Libmonster ID: BY-1207

Share this article with friends

10. Рецензия ИМЛ при ЦК КПСС на пьесу "Вот она, судьба моя!" с сопроводительным письмом академика А. Г. Егорова

12 марта 1981 года ЦК КПСС

Направляю подготовленную Институтом марксизма-ленинизма при ЦК КПСС рецензию на пьесу М. Шатрова "Вот она, судьба моя!"

Считаем, что в существующем виде ее не следует ни печатать, ни ставить на сцене МХАТ или какого-либо другого театра.

Приложения: 1. Текст пьесы М. Шатрова на 88 стр.

2. Рецензия ИМЛ при ЦК КПСС на 45 стр.

Директор Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС

А. Егоров

О пьесе М. Шатрова "Вот она, судьба моя!" (в двух актах).

1980, 88 стр.

Советская драматургия не раз обращалась к образу В. И. Ленина. Многое сделано, чтобы раскрыть величие мыслей и дел Ильича в его органической слитности с народом, которому он беззаветно служил, с социалистической революцией, созиданием нового общества, ибо в этом был высочайший смысл его титанической деятельности. В то же время в произведениях советского искусства В. И. Ленин выступает и как "самый человечный человек", понятый с точки зрения коренных интересов рабочего класса, всех трудящихся, с позиций коммунистической этики.

М. Шатров пытается по-своему раскрыть мысли и дела В. И. Ленина, дать свое прочтение ленинизма.

Разумеется, подлинное произведение искусства всегда оригинально, неповторимо. Да и характер В. И. Ленина - вождя и мыслителя - в его отношении к действительности, в его помыслах и деяниях поистине неисчерпаем. Здесь есть где развернуться способностям драматурга. Все дело, однако, в том, каково идейно-художественное прочтение образа Ленина, предложенное М. Шатровым? В какой мере оно отвечает исторической правде, какие новые грани ленинского образа раскрывает зрителям?


Окончание. См. Вопросы истории. 2005, N 11.

стр. 3


Прежде всего отметим, что деятельность Ленина показана в пьесе в ретроспективе отрывочных сцен-воспоминаний, не связанных между собой единой сюжетной линией. Исходным в этом сценическом построении является 18 октября 1923 г. - последний день приезда больного Ленина в Кремль, за 95 дней до кончины. Как пишет автор, его "внутренний взор раздвигает стены кабинета, их больше нет, перед нами лица - масса лиц..." (с. 5).

Не будем придираться к этой авторской ремарке, хотя безликость при "массе лиц" вряд ли можно отнести к достоинствам произведения. В пьесе 45 действующих лиц, из них лишь 11 имеют свои имена, остальные - это безликие "рабочий", "соратник", "девушка", "председательствующий", "солдат", "I бедняк", "I середняк" и т.д. Характеры людей, с которыми по ходу действия встречается Ленин, обычно не раскрываются, драматургически едва очерчены. Когда, скажем, на сцене появляются "комиссар", "большевик", "рабочий" и т.д., то трудно определить даже их политическое лицо.

Впрочем, на художественных особенностях пьесы останавливаться не будем. Ее построение, выбор изобразительных средств и приемов - право автора. Но, конечно, лишь при том условии, если структура произведения, посвященного важнейшим событиям истории КПСС, идеологии и политике, не искажает исторической правды, если в основу взаимоотношений действующих лиц положен правильный идейный принцип, позволяющий объективно верно раскрыть образ Ленина как партийного и государственного руководителя, вождя, великий смысл его деяний.

Правда, автор ставит Ленина в особые условия: он - больной, может быть, последний раз в своем рабочем кабинете. Естественно, что в этом случае возможны всякие ассоциации. Этим мотивируется, очевидно, и хронологическая "сбивчивость" сцен, "чересполосица" эпизодов. Но все равно писатель, создавая художественное произведение о Ленине, не должен быть во власти случайностей. Он призван, пробившись сквозь "толщу случайностей", раскрыть историческую суть и закономерную связь явлений. Другими словами, отобрать такие исторические моменты, которые должны наиболее полно прояснить образ Ленина, смысл его жизни и деятельности. Именно по тому, что и как типизируется, следует судить об авторском истолковании образа Ленина и исторических событий, связанных с его именем, и, в данном произведении, о тенденции, идейно-политической его направленности.

Не касаясь частностей, рассмотрим концепцию пьесы, ее идеологическое, политическое содержание.

1. О личности В. И. Ленина как руководителя партии и Советского государства. Если ограничиться рассмотрением отдельных деталей образа Ленина, вне связи с общей концепцией пьесы, можно предположить, что М. Шатров пытается преодолеть некоторые односторонние его истолкования. Например, когда Ленин в последние годы жизни изображался иногда слабым, немощным духом, пребывающим в трагической безысходности. В отличие от этого, в пьесе "Вот она, судьба моя!" Ленин жаждет активной деятельности, но он одинок среди товарищей по партии и по классу. Более того, пьеса, по сути дела, подводит к мысли о какой-то массовой оппозиции ленинской линии, то есть речь идет уже об одиночестве Ленина не столько в психологическом, сколько в политическом плане (это и есть один из аспектов "нового прочтения" образа Ленина в пьесе).

Вот, например, Ленин встречается с крестьянами. Они говорят ему, что "крестьяне сейчас потеряли доверие к Советской власти" (с. 41). Или: "Народ шибко возмущен. И не дай господь сейчас какая война обрушится, обозлился мужик - поимейте это в виду" (с. 40).

Подобные высказывания, обращенные к Ленину, и, конечно, к зрительному залу, в пьесе М. Шатрова не редкость.

Солдат, беседуя с Лениным, заявляет, что "...ничего вы, большевики, народу не дали, и облегчения от вас, отмечаю, не наступило...

ЛЕНИН. Почему вы говорите, что большевики ничего не дали народу?

СОЛДАТ. А что, что большевики дали?..

стр. 4


ЛЕНИН. А землю? Декрет о земле читали?

СОЛДАТ. Да вот он!.. Только куда он мне, ваш декрет, на фронте нужен. По нужде сходить, и то не хватит..." (с. 66 - 67).

И это говорится о Декрете, который осуществил вековые чаяния крестьянства. О Декрете, на основании которого трудящееся крестьянство получило безвозмездно из рук диктатуры рабочего класса 200 млн. гектаров земли, конфискованной у эксплуататоров. О Декрете, который освободил крестьян от ежегодной уплаты аренды за землю на общую сумму в 700 млн. золотых рублей. О Декрете, который полностью освободил крестьян от задолженности Крестьянскому банку 1,5 млрд. рублей. О Декрете, который трудовое крестьянство назвало "Святым декретом".

Впрочем, в пьесе и сам Ленин под впечатлением подобного рода встреч размышляет: "В массе профессиональных союзов вырос к нам дух неприязни по вине ошибок, казенщины, по вине бюрократизма, который наверху допущен" (с. 24).

"Что ж, выходит, что мы оторвались от рабочего класса, от партии? Да, в известном смысле оторвались... (подчеркнуто нами)" и добавляет: "Страшно? А мне нисколечко!" (с. 67 - 68).

О контексте, из которого взято это последнее суждение, скажем в дальнейшем. Сейчас лишь отметим, что Ленин в пьесе дан в отрыве от партии, ее руководства. Близкие ему люди в пьесе - это Гусев, "шпилька" - Красиков и Володичева. Вот и все. Спрашивается: были ли у Ленина соратники по борьбе за общее дело? Единственный, несомненный соратник, по пьесе, - Свердлов, к тому же умирающий. А где другие члены Политбюро? Члены ЦК? Кто из них по ходу пьесы солидарен с Лениным? Никто. При этом характерно, что на пленуме ЦК, где обсуждался кардинальный вопрос о мире с кайзеровской Германией (Брестский мир), фигурируют безымянные статисты - "первый", "второй", "третий" и т.д.

Автор пьесы концентрирует внимание на таких моментах послеоктябрьской истории, когда Ленин оставался (в действительности или по воле автора, вопреки историческим фактам) в меньшинстве в ЦК. Кроме того, события, подчеркнуто кризисные, обычно показываются вне конкретного социально-исторического фона.

Дело доходит до того, что в пьесе утверждается, будто переход к нэпу встретил значительную оппозицию со стороны партийных масс, руководящих кадров, и изображается это автором так:

"ЛЕНИН. Итак - новый этап... новая политика...

И сразу же зазвучали голоса оппонентов:

ГОЛОС. В резолюции Девятого съезда партии мы обещали народу переход к коммунизму в ближайшем будущем. Обманули?" (с. 42).

Еще обдумывая переход к нэпу, Ленин в пьесе замечает, что в Москве 90 из каждых 100 ответственных работников считают, что все дело в том, чтобы "доканать, обезвредить, ударить по рукам" (с. 35).

На самом же деле поворот к новой экономической политике, при всей сложности его осознания различными слоями, даже коммунистами в тех условиях "был решен... - как говорил В. И. Ленин на XI съезде партии, - с чрезвычайнейшим единодушием, с большим даже единодушием, чем решались другие вопросы в нашей партии..."1 .

В конечном счете Ленин, который, по определению А. В. Луначарского, "ни на минуту не отрываясь от партийного большинства, ...являлся в полном смысле слова двигателем партии" 2 , оказывается в пьесе противопоставленным ее руководству.

Как выглядит в пьесе поколение коммунистов, выращенных Лениным? Вот, например, Орлов. Он просит убрать его с советской работы: он не вырос на ней, она ему не по плечу...

Характерно, что один из персонажей "в упор" ставит перед Лениным вопрос: "Вас никто не устраивает - ни Шляпников, ни Коллонтай, ни Троцкий, ни Бухарин... Вы не боитесь в один прекрасный день оказаться в одино-

стр. 5


честве?" (с. 23). И речь здесь идет, судя по всему, не только о перечисленных лицах. Володичева говорит в пьесе: "Однажды Надежда Константиновна спросила, не хочет ли он кого-нибудь повидать из Политбюро или Совнаркома, - покачал головой, чувствовал, наверное, что будет очень тяжело..." (с. 3).

Следует заметить, что легенда о политической изоляции Ленина в последний период его жизни, вызванной не столько медицинскими соображениями, сколько желанием кого-то, находит отголоски в ряде мест пьесы, в результате чего и жажда больным Лениным активной политической деятельности по ходу действия также направляет мысль читателя в это русло.

Приведем некоторые примеры.

"ЛЕНИН. Хорошо, что комиссия третьим пунктом не запретила мне вообще думать... Но тут, слава богу, они не властны! Лидия Александровна, вы уж честно скажите мне, кто там больше нервничает - врачи или мои друзья?" (с. 30 - 31).

Далее.

"ВРАЧ. Принято решение - такое решение... Владимиру Ильичу категорически запрещается всякая работа... диктовка... свидания и политическая информация, которая все-таки проникает к вам...

ЛЕНИН (взяв себя в руки). Что вы понимаете под последним?

ВРАЧ. Ну, вот, например, вас интересует вопрос переписи советских служащих...

ЛЕНИН. Интересует. Меня многое интересует.

ВРАЧ. Сейчас все это для вас лишнее... Это, простите, убивает вас.

ЛЕНИН. А это, думаете, не убивает? Некругло у вас выходит, товарищи...

ВРАЧ (с искренней болью). Владимир Ильич, ну что я могу сделать?

ЛЕНИН. Понимаю" (с. 63).

Еще пример.

"ВРАЧ... Владимир Ильич, да что с вами? У вас даже губы дрожат.

ЛЕНИН. Меня одно интересует: кто кому дает указания - врачи Центральному Комитету, или Центральный Комитет - врачам? Не надо, Лидия Александровна, ничего не надо мне говорить" (с. 64).

Последний период жизни В. И. Ленина предстает в пьесе как удручающий итог его взаимоотношений с членами ЦК. Ленин у автора опасается за судьбы социализма. Пьесе явно не хватает ленинского оптимизма, его неизменной уверенности в победе в нашей стране социалистического строя, нашедшей особенно яркое выражение в его последних выступлениях и статьях.

Ленин в пьесе ставит ультиматум: или ему разрешат ежедневно работать, или он отказывается лечиться (см. с. 64 - 65). И далее говорит, что прибегает к ультиматуму "только в крайнем случае.., когда на карту поставлено все и положение безвыходно..." (с. 65).

Не менее показателен и такой диалог:

"ВРАЧ. Что вас сейчас беспокоит?

ЛЕНИН. Судьба социализма в России.

ВРАЧ. Я имел в виду... головную боль, допустим...

ЛЕНИН. Сейчас это моя единственная боль" (с. 64).

В пьесе негативное отношение Ленина к руководству партии, вызывающему у него опасение за судьбы социализма, наиболее отчетливо выражено в финале, где формулируется как бы вывод из всего предыдущего сценического действия.

"ЛЕНИН... Дайте народу возможность самому вершить свою судьбу (это говорит Ленин уже после Великого Октября!), и вы увидите, как из его глубинных источников поднимутся такие люди, в руки которых не страшно передать дело всей нашей жизни... Придет время, и они станут у руля..." (с. 86).

Значит, пока - пустота, такие вожди еще не появились, не поднялись из народных глубин и не стали у руля руководства. Нужно время, чтобы они появились.

Для людей, которые стояли у руля партии, автор приберегает фразу, которая и послужила заглавием пьесы, фразу, которая, кстати сказать, отно-

стр. 6


сится к 1916 году. (Она взята из письма В. И. Ленина И. Ф. Арманд и не имеет никакого отношения к разговору с Володичевой, как утверждается в пьесе.) Напомним полный текст цитаты, которая в пьесе дается в сокращенном виде. "Вот она, судьба моя, - писал В. И. Ленин из Цюриха И. Арманд. - Одна боевая кампания за другой - против политических глупостей, пошлостей, оппортунизма и т.д.

Это с 1893 года. И ненависть пошляков из-за этого. Ну, а я все же не променял бы сей судьбы на "мир" с пошляками" 3 .

Совершенно ясно, что эти слова сказаны Лениным отнюдь не в порядке подведения итога всей своей жизни, а совсем по иному поводу: в связи с почти 25-летней борьбой за создание и укрепление партии нового типа. Столь же ясно, кого имел в виду здесь Ленин: оппортунистов в российском и международном рабочем движении. Естественно, что механически переносить фразу из этого письма на период, когда партия стала правящей и когда страна приступила к строительству социализма, на 1918 - 1923 гг. - по меньшей мере неправомерно.

В пьесе М. Шатрова цитата из письма В. И. Ленина к И. Арманд звучит как эпилог произведения. После того как эти слова произнесены - сцена пустеет. Ленин достает конверт с "Письмом к съезду" и уходит. Остается пустота и "зеленая лампа". И, конечно, тягостное впечатление и недоумение, ибо Ленин уходит (по пьесе) раз и навсегда, так и не сказав ничего зрителю о будущем, борьбе за которое посвятил себя целиком.

Что хотел выразить этим автор? То, что дело Ленина попало не в те руки? То, что от Ленина, ленинизма ничего не осталось? Читаем авторские ремарки: "Глубоко вздохнув, Ленин подходит к своему столу... Замечает нас... Выходит на авансцену, долго, испытующе смотрит на нас... выходит". И далее: "Тишина. Долго, очень долго мы слышим его удаляющиеся шаги" (с. 88).

Может быть, автор, негативно оценив устами Ленина руководство партии, имел в виду разоблачение Троцкого, Зиновьева, Каменева, Бухарина, которые входили тогда в ЦК? Нет, глубокая критика их Лениным в пьесе либо обходится, либо дается крайне приглушенно, односторонне.

Укажем в подтверждение на некоторые факты.

По воле автора Ленин утверждает, что Бухарин выражает настроения рабочих в вопросе о заключении мирного договора с Германией (1918 г.). "РАБОЧИЙ. Купянский уездный совет... Категорически требуем немедленного объявления революционной войны... Рабочий класс, как один, поддержит свое правительство. Вперед!

ЛЕНИН (соратнику). Да, Бухарин не с луны свалился, он выражает эти настроения...

СОРАТНИК. И в рабочем классе, и в партии они сегодня явно преобладают" (с. 67).

Нет, В. И. Ленин, в действительности, считал бухаринцев выразителями настроения не рабочего класса, а мелкого буржуа, взбесившегося от ужасов войны 4 .

В пьесе много внимания уделяется личным качествам оппозиционеров. Как они оцениваются? Даже Троцкий, которого Ленин не зря называл "подлейшим карьеристом", "иудушкой" и т.п., предстает здесь в ином свете. Несколько раз заходит речь о его личных качествах, и каждый раз автор устами Ленина дает понять, что Троцкий - честный человек, хотя и с чрезмерной амбицией, прекрасный организатор. "Я знаю, о моих отношениях с ним (Троцким), что-то врут... Организаторским способностям отдаю должное" (с. 27). (Эти слова воспроизводятся на основе воспоминаний А. М. Горького.) В пьесе выпячиваются заслуги Троцкого в восстановлении транспорта (с. 24 - 25). Он выглядит борцом за социализм, хотя и ошибающимся. Один из руководителей транспортных профсоюзов на широком совещании заявляет: "Социализм, говорит нам товарищ Троцкий, это прежде всего ускоренное развитие экономики и сильная государственная власть, способная обеспечить условия для этого развития" (с. 26). И это все сказано о Троцком, который и при

стр. 7


жизни Ленина и после его смерти вел настойчивую борьбу против ленинского плана строительства социализма. Например, в связи с пятилетием Октябрьской революции Троцкий писал, что существование диктатуры пролетариата не только не подтвердило ленинской теории о возможности построения социализма в одной стране, но, напротив, доказало, что социализм в СССР построить нельзя, что Октябрьскую революцию от неминуемой гибели может спасти только мировая пролетарская революция.

В годы болезни В. И. Ленина Троцкий усилил свою фракционную деятельность, вел себя как интриган, дезинформировал Ленина. В ЦК и СНК он занимал обструкционистскую позицию, стремясь сорвать их слаженную работу. Зачастую он не являлся на заседания СНК и СТО, бравировал тем, что "воздерживается" при решении 3/4 хозяйственных вопросов, уклонялся от выполнения конкретных поручений, не считался с коллективным мнением. Позднее в автобиографии Троцкий откровенно писал: "Я не гожусь для поручений: либо рядом с Лениным, если бы ему удалось поправиться, либо на его место, если бы болезнь одолела его".

Самое же главное заключается в следующем. В пьесе Ленин говорит: у Троцкого большевизма нет (с. 27). Однако эта фраза повисает в воздухе. Мало того. О небольшевизме Троцкого у автора довольно своеобразное представление. По его мнению, как об этом свидетельствует пьеса, - это "левачество", администрирование, что у Троцкого действительно было. Но разве в этом меньшевистская сущность троцкизма? Она прежде всего в отрицании возможности построения социализма в одной стране. Как раз в период, о котором рассказывает автор пьесы, Троцкий выступил с рядом заявлений по данному вопросу 5 .

Словом, в пьесе Троцкий - ультралевый проповедник ускоренных методов строительства социализма. Вот и все. Кстати, меньшевистскую сущность (небольшевизм) троцкизма, лишь прикрытую левыми фразами, наша партия глубоко обнажила, раскрыла на XV конференции и XV съезде ВКП(б). И не учитывать этого - по меньшей мере странно.

Подводя к мысли о политической изоляции Ленина в последние годы его жизни, пьеса, по сути дела, ставит так или иначе в один ряд с Троцким, Бухариным и другими противниками ленинизма Орджоникидзе, Сталина, Дзержинского (последнего главным образом через косвенные характеристики), то есть политических деятелей, которые защищали дело Ленина, проводили в целом ленинскую генеральную линию, хотя и допускали ошибки. И такой подход к оценке деятелей партии, осуществлявших ленинскую линию, отнюдь не случаен в пьесе. Он связан с ее общей концепцией. Она раскрывается многопланово, по разным направлениям. И прежде всего в освещении проблемы строительства социализма в СССР, которую представляется необходимым рассмотреть особо.

2. О перспективах развития Советской страны, о строительстве социализма в пьесе в прямой форме сказано немного. И это вызывает недоумение, ибо после Великой Октябрьской социалистической революции мысль Ленина, по его собственным словам, билась вокруг задач "положительного коммунистического строительства, творчества новых экономических отношений, нового общества" 6 . Именно на них партия сосредоточила свои усилия, считая их важнейшими в это время.

Разумеется, вопросам "положительного строительства" новой жизни Ленин уделял большое внимание и до социалистической революции. Но после ее победы - это главное поприще деятельности Ленина, партии, народа.

В пьесе М. Шатрова линия исторического оптимизма и революционного созидания новых, социалистических форм общественной жизни не выявлена. Автор фактически уходит от нее: в центре его внимания - кризисные ситуации в истории страны, дающие возможность, по его мнению, раскрыть, как подчеркивается эпиграфом, "величие Ленина в минуты опасности".

Такой подход к отражению исторического процесса страдает односторонностью. Он не в состоянии раскрыть реальную диалектику жизни.

стр. 8


Слов нет, в истории нашей страны были очень трудные, переломные, порою отчаянные ситуации; нашей партии, народу пришлось выдержать суровые испытания. Но из всех этих испытаний они выходили еще более закаленными, окрепшими, проявляя величие духа и несгибаемую волю к победе, "уменье беззаветно бороться и наступать с уменьем отступать в революционном порядке" 7 , величайшую стойкость и героизм.

Несомненно, начальный период строительства нового общества, которому посвящено произведение, был сопряжен с глубокой ломкой старых устоев, с борьбой классов, острой борьбой мнений внутри партии, ее ЦК и т.д. Вместе с тем хорошо известно и то, что это небывалое по глубине и масштабам преобразование всех сторон жизни общества, проходившее к тому же в условиях капиталистического окружения, сопровождалось беспримерным подъемом всех творческих сил народа - рабочего класса, трудового крестьянства, демократической интеллигенции. "...Железная рука, - говорил В. И. Ленин, - разрушая, и создает". Он писал: "...Загляните в самые недра трудового народа, в толщу масс, там кипит организационная, творческая работа, там бьет ключом обновляющаяся, освещенная революцией жизнь" 8 .

Если же верить автору пьесы, то первые шесть лет в истории Советской власти - это время лишь бедствий, трудностей, кризисных ситуаций, причем, говоря о них, М. Шатров ограничивается простой информацией, до познания причин этих трудностей и кризисных ситуаций не доходит. Он не видит "леса" величайшей созидательной работы, в которую партией, руководимой Лениным, были вовлечены миллионы граждан первого в истории государства рабочих и крестьян. Характерно, что и ленинские труды автор использует односторонне, вопросы, связанные с ленинским планом построения социализма и перспективами коммунистического строительства, в пьесе отодвинуты. Упоминается лишь статья "О кооперации", да мимоходом, кратко Ленин говорит Бутузову о трех мостиках к социализму: индустриализации, коллективизации, культурной революции (см. с. 51).

Деятельность партии, ставшей у власти, рисуется в мрачных тонах. Пожалуй, только на с. 6 звучат "звонкие, радостные голоса", сообщающие о военных победах страны Советов. В целом же в произведении при забвении ростков новой жизни, их развития и укрепления негативные явления заостряются, сгущаются, абсолютизируются. Пьеса строится так, что в ней выпячиваются ошибки, издержки, по ходу действия выдвигаются на первый план страдания народа.

Характерно, что в пьесе такое положение вещей признает и сам Ленин. Он говорит: "Сколько мы глупостей сами наделали? А неравенство, противозаконные привилегии, которые вызывают законный протест?" (с. 18). И далее Ленин отмечает наличие "такого неравенства, которое нарушает демократизм и является источником разложения партии и понижения авторитета коммунистов" (с. 19). Здесь Ленину, по сути дела, приписываются взгляды "рабочей оппозиции".

Все это создает определенный настрой пьесы.

"БУТУЗОВ... Сердце разрывается, когда посмотришь на то, что творится в деревне. Неурожай, бескормица, падеж скота, засуха и пожары, площадь посевов все время сокращается...

...Разъезжает по уезду уполномоченный, кричит так: "Я не остановлюсь ни перед чем, лишь бы дать сто процентов разверстки. Если вы этого не сделаете, я себе пущу пулю в лоб, но прежде я вас тысячу уложу"" (с. 33). Далее говорится о порке и пытках крестьян представителями власти (см. с. 34), сообщается, что в деревне так говорят: "Поменяли Колчака на Губчека - получай придачу" (с. 34).

Разумеется, отдельные факты, подобные тем, которые приводит автор, могли быть. Партия вела настойчивую борьбу с ними, решительно осуждая произвол со стороны отдельных ретивых работников. Но разве они, эти факты, характеризуют сущность становления, укрепления и развития Советской власти? Где боевой и трудовой пафос коммунистов, революционный энтузи-

стр. 9


азм трудящихся, самоотверженно боровшихся за Советскую власть, за возрождение разрушенной экономики? Они не привлекли внимания автора. Как не вспомнить тут слова Ленина о Винниченко, о том, что "поодиночке бывает, конечно, в жизни все то из "ужасов", что описывает Винниченко. Но соединить их все вместе и таким образом - значит, малевать ужасы..." 9

На фоне ужасов, бед, произвола, насилия, глумления над народом, на фоне сгущения негативных явлений и моментов из жизни страны Советов в первые годы ее существования недвусмысленно звучат двусмысленные слова Бутузова: "Класс есть, партия есть - чего в итоге получилось (подчеркнуто нами), тоже знаем" (с. 50).

В пьесе, по существу, - вольно или невольно - ленинские представления о путях строительства социализма противопоставляются тому, что было в действительности после Ленина.

В пьесе "Вот она, судьба моя!" автор, в том числе и устами Ленина, обрушивается на формулу: социализм - это прежде всего ускоренное развитие экономики и сильная государственная власть, способная обеспечить условия для такого развития (см. с. 26, 28). Причем, как уже отмечалось, эта формула выдается за позицию Троцкого, хотя, как известно, последний, смыкаясь с анархо-синдикалистами в борьбе против партии, отстаивал идею отмирания государства, развитие экономики Советской страны мыслил как включение ее в мировое капиталистическое хозяйство. А курс на ускоренное развитие экономики наша партия взяла в период социалистической реконструкции. Что же касается укрепления социалистического государства, то эту задачу партия решала с первых дней Советской власти. И это был ленинский путь.

Вскоре после победы Великого Октября В. И. Ленин указывал, что "об отмирании государства говорить рано", и в дискуссии о профсоюзах, в своих последних статьях обосновывал необходимость укрепления государства трудящихся. Партия развила эти ленинские идеи, заветы в соответствии с новыми условиями. А в пьесе формула "сильное государство и ускоренное развитие экономики" представлена как не наш путь.

Следует также отметить, что, говоря о перспективах развития СССР, автор - через реплики Ленина, через его отношение к различным персонажам пьесы - концентрирует все внимание на опасности бюрократического перерождения партии и Советской власти. Именно в этом плане трактуются в пьесе ленинские слова об опасности зазнайства.

В произведении выходит, что опасность зазнайства, бюрократического перерождения партии стала настолько реальной, что, якобы исходя из этого, Ленин предложил предпринять на партийном съезде "ряд перемен в нашем политическом строе".

Показательно и следующее. Сосредоточив огонь на бюрократизме, связанном с "диктатом централизма", и направляя эту критику в адрес Троцкого, автор упускает, однако, из виду тот факт, что как раз осенью 1923 г. (время действия в пьесе) Троцкий повел атаки на партию по этим линиям, облыжно обвиняя ЦК партии в бюрократическом перерождении, отрыве от масс и т.п. Иными словами, линия Троцкого по "завинчиванию гаек" тесно переплеталась с анархо-синдикализмом. Автор, однако, оставил этот вопрос в тени. А ведь он был прямо связан с отрицанием Троцким диктатуры рабочего класса, извращением ее созидательной миссии, демократической сущности.

Как известно, дискуссия 1923 года окончилась поражением Троцкого и его сторонников, линия которых на XIII конференции РКП(б) была оценена как мелкобуржуазный уклон. И, освещая события 1923 г., забывать об этом нельзя. Кстати, нельзя забывать и о том, что В. И. Ленин, ведя решительную борьбу против всех и всяких проявлений бюрократизма, которые объективно содействовали подрывной деятельности классового врага, никогда не ставил вопрос об опасности бюрократического перерождения партии. В пьесе же опасность бюрократизма нагнетается, и создается впечатление, что не только

стр. 10


Троцкий, но и почти весь ЦК (кроме Ленина) стоял на позициях "зажима демократии", напрочь забывал о необходимости "демократической организации общества".

Даже Ленин в пьесе в ответ на замечание Варвары Михайловны: "Вы просто не хотите допускать рабочий класс к государственному рулю", говорит: "Мечтаю! Но сегодня разве знает каждый рабочий, как управлять государством? Это при нашей-то нищете, безграмотности, бескультурье? Это же сказки! Кто сейчас управляет из рабочих? Несколько тысяч на всю Россию, а нужны миллионы..." (с. 20).

Далее развертывается такой диалог:

"ВАРВАРА МИХАЙЛОВНА. А ваши слова о кухарке, которая будет управлять государством?..

ЛЕНИН. Принцип, от которого никогда не откажемся. Будет управлять, обязательно. После того, как научится. В противном случае она будет управлять государством по-кухонному. Ведь других знаний, кроме приобретенных среди плит и сковородок, у нее нет" (там же).

Словом, чувствуется явная недооценка автором участия рабочих в управлении делами социалистического государства как обязательного условия его функционирования; В лучшем случае речь идет о школе управления, да и то мимоходом. К тому же подчеркивается, что рабочие недостаточно культурны, чтобы участвовать в управлении государством. И такая позиция выдается за... ленинскую! Между тем еще в дни четырехлетия Октябрьской революции В. И. Ленин писал: "Советский строй есть максимум демократизма для рабочих и крестьян", такие понятия как "пролетарский демократизм" и "диктатура пролетариата" он употреблял как синонимы 10 . Ленин убедительно показал, что социалистическая революция, диктатура пролетариата есть переход к реальной демократии, к демократии не на бумаге, а на деле, не в политической фразе, а в экономической действительности 11 , что по своему существу диктатура пролетариата не может не быть глубоко демократической.

Демократическая сущность диктатуры рабочего класса в пьесе обходится молчанием (термин "диктатура пролетариата" в ней отсутствует). Зато в пьесе Ленин много, очень много размышляет и рассуждает на тему о вреде насилия над народом и даже всерьез обсуждается вопрос: "Изнасилуем сейчас - чем аукнется потом?" (с. 27).

Обращает на себя внимание и суждение, высказанное Лениным в пьесе, о том, будто общественная собственность "создает условия, когда надежда на чужой труд дает возможность лениться, отлынивать от работы" (с. 53). В дальнейшем покажем, что оно смыкается в произведении с односторонним освещением нэпа только как отступления, уступки кулаку (а не середняку). Сейчас лишь отметим, что, касаясь социалистического соревнования, автор в уста Ленина вкладывает следующие слова: "Надо поставить людей в такие условия, при которых они выступили бы как соперники в труде" (с. 53). Что здесь имеется в виду? Ведь общественная собственность и создает необходимые условия для социалистического соревнования, если не понимать его как соперничество в духе конкуренции.

Автору никак не удается раскрыть, понять и правильно истолковать в пьесе диалектическое единство различных сторон того или другого жизненного противоречия, которое он отображает. Например, таких, как демократическое начало и централизм в принципе демократического централизма, внутрипартийная демократия и крепкая партийная дисциплина, укрепление социалистического государства и развитие демократии и т.д. В произведении зачастую получается так, что одно исключает другое. Это приводит автора к односторонним выводам и суждениям в оценке важнейших исторических событий, сущности социалистического государства, партийного руководства обществом и т.д.

3. О единстве партии, ее руководящей роли в жизни советского общества. В годы, которым посвящена пьеса, В. И. Ленину пришлось вести напряженную борьбу за идейное и организационное единство партии на принципи-

стр. 11


альной основе, решительно пресекать фракционную деятельность троцкистов, децистов, "рабочей оппозиции" и других антипартийных группировок.

В единстве партии, базирующемся на марксизме-ленинизме, в неразрывной связи ее с рабочим классом Ленин видел главное условие сохранения и укрепления социалистического государства, построения социализма. "...Большевики, - писал он в 1920 г., - не продержались бы у власти не то что 2 1/2 года, но и 2 1/2 месяца без строжайшей, поистине железной дисциплины в нашей партии, без самой полной и беззаветной поддержки ее всей массой рабочего класса..." 12 .

В пьесе не раз говорится о необходимости единства партии. Но говорится "вообще", не подчеркивается, что партии нужно не всякое единство, а такое, которое основывается на принципах марксизма-ленинизма, на непримиримом отношении к оппортунизму. Мало того. Автор вкладывает в уста Ленина следующие слова, относящиеся к Шляпникову, Коллонтай, Троцкому и Бухарину: "А что касается этих товарищей.., то французы ведь верно говорят: "Господь бог в своей премудрости всегда предпочитает тех, кто его отрицает, тем, кто его компрометирует"" (с. 23). И такого рода высказывания в пьесе - не редкость (некоторые из них уже приводились). Естественно, что они не раскрывают действительное отношение Ленина к оппортунизму.

Чтобы показать истинное отношение Ленина ко всей многоликой оппозиции - троцкистской, бухаринской, децистской и "рабочей оппозиции" - автору следовало бы обратиться к резолюциям X съезда РКП(б) "О единстве партии" и "О синдикалистском и анархистском уклоне в нашей партии", написанных Лениным. В них автор нашел бы ясные ответы и о политической, классовой сущности всех этих платформ, и о вреде, недопустимости какой-либо фракционности, и о выработанных Лениным, партией мерах, призванных, как записано в резолюции "О единстве партии", "осуществить строгую дисциплину внутри партии и во всей советской работе и добиться наибольшего единства при устранении всякой фракционности..." 13

В пьесе не показана и внутренняя сплоченность партии, ее связи с широкими слоями рабочего класса и трудовым крестьянством России. Да и руководящая роль Коммунистической партии толкуется весьма своеобразно. Ее необходимость автор видит главным образом в нищете и культурной отсталости рабочих. Социально-классовые причины необходимости партийного руководства обществом выпали.

Партия - монолитная, воюющая, по образному выражению Ленина, - предстает в пьесе как своего рода дискуссионный клуб.

Такая тенденция показа партии зрителю наиболее полно проявляет себя там, где речь идет о борьбе против "рабочей оппозиции" и платформы Троцкого в навязанной им партии дискуссии о профсоюзах.

Характерно, что дискуссия о профсоюзах занимает почти пятую часть пьесы. Возможно, потому, что проблема эта приобрела актуальное значение в связи с событиями в Польше.

Не менее показательно и то, что сцену заполняют главным образом оппозиционеры, все те, кто выступает за анархо-синдикализм, хотя настроения, присущие им, исторически были свойственны абсолютному меньшинству рабочих. И это меньшинство, оппозиционеры ведут в пьесе развернутое наступление по всему фронту; Ленин же оказывается в положении человека, вынужденного пребывать в обороне и только в обороне. Его, по сути дела, никто не поддерживает. Выходит, массовое движение рабочих - против Ленина. Но это не соответствует истине, исторической правде.

Пьеса перенасыщена высказываниями, согласно которым рабочий класс предстает в роли лишь грубой физической силы, саботажника. Эти высказывания, правда, исходят от троцкистов. Однако их чудовищной неправде, клевете на рабочий класс, который совершил социалистическую революцию и в условиях хозяйственной разрухи, жесточайшего голода своим самоотверженным трудом ковал победу над белогвардейцами и интервентами, а после их

стр. 12


разгрома приступил к строительству новой жизни, в пьесе, по существу, опровержения нет.

Например, председательствующий на заседании при обсуждении "Табеля дисциплинарных взысканий для рабочих" широко рекламирует троцкистские методы (ставить рабочего "перед возможными неудобствами впереди и неизбежной суровой репрессией позади") на примере профсоюза железнодорожников (см. с. 25). В то же время о массовом трудовом героизме рабочего класса в пьесе умалчивается. А ведь именно железнодорожные рабочие выступили еще в апреле 1919 г. организаторами субботника, который В. И. Ленин назвал Великим почином.

Со сцены, по замыслу автора, должна прозвучать следующая речь представителя "рабочей оппозиции": "Товарищи, мы за освобождение от партийной опеки! Нам ненавистны оковы той дисциплины, которая диктует каждый ваш политический шаг. Нам надоели разговоры о централизме, мы против авторитарного ЦК! Наш идеал - демократия!" (с. 16). С представителем "рабочей оппозиции" согласен в принципе и рабочий Бутузов. "Получается, - заявляет он, - старый режим под новой вывеской" (с. 17). Солидарны с ним в пьесе и беспартийные рабочие. От их имени формулируется предложение: "...необходимо ответить наступательными мерами. Надо разослать по всем заводам наших людей и устроить такую волынку, какой свет не видывал... Если самооборона требует наступления с применением наглости и плохих методов, чего мы по своей классовой природе делать не можем, - то и это делай" (с. 16 - 17).

Что же противопоставляется автором этому разгулу анархо-синдикалистских страстей, которые Ленин, говоря о брошюре Коллонтай "Рабочая оппозиция", оценивал как демагогию, на которой "базируются анархистcко-махновские и кронштадтские элементы"? 14 . Автор ограничивается лишь справкой, содержащейся в одной из реплик В. И. Ленина о том, что "рабочая оппозиция" получила по всей стране только от двух до двадцати процентов голосов (см. с. 19). Это недостаточный "противовес". Но дело не только в этом. Даже приведя данную справку, автор должен был задуматься над тем, почему "абсолютное меньшинство" выступает у него в пьесе как большинство, почему это меньшинство создает "атмосферу" пьесы. И еще: удалось ли ему дать объективно верную, классовую оценку фракционной деятельности антипартийных группировок, которые в пьесе столь широко, пространно и шумно излагают свои взгляды?

Нет, не удалось. Фракционная деятельность оппозиции, ведшей линию на устранение партии от руководства обществом, не получает в произведении достаточного разоблачения. Наоборот, фракционная деятельность оппозиции, безотносительно к намерениям автора, выглядит в произведении вполне закономерной, ибо, как многократно говорят персонажи пьесы, руководящие кадры партии оторвались от рабочих, обюрократились, создали неравенство, переродились, "забыли дорожку к рабочему классу" (с. 17). Это "уже не товарищи твои - большевики", - заявляет на митинге рабочих член партии, участник "рабочей оппозиции" Бутузов. И, обращаясь к рабочим массам, он говорит: "Неужели у нас, товарищи, нет революционной смелости, чтобы разогнать всю эту переродившуюся сволочь?" (с. 17) 15 .

Что же делает, по пьесе, Ленин в этот опаснейший момент для жизни партии, судеб Советской власти и социализма? Как он оценивает открытый призыв к контрреволюции?

Оказывается, в Бутузове Ленин видит "цвет питерского пролетариата" (с. 18). Обращаясь к Варваре Михайловне, одному из лидеров "рабочей оппозиции", он говорит: "Мы таких наркомами поставим" (с. 19). А как автор отвечает на выпады других противников партии? Практически никак. Ленину предоставлено им сказать немногое. Иногда это - отрывочные реплики, вроде "Анархия - ваш идеал" (с. 16); "Кому сажать, найдется без вас!" (с. 25). Иногда это высказывания, действительно сделанные им, устно или письменно. Но они скомпонованы из отдельных фрагментов, вырванных из общего

стр. 13


контекста. И, что самое главное, они - в таком виде и объеме - не дают и не могут дать сколько-нибудь исчерпывающий ответ ни на один из крупных вопросов того времени. Более того, Ленин поставлен автором пьесы в положение оправдывающегося. Что же остается думать зрителю о Ленине, если самое главное, чем он велик, осталось в пьесе нераскрытым? А именно: его созидательная деятельность как вождя рабочего класса, всех трудящихся, великого продолжателя дела Маркса и Энгельса, у которого творческое отношение к теории сочеталось с талантом величайшего организатора, с железной волей, мужеством и смелостью, непримиримой борьбой против всех видов оппортунизма, беззаветной верностью идеалам научного коммунизма.

4. Автор стремится раскрыть в пьесе историю нашей партии, советского народа в первые годы Советской власти. Поэтому крайне важно, как в произведении освещается исторический процесс, те кризисные ситуации, которые находятся в центре внимания автора.

В. И. Ленин, как известно, указывал на то, что факты нельзя брать в отрыве друг от друга, их надо рассматривать в связи с целым, с конкретными историческими условиями, явления брать в развитии, вскрывать их социально-классовую сущность. "Весь дух марксизма, вся его система, - писал он, - требует, чтобы каждое положение рассматривать лишь (а) исторически; (Р) лишь в связи с другими; (у) лишь в связи с конкретным опытом истории" 16 . Эти марксистско-ленинские методологические принципы относятся и к научному и к художественному познанию - разумеется, с учетом их специфики.

В пьесе эти методологические установки нередко нарушаются как при рассмотрении исторического процесса в целом, так и конкретных исторических ситуаций.

Прежде всего, о фрагменте пьесы, специально посвященном Брестскому миру (см. с. 65 - 75).

Ленин в период борьбы за Брестский мир представлен в пьесе в искаженном виде.

Хорошо известно, что с первого дня победы Октябрьской революции Ленин самым решительным образом выступил за немедленное подписание мира с Германией. Ленинская линия встретила ожесточенное сопротивление Троцкого, Бухарина и некоторых других членов ЦК.

Троцкий и Бухарин, отрицавшие возможность построения социализма в нашей стране, развернули борьбу против заключения мира.

Бухарин, возглавлявший оппортунистическую группу "левых коммунистов", оказавшихся во главе Московского областного бюро партии, потребовал от Ленина объявления революционной войны Германии. Больше того, бюро приняло постановление, в объяснительном тексте к которому говорилось: "В интересах международной революции мы считаем целесообразным идти на возможность утраты Советской власти, становящейся теперь чисто формальной" 17 .

Ленин назвал это чудовищным. Он открыто выступил в печати, разоблачил перед всей партией, рабочим классом и трудящимся крестьянством предательский план троцкистов и бухаринцев. Об этом нельзя было не сказать в пьесе.

Хорошо известно также, что упорная борьба Троцкого, Бухарина и поддерживавших их членов ЦК РКП(б) не испугала Ленина, не сломила его. Напротив, Ленин ни на один день не прекращал борьбы против них. Он решительно, смело разоблачал все их капитулянтские доводы против подписания мира, прикрываемые революционной фразой.

К сожалению, в пьесе выведен другой Ленин - не борец, убежденный в своей победе, а Ленин, мечущийся в панике.

Троцкий сорвал подписание мира. Немецкая армия перешла в наступление и стремительно продвигалась к Петрограду. Создалась реальная опасность свержения Советской власти. Срочно собрался ЦК на заседание (см. с. 70 - 71). Ряд членов ЦК по-прежнему выступал против подписания мира. А что делает в этот критический момент Ленин? Он "мечется в своем

стр. 14


углу" (с. 71). Нет, никогда Ленин не впадал в панику. Никакие трудности и опасности не могли сломить его волю к борьбе. Он всегда был мудрым, трезвым политиком, искусным стратегом и тактиком, смелым и решительным вождем рабочего класса. Таким он был и в период Бреста. Это ясно можно видеть из таких работ Ленина, как "Мир или война?", "Тяжелый, но необходимый урок", "Странное и чудовищное", "На деловую почву", "Серьезный урок и серьезная ответственность" и других. Они позволяли автору воспроизвести подлинный, правдивый образ Ленина, но автор почему-то не использовал этих богатых возможностей.

В вопросе об отношении рабочего класса и беднейшего крестьянства к так называемой "революционной войне" в пьесе допущены по меньшей мере серьезные упрощения. За войну против кайзеровской Германии здесь выступают "Большевик", "Большевичка", "Рабочий", против войны - "Солдат", представляющий интересы крестьян. Словами "Соратника" драматург пытается резюмировать социально-политическую характеристику сторонников и противников "революционной войны". Мы ее уже приводили. Настроения в пользу такой войны, заявляет он, - "и в рабочем классе, и в партии... явно преобладают" (с. 67). Правда, "Соратник" тут же поправляется: Бухарин, выступавший во главе сторонников "революционной войны", отражал, говорит "Соратник", настроения лишь "части рабочего класса и партии, плюс национально-патриотические настроения мелкой буржуазии, интеллигенции и городского мещанства" (там же).

У автора явно не сходятся концы с концами. Настроения в пользу "революционной войны" были, как уже отмечалось, характерны для мелкой буржуазии. Кадровые рабочие, основная часть партии, отнюдь не солидаризировались с настроениями мелкого буржуа. И признавать так или иначе лидером этих рабочих Бухарина, а не Ленина - значит не видеть разницы между позицией рабочего класса и позицией мелкобуржуазных слоев, наиболее типичными представителями которых была партия левых эсеров, находившихся в разладе и с большинством крестьянства - деревенской беднотой. Бухарин, его сторонники отражали в партии мнения и настроения мелкой буржуазии, близких к ней слоев, а не кадровых рабочих. В пьесе же получается, что Ленин, выражавший в действительности интересы рабочего класса и крестьянства, всех трудящихся, был вождем, руководителем крестьянства, а Бухарин - рабочего класса. И под эту точку зрения в пьесе подводится даже некая "теоретическая база". Возрождается теория о "двух базах" ленинизма, которая два десятка лет назад имела некоторое хождение и была опровергнута, отвергнута и теперь забыта: "одна база" - это Маркс и Энгельс ("старики", как именуются они в пьесе, см. с. 12), "другая база" - революционные демократы; социалистическая революция определяется Лениным в пьесе как продолжение дела революционных демократов, осуществление их завещаний (см. с. 28).

Существенен и международный аспект, связанный с Брестским миром. Один из членов ЦК, не согласных тогда с позицией В. И. Ленина, формулирует такое положение: "Без европейской революции мы подлинного (подчеркнуто нами) социализма не построим" (с. 71). Однако ни в этом, ни в других местах пьесы В. И. Ленин не формулирует свой ответ на поставленный вопрос. Он ограничивается лишь - по пьесе - указанием на то, что большевики - при запаздывании европейских пролетарских революций - будут строить социализм одни и построят его (см. с. 73). При этом слово "подлинный" опускается. Как это понять? Другой член ЦК ("Седьмой") формулирует положение: "Интересы мировой революции требуют... гибели нашей" (с. 71). В ответ на это Ленин - по ходу пьесы - говорит лишь о том, что "мировой революции нужен живой образец" (с. 73).

У зрителей может сложиться впечатление, что В. И. Ленину в отличие от его оппонентов не были близки интересы мировой революции. Между тем наделе именно он, Ленин, отстаивал правильно понятые интересы международного рабочего и мирового освободительного движения. Он подчеркивал:

стр. 15


"Если мы облегчим германскому империализму своим несвоевременным принятием боя с ним разгром Советской республики, то повредим, а не поможем германскому и международному рабочему движению и делу социализма" 18 .

Впечатление о "недооценке" Лениным интересов международного рабочего и национально-освободительного движения может сложиться у зрителя еще и потому, что и в дальнейшем (даже при рассмотрении взаимоотношений, борьбы двух систем) эта проблема - о роли СССР в мировом революционном процессе - дается походя, мимоходом.

Обращает на себя внимание и тот факт, что в пьесе нарисована довольно идиллическая картина сотрудничества СССР и капиталистических государств; две тенденции в развитии международных отношений, на которые указывал В. И. Ленин, не учитываются, опасность со стороны агрессивно настроенных кругов монополистического капитала в расчет не принимается. Доходит до того, что даже укрепление обороноспособности страны автор оценивает следующим образом:

"ЛЕНИН. Мы хотим эти миллиарды, вылетающие в трубу, и, по сути, украденные у народа, бросить в хозяйство. Ведь у нас столько прорех!" (с. 79).

Нет необходимости доказывать, что обращаться с такими словами в зрительный зал, тем более в современных условиях обострения международной обстановки, по меньшей мере неуместно.

5. Теперь перейдем к вопросу о том, как освещаются в пьесе политика военного коммунизма и переход к нэпу. В условиях гражданской войны, хозяйственной разрухи, отсутствия экономической смычки пролетариата с крестьянством, города и деревни советское государство вынуждено было осуществлять так называемую политику "военного коммунизма" - временную меру, вызванную войной и разрухой. Введение продразверстки в деревне, обязательная трудовая повинность, уравнительное распределение продуктов и промтоваров, административные методы управления народным хозяйством - эти и другие меры предпринимались в интересах сохранения диктатуры пролетариата, в интересах снабжения армии и городского пролетариата.

Оценивая военно-политический союз рабочего класса и крестьянства, В. И. Ленин на X Всероссийской конференции РКП(б) говорил, что гражданская война и участие в ней помещиков соединили "рабочий класс и крестьян безусловно, безоговорочно и бесповоротно. В этом отношении никаких внутренних политических колебаний не было" 19 .

В пьесе же (см. высказывания рабочего Бутузова, секретаря МК, крестьян-бедняков, середняков и кулаков) эта политика (особенно продразверстка) отражается в кривом зеркале. Без учета конкретной обстановки, продразверстка изображается в мрачных красках как явное ограбление крестьянства, как проявление сплошного насилия и произвола. Процитируем из пьесы некоторые места.

"БУТУЗОВ. Настроение у мужика совсем поганое, кинь спичку, и пойдет пожар, как в Тамбове" (с. 34). Далее. Середняк из Тамбовской губернии говорит, что крестьянин "много засеет - с него много и возьмут. А мало вспашешь - только для себя - стране невыгодно, и все равно и эти крохи возьмут. Что оставалось мужику? Одна дорога - к Антонову" (с. 37). Другой середняк говорит, обращаясь к Ленину: "Был я зеленый, покамест красные не сделали меня белым" (с. 37). Первый бедняк заявляет В. И. Ленину: "Мало того, что возьмут у тебя хлеб... но еще и изгиляются над тобой..." (с. 36). "...Нельзя же нас так обижать, - заявляет второй бедняк. - Потому и подались к Антонову..." (с. 36). "От разверстки житья нет и не будет" (с. 39). Крестьянин из Рязанской губернии говорит Ленину о продовольственной разверстке: "У нас такой нажим был, что револьверы к вискам приставляли" (с. 40). "Надоели красивые слова комиссаров" (с. 40). Так представлена продовольственная разверстка, комиссары, вся Советская власть в деревне.

Подобный подбор отдельных фактов и эпизодов в пьесе создает по сути дела искаженное, одностороннее представление о периоде военного ком-

стр. 16


мунизма и проведении продразверстки. В связи с этим напомним известное высказывание В. И. Ленина. "В области явлений общественных, - писал он, - нет приема более распространенного и более несостоятельного, как выхватывание отдельных фактиков, игра в примеры. Подобрать примеры вообще - не стоит никакого труда, но и значения это не имеет никакого, или чисто отрицательное, ибо все дело в исторической конкретной обстановке отдельных случаев. Факты, если взять их в их целом, в их связи, не только "упрямая", но и безусловно доказательная вещь. Фактики, если они берутся вне целого, вне связи, если они отрывочны и произвольны, являются именно только игрушкой или кое-чем еще похуже" 20 .

В области политической и экономической "военный коммунизм" был оправдан. "Своеобразный "военный коммунизм" состоял в том, - писал В. И. Ленин, - что мы фактически брали от крестьян все излишки и даже иногда не излишки, а часть необходимого для крестьянина продовольствия, брали для покрытия расходов на армию и на содержание рабочих... И тот факт, что мы победили (вопреки поддержке наших эксплуататоров могущественнейшими державами мира), показывает не только, на какие чудеса героизма способны рабочие и крестьяне в борьбе за свое освобождение. Этот факт показывает также, какую роль лакеев буржуазии играли на деле меньшевики, эсеры, Каутский и К0 , когда они ставили нам в вину этот "военный коммунизм". Его надо поставить нам в заслугу" 21 .

Оценивая значение продовольственной разверстки, Ленин говорил: "...Свою задачу - сохранение промышленности, хотя бы при условиях наибольшей отрезанности от хлебных районов, - разверстка выполнила" 22 .

Искаженно освещаются в пьесе и многие важнейшие аспекты перехода страны к новой экономической политике, причины и отдельные стороны этого переломного момента в жизни партии и страны. Если верить автору, то ввести нэп партию, Ленина заставило только всеобщее недовольство крестьянства. Как следует из пьесы, лишь под воздействием их массовых вооруженных выступлений у В. И. Ленина возникло беспокойство, он начал в растерянности искать выход из создавшегося положения, не зная при этом, что и как делать.

Вот как излагается все это в пьесе. Ленин вместе с Гусевым поет романс великого князя Константина Константиновича Романова. "А вдали где-то чудно запел соловей, я внимал ему с грустью глубокой..." (с. 32). "Внезапно, в мгновение ока" перед В. И. Лениным появляется толпа крестьян с обрезами за спинами и лозунгами: "Долой комиссародержавие!", "Да здравствует крестьянская революция!". Звучат выстрелы (расстреливают коммунистов). И снова песня: "Крепче бей, наш русский молот! // И греми, как божий гром! // Пусть падет во прах расколот // Сатанинский Совнарком!"

Толпа крестьян исчезает. В. И. Ленин в кабинете. Здесь же сидят комиссар из Тамбова, рабочий Бутузов, приехавший из Сибири. В. И. Ленин спрашивает его о положении в деревне: "Ваши впечатления?" - "...Сердце разрывается, - говорит Бутузов, - когда смотришь на то, что творится в деревне" (с. 33). На вопрос Ленина: "Ваши предложения?" - Бутузов отвечает: "...Надо что-то сделать, а что - не знаю" (с. 34). Тогда Ленин предлагает комиссару из Тамбова прислать к нему участников банды Антонова, "авторитетных бородачей" - двух кулаков, двух середняков и двух бедняков.

Такой факт - встреча Ленина с крестьянами, выпущенными из тюрьмы, имел место в действительности, но состоялась она 14 февраля 1921 года 23 . А основные положения о переходе от продразверстки к продналогу были сформулированы В. И. Лениным 8 февраля. Да и задолго до этого, начиная со второй половины 1920 г., Ленин активно разрабатывал вопрос о пересмотре отношений с крестьянством, о выработке такой аграрной политики, которая соответствовала бы условиям наступавшего периода мирного строительства. В ноябре 1920 г. на Московской губернской конференции РКП(б) В. И. Ленин заявил, что начинающийся переход от войны к миру требует "иных приемов, иного распределения и использования сил, иного устремления внимания, психологии и т.д. ...требует сейчас перевести поезд на другие рельсы, а

стр. 17


этот поезд должен тащить десятки миллионов людей. Переход такой штучки на другие рельсы, когда местами и рельс нет, требует напряженного внимания, знания и очень много настойчивости" 24 .

В решении этих трудных проблем большое значение имели встречи В. И. Ленина с крестьянами-ходоками из разных районов страны, в том числе из таких отдаленных, как Сибирь, беседы с крестьянами - делегатами VIII Всероссийского съезда советов. Кстати сказать, в пьесе о совещании с этими крестьянами говорится после беседы с бывшими участниками вооруженных банд.

Версия о том, что только вооруженная борьба крестьянства против "Сатанинского Совнаркома" заставила Ленина, партию отменить продразверстку и перейти к нэпу, находится в вопиющем противоречии с исторической правдой.

В. И. Ленин еще весной 1918 г. разработал основы экономической политики, получившей впоследствии название "нэп". Но начавшаяся иностранная военная интервенция и гражданская война сорвали ее осуществление. Перейти к такой политике, пока продолжалась интервенция, шла гражданская война, было невозможно. "Как только мы действительно прочно покончили с внешним врагом, - говорил В. И. Ленин, - а это лишь к 1921 году оказалось фактом, - перед нами встала задача другая, задача экономического союза между рабочим классом и крестьянством" 25 .

Только ясное осознание и понимание В. И. Лениным, партией такой политики позволило почти сразу, то есть через два месяца после окончания гражданской войны, принять на X съезде РКП(б) постановление о введении новой экономической политики.

Односторонне, а порой неверно ставятся и некоторые другие вопросы, связанные с нэпом. Так, нэп представлен не как дальнейшее развитие Лениным марксистской теории, а как внезапный, совершенно непредвиденный поворот, идущий в обход ее. Ленин заявляет о переходе к нэпу: "Поворот на всем ходу... Да, не будем рабами самих себя!" (с. 42); отвечая тем, кто утверждал, что нэп противоречит "нашим теоретическим идеям", Ленин здесь говорит: "Теория, гипотеза для нас не есть нечто священное", "надо ломать и гнуть идеи, когда этого требуют интересы народа" (с. 44).

Отождествление теории и гипотезы, призыв ломать и гнуть ее (теорию) не вяжутся с ленинскими высказываниями. Ленин говорил о другом. О том, что про нэп в старых книжках не написано, что надо, зная основное направление, решать творчески многие важные теоретические вопросы.

Противопоставление нэпа теории научного коммунизма выражается и в неправильной трактовке сущности нэпа. Отвечая на вопросы, не будет ли опасно разрешить свободу торговли, так как она поведет к росту капитализма, не усиливаем ли мы сами врага? (см. с. 43), Ленин говорит: "Да, свобода торговли безусловно означает - назад к капитализму", но "вопрос - в мере" (с. 43).

Да, у Ленина есть выражение, что вопрос заключается в мере уступок. Но разве можно этим ограничиваться и умалчивать о факторах, которые гарантировали от возможности восстановления капитализма. К ним Ленин относит диктатуру пролетариата, сохранение командных экономических высот в руках социалистического государства, его контроль над частной торговлей. Автор же все дело сводит к влиянию нэпа на рост капитализма (с. 43). Такая односторонняя трактовка объективно ведет к неправильному представлению о нэпе как лишь политике отступления перед капитализмом. Между тем известно, что нэп являлся главным образом уступкой среднему крестьянину - основному производителю сельскохозяйственной продукции. "Экономически и политически нэп, - писал В. И. Ленин, - вполне обеспечивает нам возможность постройки фундамента социалистической экономики" 26 .

В пьесе замалчивается тот факт, что нэп не менял целей и планов партии, а менял подход к их осуществлению, что сущность нэпа была в экономической смычке социалистической промышленности и мелкого крестьянского

стр. 18


хозяйства, что на основе нэпа развертывалась классовая борьба по принципу: "кто - кого?", во многих отношениях еще более ожесточенная, чем с Колчаком и Деникиным.

Умолчав обо всем этом, автор, естественно, исказил вопрос о сущности и задачах нэпа, сведя его лишь к использованию советским государством капитализма. Такое "усеченное" понимание сущности нэпа грешит своеобразной апологетикой частного хозяйствования. "Дайте русскому мужику показать себя - он вас в хлебе утопит", - сказано в пьесе (с. 40). Между тем осуществление нэпа Ленин, как известно, связывал с кооперированием мелких товаропроизводителей.

6. Об использовании в пьесе ленинских работ. Автор весьма широко, иной раз почти дословно, использует тексты из многих трудов В. И. Ленина. При этом, как правило, высказывания Ленина он компонует из разных его работ. И это - не просто литературный прием. Это нередко - способ мышления автора, приводящий его к несообразностям и исторического и политического характера.

Приведем некоторые примеры.

а) Ленин в пьесе говорит о Сталине. "Он у нас крупнейший теоретик национального вопроса, но задача все-таки в том, чтобы не только объяснить мир, но и его переделать. Как? Как? - вот где гвоздь. Сегодняшняя история с Серго - это отрыжка всей этой затеи с "автономизацией"" (с. 58). Здесь, во-первых, начальная часть фразы по сути своей напоминает оценки Ленина из работ 1913 года, а воспроизводится она в связи с проектом Сталина "об автономизации". Во-вторых, мысль о том, что необходимо не только объяснять мир, но и переделывать его, высказанная К. Марксом в "Тезисах о Фейербахе" и упомянутая в работе В. И. Ленина "Карл Маркс", с предшествующим суждением Лениным логически никогда не связывалась. Вероятно, тут другой источник.

б) Автор, дословно используя текст из воспоминаний А. М. Горького 27 , где речь идет о Мартове, прерывает его вставкой, которой нет у Горького. "А в Женеве опубликовал статью, в которой объявил меня политическим мертвецом, и дал ей чудный, остроумный подзаголовок "Вместо надгробного слова"" (с. 15). Потом снова идут ленинские слова в передаче Горького: "Ах, какая это умница!". Что же получается? Ленин хвалит Мартова за то, что тот назвал его "политическим мертвецом" и написал о нем статью "Вместо надгробного слова"?

в) Автор вкладывает в уста Ленина дилемму: "Что мы строим - военно-административное государство, казарму под вывеской "социализм", или общество, в котором свобода каждого явится условием свободы всех..." (с. 27). Во-первых, автор исказил известное выражение Маркса и Энгельса из "Манифеста Коммунистической партии". Там говорится о свободном развитии каждого как условии свободного развития всех28 . Без этого уточнения мысль можно толковать и в буржуазно-демократическом смысле. Во-вторых, выражение Маркса и Энгельса нельзя механически переносить на переходный период от капитализма к социализму, не впадая в грубую ошибку. Отвечая стороннику "чистой демократии" К. Каутскому, который называл советских коммунистов "узурпаторами, насильниками", В. И. Ленин в речи на I Всероссийском съезде по внешкольному образованию заявил: "...Мы себя в обман такими прекрасно звучащими лозунгами, как свобода, равенство и воля большинства, не дадим и что мы к тем, кто называет себя демократами, сторонниками чистой демократии, сторонниками последовательной демократии, прямо или косвенно противополагая ее диктатуре пролетариата, - что мы к ним относимся, как к пособникам Колчака" 29 . И в других своих выступлениях Ленин не раз подчеркивал, что в переходный период, в условиях диктатуры рабочего класса требование ничем не ограниченной свободы есть предательство социализма, интересов трудящихся. Не раз говорил он и о необходимости подчинения личных интересов общественным. Здесь же, в пьесе, Ленин заявляет: меня убивает, "когда человек добровольно отказыва-

стр. 19


ется от своего человеческого существа - права распоряжаться своей судьбой. Это никогда не проходит даром" (с. 54). Как понимать эти слова?

г) Лидеру "рабочей оппозиции" Варваре Михайловне, которая погрязла в анархо-синдикализме, предлагала сосредоточить всю власть в руках съезда производителей, Ленин в пьесе говорит, что порядок, основанный на сильной государственной власти, может нравиться "только рабу, у которого слюнки текут от счастья, когда он лижет сапог своего хозяина, то есть холую и хаму, который ничего, кроме ненависти и омерзения вызвать не может" (с. 28). У Ленина действительно есть выражения такого рода 30 , но никакого отношения они к условиям советской страны не имели и иметь не могли.

Есть в пьесе и прямые искажения ленинских текстов. Например, автор использует содержание ленинского плана брошюры "О продовольственном налоге" 31 . В нем на вопрос: "Страшен ли социализму "индивидуализм" крестьянина, его "свободная торговля"?", Ленин кратко, но твердо отвечает: "Нет". А автор пьесы вместо категорического ленинского отрицания и вопреки ему, пишет: "Еще как страшен" (с. 43).

И, наконец, несколько слов о психологическом облике Ленина. В. И. Ленин, как свидетельствует Н. К. Крупская, "...был до самой смерти таким, каким и раньше, - человеком громадной воли, владевшим собой..." 32 В пьесе же, общая тональность которой определяется настойчивыми напоминаниями о физической обреченности Ленина, выступает совершенно иной его психологический облик. Он плачет (с. 77), представлен очень капризным (с. 3), постоянно думающим и говорящим о смерти. По воле автора он даже подумывает о самоубийстве. Так, беседуя с врачом, Ленин вспоминает о смерти супругов Лафарг: "Зять и дочь Карла Маркса. Они сами ушли из жизни, потому что пришла старость... и больше не было сил, необходимых для борьбы. Я могу их понять. Если не можешь больше для партии работать, надо уметь посмотреть правде в глаза и, может быть, уйти так, как они" (с. 64). Эти слова взяты из воспоминаний Крупской о Ленине, но относились они к 1911 г. и сказаны были под свежим впечатлением трагического события, которое потрясло В. И. Ленина. А в пьесе все это говорится после победы Октября.

Или: Ленин в пьесе, намечая план работы на ближайшие дни, неожиданно обронил фразу: "Вот, говорят, и Мартов тоже (подчеркнуто нами) умирает..." (с. 15). Действительно, В. И. Ленин сказал как-то эти слова жене, близкому человеку, а в пьесе они адресованы работнику секретариата Володичевой. Это далеко не одно и то же.

Словом психологический облик Ленина в пьесе внутренне противоречив. С одной стороны, он, как уже говорилось, жаждет активной деятельности. С другой стороны, Ленин, обладавший удивительной гармонией ума и сердца, выглядит в пьесе слабым, неуравновешенным, постоянно возбужденным человеком. Между тем в обращении ЦК РКП(б) от 22 января 1924 г., которое упоминается в самом начале пьесы (как эпиграф), имеются и такие слова: "Твердой рукой он проводил партию через строй этих опасностей, с несравненным хладнокровием и мужеством идя к своей цели".

Следует заметить, что автору нередко изменяет и чувство такта в подборе тех или иных бытовых деталей, связанных с жизнью Ленина, в передаче его разговорной речи.

Не может не вызвать удивления, например, сцена игры Ленина, Гусева и Красикова в шахматы не только своей надуманностью, но и своим содержанием:

"ЛЕНИН. Так... Шах Коллонтайше!

ГУСЕВ. А мы ЦК в вилочку возьмем...

ЛЕНИН. А мы вот этого рядового товарища по фамилии "пешка" из ваших рядов изымем" и т.д. (с. 55). Сцена эта пересыпана намеками, сделанными почти в шутовском тоне, на серьезные политические дела (профсоюзную дискуссию, Генуэзскую конференцию, борьбу с "рабочей оппозицией" и т.п).

Не лучше и стихотворный адрес, который в пьесе преподносят работники Совнаркома Ленину в связи с его 50-летием:

стр. 20


"Наш дядя Коля трон оставил, // когда не в шутку занемог, // чтобы народ Россией правил, // а Совнарком ему помог... // Так думал молодой политик, // летя в пыли на почтовых, // едва один покинув митинг, // чтобы поспеть на два других... // Судьба Владимира щадила - // с ним в Совнарком ходила мило // решать проблемы бытия // весьма ученая семья. // Дзержинский, пылкий, как испанка. // Зиновьев с давнею мечтой: // погибнуть, пусть? Но - пред толпой... // Чичерин, Красин, Коллонтай // здесь красноречием блистали... // Так воздадим хвалу и дань // мы юбиляру! Как ни сложно, // он доказал, что впрячь возможно // коня и трепетную лань // в одну повозку, что зовем // мы сокращенно - Совнарком!" (с. 7 - 8).

Автор, судя по всему, не имеет ясного представления о людях, которые в пьесе окружают Ленина, помогают ему в работе (работники аппарата Совнаркома - Володичева, Гляссер, Фотиева). В описываемое время каждой из них было за 30 лет, это были вполне зрелые люди, обладающие большой культурой, а автор их описывает примитивными, несколько развязными девчонками. Вот, например, реплика Гляссер: "Машка, несносная девчонка, не молчи! Я его столько не видела!" (с. 2). И это говорит всегда сдержанная, строгая Мария Игнатьевна Гляссер. Или вот речь Володичевой: "Он просил... написать... Я ни в какую... Нет, невозможно, говорю, вы человек абсолютно молодой, подумаешь, как заболели... Он смеется... Машенька, говорит, хватит препираться, а я ни в какую..." (с. 4).

Да и Ленин в пьесе употребляет такую фразеологию: "Две недели меня кормили чиновничьим дерьмом" (с. 45). На вопрос секретаря МК о продовольственном фонде он отвечает: "Что-нибудь полегче спросить можете?" (с. 35). Врачу, который спрашивает, не жалуется ли пациент на головную боль, Ленин развязным тоном заявляет: "Я? Кто меня оклеветал? К барьеру!" (с. 63). Иной раз он дает весьма странные, мягко говоря, советы. Так, в ответ на слова представительницы "рабочей оппозиции" о том, что если им не будет поддержки на съезде, то они обратятся к конгрессу Коминтерна, Ленин говорит: "Если такие вещи и делать, то уж во всяком случае не спрашивать!" (с. 29).

Обращает на себя внимание и тот факт, что в пьесе концентрируется внимание на афоризмах и софистических изворотах мысли оппортунистов, широко приводится их брань по адресу Коммунистической партии и Советской власти. Это не помогает, а мешает воспитанию людей в коммунистическом духе. Не помогает и правильному восприятию нашей социалистической действительности, героической истории нашей партии, нашего народа.

Вывод. Анализ пьесы М. Шатрова "Вот она, судьба моя!" показывает, что в существующем виде ее не следует ни печатать, ни ставить на сцене МХАТ или какого-либо другого театра.

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС

11 марта 1981 года

РГАНИ, ф. 4, оп. 29, д. 2, л. 26 - 71.

1. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 45, с. 73.

2. См. ЛУНАЧАРСКИЙ А. В. Человек нового мира. М. 1976, с. 34.

3. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 49, с. 340.

4. См. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 290.

5. См. КПСС в резолюциях..., т. 3, с. 213, 402 - 404.

6. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 13.

7. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 45, с. 137.

8. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 172, 283.

9. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 48, с. 296.

10. См. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 147.

11. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 217.

12. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 5.

13. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 43, с. 92.

14. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 43, с. 50.

15. "Взгляды "рабочей оппозиции" и подобных ей элементов не только теоретически неверны, - писал В. И. Ленин, - но и практически служат выражением мелко-

стр. 21


буржуазных и анархических шатаний, практически ослабляют выдержанную руководящую линию коммунистической партии, практически помогают классовым врагам пролетарской революции" (см. ЛЕНИН В. И. Поли. собр. соч., т. 43, с. 96).

16. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 49, с. 329.

17. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 400.

18. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 390 - 391.

19. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 43, с. 302.

20. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 350.

21. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 43, с. 219 - 220.

22. Там же, с. 303.

23. См. Биохроника В. И. Ленина, т. 10, с. 87, 119.

24. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 42, с. 28, 32.

25. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 43, с. 303.

26. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 45, с. 60 - 61.

27. См. В. И. Ленин и А. М. Горький. М. 1969, с. 330.

28. См. МАРКС К. и ЭНГЕЛЬС Ф. Соч., т. 4, с. 447.

29. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 346.

30. См. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 16, с. 40; т. 26, с. 108 и др.

31. См. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч., т. 43, с. 382.

32. КРУПСКАЯ Н. К. Педагогические сочинения, т. 2. М. 1963, с. 246.

11. Письмо О. Н. Ефремова и М. Ф. Шатрова К. У. Черненко

28 марта 1981 года

Члену Политбюро ЦК КПСС секретарю ЦК КПСС

товарищу Черненко К. У.

Глубокоуважаемый Константин Устинович!

Только чрезвычайные обстоятельства заставляют нас обратиться с этим письмом.

Полтора года назад Министерство культуры СССР поручило драматургу М. Шатрову написать новую пьесу о Ленине для Художественного театра, премьеру предполагалось приурочить к открытию XXVI съезда КПСС. Работа над пьесой проходила в тесном и постоянном контакте с руководством Министерства и театра. Пьеса "Вам завещаю..." была горячо встречена коллективом театра, одобрена и утверждена во всех звеньях Министерства культуры, включая его Коллегию.

Четыре месяца шла напряженная работа - артисты, рабочие, студенты Школы-студии - весь коллектив театра был охвачен патриотическим подъемом и энтузиазмом, работал по собственному желанию без выходных, последнее время - в три смены, днем и ночью, у всех была только одна мечта встретить съезд партии серьезной и достойной работой.

Накануне открытия съезда спектакль был готов. Художественный совет и партийный комитет театра высоко оценили работу. По единодушному мнению, вот-вот должен был родиться спектакль, утверждающий тезис о живой преемственности деятельности партии, ЦК во главе с Л. И. Брежневым с идеями, мыслями и практикой Ленина.

Однако совершенно неожиданно для нас Министерство культуры СССР отказалось даже посмотреть на нашу работу, ссылаясь на негативное отношение к пьесе директора ИМЛ академика Егорова А. Г. Репетиции были прекращены, нам было предложено ждать замечания историков.

Это был тяжелый удар для коллектива, но мы решили терпеливо ждать, убежденные, что основа нашей работы не пропадет, что, внеся необходимые поправки, мы сумеем выпустить спектакль к ленинским дням. Такое настроение поддерживало в нас и Министерство культуры.

Вчера Министерство культуры СССР "пересказало" нам замечания Института марксизма-ленинизма (с самим документом нам познакомиться не разрешили!). Многие из этих замечаний справедливы и конструктивны, многие вызваны подходом к художественному тексту - как к научному и совершенно не учитывают специфики такого произведения искусства, как теат-

стр. 22


ральный спектакль, где, кроме слова, есть еще много других компонентов для того, чтобы решать идейно-художественные задачи. Часть замечаний - на наш взгляд - абсолютно несправедливы и отличаются крайней предвзятостью.

Однако все они - повод для серьезного изучения и претворения, даже те, с которыми мы не согласны; и мы готовы внести необходимые коррективы, чтобы не давать малейшего повода к неверному толкованию.

Но мы лишены элементарного права каждого художника - улучшить свое произведение, так как Министерство культуры внезапно, изменив свое прежнее отношение к пьесе, признало все замечания историков обоснованными и приказало нам прекратить всякую работу.

Для того, чтобы яснее был смысл происшедшего, мы хотим, Константин Устинович, сказать Вам, что ВСЕ пьесы и фильмы Шатрова о Ленине (а их пять) в момент своего выхода всегда встречались с непониманием со стороны сотрудников Института марксизма-ленинизма, всегда находились по их требованию под угрозой запрещения, и только благодаря тому, что всегда находились партийные и государственные деятели, сумевшие разглядеть в этих произведениях их подлинную суть, только поэтому не оказались похороненными, а живут и работают такие вещи, как "Шестое июля", "Большевики", "Доверие", "Революционный этюд", "Февраль", эти произведения ставятся и идут в нашей стране и в странах социалистического содружества, отмечены партийной печатью, многими наградами, вниманием зрителей и общественности.

Именно поэтому, зная о всей этой предыстории, сложившейся между драматургом и некоторыми работниками ИМЛ, Министерство культуры СССР и М. Шатров задолго до начала работы над созданием пьесы обратились к тов. Егорову А. Г. с просьбой оказать теоретическую помощь и выделить консультанта, но в этой законной и естественной просьбе нам было категорически отказано, хотя во многих других случаях ИМЛ выделяет своих консультантов и помогает творческим работникам. Уже тогда выявилась негативная реакция тов. Егорова А. Г. на сам факт нашей работы, уже тогда можно было предвидеть будущий отрицательный отзыв.

Все вышесказанное говорит о том, что мы не хотели и не хотим ненужной конфронтации, что мы хотели и хотим работы.

Именно поэтому мы обращаемся к Вам, Константин Устинович, с просьбой -

ПОРУЧИТЬ группе компетентных товарищей помочь нам довести работу до конца: сесть с нами и сотрудниками ИМЛ за один стол, выработать разумную программу уточнения всех вызывающих сомнения моментов пьесы и в конце концов выпустить спектакль.

Право просить Вас об этом нам дает наша абсолютная убежденность в том, что создается спектакль глубокопартийный, что зритель уйдет из театра с Лениным в сердце.

После Октября Художественный театр всегда пользовался доверием со стороны партии и правительства, ему всегда оказывалась помощь и поддержка - начало этой традиции положил Владимир Ильич Ленин.

Мы глубоко уверены, что решение, о котором мы просим, в духе этой традиции, в духе той атмосферы, которая утвердилась в стране после Октябрьского (1964 г.) Пленума ЦК.

С глубоким уважением

О. Ефремов, Главный режиссер МХАТ СССР имени М. Горького, Народный артист СССР

М. Шатров, драматург

РГАНИ, ф. 5, оп. 89, д. 154, л. 34 - 38. К письму приложена (л. 34)

записка с резолюцией: "Общий отдел ЦК, т. Боголюбову К. М.

1. Просьба ознакомить тов. Шауро В. Ф. - для устного ответа

тт. Шатрову и Ефремову по существу их письма.

2. Просьба ознакомить тов. Демичева П. Н. - для организации исполнения.

М. Зимянин. 11.IV.81". Помета: "К N 19723, 18933". Штамп (л. 35):

"ЦК КПСС. 3 апреля 1981 г. 18933. Контроль. Подлежит возврату в ЦК КПСС".

стр. 23


N 12. Записка М. В. Зимянина об обращении О. Н. Ефремова и М. Ф. Шатрова

апреля 1981 года Товарищу К. У. ЧЕРНЕНКО Уважаемый Константин Устинович!

В связи с письмом тт. О. Ефремова и М. Шатрова на Ваше имя от 28 марта 1981 г. полагал бы целесообразным поручить Министерству культуры СССР рассмотреть вопрос о научных консультациях т. М. Шатрову как автору пьесы "Вот она, судьба моя", а затем, если потребуется, и т. О. Ефремову.

Работа над спектаклем М. Шатрова "Вот она, судьба моя" во МХАТ была действительно прекращена, но работа над пьесой т. М. Шатрову не запрещалась и не запрещается.

Он может работать и избрать для себя консультанта из числа компетентных ученых, например, из Института истории СССР. Просьба тт. О. Ефремова и М. Шатрова к ЦК КПСС о выделении им "группы компетентных товарищей" для помощи "в доведении работы до конца" неприемлема.

Хотя авторы жалуются на И МЛ при ЦК КПСС и на т. Егорова лично, пьеса, если она появится в переработанном виде, должна быть вновь представлена на рассмотрение в ИМЛ. Все, что касается памяти и идей В. И. Ленина, столь дорого для партии и народа, что никаких отклонений от выполнения решения ЦК КПСС о произведениях, посвященных В. И. Ленину, допущено быть не может.

С т. Демичевым П. Н. согласовано. Прошу согласия. М. Зимянин

РГАНИ, ф. 5, оп. 89, д. 154, л. 39.

Пометы: "Т. Суслову М. А. доложено. К. Богомолов", "Тов. Черненко К. У. доложено.

7.IV.81. С. Аветисян"; контрольный лист (л. 40): "ЦК КПСС. На N 19723, 18933.

Авторам письма дан ответ тов. Шауро В. Ф. Зав. секретариатом Отдела культуры

ЦК КПСС Н. Шкиль. 31 июля 1981 года".

13. Заявление группы артистов МХАТа в ЦК КПСС

27 сентября 1981 года

МХАТ СССР имени М. Горького в апреле с.г. обращался в ЦК КПСС с просьбой разрешить доработать пьесу М. Шатрова "Вам завещаю...", подготовленную театром к XXVI съезду КПСС и вызвавшую замечания ИМЛ при ЦК КПСС.

Такое разрешение нам было дано.

В настоящее время докладываем: автор и театр провели серьезную неформальную работу над текстом пьесы по замечаниям Института марксизма-ленинизма и Министерства культуры СССР.

После окончания этой работы, которая шла под руководством Министерства культуры СССР, театр, чтобы проверить себя, проконсультировал новый вариант пьесы с группой историков СССР, специалистов в области внешней политики, литературоведов и деятелей искусства, работавших над ленинской темой.

На новый вариант пьесы имеются положительные отзывы академиков Арбатова Г. А., Минца И. И., Кима М. П., члена-корреспондента АН Полякова Ю. А., докторов искусствоведения Караганова А. В., Вишневской И. Л., народных артистов СССР Ульянова М. А., Юткевича СИ., писателей Боровика Г. А., Габриловича Е. И. и др.

Пьесу в новом варианте читал и одобрил кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, Министр культуры СССР Демичев П. Н.

В настоящее время пьеса в соответствии с положением вновь направлена в ИМЛ при ЦК КПСС.

Как и раньше, мы глубоко убеждены в том, что главный пафос этой пьесы и нашего спектакля заключается в утверждении мысли о ПРЕЕМСТВЕННОСТИ ленинской политики, ленинского подхода к сложным яв-

стр. 24


лениям жизни в деятельности ЦК КПСС, его Политбюро и лично Л. И. Брежнева.

Вот почему в коллективе театра родилось горячее желание сыграть наш ленинский спектакль в дни празднования 75-летия Леонида Ильича Брежнева.

Однако Министерство культуры СССР не может разрешить нам продолжения репетиций, так как нет санкции ИМЛ при ЦК КПСС.

Между тем для нас сейчас дорог каждый день.

Учитывая вышесказанное - факт одобрения и принятия пьесы Министерством культуры СССР, положительные рецензии специалистов, Московский Художественный театр СССР им. Горького обращается в ЦК КПСС с просьбой разрешить нам продолжить репетиции спектакля с тем, чтобы подготовить его к середине декабря, а возможные рекомендации и поправки товарищей из Института марксизма-ленинизма осуществлять в процессе работы.

Нам кажется, что в нашей просьбе нет ничего исключительного: именно так, в совместной практической работе всех заинтересованных сторон, рождались все значительные спектакли советского репертуара на сцене МХАТа.

С глубоким и искренним уважением,

Народная артистка СССР Герой Социалистического Труда Лауреат Государственной премии СССР А. Степанова

Народный артист СССР Лауреат Государственных премий СССР М. Прудкин

Народный артист СССР Лауреат Государственной премии СССР М. Болдуман

Народный артист СССР Б. Петкер

Народный артист СССР Лауреат Ленинской премии И. Смоктуновский

Народный артист СССР Лауреат Государственной премии СССР А. Попов

Народная артистка СССР Лауреат Государственной премии СССР А. Георгиевская

Народная артистка СССР Лауреат Государственной премии СССР А. Зуева

РГАНИ, ф. 5, оп. 89, д. 154, л. 42 - 43.

Имеется резолюция:

"Отд. культуры ЦК. Тов. Шауро В. Ф.

Просьба срочно рассмотреть вместе с ИМЛ и Минкультуры СССР.

М. Зимянин.

30.IX.81"; вх. N 35572.

14. Справка Отдела культуры ЦК КПСС

4 ноября 1981 года

ЦК КПСС

На N 35572

Артисты МХАТ СССР имени М. Горького тт. Степанова А. И., Прудкин М. И., Смоктуновский И. М. и другие обращаются в ЦК КПСС с просьбой оказать содействие в начале репетиционной работы театра над спектаклем по пьесе М. Шатрова "Вам завещаю...".

По информации Министерства культуры СССР (т. Барабаш) пьеса М. Шатрова о В. И. Ленине "Вам завещаю...", в соответствии с установленным порядком, находится на рассмотрении в Институте марксизма-ленинизма. Министерство сообщило, что по договоренности с руководством МХАТа вопрос о репетициях спектакля будет решен после завершения работы драматургом над пьесой с учетом замечаний института.

Авторам письма по данному вопросу дан ответ в Отделе культуры ЦК КПСС в личной беседе.

Зав. Отделом культуры ЦК КПСС

В. Шауро

РГАНИ, ф. 5, оп. 89, д. 154, л. 44. Имеется виза Зимянина.

стр. 25


N 15. Повторная рецензия ИМЛ при ЦК КПСС на пьесу "Восемнадцатое октября" с препроводительным письмом директора ИМЛ Егорова заведующему Отделом культуры ЦК КПСС Шауро

3 ноября 1981 года

Секретно: Экз. N 1 Уважаемый Василий Филимонович!

Полностью согласен с Вашей общей оценкой пьесы М. Шатрова "Восемнадцатое октября" (новый вариант пьесы "Вот она, судьба моя!").

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС в соответствии с поручением подготовил развернутый отзыв на эту пьесу, который Вам посылаю. Если будут у Вас какие-либо замечания или предложения - прошу сообщить. Директор Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС А. Егоров

РГАНИ, ф. 5, оп. 89, д. 154, л. 71.

Штамп: "ЦК КПСС. 3 ноября 1981 г. 38908.

Подлежит возврату в Общий отдел ЦК КПСС".

1 ноября 1981 года

Отзыв на пьесу М. Шатрова "Восемнадцатое октября". Новая редакция пьесы "Вот она, судьба моя!" В двух частях, 88 стр.

В отзыве на предыдущий вариант пьесы мы уже отмечали, какое огромное значение для воспитания советских людей в коммунистическом духе имеет Лениниана, созданная советскими художниками. В данном случае лишь заметим, что произведения, связанные с образом Ленина, историей нашей партии, давно вошли в орбиту острой классовой борьбы, которая протекает ныне на международной арене. И, следовательно, оценивать каждое новое произведение о Ленине, о ленинизме, об истории КПСС, Советского государства надо прежде всего с точки зрения того, в какой мере отвечает оно исторической правде, принципам коммунистической идейности.

Именно с таких позиций проанализировали мы новый вариант пьесы М. Шатрова, сопоставили его с предыдущим.

Сравнение этих вариантов - нового и предшествующего - оказалось делом непростым. Это объясняется и тем, что некоторые новые вставки не обозначены им как новые, и тем, что автору присуще довольно свободное обращение с ленинскими текстами: широко цитируя ленинские высказывания, он тут же вводит в них авторские слова, свою лексику. В результате трудно разобраться порой, по какому принципу комбинируются суждения, взятые из различных ленинских произведений, по какому принципу монтируются цитатные и "внецитатные" положения.

Впрочем, одно несомненно: рецензия Института марксизма-ленинизма на предшествующий вариант пьесы не осталась без внимания автора. Им проделана определенная работа по редактированию текста пьесы.

Прежде всего, автор сделал много перестановок и сокращений, чтобы сцены, рисующие страдания, бедствия народных масс в первые годы Советской власти, рассредоточить, не давать их столь концентрированно, как в предшествующем варианте; из пьесы исключены призывы Варвары Михайловны к "освобождению от партийной опеки" (с. 16)', "Рабочего" - к "наступательным мерам", "устроить такую волынку, которую свет не видывал", его рассуждения о политике, смысл которой якобы состоит в "собирании и хорошего, и плохого, и циничного, и честного", рассуждения Бутузова о "некоторых товарищах", которые, получив "посты", "забыли дорожку к рабочему классу", и о том, чтобы набраться "революционной смелости" и "разогнать всю эту переродившуюся сволочь" (с. 17)1 и т.д.

Далее. Автор внес некоторые изменения в сцены, характеризующие оппозиционеров, боровшихся против ленинизма. Например, изъяты из пьесы положительные оценки "Председательствующим" вклада "товарища Троцкого... в деле наведения железного порядка в нашем народном хозяйстве" (с. 24 - 25)1 . Введены в пьесу упоминания о таких соратниках Ленина, как

стр. 26


Киров, Артем, Луначарский, Фрунзе, Куйбышев и др. (с. 58 и 66). Но сделано это, к сожалению, формально. И дело даже не в том, что о Троцком, Бухарине и других оппозиционерах говорится довольно пространно, а имена ленинцев, как правило, лишь упоминаются. Главное в принципах подхода к освещению лиц и событий.

В соответствии с нашими замечаниями на первый вариант, автор разграничивает, говоря о "левых" в связи с Брестским миром, с одной стороны, Бухарина и его сторонников и, с другой, Дзержинского, Фрунзе и Куйбышева (с. 21). Но в чем он видит различие между ними? В том, что у последних взыграло "оскорбленное чувство", а Бухарину, кроме "оскорбленного чувства", была присуща еще "теоретическая путаница". К тому же характерно, что все эти характеристики даются в плане психологическом, а не социально-политическом. Между тем В. И. Ленин не раз подчеркивал, что Бухарин, если говорить о его позиции, в это время выражал интересы "взбесившегося мелкого буржуа". В другом месте пьесы Ленин говорит: ""Левые" абсолютно искренне убеждены, что стоят на точке зрения пролетариата, а объективно они бессознательное орудие буржуазии... Коварная, страшная яма... И какие прекрасные люди попали, вы только подумайте" (с. 22). Да, подумать есть над чем. Кто же это прекрасные люди? Может быть, Бухарин? Все здесь берется за одни скобки, дифференциация, которая введена по нашему совету, снова забыта, во внимание не принимается. Более того, в шуточном стихотворении в заслугу Ленина ставится то, что "...Как ни сложно, // он доказал, что впрячь возможно // коня и трепетную лань // в одну повозку, что зовем // мы сокращенно - Совнарком".

Еще пример. Деталь, но показательная: Ленину в пьесе приписываются слова: "Чем выше старательность - тем ниже налог" (с. 41). Но у Ленина речь идет о другом: о проценте налога. Это существенно меняет смысл. Здесь, вероятно, сказалась небрежность, но объективно проводится буржуазно-либеральная мысль Кондратьева, Бруцкуса и др., которые, ратуя за свободное развитие капитализма в России, говорили то, что в пьесе приписано Ленину.

В пьесе по-прежнему отводится большое место Троцкому. Автор широко применяет такой прием: многое дается через высказывания Ленина по его адресу. При этом, естественно, выпячиваются идеи Троцкого, и прежде всего по таким вопросам, как роль партии, государства и профсоюзов в жизни страны. Они широким потоком текут со сцены в зрительный зал.

Надо признать, что в пьесе есть слова о "небольшевизме Троцкого". Но весь огонь автор сосредоточил на критике милитаристских и бюрократических установок Троцкого. Он выглядит в пьесе как самоуверенный левак, бюрократ, а его меньшевистские позиции (небольшевизм) остались по-прежнему нераскрытыми. Более того. В новом варианте у автора "небольшевизм Троцкого" толкуется как выражение некоего недомогания, пусть и длительного ("хронический небольшевизм", - пишет автор), хотя небольшевизм Троцкого есть проявление его меньшевистской природы. На с. 23 в уста Ленина вкладываются следующие слова (в предшествующем варианте их не было). "На втором съезде, я помню, его (Троцкого) называли "ленинской дубинкой", но переметнулся к меньшевикам одним из первых, а потом и того хуже..." В действительности на II съезде РСДРП никто Троцкого "ленинской дубинкой" не называл. Эта оценка принадлежит Рязанову, у которого было своеобразное понимание роли Троцкого. Что же касается II съезда РСДРП, то Троцкий там выступал против диктатуры пролетариата, находился в одном лагере с оппортунистами и при обсуждении вопроса о характере пролетарской партии допускал возможность создания рабочей партии в России по типу и подобию реформистских партий II Интернационала. После второго съезда он стал, как известно, меньшевиком, вел активную борьбу против большевиков. Ленин называл его "ликвидатором", "жуликом", "фракционером", "иудушкой", "проходимцем", "мерзавцем", "негодяем". В партию большевиков Троцкий был принят вместе с группой межрайонцев в июле 1917 г., а через 10 лет - исключен из партии.

стр. 27


В моменты описываемых в пьесе событий Троцкий выступал и против Брестского мира, и против ленинского понимания роли и места профсоюзов в системе диктатуры пролетариата, и против ленинских принципов социалистической организации труда, и против союза рабочего класса с крестьянством, и против ленинских предложений по вопросам расширения и укрепления ЦК, и по вопросам соотношения интересов строительства социализма в нашей стране и развития мировой революции, то есть по всем коренным вопросам. В пьесе же допускается мысль о том, что поведение Троцкого в период Брестского мира было - пусть и по убеждению Троцкого - "гениальным тактическим ходом" (с. 27). Самое же главное в том, что в пьесе дается своеобразная, весьма рискованная "перекличка" взглядов Троцкого и взглядов Ленина (как он выведен в пьесе); она, эта "перекличка", объективно (полагаем, независимо от намерений автора) ведет, вопреки исторической правде, к сближению их позиций. Об этом мы писали в отзыве и на предшествующий вариант пьесы. Эти замечания остаются в силе и сейчас.

Пьеса теперь называется "Восемнадцатое октября". Имеется в виду 18 октября 1923 г., то есть последний приезд больного Ленина в Кремль. Именно в это время, как известно, Троцкий навязал нашей партии одну из самых опасных дискуссий. Воспользовавшись болезнью Ленина, он под флагом "демократии" поднял в атаку против ленинизма, против ленинских кадров партии битых ранее Лениным оппозиционеров. На эту дискуссию в пьесе нет ни малейшего намека. Зато в уста Ленина обильно вкладываются высказывания против "милитаристских" устремлений в партии, против "бюрократизации" партийных кадров и т.п. Автор подчеркивает, что все эти высказывания направлены против Троцкого. Но ведь именно в октябре 1923 г. Троцкий и его единомышленники сосредоточили огонь на опасности "перерождения партии" как главной опасности. Клевеща на партию, они обвиняли ее и в "милитаризации" (особенно откровенно высказывался на этот счет Рафаил), в "бюрократизации" партийных кадров.

Словом, под видом критики взглядов Троцкого, в пьесе "раздувается" опасность бюрократического перерождения партии. Автор дает понять, что это и есть позиция Ленина. В действительности Ленин давал решительный отпор оппозиционерам и по этим вопросам. К тому же речь Ленина в пьесе пересыпана словами "растленная иерархия", "раб", "холуй", "хам" (например, говорится о рабе, лижущем сапог хозяина) применительно к членам партии. Но эти слова, которые действительно встречаются в работах Ленина, никакого отношения к членам партии, кадрам партии не имеют. Они говорились по другому поводу. Ленин, беспощадно разоблачая эксплуататоров, ренегатов революции, всегда требовал, чтобы полемика внутри партии велась в достойной форме, он критиковал Троцкого и за то, что тот допускает непозволительную резкость - например, в отношении профсоюзных работников. И очень странно, что в уста Ленина в пьесе вкладываются хлесткие выражения, которые напоминают, по сути дела, высказывания, фразеологию Троцкого в адрес партийного аппарата, кадров партии в период дискуссий 1923, 1924, 1926 - 1927 гг. и особенно в его печатных работах последующих лет. Это тем более недопустимо, что эти высказывания идут вместе с раскавыченными подлинными текстами Ленина и создают впечатление достоверности и документальности там, где ее нет.

Рискованная "перекличка" взглядов Ленина и Троцкого, о которой здесь идет речь, приводит, как покажем дальше, к явному смещению акцентов в истории идейно-политической борьбы, которую вел Ленин, отнюдь не помогает, а мешает правильному пониманию истории нашей партии, в том числе и пониманию существа принципиальных разногласий между Лениным и Троцким, непримиримости ленинизма и троцкизма.

Вообще, о противниках Ленина автор считает необходимым обязательно сказать что-нибудь хорошее - подчеркивает теплоту, с которой Ленин отзывался о личных качествах Мартова (с. 78), приводит высказывания из буржуазной прессы о том, что в России только два коммуниста - Ленин и

стр. 28


Коллонтай (с. 77), и т.п. Что же касается ленинцев, то они только упоминаются или критикуются. Исключение составляет, пожалуй, только Свердлов.

В произведении М. Шатрова и в этом варианте по-прежнему много двусмысленностей, что в пьесе политической, по сути своей и по жанру, неправомерно. Так, на с. 11 Ленину вне органической связи с контекстом приписывается высказывание о Лассале, "который говорил, что родись он принцем или князем, он был бы и душой и телом аристократом, и рука его, безусловно, потянулась бы к королевской короне, но так как он сын простого бюргера, то придется ему быть демократом". Какое отношение эти слова имеют к письму, которое Ленин продиктовал съезду? Или: в новой редакции пьесы сохранена сцена, в которой Харитон вместе с Лениным поют романс Чайковского на слова великого князя К. К. Романова "Растворил я окно..." И вдруг, тут же, в мгновение ока - толпа восставших с криками "Долой комиссародержавие!", "Мир хатам, война - комиссариатам!", "Да здравствует крестьянская революция!" (с. 32). Спрашивается: каков социально-политический, идейно-художественный смысл этого контекста?

Из пьесы сейчас исключены многие одиозные высказывания, связанные с профсоюзной дискуссией, исключены или смягчены реплики персонажей, которые не могли бы не вызвать протест зрителей. Но, к сожалению, нередко форма выражения изменилась, а суть осталась. Например, в прежнем варианте солдат, говоря Ленину о том, что большевики ничего народу не дали, заявляет относительно "Декрета о земле": "Куда он мне, ваш декрет, на фронте нужен. По нужде сходить и то не хватит" (с. 67). Теперь в пьесе последние слова пропущены. Солдат говорит: "...Куда он мне, ваш декрет, на фронте нужен?.. Это право не на землю, а на три могильных аршина" (с. 19).

В новом варианте сокращены некоторые сцены, на которые мы обращали внимание; устранены явные бестактности. Внесены в пьесу уточнения и добавления, которые снимают явные исторические несообразности. Среди новых есть и такие внесенные по нашему предложению ситуации, которые имеют существенное значение (к примеру, в финале пьесы - X съезд партии и его резолюция о единстве). Они помогают прояснению сущности исторических событий, политики Коммунистической партии и Советского государства, исторической обстановки.

Тем не менее нельзя не признать, что концепция пьесы и после авторского редактирования по-прежнему страдает серьезными идеологическими изъянами и отклонениями от исторической правды, без которой не может быть и правды художественной; особенно в таком остро политическом произведении, которое автор назвал "публицистической драмой" (кстати, некоторые вставки и изменения, внесенные в текст автором, еще отчетливее свидетельствуют об этом).

О чем же идет речь?

1. Автор, как и в первом варианте, не показывает созидательное творчество масс под руководством партии, говоря словами Ленина, "положительного строительства" новой, социалистической жизни. А ведь именно на этом партия сосредоточивала свои усилия, считая их важнейшими, главными. Автор же фактически уходит от этого: в центре его внимания, как и в прежнем варианте, - кризисные ситуации в истории страны.

Не спорим, и их, этих моментов, в искусстве избегать не следует. И в отзыве на предшествующий вариант и сейчас мы считаем, что они заслуживают пристального внимания и анализа. Нашему народу, нашей партии пришлось выдержать суровые испытания. Но, во-первых, из всех этих испытаний они выходили еще более закаленными, окрепшими, проявляя величие духа и несгибаемую волю к победе, умение, как писал Ленин, беззаветно бороться и наступать, отступать в революционном порядке и побеждать, проявляя величайшую стойкость и героизм. Это поучительно и ныне. Это поучительно всегда. И замалчивать этот пафос революционного оптимизма, героический пафос созидания новых, социалистических форм общественной жизни, раскрывая и начальный период социалистического строительства в нашей стране, сопряженный с глубокой, коренной ломкой старых устоев,

стр. 29


нельзя. И, во-вторых, столь же неправомерно превращать исторический процесс развития нашей страны после победы Великого Октября в сплошную цепь кризисных явлений. Это - односторонность, которая искажает реальную диалектику жизни, затушевывает ведущую тенденцию социального развития после завоевания власти трудящимися.

Такой подход к изображению истории автор, правда, мотивирует в пьесе тем, что изображает Ленина в особых условиях: он болен и, может быть, в последний раз находится в своем кабинете. При этом, конечно, возможны всякие ассоциации. Но писатель - напомним это снова - не должен быть во власти случайностей. Сквозь их толщу он призван правдиво раскрыть историческую суть и закономерную связь явлений. Автор же пишет, что "цепная реакция воспоминаний с ее мгновенными перебросками из одного времени в другое, сдвигами и смещениями, подчиняется законам художественной логики и не претендует на полноту и всеохватность" (с. 5). Нет, здесь, как и в любом художественном произведении, художественная логика должна подчиняться исторической логике, диалектике реальной жизни, а не наоборот. В этом суть, а ее автор игнорирует. Сдвиги и смещения в пьесе касаются не просто формы, структуры, композиции (это право автора), а фактов и тенденций живой жизни, социально-политических и идеологических акцентов, в том числе и при описании "кризисных ситуаций".

М. Шатров во многом, судя по авторскому вступлению к пьесе, уповает на режиссера, оставляя ему "широкий простор доя поиска выразительных средств" (с. 5). И, конечно, талантливый режиссер, талантливые артисты могут сделать многое. Но и они не в состоянии изменить авторский принцип, положенный в основу отношений действующих лиц, восстановить с помощью выразительных средств историческую правду там, где ее нет.

Надо прямо сказать: автору так и не удалось (и после редактирования) показать достоверно, объективно верно соотношение и борьбу основных тенденций, социально-классовых сил, соотношение и борьбу старого и нового, жизнеутверждающего, коренного и преходящего. Оптимистический пафос дает о себе знать на с. 6, где звучат "звонкие, радостные голоса", сообщающие о военных победах Страны Советов. Да в упоминании - это дополнение, введенное в новый вариант, - немецкого генерала о том, "что его войска под Псковом и на Украине... встретили яростное сопротивление", что "рабочие отряды, спешно созданные Лениным, дерутся смело" (с. 24). И хотя ряд сцен, рисующих мрачную картину жизни народа, теперь отсутствует, все равно и в данном варианте все вокруг по-прежнему "черным-черно". На сцене безликие крестьяне, солдаты, рабочие то и дело жалуются на свою тяжелую судьбу, провозглашают несогласие с политикой партии: "Все сравнялись. Всем плохо!". Так, крестьяне ("мужики") встретившись с Лениным, говорят ему, что "крестьянин сейчас доверие потерял", что "народ шибко возмущен" (с. 39), и предупреждают: "Не дай господь сейчас какая война обрушится, обозлился мужик - поимейте это в виду" (там же). Солдат-фронтовик прямо заявляет о недоверии к большевикам: "А что, что большевики дали? Пообещали только, а кто не обещал?" (с. 19).

Справедливости ради следует заметить, что в новом варианте, в соответствии с нашими замечаниями, Ленин говорит, что политика военного коммунизма была вынужденной и оправданной (с. 37), хотя не расшифровывается, почему. Но в зрительный зал по-прежнему идут такие реплики, которые не подкрепляют эту позицию, а наоборот, подтачивают ее:

БУТУЗОВ... "Сердце разрывается, когда посмотришь на то, что творится в деревне. Неурожай, бескормица, падеж скота, засуха и пожары, площадь посевов все время сокращается. И так и далее" (с. 33).

...Разъезжает по уезду уполномоченный, кричит так: "Я не остановлюсь ни перед чем, лишь бы дать сто процентов разверстки. Если вы этого не сделаете, я себе пущу пулю в лоб, но прежде вас тысячу уложу" (там же).

стр. 30


БЕДНЯК. "Мало того, что возьмут у тебя хлеб и не поверят в той или иной части, но еще и изгиляются над тобой - вот что для человека нестерпимо и хуже всего" (с. 34).

Мы уже отмечали, говоря о первом варианте пьесы, что те или иные явления, подобные тем, которые приводит автор, имели место в жизни. Партия вела настойчивую борьбу с ними, решительно осуждая произвол со стороны отдельных рядовых работников. Но разве они, эти факты, характеризуют сущность становления, укрепления и развития Советской власти? Где боевой и трудовой пафос коммунистов, революционный энтузиазм рабочих и крестьян?

Кстати, о рабочем классе. В пьесе упоминается, что волнения захватили не только крестьянство, но и рабочий класс. Секретарь МК заявляет: "За 24 дня работа прекращалась на 66 заводах" (с. 37). Ленин в пьесе говорит: "Оголел Петроград. Самое дорогое, что у нас там было - цвет питерского пролетариата - почти все сгорело в огне гражданской войны. Остались единицы" (с. 79). И далее: "Сколько мы глупостей сами наделали? А бюрократизм? А голод и холод? А разруха? А демобилизованные из армии, профессия которых убивать, а ни этой, ни другой работы мы им предложить не можем. Думаете, не почва для оппозиционных настроений?" (там же). Теперь в пьесе нет прямых заявлений, что партия, Ленин оторвались от рабочего класса, но по-прежнему остаются рассуждения и эпизоды, демонстрирующие эту мысль косвенно.

2. В. И. Ленин, который неопровержимо доказал возможность и необходимость построения социализма в нашей стране, раскрыл перспективы ее развития, в пьесе, будучи тяжело больным, мучительно переживает вопрос о его судьбах. Сейчас, в новом варианте, этот мотив несколько приглушен, но по-прежнему он - в центре внимания. Ленин беспокоится прежде всего за судьбы социализма в России. На с. 15 читаем:

"ВРАЧ... Что вас сейчас беспокоит?

ЛЕНИН (улыбаясь). "Он знал одной лишь думы власть"... (смеется). К сожалению, слова "судьба социализма в России" здесь никак не рифмуются...

ВРАЧ. Я имел в виду... головную боль, допустим.

ЛЕНИН. Сейчас это моя единственная забота".

Пьеса показывает, что обеспокоенность Ленина имеет глубокие основания и корни. Даже о победе Великого Октября устами Ленина здесь сказано так: "История дала нам удивительный (подчеркнуто нами) шанс" (с. 16). Но Ленин ничего подобного никогда не говорил и не мог сказать. Октябрьскую социалистическую революцию он считал явлением закономерным, а не случайным. Он писал, что революционный народ России в силу объективного положения должен был "броситься на такую борьбу, которая хоть какие-либо шансы открывала ему на завоевание для себя не совсем обычных условий для дальнейшего роста цивилизации" (Поли. собр. соч., т. 45, с. 380). Оппортунисты всех мастей пытались запугать Ленина разрухой, но Ленин научно доказал, что победа Великого Октября создала объективные условия для могучего роста цивилизации в нашей стране, что все ее социально-экономические успехи отныне связаны с движением к социализму, в победе которого вождь социалистической революции был уверен непоколебимо. И, следовательно, главное в пьесе, посвященной Ленину, - раскрыть через взаимоотношения действующих лиц, их реплики и т.д. объективные основания этой ленинской уверенности в торжестве социализма в нашей стране. А как ставится эта проблема в пьесе?

Послевоенная разруха представлена в качестве кануна хозяйственной и политической катастрофы. В уста Ленина в пьесе вкладываются слова о том, что "мы на пороге хозяйственной катастрофы - продукция 15 процентов довоенной (о какой продукции идет речь?!) - а от хозяйственной рукой подать до катастрофы политической, когда в Москве и Питере явное недовольство среди рабочих, когда крестьянские восстания становятся общим явлением в России" (с. 37). Расстановка классовых сил, если верить пьесе, такова, что о движении к социализму не может быть и речи.

стр. 31


Устранив из текста анархо-синдикалистские рассуждения представителей "рабочей оппозиции", автор, однако, не показал рабочий класс как силу созидательную, действующую. Наоборот, он акцентирует внимание на том, что "ослаб наш рабочий, совсем ослаб... В России сейчас народу 135 миллионов, рабочих чуть больше миллиона... Если дело так дальше пойдет... диктатуру пролетариата нам не удержать" (с. 36). Да и сам Ленин заявляет, что цвет рабочего класса погиб в гражданскую войну, на смену ему "пришла деревня с Сухаревкой в душе" (с. 79). Союз рабочего класса с крестьянством под руководством рабочего класса, если верить тому, что говорится и показано в пьесе, трещит по всем швам.

Спрашивается, какие же выводы сделает отсюда, из всего сказанного зритель о возможности построения социализма в нашей стране, о шансах на его успех?

Возьмем вопрос о социально-политических основах строительства социализма в нашей стране. Как известно, именно этот вопрос находился в центре классовой борьбы партии, Ленина против троцкизма, против оппортунистов всех мастей. И по этому вопросу позиция автора должна быть четкой и ясной, позицией ленинской.

Попутно отметим также, что остается непонятным, почему автор, говоря о составных элементах, звеньях ленинского плана построения социализма, на первый план, во главу угла выдвигает культурную революцию (с. 55). Во всяком случае одно несомненно: отнюдь не забывая о культурной отсталости страны, которую нам пришлось преодолевать, не следует гипертрофировать этот момент, имея в виду рабочий и крестьянский актив, работников партии и государства.

Встает и такой вопрос: правомерно ли в связи с заветами В. И. Ленина, осуществлением его плана построения социализма в нашей стране ставить в центр пьесы письмо Ленина к съезду? Учитывая контекст пьесы, полагаем, что это может породить неправильные представления о сути, значении и осуществлении ленинских заветов.

Если говорить о деятелях партии, которые не просто упоминаются, а действуют в пьесе, то нельзя не заметить, что они мало пригодны для управления страной. Сотрудник Наркомнаца Орлов откровенно признается в этом (с. 55 - 61), другие исповедуют бюрократические идеи (вроде заместителя наркома земледелия, с. 41 - 43) и т.д. Образ Бутузова, который, судя по всему, замышлялся как тип рабочего-коммуниста, в состоянии вызвать только комический эффект. Бутузов, [который,] по его собственным словам, читал и Адама Смита, и Мора, и Золя, и Фурье, и Маркса с Энгельсом, и Ленина, путается в самых элементарных вопросах. Это - яркий образчик псевдообразования. Вот как рассуждает он в пьесе об основных проблемах социалистического строительства. "Теперь и дураку ясно: будет промышленность - будет рабочий класс, будет рабочий класс - будет металл в деревне, чем больше в деревне металла - тем больше в ней социализма. Если мужик тянет лямку в одиночку и на своем клочке - маленький, а капиталист; если объединяется с соседом сам и добровольно - в дверь социализм стучится. Если не только свое имя писать научится, а Белинского и Гоголя с базара понесет - металл в деревне никогда в кучу ржавого железа не слипнется. Одно из другого вытекает, в третье переходит. Все вместе по-научному называется так: круговорот марксизма в России!" (с. 51). Столь же карикатурно, с явным расчетом вызвать смех в зале, показан и беспартийный крестьянин - делегат VIII съезда Советов ("7-й мужик" в пьесе). Вот некоторые его высказывания. "А я, господа-товарищи мои любезные, с Московской губернии. Пережил я трех царей, и Александра-Освободителя, и Александра-Миротворца, и Николая-Виноторговца". Странно, кстати, в устах крестьянина слышать лестные, дворянские по своему происхождению, эпитеты в адрес первых двух царей, тем более перекрашивание Николая Кровавого в виноторговца. Или: "Построим мы честно, чисто, скромно, только не забывайте Карла Маркса. Дело это не простое: вот у человека - две руки, и он обязан одной работать

стр. 32


для государства, а другой - для себя. И тогда пойдет все по-научному. Крестьянство в России - это основа... Погибнет крестьянин - все на Руси погибнет. Так Карл Маркс говорил и меньшой брат его по фамилии Энгельс" (с. 40). Предпоследняя фраза - отметим мимоходом - явно надуманная с точки зрения исторической правды.

Не спорим, подобного рода высказывания при остроте и политической напряженности содержания пьесы могут, конечно, служить "разрядкой". Но надо ли при этом приносить в жертву политический смысл? Ведь вместо воспевания трудящихся, совершивших социалистическую революцию и созидающих новую жизнь, в этом случае получается их высокомерное высмеивание. А воспринимается все это в контексте общей проблемы о путях и возможностях построения социализма в нашей стране, о перспективах ее развития.

3. Реальная проблема о возможностях построения социализма в нашей стране (социализм или капитализм), в пьесе, по сути дела, подменяется другой, надуманной проблемой: какой социализм надо строить. В пьесе подробно излагается вопрос о социализме подлинном и мнимом, хотя научный социализм везде и всюду один: в зависимости от исторически конкретных и национальных условий своеобразны лишь формы выражения общих законов социалистического строительства. При этом автор поступает так: марксистско-ленинские положения, относящиеся к социализму и даже высшей фазе коммунистической формации, он переносит на переходный период от капитализма к социализму, на начальный период строительства социализма, о котором идет речь в пьесе. И это создает неоправданные смещения в постановке проблемы и в ее развитии в ходе драматургического действия.

Характерно, что и в завязке пьесы (с. 13) и в конце упоминается положение из "Манифеста Коммунистической партии" о свободном развитии каждого как условии свободного развития всех. Относится оно к коммунизму. В конце пьесы это положение приводится в процессе спора о том, что "мы строим - военно-административное государство, казарму под вывеской "социализм" или общество, в котором свободное развитие каждого является условием свободного развития всех" (с. 84 - 85).

Беспокойство Ленина за судьбу социализма в России в пьесе связывается с угрозой сбиться с правильного пути, применить ошибочные методы строительства нового общества. Так, по ходу пьесы Ленин, сильно волнуясь, говорит: "Большевикам далеко не безразлично, как будет строиться социализм в России... нам далеко не безразлично, скажут ли про нас когда-нибудь "шел в комнату, попал в другую" (с. 53), "куда" и "как" идти партия решила окончательно и бесповоротно. А когда начинаются вот такие коррективы..." (с. 53 - 54).

Отметим здесь же, что эти выражения в произведениях Ленина мы не встречали, за исключением фразы "шел в комнату, попал в другую", которую Ленин относил к Бухарину. К партии в целом оно Лениным никогда не применялось. К тому же Ленин отнюдь не считал, что мы знаем все формы, все детали будущего. Он подчеркивал, что мы знаем главное - направление движения вперед, а конкретные формы подскажет сама жизнь, практика миллионов.

Надо сказать также, что проблема "реального и мнимого" социализма проходит через критику Лениным взглядов Троцкого. Ленин отмечает, что в случае торжества взглядов Троцкого "напрочь забудем, что такое демократия" (с. 53). И далее: Ленин подчеркивает, что "демократия" у Троцкого - "рассматривает народ как бессловесное стадо, от имени которого вещают и вершат судьбы людей" (с. 53). В беседе с журналистами у дипломата возникает проблема: "Сам народ пришел к свободе или его изнасиловали во имя свободы" (с. 69). Но особенно большое внимание антидемократической альтернативе ленинскому плану строительства социализма уделяется на последних страницах рукописи, представляющих своеобразное резюме пьесы. Ленин здесь говорит: Троцкий полагает, будто "для выхода из разрухи нужна твердая, сильная рука, необходим хозяин, способный завинтить гайки? Но

стр. 33


этой стране не нужен хозяин, один уже был!" (с. 83 - 84). Спрашивается: кто имеется здесь в виду? Если цари, то их было немало, во всяком случае не один. И далее: "Хорошенький профсоюз, превращенный в полицейский участок" (с. 84), "Людям абсолютно все равно - искренне ли их хотят превратить в строительный материал или на основе какой-нибудь теории?" (там же). Это все новые, по сравнению с предыдущим вариантом, места, которые еще более усиливают аналогичные суждения, перенесенные в слегка измененном виде из предыдущего текста.

Следует подчеркнуть, что Ленин нигде и никогда не рисовал столь мрачных перспектив развития нашей страны, как это показано в пьесе. Он отнюдь не считал, что милитаристские и бюрократические тенденции, действительно развившиеся за годы войны, приняли такие трагические и огромные масштабы. Непомерное значение в дискуссии о профсоюзах им придавали лишь "рабочая оппозиция", децисты, игнатовцы.

Думаем, что было бы полезнее привести в произведении не то, что говорил Троцкий, а что говорил Ленин о социалистической демократии. Пьеса должна пропагандировать ленинские взгляды. Во всяком случае взглядам Троцкого должен быть достойный противовес.

Если бы автор раскрыл в пьесе ленинскую позицию о социалистической демократии, то в пьесе черты "подлинного социализма" не оценивались бы в духе вневременной, внеклассовой "чистой демократии", которую критиковал Ленин, особенно в труде "Пролетарская революция и ренегат Каутский". Так, на с. 30 Ленин, характеризуя социалистическую демократию, уповает на "чистоту и благородство социализма". Но кому не известно, что в эти понятия разные классы вкладывают разный смысл, и, следовательно, внеклассовые характеристики здесь не годятся. "Пока не уничтожены классы, - писал Ленин, - при всяком рассуждении о свободе и равенстве должен быть поставлен вопрос: свобода для какого класса? и для какого именно употребления? равенство какого класса с каким? и в каком именно отношении? Обход этих вопросов, прямой или косвенный, сознательный или бессознательный, является неизбежно защитой интересов буржуазии, интересов капитала, интересов эксплуататоров" (Полн. собр. соч., т. 41, с. 425).

Наконец, нельзя не учитывать и того, что в переходный период от капитализма к социализму, в условиях диктатуры пролетариата требование неограниченной свободы есть, по мысли Ленина, предательство социализма, интересов трудящихся. В нашей стране на пути к социализму, особенно в начале переходного периода, были неизбежны такие меры, как разгон учредилки, судебные процессы над правыми эсерами, неравенство избирательных прав рабочих и крестьян, лишение этих прав эксплуататоров и т.д. В пьесе не учитывается, что безусловное отрицание всякого принуждения, всякой милитаризации с позиций некой "чистой демократии" ничего общего с ленинизмом не имеет. Об этом свидетельствует, в частности, ленинская критика Троцкого, "рабочей оппозиции", Бухарина в профсоюзной дискуссии. Выступая против троцкистских лозунгов "завинчивания гаек", "огосударствления" и "перетряхивания" профсоюзов, Ленин вместе с тем подчеркивал, что было бы сумасшествием отказываться в условиях переходного периода от принуждения (хотя под него надо подводить базу убеждения), от всякой милитаризации, всякого назначенства, что борьба с бюрократизмом, которым анархо-синдикалисты пытались оправдать свою позицию, потребует десятилетий, [а] крайности бюрократизма надо исправлять сейчас (Полн. собр. соч., т. 42, с. 248).

Приходится отметить, что автор оставил без внимания замечание, сформулированное в первом нашем отзыве, о необходимости учитывать развитие ленинского учения о государстве в послеоктябрьский период на основе нового исторического опыта, ленинские идеи "об укреплении социалистического государства, развитые уже в первые годы Советской власти". Это приводит к серьезным несообразностям в пьесе.

Недостаточно учел автор и наши критические замечания о том, что в пьесе нарисована весьма идиллическая картина сотрудничества СССР и ка-

стр. 34


питалистических государств; две тенденции в развитии международных отношений, на которые указывал Ленин, опасность со стороны агрессивно настроенных кругов монополистического капитала в пьесе не принимаются в расчет должным образом. Вероятно, потому, что надуманная проблема - какой социализм строить: "действительный" или "мнимый" - помешала автору с классовых позиций подойти к вопросу о двух системах.

4. Определяющей в пьесе автор считает тему "Ленин и партия, Ленин и народ". Об этом имеется специальное указание на с. 5. Однако, неоднократно обращаясь в произведении к характеристике состояния нашей партии в переходный период, автор каждый раз находит только негативные оценки. В связи с Брестским миром "Четвертый" говорит: "Я согласен с вами. Если бы партия была достаточно сильна, чтобы вынести развал и отставку Ленина, тогда можно было бы принять решение. Теперь же нет" (с. 29). И далее заявляет: "Мы на грани раскола".

В пьесе по-прежнему утверждается, будто переход к нэпу встретил значительную оппозицию со стороны партийных работников, масс. На самом же деле поворот к новой экономической политике при всей сложности его осознания различными слоями, даже коммунистами, в тех условиях был решен, говорил Ленин на XI съезде партии, "с чрезвычайнейшим единодушием" (см. Поли. собр. соч., т. 45, с. 73). В пьесе же, как и в предыдущем варианте, Ленин, еще обдумывая переход к нэпу, замечает, что в Москве 90 из каждых 100 ответственных работников считают, что все дело в том, чтобы "доканать, обезвредить, ударить по рукам" (с. 36).

Впрочем, есть и вставки. Если раньше ("Вот она, судьба моя", с. 42) абстрактный "Голос" с упреком провозглашал: "В резолюции Девятого съезда партии мы обещали народу переход к коммунизму в ближайшем будущем. Обманули?", то в новой редакции эту мысль повторяет "Заместитель наркома", причем в более пространном виде: "...Мы оскверняем чистоту нашей идеи, сами собственными руками возрождаем мелкобуржуазную стихию, объявляем себя банкротами перед собственным народом и перед всем миром. Год назад на девятом съезде мы обещали победу коммунистических отношений в ближайшем будущем - обманули? Даже если не получается, зачем кричать об этом на весь свет? Я уже не говорю о том, что весь этот маневр противоречит марксизму - теория здесь даже не ночевала!" (с. 43). А несколькими страницами раньше "2-й мужик" заявляет: "Надоели красивые слова комиссаров. Ваши люди только носят портфели, а ничего не делают. Не можете их заставить делать, дайте нам разрешение - мы сами все сделаем" (с. 38).

Всем своим содержанием пьеса подводит к мысли о том, что в партии преобладают левацко-бюрократические настроения и Ленин им противостоит один. Отсюда и боязнь Ленина за судьбу социализма в России. Это, говоря иначе, боязнь перспективы бюрократического перерождения партии. Именно в таком духе, например, толкуется в пьесе ленинское опасение о том, как бы партия не попала в положение зазнавшегося человека (с. 8). Не случайно в уста Ленину в пьесе вкладываются слова о том, что в этом случае партия подменит класс, вождь подменит партию, "вернее - партия вообще ему не нужна, она будет связывать руки... вместо партии ему потребуется растленная иерархия, по ступеням которой он будет спускать с Олимпа свои приказы". А люди будут хором кричать ему здравицы. "И тогда, конечно, потребуется этот табель о наказаниях, в десятки и сотни раз ужесточенный" (очевидно, по сравнению с тем, что предлагал Троцкий, о котором идет речь в этом месте, с. 85).

На с. 40 - 41 Ленин, обращаясь к крестьянину, говорит: "Не делайся, отец, не делайся коммунистом. У нас этих деланных коммунистов и так хватает".

В пьесе многократно варьируется мысль, приводящая к выводу, что главную опасность, которая угрожает социалистическому государству, надо искать якобы в самой партии, в ее руководстве, а не в происках классового врага - внутренней и международной буржуазии, как учил В. И. Ленин. Сло-

стр. 35


ва, вложенные в уста Ленина, - о том, что "мнимое единство страшнее раскола" (с. 86), в контексте пьесы звучат двусмысленно.

Правда, автор, как уже говорилось, ввел сейчас по нашему предложению в пьесу X съезд и его резолюцию "О единстве партии". Но скачок от предыдущего изложения к резолюции "О единстве партии", принятой X съездом, повисает, что называется, в воздухе, а не вытекает прямо, строго из всего предыдущего драматургического действия.

5. Цементирующая пьесу идея о соотношении стихийности и сознательности дается автором весьма своеобразно: получается так, что все определяет стихийное движение масс, а партия, Ленин пассивно следуют за ним, этим стихийным движением. В этом смысле весьма показательна трактовка нэпа в произведении, хотя по нашему предложению в новый вариант и внесены отдельные существенные уточнения. Остается, как и в предыдущем варианте, сама мысль о том, что ввести новую экономическую политику партию, Ленина заставило всеобщее недовольство крестьян, их массовые вооруженные выступления. Недаром Бутузов предупреждает Ленина: "Настроение у мужика совсем поганое, кинь спичку и пойдет пожар, как в Тамбове" (с. 33), а середняк, беседуя с Лениным, подтверждает: "...Нельзя же нас так обижать... Потому и подались к Антонову" (с. 34). Эта авторская установка подкрепляется и сценой встречи с крестьянами, выпущенными из тюрьмы. Ее автор упорно оставляет. Она действительно имела место, но состоялась, как известно, 14 февраля 1921 г., то есть после того, как основные положения о переходе от продразверстки к продналогу уже были сформулированы Лениным, после того, как у Ленина уже были встречи с крестьянами-ходоками из разных районов страны, беседы с крестьянами-делегатами VIII Всероссийского съезда Советов.

Нельзя пройти и мимо того, что в пьесе, как и в предыдущем варианте, создается неправильное представление о нэпе как лишь политике отступления перед капитализмом. На с. 41 автор в соответствии с нашим замечанием добавил, что новую экономическую политику (так говорит в пьесе Ленин) мы намечали еще весной 18-го года, но тут же нэп трактуется как отступление. Ленин говорит: "Нет, нет, я не хочу сказать, что у нас уже был заранее готовый план отступления... Этого не было... Была общая идея, а конкретизировали мы ее сейчас" (там же). На с. 44 Ленин, характеризуя нэп, заявляет: "...Кто сказал, что мы обязаны быть идиотами? Заметили. Сказали народу правду - только соглашение с крестьянством может спасти революцию в России. Необходимо отступить". В пьесе, таким образом, подобраны лишь те высказывания Ленина, где говорится об отступлении в связи с переходом к нэпу, и полностью замалчиваются мысли Ленина о подготовке социалистического наступления на рельсах нэпа.

С другой стороны, в произведении имеет место некая идеализация нэпа, обходятся молчанием негативные стороны нэпа и ленинское предвидение последнего и решительного боя "с русским капитализмом, с тем, который растет из мелкого крестьянского хозяйства", по принципу "кто - кого" (Поли. собр. соч., т. 45, с. 83). В пьесе, словом, не подчеркивается главное: то, что экономически и политически нэп, как указывал Ленин, вполне обеспечивал нам возможность постройки фундамента социалистической экономики (Полн. собр. соч., т. 45, с. 60 - 61). Именно: фундамента социалистической экономики в условиях диктатуры рабочего класса. Кстати, в пьесе демократическая, созидательная сущность диктатуры пролетариата обходится молчанием. Зато Ленин по-прежнему, как и в предшествующем варианте, много, очень много размышляет и рассуждает на тему о вреде насилия над народом (?!) и также всерьез обсуждает вопрос: "Изнасилуем сейчас - как аукнется потом" (с. 85).

6. В пьесе сплошь и рядом речь идет о том, что у народных масс нет доверия к Ленину, к партии. Хотя в пьесе сейчас и внесены некоторые поправки (например, на с. 54, сказано "Останется РКП, останутся надежные товарищи"), все равно образ Ленина в острых ситуациях нашей истории показан главным образом на фоне сторонников "рабочей оппозиции", враж-

стр. 36


дебных "мужиков, солдат" и т.д., в отрыве от ЦК, правительства, их руководящего коллектива, душой которых был Ленин.

По-прежнему очень узок круг партийных работников-ленинцев. Изменения в новом варианте в этом плане незначительны. Гусев теперь именуется подпольной кличкой Харитон, введен телефонный разговор с М. Ф. Андреевой (с. 65 - 66), внесены в текст, как уже отмечалось выше, упоминания о некоторых деятелях партии и государства. Но характерно, что в связи с Брестским миром или профсоюзной дискуссией автор не только не ввел в действие, но даже и не упомянул сторонников Ленина. Между тем "платформу десяти" в профсоюзной дискуссии наряду с Лениным подписали М. И. Калинин, Г. И. Петровский, Я. Э. Рудзутак, Артем (Ф. А. Сергеев) и другие.

Словом, идея об одиночестве Ленина, причем не только психологическом, а и политическом, присутствует и в данном варианте. В этом смысле весьма показательна сцена прощания Ленина со Свердловым. Она заканчивается монологом: "Нам очень нужны вожди". И вдруг слова из Гете: "Вперед! Вперед через могилы!" (с. 65). Эта сцена находится сейчас в середине пьесы и подается сразу же после диктовки "Письма к съезду", которое писалось 4 января 1923 г., а Свердлов умер, как известно, в марте 1919 г. (с. 62 - 63).

Сохранил автор в прежнем виде и сцену заседания ЦК, на котором обсуждался вопрос о Брестском мире. В этой сцене дается весьма своеобразная оценка ленинской позиции. Ленин говорит о Бухарине: "Он обвиняет нас в том, что социальная база нашей позиции - это крестьянство, деклассированная солдатская масса, мешочники, мужики" (с. 21). И в ходе пьесы оказывается, что рабочий класс - за революционную войну (Урал, Купянский уездный совет) (с. 18, 20), а против - солдаты, крестьяне. Выходит, прав Бухарин в оценке социальной базы ленинской позиции? Кстати, и сам Ленин в пьесе говорит, что Бухарин отражает настроения партийных организаций Питера, Москвы, Украины, Урала, Поволжья, Сибири (с. 20).

Правда, неведомый "соратник" уточняет: "Бухарин сегодня отражает настроения части рабочего класса плюс национально-патриотические настроения мелкой буржуазии, интеллигенции и городского мещанства" (там же). Ленин добавляет: "Сиюминутные, а не коренные интересы рабочего класса" (с. 20 - 21).

Нет, Бухарин выражал, говоря словами Ленина, интересы взбесившегося мелкого буржуа, а интересы рабочего класса, всех трудящихся выражал Ленин. В пьесе же вольно или невольно получается так, что будто бы существовала в партии, в народе массовая оппозиция ленинской линии. Отсюда и политическое одиночество Ленина, которое усугубляется тем, что в последний период жизни Ленина комиссия ЦК якобы проявляла не столько заботу о здоровье Ленина, сколько о его политической изоляции.

В новом варианте эти мотивы приглушены. Но отголоски их дают о себе знать. Например, на с. 15 именно в таком духе воспринимается реплика Ленина, взятая из "Дневника дежурных секретарей": "Меня одно интересует: кто кому дает указание - врачи Центральному Комитету или Центральный Комитет - врачам?" Об этом же свидетельствует и разговор Ленина с Фотиевой на с. 31. В беседах с врачами, Володичевой и т.д. также подчеркивается ленинская озабоченность растущей изоляцией.

Автор рисует Ленина на крутых поворотах истории, в сложных обстоятельствах жизни, но ленинские качества политического борца, революционера, гениального мыслителя раскрываются очень слабо. Отстаивая свою позицию в связи с Брестским миром, Ленин, по сути дела, не отвечает на суровые обвинения в том, что "безнравственно бросать украинцев, белорусов в беде (с. 26), что нельзя "голосовать за виселицы для моих товарищей" (с. 29) и т.д.

Приведем некоторые примеры ленинской аргументации в пьесе.

ЛЕНИН. "...Мне кажется, что побуждать к труду при социализме должно не принуждение, не палка, а желание быть впереди, подкрепленное соответствующим материальным и моральным вознаграждением.

стр. 37


БУТУЗОВ. А как это устроить?

ЛЕНИН. Не знаю. Но задача ясная: нам нужно, чтобы соревнований его не зверских, а человеческих формах работало значительно лучше, чем конкуренция. Как этого добиться? А давайте спросим рабочих, пусть они тоже поломают голову над этой проблемой... Мы спросим таких, как вы с Яном Карловичем" (с. 52 - 53). А кто такой Ян Карлович? Тот, который считает, что без мировой революции социализма не построить, возрождение России можно вести только на основе военизированного труда и т.д. (с. 49).

Еще пример.

"ЛЕНИН. Ах, какой это бесконечно сложный вопрос, тут во многом, конечно, решающее слово за культурой человека..." (с. 60). И далее упоминаются известные ленинские суждении об отношении К. Маркса к национальному вопросу. Разве можно решение политических, экономических, социально-политических аспектов национального вопроса сводить... к культуре человека? Между тем и на с. 61 классовое содержание национального вопроса во внимание не принимается: "ЛЕНИН: ...Шовинизм, национализм - это ведь, в сущности, нищета духа, нищета культурная, какими бы побрякушками слов она ни прикрывалась".

Не будем, однако, приводить подобных примеров дальше. Не станем говорить и о том, что характеры людей и в этом варианте по ходу действия не раскрываются. Когда на сцене, скажем, появляется "комиссар", "большевик", "рабочий" и т.д., то по-прежнему трудно определить даже их политическое лицо, зачастую нет необходимой точности смысловых и идейных акцентов в спорах политического характера. Революционно-преобразующая деятельность большевиков в произведении мыслится как выполнение заветов революционных демократов (с. 89), не учитывается качественно новый характер социалистического демократизма. Самое же главное, автору и в этом варианте никак не удается понять и правильно раскрыть в художественно-образной форме суть исторического процесса и, соответственно, - разумеется художественными средствами - диалектическое единство различных сторон того или другого жизненного противоречия. Например, таких, как укрепление социалистического государства и развитие социалистической демократии, демократическое начало и централизм (демократический централизм) в управлении хозяйством, в жизни партии. ("Замкните цепь демократического централизма, и вы получите социальное электричество", - говорится в пьесе устами Ленина, с. 81) и т.п. Это и приводит его нередко к односторонним выводам и суждениям относительно важных исторических событий, партийного руководства обществом, сущности социализма и т.д. Те реальные и действительно сложные проблемы социалистического строительства, над которыми билась мысль Ленина в последние годы его жизни, требуют в пьесе глубокого раскрытия средствами искусства, а не формальных отписок вроде простого упоминания о "трех мостиках".

Речь идет, следовательно, не просто об отдельных неправильных или неудачных выражениях в произведении, не только о не всегда удачном комбинировании ленинских текстов, не только о необходимости правильной оценки тех или иных исторических явлений, лиц и событий. Здесь также необходима дальнейшая углубленная работа. Суть дела в самой идейно-художественной концепции пьесы, которая первоначально называлась "Вам завещаю". Она и в этом, новом варианте по-прежнему страдает серьезными изъянами, недостатками идеологического характера.

Вывод: Идейно-художественная концепция пьесы должна быть приведена автором в соответствие с исторической правдой, вне которой нет и не может быть правды художественной. Пока это не будет сделано, публиковать пьесу и ставить ее на сцене, по нашему мнению, не следует.

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС А. Егоров

РГАНИ, ф. 5, оп. 89, д. 154, л. 71 - 102. Штамп: "В Отделе культуры ЦК КПСС ознакомились. Зав. секретариатом отдела [подпись]. 5 марта 1981 года".

1. Эти стр. указаны по предыдущему варианту пьесы.


© biblioteka.by

Permanent link to this publication:

https://biblioteka.by/m/articles/view/ПАРТИЙНАЯ-ЦЕНЗУРА-И-ЛЕНИНИАНА-М-Ф-ШАТРОВА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Беларусь АнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblioteka.by/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

ПАРТИЙНАЯ ЦЕНЗУРА И ЛЕНИНИАНА М. Ф. ШАТРОВА // Minsk: Belarusian Electronic Library (BIBLIOTEKA.BY). Updated: 19.02.2021. URL: https://biblioteka.by/m/articles/view/ПАРТИЙНАЯ-ЦЕНЗУРА-И-ЛЕНИНИАНА-М-Ф-ШАТРОВА (date of access: 12.05.2021).


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Беларусь Анлайн
Минск, Belarus
84 views rating
19.02.2021 (82 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
КАЗУС 1996. ИНДИВИДУАЛЬНОЕ И УНИКАЛЬНОЕ В ИСТОРИИ
2 hours ago · From Беларусь Анлайн
ИОАНН ЕВГЕНИК И ФЛОРЕНТИЙСКАЯ УНИЯ
2 hours ago · From Беларусь Анлайн
КАК ДОБЫВАЛИСЬ ДЕНЬГИ ДЛЯ РЕВОЛЮЦИИ
2 hours ago · From Беларусь Анлайн
ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ ЧЕРКАССКИЙ
Catalog: История 
2 hours ago · From Беларусь Анлайн
ПОПЫТКИ РАЗВЕРТЫВАНИЯ ПАРТИЗАНСКОГО ДВИЖЕНИЯ В ИСПАНИИ (1944 - 1948 гг.)
Yesterday · From Беларусь Анлайн
ВОССТАНИЕ КРЕСТЬЯН В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В 1921 ГОДУ
Catalog: История 
Yesterday · From Беларусь Анлайн
Политический архив XX века. ВОСПОМИНАНИЯ
Yesterday · From Беларусь Анлайн
РЕФОРМА ГОСУДАРСТВЕННОГО СОВЕТА 1906 ГОДА
4 days ago · From Беларусь Анлайн
Встречайте лучшие книги о любви на май 2021 года
7 days ago · From Беларусь Анлайн
СОВЕТСКИЙ СОЮЗ И ЕВРОПЕЙСКИЕ ПРОБЛЕМЫ: 1933 - 1934 ГОДЫ
Catalog: Право 
7 days ago · From Беларусь Анлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIOTEKA.BY is a Belarusian open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПАРТИЙНАЯ ЦЕНЗУРА И ЛЕНИНИАНА М. Ф. ШАТРОВА
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Biblioteka ® All rights reserved.
2006-2021, BIBLIOTEKA.BY is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Belarus


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones