметным

стр. 74


огнем. Оба полка были фактически уничтожены; многие раненые южноафриканцы заживо сгорели в лесном пожаре, вызванном разрывами английских мин 20 .

Еще один крупный бой - у деревни Махива - Шутцтруппе дала в октябре 1917 г. пятитысячной группе, включавшей Ройал Вест Африкен Фронтайер Форс - РВАФФ, индийцев и фузилеров. Бой шел четыре дня. Он начался с того, что Леттов-Форбек с несколькими подразделениями (тысяча человек) пришел на выручку Вале (две тысячи человек), которому грозило окружение. О положении Вале один из его офицеров позднее писал: "Патронов было в обрез, остатки резервов были исчерпаны" 21 . Для Леттов- Форбека было очевидно, что бой станет тяжким испытанием. В первый и последний раз за войну его увидели в полной форме, когда он отправился пить кофе на передовые позиции. Два нигерийских полка, пытавшиеся окружить Вале, были отрезаны от основной английской группы и, потеряв больше половины своего состава, утратили боеспособность. Атакуя основные силы англичан, аскари пришлось преодолевать три защитные линии - РВАФФ, индийцев и, наконец, европейцев, засевших в траншеях. На четвертый день обе стороны отошли от Махива.

Общие потери ван Девентера составили 2.7 тыс. человек против 100 убитых и 420 раненых в Шутцтруппе. Учитывая высокий уровень английских потерь, Леттов-Форбек утверждал, что одержал победу. И все же он продолжал отступать к Мозамбику, выжигая за собой саванну, главным образом, чтобы затруднить продвижение английского автотранспорта и броневиков. Силы Шутцтруппе заметно уменьшились. Особенно через месяц после боя у Махива, когда на пограничной р. Рувума сложила оружие крупная группа капитана Т. Тафеля (тысяча человек), утратившая связь с Леттов-Форбеком и не находившая продовольствия в опустошенных деревнях.

В свою очередь англичане отмечали завершение операций в ГВА как победу; по этому поводу ван Девентер получил поздравительную телеграмму от Георга V. Конечно, праздновать было рано: Леттов-Форбек по-прежнему отвлекал силы своих противников от Европы. Но масштабы войны уменьшились вместе с резким падением численности Шутцтруппе. Начав войну с 15 тыс. человек, Леттов-Форбек отступал за Рувума, имея всего-навсего 1700 аскари и 300 европейцев. Теперь это была группа Шутцтруппе, ее часть, но не армия. Вновь были брошены раненые, больные, жены и дети аскари. Немало аскари дезертировало. Подразделения Шутцтруппе по-прежнему рассредоточивались, хотя из соображений безопасности держались не так далеко друг от друга.

Рувума была перейдена вброд 25 ноября 1917 г., и в тот же день у деревни Негомано завязался бой с португальским гарнизоном, насчитывавшим тысячу человек. Негомано взяли в кольцо, внимание гарнизона отвлекли фронтальным обстрелом из единственной гаубицы, в то время как основной удар был нанесен с противоположной стороны деревни, что обеспечило конечный успех. В плен попало около 500 солдат и офицеров - европейцев и африканцев. Всех отпустили "под честное слово" не участвовать в войне. Фактически пленных выпроводили из Негомано без продовольствия, разрешив идти, куда глаза глядят. Часть их погибла, часть добралась до океана, за 200 км. Леттов-Форбека интересовали только трофеи: продовольствие, медикаменты, оружие и боеприпасы.

Северные области Мозамбика фактически принадлежали крупным европейским компаниям, создавшим там имения и фактории, в которых разместились португальские гарнизоны. Англичане не ждали существенной помощи от слабоподготовленных португальских войск (4 - 4.5 тыс. африканцев и европейцев). Ван Девентер вновь переносил линии снабжения, подводил их к базам на мозамбикском побережье, прежде всего к Порто Амелия (ныне Пемба). Леттов-Форбек, как всегда, мог рассчитывать на свертывание боевых операций в сезон дождей, который в Мозамбике начинался с декабря. Тем временем подразделения Шутцтруппе обыскивали окрестные

стр. 75


деревни в поисках продовольствия. Иногда за него расплачивались трофейным обмундированием, иногда ничего не платили. После войны Леттов-Форбек этого не скрывал: на иллюстрациях к его книгам были изображены, судя по надписям, "туземцы, приносящие продовольствие по приказу". А в мае 1918г. бассейн р. Малема (приток Верх. Лурио) оказался "слишком богат. Мы были не в состоянии перед отходом, как в предыдущих случаях, опустошить его в продовольственном отношении (leer zu futtern) так, чтобы многочисленному неприятелю ничего не оставить" 22 .

Леттов-Форбек провел в Мозамбике десять месяцев, из которых первые пять прошли без крупных столкновений. Его подразделения продвигались на юг, время от времени задерживаясь в тех районах, где было больше продовольствия. Попытки ван Девентера их остановить, а если бы удалось окружить, были безуспешны. В конце июня 1918 г. Леттов- Форбек, у которого кончились боеприпасы, получил сведения о крупных военных складах в районе Намакурра. В болотной местности, примыкавшей к устью Замбези, располагалось имение с факторией; туда подходила небольшая железная дорога, связывавшая Намакурра с океаном. Немедленно к имению была брошена группа капитана Э. Мюллера (500 человек), которой предстояло столкнуться с англо-португальским гарнизоном, в два раза более многочисленным.

У Намакурра был дан последний крупный бой во всей кампании. Численное превосходство и несколько артиллерийских орудий не спасли англичан, португальцев и африканцев, составлявших гарнизон, от поражения. По-видимому, Мюллер успел получить информацию о дислокации гарнизона. Так или иначе, 1 июля основной удар пришелся по слабому звену - португальским ротам, засевшим в фактории. После нескольких часов боя аскари овладели факторией и захватили выведенные из строя артиллерийские орудия. Когда к Намакурра подошел Леттов-Форбек, оставалось добить противника, отступившего к железнодорожной станции. За ночь трофейная артиллерия была отремонтирована, и утром гарнизон был взят под перекрестный пулеметно- артиллерийский огонь. Не выдержав удара, гарнизон бежал. Часть солдат утонула на переправе через реку, протекавшую поблизости, часть попала в плен. Защитники Намакурра потеряли свыше 200 убитыми и утонувшими, 520 пленными, включая 100 европейцев. У Леттов-Форбека было два десятка убитых и раненых. Были захвачены несколько тонн боеприпасов на станции и на пароходе, подошедшем к Намакурра. Среди трофейного оружия были десять пулеметов и 350 новейших винтовок, которых хватило, чтобы почти совсем отказаться от старых "маузеров".

Теперь Леттов-Форбек находился в приморской низменной полосе Мозамбика, от Намакурра до Замбези оставалось пять-шесть дней пути. К югу от Замбези, на Мозамбикской низменности, располагалась наиболее освоенная часть португальской колонии. Но там, в саваннах, было бы труднее продержаться, чем на севере, на плато и в горах, заросших лесом и бушем. Для форсирования Замбези, имевшей в нижнем течении пять-восемь км ширины, у Леттов-Форбека не было материальных возможностей. К тому же португальцы держали там флотилию канонерок. Не было смысла рисковать, наступая в северо-западном направлении, на примыкающие к Замбези районы Родезии и Ньясаленда. Это значило бы двинуться навстречу крупным силам ван Девентера, готовым к столкновениям с Шутцтруппе на территориях, хорошо освоенных англичанами. Предпочтительнее было вернуться на север с его бездорожьем, которое давало Леттов- Форбеку лишний шанс навязать противнику свои правила игры.

На север возвращались так же, как оттуда пришли: несколькими колоннами, чтобы прочесывать возможно больше деревень в поисках продовольствия, чтобы сократить глубину походных порядков и не дать англичанам отрезать обозы от боевых подразделений. А главное избегали новых столкновений, хотя в конце августа - начале сентября 1918 г. в верховьях Лурио пришлось дважды давать бой КАР, потеряв

стр. 76


намного больше, чем обычно: до 200 убитыми, ранеными и пленными. В пути, пролегавшему недалеко от оз. Ньяса, костров не жгли, опасаясь демаскировки. Хоженые дороги обходили стороной, предпочитали пробиваться сквозь буш, подчас прорубая заросли клинковыми штыками. Пленных все время отпускали, хотя знали, что те могут вернуться в свои части. 28 сентября достигли Рувума и перешли на территорию ГВА. Через месяц, 1 ноября, пересекли границу Северной Родезии и оказались в английских владениях. Теперь можно было продвигаться на запад и юго-запад, через районы, достаточно удаленные от крупных английских баз, дававшие простор для маневра 23 .

Леттов-Форбек должен был видеть, что война шла в концу. Последние газеты, захваченные у англичан, сообщали о решительном контрнаступлении союзников на Западном фронте, о выходе Болгарии из войны (29 сентября) и т.д. На 1 сентября у Леттов-Форбека оставалось 1.6 тыс. человек, число аскари уменьшалось чуть ли не с каждым днем. Когда вступили в западную часть ГВА, ушли многие тони и фипа, здешние жители. Впрочем, были случаи возвращения тех, кого считали дезертирами, тогда как они были просто отставшими, ранеными, подчас военнопленными, мобилизованными англичанами, но предпочитавшими вернуться к Леттов-Форбеку. С середины августа вспыхнула эпидемия гриппа, печально знаменитой испанки; половина аскари и европейцев страдали бронхиальным катаром. Тяжелобольных и раненых вновь и вновь оставляли на дневках, за которыми следовали плен, примитивный лазарет под открытым небом, отправка в лагерь на голодный паек.

От границы Леттов-Форбек отправился к Брокен-Хиллу (ныне Кабве), куда шла неплохая дорога. 250 км, пройденных по Северной Родезии, казались отдыхом после бездорожья в Мозамбике и ГВА. При появлении крупных сил ван Девентера можно было уйти в обжитые районы Медного пояса, в Бельгийское Конго. Обстановка должна была проясниться в ближайшее время, может быть, в ближайшие дни, учитывая неутешительные сведения из Европы. Так и случилось: все планы рухнули 13 ноября 1918 г., когда в расположение Леттов-Форбека прибыл английский связной с посланием ван Девентера. Генерал был поставлен в известность, что два дня назад в Европе было подписано перемирие, военные действия прекратились. Ему предлагалось (якобы в соответствии со статьей 17-й перемирия) капитулировать: отправиться на соседнюю английскую базу Аберкорн (ныне Мбала) для разоружения. Европейцам разрешалось сохранить личное оружие, "принимая во внимание, что вы доблестно сражались" 24 .

Леттов-Форбек не видел полного текста перемирия. Этим воспользовался ван Девентер, чтобы предложить генералу свою (ложную) интерпретацию документа и упразднить Шутцтруппе как возможную помеху для полного английского контроля над ГВА. Статья 17, о которой сообщал ван Девентер, не предусматривала капитуляцию вооруженных сил Германии, а говорила о их эвакуации с оккупированных территорий. Леттов-Форбеку предстояло лишь покинуть Северную Родезию, после чего должна была решиться судьба Шутцтруппе. Но генерал принял условия ван Девентера, согласился с фактической ликвидацией Шутцтруппе и со статусом военнопленных для аскари и самого себя.

В своих воспоминаниях Леттов-Форбек писал, что стал жертвой обмана, хотя генерал вряд ли походил на наивного человека, способного сразу довериться англичанам. Конечно, давали о себе знать усталость от бесконечных походов, невозможность противостоять англичанам. Проигранная война лишала Германию колоний, ГВА все равно была оккупирована войсками Англии и Бельгии. И все же, соглашаясь на капитуляцию, Леттов-Форбек не оставлял места для переговоров, не оговаривал условий эвакуации и т.д. Это был просчет, за который, возможно, пришлось бы отвечать, если бы не военное поражение Германии, крушение монархии, революция.

стр. 77


Как и предлагали англичане, оружие было сдано в Аберкорне, куда прибыли 150 европейцев и 1150 аскари. Война окончилась, можно было считать потери, о которых пришлось еще долго дискутировать. По оценке Шнее (1919), Шутцтруппе за войну потеряла две тыс. убитыми и умершими, шесть тыс. пленными, 5.6 тыс. пропавшими без вести (т.е., главным образом дезертировавшими). У англичан было десять тыс. убитых, у бельгийцев - 1.9 тыс. Добавим оценку Л. Мосли (1963), одного из биографов Леттов- Форбека. По его словам, безвозвратные потери Шутцтруппе составили 6.5 тыс., англичан - 11.3 тыс.; бельгийцы и португальцы потеряли, считая раненых, пять тыс. Погибших носильщиков, случалось, включали в войсковые потери (тех немногих, кто служил за плату на постоянной основе). Исследователь из ГДР К. Хелбиг считал (1989), что на переноске грузов для Шутцтруппе погибло 350 тыс., а англоязычные историки полагали, что из числа носильщиков, использованных в британских вооруженных силах, скончалось до 100 тыс. жителей БВА. И это, не считая выходцев из Мозамбика, Бельгийского Конго, Северной Родезии и Ньясаленда, где было набрано около миллиона человек 25 .

Военнопленных - немцев и африканцев - англичане освободили в течение 1919г. В Германии вернувшимся была устроена торжественная встреча. Конная процессия во главе с Леттов-Форбеком проследовала, заломив широкополые шляпы, по Берлину. Генерал, разумеется, был поднят на щит националистической прессой. В 1919 - 1920 гг. несколько раз издавались его воспоминания о Восточной Африке. Позднее их перевели за границей, в том числе в СССР (1927) 26 .

Личная жизнь генерала складывалась благополучно. По возвращении из плена он женился на Марте Валлрот (из семьи судейского чиновника), с которой был обручен накануне Первой мировой войны. Но армейская карьера Леттов-Форбека не была гладкой. Летом 1920 г. за участие в капповском путче он был отчислен из армии, куда вернулся лишь в 1939 г, как "генерал от инфантерии особого назначения". В 1928 - 1930 гг. он был депутатом рейхстага от Народно-консервативного союза.

После мая 1945 г. в разоренной Германии Леттов-Форбек одно время жил на посылках, которые ему слали английские знакомые по Первой мировой войне: Смэтс и Мейнертцхаген. Когда бундестаг восстановил пенсии, жизнь генерала снова наладилась. Как-то удалось съездить в Африку, в том числе в Танзанию, при поддержке журнала "Дейче иллюстрирте" и правительства ЮАС. Перед смертью генерал сохранил хорошую память и "живой ум, как в тот день, когда под Танга послал в контратаку 13-ю стрелковую роту" 27 .

* * *

Вряд ли можно говорить, что военный опыт Леттов-Форбека был использован Германией. После 1918 г. у нее не было ни колоний, ни колониальных войск, которые были бы способны перенять этот опыт. Примеры удачных боев Шутцтруппе в буше приводились в литературе, но вооруженных конфликтов в тропиках не было, техническое оснащение армий и тактика менялись, экспансионистские планы Германии касались прежде всего Европы.

Война 1914 - 1918 гг. оставила след в умонастроениях в Восточной Африке. Долгие годы для африканцев европейские вооруженные силы на Черном континенте были неуязвимы. Опыт Шутцтруппе показал, что это не так, что при достаточной подготовке и умелом командовании солдаты могли сражаться на равных с европейцами, а в тропических условиях могли их превосходить. Новый взгляд на возможности вооруженных сил стал частью изменений в менталителе африканцев 28 .

Леттов-Форбек не был забыт историками, более всего по политическим соображениям. Его имя стали чаще поминать с 1950-х годов, когда в ходе холодной войны

стр. 78


возрождался бундесвер. Заметную роль при этом сыграла англо-американская литература (Ч. Миллер, Э. Хойт). Именем Леттов-Форбека в Германии назвали казармы, его упоминают школьные учебники. На похоронах генерала (1964) министр обороны ФРГ К. У. Хассель говорил о покойном, как о примере для бундесвера, не уточняя, когда этот пример будет востребован 29 .

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Hohlfeld J. Deutsche Reichsgeschichte in Dokumenten 1849 - 1926. Erster Halbband. В., 1927. N 120. S. 354.

2 Neue deutsche Biographic. Bd. 14. В., 1985. S. 358 - 359.

3 Miller Ch. Battle for the Bundu. The First World War in East Africa. N.Y., 1974. P. 17.

4 Boell L. Die Operationen in Ostafrika. Weltkrieg 1914 - 1918. Hamburg, 1951. S. 19.

5 Kampfen an vergessenen Fronten. Hrsg. W. Foerster. В., 1931. S. 66.

6 Meinertzhagen R. Army Diary 1899 - 1926. Edinburgh - London, 1960. P. 86, 102 - 106.

7 Sibley J.P. Tanganyikan Guerilla: East African Campaign 1914 - 1918. L., 1973. P. 28 - 35.

8 Military Operations. East Africa. V.I. August 1914 - September 1916. Сотр. Lieut. - Col. Hordern Ch. L., 1941. P. 127.

9 Cranworth (Lord). Kenya Chronicles. L., 1939. P. 187.

10 Inhulsen O. Wir ritten fur Deutsch-Ostafrika. Leipzig, 1941. S. 200.

11 ThornhillChr.J. Taking Tanganyika. Experiences of an Intelligence Officer 1914 - 1918. L., 1937. P. 73, 137, 142.

12 Military Operations. P. 153; Meinertzhagen R. Op. cit. P. 136.

13 Inhulsen O. Op. cit. S. 196.

14 Kampfen an vergessenen Fronten. S. 54 - 56; CollyerJ. The South Africans with General Smuts in German East Africa, 1916. Pretoria, 1939. P. 58 - 59.

15 Miller Ch. Op. cit. P. 169; Shackleton G.W. East African Experiences. 1916. Durban, 1940. P. 37 - 65.

16 Meinertzhagen R. Op. cit. P. 130 - 131; Buchanen A. Three Years of War in East Africa. L., 1920. P. 109 - 110.

17 Thornhill ChrJ. Op. cit. P. 65, 138; Downes W.D. With the Nigerians in German East Africa. L., 1919. P. 80 ff.

18 Thornhill ChrJ. Op. cit. P. 275 - 276.

19 Downes W.D. Op. cit. P. 90 - 91.

20 Lettow-Vorbeck P. Heia safari! Deutschlands Kampf in Ostafrika. Leipzig, [1920]. S. 163 - 165; Boell L. Op. cit. S. 342 - 343.

21 Methner W. Not und Sieg bei Mahiwa // Deutsche Flagge iiber Sand und Palmen. Hrsg. Langsdorff W. von. Giitersloh, 1936. S. 308.

22 Lettow-Vorbeck P. Op. cit. S. 147, 215.

23 Goring K. Wir nannten dies den "Totenmarsch" // Deutsche Flagge iiber Sand und Palmen. S. 325 - 330.

24 Hoyt E.P. Guerilla. Colonel von Lettow-Vorbeck and Germany's East African Empire. N.Y. -L., 1981. P. 5.

25 Schnee Dr.H. Deutsch-Ostafrika im Weltkriege. Wie wir lebten und kampften. Leipzig, 1919. S. 395 - 396; Mosley L. Duel for Kilimanjaro. L., 1963. P. 234 - 235; Helbig K. Die deutsche Kriegfiihrung in Ostafrika 1914 - 1918 // Militargeschichte. В., JG. 28. 1989. N 2. S. 145; Hodges G.W.T. African Manpower Statistics for the British Forces in East Africa, 1914 - 1918 // Jornal of African History. V. XIX. L., 1978. N 1. P. 115.

26 Леттов-Форбек. Мои воспоминания о Восточной Африке. М., 1927.

27 Miller Ch. Op. cit. P. 331.

28 Lloyd-Jones W. K.A.R. Being an Unofficial Account of the Origin and Activities of the King's African Rifles. L., 1926. P. 224.

29 Helbig K. Op. cit. P. 145.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ПАУЛЬ-ФОН-ЛЕТТОВ-ФОРБЕК-ВОСТОЧНАЯ-АФРИКА-В-1914-1918-гг

Similar publications: LBelarus LWorld Y G


Publisher:

Ales TeodorovichContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Teodorovich

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. А. СУББОТИН, ПАУЛЬ ФОН ЛЕТТОВ-ФОРБЕК: ВОСТОЧНАЯ АФРИКА В 1914 - 1918 гг. // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 18.06.2024. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ПАУЛЬ-ФОН-ЛЕТТОВ-ФОРБЕК-ВОСТОЧНАЯ-АФРИКА-В-1914-1918-гг (date of access: 14.07.2024).

Publication author(s) - В. А. СУББОТИН:

В. А. СУББОТИН → other publications, search: Libmonster BelarusLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Ales Teodorovich
Пинск, Belarus
58 views rating
18.06.2024 (25 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
БОРЬБА НАРОДА ЗАПАДНОЙ САХАРЫ ПРОТИВ ИСПАНСКОГО КОЛОНИАЛИЗМА
19 hours ago · From Елена Федорова
В.И. МАКАРОВ, "Такого не бысть на Руси преже..."
2 days ago · From Ales Teodorovich
ПОМОЩЬ ИЛИ МЕДВЕЖЬЯ УСЛУГА?
Catalog: Разное 
2 days ago · From Ales Teodorovich
РЕЛИГИОЗНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ СИСТЕМ В АНТИЧНОЙ И КОНФУЦИАНСКОЙ ТРАДИЦИЯХ. КОМПАРАТИВИСТСКИЙ РАКУРС
3 days ago · From Елена Федорова

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIOTEKA.BY - Belarusian digital library, repository, and archive

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ПАУЛЬ ФОН ЛЕТТОВ-ФОРБЕК: ВОСТОЧНАЯ АФРИКА В 1914 - 1918 гг.
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: BY LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Biblioteka.by - Belarusian digital library, repository, and archive ® All rights reserved.
2006-2024, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android